О чудесах мнимых и истинных

О чудесах мнимых и истинных

(3 голоса5.0 из 5)

Во все вре­ме­на чело­век стре­мил­ся к чуду, жаж­дал сверхъ­есте­ствен­но­го испол­не­ния жела­ний или раз­ре­ше­ния про­блем. Не так дав­но люди увле­ка­лись науч­ной фан­та­сти­кой, но сей­час, насы­тив­шись науч­но-тех­ни­че­ским про­грес­сом, потя­ну­лись к мисти­ке. Но так ли это невин­но и без­опас­но, как может пока­зать­ся на пер­вый взгляд? Что же такое чудо в нашей жиз­ни и как отли­чить истин­ное чудо от лож­но­го – об этом рас­суж­да­ет извест­ный пра­во­слав­ный бого­слов диа­кон Андрей Кураев.

– Отец Андрей, что такое, по Ваше­му, чудо и какую роль игра­ют чуде­са в жиз­ни совре­мен­но­го человека?

– Я думаю, каж­дый чело­век обре­чен на то, что­бы вос­про­из­во­дить ситу­а­цию сво­е­го соб­ствен­но­го духов­но­го рож­де­ния. У меня полу­чи­лось так, что к Богу, к Церк­ви я при­шел не через чуде­са. Пере­до мной сто­ял фило­соф­ский вопрос: поиск прав­ды, смыс­ла жиз­ни. Я стал веру­ю­щим уси­ли­ем воли и мыс­ли, меня не потря­са­ли те или иные чуде­са. А пото­му и по сию пору я не скло­нен ста­вить чуде­са во гла­ве духов­ной жиз­ни. Чудо само по себе дока­зы­ва­ет толь­ко, что мир не сво­дит­ся к бес­смыс­лен­ным актам при­ро­ды, к мате­ри­аль­но­му стро­е­нию, что есть сверх­че­ло­ве­че­ская, свер­хо­бы­ден­ная реаль­ность. Но что это за реаль­ность, како­во имя ее, какой у нее замы­сел о нас? Раз­ные рели­ги­оз­ные тра­ди­ции отве­ча­ют на этот вопрос по-сво­е­му. И поэто­му чудо не может дока­зать истин­ность Пра­во­сла­вия или хри­сти­ан­ства пом­ню, году в 88‑м шел по Арба­ту. Тогда Арбат был откры­той зоной, там бро­ди­ли пер­вые улич­ные про­по­вед­ни­ки, в основ­ном криш­на­и­ты. У меня завя­за­лась бесе­да с одним из них. И он гово­рит: “Да ваш Хри­стос, он все­го лишь йог-неудач­ник Я вот тоже могу по воз­ду­ху летать”. При­шлось отве­тить, что я и не сомне­ва­юсь в его спо­соб­но­стях и даже не про­шу их демон­стри­ро­вать. Т.к я не ате­ист, а хри­сти­а­нин для меня нет про­бле­мы в том, что есть чуде­са, у меня вопрос – како­го вы духа, каков источ­ник ваших чудес?

Еще пом­ню, раз­го­во­рил­ся с одной девоч­кой-криш­на­ит­кой. Она еще ходи­ла в обыч­ном свет­ском пла­тье, а зна­чит, недол­го была в сек­те. И вот я ее спра­ши­ваю: “Ска­жи, пожа­луй­ста, за вре­мя тво­е­го обще­ния с эти­ми ребя­та­ми в тебе что-то изме­ни­лось?” – Да, конеч­но, я научи­лась испы­ты­вать транс­цен­ден­таль­ное насла­жде­ние Маха­ман­тра! Она так мно­го дает!” – “Ска­жи, а что кро­ме это­го изме­ни­лось в тво­ей жиз­ни?” Девуш­ка уди­ви­лась и поин­те­ре­со­ва­лась, а что имен­но мог­ло изме­нить­ся. Я пояс­нил: “Ну, может быть, отно­ше­ние к людям, к дру­зьям, к роди­те­лям. Может, боль­ше ста­ло люб­ви к этим людям”. “Нет, – гово­рит, – пожа­луй, Нет. Все оста­лось прежним”.

Для меня это пока­за­тель­но. Ведь глав­ное чудо, кото­рое может про­изой­ти в мире, – это не пере­став­ле­ние Эве­ре­ста с места на место, а пере­став­ле­ние гор сво­их гре­хов, при­стра­стий, при­вы­чек Хри­стос не гово­рит, “бла­жен­ны тво­ря­щие чуде­са”, но “бла­жен­ны милующие”.

В Пра­во­сла­вии глав­ное – это изме­не­ние тво­е­го внут­рен­не­го мира. Так что истин­ность Пра­во­сла­вия дока­зы­ва­ет­ся не столь­ко чуде­са­ми или про­ро­че­ства­ми, сколь­ко тем, что люди, от кото­рых вро­де бы нель­зя было ожи­дать каких-нибудь пока­ян­ных пере­мен, меняются.

