Малыша назвали Ковид: откуда в ХХI  веке языческая вера в «злые» имена?

Малыша назвали Ковид: откуда в ХХI веке языческая вера в «злые» имена?

(2 голоса5.0 из 5)

С традицией наречения имени связано много «живучих» суеверий.  Об этом говорит недавний факт: русская пара назвала сына в честь коронавируса, унесшего тысячи жизней по всему миру.

Для чего малышу такое зловещее имя? Чем объясняется языческое мышление в третьем тысячелетии и в чем заключается христианский взгляд на проблему?

«Ругательное имя» – из тьмы веков

Такие новости публикуют разве что в разделе «курьезы», но, если вдуматься, происшествие абсолютно не смешное.

Абсурдная ситуация произошла в России. Новокузнецкие СМИ сообщили, что в их родном  городе  молодые супруги нарекли своего сына Ковидом.

Назвать мальчика по имени вируса мама и папа решили вместе.  Поводом к такому нетривиальному решению стала всемирная коронавирусная пандемия.

Цититруя юную чету, подчеркнем основной мотив супругов: по их мнению, имя «Ковид» – «звучное, сильное и оригинальное», и папа очень хотел бы, «чтобы мальчик вырос таким же крутым, как новый вирус».

Малыш по имени вирус «…здоров, имеет хороший аппетит. Родители надеются, что оригинальное имя принесет ребенку счастье», – сообщают журналисты.

3 plach 300x177 - Малыша назвали Ковид: откуда в ХХI  веке языческая вера в «злые» имена?

Под новостями о мальчике Ковиде в интернете – масса возмущенных комментариев: «Бедный ребенок, ему придется жить с таким страшным именем!» «Неужели то, что причиняет  горе другим, кому-то может принести счастье?»  «Не имя, а ругательство!»

Действительно,  имя «Ковид», точнее, латинское наименование-аббревиатура вирусной инфекции, которое не сходит с полос информационных лент  вот уже который месяц, не имеет положительных смысловых коннотаций и  ни у кого не вызывает приятных мыслей и ассоциаций.

scale 1200 279x300 - Малыша назвали Ковид: откуда в ХХI  веке языческая вера в «злые» имена?Исследователь древнерусской литературы, в том числе агиографичесакой (то есть житийной), