Желать или не желать удачи: как правильно по-христиански?

Желать или не желать удачи: как правильно по-христиански?

(15 голосов4.7 из 5)

Коли­че­ство суе­ве­рий, свя­зан­ных с повсе­днев­ным сло­ва­рём, не может не удив­лять. Так, сре­ди пра­во­слав­ных веру­ю­щих рас­про­стра­ни­лось мне­ние, что хри­сти­а­нин не дол­жен упо­треб­лять сло­во «уда­ча» и желать уда­чи дру­зьям и близ­ким, посколь­ку его про­ис­хож­де­ние свя­за­но с язы­че­ским Моло­хом. Вер­ное это мне­ние или ошибочное?

Синоним слова «счастье»

Тол­ко­вые сло­ва­ри опре­де­ля­ют «уда­чу» так: «сово­куп­ность бла­го­при­ят­ных, спо­соб­ству­ю­щих успе­ху обсто­я­тельств, счаст­ли­вый слу­чай, жела­тель­ный исход дела; сча­стье, везе­ние (Малый ака­де­ми­че­ский сло­варь); успех, такой исход дела, кото­рый нужен, жела­те­лен кому-нибудь (Тол­ко­вый сло­варь Уша­ко­ва). Есть и такое опре­де­ле­ние: «Счаст­ли­вое, бла­го­при­ят­ное сте­че­ние обсто­я­тельств, спо­соб­ство­вав­шее жела­тель­но­му, нуж­но­му исхо­ду дела; везе­ние (Тол­ко­вый сло­варь Кузнецова)

Сло­варь сино­ни­мов Абра­мо­ва ста­вит сло­во «успех» в один ряд со сло­ва­ми «сча­стье», «бла­го­по­лу­чие». Сло­во оце­ни­ва­ет­ся пози­тив­но, ни о каком его двой­ном смыс­ле ни в одном источ­ни­ке речи не идёт.

И, посколь­ку собы­тия, кото­рые могут быть оха­рак­те­ри­зо­ва­ны как уда­ча, для боль­шин­ства людей явля­ют­ся желан­ны­ми и ожи­да­е­мы­ми, суще­ству­ет мно­же­ство сим­во­лов, её олицетворяющих.

И вот тут – будем вни­ма­тель­ны! – всту­па­ет в силу уко­ре­нив­ше­е­ся в наро­де язы­че­ское созна­ние. Неза­ви­си­мо от пола, воз­рас­та, соци­аль­но­го или про­фес­си­о­наль­но­го ста­ту­са мно­гие люди  искренне верят, что уда­чу мож­но при­тя­нуть с помо­щью пред­ме­та (обе­ре­га или талис­ма­на) или дей­ствия (неко­е­го обряда).

Увы, это­му невин­но­му с виду, но опас­но­му суе­ве­рию, кото­рое  уме­ло мас­ки­ру­ет­ся под народ­ные тра­ди­ции, под­вер­же­ны и вполне серьез­ные, взрос­лые веру­ю­щие воцер­ко­в­лен­ные люди.

Потереть, поплевать, покричать…

В Рос­сии попу­ляр­ным спо­со­бом при­вле­че­ни­ем уда­чи и везе­ния счи­та­ет­ся поте­реть какую-либо часть памят­ни­ка, кам­ня, дере­ва или дру­го­го объ­ек­та окру­жа­ю­ще­го мира. В Москве на стан­ции мет­ро «Пло­щадь рево­лю­ции»  издав­на спе­ши­ли к памят­ни­ку соба­ке, что­бы поте­реть нос. Дохо­ди­ло до того, что ради это­го сомни­тель­но­го дей­ства бла­го­ра­зум­ные совет­ские граж­дане спе­ци­аль­но выхо­ди­ли из поез­да, а потом запры­ги­ва­ли в него обрат­но. Мед­ная соба­ка на стан­ции мет­ро счи­та­лась при­но­ся­щей удачу.