Что­бы не гово­рить о поли­ти­ках, когда-то про­по­ве­до­вав­ших одно, а сей­час гово­ря­щих дру­гое, давай­те вспом­ним людей, кото­рых вряд ли мож­но запо­до­зрить в ути­ли­тар­но­сти мыш­ле­ния, в неис­крен­но­сти. Ска­жем, актри­са Ека­те­ри­на Васи­лье­ва. Чело­век жил в теат­раль­ном мире, мире “тусов­ки”, где каж­дый ловит лишь свое отра­же­ние… Все у нее было, и преж­де все­го – доб­рот­ный имидж в тех кру­гах, кото­рые были для нее авто­ри­тет­ны­ми. И вдруг она бро­са­ет вызов сво­ей сре­де (сво­ей, а не офи­ци­аль­ной, что гораз­до слож­нее, т.к. лег­че идти про­тив госу­дар­ствен­ной вла­сти, неже­ли про­тив дво­ро­вых авто­ри­те­тов). Остав­ля­ет театр, ста­но­вит­ся цер­ков­ной ста­ро­сти­хой (сей­час, сла­ва Богу, нео­фит­ский каран­тин кон­чил­ся, и она сно­ва нача­ла сни­мать­ся). Раз­ве не чудо?

Или рок-музы­кан­ты. С точ­ки зре­ния церк­ви, более отда­лен­ных от нее людей нет. В мас­со­вом цер­ков­ном созна­нии суще­ству­ет мне­ние, что рок – это сата­низм, деби­лизм, раз­врат, нар­ко­ма­ния… И вдруг люди, кото­рые этой музы­кой живут, – Юрий Шев­чук или лидер груп­пы “Ага­та Кри­сти” – сего­дня пози­ци­о­ни­ру­ют себя как пра­во­слав­ные. Когда даже из это­го мира идут какие-то рели­ги­оз­ные токи, это, на мой взгляд, тоже чудо.

– Отец Андрей, если чуде­са – не глав­ное в рели­ги­оз­ной жиз­ни, то воз­ни­ка­ет вопрос: зачем в Еван­ге­лие рас­ска­зы­ва­ет­ся о чуде­сах, кото­рые тво­рил Хри­стос, когда мож­но было бы огра­ни­чить­ся про­по­ве­дью христианства?

Чуде­са есть сви­де­тель­ства того, что Небо ста­но­вит­ся бли­же. Чуде­са есть знак сопри­сут­ствия, встре­чен­но­сти, не оди­но­че­ства. Путь к встре­че не через чуде­са про­ле­га­ет, но чуде­са ока­зы­ва­ют­ся на цер­ков­ном язы­ке зна­ме­ни­я­ми того, что эта встре­ча состоялась.

Пыта­ясь понять Цер­ковь, необ­хо­ди­мо сов­ме­стить в созна­нии две вещи, каза­лось бы, противоположные.

С одной сто­ро­ны, Цер­ковь не при­да­ет боль­шо­го зна­че­ния чуде­сам – нель­зя искать чудес, тре­бо­вать чудес, желать чего-нибудь неожи­дан­но­го, с дру­гой сто­ро­ны, каж­дая наша молит­ва – это молит­ва о чуде. Совер­шен­но спра­вед­ли­во писал Иван Тур­ге­нев: “Каж­дое про­ше­ние, каж­дая молит­ва сво­дит­ся к тому, что, Гос­по­ди, ну сде­лай так, что­бы два­жды два было пять. Но при этом пра­во­слав­ный чело­век, когда молит­ся о чем бы то ни было, начи­ная с того, что “хлеб наш насущ­ный дай нам днесь” и кон­чая молит­вой об исце­ле­нии сво­ей дочень­ки, он в кон­це кон­цов завер­ша­ет свою молит­ву неким смяг­ча­ю­щим обра­ще­ни­ем: “Впро­чем, да будет воля Твоя, Гос­по­ди”. В этом – суще­ствен­ное раз­ли­чие меж­ду заго­во­ром и молит­вой. Заго­вор пред­по­ла­га­ет, что у кол­ду­на есть власть над духов­ным миром и эту власть он про­яв­ля­ет, навя­зы­ва­ет свою волю духов­ным реа­ли­ям. А моля­щий­ся чело­век зна­ет, что тот, к кому он обра­ща­ет­ся, бес­ко­неч­но выше его, и поэто­му чело­век про­сит, а не дик­ту­ет Богу свою волю.

Итак, с одной сто­ро­ны, Цер­ковь гово­рит “чудес не ищи”, а с дру­гой, каж­дая молит­ва – это про­ше­ние о чуде.

Но есть еще и тре­тья сто­ро­на, тре­тья точ­ка это­го стран­но­го тре­уголь­ни­ка. Это то, что чудо есте­ствен­но в жиз­ни хри­сти­а­ни­на. Пони­ма­е­те, в цер­ков­ной сре­де даже не при­ня­то рас­ска­зы­вать о чуде­сах. Стpaн­ны не чуде­са, а их отсут­ствие. Помни­те фильм “Тот самый Мюнх­гау­зен”? Барон состав­ля­ет рас­по­ря­док дня: объ­явить вой­ну Англии, сле­тать на Луну… То есть чуде­са вклю­че­ны в его повсе­днев­ный гра­фик таков, образ­но гово­ря, и рас­по­ря­док дня рели­ги­оз­но­го чело­ве­ка: я иду в храм на водо­свят­ный моле­бен, что­бы полу­чить свя­тую воду, кото­рая будет меня исце­лять и защи­щать, – сле­до­ва­тель­но, на это чудо у меня преду­смот­ре­но пол­ча­са… Чуде­са совер­шен­но есте­ствен­но вхо­дят в жизнь хри­сти­а­ни­на. Чудо – дале­ко не все­гда глас с Небес или купи­на неопа­ли­мая. Чудо может вой­ти в твою жизнь через обыч­но­го чело­ве­ка. Я – книж­ник, и чуде­са в моей жиз­ни по боль­шей части книж­ные. В нуж­ную мину­ту нахо­дит­ся нуж­ная кни­га, рас­кры­ва­ет­ся на нуж­ной странице…

– А что для Вас было глав­ным чудом в жизни?

– Для меня самое зна­чи­мое чудо – это то, что было со мной в день мое­го кре­ще­ния. Гос­подь дал пере­жить бла­го­дать Таин­ства кре­ще­ния, пол­но­ту радо­сти – для меня это гораз­до важ­нее, чем дру­гие сви­де­тель­ства, кото­рые я читаю в книж­ках. Когда я кре­стил­ся, мне было уже девят­на­дцать лет. Это был шаг от Бер­дя­е­ва к Церк­ви, от идеи о Боге к живо­му Хри­сту. То есть я вошел в Цер­ковь и не вышел… и, наде­юсь, не вый­ду. Для меня это пер­вое и самое боль­шое чудо.

– А каким было послед­нее чудо в Вашей жизни?

– Оно было 24 мар­та 2003 года. Фонд Свя­то­го Все­х­валь­но­го апо­сто­ла Андрея Пер­во­зван­но­го в этот день в Хра­ме Хри­ста Спа­си­те­ля про­во­дил засе­да­ние орга­ни­за­ци­он­но­го коми­те­та по про­грам­ме все­пра­во­слав­ной молит­вы “Про­си­те мира Иеру­са­ли­му”. По окон­ча­нии офи­ци­аль­ной части пре­зи­дент фон­да А В. Мель­ник при­гла­сил меня в свой офис на Ордын­ку. Мы реши­ли, что наше зна­ком­ство и бесе­да заслу­жи­ва­ют того, что­бы обре­сти посред­ни­ка в “ком­му­ни­ка­ци­он­ном про­цес­се” – в виде бутыл­ки вис­ки. И вот после тоста став­лю я рюм­ку на стол, а она начи­на­ет дви­гать­ся. Едет так сан­ти­мет­ров пят­на­дцать по пря­мой к краю сто­ла и мед­лен­но и нерав­но­мер­но вра­ща­ет­ся вокруг сво­ей оси. Все семе­ро при­сут­ству­ю­щих изум­лен­но гля­дят за ее мед­лен­ным путе­ше­стви­ем. Мило­вец, сидя­щий меж­ду мною и Мель­ни­ком, про­бу­ет под­ста­вить руку к краю сто­ла, что­бы успеть ее пой­мать, когда она-таки сва­лит­ся. Я успе­ваю ска­зать: “Да тут у вас пря­мо пол­тер­гейст какой-то!”. Чест­но гово­ря, начал я эту фра­зу с наме­ре­ни­ем пошу­тить, но по ходу про­из­не­се­ния понял, что это и в самом деле оно самое. И тогда вме­сто того, что­бы при­ка­сать­ся к этой рюм­ке рукой, изда­ле­ка кре­щу ее. Она тут же ста­ла – за пять сан­ти­мет­ров до кра­еш­ка стола.

Спра­ши­ваю хозя­и­на: освя­щен ли ваш офис? Он гово­рит: нет, мы толь­ко что сюда пере­еха­ли, еще меся­ца нет. А освя­ще­ние пла­ни­ро­ва­ли после Пас­хи… Оче­вид­но, от ста­рых хозя­ев оста­лось дур­ное духов­ное насле­дие. О таких собы­ти­ях я мно­го слы­шал от свя­щен­ни­ков, но сам уви­дел впервые.

– А цер­ковь ведет какой-то реестр чудес? Иссле­ду­ет их?

– Ино­гда. Но Пра­во­сла­вие по сво­ей сути чуж­до пиа­ров­ским тех­но­ло­ги­ям. У нас не в чести публичность.

– Если вам будет рас­ска­зы­вать о при­хо­де в Цер­ковь чело­век, кото­ро­го пора­зи­ло про­изо­шед­шее с ним чудо… Вы поверите?

– Конеч­но, это воз­мож­но. Толь­ко теперь я буду про­сить чело­ве­ка выстро­ить свою веру на более твер­дом осно­ва­нии, на сло­ве Божьем, на зна­нии цер­ков­но­го уче­ния, с тем, что­бы новое чудес­ное потря­се­ние, кото­рое может с ним про­изой­ти, не вытолк­ну­ло бы его из Церкви.

– Суще­ству­ют чуде­са, кото­рые, каза­лось бы, при­зна­ют­ся и нау­кой, такие как Турин­ская Пла­ща­ни­ца, соше­ствие Бла­го­дат­но­го Огня. Но есть мне­ние, что чудо явля­ет­ся чудом толь­ко тогда, когда не при­зна­ет­ся наукой.

– Вели­чай­шее чудо – это суще­ство­ва­ние мира, суще­ство­ва­ние жиз­ни чело­ве­ка. И суще­ство­ва­ние жиз­ни при­зна­ет­ся нау­кой. Но меня все­гда сму­ща­ют регу­ляр­но повто­ря­ю­щи­е­ся чуде­са. Когда мне гово­рят, что все­гда вот в этом месте, в это вре­мя про­ис­хо­дит чудо, я насто­ра­жи­ва­юсь. Когда мне гово­рят, что на Пас­ху все­гда сол­ныш­ко све­тит или на Бла­го­ве­ще­ние птич­ки гнез­да не вьют… Это меня несколь­ко раз понуж­да­ло при­гля­ды­вать­ся. Пас­ху 2000 года я встре­чал в Пра­ге, так там про­сто сне­го­пад был, там сол­ныш­ка совер­шен­но не было видно.

Види­те ли, Бог хри­сти­ан – это Бог так­тич­ный. Он не наси­лу­ет сво­бо­ду чело­ве­ка. И Гос­подь в Еван­ге­лие не чуде­са­ми вытя­ги­вал веру, но в ответ на веру тво­рил чуде­са. Вы упо­мя­ну­ли Турин­скую Пла­ща­ни­цу. Это чудо настоль­ко так­тич­ное, что тот, кто жела­ет, видит в нем чудо, тот, кто жела­ет, видит под­дел­ку. Есть науч­ные дово­ды и в поль­зу аутен­тич­но­сти (т.е. я могу при­зна­вать пла­ща­ни­цу отпе­чат­ком Иису­са из Наза­ре­та, и в этом не будет ниче­го погре­ша­ю­ще­го про­тив науч­ной доб­ро­со­вест­но­сти), и в поль­зу того, что это тво­ре­ние более позд­не­го вре­ме­ни, неиз­вест­но как сде­лан­ное. И у той и у дру­гой точ­ки зре­ния есть доста­точ­но вес­кие аргу­мен­ты, дока­зы­ва­ю­щие право­ту. В сво­ей несов­ме­сти­мо­сти они остав­ля­ют “зазор” для тво­е­го серд­ца, тво­е­го жела­ния. Что ты жела­ешь уви­деть – тем для тебя это и будет. Если ты хочешь видеть здесь под­дел­ку – для тебя это будет не более чем кусо­чек древ­ней тка­ни, и тогда твоя душа оста­нет­ся про­сто в мире вещей. Но если ты жела­ешь чуда – для тебя это будет чудом, свя­ты­ни, пятым Еван­ге­ли­ем… тогда ты ока­жешь­ся в мире, где все осмыс­лен­но, в мире знамений.

С Бла­го­дат­ным Огнем то же самое. Кто-то видит в этом “есте­ствен­ное явле­ние”, гово­рит, что “это все фото­вспыш­ки, бли­ки теле­ка­мер” или еще что-то. А для кого-то это чудо. Кого-то этот Огонь обжи­га­ет, кого-то нет. Это еще зави­сит от настроя чело­ве­ка, его ощу­ще­ний. Т.е. эти чуде­са не навя­за­ны чело­ве­ку. Ему дает­ся пра­во выби­рать, верить или нет.

– Может ли чело­век сам создать чудо, поро­дить его сво­и­ми пси­хо­ло­ги­че­ски­ми усилиями?

– Да, конеч­но. Чело­век может зазвать к себе в гости “инстан­ции”, тво­ря­щие чудо. А они опять же очень раз­лич­ны. Что и про­ис­хо­дит во все­воз­мож­ных сектах.

Сре­ди веру­ю­щих ино­гда мож­но услы­шать спо­ры, что вот, дескать, суще­ству­ют пра­во­слав­ные чуде­са, а есть като­ли­че­ские. Като­ли­ки не при­ни­ма­ют пра­во­слав­ные чуде­са, пра­во­слав­ные – като­ли­че­ские. Но раз­ве есть какое-то отли­чие чудес от чудес?

Есть про­мы­сел Божий над всем чело­ве­че­ством. Я думаю, даже в жиз­ни ате­и­ста есть чуде­са, кото­рые он, прав­да, быст­ро забы­ва­ет. Гос­подь посы­ла­ет дождь и на греш­ни­ков, и на пра­вед­ни­ков, и забо­та Божия суще­ству­ет о всех его чадах, даже о тех, кто о Нем не знает.

Но есть чуде­са, свя­зан­ные с виде­ни­я­ми. И здесь пра­во­слав­ный чело­век дол­жен быть осто­ро­жен. У като­ли­ков, по-мое­му, тут мень­ше осмот­ри­тель­но­сти. Напри­мер, у одной швед­ской като­ли­че­ской свя­той нача­ла два­дца­то­го века были виде­ния и голо­са, кото­рые утвер­жда­ли, что при­дет на зем­лю циви­ли­за­ция люб­ви. И яко­бы Хри­стос ска­зал ей: ты зна­ешь, я не само­ре­а­ли­зо­вал­ся в люб­ви на зем­ле, меня слиш­ком рано рас­пя­ли, и я хочу, что­бы до кон­ца мира наста­ло пол­ное цар­ствие люб­ви. И поэто­му я сде­лаю так, что все в мире объ­еди­нят­ся – и хри­сти­ане, и иудеи, и мусуль­мане, и т. д. Будет еди­ная вера, все будут дру­жить, и толь­ко потом при­дет анти­христ. Идео­ло­гия этой свя­той теперь лежит в осно­ве идео­ло­гии папы Иоан­на-Пав­ла II . Но что это были за голо­са – никто даже не задумался.

Конеч­но, и пра­во­слав­ный может дове­рить­ся, чему не надо. Вопрос в реак­ции Церк­ви на эту ошиб­ку. Такие мисти­че­ские состо­я­ния, кото­рые в Пра­во­сла­вии рас­смат­ри­ва­ют­ся как неуда­ча, в дру­гой кон­фес­сии могут оце­ни­вать­ся как нор­ма, как про­яв­ле­ние свя­то­сти, чуда.

– Стран­но, восточ­ная Цер­ковь счи­та­ет­ся самой мистич­ной из всех хри­сти­ан­ских Церк­вей, но в то же вре­мя насто­ро­жен­нее всех отно­сит­ся к чудесам.

– Я думаю, в глу­бине сво­ей одно с дру­гим свя­за­но. Тот, кто отка­зы­ва­ет­ся пить из при­до­рож­ной лужи, в кон­це кон­цов, выка­пы­ва­ет коло­дец с чистой водой.

– Миро­то­че­ние икон, их само­об­нов­ле­ние – У Вас нет подо­зре­ния, что часть этих чудес инспи­ри­ро­ва­на отнюдь не боже­ствен­ной силой?

– Таких подо­зре­ний у меня совер­шен­но нет. Раз­ве что име­ет место инспи­ра­ция не чело­ве­ком, а некой духов­но про­ти­во­по­лож­ной силой – то, что на язы­ке Пра­во­сла­вия назы­ва­ет­ся “пре­ле­стью”, таким маги­че­ским оча­ро­ва­ни­ем. В ряде слу­ча­ев такое мож­но подо­зре­вать. Но в любом слу­чае бесов­ские про­дел­ки – это не чело­ве­че­ские подделки.

– Эта демо­ни­че­ская сила может про­яв­лять себя в сте­нах храма?

– Даже в сте­нах храма.

– Есть еще чудо изгна­ния бесов – тут тоже все без подвохов?

– Сей­час мно­го чудес, свя­зан­ных с нега­ти­вом. Отри­ца­тель­ная духов­ная сила себя очень ярко про­яв­ля­ет, и толь­ко в церк­ви ока­зы­ва­ет­ся сред­ство, что­бы ей про­ти­во­сто­ять. В фев­ра­ле я был в Мага­дане. Рели­ги­оз­ное про­буж­де­ние в этом горо­де нача­лось с того, что в одной квар­ти­ре был мощ­ный пол­тер­гейст. Вещи бук­валь­но лета­ли по ком­на­там, при­чем по кри­вым тра­ек­то­ри­ям, само­воз­го­ра­лись. Ни мили­ция, ни экс­тра­сен­сы ниче­го поде­лать не мог­ли, и толь­ко, когда при­хо­ди­ли пра­во­слав­ные свя­щен­ни­ки, вся эта ката­ва­сия пре­кра­ща­лась. Борь­ба за квар­ти­ру шла око­ло полу­го­да, все это широ­ко осве­ща­лось в мест­ной прес­се, и в ито­ге эта исто­рия про­из­ве­ла на город боль­шое впечатление.

Впро­чем, я, кажет­ся, уже опоз­дал рас­ска­зать один про­фес­си­о­наль­ный анек­дот. Пред­ставь­те: пра­во­слав­ный мис­си­о­нер высту­па­ет перед уни­вер­си­тет­ской ауди­то­ри­ей. И по ходу сво­е­го повест­во­ва­ния он дохо­дит до той мину­ты, когда он дол­жен упо­тре­бить непри­лич­ное сло­во. Он дол­жен беса упо­мя­нуть. Посколь­ку этот мис­си­о­нер не впер­вые обща­ет­ся с обра­зо­ван­ной пуб­ли­кой, он пре­крас­но пони­ма­ет, како­ва будет реак­ция зала. Ведь наша пост­со­вет­ская интел­ли­ген­ция еще сло­ва Бог пра­виль­но выго­во­рить не может. Ей чего-нибудь попро­ще надо: “кос­ми­че­ская энер­гия”, “био­энер­го­ин­фор­ма­ци­он­ное поле” и т. п. А если им еще про беса что-то ввер­нуть, то тут такой хай под­ни­мет­ся! “Мы-то дума­ли, вы интел­ли­гент­ный чело­век! А вы на самом деле обыч­ный мра­ко­бес, реак­ци­о­нер! Про бесов все­рьез гово­ри­те! Да это же сред­не­ве­ко­вье, инкви­зи­ция, охо­та на ведьм!” И т. д. И т.п.

Пред­ви­дя это, мис­си­о­нер реша­ет выска­зать свою мысль на жар­гоне интел­ли­гент­ной ауди­то­рии. И гово­рит: “В эту мину­ту к чело­ве­ку обра­ща­ет­ся миро­вое транс­цен­ден­таль­ное ноуме­наль­но-кос­ми­че­ское тота­ли­тар­ное пер­со­на­ли­зи­ро­ван­ное зло…”. Тут бес высо­вы­ва­ет­ся из под кафед­ры и гово­рит: “Как, как ты меня назвал?”.

Так вот, в Церк­ви бес – не толь­ко пер­со­наж анек­до­тов или фольк­ло­ра. Наша прак­ти­ка очно­го про­ти­во­сто­я­ния силам зла про­шла через века. По латы­ни это экзор­цизм, по-рус­ски – отчит­ка бес­но­ва­тых. Есть пора­зи­тель­ный при­мер из XIX века. Врач, кото­рый не скло­нен верить в рели­ги­оз­ные фено­ме­ны, был вынуж­ден засви­де­тель­ство­вать: “Кли­ку­ша без­оши­боч­но раз­ли­ча­ла свя­тую воду от про­стой, как скры­то мы ее не дава­ли. Каж­дый раз, когда ей под­но­си­ли ста­кан со свя­той водой, она впа­да­ла в при­па­док, часто преж­де, чем попро­бу­ет ее на вкус. Вода была све­жая, кре­щен­ская (иссле­до­ва­ние было про­из­ве­де­но в сере­дине янва­ря). Нали­ва­лись обе про­бы в оди­на­ко­вые ста­ка­ны в дру­гой ком­на­те, и я под­но­сил ей уже гото­вые про­бы. После того, как мно­го раз повто­рен­ные опы­ты дали тот же поло­жи­тель­ный резуль­тат, я сме­шал обе про­бы воды вме­сте, про­стую и свя­тую, и налил их поров­ну в оба ста­ка­на. Тогда кли­ку­ша ста­ла реа­ги­ро­вать на обе про­бы при­пад­ка­ми. Ни одно­го раза она не ошиб­лась в этом рас­по­зна­ва­нии свя­той воды”.

– А про­во­дят­ся ли бесе­ды с духа­ми, все­лив­ши­ми­ся в одержимых?

– Неко­то­ры­ми свя­щен­ни­ка­ми. Но мне, ска­зать чест­но, это не нра­вит­ся. В Новом Заве­те мы чита­ем, что Хри­стос и апо­сто­лы избе­га­ли при­ни­мать любые сви­де­тель­ства бесов­ской силы. А сего­дня в моде бро­шюр­ки о том, как иеро­мо­на­хи берут интер­вью у несчаст­ных одер­жи­мых людей и у тех сил, кото­рые в них все­ли­лись. И даже стро­ят на этом целые бого­слов­ские кон­цеп­ции. Но это уже не бого­сло­вие, а “бесо­сло­вие”. Еще лет два­дцать назад в церк­ви было хоро­шо извест­но: дай Бог подвиж­ни­ку хотя бы одно­го чело­ве­ка исце­лить от это­го неду­га! А при­во­зить целы­ми авто­бу­са­ми людей на “мас­со­вый сеанс” отчит­ки. В этом есть при­вкус како­го-то модер­низ­ма, кото­рый меня смущает.

– А сами Вы были сви­де­те­лем изгна­ния бесов­ских сил?

– Сла­ва Богу, лич­ной нуж­ды ходить на такие служ­бы у меня не было, а ради любо­пыт­ства идти туда неполезно.

– Сей­час в боль­шой моде так назы­ва­е­мые чуде­са экс­тра­сен­сов. Поче­му так происходит?

