О чудесах и суевериях, о грехах и праздниках

О чудесах и суевериях, о грехах и праздниках

(5 голосов4.0 из 5)

- Что, по-ваше­му, чудо? И вооб­ще — игра­ют ли чуде­са какую-то роль в жиз­ни веру­ю­ще­го человека?

- Я думаю, каж­дый чело­век обре­чен на то, что­бы вос­про­из­во­дить ситу­а­цию сво­е­го соб­ствен­но­го духов­но­го рож­де­ния. У меня полу­чи­лось так, что к Богу, к Церк­ви я при­шел не через чуде­са. Пере­до мной сто­ял фило­соф­ский вопрос: поиск прав­ды, смыс­ла жиз­ни. Я стал веру­ю­щим через уси­лие воли и мыс­ли; меня не потря­са­ли те или иные чуде­са. А пото­му и по сю пору я не скло­нен ста­вить чуде­са во гла­ве духов­ной жизни.

Чудо само по себе дока­зы­ва­ет толь­ко, что мир не сво­дит­ся к бес­смыс­лен­ным актам при­ро­ды, к мате­ри­аль­но­му стро­е­нию, что есть сверх­че­ло­ве­че­ская, свер­хо­бы­ден­ная реаль­ность. Но что это за реаль­ность, како­во имя её, какой у неё замы­сел о нас? Раз­ные рели­ги­оз­ные тра­ди­ции отве­ча­ют на этот вопрос по-сво­е­му. И поэто­му чудо не может дока­зать истин­ность Пра­во­сла­вия или христианства.

Пом­ню, году в 88‑м шел по Арба­ту. Тогда Арбат был откры­той зоной, там бро­ди­ли пер­вые улич­ные про­по­вед­ни­ки, в основ­ном — криш­на­и­ты. У меня завя­за­лась бесе­да с одним из них. И он гово­рит: «Да ваш Хри­стос все­го лишь йог-неудач­ник. Я вот тоже могу по воз­ду­ху летать». При­шлось отве­тить, что я и не сомне­ва­юсь в его спо­соб­но­стях и даже не про­шу их демон­стри­ро­вать, т.к. я не ате­ист, а хри­сти­а­нин. Для меня нет про­бле­мы в том, что есть чуде­са, у меня вопрос — како­го вы духа, каков источ­ник ваших чудес.

Еще пом­ню, раз­го­во­рил­ся с одной девоч­кой-криш­на­ит­кой. Она еще ходи­ла в обыч­ном свет­ском пла­тье, а, зна­чит, недол­го была в сек­те. И вот я ее спра­ши­ваю: «Ска­жи, пожа­луй­ста, за вре­мя тво­е­го обще­ния с эти­ми ребя­та­ми в тебе что-то изме­ни­лось?» — «Да конеч­но, я научи­лась испы­ты­вать транс­цен­ден­таль­ное насла­жде­ние. Маха­ман­тра! Она так мно­го дает!» — «Ска­жи, а что кро­ме это­го изме­ни­лось в тво­ей жиз­ни?» Девуш­ка уди­ви­лась и поин­те­ре­со­ва­лась, а что имен­но мог­ло изме­нить­ся. Я пояс­нил: «Ну, может быть, отно­ше­ние к людям, к дру­зьям, к роди­те­лям. Может, боль­ше ста­ло люб­ви к ним». — «Нет, — гово­рит, — пожа­луй, нет. Все оста­лось прежним».

протодиакон Андрей КураевДля меня это пока­за­тель­но. Ведь глав­ное чудо, кото­рое может про­изой­ти в мире, – пере­ме­на в чело­ве­че­ской душе. Пото­му что потес­нить гору при­вы­чек и гре­хов – чудо боль­шее, чем сдви­нуть с места Мон­блан. Хри­стос не гово­рит «бла­жен­ны тво­ря­щие чуде­са», но «бла­жен­ны милу­ю­щие». В Пра­во­сла­вии глав­ное — это изме­не­ние тво­е­го внут­рен­не­го мира. Впро­чем, не толь­ко в Пра­во­сла­вии, даже в Индии мно­гие гово­ри­ли, что неум­ный чело­век ста­ра­ет­ся изме­нить то, что вне него, а муд­рец ста­ра­ет­ся изме­нить то, что внут­ри него.

Так что истин­ность Пра­во­сла­вия дока­зы­ва­ет­ся не столь­ко чуде­са­ми или про­ро­че­ства­ми, сколь­ко тем, что люди, от кото­рых вро­де бы нель­зя было ожи­дать каких-нибудь пока­ян­ных пере­мен, меняются.

Что­бы не гово­рить о поли­ти­ках, когда-то про­по­ве­до­вав­ших одно, а сей­час гово­ря­щих дру­гое, давай­те вспом­ним людей, кото­рых вряд ли мож­но запо­до­зрить в ути­ли­тар­но­сти мыш­ле­ния, в неискренности.

Ска­жем актри­са Ека­те­ри­на Васи­лье­ва. Чело­век жил в теат­раль­ном мире, мире «тусов­ки», где каж­дый ловит лишь свое отра­же­ние… Все у нее было, и преж­де все­го — доб­рот­ный имидж в тех кру­гах, кото­рые были для неё авто­ри­тет­ны­ми. И вдруг она бро­са­ет вызов сво­ей сре­де (сво­ей, а не офи­ци­аль­ной, что гораз­до слож­нее, т.к. лег­че идти про­тив госу­дар­ствен­ной вла­сти, неже­ли про­тив дво­ро­вых авто­ри­те­тов). Остав­ля­ет театр, ста­но­вит­ся цер­ков­ной ста­ро­сти­хой (сей­час, сла­ва Богу, нео­фит­ский каран­тин кон­чил­ся, и она сно­ва нача­ла сни­мать­ся). Раз­ве не чудо?

Или — роке­ры. С точ­ки зре­ния церк­ви, более отда­лен­ных от нее людей нет. В мас­со­вом цер­ков­ном созна­нии суще­ству­ет мне­ние, что рок – это сата­низм, деби­лизм, раз­врат, нар­ко­ма­ния… И вдруг люди, кото­рые этой музы­кой живут – Юрий Шев­чук или лидер груп­пы «Али­са» Кон­стан­тин Кин­чев — сего­дня пози­ци­о­ни­ру­ют себя как пра­во­слав­ные. Когда даже из это­го мира идут какие-то рели­ги­оз­ные токи, это, на мой взгляд, тоже чудо.

- Может быть, их рели­ги­оз­ность — все­го-навсе­го при­кры­тие рас­тра­чен­но­го таланта?

- Не думаю. Раз­ве исчез талант у Шевчука?

- Воз­ни­ка­ет вопрос, зачем в Еван­ге­лии рас­ска­зы­ва­ет­ся о чуде­сах, кото­рые тво­рил Хри­стос, когда мож­но было бы огра­ни­чить­ся про­по­ве­дью христианства?

- Чуде­са — это сви­де­тель­ство того, что Небо ста­но­вит­ся бли­же. Чуде­са есть знак сопри­сут­ствия, встре­чен­но­сти, неоди­но­че­ства. Путь к встре­че про­ле­га­ет не через чуде­са, но чудо — зна­ме­ние того, что эта встре­ча состо­я­лась. Пыта­ясь понять Цер­ковь, необ­хо­ди­мо сов­ме­стить в созна­нии две вещи, каза­лось бы противоположные.

С одной сто­ро­ны Цер­ковь не при­да­ет боль­шо­го зна­че­ния чуде­сам — нель­зя искать чудес, тре­бо­вать чудес, желать чего-нибудь неожиданного.

С дру­гой сто­ро­ны, каж­дая наша молит­ва — это молит­ва о чуде. Совер­шен­но спра­вед­ли­во писал Иван Тур­ге­нев: каж­дое про­ше­ние, каж­дая молит­ва сво­дит­ся к тому, что, Гос­по­ди, ну сде­лай так, что­бы два­жды два было пять[1].

Но при этом пра­во­слав­ный чело­век ‑начи­ная с «хлеб наш насущ­ный дай нам днесь» и кон­чая молит­вой об исце­ле­нии сво­ей дочень­ки -, он, в кон­це кон­цов, завер­ша­ет свою молит­ву неким смяг­ча­ю­щим обра­ще­ни­ем: «Впро­чем, да будет воля Твоя, Господи».

В этом — суще­ствен­ное раз­ли­чие меж­ду заго­во­ром и молит­вой. Заго­вор пред­по­ла­га­ет, что у кол­ду­на есть власть над духов­ным миром и эту власть он про­яв­ля­ет, навя­зы­ва­ет свою волю духов­ным реа­ли­ям. А моля­щий­ся чело­век зна­ет, что Тот, к Кому он обра­ща­ет­ся, бес­ко­неч­но выше его и поэто­му чело­век про­сит, а не дик­ту­ет Богу свою волю.

Итак, с одной сто­ро­ны Цер­ковь гово­рит «чудес не ищи», а с дру­гой, каж­дая молит­ва это про­ше­ние о чуде. Но есть еще и тре­тья сто­ро­на это­го стран­но­го тре­уголь­ни­ка. Это то, что чудо есте­ствен­но в жиз­ни хри­сти­а­ни­на. Пони­ма­е­те, в цер­ков­ной сре­де даже не при­ня­то рас­ска­зы­вать о чуде­сах. Стран­ны не чуде­са, а их отсут­ствие. Хри­сти­а­нин про­пи­сан в мире чудес и, соот­вет­ствен­но, чуде­са совер­шен­но есте­ствен­но вхо­дят в жизнь христианина.

И потом чудо дале­ко не все­гда глас с небес или купи­на неопа­ли­мая. Чудо может вой­ти в твою жизнь через обыч­но­го чело­ве­ка . Я – книж­ник, и чуде­са в моей жиз­ни по боль­шей части книж­ные. В нуж­ную мину­ту нахо­дит­ся нуж­ная кни­га, рас­кры­ва­ет­ся на нуж­ной странице…

В нояб­ре 2002 года читал я лек­цию в Буха­рест­ском уни­вер­си­те­те. Меж­ду делом, бук­валь­но одним сло­вом, упо­мя­нул масо­нов. В зале нача­лись смеш­ки, ухмыл­ки, шут­ки. Я про себя это запом­нил, но ком­мен­ти­ро­вать никак не стал. А вече­ром того же дня в супер­мар­ке­те наты­ка­юсь на фран­цуз­ский жур­нал Le Point[2] — на облож­ке огром­ны­ми бук­ва­ми тема номе­ра: “Ширак и франк­ма­со­ны”. Внут­ри фото­гра­фии: пять мини­стров-масо­нов в пра­ви­тель­стве Шира­ка, масон­ские лиде­ры на при­е­ме в Ели­сей­ском двор­це (19 нояб­ря 2001 года)… На сле­ду­ю­щий день пока­зы­ваю этот жур­нал сту­ден­там: “Ну, кто вче­ра ухмы­лял­ся? Про­сто не надо в край­но­сти впа­дать. Не надо счи­тать, что Гос­подь Бог ушел в отпуск, пере­дав власть над миром масо­нам. Но и не надо счи­тать, что сло­во “масон” упо­треб­ля­ют толь­ко неум­ные люди, а на самом деле их не было и нет».

А пер­вое такое чудо со мной про­изо­шло в 1995 году. Моя кни­га «Тра­ди­ция, дог­мат, обряд» уже ухо­ди­ла в типо­гра­фию. В ней была гла­ва, посвя­щен­ная като­ли­че­ской мисти­ке. Мне же доса­жда­ло чув­ство какой-то науч­ной некор­рект­но­сти: ведь опор­ные для этой гла­вы тек­сты (виде­ния като­ли­че­ской свя­той Андже­лы) я цити­ро­вал из вто­рых рук: по кни­ге Алек­сея Федо­ро­ви­ча Лосе­ва. Да, Лосев ука­зы­вал источ­ник сво­их цитат. Но из само­го это­го ука­за­ния сле­до­ва­ло, что шан­сы добрать­ся до него мини­маль­ны: рус­ский пере­вод днев­ни­ков Андже­лы, сде­лан­ный Львом Кар­са­ви­ным, был издан в 1918 году. Понят­но, что тираж был мини­маль­ным. Понят­но, что госу­дар­ствен­ные биб­лио­те­ки эту кни­гу уже не зака­зы­ва­ли и не хра­ни­ли. И в раз­ру­хе после­ду­ю­щих лет погиб­ла боль­шая часть тира­жа… И вот забре­даю я в буки­ни­сти­че­ский мага­зин в Сто­леш­ни­ко­вом пере­ул­ке. Ниче­го инте­рес­но­го на пол­ках не нахо­жу и, когда уже про­тис­ки­ва­юсь из-за при­лав­ка назад, смот­рю – под стек­лом внут­ри это­го само­го при­лав­ка лежит эта кни­жи­ца… Цена, конеч­но, запре­дель­ная. И что же? – Про­дав­щи­ца пред­ла­га­ет мне взять эту кни­гу на ночь домой… Тут я понял, что все-таки Бог что-то име­ет про­тив като­ли­че­ской мистики.

- А что для Вас явля­ет­ся глав­ным чудом в жиз­ни, что Вы часто вспо­ми­на­е­те, что под­дер­жи­ва­ет Вас на Вашем мис­си­о­нер­ском пути?

- Для меня самое зна­чи­мое чудо это то, что было со мной в день мое­го кре­ще­ния. Гос­подь дал пере­жить бла­го­дать Таин­ства кре­ще­ния, пол­но­ту радо­сти. Для меня это гораз­до важ­нее, чем дру­гие сви­де­тель­ства, кото­рые я читаю в книж­ках. Когда я кре­стил­ся, мне было уже девят­на­дцать лет. Это был шаг от Бер­дя­е­ва к Церк­ви, от идеи о Боге к живо­му Хри­сту. Т.е. я вошел в Цер­ковь и не вышел… и, наде­юсь, — не вый­ду. Для меня это пер­вое и самое боль­шое чудо.

- А какие чуде­са были в Вашей жиз­ни за послед­ние годы?

- 24 мар­та 2004 на лек­ции, кото­рую я читал в Ухте (город в рес­пуб­ли­ке Коми) раз­го­ре­лась дис­кус­сия, точ­ку в кото­рой поста­вил, одна­ко, отнюдь не я. Не вполне трез­вый муж­чи­на начал наста­и­вать на том, что «сата­на — это неуда­ча Бога». Вышло, мол, нечто отнюдь не пре­дучтен­ное Твор­цом… Не вполне трез­вый гром­кий и само­уве­рен­ный, он, дер­жа руки в кар­ма­нах, обли­чал Бога. Умолк­нет минут на десять – и сно­ва наста­и­ва­ет на сво­ем люби­мом тези­се. И вдруг, когда центр раз­го­во­ра вновь пере­ме­стил­ся в дру­гую точ­ку зала, раз­дал­ся хрип и стук: муж­чи­на упал, тяже­ло дыша. Через несколь­ко минут он скон­чал­ся. Бог ли пре­кра­тил нарас­та­ние бого­хульств или сата­на взял свою добы­чу – в любом слу­чае кон­чи­на 61-лет­не­го Вик­то­ра ока­за­лась печаль­ной. Оста­лось доба­вить, что лек­ция была по бул­га­ков­ско­му рома­ну «Мастер и Мар­га­ри­та». Бул­га­ков сам писал, что этот роман — о дья­во­ле. О нем пре­иму­ще­ствен­но и шла речь на лек­ции. Два обмо­ро­ка и одна смерть обна­жи­ли духов­ное состо­я­ние свет­ской ауди­то­рии, пре­иму­ще­ствен­но состо­яв­шей из учи­те­лей город­ских школ. Вра­чи же, про­из­во­див­шие вскры­тие, потом ска­за­ли, что «пока­за­ний к смер­ти не обнаружено»…

Это чудо печаль­ное. А вот чудо на гра­ни­це добра и зла.

24 мар­та 2003 года. Фонд апо­сто­ла Андрея Пер­во­зван­но­го в этот день в Хра­ме Хри­ста Спа­си­те­ля про­во­дил засе­да­ние орга­ни­за­ци­он­но­го коми­те­та по про­грам­ме Все­пра­во­слав­ной молит­вы «Про­си­те мира Иеру­са­ли­му». По окон­ча­нии офи­ци­аль­ной части пре­зи­дент Фон­да А. В. Мель­ник при­гла­сил меня в свой офис на Ордын­ку. Мы реши­ли, что наше зна­ком­ство и бесе­да заслу­жи­ва­ют того, что­бы обре­сти посред­ни­ка в «ком­му­ни­ка­ци­он­ном про­цес­се» – в виде бутыл­ки вис­ки. И вот после тоста став­лю я рюм­ку на стол – а она начи­на­ет дви­гать­ся. Едет так сан­ти­мет­ров пят­на­дцать по пря­мой к краю сто­ла и мед­лен­но и нерав­но­мер­но вра­ща­ет­ся вокруг сво­ей оси. Все семе­ро при­сут­ству­ю­щих изум­лен­но гля­дят за ее мед­лен­ным путе­ше­стви­ем. МИДо­вец, сидя­щий меж­ду мною и Мель­ни­ком, про­бу­ет под­ста­вить руку с краю сто­ла, что­бы успеть ее пой­мать, когда она-таки сва­лит­ся. Я успе­ваю ска­зать: «да тут у вас пря­мо пол­тер­гейст какой-то!». Чест­но гово­ря, начал я эту фра­зу с наме­ре­ни­ем пошу­тить, но по ходу про­из­не­се­ния понял, что это и в самом деле оно самое. И тогда вме­сто того, что­бы при­ка­сать­ся к этой рюм­ке рукой, изда­ле­ка кре­щу ее. Она тут же ста­ла – за пару сан­ти­мет­ров до кра­еш­ка стола.

Спра­ши­ваю хозя­и­на: освя­щен ли ваш офис. Он гово­рит: «нет, мы толь­ко что сюда пере­еха­ли, еще меся­ца нет. А освя­ще­ние пла­ни­ро­ва­ли после Пас­хи»… Оче­вид­но, от ста­рых хозя­ев оста­лось дур­ное духов­ное наследие.

О таких собы­ти­ях я мно­го слы­шал от свя­щен­ни­ков, но сам уви­дел впервые.

И, нако­нец, чудо про­сто радост­ное и обы­ден­ное: сплош­ным чудом была для меня зим­няя пора 2003–2004 годов. С октяб­ря по март мне при­шлось про­чи­тать лек­ции в 90 горо­дах мира на про­стран­стве от Саха­ли­на до Пари­жа (при этом еще не пре­ры­вая кур­са сво­их лек­ций в МГУ)…

- А с чем была свя­за­на такая интен­сив­ность рабо­ты и передвижений?

- Тут сошлось и мно­же­ство при­гла­ше­ний и изби­ра­тель­ная кам­па­ния. На пар­ла­мент­ских и на пре­зи­дент­ских выбо­рах я сотруд­ни­чал с Сер­ге­ем Гла­зье­вым. Посколь­ку за это вре­мя поли­ти­ка мне изряд­но надо­е­ла, сра­зу ска­жу: для меня такое сотруд­ни­че­ство было инте­рес­ным как воз­мож­ность сде­лать цер­ков­ное дело на нецер­ков­ные сред­ства. Мож­но было позво­нить в заве­до­мо бед­ную епар­хию, при­ход и ска­зать: «Смо­же­те ли вы орга­ни­зо­вать мою рабо­ту, если ни за нее, ни за доро­гу пла­тить будет не нуж­но». Кста­ти, меня пора­до­ва­ло, что отка­зов не было. Не знаю, достиг ли Сер­гей Юрье­вич в этих кам­па­ни­ях тех целей, кото­рые он сам перед собой ста­вил. Но могу ска­зать одно: десят­кам тысяч людей он пода­рил воз­мож­ность таких встреч и раз­го­во­ров, кото­рые для них были интересны.

- А цер­ковь ведет какой-то реестр чудес? Иссле­ду­ет их?

- Ино­гда. Но пра­во­сла­вие по сво­ей сути чуж­до пиа­ров­ским тех­но­ло­ги­ям. У нас не в чести публичность.

- Уже дав­но ходят слу­хи о том, что при Мос­ков­ской пат­ри­ар­хии есть некий сек­рет­ный науч­ный отдел, соби­ра­ю­щий и систе­ма­ти­зи­ру­ю­щий све­де­ния обо всем сверхъ­есте­ствен­ном, что­бы попы­тать­ся опре­де­лить, что от Бога, а что от дьявола…

- В испо­ве­даль­ном поряд­ке рас­ска­жу вам об одном из самых круп­ных сво­их цер­ков­ных разо­ча­ро­ва­ний. Когда я лет два­дцать назад учил­ся в МГУ на кафед­ре, носив­шей гром­кое имя «Исто­рии и тео­рии науч­но­го ате­из­ма», в спец­кур­се по совре­мен­но­му состо­я­нию рус­ской церк­ви нам неиз­мен­но под­чер­ки­ва­ли: цер­ковь акти­ви­зи­ру­ет рабо­ту с моло­де­жью, цер­ков­ни­ки раз­ра­ба­ты­ва­ют про­грам­му воз­рож­де­ния веры и т. д. А пото­му, дескать, мы, ате­и­сты, тоже долж­ны акти­ви­зи­ро­вать­ся, что­бы про­ти­во­сто­ять их про­ис­кам. В общем, все по логи­ке: “баран нароч­но рога отрас­тил, чтоб на вол­ков охо­тить­ся”. Я искренне это­му верил и наде­ял­ся: хоро­шо, что Цер­ковь креп­нет и дале­ко пла­ни­ру­ет свою рабо­ту. А затем, когда пере­сту­пил порог цер­ков­ной жиз­ни и пора­бо­тал во всех интел­лек­ту­аль­ных цен­трах рус­ской церк­ви: в Мос­ков­ской духов­ной ака­де­мии, в Мос­ков­ской Пат­ри­ар­хии, в сино­даль­ных отде­лах, то с удив­ле­ни­ем и неко­то­рым разо­ча­ро­ва­ни­ем убе­дил­ся: ниче­го подоб­но­го нет. Нет цен­тра, кото­рый зани­мал­ся бы глу­бин­ны­ми науч­ны­ми раз­ра­бот­ка­ми, про­гно­за­ми, состав­лял дол­го­сроч­ные про­грам­мы и при этом кон­тро­ли­ро­вал бы их реа­ли­за­цию. Наша цер­ков­ная жизнь стро­ит­ся по прин­ци­пу “раз­дра­же­ние – реак­ция”: появи­лась сию­ми­нут­ная про­бле­ма, ста­ла оче­вид­но-неот­вяз­ной – и лишь тогда начи­на­ет­ся поиск выхо­да (чаще – ухо­да) от нее.

- Но раз­ве чудес­ные про­яв­ле­ния – это не то, что долж­но инте­ре­со­вать цер­ковь в первую очередь?

- Чудо для рели­ги­оз­но­го чело­ве­ка в поряд­ке вещей, поэто­му и науч­но­го цен­тра по “чудо­ве­де­нию” у нас нет. Помни­те фильм “Тот самый Мюнх­гау­зен”? Барон состав­ля­ет рас­по­ря­док дня: объ­явить вой­ну Англии, сле­тать на Луну… Чуде­са вклю­че­ны в его повсе­днев­ный гра­фик. Ну вот, таков и рас­по­ря­док дня рели­ги­оз­но­го чело­ве­ка: я иду в храм на водо­свят­ный моле­бен, что­бы полу­чить свя­тую воду, кото­рая будет меня исце­лять и защи­щать, — сле­до­ва­тель­но, на это чудо у меня преду­смот­ре­но пол­ча­са… Так что стран­ным, пуга­ю­щим и печа­ля­щим было бы отсут­ствие чудес.

- Если Вам будет рас­ска­зы­вать о при­хо­де в Цер­ковь чело­век, кото­ро­го пора­зи­ло про­изо­шед­шее с ним чудо… Вы поверите?

- Конеч­но, это воз­мож­но. Толь­ко теперь я буду про­сить чело­ве­ка выстро­ить свою веру на более твер­дом осно­ва­нии, на сло­ве Божьем, на зна­нии цер­ков­но­го уче­ния, с тем, что­бы новое чудес­ное потря­се­ние, кото­рое может с ним про­изой­ти, не вытолк­ну­ло бы его из Церкви.

- Суще­ству­ют чуде­са, кото­рые каза­лось бы при­зна­ют­ся и нау­кой: так назы­ва­е­мая Турин­ская Пла­ща­ни­ца, соше­ствие Бла­го­дат­но­го Огня. Но есть мне­ние, что чудо явля­ет­ся чудом толь­ко тогда, когда не при­зна­ет­ся наукой.

- Вели­чай­шее чудо — это суще­ство­ва­ние мира, суще­ство­ва­ние жиз­ни чело­ве­ка. И суще­ство­ва­ние жиз­ни при­зна­ет­ся нау­кой. Но меня все­гда сму­ща­ют регу­ляр­но повто­ря­ю­щи­е­ся чудеса.

Когда мне гово­рят, что все­гда вот в этом месте, в это вре­мя про­ис­хо­дит чудо, я насто­ра­жи­ва­юсь. Когда мне гово­рят, что на Пас­ху все­гда сол­ныш­ко све­тит или на Бла­го­ве­ще­ние птич­ки гнез­да не вьют…

Это меня несколь­ко раз понуж­да­ло при­гля­ды­вать­ся. Пас­ху 2000-го года я встре­чал в Пра­ге, так там про­сто сне­го­пад был, там сол­ныш­ка совер­шен­но не было видно.

Види­те ли, Бог хри­сти­ан это Бог так­тич­ный: Он не наси­лу­ет сво­бо­ду чело­ве­ка. И Гос­подь в Еван­ге­лии не чуде­са­ми вытя­ги­вал веру, но в ответ на веру тво­рил чудеса.

Вы упо­мя­ну­ли Турин­скую Пла­ща­ни­цу. Это чудо настоль­ко так­тич­ное, что тот, кто жела­ет, видит в нем чудо, тот кто жела­ет, видит под­дел­ку. Есть науч­ные дово­ды и в поль­зу аутен­тич­но­сти (т.е. я могу при­зна­вать пла­ща­ни­цу отпе­чат­ком Иису­са из Наза­ре­та и в этом не будет ниче­го погре­ша­ю­ще­го про­тив науч­ной доб­ро­со­вест­но­сти), и в поль­зу того, что это тво­ре­ние более позд­не­го вре­ме­ни, неиз­вест­но как сделанное.

И у той и у дру­гой точ­ки зре­ния есть доста­точ­но вес­кие аргу­мен­ты, дока­зы­ва­ю­щие право­ту. В сво­ей несов­ме­сти­мо­сти они остав­ля­ют «зазор» для тво­е­го серд­ца, тво­е­го жела­ния. Что ты жела­ешь уви­деть — тем для тебя это и будет. Если ты хочешь видеть здесь под­дел­ку — для тебя это будет не более чем кусо­чек древ­ней тка­ни, и тогда твоя душа оста­нет­ся про­сто в мире вещей. Но если ты жела­ешь чуда — для тебя это будет чудом, свя­ты­ней, пятым Еван­ге­ли­ем. Тогда ты ока­жешь­ся в мире, где все осмыс­лен­но, в мире знамений.

С Бла­го­дат­ным Огнем то же самое. Кто-то видит в этом «есте­ствен­ное явле­ние», гово­рит, что «это всё фото­вспыш­ки, бли­ки теле­ка­мер». А для кого-то это — чудо. Кого-то этот Огонь обжи­га­ет, кого-то нет. Это еще зави­сит от настроя чело­ве­ка. А, зна­чит, и это чудо не навя­за­но чело­ве­ку. Ему дает­ся пра­во выби­рать – при­нять его или нет.

Кро­ме того, сто­ит пом­нить, что пра­во­слав­ный при виде чуда ско­рее сму­тит­ся. У нас гово­рят — если тебе пока­за­но чудо, то, ско­рее все­го, за твое неве­рие. Модет быть, вы заме­ча­ли, что свя­щен­ник на служ­бе дер­жит в руках малень­кую «шпар­гал­ку». Это Слу­жеб­ник – кни­га с теми молит­ва­ми, кото­рые дол­жен свя­щен­ник читать вслух или про себя во вре­мя Бого­слу­же­ния. Но кро­ме молитв в эту кни­гу вхо­дит еще и «Изве­стие учи­тель­ное» – сво­е­го рода инструк­ция для слу­жеб­но­го поль­зо­ва­ния. В этом «Изве­стии» раз­би­ра­ют­ся, в част­но­сти слу­чаи, когда на Литур­гии про­ис­хо­дит что-то непред­ви­ден­ное. И вот как раз меж­ду опи­са­ни­ем дей­ствий свя­щен­ни­ка в слу­чае попа­да­ния в Чашу мухи и замер­за­ния Чаши в нетоп­ле­ном хра­ме, гово­рит­ся, что может быть и дру­гое «ЧП»: содер­жи­мое Чаши при­мет вид Мла­ден­ца, у вина появит­ся при­вкус кро­ви… Что делать? Бить в коло­ко­ла, созы­вать народ и демон­стри­ро­вать чудо?

«Изве­стие» гово­рит нечто иное: свя­щен­ник дол­жен отой­ти от Чаши, при­оста­но­вить служ­бу и ждать, пока все не при­мет обыч­ный вид. А затем еще «Изве­стие» и уко­ря­ет тако­го свя­щен­ни­ка: мол, это чудо было дано тебе ради тво­е­го маловерия!

В общем – не надо спе­шить навстре­чу чуде­сам. Как-то раз в Кие­ве мне пред­ло­жи­ли съез­дить в один дом, где, гово­рят, все ико­ны, кото­рые туда при­но­сят, начи­на­ют миро­то­чить. Я поду­мал и отка­зал­ся: ну зами­ро­то­чит там моя икон­ка, а потом я при­ве­зу ей домой и она будет висеть в моей квар­ти­ре. А зачем? Что­бы дать повод гово­рить: «в моем доме есть необыч­ная ико­на, зна­чит, я сам чем-то необы­чен»? В ито­ге это при­ве­дет к такой серень­кой пош­лой гор­дынь­ке. А мне чего-то это­го не хочется.

— Мож­но ли счи­тать изоб­ра­же­ние Хри­ста на Турин­ской пла­ща­ни­це иконой?

— Думаю, что нет. Пото­му что ико­на — это не фото­гра­фия и не кар­ти­на. Ико­на не столь­ко вос­по­ми­на­ние о про­шлом, сколь­ко напо­ми­на­ние о гря­ду­щей Сла­ве, о пре­об­ра­жен­ном кос­мо­се. Ико­на явля­ет нам Хри­ста и Его свя­тых как уже при­част­ных Цар­ствию Божию.

Поэто­му у цер­ков­но­мыс­ля­щих людей есть опре­де­лён­ное недо­воль­ство офи­ци­аль­ной ико­ной бла­жен­ной Мат­ро­ны Мос­ков­ской: она там изоб­ра­же­на сле­пой, с закры­ты­ми гла­за­ми. В жиз­ни она и в самом деле была сле­па, но ико­на-то явля­ет нам чело­ве­ка в спа­сён­ном состо­я­нии, в том Цар­стве, где вся­кая сле­за стёр­та с лица человека.

Я пом­ню, как был сму­щён, когда в кон­це 80‑х годов Гру­зин­ская цер­ковь кано­ни­зи­ро­ва­ла Илью Чав­ча­вад­зе — и он был изоб­ра­жён на иконе в очках. Я пони­маю, что в жиз­ни он носил очки. Но вижу здесь про­ти­во­ре­чие двух кано­нов: с одной сто­ро­ны, в Цар­стве Божи­ем ни косты­ли, ни встав­ные челю­сти, ни очки неумест­ны. С дру­гой сто­ро­ны — лик свя­то­го на иконе дол­жен быть узна­ва­ем, и если очки вхо­дят в часть узна­ва­е­мо­го обра­за, то как обой­тись без них?

Впро­чем, про­ти­во­ре­чие это не ново. Счи­та­ет­ся ли лыси­на физи­че­ским недо­стат­ком? – Да. Будут ли физи­че­ские недо­стат­ки в Цар­стве буду­ше­го века? – Нет…. Но Иоанн Зла­то­уст на иконе пред­став­лен с харак­тер­ной залысиной…

И все же Турин­ская пла­ща­ни­ца ста­вит еще более слож­ную про­бле­му. Ведь она явля­ет нам Хри­ста невос­крес­ше­го, и в этом бого­слов­ская невоз­мож­ность почи­та­ния тако­го изоб­ра­же­ния. Заметь­те, в пра­во­слав­ной ико­но­гра­фии даже Хри­стос рас­пя­тый — Побе­ди­тель смер­ти. На като­ли­че­ском Рас­пя­тии тело Хри­ста тяж­ко про­ви­са­ет, а на пра­во­слав­ном — Он летит. Поэто­му как исто­ри­че­ский доку­мент пла­ща­ни­цу мож­но при­ни­мать, хра­нить и с почте­ни­ем отно­сить­ся (тем более, что Турин­ская пла­ща­ни­ца — это наша пра­во­слав­ная свя­ты­ня, укра­ден­ная кре­сто­нос­ца­ми). Но вот в ико­но­стас – даже домаш­ний — я бы ее не ставил.