В 1990‑е  подоб­ное язы­че­ство офор­ми­лось в тра­ди­цию, в послед­нее вре­мя раз­мах  увле­че­ния тури­сти­че­ски­ми суе­ве­ри­я­ми достиг небы­ва­лых мас­шта­бов. Мод­но и одоб­ря­е­мо  ста­ло поте­реть не толь­ко нос соба­ки, но и мно­же­ство дру­гих высту­па­ю­щих дета­лей ста­туй: палец и лапоть кре­стья­ни­на, туф­лю сту­дент­ки, нож­ку ребен­ка и коле­но рабочего.

Кста­ти, ста­туя соба­ки так постра­да­ла от народ­ной люб­ви, что в 2014 году кра­е­вед Алек­сандр Можа­ев обра­тил­ся к руко­вод­ству мет­ро­по­ли­те­на и Депар­та­мен­та куль­тур­но­го насле­дия с прось­бой взять скульп­ту­ру под охра­ну или хотя бы пове­сить пре­ду­пре­жда­ю­щие таб­лич­ки. Увы, ему отве­ти­ли, что пре­ду­пре­ждать нико­го не ста­нут, но соби­ра­ют­ся покры­вать досто­при­ме­ча­тель­но­сти сред­ством от сти­ра­ния рельефа…

От соба­ки  народ­ное вни­ма­ние пере­ки­ну­лось и на дру­гое живот­ное  из сто­лич­ной под­зем­ки – пету­ха, при­чём в подол птич­ни­цы, состо­я­щей при пету­хе,  ста­ло при­ня­то бро­сать запис­ки с поже­ла­ни­я­ми. Инте­рес­но, что невзрач­ный на пер­вый взгляд петух состав­ля­ет глав­ную загад­ку стан­ции. Одни гово­рят, что  тро­гать его ни в коем слу­чае нель­зя, ина­че слу­чит­ся что-то ужас­ное. Дру­гие при­пи­сы­ва­ют тем­ную силу толь­ко одно­му из четы­рёх пету­хов, не уточ­няя, како­му. Такая заве­са тай­ны дела­ет объ­ект вни­ма­ния еще притягательнее.

Поми­мо зве­рей и птиц, а так­же высту­па­ю­щих частей тела и одеж­ды, попу­ляр­но­стью  у посе­ти­те­лей исто­ри­че­ских мест поль­зу­ет­ся брон­зо­вое и мра­мор­ное ору­жие. Так, иска­те­ля­ми уда­чи до блес­ка натёр­ты дета­ли памят­ни­ков геро­ям Вели­кой Оте­че­ствен­ной вой­ны и дру­гих миро­вых войн и кон­флик­тов: нага­ны, гра­на­ты, при­кла­ды винтовок…

При­чём един­ства во взгля­дах на пра­виль­ный поря­док дей­ствий по извле­че­нию уда­чи таким спо­со­бом нет. Суще­ству­ет мне­ние, что тереть нуж­но не любую соба­ку, а толь­ко «соба­ку Бау­ма­на» – у тре­тье­го ваго­на с кон­ца в сто­ро­ну «Щел­ков­ской». Само же про­ис­хож­де­ние при­ме­ты  при­пи­сы­ва­ют сту­ден­там Бау­ман­ки, кото­рые яко­бы нача­ли обра­щать­ся к ста­туе за помо­щью в 1938 году, когда была постро­е­на  стан­ция мет­ро «Пло­щадь Революции».

Но есть и народ­ные умы, кото­рые тон­ко раз­гра­ни­чи­ва­ют назна­че­ние пред­ме­тов: наган при­но­сит уда­чу в денеж­ных делах, туф­ля девуш­ки спо­соб­ству­ет успе­ху на сви­да­нии, а соба­ка  помо­га­ет лег­ко сдать экза­мен. Или так: нос соба­ки – в помощь на экза­мене, а лапа – толь­ко на зачё­те. Но, посколь­ку ритм жиз­ни уско­ря­ет­ся, боль­шин­ство про­хо­дя­щих трёт, что попа­дёт­ся под руку – авось  поможет.

Мно­гие сме­ют­ся над  «суро­вой необ­хо­ди­мо­стью» попле­вать через пле­чо, но сле­ду­ют ему, как и сот­ням дру­гих. И не воз­ра­жа­ют, когда дру­зья дарят обе­ре­ги или  бро­са­ют в коше­лек «удач­ную монетку».

При­ме­ты, суе­ве­рия и риту­а­лы проч­но вошли в жизнь, более того, появ­ля­ют­ся новые.

Возь­мём сту­ден­тов. Даже отлич­ни­ки начи­на­ют то счи­тать сту­пень­ки, то сту­чать по дере­вяш­ке. Гово­рят, экза­мен – лоте­рея,  как не под­стра­хо­вать­ся? У сту­ден­тов круп­ных горо­дов счи­та­ет­ся, что на экза­мен надо ехать толь­ко на трам­вае или трол­лей­бу­се, что­бы полу­чить счаст­ли­вый билет.

В Том­ске у сту­ден­тов Поли­тех­ни­че­ско­го уни­вер­си­те­та попу­ляр­но кра­сить обувь рас­по­ло­жен­но­го рядом с вузом памят­ни­ка Сер­гею Киро­ву, при­чем обя­за­тель­но  в крас­ный цвет. Город­ским служ­бам нелег­ко, но они почти при­вык­ли. Ведь про­ис­хо­дит это толь­ко нака­нуне сессии.

Появи­лись  новые при­ме­ты и обря­ды и у води­те­лей. Нель­зя сви­стеть в машине:  гаиш­ни­ки оста­но­вят. По той же при­чине не реко­мен­ду­ет­ся счи­тать день­ги в салоне – шелест купюр при­вле­ка­ет повы­шен­ное вни­ма­ние ГИБДД.

Наря­ду с тра­ди­ци­он­ны­ми при­ме­та­ми в Рос­сии посте­пен­но при­жи­лись и заим­ство­ван­ные. Так, мода на фэн-шуй  помо­га­ет про­да­вать огром­ны­ми пар­ти­я­ми малень­кие ста­ту­эт­ки лягу­шек, при­чем ста­вить их дома надо в местах, стро­го ори­ен­ти­ро­ван­ных по сто­ро­нам све­та и раз­лич­ным зонам.

Жур­на­лист­ка Ана­ста­сия Пирож­ни­ко­ва вспо­ми­на­ет, как спро­во­ци­ро­ва­ла гнев про­дав­ца: «Как ока­за­лось, лягуш­ки долж­ны сидеть на ков­ри­ках, смот­реть в опре­де­лен­ные сто­ро­ны. Когда я иска­ла шубу, то во вре­мя раз­го­во­ра при­се­ла к сто­лу и слу­чай­но заде­ла одну из лягу­шек. Жен­щи­на-про­да­вец сорва­лась на крик. Суть  про­бле­мы сво­ди­лась к тому, что  лягу­шек нель­зя тро­гать: те могут рас­сер­дить­ся и не будут при­но­сить денег».

Откуда пошла удача

Поня­тие «уда­ча» для мно­гих людей сего­дня напря­мую свя­за­но с язы­че­ством. А что извест­но о нем с древ­них времен?

При­выч­но­му поже­ла­нию везе­ния, про­из­но­си­мо­му рус­ски­ми при рас­ста­ва­нии, соот­вет­ству­ют древне-скан­ди­нав­ское «Auja!» и древне-сред­не­ев­ро­пей­ское «Aja!» Эти вос­кли­ца­ния, име­ю­щие маги­че­ский, закли­на­тель­ный харак­тер, были  частью нор­ди­че­ских традиций.

В древ­но­сти поня­тие «уда­ча», как сле­ду­ет из этно­гра­фи­че­ских мате­ри­а­лов и древ­них скан­ди­нав­ских саг, озна­ча­ло не «везе­ние», а некую важ­ную харак­те­ри­сти­ку чело­ве­ка. В скан­ди­нав­ских текстах мож­но встре­тить фор­му­ли­ров­ки – «у него была хоро­шая уда­ча» или «у него была пло­хая уда­ча», «он при­об­рел (или поте­рял) уда­чу, совер­шив то-то и то-то», «его уда­ча ста­ла более (или менее) хоро­шей». В язы­ке до сих пор сохра­ни­лись выра­же­ния, отра­жа­ю­щие те же пред­став­ле­ния: напри­мер, «уда­ча оста­ви­ла его».

Скан­ди­нав­ский тер­мин «Auja», обыч­но пере­во­ди­мый как «уда­ча», под­ра­зу­ме­ва­ет не толь­ко «везе­ние», но и сча­стье, радость, силу. О викин­ге, кото­ро­му повез­ло в бою, гово­ри­ли, что он побе­дил, пото­му что у него была хоро­шая уда­ча. Но так же отзы­ва­лись о том, у кого лад­но стро­и­лись кораб­ли, чья жена рожа­ла мно­го детей, кто умел вести за собой людей. Таким обра­зом, «везе­ние» – это толь­ко одно (хотя и харак­тер­ное) из про­яв­ле­ний уда­чи. Саму же уда­чу древ­ние нор­ды пони­ма­ли как осо­бое лич­ное (маги­че­ское) могущество.

Итак, в древ­ние вре­ме­на уда­ча мог­ла быть хоро­шей и пло­хой, ина­че гово­ря – «поло­жи­тель­ной» и «отри­ца­тель­ной». Пер­вая при­но­сит бла­го, вто­рая – горе. Чело­век, чья уда­ча – пло­хая, ста­но­вит­ся неве­зу­чим во всем, к чему прикасается.

Счи­та­лось, что уда­ча может быть при­об­ре­те­на, уте­ря­на или изме­не­на. Так, напри­мер, по пред­став­ле­ни­ям древ­них скан­ди­на­вов, чело­век, совер­шив­ший воров­ство, пере­ста­вал счи­тать­ся муж­чи­ной и терял «хоро­шую» удачу.

В древ­но­сти уда­ча счи­та­лась «зараз­ной». Чело­век с пло­хой уда­чей в ран­нем Сред­не­ве­ко­вье был обре­чен на оди­но­че­ство. Пут­ни­ки неред­ко дела­ли крюк, что­бы обо­гнуть дом или зем­ли чело­ве­ка с пло­хой уда­чей, люди бежа­ли из горо­дов, где пра­ви­ли такие кня­зья, и вои­ны остав­ля­ли их дру­жи­ны, если тому не пре­пят­ство­ва­ли сооб­ра­же­ния эти­че­ско­го характера.

Напро­тив, дом чело­ве­ка с хоро­шей уда­чей все­гда полон гостей – каж­до­му хочет­ся побыть рядом с ним, при­кос­нуть­ся к нему, пого­во­рить с ним, т.е. пере­нять часть его уда­чи. Мно­гие вожди викин­гов стре­ми­лись зазвать в свои дру­жи­ны вои­нов, извест­ных боль­шой хоро­шей уда­чей. При этом счи­та­лось, что уда­ча не огра­ни­че­на в коли­че­стве, т.е. сколь­ко бы чело­век не делил­ся с дру­ги­ми сво­ей уда­чей – будь она хоро­шая или пло­хая – его соб­ствен­ная уда­ча от это­го не уменьшается.

Уда­ча вождя рас­про­стра­ня­лась на его людей. Пере­хо­дя, как это часто быва­ло, от одно­го вождя к дру­го­му, викин­ги выби­ра­ли хёв­дин­га, обла­дав­ше­го хоро­шей уда­чей. Горо­да выби­ра­ли себя кня­зя, оце­ни­вая харак­тер его уда­чи. Кня­зя, поте­ряв­ше­го хоро­шую уда­чу и при­об­рет­ше­го плохую, изгоняли.

В древ­ней Ирлан­дии суще­ство­ва­ли спе­ци­аль­ные риту­а­лы оцен­ки «истин­но­сти» буду­ще­го вер­хов­но­го коро­ля, посколь­ку воз­ве­де­ние на пре­стол «не-истин­но­го» коро­ля, т.е. коро­ля, обла­дав­ше­го пло­хой уда­чей, при­во­ди­ло к неуро­жа­ям, паде­жу ско­та и кро­ва­вым междоусобицам.

В ста­рые вре­ме­на уда­ча пред­став­ля­ла собой глав­ную цен­ность, кото­рой может вла­деть чело­век или род. Поэто­му у богов про­си­ли не сча­стья или мате­ри­аль­но­го бла­го­по­лу­чия, а имен­но уда­чи. Её берег­ли как цен­ней­ший дар. На ее при­об­ре­те­ние или улуч­ше­ние были направ­ле­ны мно­гие маги­че­ские технологии.

Неред­ко такие тех­но­ло­гии были свя­за­ны с пер­со­ни­фи­ка­ци­ей уда­чи в обра­зе боже­ства, свя­зан­но­го с кон­крет­ным чело­ве­ком. Такой пер­со­ни­фи­ци­ро­ван­ный аспект уда­чи назы­вал­ся на Севе­ро-Запа­де «фетч» (др. ‑англо-сакс. fetch), «фюль­гья» (др. ‑сканд. fylgja) или «ведо­гон» (слав.).

Удача – имя беса?

В одной из сво­их бесед извест­ный румын­ский ста­рец ХХ века архи­манд­рит Клео­па (Илие) гово­рил, что уда­ча – это имя беса.

«Я вижу, в неко­то­рых помян­ни­ках вы упо­мя­ну­ли беса Уда­чу, напи­сав: «Об уда­че доче­ри», «Об уда­че сына», «Об уда­че семьи». Что это вы впи­са­ли мне диа­во­ла в помян­ник? Вы зна­е­те, кто такой был Уда­ча? Это был самый боль­шой демон, кото­рый ско­сил мил­ли­о­ны душ. Молох, или «Уда­ча», был богом сча­стья у рим­лян, шуме­ров и кар­фа­ге­нян», – гово­рил старец.

Но раз­ве имя «Молох»  как-то свя­за­но с уда­чей?  Этим вопро­сом зада­лось оте­че­ствен­ное духо­вен­ство. Ока­за­лось, это имя нари­ца­тель­ное пере­во­дит­ся как «цар­ствен­ный». По сло­вам ряда рос­сий­ских цер­ков­ных иссле­до­ва­те­лей, почи­та­е­мый ста­рец, извест­ный сво­ей дог­ма­ти­че­ской точ­но­стью про­по­ве­дей, в этом слу­чае был не вполне точен и объ­ек­ти­вен. Про­ще гово­ря,  в этом слу­чае он оши­бал­ся – что не ума­ля­ет духов­но­го насле­дия его тру­дов.  Кста­ти, сло­во «уда­ча», кото­рое на его род­ном румын­ском зву­чит как «норок», пере­кли­ка­ет­ся с род­ствен­ным ему  сла­вян­ским сло­вом «нарок», что в пере­во­де озна­ча­ет цель, наме­ре­ние и т.п.  В зна­че­нии сло­ва нет ниче­го языческого.

Да, Молох – древ­нее язы­че­ское боже­ство, кото­ро­му при­но­си­ли в жерт­ву детей для полу­че­ния  и при­вле­че­ния уда­чи, но ста­вить знак равен­ства меж­ду дву­мя поня­ти­я­ми, язы­че­ским богом и уда­чей – в корне неверно.

Инте­рес­но, что сло­во «уда­ча» встре­ча­ет­ся в Сино­даль­ном пере­во­де Биб­лии в несколь­ких местах, в том чис­ле, в кни­ге Эккле­зи­а­ста. Исто­рия Иоси­фа Пре­крас­но­го, про­дан­но­го бра­тья­ми в раб­ство в Еги­пет – это, по сути, длин­ный и увле­ка­тель­ный рас­сказ об удач­ли­во­сти, послан­ной Богом пра­вед­ни­ку за вер­ность. Упо­треб­ля­ют его и рус­ские свя­тые, напри­мер, пре­по­доб­ный Амвро­сий Оптин­ский, гово­рив­ший: «Кто празд­ни­ков не почи­та­ет, тому нет удачи».

Одним сло­вом, ника­кой бесов­щи­ны за сло­вом «уда­ча» как тако­вым исто­ри­че­ски не проглядывает.

Успех и помощь Божия

Инте­рес­но, что рус­ское сло­во «уда­ча» име­ет несколь­ко дру­гое зна­че­ние, чем его евро­пей­ские каль­ки. Оно про­ис­хо­дит от гла­го­ла «дать». Как харак­те­ри­сти­ка кон­крет­но­го чело­ве­ка, «уда­ча» – это то, что ему дано. И если речь идёт о язы­че­стве, то «уда­ча» – это то, что дано боже­ства­ми, то есть идо­ла­ми. Мы же верим, что все дано нам Богом Единым.

Хри­сти­ан­ство, увы, и до сего дня про­ни­зан­ное язы­че­ски­ми настро­е­ни­я­ми и уста­нов­ка­ми,  сме­ши­ва­ет­ся в наших пред­став­ле­ни­ях с язы­че­ством, как рожь с пле­ве­ла­ми. Так для мно­гих пер­со­ни­фи­ци­ро­ван­ная уда­ча пре­вра­ти­лась в неко­е­го ангела-хранителя.

Итак, грань очень тон­ка. Как поня­тие «уда­ча» впи­сы­ва­ет­ся в пра­во­слав­ную парадигму?

Мож­но ли сопо­став­лять её с поня­ти­ем «бла­го­дать»?

Вспом­ним свя­тых апо­сто­лов, мож­но ли ска­зать, что они были удач­ли­вы? Веро­ят­но, да, ведь неболь­шая горст­ка людей понес­ла Бла­гую весть по все­му миру, по даль­ним стра­нам, добрать­ся до кото­рых живы­ми и невре­ди­мы­ми в те вре­ме­на само по себе было боль­шой уда­чей. Для бла­го­по­луч­но­го завер­ше­ния заду­ман­но­го  им при­шлось потру­дить­ся не толь­ко телес­но, но и духов­но. Дух Свя­той помо­гал. Вера под­дер­жи­ва­ла. Но нель­зя не согла­сить­ся, что попут­ный ветер дул в их пару­са. Это их вёл Господь.

Имен­но  такую тон­кую поня­тий­ную грань обо­зна­ча­ет Пат­ри­арх Мос­ков­ский и всея Руси Кирилл, обра­ща­ясь к нам: «У слов «уда­ча», «повез­ло» нет раци­о­наль­но­го содер­жа­ния, – никто не может объ­яс­нить, что такое «повез­ло» или «не повез­ло». Куда повез­ло? Чем повез­ло? А мы упо­треб­ля­ем эти сло­ва, не задумываясь».

Важ­но хри­сти­ан­ское пони­ма­ние этих выра­же­ний: «Преж­де все­го сле­ду­ет осо­знать: все, что с нами про­ис­хо­дит, про­ис­хо­дит при нашем актив­ном уча­стии. Чело­век не явля­ет­ся меха­ни­че­ским пред­ме­том в руках Божи­их, – каж­дый из нас сво­бо­ден, каж­дый участ­ву­ет в том, что с ним совер­ша­ет­ся. Но быва­ют такие эпи­зо­ды в нашей жиз­ни, когда нечто про­ис­хо­дит на гра­ни «могу» или «не могу», «спо­со­бен» или «неспо­со­бен». И когда вдруг, вопре­ки вся­кой логи­ке, дости­га­ет­ся заме­ча­тель­ный резуль­тат, одни гово­рят «повез­ло», а веру­ю­щие утвер­жда­ют, что имен­но в таких погра­нич­ных ситу­а­ци­ях, меж­ду «могу» и «не могу», дей­ству­ет Божия сила».

Гос­подь вхо­дит в нашу жизнь и помо­га­ет нам в том слу­чае, когда мы сами тру­дим­ся и когда мы молим­ся. Поэто­му для того, что­бы идти впе­ред во всех обла­стях – в про­мыш­лен­но­сти, в транс­пор­те, в нау­ке, искус­стве, в соци­аль­ной жиз­ни – мы долж­ны научить­ся сопря­гать труд, обра­зо­ва­ние, полет мыс­ли с верой и молитвой.

А что каса­ет­ся поже­ла­ния уда­чи… С любо­вью к сво­им близ­ким и дру­зьям отче­го бы не поже­лать им немнож­ко везе­ния, пони­мая при этом, Кто  и куда везёт нас, про­мыш­ляя о нашем спасении.

Сло­во «уда­ча», впро­чем, как и любое дру­гое сло­во род­но­го язы­ка, само по себе не полез­но и не вред­но, оно ней­траль­но. Упо­треб­лять  его или нет в повсе­днев­ной речи – лич­ное дело каж­до­го. Гораз­до более важ­но то, каким содер­жа­ни­ем – мыс­лью, верой и дей­стви­ем – мы напол­ня­ем то, что оно обозначает.

Оставить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.

2 комментария

  • бла­го­да­рю за ста­тью очень познавательно

    Ответить »
  • Николай, 10.06.2019

    Бла­го­да­рим за ста­тью! Весь­ма свое­вре­мен­но. В Мин­ске и Бела­ру­си уже не пер­вый год сетью мага­зи­нов “Евро­опт” про­во­дит­ся игра под назва­ни­ем “Уда­ча в при­да­чу”. Назва­ние, конеч­но, может быть и изме­не­но орга­ни­за­то­ром, но глав­ная мысль в ста­тье выра­же­на очень точ­но. Все эти игры экс­плу­а­ти­ру­ют низ­мен­ные стра­сти чело­ве­че­ские: жаж­да нажи­вы, жад­ность, азарт, жела­ние халя­вы, среб­ро­лю­бие. Лоте­реи, кази­но, игро­вые авто­ма­ты… Все они име­ют одну и ту же суть. Выиг­ры­ва­ет все­гда толь­ко орга­ни­за­тор! Собрать день­ги со всех и поде­лить неболь­шую часть сре­ди “счаст­лив­чи­ков”, а боль­шую часть забрать себе. Изоб­ре­та­те­лем лоте­рей был Джа­ко­мо Каза­но­ва. Бежав из тюрь­мы в Париж, Каза­но­ва дол­жен был най­ти сред­ства для суще­ство­ва­ния. Тогда он при­ду­мал собрать для госу­дар­ства день­ги с помо­щью пер­вой наци­о­наль­ной лоте­реи. Биле­ты разо­шлись, конеч­но же, успеш­но… (См., что гово­рит Цер­ковь об азарт­ных играх — https://pravoslavie.ru/43645.html и об игро­ма­нии — https://azbyka.ru/zdorovie/igromaniya-ili-ne-proigrajte-svoego-spaseniya)

    Ответить »
Размер шрифта: A- 16 A+
Цвет темы:
Цвет полей:
Шрифт: Arial Times Georgia
Текст: По левому краю По ширине
Боковая панель: Свернуть
Сбросить настройки