– За бумом экс­тра­сен­со­ри­ки сто­ит искон­но народ­ное пони­ма­ние рели­гии: рели­гия есть отрасль народ­но­го хозяй­ства. Как в хоро­шем хозяй­стве долж­на быть эффек­тив­но рабо­та­ю­щая посу­до­мо­еч­ная маши­на, коро­ва или жена, точ­но так же долж­на быть эффек­тив­но рабо­та­ю­щая рели­гия. Кон­фликт меж­ду таким народ­ным ожи­да­ни­ем и тем, что при­нес Хри­стос, мы видим уже в Еван­ге­лие. Гос­подь гово­рит собрав­шей­ся вокруг него тол­пе: “Вы ище­те Меня, пото­му что насы­ти­лись”. Дей­стви­тель­но, мы чаще все­го отно­сим­ся к Богу как к гене­ра­то­ру гума­ни­тар­ной помо­щи: “Ты, Гос­по­ди, явись, сде­лай мне то-то и то-то, а без это­го я не вижу ника­ко­го смыс­ла и нуж­ды в этой рели­гии и в этом почи­та­нии”. Сей­час люди неред­ко ищут в рели­гии како­го-то успе­ха, маги­че­ско­го, карьер­но­го, здо­ро­вья или чего-то еще. Но Бога, ока­зы­ва­ет­ся, нуж­но любить ради Бога, а не ради тех благ, кото­рые эта любовь может при­не­сти. В хри­сти­ан­стве такая про­по­ведь зву­чит посто­ян­но, и, пока обще­ство в сою­зе с цер­ко­вью вос­пи­ты­ва­ет народ на таких при­ме­рах, низо­вые маги­че­ские чув­ства и потреб­но­сти чело­ве­ка дер­жат­ся в тени. Но как толь­ко скре­пы высо­кой духов­ной куль­ту­ры рас­па­да­ют­ся, пра­вить бал начи­на­ет инстинкт, и люди пре­вра­ща­ют рели­гию в магию. Так было все­гда. Одна­ко в кон­це ХХ века появи­лась осо­бая чер­точ­ка. Дело в том, что мы живем в доволь­но тех­но­ло­гич­ном инду­стри­аль­ном обще­стве, поэто­му совре­мен­ный чело­век во всем ищет тех­но­ло­гич­ность. А магия и экс­тра­сен­со­ри­ка тем и при­вле­ка­ют: кажет­ся, что здесь есть какая-то внят­ная тех­но­ло­гия. У Пра­во­сла­вия тех­но­ло­гии нет, и эта нетех­но­ло­гич­ность и отсут­ствие гаран­тий разо­ча­ро­вы­ва­ют мно­гих и при­вле­ка­ют тех немно­гих, кто уме­ет ценить неоче­вид­ность и свободу.

– Как может отра­зить­ся экс­тра­сен­сор­ная прак­ти­ка на самих цели­те­лях?

– Одна­жды ко мне подо­шла жен­щи­на и гово­рит: “Поче­му вы, свя­щен­ни­ки, высту­па­е­те про­тив нас, экс­тра­сен­сов, ведь мы дела­ем одно дело: вы лечи­те душу, мы – тело”. Я про­бую что-то объ­яс­нить, но она не слу­ша­ет: “Я ваши аргу­мен­ты знаю, даль­ше все понят­но… Впро­чем, я не поэто­му Вас оста­но­ви­ла. Может быть, Вы смо­же­те объ­яс­нить, что со мной про­ис­хо­дит? Да, я лечу людей, у меня боль­шие успе­хи, все пре­крас­но, но я поче­му-то по вече­рам не могу одна нахо­дить­ся в квар­ти­ре. Как толь­ко стем­не­ет, появ­ля­ет­ся ощу­ще­ние, что какая-то сила затал­ки­ва­ет меня в ван­ну и тре­бу­ет вскрыть себе вены”. Мне при­шлось пояс­нить, что этот фено­мен нам очень хоро­шо изве­стен, напри­мер, в про­шлом веке свя­ти­тель Игна­тий Брян­ча­ни­нов опи­сы­ва­ет такой слу­чай. Как-то зашел к нему монах с Афо­на (Афон – полу­ост­ров­ная сто­ли­ца пра­во­слав­но­го мона­ше­ства, нахо­дя­ща­я­ся в Гре­ции). Для любо­го веру­ю­ще­го чело­ве­ка рас­спро­сить афон­ско­го мона­ха – боль­шая радость. И вот отец Игна­тий начи­на­ет рас спра­ши­вать про Афон, а монах отве­ча­ет: да, у нас все заме­ча­тель­но – чуде­са, виде­ния, анге­лы явля­ют­ся, помо­га­ют и т.д. Игна­тия Брян­ча­ни­но­ва это насто­ро­жи­ло, и даль­ше выяс­ни­лось, что в ту пору афон­ские мона­хи чита­ли мисти­че­скую, но не пра­во­слав­ную лите­ра­ту­ру. Что делать? Отец Игна­тий – монах свет­ской сто­ли­цы, а это монах с Афо­на – сто­ли­цы миро­во­го мона­ше­ства, како­го учить невоз­мож­но. Тогда он рез­ко меня­ет тему раз­го­во­ра: “Кста­ти, батюш­ка, вы в Петер­бур­ге где-нибудь оста­но­ви­лись?” – “Нет, я пря­мо с вок­за­ла сюда”. – “Тогда у меня к вам прось­ба: когда вы буде­те сни­мать ком­нат­ку или квар­тир­ку, умо­ляю вас, не выше вто­ро­го эта­жа. А то явят­ся ваши “анге­лы” и пред­ло­жат пере­не­сти на Афон так ведь боль­но рас­ши­бе­тесь”. И что же? – Ока­зы­ва­ет­ся, у мона­ха уже были такие мыс­ли, что за его высо­кую жизнь анге­лы его вме­сто поез­да до Афо­на доста­вят! По это­му нуж­но пом­нить строч­ку Высоц­ко­го: “Не все то, что свер­ху, от Бога”…

– Ну а как быть на быто­вом уровне? Ска­жем, чело­век столк­нул­ся с пол­тер­гей­стом у себя в квар­ти­ре или его одо­ле­ва­ет некий при­зрак. Идти в цер­ковь?

– К сожа­ле­нию, очень мно­гие идут от одно­го беса к дру­го­му: к раз­лич­ным магам, спе­ци­а­ли­стам по сня­тию пор­чи и про­чим. В этой свя­зи умест­но вспом­нить сло­ва выда­ю­ще­го­ся рос­сий­ско­го демо­но­ло­га Вла­ди­ми­ра Ильи­ча Лени­на о том, что “синий черт” ничуть не луч­ше “жел­то­го чер­та”. Надо, конеч­но, идти в храм. Долг свя­щен­ни­ка – вос­про­из­ве­сти над одо­ле­ва­е­мым стран­ны­ми явле­ни­я­ми чело­ве­ком молит­вы, кото­рые вооб­ще-то уже чита­лись над ним при его кре­ще­нии. Это таин­ство начи­на­ет­ся с молитв ЭКЗОр­циз­ма – изгна­ния бесов. Цер­ковь в сво­их молит­вах обыч­но обра­ща­ет­ся к Богу, к людям, но есть уни­каль­ная ситу­а­ция, когда она обра­ща­ет­ся к сатане. Свя­щен­ник пово­ра­чи­ва­ет­ся лицом не на восток, а на запад и велит сатане оста­вить сие созда­ние Божие. Закли­на­тель­ные молит­вы, впро­чем, не обя­за­тель­но читать в хра­ме – свя­щен­ник может прий­ти на квартиру.

– Основ­ной источ­ник чудес – Гос­подь Бог. Как цер­ковь раз­ли­ча­ет, что от Бога, а что от нечистого?

– Рас­по­знать мож­но по пло­дам: что порож­да­ет­ся этим чудом в душе чело­ве­ка, при­во­дит ли оно к отхо­ду от хри­сти­ан­ской веры, порож­да­ет ли рели­ги­оз­ное рав­но­ду­шие. Здесь некое вку­со­вое ощу­ще­ние. По инто­на­ции речи, по гла­зам мож­но что-то такое отли­чить, даже по тому, с каким пафо­сом этот чело­век будет рас­ска­зы­вать о чуде. Там, где появ­ля­ет­ся нот­ка энту­зи­аз­ма, есть повод для дистанциирования.

– Как быть, если чело­век пуга­ет­ся про­ис­хо­дя­щих с ним необъ­яс­ни­мых явлений?

– Во-пер­вых, хри­сти­ан­ская вера осво­бож­да­ет от таких стра­хов. Я верю во Хри­ста – зна­чит, не верю в сглаз, в пор­чу и про­чую чушь. Как гово­рит апо­стол Павел, если Бог с нами, то кто про­тив нас? Во-вто­рых, в доме обя­за­тель­но долж­на быть свя­ты­ня, это очень важ­но. Свя­тая вода луч­ше кре­щен­ская. Цер­ков­ные све­чи, ладан (кото­рые мож­но класть про­сто на горя­щую настоль­ную лам­пу). Вооб­ще надо осо­знать, что гра­ни­ца духов­но­го мира и мате­ри­аль­но­го отнюдь не жест­кая, мате­ри­аль­ные пред­ме­ты могут быть насы­ще­ны энер­ги­ей Духа. Освя­щен­ные пред­ме­ты сле­ду­ет содер­жать так, что­бы они не были пору­га­е­мы. То есть на отдель­ной пол­ке, в отдель­ном ящи­ке. Ну и надо ста­рать­ся, что­бы по бли­зо­сти от свя­ты­ни не было нечи­стых пред­ме­тов. Не надо тащить в дом сата­нин­скую, оккульт­ную, аст­ро­ло­ги­че­скую лите­ра­ту­ру; а уж тем более ею пользоваться.

– Что Вы може­те поже­лать нашей газете?

– Газе­те я ниче­го желать не могу, ибо чего ж тако­го мож­но поже­лать бума­ге? Раз­ве что, что­бы жел­те­ла не слиш­ком быст­ро… А вот людям, кото­рые дела­ют газе­ту, я бы поже­лал не зани­мать­ся ури­но­те­ра­пи­ей. То есть не потреб­ляй­те про­дук­ты соб­ствен­ной жиз­не­де­я­тель­но­сти. Если уж ваша “кар­ма” такая, что вам нуж­но рабо­тать в прес­се, хотя бы не читай­те ее или не слиш­ком дове­ряй­те ей. Сами себя кор­ми­те кни­га­ми, а не газе­та­ми, тра­ди­ци­ей, а не однодневками.

Диа­кон Андрей Кураев

Опуб­ли­ко­ва­но в изда­нии “Как жить”. – Выпуск 26.

Источ­ник: Пра­во­сла­вие и мир

Оставить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.

Размер шрифта: A- 16 A+
Цвет темы:
Цвет полей:
Шрифт: Arial Times Georgia
Текст: По левому краю По ширине
Боковая панель: Свернуть
Сбросить настройки