- Может ли чело­век сам создать чудо, поро­дить его сво­и­ми пси­хо­ло­ги­че­ски­ми усилиями?

- Да, конеч­но. Чело­век может убе­дить себя в том, что он пере­жил чудес­ное пре­об­ра­же­ние. Имен­но это неред­ко про­ис­хо­ди­ло с теми като­ли­че­ски­ми мона­хи­ня­ми, о кото­рых я уже упо­ми­нал. Кро­ме того, чело­век может зазвать к себе в гости «инстан­ции», тво­ря­щие чудо. А они опять же очень раз­лич­ны. Что и про­ис­хо­дит во все­воз­мож­ных сектах.

- Сре­ди веру­ю­щих ино­гда мож­но услы­шать спо­ры, что вот, дескать, суще­ству­ет пра­во­слав­ные чуде­са, а есть като­ли­че­ские. Като­ли­ки не при­ни­ма­ют пра­во­слав­ные чуде­са, пра­во­слав­ные като­ли­че­ские. Но раз­ве есть какое-то отли­чие чудес от чудес?

- Есть про­мысл Божий над всем чело­ве­че­ством. Я думаю, даже в жиз­ни ате­и­ста есть чуде­са, кото­рые он, прав­да, быст­ро забы­ва­ет. Гос­подь посы­ла­ет дождь и на греш­ни­ков и на пра­вед­ни­ков, и забо­та Божия суще­ству­ет о всех его чадах, даже о тех, кто о Нем не знает.

Но есть чуде­са, свя­зан­ные с виде­ни­я­ми. И здесь пра­во­слав­ный чело­век дол­жен быть осто­ро­жен. У като­ли­ков, по-мое­му, тут мень­ше осмот­ри­тель­но­сти. Напри­мер, у одной швед­ской като­ли­че­ской свя­той нача­ла два­дца­то­го века были виде­ния и голо­са, кото­рые утвер­жда­ли, что при­дет на зем­лю циви­ли­за­ция люб­ви. И яко­бы Хри­стос ска­зал ей: ты зна­ешь, Я не само­ре­а­ли­зо­вал­ся в люб­ви на зем­ле, Меня слиш­ком рано рас­пя­ли, и Я хочу что­бы до кон­ца мира наста­ло пол­ное цар­ствие люб­ви. И поэто­му Я сде­лаю так, что все в мире объ­еди­нят­ся — и хри­сти­ане и иудеи, и мусуль­мане и т.д. Будет еди­ная вера, все будут дру­жить и толь­ко потом при­дет антихрист…

Идео­ло­гия этой свя­той теперь лежа­ла в осно­ве идео­ло­гии папы Иоан­на-Пав­ла II[3]. Но что это были за голо­са — никто даже не задумался.

Конеч­но, и пра­во­слав­ный может дове­рить­ся чему не надо. Вопрос в реак­ции Церк­ви на эту ошиб­ку. Такие мисти­че­ские состо­я­ния, кото­рые в Пра­во­сла­вии рас­смат­ри­ва­ют­ся как неуда­ча, в дру­гой кон­фес­сии могут оце­ни­вать­ся как духов­ная нор­ма, как про­яв­ле­ние свя­то­сти, чуда.

- А что такое гово­ре­ние на языках?

- У меня до сих пор нет ясно­го отве­та на этот вопрос. Это вне-сло­вес­ная, ано­маль­ная, экс­та­ти­че­ская рели­ги­оз­ность. У нас сего­дня все чин­но-типи­кон­но. Но память о молит­ве без слов, сверх­сло­вес­ной молит­ве оста­лась в Пас­халь­ном каноне: «Пас­ху празд­ну­ем весё­лы­ми ногами».

При серьёз­ном раз­го­во­ре на эту тему надо учи­ты­вать раз­ли­чие тем­пе­ра­мен­та. У бело­ру­сов и рус­ских один тем­пе­ра­мент, доста­точ­но спо­кой­ный. У мол­до­ван или гру­зин — дру­гой. Это тоже пра­во­слав­ные наро­ды, но наци­о­наль­ный харак­тер у них дру­гой. Рус­ских палом­ни­ков все­гда шоки­ру­ет в Иеру­са­ли­ме пове­де­ние пра­во­слав­ных ара­бов, осо­бен­но в Вели­кую Суб­бо­ту. Они ска­чут, кри­чат, орут. Меня же их пове­де­ние раду­ет. Я рад, что они уме­ют радо­вать­ся в такой пол­но­те, когда не толь­ко сокро­вен­ные тай­ни­ки серд­ца, но и тело участ­ву­ет в радо­сти о Хри­сте вос­крес­шем. У хри­сти­ан до IV века были риту­аль­ные тан­цы. В эфи­оп­ской церк­ви они сохра­ня­ют­ся до сих пор. Да и в Еван­ге­лии сло­во Хри­ста: в мину­ту гоне­ния за Меня «воз­ра­дуй­тесь» (Лк. 6,23) по- рус­ски пере­ве­де­но смяг­чен­но. Бук­валь­ный смысл  skirtaw— пры­гать[4], ска­кать. Воз­мож­но, в этом ряду мог­ла суще­ство­вать глос­со­ла­лия как экс­та­ти­че­ская фор­ма выра­же­ния сво­ей радо­сти и бла­го­го­ве­ния перед лицом Бога.

Но надо заме­тить, что апо­стол Павел не дела­ет акцен­та на гово­ре­нии язы­ка­ми. Пере­чис­ляя дары Духа Свя­то­го, он не упо­ми­на­ет тако­го дара. Дары Духа Свя­то­го: любовь, радость, мир, дол­го­тер­пе­ние, а не глос­со­ла­лии. Поэто­му имен­но эти дары, а не глос­со­ла­лию надо в себе воз­гре­вать. И Хри­стос не гово­рит: «по тому узна­ют все, что вы мои уче­ни­ки, если буде­те вопить, кри­чать и лаять на непо­нят­ном язы­ке». При­зна­ком уче­ни­че­ства Он выстав­ля­ет любовь.

То, что сего­дня тво­рит­ся на собра­ни­ях неопя­ти­де­сят­ни­ков-хариз­ма­тов, напо­ми­на­ет не об апо­столь­ской Церк­ви, а о шаман­ских кам­ла­ни­ях. Нам всем извест­ны баб­ки-цели­тель­ни­цы, кото­рые сидят под пра­во­слав­ны­ми ико­на­ми, чита­ют пра­во­слав­ные молит­вы, но при этом по сути кол­ду­ют. Хри­сти­ан­ский анту­раж и лек­си­кон не гаран­ти­ру­ют хри­сти­ан­ско­го внут­рен­не­го настроя. Вот так и у хариз­ма­тов. Про­по­ве­ди и гим­ны у них хри­сти­ан­ские, а вот мисти­че­ский опыт род­стве­нен ско­рее нью-эйдже­ров­ским тех­но­ло­ги­ям тран­са, неже­ли пра­во­слав­ной молитве.

В 1998 году я был в Хан­ты-Ман­сий­ске, и работ­ни­ки мест­но­го дома куль­ту­ры были очень обра­до­ва­ны тем, что в их сте­нах нако­нец-то зазву­ча­ла пра­во­слав­ная про­по­ведь. А то все хариз­ма­ты да бап­ти­сты, аме­ри­кан­цы да корей­цы… На радо­стях они пове­да­ли мне такую историю:

Истек­ло вре­мя арен­ды зала хариз­ма­та­ми. Пора рас­хо­дить­ся – а у них самый экс­таз. Глос­со­ла­лия уже поза­ди, теперь они уже покру­че «изме­ня­ют» состо­я­ние сво­их созна­ний. «Тех­нич­ка» тем не менее нача­ла убор­ку. И вот про­хо­дит она со сво­ей шваброй под сце­ной (то есть меж­ду сце­ной и залом), а пас­тор в это вре­мя дела­ет пас­сы в зал: «При­ми­те Духа Свя­то­го! При­ми­те мир в Духе Свя­том!». Сек­тан­ты один за дру­гим валят­ся без созна­ния (такое состо­я­ние назы­ва­ет­ся у них «покой в Духе»). Убор­щи­ца ока­зы­ва­ет­ся как раз меж­ду пас­то­ром и залом, не смот­рит ни на того ни на дру­го­го, а лишь на под­ме­та­е­мый ею пол. И тут вдруг после оче­ред­но­го «пас­са» – она и сама пада­ет без созна­ния. Зал в вос­тор­ге: «Вот оно, сви­де­тель­ство исти­ны нашей веры! Напрас­но неве­ры гово­рят, буд­то у нас тут само­вну­ше­ние! Вы же види­те — чело­век не слы­шал наших про­по­ве­дей, не молил­ся с нами, а тем не менее ока­зал­ся досту­пен дей­ствию Духа!». Вос­торг длил­ся минут пять. А затем убор­щи­ца при­шла в себя и мол­ви­ла: «А что, раз­ве у нас сего­дня сно­ва Кашпи­ров­ский?». Про­сто в про­шлый раз в такое же тран­со­вое состо­я­ние вво­дил ее имен­но сей персонаж…

- Мно­го ли сей­час чудес?

- Меня это даже пуга­ет – так их мно­го. Оби­лие чудес и в пра­во­слав­ной церк­ви, и за ее пре­де­ла­ми — мне кажет­ся, в этом есть что-то тре­вож­ное. В наро­де гово­рят, что во мно­же­стве чуде­са явля­ют­ся нака­нуне вой­ны или дру­гих серьез­ных испы­та­ний, что­бы таким путем укре­пить веру в людях.

- А что каса­ет­ся более ося­за­е­мых цер­ков­ных чудес: миро­то­че­ния икон, их само­об­нов­ле­ния — у вас нет подо­зре­ния, что часть их инспи­ри­ро­ва­на отнюдь не боже­ствен­ной силой?

- Таких подо­зре­ний у меня совер­шен­но нет. Раз­ве что име­ет место инспи­ра­ция не чело­ве­ком, а некой духов­но про­ти­во­по­лож­ной силой — то, что на язы­ке пра­во­сла­вия назы­ва­ет­ся «пре­ле­стью», таким маги­че­ским оча­ро­ва­ни­ем. В ряде слу­ча­ев такое мож­но подо­зре­вать. Но в любом слу­чае бесов­ские про­дел­ки — это не чело­ве­че­ские подделки.

- Экзор­цизм — это вынуж­ден­ная духов­ная мера или бизнес?

- Я не думаю, что это биз­нес. Экзор­цизм — это радост­ная реаль­ность: Бог и вера могут исце­лять. Нуж­да в экзор­циз­ме – это горь­кая реаль­ность., Но мода на экзор­цизм — это духов­ная болезнь. Я чело­век тра­ди­ции. Я читаю в жити­ях свя­тых, что свя­тым древ­но­сти огром­но­го тру­да сто­и­ло одно­го чело­ве­ка исце­лить от одер­жи­мо­сти. А когда я вижу, что на отчит­ку при­во­зят целы­ми авто­бу­са­ми, то недо­вер­чи­во гово­рю про себя: или наши мона­хи пре­взо­шли Сер­гия Радо­неж­ско­го или бесы нын­че сго­вор­чи­вее стали.

- Эта демо­ни­че­ская сила может про­яв­лять себя в сте­нах храма?

- Даже в сте­нах храма.

- Зна­чит чудо изгна­ния бесов всамделешнее?

- Сей­час мно­го чудес, свя­зан­ных с нега­ти­вом. Отри­ца­тель­ная духов­ная сила про­яв­ля­ет себя очень ярко, и толь­ко у Церк­ви ока­зы­ва­ет­ся сред­ство, что­бы ей про­ти­во­сто­ять. Ска­жем, в Мага­дане рели­ги­оз­ное про­буж­де­ние нача­лось с того, что в одной квар­ти­ре обна­ру­жил­ся мощ­ный пол­тер­гейст. Вещи бук­валь­но лета­ли по ком­на­там, при­чем по кри­вым тра­ек­то­ри­ям, само­воз­го­ра­лись. Ни мили­ция, ни экс­тра­сен­сы ниче­го поде­лать не мог­ли, и толь­ко, когда при­хо­ди­ли пра­во­слав­ные свя­щен­ни­ки, вся эта ката­ва­сия[5] пре­кра­ща­лась. Борь­ба за квар­ти­ру шла око­ло полу­го­да, все это широ­ко осве­ща­лось в мест­ной прес­се, и в ито­ге эта исто­рия про­из­ве­ла на город боль­шое впечатление.

Впро­чем, я, кажет­ся, уже опоз­дал рас­ска­зать один про­фес­си­о­наль­ный анек­дот. Пред­ставь­те: пра­во­слав­ный мис­си­о­нер высту­па­ет перед уни­вер­си­тет­ской ауди­то­ри­ей. И по ходу сво­е­го повест­во­ва­ния он дохо­дит до той мину­ты, когда он дол­жен упо­тре­бить непри­лич­ное сло­во. Он дол­жен беса упо­мя­нуть. Посколь­ку этот мис­си­о­нер не впер­вые обща­ет­ся с обра­зо­ван­ной пуб­ли­кой, он пре­крас­но пони­ма­ет, како­ва будет реак­ция зала. Ведь наша пост­со­вет­ская интел­ли­ген­ция еще сло­ва Бог пра­виль­но выго­во­рить не может. Ей чего-нибудь попро­ще надо: «кос­ми­че­ская энер­гия», «био­энер­го­ин­фор­ма­ци­он­ное поле Все­лен­ной» и т. п.[6] А если им еще про беса что-то ввер­нуть, то тут такой хай под­ни­мет­ся! «Мы-то дума­ли Вы интел­ли­гент­ный чело­век! А Вы на самом деле обыч­ный мра­ко­бес, реак­ци­о­нер! Про бесов все­рьез гово­ри­те! Да это же сред­не­ве­ко­вье, инкви­зи­ция, охо­та на ведьм!» И т.д и т.п. Пред­ви­дя это, мис­си­о­нер реша­ет выска­зать свою мысль на жар­гоне интел­ли­гент­ной ауди­то­рии. И гово­рит: «В эту мину­ту к чело­ве­ку обра­ща­ет­ся миро­вое транс­цен­ден­таль­но-ноуме­наль­ное тота­ли­тар­но-пер­со­на­ли­зи­ро­ван­ное кос­ми­че­ское зло…». Тут бес высо­вы­ва­ет­ся из под кафед­ры и спра­ши­ва­ет: «Как, как ты меня назвал?».

Так вот, в Церк­ви бес – не толь­ко пер­со­наж анек­до­тов или фольк­ло­ра. Наша прак­ти­ка очно­го про­ти­во­сто­я­ния силам зла про­шла через века. По латы­ни это экзор­цизм, по-рус­ски – отчит­ка бес­но­ва­тых. Есть пора­зи­тель­ный при­мер из XIX века. Врач, кото­рый не скло­нен верить в рели­ги­оз­ные фено­ме­ны был вынуж­ден засви­де­тель­ство­вать: “Кли­ку­ша без­оши­боч­но раз­ли­ча­ла свя­тую воду от про­стой, как скры­то мы ее ни дава­ли. Каж­дый раз, когда ей под­но­си­ли ста­кан со свя­той водой, она впа­да­ла в при­па­док, часто преж­де, чем попро­бу­ет ее на вкус. Вода была све­жая, кре­щен­ская (иссле­до­ва­ние было про­из­ве­де­но в сре­дине янва­ря). Нали­ва­лись обе про­бы в оди­на­ко­вые ста­ка­ны в дру­гой ком­на­те и я под­но­сил ей уже гото­вые про­бы. После того, как мно­го раз повто­рен­ные опы­ты дали тот же поло­жи­тель­ный резуль­тат, я сме­шал обе про­бы воды вме­сте, про­стую и свя­тую, и налил их поров­ну в оба ста­ка­на. Тогда кли­ку­ша ста­ла реа­ги­ро­вать на обе про­бы при­пад­ка­ми. Ни одно­го раза она не ошиб­лась в этом рас­поз­но­ва­нии свя­той воды”[7].

- А сами Вы были сви­де­те­лем изгна­ния бесов­ских сил?

- Сла­ва Богу, лич­ной нуж­ды ходить на такие служ­бы у меня не было, а ради любо­пыт­ства идти туда неполезно.

- А про­во­дят­ся ли бесе­ды с духа­ми, все­лив­ши­ми­ся в одержимых?

– Неко­то­ры­ми свя­щен­ни­ка­ми. Но мне, ска­зать чест­но, это не нра­вит­ся. В Новом Заве­те мы чита­ем, что Хри­стос и апо­сто­лы избе­га­ли при­ни­мать любые сви­де­тель­ства бесов­ской силы. А сего­дня в моде бро­шюр­ки о том, как иеро­мо­на­хи берут интер­вью у несчаст­ных одер­жи­мых людей и у тех сил, кото­рые в них все­ли­лись. И даже стро­ят на этом целые бого­слов­ские кон­цеп­ции. Но это уже не бого­сло­вие, а «бесо­сло­вие».

- Для вас это обык­но­вен­ное чудо, для свет­ско­го чело­ве­ка – мисти­ка. А чудес или мисти­ки в нашей жиз­ни многовато.

- Инте­рес­но, что мно­гие люди, кото­рые зани­ма­лись экс­тра­сен­со­ри­кой, теле­ки­не­зом и про­чи­ми непо­знан­ны­ми явле­ни­я­ми, быст­ро эво­лю­ци­о­ни­ро­ва­ли и при­хо­ди­ли к рели­ги­оз­но­му миро­воз­зре­нию, начи­ная осмыс­лять их с этой точ­ки зре­ния. Но отча­сти в силу сво­ей необ­ра­зо­ван­но­сти дава­ли фено­ме­нам хоть и рели­ги­оз­ные, но анти­хри­сти­ан­ские истол­ко­ва­ния. Церк­ви ниче­го не оста­ва­лось, как ска­зать: осто­рож­но, это псев­до­ре­ли­гия! Но мож­но ли отде­лить сами фено­ме­ны от их оккульт­ных, маги­че­ских интер­пре­та­ций? Для тако­го рода дис­кус­сий и раз­мыш­ле­ний, на мой взгляд, необ­хо­ди­мо было бы создать центр, о кото­ром вы гово­ри­те. Пока есть толь­ко “Центр св. Ири­нея Лион­ско­го”, кото­рый соби­ра­ет инфор­ма­цию о сек­тах, а заод­но и о дея­тель­но­сти оккульт­ных круж­ков, кото­рые любят мас­ки­ро­вать­ся под цен­тры иссле­до­ва­ния необыч­ных явлений.

- Ну, а на быто­вом уровне? Ска­жем, чело­век столк­нул­ся с пол­тер­гей­стом у себя в квар­ти­ре или его одо­ле­ва­ет некий при­зрак? В мили­цию по понят­ным при­чи­нам обра­щать­ся неудоб­но. Идти в цер­ковь?

- К сожа­ле­нию, очень мно­гие идут от одно­го беса к дру­го­му: к раз­лич­ным магам, спе­ци­а­ли­стам по сня­тию пор­чи и про­чим. В этой свя­зи умест­но вспом­нить сло­ва выда­ю­ще­го­ся рос­сий­ско­го демо­но­ло­га Вла­ди­ми­ра Ильи­ча Лени­на о том, что “синий черт” ничуть не луч­ше “жел­то­го чер­та”[8]. Надо, конеч­но, идти в храм. Долг свя­щен­ни­ка – вос­про­из­ве­сти над одо­ле­ва­е­мым стран­ны­ми явле­ни­я­ми чело­ве­ком молит­вы, кото­рые вооб­ще-то уже чита­лись над ним при его кре­ще­нии. Это таин­ство начи­на­ет­ся с молитв экзор­циз­ма – изгна­ния бесов. Цер­ковь в сво­их молит­вах обыч­но обра­ща­ет­ся к Богу, к людям, но есть уни­каль­ная ситу­а­ция, когда она обра­ща­ет­ся к сатане. Свя­щен­ник пово­ра­чи­ва­ет­ся лицом не на восток, а на запад, и велит сатане оста­вить сие созда­ние Божие. Закли­на­тель­ные молит­вы, впро­чем, не обя­за­тель­но читать в хра­ме – свя­щен­ник может прий­ти на квартиру.

- Вам дово­ди­лось про­во­дить такой обряд?

- Я ведь не свя­щен­ник, поэто­му тако­го рода опы­та у меня нет. Но мне при­хо­ди­лось от неко­то­рых свя­щен­ни­ков в раз­ных горо­дах слы­шать пора­зи­тель­ные рас­ска­зы о том, что слу­ча­ет­ся в домах. В част­но­сти, в тех, где хозя­е­ва слиш­ком увле­ка­лись оккульт­ны­ми опы­та­ми. Напри­мер, лета­ют утю­ги, при­чем не со сто­ла на пол, а со слож­ны­ми угла­ми ата­ки, с рез­ки­ми пово­ро­та­ми. За ними – ножи, вилки…

- Про­сто “Федо­ри­но горе” какое-то. Вы дове­ря­е­те этим рассказам?

- Я дове­ряю не каж­до­му свя­щен­ни­ку, пото­му что мно­го лет живу в церк­ви и знаю, что здесь тоже раз­ные люди встре­ча­ют­ся. Но не верить имен­но этим отцам у меня осно­ва­ний нет. Рас­ска­зы­ва­ют и сами «постра­дав­шие». На Укра­ине, под Кри­вым Рогом, есть горо­док Зеле­но­дольск. Когда город рабо­тал над совет­ски­ми обо­рон­ны­ми зака­за­ми, вла­сти постро­и­ли заме­ча­тель­ный дет­ский сад – с бас­сей­ном, моза­и­кой и фрес­ка­ми. Но насту­пи­ли труд­ные вре­ме­на, его закры­ли и отда­ли под офи­сы. Потом ста­ло чуть луч­ше, и в кон­це 90‑х годов зда­ние вер­ну­ли детям. Прав­да, теперь под шко­лу, пото­му что в усло­ви­ях “неза­л­эж­но­сти” отче­го-то ста­ло мало появ­лять­ся малы­шей. Начал­ся учеб­ный год, а спу­стя несколь­ко меся­цев туда при­е­хал я. Преж­де чем пред­ста­вить уче­ни­кам, дирек­три­са заве­ла меня к себе в каби­нет, запер­ла дверь и спро­си­ла: “Отец Андрей, что у нас про­ис­хо­дит?”. Ока­зы­ва­ет­ся, когда шко­лу откры­ли, при­гла­си­ли батюш­ку освя­тить поме­ще­ние. “Реши­ли сде­лать это вече­ром, что­бы не сму­щать неве­ру­ю­щих. Свя­щен­ник окро­пил свя­той водой клас­сы и мой каби­нет. Я послед­няя ухо­ди­ла из шко­лы, про­ве­ри­ла сиг­на­ли­за­цию. К тому же у нас есть охра­на. Утром откры­ваю каби­нет – пол­ный погром! Не то что­бы ящи­ки сто­лов выну­ты и бума­ги пере­ме­ша­ны – вооб­ще все вверх дном и даже люст­ра сорва­на и завя­за­на узлом. При этом окна закры­ты и зам­ки целы. Вызван­ный элек­трик про­сто остол­бе­нел: какую же нече­ло­ве­че­скую силу надо при­ло­жить, что­бы завя­зать в узел сталь­ную люстру?!”.

Я в ответ мог пред­по­ло­жить толь­ко одно: оче­вид­но, люди, кото­рые преж­де зани­ма­ли это поме­ще­ние, бало­ва­лись каки­ми-нибудь горо­ско­па­ми, гада­ни­я­ми или даже вызы­ва­ни­ем духов. Когда свя­щен­ник име­нем Хри­сто­вым нечисть изго­нял, она, ухо­дя, реши­ла напо­сле­док напакостить.

Это вооб­ще харак­тер­но для наше­го вре­ме­ни: люди, сна­ча­ла при­об­ре­та­ют нега­тив­ный рели­ги­оз­ный опыт, и лишь затем при­пол­за­ют в храм и про­сят защиты.

- Рань­ше тако­го не было?

- Сего­дня отдель­ные стра­ни­цы Еван­ге­лия чита­ют­ся совер­шен­но ина­че, чем, ска­жем, сто лет назад. С тогдаш­ни­ми рус­ски­ми интел­ли­ген­та­ми мож­но было обсуж­дать еван­гель­скую эти­ку, но как толь­ко речь захо­ди­ла о рели­ги­оз­ном подви­ге Хри­ста, в част­но­сти, о его сра­же­нии с беса­ми и исце­ле­нии бес­но­ва­тых, в ответ мор­щи­лись: дескать, апо­сто­лы про­сто не поня­ли, что это была обыч­ная эпи­леп­сия. И вооб­ще, мол, бесов­щи­ну сле­ду­ет пони­мать как сим­во­ли­че­ский образ. Ситу­а­ция изме­ни­лась толь­ко срав­ни­тель­но недав­но – когда вче­раш­ние ате­и­сты ока­за­лись один на один с анти­хри­сти­ан­ски­ми проявлениями. 

- Поче­му это произошло?

- Исто­рия Церк­ви схо­жа с исто­ри­ей нашей армии. Та, побе­див в войне, 50 лет суще­ство­ва­ла в усло­ви­ях мира. Нас при­учи­ли к миру. Без­дей­ству­ю­щая армия ста­ла пре­зи­ра­е­ма, уни­жа­е­ма. А в ито­ге армия столь ослаб­ла, что к 1994 г. в ней не нашлось даже одной диви­зии, спо­соб­ной вое­вать в Чечне. Так же и рус­ская цер­ковь выиг­ра­ла бит­ву с язы­че­ством и созда­ла хри­сти­ан­скую циви­ли­за­цию, при кото­рой чело­век чув­ство­вал себя духов­но защи­щен­ным и не думал о раз­но­го рода бесов­щине. Рань­ше защи­та эта вос­при­ни­ма­лось как само собой разу­ме­ю­ща­я­ся, как горя­чая вода в квар­ти­ре, но на самом деле за ней сто­ял огром­ный труд мно­гих свя­щен­ни­ков и мона­хов. А когда люди пере­ста­ли заду­мы­вать­ся об этом аспек­те, они взбун­то­ва­лись: отстань­те от нас с ваши­ми дог­ма­ми! Куда хочу, туда лезу. И после раз­ру­ше­ния хра­мов – взры­ва этой рели­ги­оз­ной защит­ной сте­ны – все эти духи сно­ва в гости к нам. Зато ста­ло более понят­но, что и зачем суще­ству­ет в церкви.

- Хоро­шо, теперь о свя­зях с загроб­ным миром. Сви­де­тельств обще­ния с усоп­ши­ми мно­же­ство. Умер­шие люди явля­ют­ся род­ствен­ни­кам во сне и даже наяву. Это тоже бесовщина?

- Одно­знач­но отве­тить невоз­мож­но. Когда к нам обра­ща­ют­ся с подоб­ным вопро­сом, ответ свя­щен­ни­ка обыч­но такой: что­бы вы не забы­ва­ли об ушед­ших людях, они про­сят вас о молит­вах за них. Ведь нить до кон­ца не раз­ры­ва­ет­ся. И еще это некое вра­зум­ле­ние род­ствен­ни­кам, дабы они, пом­ня о пред­сто­я­щем исхо­де из это­го мира, вос­при­ня­ли рели­ги­оз­ную систе­му цен­но­стей. Прав­да, такие явле­ния могут быть и след­стви­ем исте­ри­че­ско­го само­вну­ше­ния, злым розыг­ры­шем, газет­ной дезинформацией.

- Как быть, если чело­век пуга­ет­ся про­ис­хо­дя­щих с ним необъ­яс­ни­мых явлений?

- Во-пер­вых, хри­сти­ан­ская вера осво­бож­да­ет от таких стра­хов. Я верю в Хри­ста – зна­чит, не верю в сглаз, в пор­чу, три­на­дца­тую пят­ни­цу и чер­ную кош­ку. Как гово­рит апо­стол Павел, если Бог с нами, то кто про­тив нас? В XIX веке свя­той Фео­фан Затвор­ник сове­то­вал одной девоч­ке, как бороть­ся с гре­хов­ны­ми мыс­ля­ми: пред­ставь, что на тебя напал гро­ми­ла. Собе­ри силы в кулак, ткни ему в грудь, а когда зло­дей чуть ослаб­нет, кри­чи что есть силы: “Кара­ул, гра­бят!”[9]. Так и с духов­ны­ми нава­жде­ни­я­ми. Оттолк­нуть их от себя – и к Гос­по­ду: “Защи­ти!” Толь­ко “кри­чать” надо на самый верх, “по вер­ти­ка­ли”. Тогда мы пой­мем, поче­му Хри­ста назы­ва­ют Спа­си­те­лем. При­е­ма­ми кара­те, как это дела­ет Швар­це­неггер в филь­ме “Арма­гед­дон”, анти­хри­сти­ан­скую нечисть не победишь.

Ну и, во-вто­рых, в доме долж­на быть свя­ты­ня. . Цер­ков­ные све­чи, ладан (кото­рый мож­но класть про­сто на разо­гре­тую настоль­ную лам­пу), свя­тая вода — луч­ше кре­щен­ская. Вооб­ще надо осо­знать, что гра­ни­ца духов­но­го мира и мате­ри­аль­но­го отнюдь не жест­кая: мате­ри­аль­ные пред­ме­ты могут быть насы­ще­ны энер­ги­ей Духа. Освя­щен­ные пред­ме­ты сле­ду­ет содер­жать так, что­бы они не были пору­га­е­мы. То есть на отдель­ной пол­ке, в отдель­ном ящи­ке. Ну и надо ста­рать­ся, что­бы побли­зо­сти от свя­ты­ни не было нечи­стых пред­ме­тов. Не надо тащить в дом сата­нин­скую, оккульт­ную, аст­ро­ло­ги­че­скую лите­ра­ту­ру, а уж тем более ею пользоваться.

- Основ­ной источ­ник чудес – Гос­подь Бог. Как цер­ковь раз­ли­ча­ет, что от Бога, а что от нечистого?

- Нам, конеч­но, недо­ста­точ­но толь­ко зафик­си­ро­вать, как в Ака­де­мии наук, чудес­ное явле­ние. Мы пыта­ем­ся понять, что за силы сто­ят за ним и какое вли­я­ние оно ока­за­ло на сви­де­те­лей. Слу­шая тех, кто уве­ря­ет, что они уста­но­ви­ли связь с загроб­ным миром, обре­ли дар про­ро­че­ства или исце­ле­ния, мы преж­де все­го загля­ды­ва­ем им в гла­за. Нечи­стая душа обя­за­тель­но будет “фонить”.

И пото­му наш пер­вый вопрос будет: какой была ваша рабо­та над самим собой, что вы изме­ни­ли в сво­ей совест­ной глу­бине, что­бы обре­сти новые чудес­ные свой­ства? Вто­рой вопрос – послед­ствия. Есть некие духов­ные болез­ни, одна из них – гор­ды­ня. Если у “кон­так­те­ра” появ­ля­ют­ся нот­ки само­пре­воз­но­ше­ния: я такой-сякой, избран­ный чело­век шестой расы – это тоже явный сиг­нал тре­во­ги. Ну и, конеч­но, учи­ты­ва­ем его отно­ше­ние к церкви.

Здесь некое вку­со­вое ощу­ще­ние. По инто­на­ции речи, по гла­зам мож­но что-то такое отли­чить, даже по тому, с каким пафо­сом этот чело­век будет рас­ска­зы­вать о чуде. Там, где появ­ля­ет­ся нот­ка энту­зи­аз­ма, есть повод для дистанциирования.

- Стран­но, восточ­ная Цер­ковь счи­та­ет­ся самой мистич­ной из всех хри­сти­ан­ских Церк­вей, но в тоже вре­мя насто­ро­жен­нее всех отно­сит­ся к чудесам.

- Я думаю в глу­бине сво­ей одно с дру­гим свя­за­но. Тот, кто отка­зы­ва­ет­ся пить из при­до­рож­ной лужи, в кон­це кон­цов, выка­пы­ва­ет коло­дец с чистой водой.

- Осто­рож­ность, рас­су­ди­тель­ность, трез­вость… Неуже­ли для разу­ма есть место в систе­ме цер­ков­ной веры?

- А для пра­во­сла­вия вооб­ще нико­гда не сто­я­ла про­бле­ма про­ти­во­ре­чия разу­ма и веры, в отли­чие от запад ной фило­со­фии. Соот­но­ше­ние веры и разу­ма очень точ­но выска­зал отец Алек сей Мечев, заме­ча­тель­ный ста­рец нача­ла века и духов­ный отец Нико­лая Бер­дя­е­ва. По его сло­ву, ум — это толь­ко рабо­чая лошад­ка у серд­ца[10]. А куда она при­ве­зет — от серд­ца зави­сит. Разум при­во­дит тебя в ту точ­ку, в кото­рой назна­ча­ешь ему сви­да­ние. Разум ищет и обос­но­вы­ва­ет, то, что ты при­ка­жешь ему искать. Захо­чешь ты, к при­ме­ру, под­би­рать аргу­мен­ты в поль­зу того, что твоя жена тебе изме­ня­ет, очень ско­ро ты най­дешь де таль­ки, под­твер­жде­ния, и тебе будет казать­ся, что это так.

Какие к нам при­хо­дят инфор­ма­ци­он­ные пото­ки и фан­та­зии — не со всем зави­сит от нас. От нас зави­сит, что фик­си­ро­вать из это­го пото­ка, что оста­вить в себе и чему поз­во­лить повли­ять на мою жизнь. И поэ­тому я бы ска­зал так: вера — это воле­вое зна­ние. Вера — это моя лич­ная реак­ция на то зна­ние, кото­рое при­шло ко мне.

Одно дело знать, что Бог есть. О том, что «что-то там есть», все зна­ют. А как на это реа­ги­ру­ют? Никак. Веру­ю­щий – это тот, кто сво­ей судь­бой сре­а­ги­ро­вал на зна­ние о Боге. Муд­рый епи­скоп в романе Клиф­фор­да Сай­ма­ка гово­рит, что «Вера — весь­ма разум­ное осно­ва­ние для поступ­ка»[11]

- Рас­ска­жи­те о том, что сле­ду­ет счи­тать болез­нью духа.

- Духов­ная болезнь — это когда исче­за­ет пока­я­ние: сна­ча­ла – радость пока­я­ния (в смыс­ле – радост­ное пере­жи­ва­ние пло­дов пока­я­ния), а затем и горечь пока­ян­но­го тру­да. Ухо­дит радость молит­вы. Появ­ля­ют­ся лож­ные псев­до­ду­хов­ные пере­жи­ва­ния… Одна из при­чин таких забо­ле­ва­ний — посе­ще­ние зна­ха­рей, экс­тра­сен­сов, сект. Об этой опас­но­сти мы гово­рим не пото­му, что так тре­бу­ют гово­рить наши книж­ки. Мы не начет­чи­ки. К сожа­ле­нию, каж­дый свя­щен­ник из опы­та сво­их при­хо­жан может рас­ска­зать десят­ки и десят­ки исто­рий о людях, кото­рые пошли таки­ми путя­ми и поло­ма­ли себе душу.

Одна из болез­ней духа — это отсут­ствие у чело­ве­ка трез­во­сти. Я имею в виду трез­вую оцен­ку само­го себя, моти­вов сво­их дей­ствий, окру­жа­ю­щих обсто­я­тельств. Это может быть слиш­ком уни­чи­жен­ное созна­ние (“я — скор­пи­он”) или напро­тив — слиш­ком само­пре­воз­не­сен­ное (“я — бог”). Сле­ду­ю­щая духов­ная болезнь — неуме­ние кон­тро­ли­ро­вать себя. Ино­гда чело­век живет слиш­ком “вывер­ну­то”, экс­тра­вер­тив­но — все, что ему на ум и на серд­це при­шло, он сра­зу выплес­ки­ва­ет, не утруж­дая себя кон­тро­лем. Сле­ду­ю­щая духов­ная болезнь — излиш­няя меди­та­тив­ность — это жизнь в жан­ре “при­ди и завла­дей моей душою”. Любые гости, духи, кос­ми­че­ские энер­гии про­те­кай­те через меня. Эта болезнь часто быва­ет у людей твор­че­ских. В послед­ние века счи­та­ет­ся, что муза долж­на тебя посе­тить, а ты дол­жен открыть­ся ей, и тогда что-то через тебя ска­жет­ся. Но под видом музы в тебя может попасть все, что угод­но. Мы зна­ем слиш­ком мно­го слу­ча­ев, когда талант­ли­вые люди кон­ча­ли очень страш­но. Само­убий­ства, нар­ко­ти­ки… Быва­ло и так, что тем, кто окру­жа­ли “избран­ни­ков музы”, жилось очень пло­хо. Кош­ма­ром была жизнь для семей Льва Тол­сто­го и Оси­па Ман­дель­шта­ма… “Вдох­но­ве­ние” не все­гда несет с собой доб­ро. Суть хри­сти­ан­ско­го прин­ци­па трез­во­сти и цело­муд­рия в том, что­бы ты не был игруш­кой в руках посе­тив­ше­го тебя духа.

Что такое цело­муд­рие? Это цель­ность чело­ве­ка, цель­ность муд­ро­сти. В этом фун­да­мен­таль­ное отли­чие хри­сти­ан­ской пси­хо­ло­гии от йогов­ской, восточ­ной. Восточ­ное созна­ние пред­ла­га­ет: рас­крой свою душу, убе­ри свою лич­ность, излиш­нюю рефлек­сию, само­кон­троль, слей­ся с кос­мо­сом, слей­ся с миром. Энер­гии кос­мо­са пусть прон­за­ют тебя, а ты не мешай. Эта рас­пах­ну­тость может быть при­ня­та толь­ко в одном слу­чае. Если стать пан­те­и­стом, то есть уве­рить себя, что в мире есть толь­ко одна энер­гия, кото­рая нахо­дит­ся по ту сто­ро­ну от добра и зла. И с чем бы ты ни встре­тил­ся — это все рав­но будет Оно. И в доб­ре и в зле — Оно. И в жиз­ни и в смер­ти, и в боге и в демоне — Оно, Единое…

Хри­сти­ан­ский мир гораз­до более сло­жен — есть доб­ро и есть зло, и меж­ду ними про­пасть. Поэто­му если ты сни­ма­ешь “стра­жу” со сво­е­го созна­ния, то совсем необя­за­тель­но, что пер­вым тебя посе­тит ангел. Ско­рее будет наобо­рот. Поэто­му хри­сти­а­нин дол­жен жить, руко­вод­ству­ясь заве­том Вла­ди­ми­ра Ильи­ча Лени­на — надо поча­ще спра­ши­вать себя: кому это выгодно?

Когда некий помы­сел посе­ща­ет твое созна­ние, твое серд­це, ты его спро­си: ты отку­да? Зна­е­те, как в наро­де гово­рят: спра­ва от меня сто­ит ангел хра­ни­тель, а сле­ва — бес иску­си­тель. И тогда поду­май: отку­да мне эта мысль яви­лась — спра­ва или сле­ва? Перед лицом Хри­ста я могу сде­лать то, что мне при­шло в голо­ву сей­час? Хри­сти­а­нин подо­бен опе­ра­то­ру за пунк­том ПВО. Он сидит перед сво­им мони­то­ром, ози­ра­ет вве­рен­ное ему воз­душ­ное про­стран­ство, и вдруг появи­лась какая-то неопо­знан­ная цель. Он ей посы­ла­ет коди­ро­ван­ный вопрос — свой или чужой? Если отве­та нет, зна­чит, чужой, надо заста­вить его уда­лить­ся. При­ле­те­ла к тебе в голо­ву какая-то мысль (напри­мер, пой­ти ста­руш­ку-про­цент­щи­цу заре­зать), ты спро­си ее: отку­да ты такая умная при­шла ко мне? Если я это сде­лаю, Хри­ста это обра­ду­ет? Или, может быть, обра­ду­ет дру­го­го пер­со­на­жа? Дур­ную мысль нуж­но гнать без вся­ко­го поче­та. Для это­го чело­ве­ку дано ору­дие гне­ва. Гнев­ная эмо­ция — это бого­дан­ный дар, поз­во­ля­ю­щий защи­щать душу подоб­но тому, как систе­ма иммун­ной защи­ты защи­ща­ет тело от инфек­ции. Надо пра­виль­но ею поль­зо­вать­ся, что­бы выме­тать недолж­ные иску­ше­ния[12].

Вско­ре после мое­го поступ­ле­ния в семи­на­рию туда при­е­хал один свя­щен­ник, кото­рый очень мно­го зна­чил для меня. При­е­хал, нахо­дит меня, гуля­ем мы с ним по Лав­ре, и он сра­зу берет быч­ка за рога — гово­рит: ”Зна­ешь, Андрей, здесь в семи­на­рии есть свои иску­ше­ния, свои про­бле­мы. Преж­де все­го, нико­го не осуж­дай — сво­их собра­тьев, свя­ще­ни­ков, мона­хов… Это самый раз­ру­ши­тель­ный грех будет. Ты теперь — чело­век бого­слов­ски гра­мот­ный, ты зна­ешь, отку­да нашеп­ты­ва­ют­ся эти помыс­лы осуж­де­ния. Как гово­рит­ся, — из-за лево­го пле­ча. Так вот, если появи­лась мысль: ой, смот­ри, что там Вань­ка дела­ет! — ты посмот­ри за левое пле­чо и спро­си: а твое какое дело?”

- А чем пло­ха астрология?

— Сра­зу ска­жу, я отнюдь не мно­го раз­мыш­лял над этой темой. Во обще счи­таю ее недо­стой­ной серьез­но­го раз­мыш­ле­ния. Это же совер­шен­но вир­ту­аль­ная реаль­ность. Ника­ких объ­ек­тив­ных наблю­де­ний в аст­ро­ло­гии не суще­ству­ет, а есть субъ­ек­тив­ная — с точ­ки зре­ния место­на­хож­де­ния наблю­да­те­ля — ком­по­нов­ка тех или иных звезд в созвездия

Реаль­но же звез­ды, кото­рые чис­лят­ся в одном созвез­дии, меж ду собой могут нахо­дить­ся на более даль­нем рас­сто­я­нии, чем те. что зна­чат­ся в разных.

Поня­тен инте­рес к аст­ро­ло­гии со сто­ро­ны людей, испо­ве­ду­ю­щих язы­че­ство. С их точ­ки зре­ния, как ска­зал Ари­сто­тель, кос­мос — это город, насе­лен­ный бога ми и людь­ми. Пла­не­ты и звез­ды – это боги. У каж­до­го бога свой харак­тер, свой нрав. Отсю­да – пред­став­ле­ние, что душа, рож­ден­ная под опре­де­лен­ной звез­дой, от соот­вет­ству­ю­ще­го бога наде­ле­на каки­ми-то талан­та­ми или изъ­я­на­ми. Миро­воз­зре­ние древ­них языч­ни­ков было целост­ным: они звез­ды наде­ля­ли душа­ми и пото­му допус­ка­ли обрат­ное вли­я­ние звезд на души людей. Но нынеш­ние обы­ва­те­ли теле­тру­щоб дар логи­че­ско­го мыш­ле­ния, увы, дав­но зары­ли на «поле чудес». Спро­си их — суще­ству­ет ли бог Марс, и они отве­тят — «нет!». Спро­си их — обла­да­ет ли разу­мом и чув­ства­ми пла­не­та по име­ни Марс – и тут они тоже воз­му­тят­ся. Но при этом они верят во вли­я­ние Мар­са на харак­тер и судь­бу землян!

Хри­сти­ан­ство про­тив аст­ро­ло­гии по той при­чине, что аст­ро­ло­гия воз­ве­ща­ет слиш­ком малое досто­ин­ство чело­ве­ка. Увле­че­ние горо­ско­па­ми было есте­ствен­но для язы­че­ско­го мира, в кото­ром закон Судь­бы (фату­ма, рока, кар­мы) воз­но­сил­ся над всем сущим, под­чи­няя себе даже богов. Но хри­сти­ан­ство при­нес­ло в мир весть о сво­бо­де чело­ве­ка. На небе­сах — не сле­пые зако­ны кар­мы или аст­ро­ло­гии, но Любя­щий Отец, в воле Кото­ро­го вся Все­лен­ная и чело­ве­че­ский волос. Чело­век в любой момент (“во еди­ном часе”, как поет одно цер­ков­ное пес­но­пе­ние) может изме­нить свою жизнь. Не от звезд зави­се­ло пока­я­ние раз­бой­ни­ка на кре­сте, а от подви­га его веры. Не горо­скоп при­вел к пока­я­нию Пет­ра или Марию Маг­да­ли­ну, но их любовь ко Хри­сту. И поэто­му пер­вая язы­че­ская идея, в поле­ми­ку с кото­рой немед­лен­но всту­пи­ло моло­дое хри­сти­ан­ство — это идея “Судь­бы”. Вера в горо­ско­пы может вновь пара­ли­зо­вы­вать чело­ве­че­скую волю, ско­вы­вать его сво­бо­ду и чув­ство соб­ствен­ной ответственности.

Язы­че­ские боги — его оли­це­тво­ре­ние раз­лич­ных сти­хий. Чело­век в таком кос­мо­се — не бо лее чем пес­чин­ка, мик­ро­кос­мос — малень­кий мир, поме­щен­ный в мир большой.

Но хри­сти­ан­ство воз­ве­сти­ло совер­шен­но иной взгляд на людей. По сло­ву свя­ти­те­ля Гри­го­рия Бого­сло­ва, чело­век — это мак­ро­кос­мос, поме­щен­ный в мик­ро­кос­мос. Боль­шой мир — в мире маленьком.

— По сути, все наоборот?

— Дело в том, что Бог, Кото­ро­го испо­ве­ду­ет хри­сти­ан­ство, — над-кос­ми­че­ский. Он дал миру зако­ны, создал их. И пото­му Сам ника­ки­ми зако­на­ми не связан.

И из сво­е­го вне­кос­мич­но­го гос­под­ства Бог дает Свой образ чело­ве­ку. Поэто­му чело­век хотя и живет в этом мире, но не явля­ет­ся плен­ни­ком мира. Поэто­му у хри­сти­а­ни­на нет ника­кой нуж­ды верить в то, что его судь­ба, а тем более ка кие-то нрав­ствен­ные поступ­ки зави сят от вли­я­ния кос­ми­че­ских стихий.

При раз­го­во­ре с эко­но­ми­ста­ми, физио­ло­га­ми, пси­хо­ло­га­ми, социо­ло­га­ми мы гово­рим: да, чело­век может участ­во­вать во вза­и­мо­свя­зях, кото­рые изу­ча­ют эти спе­ци­а­ли­сты. Но все­це­ло он ими не опре­де­ля­ет­ся. И толь­ко когда оско­ти­ни­ва­ет­ся, забы­ва­ет о сво­ем выс­шем при­зва­нии, в нем начи­на­ют дей­ство­вать зако­ны гре­ха. В том чис­ле и те, кото­рые про­пи­са­ны в социо­ло­гии, пси­хо­ло­гии, психо­анализе, физио­ло­гии и про­чем. Но у чело­ве­ка, как его мыс­лит хри­сти­ан­ство, все­гда есть воз­мож­ность воз­вы­сить­ся над эти­ми зако­на­ми и жить по веле­нию Бога, а не по веле­нию пад­ше­го естества.

Но аст­ро­ло­гия — все-таки не то же самое, что социо­ло­гия или физио­ло­гия. Это мифо­ло­гия. Поэто­му у нас есть при­чи­на, что­бы ни пяди зем­ли не отда­вать тако­го рода веро­ва­ни­ям. То есть мы не согла­сим­ся не толь­ко с фор­му­лой «звез­ды пра­вят миром», но и с более мяг­ки­ми фор­му­ли­ров­ка­ми («звез­ды под­ска­зы­ва­ют, звез­ды влияют…»).

Не будем забы­вать: мир, куль­ту­ра доста­точ­но орга­нич­ны. Аст­ро­ло­гия все­гда суще­ство­ва­ла в тес­ней­шем сою­зе с раз­лич­ны­ми оккульт­ны­ми воз­зре­ни­я­ми. И если чело­век слег­ка увле­ка­ет­ся ею, то потом начи­на­ет серьез­но загру­жать свою душу оккульт­но-язы­че­ски­ми мифа­ми. А это уже духов­но опасно.

А вооб­ще пора­жа­ет, что люди сами не слы­шат, что гово­рят о себе. Хри­сти­ан­ство несо­глас­но с аст­ро­ло­ги­ей, пото­му что аст­ро­ло­гия несет ересь о чело­ве­ке, ибо слиш­ком низ­ко дума­ет о нем. Встре­ча­ют­ся двое. Зна­ко­мят­ся: — Ты кто? — Я Телец. А ты? — Я — Скор­пи­он. Пом­ню, в жур­на­ле “Нау­ка и рели­гия’ несколь­ко лет назад была опуб­ли­ко­ва­на ста­тья под на зва­ни­ем “Какое ты дере­во?” Чест­но гово­ря, я сра­зу дога дал­ся, какое дере­во автор.

Уди­ви­тель­но, как глу­хи быва­ют люди, вро­де бы уже при­вык­шие бороть­ся за пра­ва и досто­ин­ство чело­ве­ка! Когда речь идет не о поли­ти­ке, а о мифо­ло­ги­че­ской сто­роне жиз­ни, они вдруг ста­но­вят­ся сми­рен­ны (недо­пу­сти­мо сми­рен­ны!) и уни­чи­жа­ют себя до уров­ня мари­о­не­ток, кото­ры­ми управ­ля­ют какие-то неви­ди­мые кос­ми­че­ские по токи и рас­крыв рты слу­ша­ют, что им там «пред­ска­за­мус настра­дал»[13]!

Аст­ро­ло­гия нам неин­те­рес­на не толь­ко по рели­ги­оз­ным моти­вам, но и по мис­си­о­нер­ским. Ведь аст­ро­ло­гия нахо­дит­ся вне нау­ки. А нау­ка для нас – и дитя, и тра­ди­ци­он­ный кри­тик и помощник.

Дитя — пото­му что имен­но хри­сти­ан­ство созда­ло куль­ту­ру, в кото­рой мог­ла родить­ся нау­ка. Науч­ная рево­лю­ция — это дитя хри­сти­ан­ской Евро­пы, а не Сау­дов­ской Ара­вии, Китая или Индии.

Кри­тик – пото­му что анти­цер­ков­ная про­па­ган­да обви­ня­ет Цер­ковь в анти­на­уч­но­сти. Нам уже несколь­ко сто­ле­тий при­хо­дит­ся жить в агрес­сив­ной сре­де, кото­рая ищет любой повод для того, что­бы напасть на Цер­ковь. И одно из люби­мых копыт, кото­ры­ми нас ляга­ют, это как раз обви­не­ние в антинаучности.

В этих усло­ви­ях цер­ков­ные люди научи­лись оце­ни­вать те или иные свои утвер­жде­ния а соот­вет­ствии со стан­дар­та­ми науч­но­го мыш­ле­ния. Поэто­му мы пред­по­чтем быть в сою­зе с нау­кой, а не с астрологией.

- Но ведь в Еван­ге­лии имен­но аст­ро­ло­ги, волх­вы при­шли пер­вы­ми покло­нить­ся Христу!

- Цер­ковь пом­нит о волх­вах, при­шед­ших покло­нить­ся ко Хри­сту. Но она пом­нит о том сове­те, кото­рый дал волх­вам Гос­подь: «И, полу­чив во сне откро­ве­ние не воз­вра­щать­ся к Иро­ду, иным путем ото­шли в стра­ну свою» (Мф. 2,12). Иной путь был открыт для них после встре­чи со Спа­си­те­лем. Иной, отлич­ный от преж­не­го: ука­зы­вая волх­вам дру­гую доро­гу для воз­вра­ще­ния домой, Бог тем самым пове­ле­вал им оста­вить дур­ное ремес­ло (см. Тер­тул­ли­ан. Об идо­лах 9).

Гос­подь при­во­дит аст­ро­ло­гов к при­ня­тию Еван­ге­лия через их же соб­ствен­ную лже­муд­рость: вы дове­ря­е­те толь­ко зна­кам небес? вы счи­та­е­те, что через иссле­до­ва­ние пла­нет­ных путей про­ще понять Бога, чем через голос сове­сти и души? вы счи­та­е­те, что не в чело­ве­ке, а в звезд­ном небе Богу подо­ба­ет про­яв­лять Себя? — Что ж, звез­да и при­ве­дет вас к Богу, кото­рый стал чело­ве­ком (чело­ве­ком, а не звездой).

В рож­де­ствен­ском тро­па­ре (цер­ков­ном пес­но­пе­нии) об этом ска­за­но: “В Тво­ем Рож­де­стве те, кто слу­жат звез­дам, от звез­ды научи­лись кла­нять­ся Тебе, Солн­цу прав­ды”. Сама же виф­ле­ем­ская звез­да в цер­ков­ной тра­ди­ции обыч­но пони­ма­ет­ся как ангел, при­няв­ший вид, более понят­ный для язы­че­ских мудрецов.

Пожа­луй, в послед­ний раз в свя­щен­ной исто­рии чело­ве­че­ства Бог обра­ща­ет­ся к людям через зна­ме­ние в небе­сах, откры­вая таким обра­зом Свою волю. Затем Хри­стос будет гово­рить тем, кто в поис­ках послед­ней исти­ны засмат­ри­ва­ет­ся на небе­са, но не вгля­ды­ва­ет­ся в свою душу: “Лице­ме­ры! раз­ли­чать лице неба вы уме­е­те, а зна­ме­ний вре­мен не може­те. Род лука­вый и пре­лю­бо­дей­ный зна­ме­ния ищет, и зна­ме­ние не даст­ся ему, кро­ме зна­ме­ния Ионы про­ро­ка. И, оста­вив их, ото­шел” (Мф. 16,3–4).

Отныне лишь один рели­ги­оз­ный смысл мож­но вычи­тать в небе: тот, что небо не само­чин­но, что у него есть Тво­рец. “А что же такое этот Бог? Я спро­сил зем­лю, и она ска­за­ла: “это не я”, и все, живу­щее на ней, испо­ве­да­ло то же. Я спро­сил море, без­дны и пре­смы­ка­ю­щих­ся, и они отве­ти­ли: “мы не бог твой; ищи над нами”. Я спро­сил у вею­щих вет­ров, и все воз­душ­ное про­стран­ство с оби­та­те­ля­ми сво­и­ми заго­во­ри­ло: “оши­ба­ет­ся Анак­си­мен: я не бог”. Я спра­ши­вал небо, солн­це, луну и звез­ды: “мы не бог, кото­ро­го ты ищешь”, — гово­ри­ли они. И я ска­зал все­му, что обсту­па­ет две­ри пло­ти моей: “ска­жи­те мне о Боге моем — вы ведь не бог, — ска­жи­те мне что-нибудь о Нем”. И они вскри­ча­ли гром­ким голо­сом: “Тво­рец наш, вот кто Он”. Мое созер­ца­ние было моим вопро­сом, их отве­том — их кра­со­та” (Авгу­стин).

Итак, кни­га при­ро­ды может пыт­ли­во­му уму пове­дать, что у нее есть Тво­рец. А для рас­по­зна­ния воли Твор­ца нуж­но обра­щать­ся к дру­гой Кни­ге. Об этом будут века спу­стя гово­рить пре­ем­ни­ки еван­гель­ских волх­вов — Гали­лей и Копер­ник, Кеплер[14], Нью­тон, Ломоносов…

– Социо­ло­ги отме­ча­ют дове­рие насе­ле­ния к Церк­ви как инсти­ту­ту, но не стрем­ле­ние ори­ен­ти­ро­вать­ся на ее цен­но­сти в лич­ной и обще­ствен­ной жиз­ни. Это так?

– Пожа­луй, что так. Вполне обыч­ная потре­би­тель­ская уста­нов­ка. Чело­век готов потреб­лять пози­тив­ные для него пере­жи­ва­ния, свя­зан­ные с Цер­ко­вью, то есть отме­тить Рож­де­ство, Пас­ху или при слу­чае поте­шить само­лю­бие («я тоже пра­во­слав­ный»), но не готов на поступ­ки во имя той веры, кото­рую, как ему кажет­ся, он испо­ве­ду­ет. Брать что-то из экзо­ти­че­ско­го мира веры, но при усло­вии, что этот мир оста­нет­ся экзо­ти­че­ским, эта­ким тури­сти­че­ским пирож­ным. И, конеч­но, толь­ко брать, но ниче­го не отда­вать, ничем сво­им не поступаться…

Всем понят­но, что в Церк­ви мно­го импе­ра­ти­вов. А очень не хочет­ся впус­кать импе­ра­ти­вы в свою жизнь. Но там, где нет пово­да к росту, нет уси­лий, там него и не рас­тет. Потре­во­жить такое болот­це зна­чит при­чи­нить ему некое неудобство.

И, зна­чит, зада­ча сего­дняш­не­го про­по­вед­ни­ка и свя­щен­ни­ка – разо­ча­ро­вы­вать людей. И я разо­ча­ро­вы­ваю, когда гово­рю неко­то­рым фак­ти­че­ским ате­и­стам или языч­ни­кам: не обо­льщай­тесь, у вас нет осно­ва­ний счи­тать себя хри­сти­а­на­ми. Хри­сти­ан­ство пред­по­ла­га­ет то-то и то-то, а в вашей жиз­ни и даже в вашем созна­нии это­го нет. Я не спра­ши­ваю, пости­тесь ли вы, часто ли ходи­те в храм… — в эти вопро­сы я не вме­ши­ва­юсь. Но быть хри­сти­а­ни­ном – зна­чит согла­шать­ся с хоро­шо извест­ны­ми и вполне опре­де­лен­ны­ми миро­воз­зрен­че­ски­ми тези­са­ми («Сим­вол веры»). Если вы их не зна­е­те, или не согла­ша­е­тесь с ними, или про­ти­во­ре­чи­те им – вы не христианин.

Сего­дня, повто­рю, одна из задач свя­щен­ни­ка – оттал­ки­вать людей от Церк­ви, гото­вя воз­вра­ще­ние «оттолк­ну­то­го» с боль­шей сте­пе­нью осо­знан­но­сти. В совет­ские годы был прав Высоц­кий, когда кричал:

Заго­няй поко­ле­нья в парную

И кре­ще­нье при­нять убеди, -

Лей на нас свою воду святую -

И от вар­вар­ства освободи

(Бал­ла­да о бане)

Но сего­дня полез­но оса­жи­вать чело­ве­ка на самом поро­ге цер­ков­ной жиз­ни[15]. Не столь­ко под­тал­ки­вать к кре­ще­нию, сколь­ко удер­жи­вать от него: Ты все­рьез пони­ма­ешь, куда ты при­шел и зачем? Ты пони­ма­ешь, что в тво­ей жиз­ни дол­жен про­изой­ти пере­лом? Что это нель­зя делать меж­ду делом? Ты зна­ешь, как твоя жизнь изме­нит­ся, если ты ста­нешь хри­сти­а­ни­ном? Ты готов выне­сти эти изме­не­ния? Не столь­ко веры надо сего­дня тре­бо­вать от чело­ве­ка, сколь­ко осо­знан­но­сти его веры.

Мас­са людей при­хо­дит: мы кре­стить­ся хотим. Поче­му? А нам гос­по­жа Люба ска­за­ла, что она нашу кар­му попра­вит, если мы окре­стим­ся. Что делать с таким чело­ве­ком? Кре­стить? Нет, иди к сво­ей Любе. Или – или. Надо думать. Не про­сто сле­по дове­рять любым реклам­ным заве­ре­ни­ям любых про­по­вед­ни­ков, а знать, что в поис­ках Бога чело­век может сло­мать себе душу. Надо пом­нить тех­ни­ку рели­ги­оз­ной безопасности.

Куль­ту­ра сомне­ния, куль­ту­ра мыс­ли сего­дня ред­ка, посколь­ку совре­мен­ный стиль жиз­ни стро­ит­ся на кли­по­вом вос­при­я­тии. Новост­ные и реклам­ные сюже­ты, никак не свя­зан­ные друг с дру­гом, эст­рад­ные номе­ра, не име­ю­щие общей идеи, теле­пе­ре­да­чи, вза­им­но анни­ги­ли­ру­ю­щие друг дру­га… Чело­ве­ку не дают воз­мож­но­сти вду­мать­ся, вчув­ство­вать­ся. Пест­рая теле­лен­та несет­ся и несет­ся, зачи­щая голо­ву и ниче­го в ней не остав­ляя… Что ж – тем более надо копить «под­кож­ный жир»: лич­ный опыт и книж­ные клас­си­че­ские знания.

- А в Вашем доме есть оккульт­ная литература?

- Нава­лом. Как гово­рит­ся, вра­га надо знать в лицо.

- Где держите?

- Да весь туа­лет ею забит.

- Ска­жи­те, всем ли надо пода­вать милостыню?

- При пода­че мило­сты­ни есте­ствен­но воз­ни­ка­ет вопрос: пой­дет ли это пода­я­ние на поль­зу про­ся­ще­му или во вред. Ведь про­сят и пья­ни­ца, копя­щий на бутыл­ку, и про­фес­си­о­наль­ный попро­шай­ка, и ряже­ный мошен­ник, пере­одев­ший­ся стран­ству­ю­щим монахом.…

В Еван­ге­лии ска­за­но «про­ся­ще­му у тебя дай» (Мф. 5,42). Вся­ко­му ли про­ся­ще­му и обо всем ли? Если убий­ца про­сит одол­жить ему яду, сто­ит ли ему давать? Но даже и не в столь край­нем слу­чае воз­ни­ка­ет потреб­ность в рассудительности.

Уже во вто­ром веке в хри­сти­ан­ских пре­да­ни­ях воз­ни­ка­ют раз­но­мыс­лия по это­му пово­ду. “Уче­ние две­на­дца­ти апо­сто­лов” (Дида­хе) – текст, быст­ро утра­чен­ный и вновь обре­тен­ный толь­ко в 19 веке — гово­рит: “Вся­ко­му про­ся­ще­му у тебя давай. Бла­жен даю­щий по запо­ве­ди, ибо он непо­ви­нен. Горе тому, кто берет! Ибо если берет, имея в том нуж­ду, то он непо­ви­нен, а не име­ю­щий нуж­ды даст отчет, зачем и на что взял” (Дида­хе, 1). Тем не менее, Дида­хе при­зы­ва­ет все же к неко­то­рой осмот­ри­тель­но­сти: “Впро­чем, об этом ска­за­но еще так: пусть запо­те­ет мило­сты­ня твоя в руках тво­их, преж­де чем ты узна­ешь, кому даешь” (там же).

У мно­гих позд­ней­ших отцов встре­ча­ет­ся совет давать без рас­суж­де­ния: ты дай, а Бог управит.

Логи­ка этой пози­ции тако­ва: пусть даже я отдал день­ги в дур­ные руки и обла­го­де­тель­ство­ван­ный мною чело­век дур­но упо­тре­бит мою мило­сты­ню Напри­мер, напьет­ся и пой­дет «для добав­ки» гра­бить ларек. Но это его грех, а не мой. Если же я ему не дам денег, он может имен­но поэто­му пой­ти на гра­беж. В таком слу­чае моя неот­зыв­чи­вость может стать побу­ди­тель­ной при­чи­ной к пре­ступ­ле­нию. И тогда это уже мой грех…

И все же св. Васи­лий Вели­кий наста­и­ва­ет на рас­су­ди­тель­но­сти: “Нуж­на опыт­ность, что­бы раз­ли­чить истин­но нуж­да­ю­ще­го­ся от про­ся­ще­го по любо­с­тя­жа­тель­но­сти. И кто дает угне­тен­но­му бед­но­стию, тот дает Гос­по­ду, а кто ссу­жа­ет вся­ко­го мимо­хо­дя­ще­го, тот бро­са­ет псу, кото­рый доку­ча­ет сво­ею без­от­вяз­но­стию, но не воз­буж­да­ет жало­сти сво­ею нище­той”[16]. Ана­ло­гич­но и мне­ние вет­хо­за­вет­но­го муд­ре­ца: «Давай бла­го­че­сти­во­му и не помо­гай греш­ни­ку» (Кни­га Пре­муд­ро­сти Иису­са, сына Сира­хо­ва 12,4).

Посколь­ку у свя­тых раз­ные сове­ты – то пусть уж каж­дый хри­сти­а­нин выби­ра­ет сам, как ему вести себя.

Я же могу облег­чить или затруд­нить выбор поста­нов­кой еще двух ори­ен­ти­ро­воч­ных вешек.

Пер­вая: мож­но осмот­реть­ся вокруг себя и заме­тить чело­ве­ка или семью, кото­рым заве­до­мо хуже, тяже­лее, чем тебе. И помо­гать этой семье, при­чем не разо­во, а посто­ян­но. Сто­ит так­же понять, что нуж­да быва­ет не толь­ко в еде или пла­тье. Детям и сту­ден­там нуж­ны кни­ги, нуж­на инфор­ма­ция, кото­рая отклю­ча­ла бы их от теле­по­псы и учи­ла бы думать. Так что умный фильм и хоро­шая кни­га тоже могут быть милостыней.

Вто­рая веш­ка: мило­сты­ня долж­на быть настоль­ко боль­шой, что­бы потом тебя «жаба души­ла». Если твоя мило­сты­ня это все­го лишь копе­еч­ка, то ты не чело­ве­ка пожа­лел, а про­сто свои кар­ма­ны осво­бо­дил от лиш­не­го гру­за и брян­ча­ния. Тту нет жерт­вы, а зна­чит, и люб­ви к про­ся­ще­му. Серьез­ная мило­сты­ня – та, кото­рую ты мог бы истра­тить на себя В таком слу­чае при ее отда­че «вет­хий чело­век»[17] в тебе начи­на­ет вор­чать: «Зачем так мно­го! Хва­ти­ло бы и поло­ви­ны! А мы на эти день­ги вот это вот себе бы купили!».

- Что для Вас зна­чит быть пра­во­слав­ным диа­ко­ном, чув­ству­е­те ли Вы связь с Богом? Если да, опи­ши­те свои ощущения.

- На такие вопро­сы в пра­во­слав­ной эти­ке не реко­мен­ду­ет­ся отве­чать. Лич­ный опыт не сто­ит выно­сить на пуб­лич­ное созер­ца­ние. В сек­тах — да, у них там любят рас­ска­зы­вать: я был неве­ру­ю­щим, я был греш­ни­ком, даже курил, но когда я при­нял «харе криш­на как сво­е­го лич­но­го спа­си­те­ля», с тех пор я боль­ше не гре­шу, я – свя­той и даже курить бро­сил. Тако­го рода испо­ве­ди вызы­ва­ют у меня нечто сред­нее меж­ду сочув­стви­ем и улыбкой.

- Что для Вас Бог, создав­ший все — некая пер­со­на, энер­гия или еще что-то? Разъ­яс­ни­те тоже самое и про Дьявола.

- Это реаль­но­сти, при­чем лич­ност­ные. Как не может быть люб­ви без любя­ще­го, так и не может быть нена­ви­сти без нена­ви­дя­ще­го. После опы­та зла, кото­рый был в два­дца­том веке, осо­бен­но в нашей стране – я могу понять чело­ве­ка, кото­рый сомне­ва­ет­ся есть ли Бог на све­те, но понять того, кто сомне­ва­ет­ся в суще­ство­ва­нии дья­во­ла, мне гораз­до сложней.

- Кого мож­но назвать рели­ги­оз­ным человеком?

- Рели­ги­оз­ным может счи­тать­ся чело­век, кото­рый в сво­ей жиз­ни сде­лал хотя бы один посту­пок по рели­ги­оз­ным сооб­ра­же­ни­ям. Не по мораль­ным моти­вам, а имен­но ради Бога. Ска­жем, сто­ял на поро­ге совер­ше­ния какой-то под­ло­сти и оста­но­вил­ся толь­ко пото­му, что вспом­нил, что Бог это­го не велит. Если хотя бы одна­жды такой посту­пок был в жиз­ни чело­ве­ка, зна­чит, рели­ги­оз­ная тема­ти­ка вошла в его жизнь.

Пра­во­слав­ный же чело­век – это тот, кто судит себя по запо­ве­дям Еван­ге­лия и церк­ви. Он, может быть, не все­гда их испол­ня­ет – навер­ное, на све­те нет ни одно­го чело­ве­ка, кото­рый бы эти запо­ве­ди во всех подроб­но­стях испол­нял бы в каж­дой жиз­нен­ной ситу­а­ции. Но если чело­век, согре­шив, пони­ма­ет, что он согре­шил, а не оправ­ды­ва­ет себя («это, мол, все дела­ют, это нор­маль­но, это совре­мен­но») — вот в этом слу­чае это пра­во­слав­ный чело­век. Он смот­рит на себя гла­за­ми Православия.

- Чем отли­ча­ет­ся жизнь веру­ю­ще­го чело­ве­ка от жиз­ни того, кто по каким-то при­чи­нам не нашел пути к Богу?

- Мир, в кото­ром живет веру­ю­щий чело­век, отли­ча­ет­ся от мира неве­ру­ю­ще­го как мир чело­ве­ка, у кото­ро­го есть цвет­ное виде­ние, от мира чело­ве­ка, видя­ще­го все в чер­но-белых тонах. Все дело в том, что для веру­ю­ще­го чело­ве­ка любое собы­тие, про­ис­хо­дя­щее с ним, не рав­но себе само­му. Все, что про­ис­хо­дит в его жиз­ни и вокруг него, это некая кни­га откро­ве­ний — с осо­знан­ным, осмыс­лен­ным сюже­том. Мир пере­ста­ет быть слу­чай­ным награ­мож­де­ни­ем собы­тий, слу­чай­ной игрой соци­аль­ных или иных ато­мов. Сквозь него начи­на­ет про­гля­ды­вать замы­сел. Замы­сел, кото­рый надо стре­мить­ся осо­знать, понять.

К это­му опо­зна­нию и стре­мит­ся веру­ю­щий чело­век. Не слу­чай­но пер­вая запо­ведь, кото­рую полу­чил Адам, гла­си­ла: “Назо­ви име­на живот­ных”. Тако­ва вооб­ще зада­ча рели­гии – назвать, наиме­но­вать, то есть — оче­ло­ве­чить мир, кото­рый встре­ча­ет чело­ве­ка. Чело­век оче­ло­ве­чи­ва­ет мир тем, что видит в нем свои, чело­ве­че­ские смыс­лы, узна­ет в нем себя само­го, видит свои инте­ре­сы, дает все­му свои име­на. Мир пере­ста­ет быть безы­мян­ным, рав­но­душ­ным, когда в него вне­се­ны чело­ве­че­ские ори­ен­ти­ры. И тогда поток жиз­ни, кото­рый про­но­сит­ся мимо нас, соот­но­сит­ся с нами. Рели­гия — это дерз­кая попыт­ка счи­тать всю Все­лен­ную зна­чи­мой для человека.

У рели­ги­оз­но­го чело­ве­ка душа неред­ко вздра­ги­ва­ет от того, что видит все­це­лую про­ни­зан­ность нашей жиз­ни Про­мыс­лом – хра­ня­щим и пред­ло­ст­ре­га­ю­щим. Вот я сей­час читаю кни­гу Пат­ри­ка Бью­ке­не­на – сопер­ни­ка Клин­то­на на пре­зи­дент­ских выбо­рах 1996 года. Кни­га чест­ная и труд­ная – «Смерть Запа­да». Циф­ры и фак­ты о выми­ра­нии запад­ных стран, о засе­ле­нии их носи­те­ля­ми совсем дру­гих циви­ли­за­ций… У исто­ков нынеш­ней демо­гра­фи­че­ской ката­стро­фы запад­ных стра­на (в том чис­ле и Рос­сии) – раз­ре­ше­ние абор­тов и анти­дет­ские пилюли (про рево­лю­цию в систе­ме цен­но­стей раз­го­вор отдель­ный). Так вот, тот судья, кото­рый в 1973 году сво­им реше­ни­ем лега­ли­зо­вал абор­ты в США, носил фами­лию Блэк­ман («Чер­ный чело­век». А тот врач, что при­ду­мал про­ти­во­за­ча­точ­ные пилюли, носил фами­лию Рок[18].

— Зачем нуж­но креститься?

— Что­бы уме­реть. Я счи­таю, что кре­стить­ся взрос­лый чело­век может толь­ко тогда, когда он смер­тель­но надо­ел само­му себе. Кре­ще­ние — это вопль к Богу: Гос­по­ди, ну мож­но я ста­ну дру­гим, я устал от себя само­го. Дай мне воз­мож­ность быть другим.

В 70‑е совет­ские годы одна девуш­ка так объ­яс­ня­ла свое обра­ще­ние к вере:

Она была на чьей-то день­рож­ден­ной вече­рин­ке. За сто­лом ока­за­лась неиз­вест­ная ей сверст­ни­ца. Все было обыч­но. Но когда кто-то мимо­хо­дом упо­мя­нул о рели­гии (что-то такое пошу­тил на рели­ги­оз­ную тему), то реак­ция незна­ком­ки ока­за­лась оче­вид­но и рази­тель­но отлич­ной от реак­ции осталь­ных участ­ни­ков засто­лья. Всем ста­ло понят­но, что это рели­ги­оз­ный чело­век. Девуш­ке зада­ли пря­мой вопрос, и она про­сто и пря­мо отве­ти­ла «Да». Секун­да нелов­ко­го мол­ча­нья, и быст­рая сме­на темы раз­го­во­ра. Для при­ли­чия на про­ща­нье поме­ня­лись теле­фо­на­ми… Но ночь для неве­ру­ю­щей ком­со­мол­ки ока­за­лась бес­сон­ной. Ее муча­ла мысль: «Если ты не позво­нишь сей­час этой сво­ей новой зна­ко­мой, то в тво­ей жиз­ни уже боль­ше ниче­го нико­гда не произойдет!».

Сего­дняш­не­му моло­до­му чело­ве­ку такая мысль может пока­зать­ся более чем стран­ной. Но для «эпо­хи застоя» она была очень точ­на. Тогда совет­ский чело­век жил стро­го по рас­пи­са­нию. Жизнь про­смат­ри­ва­лась вся, вплоть до моги­лы: когда ты окон­чишь уни­вер­си­тет – куда тебя рас­пре­де­лят — какая у тебя будет зар­пла­та через 5 лет – какая у тебя будет квар­ти­ра через 15 лет – какой меда­лью тебя награ­дят в 55 лет – какой будет твоя пен­сия — на каком клад­би­ще тебя похо­ро­нят… Все было ясно в пла­но­вой эко­но­ми­ке… И от этой рас­пла­ни­ро­ван­ной ясно­сти дев­чон­ке ста­ло тош­но, она захо­те­ла впу­стить в свою жизнь что-то новое. И сре­ди ночи она позво­ни­ла сво­ей стран­ной зна­ко­мой. И через пол­го­да кре­сти­лась сама…

Кре­ще­ние — это смерть во Хри­сте и вос­кре­се­ние в Нём. У языч­ни­ков есть идея пере­се­ле­ния душ, когда душа пере­се­ля­ет­ся в раз­ные тела. В Пра­во­сла­вии наобо­рот — в одном и том же теле может жить мно­го душ. У Нико­лая Гуми­ле­ва есть заме­ча­тель­ные строки:

Толь­ко змеи сбра­сы­ва­ют кожу,

Мы меня­ем души, не тела.

Кре­ще­ние — это пока­ян­ное обнов­ле­ние, пока­ян­ный кри­зис, когда чело­век изно­сил свою преж­нюю душу и меч­та­ет о том, что­бы Гос­подь даро­вал ему обнов­лён­ную совесть. В цер­ков­но­сла­вян­ском пере­во­де посла­ния апо­сто­ла Пет­ра так гово­рит­ся: «Кре­ще­ние же есть испро­ше­ние у Бога сове­сти бла­ги». Заметь­те, не обе­ща­ние Богу доб­рой сове­сти, а испро­ше­ние у Бога «сове­сти бла­ги». С точ­ки зре­ния про­те­стан­тов — это я Богу обе­щаю: «я перед лицом сво­их това­ри­щей обе­щаю и кля­нусь жить, учить­ся и бороть­ся, как заве­щал вели­кий» Хри­стос (клят­ва юно­го хри­сти­а­ни­на). А в цер­ков­но­сла­вян­ском пере­во­де и в гре­че­ском ори­ги­на­ле смысл дру­гой — это я про­шу у Бога, что­бы Он дал мне новую совесть. Но чело­век, кото­рый ещё не начал тяго­тить­ся самим собой, кото­ро­му и со сво­ей ста­рой сове­стью хоро­шо, нико­гда не пой­мёт, от чего спа­са­ет Евангелие. 

- Если мла­де­нец был кре­щен в пра­во­слав­ной вере, а в юно­ше­ском воз­расте его пере­кре­сти­ли в про­те­стан­ты, — какое кре­ще­ние будет действительным?

- Пра­во­слав­ное кре­ще­ние не смы­ва­ет­ся. Если этот чело­век раз­бе­рет­ся в себе и когда-нибудь при­дет в Пра­во­сла­вие, пере­кре­щи­вать его не будут.

— Спа­се­ние пред­на­чер­та­но или у чело­ве­ка есть пра­во выбора?

— Есть, есть у чело­ве­ка пра­во выбо­ра. А вот чего у нас нет – так это тео­ре­ти­че­ской схе­мы, поз­во­ля­ю­щей сов­ме­стить Боже­ствен­ное все­зна­ние с нашей сво­бо­дой. Мы не смо­жем такую тео­рию создать. Ты нико­гда не соста­вишь истин­ное пред­став­ле­ние о сво­ем доме, если одна­жды не вый­дешь из него и не посмот­ришь на него со сто­ро­ны. Вот и мы пой­мем наш дом, толь­ко когда вый­дем из наше­го кос­мо­са, в кото­ром насто­я­щее и буду­щее суще­ству­ют порознь.

Так что мы зна­ем, что наше миро­воз­зре­ние про­ти­во­ре­чи­во, но оно нам нра­вит­ся имен­но таким. Все в нашей жиз­ни – даже паде­ние воло­са с голо­вы – зави­сит от Бога, и все зави­сит от нас, так что имен­но я несу ответ­ствен­ность за свою жизнь. Оба этих хри­сти­ан­ских дог­ма­та нашли свое отра­же­ние в пес­нях Вяче­сла­ва Буту­со­ва. Дог­мат о Боге как Все­дер­жи­те­ле у него зву­чит так: «С неба пада­ет снег – зна­чит, Небу так надо». Дог­мат о нашей сво­бо­де в буту­сов­ской фор­му­ли­ров­ке гла­сит: «Твоя голо­ва все­гда в отве­те за то, куда сядет твой зад».

Но на уровне прак­ти­ки ответ есть. Его сфор­му­ли­ро­вал Фома Аквин­ский: мы долж­ны молить­ся так, как если бы всё зави­се­ло толь­ко от Бога, а рабо­тать мы долж­ны так, как если бы всё зави­се­ло толь­ко от нас. Хри­сти­а­нин дол­жен уметь рабо­тать с противоречиями.

Надо заме­тить, что это не при­знак иди­о­тиз­ма. Заме­чен­ное и осо­знан­ное про­ти­во­ре­чие — это при­знак высо­кой куль­ту­ры мыш­ле­ния. Я знаю, что вер­но это; знаю же, что вер­но дру­гое; и знаю, что пер­вое и вто­рое про­ти­во­ре­чат друг дру­гу. Но еще я знаю, что дру­гой моде­ли, кото­рая помог­ла бы сохра­нить все мно­го­об­ра­зие извест­ных фак­тов и непро­ти­во­ре­чи­во их все (все – без цен­зу­ры!) объ­яс­нить, пока еще нет. Что в такой ситу­а­ции делать? Хоте­лось бы жить в трех­этаж­ном особ­ня­ке, но раз это невоз­мож­но, то надо под­дер­жи­вать в поряд­ке и свою обыч­ную блоч­но-панель­ную малометражку.

В совре­мен­ной физи­ке тоже есть нескры­ва­е­мые про­ти­во­ре­чия, о кото­рых зна­ет каж­дый физик. Напри­мер, тео­рия кор­пус­ку­ляр­но-вол­но­во­го дуа­лиз­ма. Вер­но и то, что свет есть вол­на, и то, что свет состо­ит из частиц. Как это сов­ме­стить? Надо при­знать и то и дру­гое. Хри­сти­ан­ство дав­но научи­лось рабо­тать с этой логи­че­ской моде­лью. Оно состо­ит из про­ти­во­ре­чий, кото­рые соеди­не­ны бла­го­да­тью. Надо уметь при­нять их во всей пол­но­те. Нель­зя ска­зать, что я на 80% сво­бо­ден, а на 20% зави­сим от Бога. Ниче­го подоб­но­го: я на 100% сво­бо­ден и я на 100% зави­шу от Бога. И Хри­стос на 100% Бог и на 100% Чело­век, а не так — частич­ка того, частич­ка другого.

— Вы зна­е­те, конеч­но, о двух вза­и­мо­ис­клю­ча­ю­щих под­хо­дах к вере: мож­но соблю­дать все обря­ды (и на этом осно­ва­нии, мне кажет­ся, высо­ко­мер­но пре­зи­рать всех, кто их игно­ри­ру­ет) — а мож­но попро­сту верить, не утруж­дая себя поста­ми. Вам какой путь ближе?

— А зна­е­те, на обо­их мож­но с рав­ной лег­ко­стью потер­петь сокру­ши­тель­ное пора­же­ние. Мож­но постить­ся, молить­ся и не при­бли­зить­ся к Богу. А мож­но всю жизнь игно­ри­ро­вать обря­ды — и точ­но так же к Нему не подойти.

Если же гово­рить о постах – то опа­сен не пост. Опас­но — когда кро­ме поста в жиз­ни рели­ги­оз­но­го чело­ве­ка ниче­го нет. Люб­ви к людям, например.

В общем – преж­де чем обо­жить­ся, надо оче­ло­ве­чить­ся. А мы и от это­го очень дале­ки. Слиш­ком часто нео­фит жаж­дет немед­лен­но взой­ти на высо­ты иси­хаз­ма, про­яв­ляя сплошь и рядом пора­зи­тель­ную душев­ную глу­хо­ту в быту… 

— Объ­яс­ни­те мне, Бога ради, что такое иси­хазм. Я слы­шал столь­ко раз­ных объ­яс­не­ний, что голо­ва пух­нет. Про­сто ска­жи­те, как на лекции.

— Иси­хазм — по-гре­че­ски “мол­ча­ние”, выс­шая фор­ма молит­вен­но­го сосре­до­то­че­ния. Когда молит­ву тво­ришь не уста­ми, а серд­цем, и она тво­рит­ся в тебе непре­рыв­но. Спе­ци­аль­но этим сло­вом назы­ва­ют мона­ше­ское дви­же­ние XIV-XV веков. Одна из инте­рес­ней­ших черт это­го дви­же­ния в том, что исих­аст­ская пар­тия не чуж­да­лась и поли­ти­ки — имен­но исих­а­сты насто­я­ли на том, что­бы Кон­стан­ти­но­поль уви­дел центр обще­рус­ской цер­ков­но-наци­о­наль­ной жиз­ни в Москве, а не в Виль­ню­се… Так что Москва ста­ла сто­ли­цей Рос­сии не без уча­стия исих­а­стов. Тем, кто скло­нен путать Цер­ковь с этно­гра­фи­че­ским цен­тром, будет небезын­те­рес­но так­же узнать, что кон­стан­ти­но­поль­ский пат­ри­арх Фило­фей, кото­рый и «про­да­вил» это реше­ние об офи­ци­аль­ном при­зна­нии Моск­вы пре­ем­ни­цей Кие­ва как обще­рус­ской сто­ли­цы, был этни­че­ским евре­ем…[19]

- Зачем свя­щен­ни­ки носят бороды?

- Меня удив­ля­ет этот вопрос. Если бы мы с вами сиде­ли где-нибудь в Егип­те, там его мож­но было бы обсуж­дать. Но в нашем север­ном кли­ма­те отка­зы­вать­ся от лиш­не­го шар­фа? Зачем?

Но я не буду защи­щать боро­ды. По той при­чине, что эта тра­ди­ция не цер­ков­ная, а наци­о­наль­ная. Посмот­ри­те на древ­ние антич­ные скульп­ту­ры и порт­ре­ты: гре­ки — языч­ни­ки-фило­со­фы — все­гда с боро­дой, рим­ские пат­ри­ции все­гда «босо­ли­цые». Так что эта тра­ди­ция нере­ли­ги­оз­ная, куль­тур­ная. И соот­вет­ствен­но хри­сти­ан­ство не ста­ло её менять, ни в одном слу­чае, ни в дру­гом, оста­вив и гре­ков и рим­лян с их эсте­ти­че­ски­ми привычками.

Потом, прав­да, на Руси появи­лось более искус­ное объ­яс­не­ние: мы не бре­ем бород, подоб­но биб­лей­ским назо­ре­ям. Одна­ко, по назо­рей­ским обе­там не толь­ко брит­ва не долж­на была касать­ся их голо­вы, но и вино не долж­но было касать­ся их уст. У нас же очень стран­ное назо­рей­ство: брад мы не бре­ем, но от вина не отка­зы­ва­ем­ся. Поэто­му я не отно­шусь все­рьёз к тако­му объ­яс­не­нию наше­го «длин­но­бра­дия».

- Свя­щен­ни­ки гово­рят: надо чаще бывать в хра­ме. А если я не имею такой воз­мож­но­сти? Доста­точ­но ли домаш­ней веры?

- В храм мы идем для того, что­бы стать хри­сти­а­на­ми. Ведь хри­сти­а­ни­ном чело­век ста­но­вит­ся не тогда, когда чита­ет кни­гу о Хри­сте и даже не тогда, когда молит­ся. А тогда, когда он вос­при­ни­ма­ет то, что Бог пере­да­ет ему. Пото­му что хри­сти­ан­ство – един­ствен­ная рели­гия в мире, кото­рая гово­рит не о том, какие жерт­вы люди долж­ны при­но­сить богам, но о том, какую жерт­ву Бог при­но­сит людям. Поэто­му я иду в храм, что­бы при­нять Его жерт­ву мне, Его плоть и кровь, кото­рые Он дает мне. Если чело­век живет вне литур­ги­че­ской жиз­ни, его душа поти­хонь­ку начи­на­ет дичать. Точ­нее, дух – пото­му что душу еще мож­но кор­мить кни­га­ми, интер­не­том, еще чем-то. Но дух без Духа – дича­ет. Как если бы чело­век, живя вда­ли от булоч­ной, читал бы кни­ги по хле­бо­пе­кар­но­му делу, но сам к хле­бу не при­ка­сал­ся бы.

- А если душа не лежит к хра­му? Свя­щен­ник не устраивает?

- Для моск­ви­ча этот вопрос реша­ет­ся лег­ко: в сто­ли­це боль­ше вось­ми­сот свя­щен­ни­ков. Доста­точ­но лег­ко мож­но выбрать свя­щен­ни­ка по душе, по созву­чию ваших душ. Но, кста­ти, чем мень­ше по-чело­ве­че­ски при­я­тен свя­щен­ник, тем на самом деле боль­ше духов­ное содер­жа­ние моей испо­ве­ди. Это испо­ведь Все­выш­не­му, а не свя­щен­ни­ку. Кро­ме того, сле­ду­ет пом­нить то, что свя­щен­ник гово­рит о себе на испо­ве­ди: я толь­ко сви­де­тель, а чело­век при­хо­дит к Богу.

В пока­я­нии я, как зано­зу, вытас­ки­ваю из себя свое про­шлое. Ведь об одном и том же эпи­зо­де мож­но рас­ска­зы­вать по-раз­но­му. Мож­но хва­стать­ся: мужи­ки, я вче­ра с такой бабой вечер про­вел! Да, как и на испо­ве­ди, это будет рас­сказ о реаль­ном собы­тии, но оцен­ка-то его будет ско­рее вос­тор­жен­ная, чем пока­ян­ная. Это не испо­ведь. А если чело­век о том же собы­тии рас­ска­зы­ва­ет в пока­я­нии, то, зна­чит, он хочет, что­бы этот вечер гре­ха был стерт из его жиз­ни. Он уже сты­дит­ся это­го поступ­ка, счи­та­ет, что в ту мину­ту он не был собой насто­я­щим. Так вот, когда про­ис­хо­дит такой рас­сло­е­ние лич­но­сти – «я тогдаш­ний» и «я насто­я­щий» — тогда чело­ве­ку пред­ла­га­ет­ся: рас­ска­жи об этом поступ­ке в при­сут­ствии дру­го­го. Нали­чие дру­го­го чело­ве­ка на испо­ве­ди перед Богом – кри­те­рий, кото­рый пока­зы­ва­ет, насколь­ко серьез­но отчуж­де­ние чело­ве­ка от оттор­га­е­мо­го им его прошлого.

— Ино­гда, когда при­хо­дишь в цер­ковь, то чув­ству­ешь, что здесь свя­то. А ино­гда тако­го чув­ства нет. От чего это зави­сит? От лич­но­го фак­то­ра священника?

— Это­го я не знаю. Обыч­но в таких слу­ча­ях гово­рю: «А в каком кар­мане у вас лежит харизмометр?»

– Может ли свя­щен­ник нару­шить ауру?

- Это уже из обла­сти оккультизма.

- Чушь собачья?

- Луч­ше ска­зать «шам­ба­ли­че­ская».

- Божья кара.

- Бог не мстит – Бог нака­зу­ет. А нака­за­ние – это от сла­вян­ско­го сло­ва «наказ», то есть урок. Некая педа­го­ги­че­ская мера. И то, что мы назы­ва­ем карой,может быть след­стви­ем оши­бок, кото­рые мы сами допу­сти­ли. Ведь когда мать гово­рит малы­шу: не тронь утюг! – а малыш при­ка­са­ет­ся и полу­ча­ет ожог, трав­ма воз­ни­ка­ет не пото­му, что мать мстит ребен­ку, а вслед­ствие того, что он нару­шил некую запо­ведь. Но глав­ное – очень часто боли и радо­сти при­хо­дят к нам не из наше­го про­шло­го, а из буду­ще­го. Пото­му что Бог – Он педа­гог и ино­гда предо­сте­ре­га­ет нас от буду­ще­го, к кото­ро­му мы несем­ся на всех парах. Про­мысл Божий как бы ста­вит нам под­нож­ку, что­бы мы упа­ли рань­ше, чем сва­лим­ся в ту вол­чью яму, кото­рую мы еще не видим, но кото­рая ждет нас в кон­це пути. Пусть будет раз­би­та колен­ка, зато сохра­ним целой голову.

Впро­чем, порой боль при­хо­дит, что­бы оче­ло­ве­чить нас, что­бы в ее гор­ни­ле мы подросли.

- У меня сго­рел мони­тор. Наказание?

- Спро­си­те не меня, а себя само­го. Нака­за­ние это свы­ше или нет, може­те знать толь­ко вы сами, зная свои пред­ше­ству­ю­щие собы­тию поступки.

- А вы зна­е­те нака­зан­но­го Богом человека?

- Мне кажет­ся, клас­си­че­ский слу­чай тако­го нака­за­ния – судь­ба Ники­ты Хру­ще­ва. Зна­ме­ни­тый пле­нум ЦК КПСС, сняв­ший его с долж­но­сти, состо­ял­ся в день празд­но­ва­ния Покро­ва Божьей Мате­ри. Это типич­но, исклю­чи­тель­но рус­ский празд­ник, незна­ко­мый дру­гим пра­во­слав­ным Церк­вям. Хру­щев, самый рья­ный гони­тель рус­ской церк­ви, был снят по про­мыс­лу Божье­му имен­но в такой день[20].

– В послед­нее вре­мя очень часто при­хо­дит­ся стал­ки­вать­ся с оди­на­ко­вой, почти стан­дарт­ной реак­ци­ей совре­мен­но­го чело­ве­ка на несча­стье. Когда слу­ча­ет­ся боль­шое горе, чело­век спра­ши­ва­ет: ну и где же Ты был, Гос­по­ди? И при­хо­дит к выво­ду, что Бога вооб­ще нет. Мож­но ли чем-то объ­яс­нить такой общий пово­рот мыс­ли? Мож­но ли доне­сти до чело­ве­ка, что одно из дру­го­го не следует?

– Хри­сти­а­ни­ну лег­че отве­чать на этот вопрос. Если чело­век из глу­би­ны горя спра­ши­ва­ет – где же Ты был, Гос­по­ди? – для хри­сти­а­ни­на ответ оче­ви­ден: в без­дне стра­да­ния Он был преж­де тебя. Тебя еще не было, а Он уже был на гол­гоф­ском кресте.

Слож­нее отве­чать чело­ве­ку дру­гой рели­ги­оз­ной тра­ди­ции, если она не при­зна­ет за Богом пра­ва испы­ты­вать чело­ве­че­скую боль и сострадание.

В целом тако­го рода раз­бор­ки – это сви­де­тель­ство сла­бо­сти харак­те­ра чело­ве­ка. Это жела­ние пере­ло­жить с себя на кого-то ответ­ствен­ность за свою судь­бу. В этом смыс­ле заме­ча­тель­на эти­ка «Вла­сте­ли­на колец» Тол­ки­е­на. Не столь­ко филь­ма, сколь­ко кни­ги. Про­чи­тав ее, я понял, что я хоб­бит до глу­би­ны души. У Тол­ки­е­на Бог явно не про­яв­ля­ет­ся, Он оста­ет­ся нена­зван­ным. Его Про­мысл дей­ству­ет, но при этом не веша­ет на себя ярлык: вни­ма­ние, тут на сце­ну выхо­жу Я, Про­мысл Божий. Герои сказ­ки не опус­ка­ют руки в поте­рях и неуда­чах, и имен­но поэто­му в кон­це кон­цов ока­зы­ва­ет­ся, что даже неуда­чи обо­ра­чи­ва­ют­ся к пользе.

- А что Вы дума­е­те о филь­ме «Вла­сте­лин колец»? Хри­сти­ан­ский он, анти­хри­сти­ан­ский, сто­ит его смот­реть, не стоит?

- В филь­ме мень­ше хри­сти­ан­ских помет, чем в кни­ге. Напри­мер, в кни­ге Тол­ки­ен точ­но назы­ва­ет дату уни­что­же­ния Коль­ца Все­вла­стия и паде­ния вла­сти Сау­ро­на: 25 мар­та. Это день Бла­го­ве­ще­ния. А в той тра­ди­ции ран­не­го англий­ско­го Сред­не­ве­ко­вья, к кото­рой обра­щен Тол­ки­ен, это еще и день Пас­хи. Бла­го­ве­ще­ние – день доб­рой вести, нача­ла Ново­го Заве­та. Пас­ха – это само собы­тие Избав­ле­ния. В кни­ге 25 мар­та начи­на­ет­ся новая эпо­ха, Эпо­ха Людей. В филь­ме ниче­го подоб­но­го най­ти нельзя.

В филь­ме не най­ти раз­мыш­ле­ний Тол­ки­е­на о раз­лич­ных вари­ан­тах посмер­тия: гно­мы пере­во­пло­ща­ют­ся, эль­фы бес­смерт­ны. А что каса­ет­ся людей, то о их посмерт­ной судь­бе эль­фы ниче­го не зна­ют: Илу­ва­тар (Бог-Тво­рец у Тол­ки­е­на) уго­то­вал им нечто радост­но-непо­нят­ное. Тот, кто зна­ет исто­рию хри­сти­ан­ства, дога­да­ет­ся, что речь идет о надеж­де на телес­ное вос­кре­се­ние: та чер­та апо­столь­ской про­по­ве­ди, что более все­го шоки­ро­ва­ла языч­ни­ков… Вооб­ще же наи­бо­лее див­ное и пол­ное опи­са­ние Тол­ки­е­ном чело­ве­че­ско­го посмер­тия мож­но най­ти в его рас­ска­зе «Лист Ниггла».

- А раз­ве нет в тек­сте тако­го, что смерть была дана в нака­за­ние за покло­не­ние Мор­го­ту – Сатане?

- Да, в Силь­ма­рил­ли­оне это есть, Силь­ма­рил­ли­он рели­ги­о­зен с само­го нача­ла. Я бы вооб­ще реко­мен­до­вал читать эту кни­гу парал­лель­но с пер­вы­ми гла­ва­ми Бытия: сотво­ре­ние мира, созда­ние чело­ве­ка, гре­хо­па­де­ние. Если вы ище­те пере­вод биб­лей­ско­го ска­за­ния на язык совре­мен­ной поэ­зии, то луч­ше Тол­ки­е­на это не сде­лал никто. Бли­жай­ший ана­лог – это песнь Асла­на, тво­ря­ще­го мир, в «Хро­ни­ках Нар­нии» тол­ки­нов­ско­го дру­га Клай­ва Льюиса.

Но во «Вла­сте­лине Колец» герои под­черк­ну­то нере­ли­ги­оз­ны. Тол­ки­ен в сво­их пись­мах и бесе­дах с дру­зья­ми это под­чер­ки­вал: в его мире никто не молит­ся и не при­но­сит жерт­вы, не пото­му, что они ате­и­сты, а в силу неко­ей рели­ги­оз­ной цело­муд­рен­но­сти. «Вла­сте­лин Колец» – это мир до эпо­хи людей, до Биб­лей­ско­го откро­ве­ния. А, сле­до­ва­тель­но, без истин­но­го бого­по­зна­ния. Где нет Биб­лии – нет Божье­го откро­ве­ния о Самом Себе, а без это­го чело­век будет впа­дать в ошиб­ки и ста­но­вить­ся языч­ни­ком. Тол­ки­ен и гово­рит: я слиш­ком люб­лю сво­их хоб­би­тов, что­бы делать их язычниками.

Поэто­му у него Богу никто не молит­ся и хра­мы не стро­ит, за одним исклю­че­ни­ем (в «Силь­ма­рил­ли­оне») — когда Сау­рон, захва­тив духов­ную власть над ост­ро­вом Нуме­нор, про­бу­ет вве­сти культ себя само­го и стро­ит храм сво­е­го име­ни. Гнев Илу­ва­та­ра уни­что­жа­ет этот остров.

Меня пора­зи­ло, что неко­то­рые из пра­во­слав­ных чита­те­лей «Вла­сте­ли­на Колец» не смог­ли этих вещей заме­тить и понять. В аль­ма­на­хе Одес­ской семи­на­рии был издан доста­точ­но непри­лич­ный текст, где ска­за­но, что раз у Тол­ки­е­на ниче­го про Бога не гово­рит­ся, то, зна­чит, он создал «без­бож­ный мир, кото­рый живёт сам по себе». Мне кажет­ся, это откро­вен­ное изде­ва­тель­ство над тек­стом. Имен­но незри­мый Илу­ва­тар направ­ля­ет собы­тия к неожи­дан­но­му исхо­ду: пре­да­тель пре­да­ет то зло, кото­ро­му слу­жит, и в ито­ге имен­но сла­бый хоб­бит с помо­щью недо­ду­шен­но­го им Гор­лу­ма уни­что­жа­ет могу­ще­ство тьмы.

- А поче­му обще­ство тол­ки­е­ни­стов настоль­ко антихристианское?

- Это моя вина. Моя вина в том, что я знал, что Тол­ки­ен хри­сти­ан­ский писа­тель, а пото­му и не обра­щал вни­ма­ния на эту кни­гу. Я был уве­рен, что с этой сто­ро­ны про­блем не воз­ник­нет, и все откла­ды­вал лич­ное зна­ком­ство с ней. Кро­ме того, я пола­гал, что кто-то дру­гой из цер­ков­ных пуб­ли­ци­стов обра­тит­ся к этой бла­го­дат­ной и бла­го­дар­ной теме и даст бого­слов­ские пояс­не­ния к «ВК». Но мол­ча­ние затя­ну­лось. А ведь любое поле без обра­бот­ки дича­ет. Это и слу­чи­лось и с рус­ским Тол­ки­е­ном. К тому же нашлись и мер­зав­цы типа Ника Перу­мо­ва, кото­рые уже совер­шен­но созна­тель­но ста­ли сата­ни­зи­ро­вать мир Тол­ки­е­на. Пага­ни­за­ция ВК была почти неиз­беж­на и по той при­чине, что наши совет­ские под­рост­ки были не в состо­я­нии уви­деть в текстах Тол­ки­е­на биб­лей­ские наме­ки. Ведь у них не было Зако­на Божье­го в шко­ле. И то, что было понят­но Гар­ри Пот­те­ру, ста­ло совер­шен­но непо­нят­но Тане Гроттер.

- А в тек­сте само­го Тол­ки­е­на есть ли какие-то осно­ва­ния для подоб­но­го про­чте­ния? Ведь в самой тол­ки­е­нист­ской тусов­ке, сре­ди людей, кто зани­ма­ет­ся этим все­рьез, про­цве­та­ют язы­че­ство, магизм, прак­ти­ку­ют­ся похо­ды в аст­рал, вера в иные миры и путе­ше­ствия по ним…

- Во всех дви­же­ни­ях, отно­ся­щих­ся к Нью Эйдж, есть некая общая логи­ка. Совре­мен­ный чело­век очень ценит свою неза­ви­си­мость и свою сво­бо­ду. При этом он пони­ма­ет, что жизнь нель­зя сво­дить к тусов­ке, что в ней долж­на быть некая рели­ги­оз­ная состав­ля­ю­щая. Но если он вхо­дит в какую-то рели­ги­оз­ную тра­ди­цию, то он вхо­дит в мир, сфор­ми­ро­вав­ший­ся без него и до него, а, зна­чит, он дол­жен будет себя под­го­нять под те фор­мы жиз­ни и мыс­ли, кото­рые есть в этой тра­ди­ции. Дале­ко не всем это нра­вит­ся. Что­бы это­го избе­жать – мож­но создать соб­ствен­ную рели­гию для само­го себя. Но в этом слу­чае про­явит­ся дру­гая про­бле­ма: рели­гия, создан­ная для себя, не дает тебе вла­сти над дру­ги­ми. Ты ста­но­вишь­ся вла­сте­ли­ном необи­та­е­мой пла­не­ты, и неко­му вос­хва­лять твою муд­рость и вели­чие. Итак, в живой тра­ди­ци­он­ной рели­гии есть мно­го людей, но нет места для тво­их амби­ций, а в рели­гии име­ни себя не к кому свои амби­ции при­ла­гать, посколь­ку есть ты здесь во всей неущем­лен­но­сти сво­их хоте­лок, но боль­ше нет никого.

Но выход есть: подо­брать гром­кий, но мерт­вый брэнд. Для обре­те­ния вла­сти иде­аль­но под­хо­дит рели­гия фик­тив­ная или бес­пись­мен­ная. И поэто­му воз­рож­да­ют всю­ду реани­ми­ру­ют яко­бы древ­не­рус­ские куль­ты или древне­скан­ди­нав­ские: все, что не оста­ви­ло после себя тек­стов. И еще это долж­на быть мерт­вая рели­гия, та, у кото­рой сей­час нет цен­тров и нет живых носи­те­лей, кото­рые могут огра­ни­чи­вать сво­бо­ду само­зва­ных жрецов.

Фик­тив­ная же рели­гия – это обра­ще­ние к чисто лите­ра­тур­ным памят­ни­кам с тем, что­бы заявить: это боль­ше чем сказ­ка, это эзо­те­ри­че­ское мисти­че­ское посла­ние, и имен­но у меня есть ключ, что­бы эту сказ­ку, этот роман, кото­рый вам так нра­вит­ся, про­чи­тать в духов­ном смыс­ле. Уже есть сек­та, для кото­рой свя­щен­ным писа­ни­ем явля­ют­ся сказ­ки Бажо­ва. Встре­ча­лись мне и эзо­те­ри­че­ские тол­ко­ва­ния Колоб­ка. Ну, а Тол­ки­ен и сам не скры­ва­ет сво­ей религиозности.

- А реаль­но ли най­ти общий хри­сти­ан­ский язык с тол­ки­е­ни­ста­ми? С людь­ми, при­вык­ши­ми отвер­гать хри­сти­ан­ство, шастать по аст­ра­лам и верить в свои про­шлые жиз­ни в мире Толкиена?

- Конеч­но. На одной моло­деж­ной кон­фе­рен­ции я знал, что в зал при­гла­ше­ны тол­ки­ни­сты. Поэто­му я начал с вопро­сов к ним: «Орки тут есть? Нет? А трол­ли? И назгу­лов нет?.. Ну, тогда нам, хоб­би­там, ниче­го не угро­жа­ет!». И раз­го­вор пошел хоро­шо. Но и поми­мо пря­мых наших кон­так­тов — рано или позд­но чело­век нач­нет пони­мать, что в затя­нув­шей­ся игре роли ради­каль­но меня­ют­ся и игра­ют на самом деле им. Как толь­ко он пой­мет, что его созна­ние может одна­жды навсе­гда остать­ся в этих мирах, по кото­рым он при­вык путе­ше­ство­вать, он будет искать спо­соб защи­тить себя. Не поте­рять то, что полю­бил в сво­их играх, но и не порвать с миром людей. Это зна­чит, что пора брать уро­ки по обрат­но­му пере­во­ду со сре­ди­зем­но­мор­ско­го на хри­сти­ан­ский: Илу­ва­тар – это зна­чит Бог. 

- В декаб­ре выхо­дит на экра­ны пер­вый фильм из цик­ла «Хро­ни­ки Нар­нии» Лью­и­са, есть ли у Вас какие-то прогнозы?

- Подо­зре­ваю, что линия будет все та же: откро­вен­но хри­сти­ан­ские момен­ты будут туши­ро­вать­ся. Уж сколь­ко вышло гол­ли­вуд­ских поде­лок о Чаше Гра­а­ля, где умуд­ри­лись даже не упо­мя­нуть имя Христа.

- И все же — что луч­ше: пока­зать детям фильм «Вла­сте­лин Колец» или «Гар­ри Пот­тер», дать почи­тать соот­вет­ству­ю­щую книж­ку или почи­тать наши рус­ские народ­ные сказки?

- А что обще­го у рус­ских ска­зок и детей? Народ­ные сказ­ки в их ори­ги­наль­ном виде слу­ша­лись всей семьей. Отдель­ной дет­ской ком­на­ты в рус­ской избе не было, как не было и отдель­ной дет­ской лите­ра­ту­ры. Взрос­лые рас­ска­зы­ва­ли сказ­ки про себя и для себя. Когда Афа­на­сьев в кон­це 19 века стал эти сказ­ки запи­сы­вать, то ока­за­лось, что это мало­цен­зур­ное чте­ние. Их ста­ли пере­ла­гать для детей уже в совет­ские годы. Цен­зу­ра пре­вра­ти­ла их в сказ­ки для очень опре­де­лен­ной воз­раст­ной груп­пы, для дошколь­ни­ков. «Гар­ри Пот­тер» — это сказ­ка, обра­щен­ная к под­рост­кам, а ВК – это сказ­ка для юно­ше­ства. Так что срав­ни­вать их – все рав­но, что видеть в дет­ской педаль­ной машине кон­ку­рен­та компьютеру.

- А есть ли в наших сказ­ках хри­сти­ан­ское ядро?

- Адап­ти­ро­ва­ли сказ­ки совет­ские изда­тель­ства, поэто­му про хри­сти­ан­ское ядро там гово­рить не при­хо­дит­ся. Если же брать не адап­ти­ро­ван­ные сказ­ки, афа­на­сьев­ские, то надо ска­зать, что это энцик­ло­пе­дия жиз­ни наро­да, поэто­му там есть все. Там есть сюже­ты вполне хри­сти­ан­ские, но есть и вопи­ю­ще анти­хри­сти­ан­ские, есть и такие, какие про­сто по ту сто­ро­ну добра и зла. В одной из ска­зок Ива­нуш­ка-дура­чок начи­на­ет тор­го­вать тру­пом сво­ей мате­ри – чего уж тут христианского!

Если же про­ве­сти ана­лиз и погля­деть, какие каче­ства поль­зу­ют­ся наи­боль­шим одоб­ре­ни­ем в рус­ских сказ­ках, то полу­чит­ся, что в этих сказ­ках боль­ше все­го вос­пе­ва­ет­ся лукав­ство. Воров­ство, мел­кое мошен­ни­че­ство… Удач­ли­вых побе­ди­те­лей в них не судят.

Впро­чем, если брать неот­ре­цен­зи­ро­ван­ную вер­сию Куроч­ки Рябы, то, на мой взгляд, это вполне хри­сти­ан­ская сказ­ка. Все мы зна­ем нача­ло: яич­ко раз­би­лось, дед пла­чет, баба пла­чет. А вот кон­цов­ка: на шум при­бе­га­ет жена цер­ков­но­го поно­ма­ря, ей рас­ска­за­ли, что слу­чи­лось, она в сле­зы. При­бе­жа­ла домой, рас­ска­за­ла мужу, муж зары­дал и в яро­сти порвал все цер­ков­ные кни­ги. На шум при­бе­жа­ла жена дья­ко­на, ей рас­ска­за­ли, она зары­да­ла и побе­жа­ла домой, рас­ска­за­ла мужу, муж в яро­сти и отча­я­нии сжег все ико­ны в хра­ме. На шум при­бе­га­ет попа­дья, спра­ши­ва­ет, что слу­чи­лось, ей рас­ска­зы­ва­ют, она в сле­зы, бежит домой, рас­ска­зы­ва­ет мужу, муж бежит в храм и все коло­ко­ла перебил.

Поче­му я гово­рю, что эта сказ­ка хри­сти­ан­ская? Пото­му что она коми­че­ская, а комич­ность дости­га­ет­ся за счет абсо­лют­ной неадек­ват­но­сти пове­де­ния пер­со­на­жей. Рус­ское духо­вен­ство в созна­нии рус­ско­го наро­да вос­при­ни­ма­ет­ся как эта­лон здра­во­мыс­лия, и поэто­му имен­но его неадек­ват­ное пове­де­ние вос­при­ни­ма­ет­ся как повод для смеха.

- А про про­стое яич­ко в ори­ги­на­ле есть?

- В афа­на­сьев­ском вари­ан­те нет. Но в раз­ных селах рас­ска­зы­ва­ет­ся по-разному…

- А есть ли сказ­ки с ясно выра­жен­ной хри­сти­ан­ской идеей?

Да. Напри­мер, сказ­ка о попе и работ­ни­ке его Бал­де. Это чистое обли­че­ние фари­сей­ства и гор­ды­ни. Обра­ще­ние работ­ни­ка к чер­тям, конеч­но, не есть хоро­шо, но обли­че­ние лице­ме­рия и гор­ды­ни рабо­то­да­те­ля – важнее.

- А есть ли анти­хри­сти­ан­ский момент в Гар­ри Поттере?

- Нет, я тако­го не вижу. Глав­ная идея кни­ги – идея жерт­вы. Под­ставь под удар себя ради спа­се­ния дру­го­го. Осо­бен­но ярко вы уви­ди­те это в шестой кни­ге… Надо не про­сто ослеп­нуть, а выскоб­лить себе глаз­ные ямы, что­бы не уви­деть здесь еван­гель­ской темы.

- За что же ГП так доста­ет­ся от пра­во­слав­ной критики?

- За то, что дети в этой сказ­ке учат­ся на вол­шеб­ни­ков. Но когда взрос­лый чело­век пере­ста­ет вос­при­ни­мать дет­скую сказ­ку как сказ­ку, это само по себе ката­стро­фа. Пра­во­слав­ные кри­ти­ки не уме­ют читать сказ­ки. Но пере­ги­бы быва­ют и с дру­гой сто­ро­ны: когда серьез­но-рерих­ну­тые дяди и тети при­хо­дят и начи­на­ют гово­рить: вот, малыш, а теперь попро­буй изу­чить магию и аст­ро­ло­гию по-насто­я­ще­му. Роулинг высме­и­ва­ет «мабам ваб­лат­ски», но в нару­ше­ние автор­ской воли, ее соб­ствен­ную сказ­ку наслед­ни­ки Бла­ват­ской про­бу­ют пре­вра­тить в мостик, веду­щий к не-ска­зоч­ной магии..

- Так под­во­дя итог, что без­опас­нее, что полез­нее читать ребен­ку-под­рост­ку? Тол­ки­е­на, Роулинг или наши сказ­ки – из тех, кото­рые мож­но читать?

- Дже­ка Лон­до­на пусть чита­ет! Вооб­ще, читать Вла­сте­ли­на Колец рань­ше шест­на­дца­ти лет вред­но. А еще луч­ше перед этим полу­чить два выс­ших обра­зо­ва­ния – бого­слов­ское и религиоведческое…

- Доста­точ­но ли сего­дня иметь те древ­ние 10 заповедей?

- Вполне доста­точ­но. Все нынеш­ние гре­хи укла­ды­ва­ют­ся в них.

- А если чело­век соблю­да­ет, образ­но гово­ря, 90 про­цен­тов запо­ве­дей, нару­шая толь­ко одну – спит с чужой женой? Он греш­ник или боль­ше праведник?

- Это все рав­но что чело­век с боль­ной пече­нью гово­рит: в целом я здо­ров. Хоро­шая у него жизнь? «Боль­ная печень» ему все рав­но воздаст…

- Но ведь по неофи­ци­аль­ной ста­ти­сти­ке чуть ли не у каж­до­го вто­ро­го есть любов­ник или любов­ни­ца. Полу­ча­ет­ся, что эти люди поте­ря­ны для церкви?

- Здесь важ­но рас­ка­я­ние: осо­зна­ет, что живет в гре­хе, — уже хоро­шо. Зна­чит, не без­на­де­жен. Пока­ян­ная само­оцен­ка чело­ве­ка важ­нее греха. 

- Но дале­кие от церк­ви люди пола­га­ют, если они не уби­ва­ют, не пре­лю­бо­дей­ству­ют, не кра­дут — то и не гре­шат. Что же такое грех с Вашей точ­ки зрения?

- В цер­ков­ном пони­ма­нии грех — это рана, кото­рую чело­век нано­сит сво­ей душе. Сра­зу при­зна­юсь, всех моих науч­ных и бого­слов­ских зна­ний не хва­тит, что­бы опре­де­лить, что такое душа, поэто­му поз­во­лю себе ска­зать о ней по-дет­ски: душа, это то, что болит у чело­ве­ка, когда все тело здорово.

Чело­век пони­ма­ет, что у него есть серд­це, печень, желу­док, когда они начи­на­ют болеть. Я когда начи­наю раз­го­вор с детьми на эту тему, порой спра­ши­ваю у них: «Встань, пожа­луй­ста, и пока­жи – где у тебя нахо­дит­ся печень». Ребе­нок, конеч­но, пока­зы­ва­ет на живот… А я ему гово­рю: «Ответ непра­виль­ный. Садись, пять. Да, пять. Это же ведь очень здо­ро­во, что ты не зна­ешь, где у тебя печень! Зна­чит, ты здо­ров! Дай Бог, что­бы как мож­но доль­ше ты оста­вал­ся в таком счаст­ли­вом неве­де­нии!». Пока боли нет – нет и ощу­ще­ния лока­ли­за­ции орга­на. В дет­стве и юно­сти для всей тре­бу­хи есть одно назва­ние: «живот». А к 50-ти годам начи­на­ешь отли­чать поч­ки от над­по­чеч­ни­ков… А уж раз болит – зна­чит, существует!

Вот так же — если, про­сы­па­ясь ночью от боли, ты осо­зна­ешь, что болит у тебя не серд­це, не желу­док, не суста­вы, а… душа, — то начи­на­ешь пони­мать, что есть у тебя и такой орган. И пока чело­век не обре­тет опыт душев­ной боли, он и не зна­ет, что у него есть душа. Есть печаль­ное наблю­де­ние меди­ков: у каж­до­го чело­ве­че­ско­го орга­на обя­за­тель­но долж­на быть своя болезнь. Если же у нас есть душа, у нее тоже долж­ны быть свои болячки.

Поэто­му так же, как мы забо­тим­ся о здо­ро­вье и чисто­те сво­е­го тела — соблю­да­ем пра­ви­ла лич­ной гиги­е­ны, сани­та­рии, не едим, что попа­ло, не под­би­ра­ем то, что валя­ет­ся на обо­чи­нах, не пьем из дорож­ных луж, — надо сле­дить и за чисто­той сво­ей души: не пус­кать в созна­ние мусор, доно­ся­щий­ся из эфи­ра или с экра­на теле­ви­зо­ра. Не поку­пать каж­дую газе­тен­ку или жур­наль­чик, пусть даже самые цве­та­стые и при­вле­ка­тель­ные, не верить сплетням…

Если чело­век эти про­стые пра­ви­ла не соблю­да­ет, то в его душе начи­на­ет­ся про­цесс, подоб­ный рако­во­му. Рако­вые клет­ки — это слиш­ком здо­ро­вые клет­ки, не уме­ю­щие уми­рать: они бес­ко­неч­но пух­нут, делят­ся, порож­дая себе подоб­ные, не умея усту­пать пра­во на суще­ство­ва­ние клет­кам дру­го­го типа — сосед­ним. А ведь толь­ко в сла­жен­но­сти всех систем сохра­ня­ет­ся целост­ность орга­низ­ма. Так в оркест­ре каж­дый музы­кант на сво­ем месте: кто-то игра­ет на скрип­ке, кто-то — на габое, а есть чело­век, кото­рый бьет в тарел­ки. Но если «таре­лоч­ник» нач­нет делать это слиш­ком часто, заглу­шая осталь­ные инстру­мен­ты, что полу­чит­ся? Како­фо­ния. Так и в теле чело­ве­ка. Когда какие-то клет­ки начи­на­ют слиш­ком под­дер­жи­вать свою «пар­тию», воз­ни­ка­ет рак. Так же и в душе чело­ве­ка: когда какая-то, сама по себе нор­маль­ная чело­ве­че­ская потреб­ность, жела­ние, начи­на­ет рас­пу­хать, вытес­няя, засло­няя все осталь­ное, соб­ствен­но чело­ве­че­ское, тогда рож­да­ет­ся грех.

В созна­нии неве­ру­ю­щих, не цер­ков­ных людей сло­во «грех» слиш­ком пря­мо­ли­ней­но ассо­ци­и­ру­ет­ся сего­дня с блу­дом, сек­су­аль­ной обла­стью жиз­ни чело­ве­ка. Был даже такой слу­чай. Нака­нуне Вели­ко­го поста в Про­ще­ное вос­кре­се­нье батюш­ка обра­тил­ся к пастве: «Давай­те про­стим друг дру­га и меня про­сти­те: я тоже чело­век и тоже гре­шен». Через несколь­ко дней батюш­ка заме­тил, что при­хо­жане на него косо смот­рят. Уди­вил­ся: во вре­мя поста люди ста­но­вят­ся друг дру­гу бли­же, а здесь наобо­рот. Через вер­ных при­хо­жан он выяс­нил, в чем дело. Ока­за­лось, пошел слух, что у него есть любов­ни­ца. Свя­щен­ник уди­вил­ся — отку­да взя­лась такая сплет­ня. А ему гово­рят: «Да Вы сами вышли в Про­ще­ное вос­кре­се­ние и чест­но при­зна­лись в том, что согрешили…».

Грех — это все, что вре­дит чело­ве­че­ско­му, духов­но­му росту. Это зависть и само­влюб­лен­ность, отча­я­ние и осуж­де­ние дру­гих людей, при­стра­стие к день­гам и леность…

- Я слы­шал, что убий­ство чело­ве­ка — не самый страш­ный грех. Почему?

- Есть раз­ные виды гре­хов: про­тив себя само­го, про­тив Бога и про­тив ближ­не­го. Вооб­ще-то любой грех содер­жит в себе все три яда, но в раз­ных про­пор­ци­ях. Чело­век, уби­вая дру­го­го чело­ве­ка, несо­мнен­но гре­шит про­тив ближ­не­го сво­е­го. Этот грех сугу­бо стра­шен пото­му, что его послед­ствия необ­ра­ти­мы. Здесь и грех про­тив Бога: чело­век, уби­вая дру­го­го чело­ве­ка, забы­ва­ет о Боге, даже если он веру­ю­щий. Есть тут и грех про­тив себя самого.

В двух послед­них ком­по­нен­тах чело­век в буду­щем может кое-что изме­нить. Конеч­но, убий­ца не вос­кре­сит уби­то­го, но может сам стать дру­гим. Каким бы страш­ным ни было убий­ство, для убий­цы все­гда оста­ет­ся воз­мож­ность перемениться.

Был такой свет­лый чело­век в совет­ские вре­ме­на, ныне покой­ный, Глеб Кале­да. Док­тор гео­ло­го-мине­ра­ло­ги­че­ских наук в миру — и тай­ный свя­щен­ник, на квар­ти­ре у кото­ро­го был храм. Уже в 90‑е годы он пер­вым начал ходить в тюрь­мы испо­ве­до­вать при­го­во­рен­ных к смер­ти. Отец Глеб одна­жды ска­зал, что когда впер­вые шел к ним, думал, что, да, конеч­но, за пре­ступ­ле­ни­ем долж­на после­до­вать рас­пла­та, смерт­ная казнь. Но когда он начал слу­шать испо­ве­ди этих людей, понял, что уби­вая их, мы дела­ем нечто страш­ное. Мы уби­ва­ем невин­ных. И дело тут не в в воз­мож­ной судеб­ной ошиб­ке, а в том, что на казнь при­во­дит­ся уже совер­шен­но дру­гой чело­век, изме­нив­ший­ся за годы, про­ве­ден­ные им в еже­днев­ном ожи­да­нии испол­не­ния при­го­во­ра. По сути, у него толь­ко пас­порт­ное тож­де­ство с убий­цей, когда-то совер­шив­шим преступление.

Грех же более тяж­кий, чем убий­ство — это отча­я­ние. Пото­му что отча­яв­ший­ся чело­век уже не может быть твор­цом сво­е­го буду­ще­го. Отча­я­ние — как фик­са­тор, удер­жи­ва­ю­щий руки и ноги и меша­ю­щий выбрать­ся из про­па­сти, в кото­рую чело­век попал. Это — самый страш­ный грех, кото­рый сов­ме­ща­ет убий­ство и самоубийство.

- А зависть, рав­но­ду­шие, гордыня?

-Это тоже очень непри­ят­ные вещи, очень боль­но ранят, но их, как зано­зы, мож­но вынуть из сво­ей души. А вот отча­я­ние тем и страш­но, что если чело­век ему отдал­ся, уже не может опе­ри­ро­вать свою душу.

Нуж­но понять, что грех и пре­ступ­ле­ние не одно и то же. Грех не сво­дит­ся толь­ко к сфе­ре наших меж­лич­ност­ных отно­ше­ний. Это не толь­ко некое нега­тив­ное соци­аль­ное дей­ствие в отно­ше­ни­ях с дру­ги­ми людь­ми. Грех — это то, что в первую оче­редь про­ис­хо­дит во мне самом.

В этом — отли­чие цер­ков­ной эти­ки от граж­дан­ско­го пра­ва. Очень вер­но это пере­дал Ниц­ше: «И если друг при­чи­нит тебе зло, ска­жи так: «Я про­щаю тебе то, что сде­лал ты мне; но как про­стить зло, кото­рое этим поступ­ком ты при­чи­нил себе?»[21]

- Что страш­нее: гре­шить про­тив себя или про­тив Бога?

- Это тес­но вза­и­мо­свя­за­но. Свя­той Иса­ак Сирин в 7 веке ска­зал: «Греш­ник подо­бен псу, кото­рый лижет пилу и не заме­ча­ет при­чи­ня­е­мо­го себе вре­да, пото­му что пья­не­ет от вку­са соб­ствен­ной кро­ви». Так что преж­де все­го чело­век все­гда вре­дит себе самому.

Напри­мер, недав­но я был в Яку­тии, видел алмаз­ные шах­ты («труб­ки»). У людей крайне тяже­лые усло­вия рабо­ты — нехват­ка кис­ло­ро­да, холод, мало солн­ца и так далее. Огром­ные кот­ло­ва­ны на сот­ни мет­ров ухо­дят вглубь Зем­ли. В моро­зы они совер­шен­но не про­вет­ри­ва­ют­ся. Выхлоп­ные газы от рабо­та­ю­щей там тех­ни­ки оста­ют­ся вни­зу, и рабо­чим при­хо­дит­ся ими дышать. Это вред­но. И люди это зна­ют. Тем не менее, ради зара­бот­ка они это дела­ют. Это — грех про­тив самих себя.

Грех ли это про­тив Бога — не могу сказать.

Но рели­ги­оз­но-эти­че­ский аспект появ­ля­ет­ся, когда речь захо­дит о детях. Детям при­хо­дит­ся рас­ти вда­ли от солн­ца. Полу­ча­ет­ся, чело­век жерт­ву­ет здо­ро­вьем уже не толь­ко сво­им, но и дру­гих людей ради денег, ради того, что­бы иметь воз­мож­ность и квар­ти­ру поболь­ше купить, и на курор­те пошиковать.

Вот здесь и появ­ля­ет­ся воз­мож­ность понять – зачем же рели­гия нуж­на людям. Зада­ча рели­гии — осво­бо­дить чело­ве­ка. Глав­ное раб­ство — не в пови­но­ве­нии тому, что сна­ру­жи, а в под­чи­не­нии тому, что изнут­ри. Раз­ве на опас­ные про­из­вод­ства людей сей­час достав­ля­ют под кон­во­ем? Их там насиль­но кто-то удер­жи­ва­ет? – Нет и нет. Так поче­му они здесь? Они зна­ют, что и им и их детям здесь пло­хо. Зачем же они здесь? Их здесь дер­жит гос­по­дин дол­лар. Нет, не бумаж­ка. А отно­ше­ние к этой бумаж­ке – вожде­ле­ю­щее, жерт­вен­ное отно­ше­ние, слу­жа­щее. Чело­век же ока­зал­ся рабом у этой сво­ей похо­ти. Это и есть тот вопрос, кото­рый рели­гия ста­вит перед чело­ве­ком: то, чему я слу­жу, то, чему поз­во­ляю себя кон­тро­ли­ро­вать — достой­но мое­го чело­ве­че­ско­го при­зва­ния или недо­стой­но? Или я слу­жу тому, что ниже меня, или же тому, что выше меня. Соот­вет­ствен­но, я — раб вещей, или же я — раб Божий. Если раб Божий, то боль­ше ничей не раб, в том чис­ле не раб сво­е­го соци­аль­но­го ими­джа, не раб сво­их «хоте­лок». 

- Счи­та­ет­ся, что бога­тые, жерт­вуя боль­шие день­ги, могут выку­пить или отку­пить­ся от сво­их гре­хов. Так ли это?

- Мож­но я отве­чу анек­до­том? Новый рус­ский при­хо­дит к батюш­ке и спра­ши­ва­ет: «Батюш­ка, если я пожерт­вую 100 тысяч на стро­и­тель­ство тво­е­го хра­ма, ты можешь гаран­ти­ро­вать, что моя душа попа­дет в рай?» Батюш­ка по раз­ду­мьи отве­ча­ет: «Зна­ешь, гаран­ти­ро­вать, пожа­луй, не могу, но попро­бо­вать стоит».

Этот же прин­цип про­воз­гла­ша­ла заме­ча­тель­ная рус­ская посло­ви­ца: «гла­за боят­ся, а руки дела­ют». Ино­гда кажет­ся, что рабо­та невы­пол­ни­ма: ну нель­зя про­по­лоть все это поле до гори­зон­та. Но ниче­го: ты нач­ни рабо­тать, потом оста­но­вись, пере­дох­ни и сно­ва про­дол­жай рабо­тать. А там, гля­дишь, и сде­ла­ешь все, что надо было сде­лать. Каза­лось, что невоз­мож­но — такой храм постро­ить, детей столь­ко вос­пи­тать… А ты — нач­ни. А там и люди, и Бог помогут.

Так и здесь. Цер­ковь не может нико­му выдать индуль­ген­цию. Но если это пожерт­во­ва­ние — хотя бы пер­вый шажок на пути к пока­я­нию и пере­ме­нам в душе, зна­чит, чело­век уже пони­ма­ет, что ему недо­ста­точ­но ино­ма­рок, костю­мов, вилл и так далее. Он начи­на­ет чув­ство­вать жизнь сво­ей души. Это — нача­ло само­по­зна­ния, кото­рое в кон­це кон­цов может при­ве­сти и к позна­нию Бога.

- Доста­точ­но замо­лить грех – мож­но с чистой сове­стью жить дальше?

- Да нет в цер­ков­ном бого­сло­вии тако­го тер­ми­на – «замо­лить грех». Нет тут мате­ма­ти­ки – сколь­ко молитв надо про­чи­тать для отпу­ще­ния вот тако­го-то гре­ха. Но если чело­век начал такую молит­ву – это уже хоро­шо. Зна­чит, он уже осо­знал нечто как свой грех и уже наме­тил дви­же­ние сво­ей воли в сто­ро­ну, уво­дя­щую от это­го гре­ха. Это пер­вый шаг. Но это еще не иско­ре­не­ние гре­ха и не зажив­ле­ние его послед­ствий. Болез­нен­ное вос­по­ми­на­ние о том гре­хе долж­но оста­вать­ся навсе­гда. Чистая совесть толь­ко у людей с корот­кой памятью.

- А вре­дит ли душе кре­ма­ция тела?

- Для посмерт­ной судь­бы чело­ве­ка образ погре­бе­ния не име­ет зна­че­ния (не путать погре­бе­ние с отпе­ва­ни­ем). Мно­гие хри­сти­ане были рас­тер­за­ны зверь­ми, рас­тво­ре­ны в сер­ной кис­ло­те или сожже­ны. Для Бога это не явля­ет­ся пре­пят­стви­ем для вос­со­зда­ния ново­го чело­ве­ка. Как еще во вто­ром веке ска­зал Мину­ций Феликс — “Мы не боим­ся, как вы дума­е­те, ника­ко­го ущер­ба при любом спо­со­бе погре­бе­ния, но при­дер­жи­ва­ем­ся ста­ро­го и луч­ше­го обы­чая пре­да­вать тело зем­ле” (Окта­вий. 34,10).

Самой кре­ма­ци­ей нель­зя ока­зать вли­я­ние на чело­ве­че­скую душу.

Более важ­но знать, что за мотив, по кото­ро­му кре­ма­ция была совер­ше­на. Если чело­век созна­тель­но избрал такой путь сво­е­му телу после смер­ти — это зна­чит, что он зара­нее не желал погре­бе­ния по хри­сти­ан­ской тра­ди­ции. Но если кре­ма­ция была навя­за­на после кон­чи­ны, в ней не будет гре­ха умершего.

И все же, хотя сожже­ние не грех, это не зна­чит, что цер­ковь при­вет­ству­ет дан­ный риту­ал. Дело в том, что при сожже­нии исче­за­ет столь зна­чи­мая для хри­сти­ан­ства сим­во­ли­ка зер­на: тело опус­ка­ют в зем­лю подоб­но зер­ну, кото­рое может вос­крес­нуть в новой кос­ми­че­ской весне.

Кро­ме того, заклю­че­ние пеп­ла в колум­ба­рий остав­ля­ет чело­ве­ка в каком-то веч­ном ком­му­низ­ме. К род­ствен­ни­ку нель­зя потом прий­ти один на один, подоб­но тому как это мож­но сде­лать за обыч­ной клад­би­щен­ской оградкой.

Неодоб­ре­ние Цер­ко­вью кре­ма­ции моти­ви­ро­ван­но не бояз­нью того, что сожже­ние повре­дит погре­ба­е­мым; про­сто пас­тыр­ское серд­це видит, что для тех, кто сжи­га­ет сво­их близ­ких, это дей­ствие нена­зи­да­тель­но: оно все­ва­ет в душу ско­рее отча­я­ние, неже­ли надежду

- Прав­да ли, что соба­ку в дом пус­кать нельзя?

- Это одна из самых рас­про­стра­нен­ных сего­дня при­ход­ских спле­тен. Мол, «если дом освя­щен — посе­ля­ет­ся Гос­подь, а если пусти­ли соба­ку в дом, –– бла­го­дать Свя­то­го духа ухо­дит! У кого соба­ки живут в одном поме­ще­нии с ико­на­ми, тот не дол­жен допус­кать­ся к При­ча­стию!»[22]. Но бого­слов­ских осно­ва­ний для столь кате­го­рич­но­го мне­ния нет.

Биб­лия не учит о несов­ме­сти­мо­сти соба­ки и бла­го­да­ти. Когда Ангел Рафа­ил сопут­ство­вал Товии, шла “и соба­ка юно­ши с ними” (Тов. 5,17). И Анге­ла это не отго­ня­ло и не смущало.

Есть в Писа­нии место, где соба­ка ока­зы­ва­ет­ся сим­во­лом бла­га: «Какое обще­ние у вол­ка с ягнен­ком? Так и у греш­ни­ка — с бла­го­че­сти­вым. Какой мир у гие­ны с соба­кою? И какой мир у бога­то­го с бед­ным?» (Сир. 13, 21–22).

И нигде в Биб­лии соба­ка не име­ну­ет­ся нечи­стым живот­ным (рав­но как и кош­ка нигде не отно­сит­ся к живот­ным чистым). Точ­нее, и соба­ка и кош­ка оди­на­ко­во нечи­сты: «Из всех зве­рей чет­ве­ро­но­гих те, кото­рые ходят на лапах, нечи­сты для вас: вся­кий, кто при­кос­нет­ся к тру­пу их, нечист будет до вече­ра» (Левит 11,27). В этом отно­ше­нии соба­ка при­рав­ни­ва­ет­ся к чело­ве­ку: при­кос­но­ве­ние к тру­пу чело­ве­ка так­же счи­та­лось риту­аль­но нечи­стым. Но еврей­ский закон, пони­мая неиз­беж­ность тако­го рода кон­так­тов, пред­пи­сы­вал и сред­ства очи­ще­ния. Ново­за­вет­ная рели­ги­оз­ность не видит в при­кос­но­ве­нии к тру­пу чело­ве­ка сквер­ны и гре­ха (вспом­ним про­щаль­ный поце­луй в кон­це отпе­ва­ния). Тем более не сто­ит видеть гре­ха в при­кос­но­ве­нии к живой собаке.

Свя­ти­тель Фотий, пат­ри­арх Кон­стан­ти­но­поль­ский пишет об име­но­ва­нии живот­ных «нечи­сты­ми»: “Мно­гое по при­ро­де очень хоро­шо, но для поль­зу­ю­щих­ся ста­но­вит­ся боль­шим злом, не из-за соб­ствен­ной при­ро­ды, но из-за пороч­но­сти поль­зу­ю­щих­ся… Чистое ста­ло отде­лять­ся от нечи­сто­го не с нача­ла миро­зда­ния, но полу­чи­ло это раз­ли­чие из-за неко­то­рых обсто­я­тельств. Ибо посколь­ку егип­тяне, у кото­рых изра­иль­ское пле­мя было в услу­же­нии, мно­гим живот­ным воз­да­ва­ли боже­ские поче­сти и дур­но поль­зо­ва­лись ими, кото­рые были весь­ма хоро­ши, Мои­сей, что­бы и народ изра­иль­ский не был увле­чен к это­му сквер­но­му упо­треб­ле­нию и не при­пи­сал бес­сло­вес­ным боже­ское почи­та­ние, в зако­но­да­тель­стве спра­вед­ли­во назвал их нечи­сты­ми — не пото­му, что нечи­сто­та была при­су­ща им от созда­ния, ни в коем слу­чае, или нечи­стое было в их при­ро­де, но посколь­ку еги­пет­ское пле­мя поль­зо­ва­лось ими не чисто, но весь­ма сквер­но и нече­сти­во. А если что-то из обо­жеств­ля­е­мо­го егип­тя­на­ми Мои­сей отнес к чину чистых, как быка и коз­ла, то этим он не сде­лал ниче­го несо­глас­но­го с насто­я­щим рас­суж­де­ни­ем или с соб­ствен­ны­ми целя­ми. Назвав что-то из бого­тво­ри­мо­го ими мер­зо­стью, а дру­гое пре­дав закла­нию, и кро­во­про­ли­тию, и убий­ству, он рав­ным обра­зом огра­дил изра­иль­тян от слу­же­ния им и воз­ни­ка­ю­ще­го отсю­да вре­да — ведь ни мерз­кое, ни заби­ва­е­мое и под­ле­жа­щее закла­нию не мог­ло счи­тать­ся богом у тех, кто так к нему отно­сил­ся. Итак, миро­тво­ре­ние Божие про­из­ве­ло все созда­ния весь­ма хоро­ши­ми и при­ро­да все­го — самая наи­луч­шая. Нера­зум­ное же и без­за­кон­ное люд­ское упо­треб­ле­ние, осквер­нив мно­гое из создан­но­го, заста­ви­ло что-то счи­тать­ся и назы­вать­ся нечи­стым, а что-то, хотя и избе­жа­ло наиме­но­ва­ния нечи­сто­го, дало повод бого­вид­цу преду­смот­реть дру­гой спо­соб пре­сечь их осквер­не­ние, что­бы тем и дру­гим обра­зом изъ­ять из мыс­лей изра­иль­тян мно­го­бо­жие и добить­ся без­упреч­но­сти. Ведь и наиме­но­ва­ние Нечи­сто­го, и исполь­зо­ва­ние, отда­ю­щее жерт­вен­ное [мясо] чре­ву, не поз­во­ля­ет мыс­лить и даже про­сто вооб­ра­зить в них нечто боже­ствен­ное или почтен­ное»[23].

Цер­ков­ная исто­рия так­же поз­во­ля­ет мол­вить сло­веч­ко в защи­ту собак: в 1439 году во Фло­рен­ции про­хо­дил собор, заклю­чив­ший унию като­ли­ков с пра­во­слав­ны­ми. В послед­ний день собо­ра, когда и зачи­ты­вал­ся сам акт об унии, у ног визан­тий­ско­го (пра­во­слав­но­го) импе­ра­то­ра лежа­ла соба­ка. И вот когда нача­ли читать этот доку­мент, кото­рый с точ­ки зре­ния пра­во­сла­вия был пре­да­тель­ским, пес зала­ял так, что никто не смог его оста­но­вить. Дело, кста­ти, про­ис­хо­ди­ло в хра­ме. И пес был един­ствен­ным в тот день и в том месте, кто воз­вы­сил свой голос в защи­ту пра­во­сла­вия…[24]

А вот доб­рый взгляд цер­ков­но­го иерар­ха (буду­ще­го Пат­ри­ар­ха) на собак: “По горо­ду мас­са собак, все самой под­лин­ной кам­чат­ской поро­ды, мох­на­тые и здо­ро­вые. На них наши сиби­ря­ки ездят зимой. Пита­ют­ся эти достой­ные живот­ные по-мона­ше­ски рыбой и обна­ру­жи­ва­ют пол­ней­шее рав­но­ду­шие к пере­ме­нам пого­ды. Я дол­го любо­вал­ся на одно­го пса, кото­рый пре­спо­кой­но почи­вал под про­лив­ным дождем, хотя все­го два шага было до сарая. Пожа­луй, и Дио­ген поза­ви­до­вал бы это­му соба­чье­му сто­и­циз­му, хотя и носил почет­ное зва­ние кини­ка (кион, соба­ка)»[25].

Так что не тра­ди­ция, а неве­же­ствен­ный модер­низм сто­ит за про­ти­во­по­лож­ны­ми настав­ле­ни­я­ми: «Если в част­ном доме живет во дво­ре соба­ка. Мож­но ли с ней общать­ся, гла­дить и кор­мить нака­нуне сво­е­го при­ча­стия? – Нака­нуне в день при­ча­стия к соба­ке под­хо­дить не надо. Так­же гла­дить нель­зя, а если погла­ди­ли слу­чай­но, вне при­ча­ще­ния, сра­зу надо мыть руки с мылом и спо­лос­нуть свя­той водой. – А что если за день до при­ча­стия дотро­нул­ся до соба­ки, то помыв руки свя­той водой мож­но ли при­ча­щать­ся? — Нет, при­ча­щать­ся нель­зя»[26].

Непри­язнь к соба­ке име­ет не цер­ков­ное, а язы­че­ское про­ис­хож­де­ние. «Соба­ка по неяс­ной при­чине обыч­на в семан­ти­че­ском ряду смерть-пре­ис­под­няя-Зем­ля»[27].

Мисти­че­ские при­чи­ны нега­тив­но­го отно­ше­ния неко­то­рых языч­ни­ков к соба­кам неяс­ны, а вот быто­вые при­чи­ны вполне понят­ны. От соба­ки несет «соба­чи­ной». Суки во вре­мя теч­ки в отли­чие от кошек не выли­зы­ва­ют себя и остав­ля­ют сле­ды. Соба­ки спо­кой­но ложат­ся в грязь и пожи­ра­ют свою же бле­во­ти­ну. Соба­ки могут схо­дить с ума (и тогда пожи­рать сво­их щен­ков). Но в кон­це кон­цов все это не неизбежно.

Да, в тра­ди­ци­он­ном хозяй­стве места живот­ных были рас­пре­де­ле­ны разум­но и ясно: пес охра­ня­ет дом сна­ру­жи, кот — изнут­ри. Но у наших квар­тир нет «при­уса­деб­ных участ­ков». Так что соба­ку при­хо­дит­ся пус­кать внутрь.

И поль­за от пре­бы­ва­ния соба­ки в совре­мен­ном доме быва­ет вполне оче­вид­ной. Сего­дня домаш­ний пес стал сред­ством ко вполне хри­сти­ан­ско­му вос­пи­та­нию детей. «Ты про­сил щен­ка? Так и заботь­ся о нем и иди с ним гулять!».

Столь же оче­ви­ден и вред от изгна­ния соба­ки «во имя веры».

Если бабуш­ка, настро­ен­ная на борь­бу с соба­кой каким-либо «духов­ным настав­ни­ком», при­ез­жа­ет домой и поль­зу­ясь отсут­стви­ем дома детей и вну­ков , изго­нит вон их люби­мо­го щен­ка, то что потом будут думать ее дети и вну­ки о вере самой бабуш­ки, о том «настав­ни­ке», что вну­шил ей эту пре­муд­рость и вооб­ще о Православии?

Ну, да что тем рев­ни­те­лям до слез детей и до судь­бы их душ: они ходят гор­дые тем, что отсто­я­ли “цер­ков­ное пре­да­ние”! При­чем – мни­мо церковное.

Цер­ковь про­сто не ста­ла спо­рить с этим язы­че­ским суе­ве­ри­ем. Но по про­ше­ствии веков то, что Цер­ковь про­сто тер­пе­ла, вдруг ста­ло выда­вать­ся за то, к чему сама Цер­ковь призывает!

И еще инте­рес­ный рас­сказ, свя­зан­ный с соба­кой, есть в рав­ви­ни­сти­че­ском пре­да­нии. Текст из кни­ги Исход – «мяса, рас­тер­зан­но­го зве­рем в поле, не ешь­те, псам бро­сай­те его» (Исх. 22,31) – здесь пояс­ня­ет­ся так: это награ­да от Бога псам за то, что те не лая­ли во вре­мя ухо­да евре­ев из Егип­та…[28]

- Есть ли в цер­ков­ном уче­нии отве­ты на вопро­сы: для чего Гос­подь создал живот­ных, какое место зани­ма­ют они в Его Промысле?

- Ника­ко­го спе­ци­аль­но­го уче­ния Церк­ви об этом нет. Но Гос­подь дела­ет все для поль­зы чело­ве­ка и для его радо­сти. Соглас­но Шестод­не­ву живот­ные созда­ны что­бы слу­жить чело­ве­ку – пер­вые гла­вы Кни­ги Бытия осно­ва­ны на ради­каль­но антро­по­цен­три­че­ской пози­ции: чело­ве­ку дает­ся Божие пове­ле­ние напол­нять зем­лю и вла­деть ею. Но в Псал­мах или в Кни­ге Иова появ­ля­ет­ся дру­гая нот­ка. Там мы видим беге­мо­та, кото­рый ока­зы­ва­ет­ся совер­шен­но не антро­по­цен­три­че­ским суще­ством, а напро­тив несет угро­зу для чело­ве­ка, но Гос­подь ему тоже раду­ет­ся. Здесь ока­зы­ва­ет­ся, что по сло­ву Кни­ги Иова «длин­нее зем­ли мера Его». Ока­зы­ва­ет­ся, что у Гос­по­да есть свое эсте­ти­че­ское чув­ство, свои мас­шта­бы, а Его мыс­ли уже не мыс­ли чело­ве­ка. Так что я думаю, по окон­ча­нии миро­вой исто­рии, если мы смо­жем стя­жать ум Хри­стов, мы узна­ем нечто новое о живот­ном мире, чем то, что мы о нем дума­ем сейчас.

- А что ста­но­вит­ся с душа­ми живот­ных после смерти?

- Дело в том, что Цер­ковь вполне уна­сле­до­ва­ла уче­ние Ари­сто­те­ля о раз­ных типах душ. Есть души рас­ти­тель­ные, у живот­ных – живот­ная душа, у чело­ве­ка есть и рас­ти­тель­ная и живот­ная душа, и, кро­ме того, есть душа чело­ве­че­ская и Дух Божий. Посколь­ку Гос­подь не пред­на­зна­чал живот­ных для бес­смер­тия душа живот­но­го, то есть тот прин­цип, кото­рый ожи­во­тво­ря­ет его тело, исче­за­ет вме­сте с телом. В нашей реаль­ной жиз­ни живот­ные нуж­ны нам как помощ­ни­ки, но если Цар­стве Божи­ем наш Помощ­ник Гос­подь, то там будут не нуж­ны ни лоша­ди не мер­се­де­сы; живот­ные нуж­ны нам как шко­ла люб­ви и забо­ты, но если ты попал в Цар­ство Божие, там уже не нуж­но воз­вра­щать­ся на эти пер­вые ступеньки.

- Кро­ме того, что живот­ные помо­га­ют людям, они же слу­жат нам пищей. Како­во отно­ше­ние Церк­ви к упо­треб­ле­нию мяса? Мож­но ли срав­ни­вать бла­го­че­сти­вое воз­дер­жа­ние от мяса с вегетарианством?

- Что каса­ет­ся отно­ше­ния Церк­ви к мясу, то оно вполне тер­пи­мое. Хри­стос вку­шал мясо, хотя бы пото­му, что Он соблю­дал иудей­ские уста­нов­ле­ния, а по иудей­ским уста­нов­ле­ни­ям, во дни пас­халь­ных тра­пез обя­за­тель­но нуж­но было жерт­вен­но­го агн­ца сне­дать, при­чем цели­ком, так что к утру оста­ва­лись толь­ко косточ­ки. Мы видим, что Хри­стос ловит рыбу, и апо­сто­лы ловят и вку­ша­ют ее. После пото­па Гос­подь гово­рит Ною и его сыно­вьям, что теперь вся­кая плоть на зем­ле вам в пищу, вку­шай­те ее. Так что у Церк­ви нико­гда не было про­блем в отно­ше­нии к мясу. Пра­во­слав­ные посты и мона­ше­ские уста­вы, кото­рые при­зы­ва­ют воз­дер­жи­вать­ся от мяс­ной пищи, не име­ют ни малей­ше­го отно­ше­ния ни к какой фило­со­фии. Здесь чисто физио­ло­ги­че­ское обос­но­ва­ние. Про­сто плот­ная энер­ге­ти­че­ски насы­щен­ная бел­ко­вая пища созда­ет опре­де­лен­ные затруд­не­ния в борь­бе с дви­же­ни­я­ми сво­ей соб­ствен­ной плоти.

- Широ­ко извест­но вет­хо­за­вет­ное раз­де­ле­ние живот­ных на чистых и нечи­стых. Чем оно моти­ви­ро­ва­но и сохра­ня­ет­ся ли оно доныне?

- Если бы такой вопрос мне задал семи­на­рист, то я сра­зу поста­вил бы ему два бал­ла. Во-пер­вых, дело в том, что само деле­ние на чистых и нечи­стых, совер­шен­но чет­ко сни­ма­ет­ся в Дея­ни­ях Апо­столь­ских, в виде­нии сот­ни­ку Кор­ни­лию и апо­сто­лу Пет­ру, во-вто­рых, деле­ние живот­ных на чистых и нечи­стых в Вет­хом Заве­те име­ло исклю­чи­тель­но кули­нар­ный харак­тер. Когда я сего­дня слы­шу от неко­то­рых при­хо­жан, что соба­ка нечи­стое живот­ное, а кош­ка чистое, я хочу спро­сить: «А как вы кошек гото­ви­те?». Вопрос о том, к кому из живот­ных мож­но при­ка­сать­ся, а к кому нель­зя, в Вет­хом Заве­те нигде не ставится.

- Нынеш­ний город­ской чело­век не нуж­да­ет­ся в услу­гах лоша­ди и не может содер­жать во дво­ре телен­ка. Обык­но­вен­но в город­ских квар­ти­рах живут кош­ки, соба­ки, вол­ни­стые попу­гай­чи­ки, да чере­па­хи. Что полез­но­го, на Ваш взгляд, может извлечь хри­сти­а­нин из обще­ния с эти­ми «мень­ши­ми братьями»?

- Для совре­мен­но­го горо­жа­ни­на, обще­ние с живот­ным – это, преж­де все­го, шко­ла люб­ви и забо­ты. Есте­ствен­но, что если в доме детей «куча мала», то они сами про­хо­дят опыт сосу­ще­ство­ва­ния и забо­ты друг о дру­ге, хотя вре­ме­на­ми и коло­тят друг дру­га. К сожа­ле­нию, в совре­мен­ных семья детей очень мало и очень часто живот­ные высту­па­ют как сур­ро­га­ты детей. Навер­ное, это пло­хо. Пло­хо, когда взрос­лые заво­дят живот­ное вме­сто ребен­ка, но если сам ребе­нок про­сит: «Мама роди мне бра­ти­ка или щеноч­ка», и мама дарит ему щеноч­ка, то для него это хоро­шо. Было бы луч­ше, если бы был бра­тик, но щенок луч­ше, чем ниче­го. В таком слу­чае надо ему объ­яс­нить: «Смот­ри, рядом с тобой есть живое суще­ство, за кото­рое ты отве­ча­ешь. Нра­вит­ся тебе или не нра­вит­ся, ты идешь с ним гулять, уха­жи­ва­ешь за ним, дума­ешь о нем, боле­ешь вме­сте с ним». Тогда это будет пер­вая шко­ла при­вя­зан­но­сти и пер­вая шко­ла любя­щей забо­ты. Сна­ча­ла это живот­ное, потом это будут дру­зья. Поти­хо­неч­ку чело­век прой­дет такую шко­лу люб­ви и, может быть, научит­ся любить Бога.

— А мож­но ли хри­сти­а­ни­ну зани­мать­ся бое­вы­ми искусствами?

— Пока это физ­куль­ту­ра — зани­май­ся, но как толь­ко запах­ло фило­со­фи­ей — оставь. Если тебя учат бить пра­вой пят­кой по лево­му уху — это нор­маль­но, а вот как толь­ко начи­на­ют гово­рить, что перед нача­лом тре­ни­ров­ки надо покло­нить­ся духу это­го зала, здесь надо уметь уйти. Если нача­лись уро­ки меди­та­ции, кон­цен­тра­ции энер­гии, сто­ит поду­мать о само­обо­роне души. На таких осно­вах св. Нико­ла­ем Япон­ским была созда­на сек­ция дзю-до в Токий­ской семи­на­рии, при­чем зани­ма­лись в ней не толь­ко япон­ские, но и рус­ские мальчики.

А 20 лет назад один монах из Тро­и­це-Сер­ги­е­вой Лав­ры рас­ска­зы­вал мне, как имен­но через спорт он при­шёл к Богу. Во вре­мя уче­бы в уни­вер­си­те­те он серьёз­но зани­мал­ся каратэ. После оче­ред­ной побе­ды на тур­ни­ре тре­нер ска­зал ему: «Ты зна­ешь, Саша, тебе наста­ла пора при­ни­мать реше­ние. Если хочешь идти в нашем спор­те даль­ше, то учти, что на сле­ду­ю­щем уровне ско­рость боя будет тако­ва, что думать будет про­сто неко­гда. Твоя реак­ция долж­на стать авто­ма­ти­че­ской. А для это­го тебе нуж­но учить­ся не думать. Надо будет уметь отклю­чать своё созна­ние. Тебе теперь необ­хо­ди­мо овла­деть такой тех­ни­кой меди­та­ции, кото­рая при­ве­ла бы к тво­е­му само­устра­не­нию, поз­во­ли­ла бы сте­реть твоё само­со­зна­ние, твою лич­ность». Тео­рию йоги и буд­диз­ма тогдаш­ний Саша уже знал. Теперь его при­зва­ли к прак­ти­ке. И он поду­мал: «а не слиш­ком ли это боль­шая цена за успех в спор­те?». К это­му вре­ме­ни он уже пони­мал, что мир рели­гии что-то доста­точ­но серьёз­ное. И занял­ся поис­ка­ми такой рели­гии, кото­рая бы не сти­ра­ла, а напро­тив, сохра­ня­ла лич­ность чело­ве­ка для веч­но­сти. В ито­ге при­шёл в хри­сти­ан­ство. А посколь­ку и уни­вер­си­тет­ская мате­ма­ти­ка, и спорт при­уча­ли его к после­до­ва­тель­но­сти, он пошел и даль­ше — в монашество.

- А какое Ваше отно­ше­ние к спор­ту и физкультуре?

- К физ­куль­ту­ре хоро­шее. К спор­ту – пло­хое[29].

- Может ли пра­во­слав­ный делать заряд­ку, бегать или зани­мать­ся аэробикой?

- Все эти заряд­ки и аэро­би­ки — это все наша пла­та за очки, выс­шее обра­зо­ва­ние и т.д. Если б мы жили в деревне, если б надо было с утра натас­кать боч­ку воды, про­па­хать гря­доч­ку, нако­лоть дро­ва — то ника­кие заряд­ки не пона­до­би­лись бы. Но если уж нам так не повез­ло, что мы живем в доме с лиф­том, с водо­про­во­дом и т.д., и рабо­та у нас сидя­чая… Важ­но: вза­мен чего? Если ты дела­ешь физ­за­ряд­ку вме­сто молит­вы — это пло­хо; а если физ­за­ряд­ка у тебя вме­сто утрен­ней теле­про­смот­руш­ки — то это хорошо. 

- Мож­но ли пра­во­слав­ным ходить на дис­ко­те­ки, мож­но ли танцевать?

- Я уже доста­точ­но стар: мне хочет­ся при слы­ша­нии тако­го вопро­са гнев­но осу­дить и заклей­мить… Но все же в Биб­лии ска­за­но – «Весе­лись, юно­ша, в юно­сти тво­ей, и да вку­ша­ет серд­це твое радо­сти во дни юно­сти тво­ей, и ходи по путям серд­ца тво­е­го и по виде­нию очей тво­их» (Еккл. 11, 8–9; с про­дол­же­ни­ем: «толь­ко знай, что за все это Бог при­ве­дет тебя на Суд»). И под этим юно­ше­ским весе­льем вряд ли под­ра­зу­ме­ва­ет­ся радость от чте­ния акафистов…

Раз­го­вор о дис­ко­те­ках повер­га­ет меня в неко­то­рое затруд­не­ние — пото­му, что сло­во «дис­ко­те­ка» име­ет раз­ные смыс­лы. Дис­ко­те­ка моей моло­до­сти — это одно. Дис­ко­те­ка совре­мен­ной моло­дё­жи, боюсь, это нечто совсем дру­гое. Пото­му что самое страш­ное, что было на дис­ко­те­ке моей поры, это бутыл­ка пива. Сего­дня, гово­рят, там быва­ют трав­ки и ещё что-то наркотическое.

Что же каса­ет­ся тан­ца… Если про­сто маг­ни­то­фон ста­вит­ся на пенёк, и на волей­боль­ной пло­щад­ке начи­на­ет­ся топ­та­ние по кру­гу, то назвать это тан­ца­ми нель­зя. Ребя­та, вы же тан­це­вать не уме­е­те! Пере­ми­на­ние с ноги на ногу — это не танец. Это сек­су­аль­ные кон­так­ты пер­во­го рода, не тан­цы, а «при­жи­ман­цы». Иде­аль­ный же пра­во­слав­ный танец — брейк-дэнс. Во-пер­вых, ника­ких тебе парт­нё­ров, стро­го мона­ше­ское пове­де­ние, во-вто­рых, огром­ные затра­ты энер­гии и после это­го хоро­ший сон у под­рост­ков. Т.е. нор­маль­ная физзарядка.

- Ска­жи­те, Вы ведь, навер­ня­ка, как слу­жи­тель церк­ви, про­тив упо­треб­ле­ния, так назы­ва­е­мых, матер­ных слов.

- Чело­век дол­жен идти к сво­бо­де. Сво­бо­да есть некое само­вла­стье, на гре­че­ском это – «экс-усия», что озна­ча­ет суще­ство­ва­ние из себя само­го. Чело­век обя­зан защи­щать свою сво­бо­ду в том чис­ле и от само­го себя. Очень наив­но счи­тать, что сво­бо­да это толь­ко сво­бо­да поли­ти­че­ская. Сво­бо­да – это сво­бо­да и от сво­их реак­ций, точ­нее — защи­та от их навяз­чи­во­сти, пред­ска­зу­е­мо­сти, неуклон­но­сти. Зна­е­те, в дик­кен­сов­ских «Посмерт­ных запис­ках пик­вик­ско­го клу­ба» есть мистер Пик­вик – чело­век, я бы ска­зал, такой пра­во­слав­ной ком­плек­ции. Так вот, он куда-то торо­пил­ся и оста­но­вил кэб на ули­це. Когда он в него усел­ся, то заме­тил, что кэб­мен тоже чело­век не сла­бо­го тело­сло­же­ния, а лошадь – такая дох­лая пре-тощая кля­ча. И мистер Пик­вик спра­ши­ва­ет кэб­ме­на: «Про­сти­те, милей­ший, а эта кля­ча нас дове­зет или нет?» На что кэб­мен отве­ча­ет: «Не изволь­те бес­по­ко­ить­ся, сэр. Глав­ное — заста­вить сде­лать ее пер­вый шаг, после это­го кэб наби­ра­ет ско­рость и кля­ча убе­га­ет от него, что­бы он ее не зада­вил»[30]. Вот это и есть прин­цип наших отно­ше­ний с нашей соб­ствен­ной эмо­ци­о­наль­ной жиз­нью, когда внеш­ние обсто­я­тель­ства, или наши сте­рео­тип­ные реак­ции под­го­ня­ют нас и сами за нас реша­ют, что мы ска­жем и что мы сде­ла­ем. И нуж­но научить­ся дер­жать дистан­цию по отно­ше­нию к сво­им при­выч­кам и сте­рео­ти­пам. Так что о рече­вой куль­ту­ре я ска­жу про­сто: «за базар отве­тишь». Чело­век — это суще­ство, кото­рое долж­но научить­ся кон­тро­ли­ро­вать все аспек­ты сво­ей жиз­ни. Если ты хочешь быть по-насто­я­ще­му сво­бод­ным, бери под свой кон­троль все, с чем ты свя­зан, в том чис­ле — свои эмо­ции и свою речь.

- В нашем горо­де есть лечеб­ный центр Аюрве­да, где помо­га­ют изба­вить­ся от ряда болез­ней пре­па­ра­та­ми фир­мы “Дабур” (Индия). В осно­ве этих пре­па­ра­тов тра­вы и спе­ции. Надо ска­зать, резуль­тат поло­жи­тель­ный (мы судим по улуч­ше­нию здо­ро­вья близ­ких зна­ко­мых, кото­рым тра­ди­ци­он­ное лече­ние не помог­ло). Ска­жи­те, воз­мож­но ли пра­во­слав­ным при­ни­мать такие пре­па­ра­ты? Нахо­дит ли пра­во­сла­вие точ­ки сопри­кос­но­ве­ния с восточ­ной философией?

- Если те, кто дает вам такое лекар­ство, не сопро­вож­да­ет его про­да­жу оккульт­ны­ми тер­ми­на­ми и лек­ци­ей по индий­ской фило­со­фии, а вы сами види­те в этом сна­до­бье лишь его хими­че­ское дей­ствие (а не «энер­ге­ти­че­ское» или «духов­ное») – то, навер­но, мож­но. Если пря­мо при про­да­же ниче­го «маги­че­ско­го» Вам не объ­яв­ле­но – то сле­ду­ет дер­жать­ся сове­та апо­сто­ла Пав­ла «ешь все без иссле­до­ва­ния». Но посколь­ку полу­чи­ли Вы этот про­дукт из рук языч­ни­ков — такие вещи надо сугу­бо освя­щать кроп­ле­ни­ем свя­той водой и крест­ным зна­ме­ни­ем. И луч­ше поку­пать такие лекар­ства через обыч­ные апте­ки, что­бы ваши день­ги не шли на финан­си­ро­ва­ние дея­тель­но­сти язы­че­ской сек­ты. Пусть будет доро­же, но все же вы буде­те пере­да­вать свои день­ги не язы­че­ско­му про­по­вед­ни­ку, а обыч­но­му свет­ско­му соотечественнику.

- Име­ет ли куре­ние какой-то мисти­че­ский смысл?

- Я имел воз­мож­ность наблю­дать в дей­ствии реклам­ный сло­ган «Курить — бесам кадить». Дело было в Китае. Меня заве­ли в один даос­ский мона­стырь. И там была часов­ня с неко­ей «чёр­ной бабуш­кой». Никто тол­ком не смог ска­зать мне, что за миф с ней свя­зан. Про­сто жен­ская фигу­ра, выре­зан­ная из чер­но­го дере­ва. Воз­ле неё сто­лик-жерт­вен­ник, на кото­рый кла­дут пожерт­во­ва­ния: бутыл­ки вод­ки, апель­си­ны, ябло­ки и т.д. Как у нас пани­хид­ный сто­лик (толь­ко у нас вод­ку не кладут).

… Я вот ино­гда думаю – какая хоро­шая у меня была бы жизнь и карье­ра в Китае! Там сей­час мод­но перед каж­дым супер­мар­ке­том, гости­ни­цей и т.п. ста­вить ста­тую бож­ка богат­ства, а перед ним вот такой жерт­вен­ник. Бог богат­ства, конеч­но, дол­жен обла­дать замет­ным живо­ти­ком. И вот я думаю, что если бы я (с точ­ки зре­ния китай­цев – образ­цо­вый рус­ский: если тот иеро­глиф, кото­рым китай­цы обо­зна­ча­ют нас, раз­ло­жить по смыс­ло­вым ком­по­нен­там, то полу­чит­ся «боль­шие север­ные воло­са­ти­ки») там остал­ся я мог бы под­ра­ба­ты­вать таким вот сиде­ни­ем в позе лото­са с выка­чен­ным впе­ред живо­том. За одно лишь сиде­ние перед вхо­дом в мага­зин мне бы пода­ва­ли немало…

Ну, да что меч­тать попу­сту! А вот в том даос­ском мона­сты­ре в Шэньяне перед идо­лом была короб­ка с пес­ком. Это обыч­но на Восто­ке: в этот песок вты­ка­ют палоч­ки, назы­ва­е­мые бла­го­вон­ны­ми (а эти аро­мат­ные палоч­ки дела­ют­ся из коро­вье­го наво­за). Но в дан­ном слу­чае роль этих «воню­чек» выпол­ня­ли зажжён­ные сига­ре­ты. Их заку­ри­ва­ли и вты­ка­ли в песок филь­тром вниз — и так они дого­ра­ли. Это было бук­валь­но: курить — бесам кадить.

Но из того, что кто-то исполь­зу­ет табак или сига­ре­ту в чёр­ном куль­те, не сле­ду­ет, что любой куря­щий чело­век участ­ву­ет в этом куль­те. И языч­ни­ки воз­жи­га­ли ладан перед сво­и­ми ста­ту­я­ми, но это не меша­ет нам при­но­сить ладан сво­е­му Гос­по­ду. Или то же золо­то, день­ги. Сата­ни­сты их жерт­ву­ют на свои чёр­ные дела, а мы те же самые купю­ры и моне­ты при­но­сим на нуж­ды наше­го хра­ма. Так что я не думаю, что в куре­нии есть какая-то мисти­ка. Ясно, что ниче­го хоро­ше­го в этом нет. Но и «демо­ни­зи­ро­вать» всё сра­зу не сто­ит. За пре­де­ла­ми церк­ви не сра­зу начи­на­ет­ся сата­низм. Есть какое-то про­сто чело­ве­че­ское про­стран­ство: чело­ве­че­ских заблуж­де­ний, поис­ка, оши­бок, немо­щей или, напро­тив, доб­ро­де­те­лей чисто человеческих.

Были свя­тые, кото­рые кури­ли. Напри­мер — свя­ти­тель Нико­лай Япон­ский. В его днев­ни­ках есть заме­ча­тель­ная запись: «Вече­ром скуч­но было и хоте­лось курить, а, меж­ду тем, бро­сил с вос­кре­се­нья — более чем два­дца­ти­лет­нюю при­выч­ку не лег­ко бро­сить»[31]. Зна­чит, боль­шую часть сво­ей жиз­ни свя­ти­тель курил. Что не меша­ло ему быть истин­ным Хри­сто­вым апо­сто­лом. Ну, а уж отно­ше­ние послед­не­го рус­ско­го импе­ра­то­ра к куре­нию всем известно.

Со сво­ей сто­ро­ны могу заме­тить, что пред­ме­том моей острой про­фес­си­о­наль­ной зави­сти явля­ет­ся ста­тус про­фес­со­ров мос­ков­ской Духов­ной ака­де­мии XIX в. В день получ­ки они рас­пи­сы­ва­лись в несколь­ких ведо­мо­стях: кро­ме зар­пла­ты, они полу­ча­ли день­ги на опла­ту квар­ти­ры, на при­об­ре­те­ние книг, и отдель­ная гра­фа была — на табак (зави­дую я не послед­не­му, а преды­ду­щим пунктам).

Дей­стви­тель­но, рус­ское духо­вен­ство XIX века не чуж­да­лось таба­ка[32], и это при­во­ди­ло к опре­де­лён­но­му курьё­зу. Зна­ме­ни­тый пси­хо­лог Бех­те­рев отме­чал, что в ту пору неко­то­рые кли­ку­ши боя­лись запа­ха таба­ка (кли­ку­ше­ство — это когда баба начи­на­ет кри­чать, что она испор­чен­ная, и выкли­ка­ет име­на тех, кто яко­бы на неё пор­чу навел). Кли­ку­ши боят­ся вся­кой свя­ты­ни. И соот­вет­ствен­но, у них быва­ет кри­ча­щая реак­ция, реак­ция сопро­тив­ле­ния на появ­ле­ние пра­во­слав­но­го батюш­ки, на запах лада­на, на мощи, на свя­тую воду. И вот в этом же ряду такую же реак­цию вызы­вал у них запах таба­ка[33].

Кто может объ­яс­нить, поче­му кли­ку­ши в Рос­сии XIX века боя­лись не толь­ко запа­ха лада­на, но и запа­ха таба­ка? Для отве­та нуж­но поста­вить дру­гой вопрос: а от кого НЕ пах­ло таба­ком в ту пору? Ате­и­стов в стране не было. А вот рели­ги­оз­ные люди дели­лись на пра­во­слав­ных и непра­во­слав­ных. Не кури­ли как раз сек­тан­ты — ста­ро­ве­ры и штун­ди­сты (бап­ти­сты). «Гос­по­да, не нюха­ю­щие таба­ку», — как назы­вал их Васи­лий Роза­нов. Соот­вет­ствен­но, запах таба­ка в Рос­сии XIX века это был запах чело­ве­ка, при­над­ле­жа­ще­го к пра­во­слав­ной вере, и бесы на это реагировали.

Есте­ствен­но, я не в защи­ту таба­ка это гово­рю. Про­сто не люб­лю при­ми­тив­но-листо­воч­ных реше­ний. Вро­де того, что отту­да, где лежит сига­ре­та, бла­го­дать точ­но уходит.

Ско­рее все­го, по мыс­ли Фео­фа­на Затвор­ни­ка, куре­ние это не грех, это гре­хов­ное при­стра­стие[34]. Некое изде­ва­тель­ство над самим собой. И сви­де­тель­ство несво­бо­ды. Ведь самый глав­ный тиран — во мне самом. И самая страш­ная несво­бо­да — от себя само­го. Куре­ние в каком-то смыс­ле полез­но — как обна­же­ние моей мари­о­не­точ­но­сти. Ведь самое важ­ное для хри­сти­а­ни­на — узнать прав­ду о себе самом. «Гос­по­ди, даруй мне зре­ти моя пре­гре­ше­ния». Мы себе кажем­ся заме­ча­тель­ны­ми, сво­бод­ны­ми, «белы­ми и пуши­сты­ми». Но попро­буй бро­сить курить, и посмот­рим, как тебя будет корё­жить, надол­го ли тво­ей хва­ле­ной сво­бо­ды хва­тит. Для вдум­чи­во­го чело­ве­ка борь­ба с куре­ни­ем может пока­зать прав­ду о себе самом. Зна­ние прав­ды – это все­гда хоро­шо. В отли­чие от курения.

А вот чего не сто­ит делать — не надо сво­дить свою хри­сти­ан­скую веру к борь­бе с подоб­ны­ми мело­ча­ми. Это как некая ста­рая кожа, она сама собою отпа­да­ет. Если идёт нор­маль­ное духов­ное взрос­ле­ние, это ста­но­вит­ся неин­те­рес­но, невкусно. 

- Если на дру­гих пла­не­тах будет обна­ру­же­на разум­ная жизнь, это как-то повли­я­ет на Православие?

- Во вре­ме­на Апо­сто­лов поня­тия не име­ли об анти­по­дах — оби­те­лях Австра­лии, Аме­ри­ки. «Тому же кто рас­ска­зы­ва­ет, буд­то суще­ству­ют анти­по­ды, т.е. буд­то на про­ти­во­по­лож­ной сто­роне зем­ли, где солн­це вос­хо­дит в ту пору, как у нас захо­дит, люди ходят в про­ти­во­по­лож­ном нашим ногам направ­ле­нии, нет ника­ко­го осно­ва­ния верить» – настав­лял бла­жен­ный Авгу­стин (О Гра­де Божи­ем. 16,9).

Ока­за­лось, что суще­ство­ва­ли целые куль­ту­ры, суще­ство­ва­ния кото­рых никто из людей Биб­лии не пред­по­ла­гал. И что? Хри­сти­ан­ство их совер­шен­но спо­кой­но при­ня­ло и нель­зя даже ска­зать, что оно адап­ти­ро­ва­лось к этим куль­ту­рам. Хри­сти­ан­ство – оно и в Австра­лии оста­лось христианством.

Если ино­пла­не­тяне ока­жут­ся суще­ства­ми, наде­лен­ны­ми разу­мом, сво­бо­дой воли, пло­тью — зна­чит, все, что хри­сти­ан­ство гово­рит о людях, оно ска­жет и о них. Этот вопрос обсуж­дал еще Ломо­но­сов. Когда в ХVIII веке была откры­та атмо­сфе­ра на Вене­ре, Ломо­но­сов пред­по­ло­жил, что там могут быть люди. Если же они там есть, то одно из двух: или они подоб­но нам, впа­ли в грех, или не пали. Если они не греш­ни­ки, то Гол­гоф­ская жерт­ва Хри­ста им не нуж­на, они и так с Богом живут. А если они греш­ни­ки, тогда иску­пи­тель­ная жерт­ва Хри­ста при­не­се­на и за них тоже – как и за народ эрд­зя, о кото­ром апо­сто­лы зна­ли не боль­ше, чем о жите­лях Венеры.

Затем в 1845 году поэт В. Аско­чен­ский те же думы изло­жил в стихах:

«Небо голу­бое

Убра­но звездами;

хочет­ся узнать мне —

Что это за звезды?

Кто в них обитает –

Анге­лы ль Господни,

Души ли отшедших,

Иль иные твари?

Зна­ют ли жиль­цы те

Бед­ствия паденья?

Было ли для них там

Дело искуп­ле­нья?..

Темен, непо­ня­тен.

Хит­рая наука

Шлет ответ мне смелый,

Разум изум­ляя.

Но вопрос не тронут,

И сомне­нье в сердце

Голо­сом тревожным

Душу пора­жа­ет».

Не могу отка­зать себе в удо­воль­ствии при­ве­сти сло­ва из писем свя­ти­те­ля Фео­фа­на Затвор­ни­ка. В 1863 году он написал:

«С удо­воль­стви­ем готов ска­зать Вам сло­во-дру­гое в устра­не­ние Ваших недоразумений.

Вы уве­ре­ны, что все небес­ные тела насе­ле­ны разум­ны­ми суще­ства­ми, что эти разум­ные суще­ства подоб­но нам, но склон­но­сти ко злу (уж поче­му бы не ска­зать, как пад­шие), име­ют нуж­ду в Сред­ствах ко спа­се­нию, что сред­ство это и для них одно: изу­ми­тель­ное стро­и­тель­ство смер­ти и вос­кре­се­ния Хри­ста Бога. Из этих мыс­лей выте­ка­ет у Вас нераз­ре­ши­мое недо­уме­ние: как мог Гос­подь Иисус Хри­стос быть для них Спа­си­те­лем? Неуже­ли мог Он в каж дом из этих миров вопло­щать­ся, стра­дать и уми­рать? Неуме­ние решить этот вопрос бес­по­ко­ит и колеб­лет веру Вашу В Боже­ствен ность домо­стро­и­тель­ства наше­го спасения.

Что такие мыс­ли колеб­лют и бес­по­ко­ят Вас — это по соб­ствен­ной Вашей вине, а не по свой­ству мыс­лей. Эти мыс­ли — цепь меч­та­ний, не пред­став­ля­ю­щих ниче­го несо­мнен­но вер­но­го, я домостро­ительство спа­се­ния есть дело несо­мнен­но вер­ное, дока­зав­шее и посто­ян­но дока­зы­ва­ю­щее свою Боже­ствен­ность. Мож­но ли поз­во­лять, чтоб эту твер­ды­ню коле­ба­ли меч­та­тель­ные предположения?

Хоть Вы издав­на содер­жи­те мысль о бытии разум­ных существ на дру­гих мирах и хотя она име­ет мно­го за себя,— но все же. она не выхо­дит из обла­сти веро­ят­ных пред­по­ло­же­ний. Очень веро­ят­но, что там есть жите­ли, — но все толь­ко веро­ят­но. Ска­зать «есть» не име­е­те пра­ва, пока не удо­сто­ве­ри­тесь делом, что есть. Пра­виль­нее выра­жа­ясь об этом, я гово­рю так: веро­ят­но, есть; а может быть, и нету. Море­пла­ва­тель подъ­ез­жа­ет к ост­ро­ву: все при­зна­ки пока­зы­ва­ют, что там есть жите­ли,— но всхо­дит на него, и ниче­го не видит. Да что о море­пла­ва­те­лях! Пере­не­си­тесь мыс­лию к пер­во­му вре­ме­ни, когда люди, еще не раз­мно­жи­лись: на каж­дом почти шагу Вы встре­ти­ли бы мест­ность с при­зна­ка­ми несо­мнен­ной оби­та­е­мо­сти, а меж­ду тем, жите­лей не было нигде. Так и отно­си­тель­но тел небес­ных. мно­го име­ет­ся наме­ков, буд­то они оби­та­е­мы. Что уди­ви­тель­но­го, если они еще ждут сво­их оби­та­те­лей, или их совсем там не будет: кто зна­ет, чего хочет Гос­подь отно­си­тель­но их! Надо бы побы­вать там, посмот­реть и удо­сто­ве­рить­ся делом, — тогда, пожа­луй, сме­ло мож­но гово­рить, что «есть», а без того нель­зя боль­ше ска­зать, как — «может быть». Но то, что «может быть», нель­зя ста­вить в воз­ра­же­ние про­тив того, что фак­ти­че­ски, вер но «есть».

Защи­щать исти­ну про­тив при­ду­мы­ва­е­мых веро­ят­но­стей есть то же, что бороть­ся с при­зра­ка­ми. Вот поче­му Вы ни в одной бого­слов­ской солид­ной кни­ге не най­де­те опро­вер­же­ния сво­е­му воз­ра­же­нию. Бого­сло­вы не счи­та­ли разум­ным делом опро­вер­гать меч­ты. Вот теперь у нас поль­ское вос­ста­ние. Вы коман­ду­е­те от рядом, под­хо­ди­те к лесу, слы­ши­те шум, види­те дым кое-где и людей с топо­ра­ми. По все­му вид­но, что тут мятеж­ни­ки. Одна­ко ж, если бы ни с того, ни с сего Вы нача­ли пра­виль­ную ата­ку, — Вас не похва­ли­ли бы. Вы мог­ли ата­ко­вать мир­ных жите­лей, рубя­щих лес. Вам надо напе­ред удо­сто­ве­рить­ся, что там мятеж­ни­ки, раз­ве­дать их чис­ло и поло­же­ние, — и тогда уже дей­ство­вать про­тив них. Зачем всту­пать в борь­бу, когда нет напа­де­ний дей­стви­тель­ных, а толь­ко кажущиеся?

Так и здесь: дове­ди­те до оче­вид­но­сти, что есть жите­ли на телах небес­ных, тогда и нач­нем опро­вер­гать все воз­ни­ка­ю­щие из того воз­ра­же­ния про­тив свя­той веры нашей.

Так как суще­ство­ва­ние жите­лей на пла­не­тах есть толь­ко веро­ят­ность, а область веро­ят­но­сти неиз­ме­ри­ма, то отно­си­тель­но их откры­ва­ет­ся охот­ни­кам меч­тать широ­кий про­стор. Вот и Вы сам может быть не заме­чая того» пусти­лись в меч­ты, лишь толь­ко дали силу пред­по­ло­же­нию. Пред­по­ло­жив, что есть разум­ные тва­ри на дру­гих мирах, Вы начи­на­е­те рисо­вать их быт» не имея к тому ника­ких дан­ных. Вам сле­до­ва­ло оста­но­вить­ся на пред­по­ло­же­нии о суще­ство­ва­нии, на кото­рое есть наме­ки, и ска­зать, что далее идти нель­зя по недо­стат­ку дан­ных; а Вы пошли далее. Дух пыт­ли­вый покою вам не давал и увлек вас Но пусть и так – беды еще нет боль­шой — помеч­тать, но под­да­вать­ся вли­я­нию меч­ты — опас­но. Сле­до­ва­ло бы, по край­ней мере, пра­виль­но вести свои меч­ты. Ска­за­ли бы себе, при­ме­ром, так: суще­ство­ва­ние разум­ных тва­рей на пла­не­тах очень веро­ят­но, но что бы такое они были и како­во им там?.. Решая это, Вам сле­до­ва­ло при­ду­мы­вать раз­ные пред­по­ло­же­ния, не оста­нав­ли­ва­ясь ни на одном, а счи­тая веро­ят­ным и то, и дру­гое, и тре­тье, пото­му что нет ника­ко­го осно­ва­ния оста­нав­ли­вать­ся на одном каком-либо. А Вы взя­ли одно пред­по­ло­же­ние, заим­ство­вав его от нас, да и ста­ли на нем.  У нас было паде­ние — ну и там, мы склон­ны ко гре­ху — ну и те; у нас НУЖНО домо­стро­и­тель­ство спа­се­ния — нуж­но и там; у нас Еди­но­род­ный Сын Божий бла­го­во­лил вопло­тить­ся — и там уме­стен толь­ко этот спо­соб спасения,

А Вам сле­до­ва­ло бы идти в сво­их пред­по­ло­же­ни­ях так: поло жим, что есть разум­ные жите­ли на дру­гих мирах; что ж они соблюли ли запо­ве­ди, пре­бы­ли ли покор­ны­ми воле Божи­ей или пре­сту­пи­ли запо­ве­ди и ока­за­лись непо­кор­ны­ми? Вы не може­те ска­зать ни того, ни дру­го­го; а я думаю, что или согре­ши­ли, или не согре­ши ли, ибо и наших пра­ро­ди­те­лей грех не был необ­хо­ди­мо­стью, а зави­сел от их сво­бо­ды. Они пали, но мог­ли и не пасть. Так и жите­ли дру­гих пла­нет: мог­ли сохра­нить запо­ведь, мог­ли и не сохра­нить. Если они сохра­ни­ли, то все даль­ней­шие меч­ты о спо­со­бах их спа­се­ния пре­кра­ща­ют­ся сами собою: они пре­бы­ва­ют в пер­во­быт­ном обще­нии с Богом и свя­ты­ми анге­ла­ми и бла­жен­ству­ют, нахо­дясь в том состо­я­нии, како­го чаем и мы по вос­кре­се­нии. Но Вы при­зна­ли их паде­ние несо­мнен­ным, и пошли далее по этой доро­ге. Хоро­шо, поло­жим, что и там было паде­ние; но, не зная меры их гре­ха, можем ли мы ска­зать что-нибудь и о спо­со­бах вос­ста­нов­ле­ния их и спа­се­ния? Может быть, их грех так мал, что обо­шел­ся лег­кою ме рою исправ­ле­ния; а может быть, так велик, что исклю­ча­ет вся­кую воз­мож­ность попра­вить дело. При­мер мы видим на нечи­стых духах. Все такие слу­чаи над­ле­жа­ло иметь вам в виду и все-таки не оста­нав­ли­вать­ся ни на одном, так как они все лишь вероятны.

Нако­нец, спо­соб вос­ста­нов­ле­ния у вас один: вопло­ще­ние Бо га, Его крест­ная смерть и вос­кре­се­ние. Мы веру­ем, что и у нас домо­стро­и­тель­ство спа­се­ния было сво­бод­ным делом Боже­ствен ной бла­го­сти, а не делом какой-либо вынуж­ден­ной необ­хо­ди­мо­сти. Чрез­вы­чай­ный образ вос­ста­нов­ле­ния у нас при­спо­соб­лен к обсто­я­тель­ствам нашим: но все же мы не можем ска­зать, чтоб он был актом необ­хо­ди­мым. У Бога без­дна пре­муд­ро­сти. Цер­ковь поет: При­шел еси от Девы ни хода­тай, ни ангел, но Сам, Гос­по­ди, вопло­щь­ся. Ста­ло быть воз­мож­но было и хода­таю, и анге­лу быть спа­си­те­лем. У нас угод­но было Само­му Гос­по­ду прий­ти вопло­тить­ся; а там, может быть, совер­шил дело спа­се­ния хода­тай, или ангел, или еще кто. Если Вы потру­ди­тесь прой­ти всю эту цепь меч­та­ний, то, конеч­но, не при­де­те к вопро­су: как же и там воз­мож­но спа­се­ние чрез Гос­по­да Иису­са Хри­ста? Уже­ли и там Он вопло­щал­ся? Если труд­но решить этот вопрос, то при­знай­те там умест­ность дру­го­го спо­со­ба вос­ста­нов­ле­ния пад­ших; ведь нет ника­кой необ­хо­ди­мо­сти сто­ять на одном. В нашей воле оста­но­вить­ся мыс­лен­но на том или дру­гом пред­по­ло­же­нии. Но и при этом дер­жи­тесь той мыс ли, что все эти пред­по­ло­же­ния, меч­ты, в кото­рых нет ниче­го несо­мнен­но вер­но­го. Сле­до­ва­тель­но, и воз­ра­же­ние, иду­щее от таких мыс­лей про­тив свя­той веры, осно­ван­ной на дей­стви­тель­ных фак­тах, состо­ять­ся никак не может. Дой­ди­те преж­де сами и затем до веди­те нас до вер­но­го позна­ния о бытии и состо­я­нии жите­лей дру­гих миров, тогда мы зай­мем­ся с вами и реше­ни­ем вопро­са о их спа­се­нии; тогда, если вы постро­и­те воз­ра­же­ние про­тив нас, — оно будет воз­ра­же­ние дель­ное, сто­я­щее опро­вер­же­ния; а до тех пор — что себя беспокоить?

Вы при­ня­ли и оста­но­ви­лись на одном тече­нии мыс­лей; а их воз мож­но мно­же­ство. Допу­стив насе­лен­ность разум­ны­ми суще­ства ми дру­гих миров, Вы пола­га­е­те, что они там тоже сотво­ре­ны; а может быть, не сотво­ре­ны, но пере­во­дят­ся туда имен­но с Зем­ли? Зем­ля опре­де­ле­на быть рас­сад­ни­ком жиз­ни для всех пла­нет. Как на Зем­ле пер­во­на­чаль­но из одно­го места рас­се­ли­лись люди по всем оби­та­е­мым стра­нам Зем­ли, так с Зем­ли напол­ня­ют­ся жите­ля­ми все тела небес­ные. В дому Отца Мое­го, ска­зал Гос­подь, оби­те­ли мно­ги суть (Ин. 14, 2). Поче­му не при­знать эти­ми оби­те­ля­ми небес­ные тела? Поче­му не допу­стить, что люди» по смер­ти, живут на той или дру­гой пла­не­те, на том или на дру­гом солн­це, и, по Страш­ном суде, водво­рят­ся там веч­но со сво­и­ми тела­ми? Ска­же­те: отче­го же такая честь малень­кой Зем­ле? Для Бога в тва­рях нет ниче­го ни боль­шо­го, ни малень­ко­го. Он всех тва­рей Сво­их любит и о всех их рав­но печет­ся. Если Он поло­жил, что­бы на одной какой-либо пла­не­те был рас­сад­ник жите­лей, то для Него все рав­но какую бы ни избрать для это­го. И какое тело Вы ни возь­ми­те, все оста­нет­ся вопрос: поче­му оно избра­но? Ибо вся­кое из них, в срав­не­нии с целым миро­зда­ни­ем, будет ничто. Про­тив тако­го пред­по­ло­же­ния, как пред­по­ло­же­ния, ска­зать нечего.

Далее, пред­по­ло­жив бытие жите­лей на дру­гих мирах, ничто не меша­ет пред­по­ло­жить, что они пре­бы­ли в воле Божи­ей, сох­ря­ни­ли себя в свя­то­сти и чисто­те, не нару­ша­ли запо­ве­ди Божи­ей и не взбун­то­ва­лись про­тив Бога, как это слу­чи­лось на нашей пла­не­те. Взбун­то­ва­лась одна Зем­ля, а про­чие миры оста­лись совер­шен­но спо­кой­ны. Но Бог, Кото­ро­му доро­га вся­кая тварь, но бро­сил нас, а устро­ил спо­соб наше­го вос­ста­нов­ле­ния, кото­рый при­см­ля бла­го говей­ною верою, мы спа­са­ем­ся. В прит­че пас­тырь остав­ля­ет 99 овец и идет искать одну… Но нель­зя допус­кать и ту мысль, что когда о Зем­ле такое попе­че­ние, то дру­гие миры забы­ты, и что, после сде­лан­но­го у нас, там и делать ниче­го для них не оста­ет­ся. Цель тво­ре­ния есть сла­ва Божия, или явле­ние бес­пре­дель­ных совер­шенств Боже­ства. У нас они явле­ны наи­па­че в домо­стро­и­тель­стве спа­се ния, а на дру­гих мирах они явля­ют­ся дру­ги­ми спо­со­ба­ми. Ясли пред­по­ло­жить дру­гой образ бытия разум­ных тва­рей и обла­жен­ство­ва­ние их, то уж пря­мее пред­по­ло­жить усто­я­ние их в сво­ем чине, свет­лое состо­я­ние блаженных.

Но пусть и пали. Нет осно­ва­ния думать, что­бы им неиз­беж­но нуж­но было вопло­ще­ние, чтоб оно совер­ши­лось на каж­дой плане те. Сила вопло­ще­ния и иску­пи­тель­ная жерт­ва спа­са­ют нас чрез усво­е­ние их верою. Поче­му не пред­по­ло­жить, что иску­пи­тель­ная жерт­ва, совер­шен­ная на Зем­ле, подей­ство­ва­ла бла­го­твор­но и на дру­гие миры? Поче­му не пред­по­ло­жить, что и тамош­ние разум­ные тва­ри при­ня­ли ее верою, и таким обра­зом спа­са­ют­ся? В спо­со­бах Сооб­ще­ния и про­из­ве­де­ния веры у Гос­по­да не может быть недо­стат­ка: есть даже анге­лы, в слу­же­ние посы­ла­е­мые да хотя­щих на сле­до­вать спа­се­ние. Все пла­не­ты состо­ят меж­ду собою в свя­зи и вза­и­мо­вли­я­нии, для нас неве­до­мом. Что­бы какая-нибудь из них была исклю­че­на из это­го сою­за, это­го пред­по­ло­жить нель­зя. Если физи­че­ски суще­ству­ет такой союз — то поче­му же не пред­по­ло­жить нрав­ствен­но­го? Если в физи­че­ском отно­ше­нии одно тело вли­я­ет на все про­чие, с каки­ми оно состо­ит в свя­зи, то отче­го же не допу­стить того же и в отно­ше­нии нравственном?

Вот все, что при­шло мне в голо­ву ска­зать Вам в успо­ко­е­ние Ваше; и одна­ко ж, не забы­вай­те, что все это лишь пред­по­ло­жи тель­ные мыс­ли, без кото­рых не толь­ко мож­но, но и долж­но обхо­дить­ся. Видим убо ныне яко­же зер­ца­лом в гада­нии; а узрим лицем к лицу тогда! (ср.: 1 Кор. 13, 12). Выс­ших себе не ищи, гово­рит Пре­муд­рый; а яже ти пове­дан­ная, сия разу­ме­вай: несть бо ти потре­ба тай­ных. Мно­ги бо пре­льсти мне­ние их, и мне­ние лукав­но погу­би мысль их (Сир. 3, 21,22,24[35].

Но я с недо­ве­ри­ем отнес­ся бы к сооб­ще­ни­ям о кон­так­тах с разум­ны­ми суще­ства­ми. Любая рели­гия счи­та­ет, что чело­век — не един­ствен­ная разум­ная фор­ма жиз­ни во Все­лен­ной. Мы счи­та­ем, что духи могут обре­тать кон­ту­ры физи­че­ской пло­ти и всту­пать в кон­такт. Если “ино­пла­не­тя­нин” нач­нет заяв­лять: “Хри­стос был чле­ном экс­пе­ди­ции с нашей пла­не­ты, побы­вал с раз­ве­ды­ва­тель­ной мис­си­ей на Зем­ле. Вы его рас­пя­ли, но мы вас про­ща­ем. Вы пло­хо посту­пи­ли с эмис­са­ром, но мы реши­ли еще раз послать к вам посоль­ство”, — чего еще обсуждать?

Поклон­ни­ки «лета­ю­щих таре­ло­чек» жела­ют того же, что и оккуль­ти­сты: пре­вра­тить Хри­ста из Учи­те­ля в уче­ни­ка. Для это­го оккуль­ти­сты посы­ла­ют Хри­ста на выуч­ку к индий­ским «махат­мам» (мол, там Хри­стос про­вел свою юность до 30 лет). А уфо­ло­ги орга­ни­зу­ют Хри­сту про­пис­ку на дру­гой пла­не­те. Если же вы согла­си­тесь с тем, что Хри­стос не Бог, а про­сто транс­ля­тор чьих-то «тай­ных зна­ний», то вско­ре вам пред­ло­жат напря­мую обра­тить­ся к тем, кто когда-то “учил” Хри­ста. И неваж­но, где эти «учи­те­ля» они оби­та­ют: в гима­лай­ской Шам­ба­ле или на дру­гой пла­не­те. Подоб­ные мифы могут быть раз­лич­ны. Но жало у них общее – анти­хри­сти­ан­ское. Дух, уни­жа­ю­щий Хри­ста, даю­щий ему «поце­луй Иуды» – это бес. Так что мы подо­ждем апло­ди­ро­вать на пресс-кон­фе­рен­ци­ях с «ино­пла­не­тя­на­ми».

- Отме­чаю като­ли­че­ское Рож­де­ство, а потом пра­во­слав­ное? Бог ведь един?

- Это озна­ча­ет, что вы зани­ма­е­тесь само­удо­вле­тво­ре­ни­ем сво­их рели­ги­оз­ных потреб­но­стей. Лег­ко тео­ре­ти­че­ски создать иде­аль­ный образ жен­щи­ны: гла­за, как у Тани, бро­ви, как у Веры, носик, как у Любы… Но если моло­дой чело­век будет зани­мать­ся иска­ни­я­ми тако­го ском­пи­ли­ро­ван­но­го им иде­а­ла, то он рис­ку­ет остать­ся холо­стя­ком. Так же оста­нав­ли­ва­ет­ся и духов­ный рост чело­ве­ка, кото­рый сам себе созда­ет ту рели­гию, в кото­рую он хотел бы верить, и под свои нуж­ды под­го­ня­ет рели­ги­оз­ные кано­ны, что-то выби­рая у като­ли­ков, что-то у пра­во­слав­ных, что-то у буд­ди­стов… Ведь чело­век рас­тет духов­но толь­ко тогда, когда ему труд­но. Мысль раз­ви­ва­ет­ся тогда, когда даешь ей рабо­ту. Точ­но так же и душа. Поэто­му луч­ше не ста­но­вить­ся на лег­кий путь «над­ку­сы­ва­ния» духов­ных пло­дов с дере­вьев раз­ных рели­ги­оз­ных куль­тур. Тут пита­ние долж­но быть «раз­дель­ным». И Исти­на здесь дает­ся «на вырост».

— Что для вас Рождество?

— Празд­ник непослушания.

— Поче­му?!

— А оно у нас не сов­па­да­ет с «обще­ев­ро­пей­ским». Пустя­чок, а при­ят­но. Это наша малень­кая домаш­няя радость. Слу­шай­те, ну если бы мы зна­ли, что у румын есть свой, сугу­бо румын­ский наци­о­наль­ный радост­ный празд­ник, посвя­щен­ной не побе­де в оче­ред­ной резне, а люб­ви и семье – ну раз­ве мы пеня­ли бы им за то, что такой празд­ник у них есть? А, кста­ти, и дей­стви­тель­но есть: румы­ны в нача­ле вес­ны дарят и носят крас­но-белые ниточ­ки – «марцишор’ы»; у бол­гар они назы­ва­ют­ся «мар­ти­не­цы». Ста­нет ли их Евро­па уко­рять за то, что они встре­ча­ют вес­ну и любовь не в «день свя­то­го Вален­ти­на»? Я, когда узнал об этом, так про­сто обза­ви­до­вал­ся: жен­ский весен­ний празд­ник у них есть, и при этом ника­кой Кла­ры Цет­кин с ее Коминтерном!

А у нас есть Рус­ское Рож­де­ство. Кому от это­го пло­хо? А мне – так и про­сто радост­но. Меня удив­ля­ет, поче­му мы при­вет­ству­ем свое­об­ра­зие любых дру­гих наро­дов, кро­ме сво­е­го, русского.

А вооб­ще сли­я­ние празд­ни­ков като­ли­че­ских и пра­во­слав­ных невоз­мож­но даже тех­ни­че­ски. Пра­во­слав­но­му чело­ве­ку очень важ­но ощу­щать себя в един­стве с Иеру­са­ли­мом – мате­рью всех церк­вей, а като­ли­ку — в един­стве с Римом, где живет рим­ский Папа. Иеру­са­лим­ская цер­ковь нико­гда не при­мет новый стиль по праг­ма­ти­че­ской при­чине: очень мно­гие свя­ты­ни и хра­мы в Свя­той зем­ле нахо­дят­ся в сов­мест­ном поль­зо­ва­нии пра­во­слав­ных и като­ли­ков. Если празд­ник отме­чать в один и тот же день, като­ли­че­ских палом­ни­ков при­е­дет так мно­го, что пра­во­слав­ным будет негде молить­ся. По этой про­стой при­чине Иеру­са­лим дер­жит­ся ста­ро­го сти­ля, а рус­ский народ все­гда будет с Иерусалимом.

Иде­аль­ное же Рож­де­ство для меня – это Рож­де­ствен­ская ночь в Тро­и­це-Сер­ги­е­вой Лав­ре в те годы, когда я там был семи­на­ри­стом. Пони­ма­е­те: вокруг спят или пьют совет­ские люди. Им скуч­но. У них зав­тра будень. А ты скри­пишь сне­гом после служ­бы, идешь по горо­ду (див­но­му одно­этаж­но­му избя­но­му город­ку: толь­ко моск­вич, вырвав­ший­ся из пле­на блоч­но-панель­ных гиган­тов, может это­му радо­вать­ся) раз­гов­лять­ся к зна­ко­мым и чув­ству­ешь себя волх­вом в древ­ней Пале­стине: хочет­ся сту­чать­ся в окош­ки и гово­рить: «люди, Он родил­ся для вас!». Но пока это малень­кая тай­на твоя и Луны. И про­сто нель­зя не петь рож­де­ствен­ские сти­хи­ры. При­чем и небо и зем­ля тебе под­пе­ва­ют и – в отли­чие от семи­нар­ско­го реген­та – про­ща­ют тебе фаль­ши­вые ноты… «И меж­ду Небом и зем­лею – знак при­ми­ре­нья – Божий храм».

- Из-за раз­но­боя свет­ско­го и цер­ков­но­го кален­да­рей Новый год при­хо­дит­ся на вре­мя поста. Как вооб­ще быть, если постом надо идти в гости или звать их к себе?

- Новый год и в самом деле стал осо­бым празд­ни­ком в совет­ское вре­мя. Это был един­ствен­ный неидео­ло­ги­че­ский празд­ник в году, и поэто­му он вышел из тени Рож­де­ства и стал вос­при­ни­мать­ся как глав­ный празд­ник и семей­ный празд­ник. Семьи же и дру­же­ские круж­ки сего­дня в рели­ги­оз­ном отно­ше­нии пест­рые. Поэто­му часто в это день нас зовут к себе в гости наши нецер­ков­ные род­ные и дру­зья. Не пой­ти – зна­чит оби­деть. Не пой­ти – зна­чит упу­стить повод затро­нуть в раз­го­во­ре рели­ги­оз­ные темы. Ну, а если мы ока­за­лись за общим сто­лом, то тут всту­па­ет в силу цер­ков­ное пра­ви­ло: долг госте­при­им­ства и брат­ско­го обще­ния выше инди­ви­ду­аль­но­го аске­ти­че­ско­го уси­лия. Не сто­ит на сто­ле горо­дить бар­ри­ка­ду, отде­ля­ю­щую веру­ю­ще­го от неве­ру­ю­ще­го. Не сто­ит демон­стри­ро­вать свою цер­ков­ную «про­дви­ну­тость». Пост, отстав­лен­ный в этот день, мож­но ком­пен­си­ро­вать сугу­бым постом в сле­ду­ю­щие дни. А вот про­пу­щен­ный раз­го­вор, быва­ет, нико­гда не не вер­нешь… «Когда при­хо­дят бра­тия, будем при­ни­мать их с раду­ши­ем; когда же оста­нем­ся одни, то име­ем нуж­ду в сето­ва­нии, что­бы оно пре­бы­ва­ло с нами» (Древ­ний пате­рик 13,1).

Един­ствен­ная серьез­ная слож­ность здесь – это реак­ция наших свет­ских сотра­пез­ни­ков-собе­сед­ни­ков. Они ведь могут знать о том, что сей­час пост, но не знать о цер­ков­ном пра­ви­ле, раз­ре­ша­ю­щем откла­ды­вать пост ради обще­ния. И тогда, видя, что цер­ков­ный чело­век нару­ша­ет цер­ков­ное пра­ви­ло, они могут счесть, что он вооб­ще лишь на сло­вах испо­ве­ду­ет цер­ков­ную веру. И тогда к тако­му лице­ме­ру у них уже не будет дове­рия. Мотив невоз­дер­жа­ния может быть понят невер­но: там, где было дей­ствие люб­ви, они уви­дят все­го лишь чревоугодие.

Так что луч­ше все­го объ­яс­нить­ся с само­го нача­ла. Тогда, ско­рее все­го и сама ком­па­ния раз­ре­шит вам пост­ную тра­пе­зу (лишь бы при этом не было «пост­но­го» выра­же­ния лица).

– Рели­ги­оз­ные празд­ни­ки все более свет­ские. Пас­ха – повод выпить. Цер­ковь это осуждает?

- Конеч­но. Пас­ха для пра­во­слав­но­го настоль­ко радост­ный день, что у него в голо­ве не укла­ды­ва­ет­ся: как мож­но такую радость зали­вать вод­кой? Пьян­ство само по себе грех, а когда это скот­ство сквер­нит свя­той день, когда за пья­ным сто­лом поми­на­ют­ся свя­тые име­на, грех усугубляется.

К сожа­ле­нию, к этой пьян­ке под­тал­ки­ва­ет сего­дня и госу­дар­ствен­ная власть. Уж кото­рый год вла­сти на Пас­ху ока­зы­ва­ют Церк­ви мед­ве­жью услу­гу – сни­ма­ют город­ские авто­бу­сы с рей­сов и пере­прав­ля­ют мас­сы горо­жан на клад­би­ща. Ну, а покой­ни­ков надо «помя­нуть». Как их поми­нать, если нет ни молитв, ни свя­щен­ни­ков? – Водкой…

- А поче­му на Пас­ху на клад­би­щах вдруг нет священников?

- Пото­му что Пас­ха – это празд­ник жиз­ни. В этот день надо радо­вать­ся о Боге и о весне, и с этой радо­стью идти к живым, к дру­зьям, род­ным. Радость настоль­ко напол­ня­ет в эти дни цер­ков­ную жизнь, что ничто даже не чита­ет­ся в хра­ме, но все – поёт­ся. И поёт­ся на такой мотив, что хочет­ся бук­валь­но испол­нить сло­ва молит­вы: «пас­ху празд­ну­ем весе­лы­ми нога­ми». Ни одной заупо­кой­ной молит­вы в хра­мах в эти дни не воз­но­сит­ся. Лишь на девя­тый день празд­ни­ка – во втор­ник вто­рой неде­ли после Пас­хи, на Радо­ни­цу воз­об­нов­ля­ют­ся молит­вы об усопших.

При­выч­ка же на Пас­ху ездить на клад­би­ща ста­ла мас­со­вой имен­но в совет­ское вре­мя. Люди хоте­ли на Пас­ху сде­лать что-то рели­ги­оз­но-зна­чи­мое, но в храм идти боя­лись. И тогда шли на тер­ри­то­рию, погра­нич­ную меж­ду вла­стью совет­ской и Цар­ством Божьим – на клад­би­ще. А для парт­ко­ма была «отмаз­ка»: вес­на, мол, съез­ди­ли могил­ку под­пра­вить, ниче­го рели­ги­оз­но­го, про­сто семей­ный субботник…

Но сего­дня все эти вере­ни­цы авто­бу­сов едут уж не от совет­ской идео­ло­гии, а мимо Пра­во­сла­вия, мимо молит­вы, мимо пас­халь­ной радо­сти… Грех не в том, что­бы появить­ся на клад­би­ще в день Пас­хи. Грех — это когда чело­век ради такой поезд­ки эко­но­мит силы на ноч­ной пас­халь­ной службе.

- А что зна­чит Пас­ха для христиан?

- Пас­ха в пра­во­сла­вии — это боль­ше, чем празд­ник. Это и есть то мгно­ве­ние, когда чело­век может по-насто­я­ще­му быть чело­ве­ком. Основ­ное отли­чие меж­ду раз­ны­ми фило­соф­ски­ми систе­ма­ми и миро­воз­зре­ни­я­ми в том, что они в раз­ный мгно­ве­ни­ях узна­ют «момент исти­ны» — тот момент, когда в чело­ве­ке про­сту­па­ет самое чело­ве­че­ское, самое под­лин­ное. Кому-то кажет­ся, что самое глав­ное про­яв­ля­ет­ся, когда чело­век совер­ша­ет геро­и­че­ский, муже­ствен­ный посту­пок, кому-то — при обще­нии с высо­ким искус­ством. Для кого-то самое важ­ное — опыт сек­су­аль­ных пере­жи­ва­ний, для кого-то — его соци­аль­ный и ком­мер­че­ский опыт. А для хри­сти­ан­ства “момент исти­ны” — это то мгно­ве­нье, когда наши мас­ки отбра­сы­ва­ют­ся, и то, что у нас в глу­бине, в серд­це, про­сы­па­ет­ся и тре­бо­ва­тель­но заяв­ля­ет о сво­ем суще­ство­ва­нии и о том, чему оно раду­ет­ся и об утра­те чего скор­бит — вот это и есть Пас­халь­ная ночь. Все, что суще­ству­ет в Церк­ви, суще­ству­ет ради Пас­хи. И все то, от чего предо­сте­ре­га­ет Цер­ковь людей, это все­го-навсе­го пра­ви­ла дорож­ной без­опас­но­сти по доро­ге к Пасхе. Цер­ковь рас­ска­зы­ва­ет, как надо жить, что­бы не поте­рять радость Пас­хи, кото­рая обре­та­ет­ся в эту ночь.

- Есть ли какое-нибудь раз­ли­чие в пра­во­слав­ном и запад­но­хри­сти­ан­ском пони­ма­нии Пас­хи, кро­ме раз­ли­чия в обря­дах и датах празд­но­ва­ния?

- Раз­ни­ца есть. И не толь­ко в датах, а в вос­при­я­тии Пас­хи. Пра­во­сла­вие — рели­гия Пас­хи. В пред­став­ле­нии като­ли­ков Пас­ха дей­стви­тель­но боль­шой и пре­крас­ный празд­ник, но один из мно­гих. Быто­вая и цер­ков­ная куль­ту­ра запад­ных стран выше Пас­хи ста­вит Рож­де­ство. Разу­ме­ет­ся, Рож­де­ство — момент, когда Бог стал чело­ве­ком — див­ный празд­ник. Но в пра­во­слав­ном пони­ма­нии нам важ­ней осо­знать, ради чего Бог стал чело­ве­ком: ради того, что­бы мы ста­ли дру­ги­ми, пере­ста­ли быть толь­ко людь­ми. Что­бы Бого­на­сы­щен­ность, кото­рая была во Хри­сте и так ярко про­яви­лась имен­но в Пасхе, была наша. Это раз­ли­чие свя­за­но с дру­ги­ми раз­ли­чи­я­ми пра­во­слав­ной и като­ли­че­ской куль­тур. Вспом­ни­те, като­ли­че­ская живо­пись даже свя­тых людей и Хри­ста изоб­ра­жа­ет как людей вполне обыч­ных. Это нату­ра­ли­сти­че­ская живо­пись. Пра­во­слав­ные же ико­ны все­гда под­чер­ки­ва­ли све­то­нос­ность, пре­об­ра­жен­ность Хри­ста и тех людей, кото­рые пошли по Его пути.

В пра­во­слав­ном пони­ма­нии важен не толь­ко век­тор от Бога к чело­ве­ку, но и обрат­ный — от чело­ве­ка к Богу. По сло­ву древ­не­хри­сти­ан­ско­го свя­то­го Ири­нея Лион­ско­го — “Бог стал чело­ве­ком, что­бы чело­век стал Богом”. И Пас­ха пока­зы­ва­ет нам ту высо­ту, к кото­рой мы призываемся.

- Пасхе пред­ше­ству­ет Вели­кий пост. Но, как мне кажет­ся, в нашей стране вряд ли рез­ко сокра­ща­ет­ся объ­ем про­да­жи мясо-молоч­ных продуктов.

- Я спе­ци­аль­но рас­спра­ши­вал людей, рабо­та­ю­щих в ресто­ран­ном биз­не­се. Потреб­ле­ние мяса сокра­ща­ет­ся даже в доро­гих ресто­ра­нах. Прав­да, на сего­дняш­ний день в нашей стране сло­жи­лась пара­док­саль­ная ситу­а­ция — рыба сто­ит доро­же мяса. Ведь изна­чаль­ный смысл поста так пояс­нял­ся Иоан­ном Зла­то­устом в IV веке: под­счи­тай, сколь­ко денег у тебя ухо­дит на ско­ром­ный стол. Под­счи­тай, во сколь­ко тебе будут обхо­дить­ся пост­ная тра­пе­за без мяса и моло­ка. И раз­ни­цу отда­вай нищим. Если же с нача­лом поста начи­на­ют­ся кули­нар­ные изыс­ки и в ито­ге еда ста­но­вит­ся более доро­гой и вкус­ной – то это извра­ще­ние самой сути поста.

Но в любом слу­чае, неза­ви­си­мо от того, постил­ся чело­век или нет, на Пас­ху при­гла­ша­ют­ся все, и в эту ночь Цер­ковь не дела­ет раз­ли­чия меж­ду теми, кто постил­ся, а кто нет. Более того, в каж­дом хра­ме будет читать­ся про­по­ведь Иоан­на Зла­то­уста, где пря­мо гово­рит­ся: “Постив­ши­е­ся и не постив­ши­е­ся, при­и­ди­те. Для всех день радости”.

- А в чем вооб­ще суть поста? Раз­ве для Бога важ­но, что у меня в тарелке?

- «Для Бога важен и дорог толь­ко ты сам. Соеди­не­ние с Ним состав­ля­ет бла­го для нас, а не для Него… Бог не нуж­да­ет­ся в чело­ве­че­ской пра­вед­но­сти. Все, в чем выра­жа­ет­ся истин­ное почи­та­ние Бога, полез­но чело­ве­ку, а не Богу» (Авгу­стин. О Гра­де Божи­ем 10,17 и 10,5). В чем поль­за поста для человека?

Во-пер­вых, пост – это упраж­не­ние. Если ты в малом не можешь пере­сту­пить через свои хотел­ки, то смо­жешь ли ты в мину­ту испы­та­ния посту­пить по фор­му­ле Дам­бл­до­ра: «если ему пред­сто­я­ло выбрать меж­ду лег­ким и вер­ным, он все­гда выби­рал вер­ный путь»? Исто­рию Церк­ви посто­ян­но пере­се­ка­ют поло­сы гоне­ний. Пост, если он серье­зен, напо­ми­на­ет о том, что крест порой ста­но­вит­ся чем-то боль­шим, чем метафора.

Во-вто­рых, пост – это борь­ба за чело­ве­че­ское в самом себе. От попыт­ка более высо­кое в себе поста­вить выше чем про­сто-физио­ло­ги­че­ское. Если это уда­лось, то тогда это «более высо­кое» (то есть душа) будет бла­го­дар­на тебе за свое выз­во­ле­ние от липу­чек. Так что пра­виль­ный пост – это радость. Как и пра­виль­но пере­жи­ва­е­мое православие.

Источ­ник: Гла­ва “О чуде­сах и суе­ве­ри­ях, о гре­хах и празд­ни­ках” из кни­ги про­то­ди­ак. Андрея Кураева
“Поче­му пра­во­слав­ные такие “упёр­тые”?

 

Исполь­зо­ван­ная литература

[1] «О чем бы ни молил­ся чело­век — он молит­ся о чуде. Вся­кая молит­ва сво­дит­ся на сле­ду­ю­щую: «Вели­кий Боже, сде­лай, что­бы два­жды два — не было четы­ре!». Толь­ко такая молит­ва и есть насто­я­щая молит­ва — от лица к лицу. Молить­ся все­мир­но­му духу, выс­ше­му суще­ству, кан­тов­ско­му, геге­лев­ско­му, очи­щен­но­му, без­об­раз­но­му богу — невоз­мож­но и немыс­ли­мо. Но может ли даже лич­ный, живой, образ­ный бог сде­лать, что­бы два­жды два — не было четы­ре? Вся­кий веру­ю­щий обя­зан отве­тить: может — и обя­зан убе­дить само­го себя в этом. Но если разум его вос­ста­нет про­тив такой бес­смыс­ли­цы? Тут Шекс­пир при­дет ему на помощь: «Есть мно­гое на све­те, друг Гора­цио…» и т. д. А если ему ста­нут воз­ра­жать во имя исти­ны,— ему сто­ит повто­рить зна­ме­ни­тый вопрос: «Что есть исти­на?» И пото­му: ста­нем пить и весе­лить­ся — и молить­ся» (Молит­ва // Тур­ге­нев И. С. Пол­ное собра­ние сочи­не­ний в 30 томах. Т. 10. М., 1982, с. 172).

[2] Le Point. 8.11.2002. № 1573.

[3] Подроб­нее об этом см. в пер­вой гла­ве моей кни­ги «О нашем пора­же­нии» (М.-Ростов-на-Дону, 2003).

[4] Тот же гла­гол в Лк 1,41: “мла­де­нец взыграл”.

[5] Это сло­во, я конеч­но, упо­треб­ляю здесь в совре­мен­ном смыс­ле «пута­ни­цы». Изна­чаль­ный и бук­валь­ный смысл это­го гре­че­ско­го терим­на – «схож­де­ние». Тех­ни­че­ски же этот цер­ков­но-музы­каль­ный тер­мин обо­зна­ча­ет схож­де­ние на сере­дине хра­ма двух хоров (лево­го и пра­во­го), в опре­де­лен­ный момент служ­бы и их сов­мест­ное пение. В этом слу­чае пев­цы одно­го хора попа­да­ли под руко­вод­ство непри­выч­но­го для них реген­та, сме­ши­ва­лись с непри­выч­ны­ми же парт­не­ра­ми и в ито­ге неред­ко это при­во­ди­ло к пута­ни­це. Так гре­че­ское сло­во обре­ло в рус­ском язы­ке неожи­дан­ный смысл.

[6] По опре­де­ле­нию неко­е­го оккульт­но­го «ака­де­ми­ка» Г. Б. Двор­ки­на “Все­об­щим Все­лен­ским Богом-Твор­цом, созда­ю­щим по сво­е­му обра­зу, подо­бию и сути, явля­ет­ся энер­го­по­ле­вая инфор­ма­ци­он­но-рас­по­ря­ди­тель­ная систе­ма (ИРС) Все­лен­ной” (цит. по: Валь­ко­ва Л. Нико­лай Рерих: для рус­ско­го наро­да мои тру­ды // Наша газе­та. Кеме­ро­во, 6 декаб­ря 2002.

[7] Кра­ин­ский Н. В. Пор­ча, кли­ку­ши и бес­но­ва­тые как явле­ния рус­ской народ­ной жиз­ни. Нов­го­род, 1900, с. 186

[8] Ленин В. И. Пись­мо А. М. Горь­ко­му от 13.11.1913 // Пол­ное собра­ние сочи­не­ний. т.48, М., 1975, с. 226.

[9] «Что дела­ет под­верг­ший­ся напа­де­нию зло­го чело­ве­ка? Подав­ши его в грудь, кри­чит: кара­ул. На зов его при­бе­га­ет стра­жа и избав­ля­ет его от беды. Тоже надо делать и в мыс­лен­ной бра­ни со стра­стя­ми — раз­сер­ча­ви­ши на страст­ное, надо взы­вать о помо­щи: Гос­по­ди, помо­ги! Гос­по­ди Иису­се Хри­сте, Сыне Божий, спа­си меня! Боже в помощь мою вон­ми, Гос­по­ди, помо­щи ми пот­щи­ся!» (св. Фео­фан Затвор­ник. Что такое духов­ная жизнь и как на нее настро­ить­ся. М., 1914. с.209).

[10] см. Отец Алек­сий Мечев. Вос­по­ми­на­ния. Париж. 1989. с.18.

[11] Клиф­форд Сай­мак. Палом­ни­че­ство в вол­шеб­ство // Клиф­форд Сай­мак. Палом­ни­че­ство в вол­шеб­ство. Брат­ство талис­ма­на. М., 2002, с. 89.

[12] «Как выго­нять? Непри­яз­нен­ным к ним дви­же­ни­ем гне­ва или раз­сер­ча­ни­ем на них. У всех свя­тых Отцов нахо­жу, что гнев на то и дан, что­бы им воору­жать­ся на страст­ные и греш­ные дви­же­ния серд­ца и про­го­нять им их… Не с честью надо про­во­жать помысл, а как вра­га — гнев­ным отвер­же­ни­ем. Уви­дев обид­чи­ка — надо про­гне­вать­ся — но не на него, а на себя, или на того, кто под­со­вы­ва­ет вам помысл» (св.Фео­фан Затвор­ник. Что такое духов­ная жизнь и как на нее настро­ить­ся. — М., 1914. сс. 199–200 и 203.

[13] Выра­же­ние бар­да Тиму­ра Шао­ва из «Аст­ро­ло­ги­че­ской песни».

[14] “Я хотел быть слу­жи­те­лем Бога и мно­го тру­дил­ся для того, что­бы стать им; и вот в кон­це кон­цов я стал сла­вить Бога мои­ми рабо­та­ми по аст­ро­но­мии… Я пока­зал людям, кото­рые будут читать эту кни­гу, сла­ву Тво­их дел; во вся­ком слу­чае в той мере, в какой мой огра­ни­чен­ный разум смог постичь нечто от Тво­е­го без­гра­нич­но­го вели­чия” — И. Кеплер. цит. по: Фило­со­фия эпо­хи ран­них бур­жу­аз­ных рево­лю­ций. — М., 1983, с. 85.

[15] «Один брат, при­няв ино­че­ский образ, тот­час заклю­чил­ся в кел­лии, гово­ря: я отшель­ник. Стар­цы, услы­шав о том, при­шли, выве­ли его, и заста­ви­ли обхо­дить кел­лии мона­хов, при­но­сить рас­ка­я­ние и гово­рить: про­сти­те меня! я не отшель­ник, но монах ново­на­чаль­ный. И ска­за­ли стар­цы: если уви­дишь юно­шу по сво­ей воле вос­хо­дя­ще­го на небо, удер­жи его за ногу, и сбрось его отту­да: ибо ему это полез­но» (Древ­ний Пате­рик. 8,159).

[16] св. Васи­лий Вели­кий. Тво­ре­ния. ч.6. Сер­ги­ев Посад, 1892, с.293.

[17] В хри­сти­ан­стве инер­ция гре­ха назы­ва­ет­ся «вет­хий чело­век», а доб­рая, пока­ян­но-еван­гель­ская новин­ка в чело­ве­ке назы­ва­ет­ся «новый чело­век во Хри­сте». Их кон­фликт меж­ду собою хоро­шо пока­зан Тол­ки­е­ном в виде борь­бы меж­ду Смеа­го­лом и Гор­лу­мом (прав­да, тут сохра­ня­ю­щий в себе остат­ки чело­веч­но­сти Смеа­гол по вре­ме­ни пред­ше­ству­ет сво­е­му пере­рож­де­нию в тварь по име­ни Горлум).

[18] См. Бью­ке­нен П. Дж. Смерть Запа­да. Спб., 2004, сс. 45 и 47.

[19] См.: прот. Иоанн Мей­ен­дорф. Визан­тия и Мос­ков­ская Русь. Париж, 1990.

[20] При­ме­ча­ние 2002 года: пора­зи­тель­ный при­мер Про­мыс­ла Божия – осво­бож­де­ние залож­ни­ков (зри­те­лей мюзик­ла «Норд-Ост») в мос­ков­ском доме куль­ту­ры. Их выз­во­ле­ние про­изо­шло 26 октяб­ря. По цер­ков­но­му кален­да­рю это день Ивер­ской ико­ны Божи­ей Мате­ри. Ивер­ская ико­на счи­та­ет­ся покро­ви­тель­ни­цей Моск­вы (эта ико­на хра­нит­ся в Ивер­ской часовне, рас­по­ло­жен­ной в Ивер­ских воро­тах, веду­щих с Мане­жа на Крас­ную пло­щадь). Иве­рия – это Гру­зия. То есть это ико­на, свя­зан­ная с Кав­ка­зом, при­шед­шая с Кав­ка­за в Моск­ву. И имен­но в день ее чество­ва­ния кав­каз­ские тер­ро­ри­сты были уничтожены…

[21] Ниц­ше Ф. Так гово­рил Зара­ту­ст­ра. М., 1990, с. 77.

[22] Угод­ни­ца Божия Пела­гея Рязан­ская. Вос­по­ми­на­ния раба Божия Пет­ра запи­сал и соста­вил К. В. П. // Жизнь Веч­ная. – М., 1996, № 18, март.

[23] Свт. Фотий. Амфи­ло­хии // Аль­фа и Оме­га, №3(14), 1997, сс. 81–82.

[24] Гиб­бон Э. Закат и паде­ние Рим­ской Импе­рии. М., 1997, т.7. с. 299; со ссыл­кой на гре­че­ско­го сви­де­те­ля тех собы­тий исто­ри­ка Сиропула.

[25] архим. Сер­гий Стра­го­род­ский. По Япо­нии. Запис­ки мис­си­о­не­ра М., 1998, с. 49.

[26] Отве­ты архим. Геор­гия на вопро­сы мирян // Исце­лись верой. Свет­ско-пра­во­слав­ная семей­ная все­рос­сий­ская газе­та. Тима­шевск. Окт. 2001 г.

[27] Дья­ко­нов И.М. Арха­ич­ные мифы Восто­ка и Запа­да. — М., 1990, с. 163.

[28] Соба­ка // Еврей­ская энцик­ло­пе­дия. Т.14. М., 1991, стб. 419.

[29] «Для под­дер­жа­ния здо­ро­вья лич­но­сти и наро­да весь­ма важ­ны про­фи­лак­ти­че­ские меро­при­я­тия, созда­ние реаль­ных усло­вий для заня­тия физи­че­ской куль­ту­рой и спор­том. В спор­те есте­ствен­на сорев­но­ва­тель­ность. Одна­ко не могут быть одоб­ре­ны край­ние сте­пе­ни его ком­мер­ци­а­ли­за­ции, воз­ник­но­ве­ние свя­зан­но­го с ним куль­та гор­ды­ни, раз­ру­ши­тель­ные для здо­ро­вья допин­го­вые мани­пу­ля­ции, а тем более такие состя­за­ния, во вре­мя кото­рых про­ис­хо­дит наме­рен­ное нане­се­ние тяж­ких уве­чий» (Осно­вы соци­аль­ной кон­цеп­ции Рус­ской Пра­во­слав­ной Церк­ви, 11,3).

[30] Ори­ги­наль­ный текст из 2‑й гла­вы этой кни­ги зву­чит так:

– Сколь­ко лет лошад­ке, при­я­тель? – полю­бо­пыт­ство­вал мистер Пик­вик, поти­рая нос при­го­тов­лен­ным для рас­пла­ты шиллингом.

– Сорок два, – отве­тил воз­ни­ца, иско­са погля­ды­вая на него.

– Что? – вырва­лось у мисте­ра Пик­ви­ка, схва­тив­ше­го свою запис­ную книжку.

Кэб­мен повто­рил. Мистер Пик­вик испы­ту­ю­ще воз­зрил­ся на него, но чер­ты лица воз­ни­цы были недвиж­ны, и он немед­лен­но занес сооб­щен­ный ему факт в запис­ную книжку.

– А сколь­ко вре­ме­ни она ходит без отды­ха в упряж­ке? – спро­сил мистер Пик­вик в поис­ках даль­ней­ших сведений.

– Две-три неде­ли, – был ответ.

– Неде­ли?! – уди­вил­ся мистер Пик­вик и сно­ва выта­щил запис­ную книжку.

– Она сто­ит в Пен­тон­ви­ле, – заме­тил рав­но­душ­но воз­ни­ца, – но мы ред­ко дер­жим ее в конюшне, уж очень она слаба.

– Очень сла­ба! – повто­рил сби­тый с тол­ку мистер Пиквик.

– Как ее рас­пря­жешь, она и валит­ся на зем­лю, а в тес­ной упря­жи да когда вож­жи туго натя­ну­ты она и не может так про­сто сва­лить­ся; да пару отмен­ных боль­ших колес при­ла­ди­ли; как тро­нет­ся, они катят­ся на нее сза­ди; и она долж­на бежать, ниче­го не поделаешь!».

[31] св. Нико­лай Япон­ский. Запись в днев­ни­ке 1.4.1880 // Пра­вед­ное житие и апо­столь­ские тру­ды свя­ти­те­ля Нико­лая, архи­епи­ско­па Япон­ско­го по его свое­руч­ным запи­сям. ч. 1. — Спб., 1996, с. 241.

[32] «В сере­дине 50‑х годов (19 века – А. К.) Мос­ков­скую Духов­ную Ака­де­мию посе­ти­ла одна высо­кая осо­ба, оче­вид­но, цар­ско­го дома, и оста­лась недо­воль­на тем, что в поме­ще­нии сту­ден­тов было наку­ре­но таба­ком. Мит­ро­по­лит напи­сал обра­ще­ние к сту­ден­там, где ста­рал­ся выяс­нить вред­ные сто­ро­ны таб­ко­ку­ре­ния. И затем поже­лал знать, что дума­ют и как отно­сят­ся к его сло­вам рек­тор Ака­де­мии, намест­ник Лав­ры и даже сту­ден­ты… Ака­де­мия оче­вид­но оста­лась недо­воль­на заме­ча­ни­я­ми и неко­то­рое вре­мя ниче­го не отве­ча­ла мит­ро­по­ли­ту. Это обес­по­ко­и­ло его. И он через пись­мо начал выве­ды­вать у намест­ни­ка, как при­ня­то его обра­ще­ние в Ака­де­мии. Мит­ро­по­лит ста­рал­ся вну­шить Ака­де­мии, что на его пись­мо о таба­ко­ку­ре­нии не нуж­но смот­реть как на началь­ствен­ный при­каз, а как на вызов обсу­дить дело: «пред­пи­са­ния нет, а писа­но рас­суж­де­ние. И не запре­ще­ние и над­зор имел я в виду, а что­бы сту­ден­там сооб­ще­ны были рас­суж­де­ния, кото­рые побу­ди­ли бы их самих выве­сти заклю­че­ния»» (Лебе­дев А. П. «Вели­кий и в малом….». // «Вели­кий и в малом….». Иссле­до­ва­ния по исто­рии Рус­ской Церк­ви и раз­ви­тия рус­ской цер­ков­но-исто­ри­че­ской нау­ки. Спб., 2005, сс. 122–123).

[33] Бех­те­рев В. Пре­ди­сло­вие // Кра­ин­ский Н. В. Пор­ча, кли­ку­ши и бес­но­ва­тые как явле­ния рус­ской народ­ной жиз­ни. – Нов­го­род, 1900, с. III.

[34] «Курить или не курить есть дело без­раз­лич­ное, по край­ней мере наша и общая совесть счи­та­ет это таким. Но когда неку­ре­ние свя­зы­ва­ет­ся обе­ща­ни­ем, тогда оно всту­па­ет в нрав­ствен­ный поря­док и ста­но­вит­ся делом сове­сти, неис­пол­не­ние кото­ро­го не может не мутить ее. На что вязать ее обе­том? Гово­рить надо: “постой, дай-ка попро­бую бро­сить, Бог даст, сла­жу”. Встре­ча­ли ли вы у стар­цев совет: не вязать себя обе­том? Вот таких имен­но дел это каса­ет­ся» (св. Фео­фан Затвор­ник. Собра­ние писем. вып.2. М.1898. с.240).

[35] Св. Фео­фан Затвор­ник. Собра­ние писем. Из неопуб­ли­ко­ван­но­го. М., 2001, сс. 452–457.

Оставить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.

1 Комментарий

  • Аноним, 22.12.2011

    Чита­ла интер­вью и всё дума­ла: что же это за батюш­ка такой умный 🙂 А это Андрей Кура­ев ока­зал­ся, не узна­ла его сра­зу на фото­гра­фии. Пре­крас­ная ста­тья, очень глу­бо­кие и инте­рес­ные отве­ты, на одном дыха­нии про­чи­та­ла. Спа­си­бо Вам!

    Ответить »
Размер шрифта: A- 16 A+
Цвет темы:
Цвет полей:
Шрифт: Arial Times Georgia
Текст: По левому краю По ширине
Боковая панель: Свернуть
Сбросить настройки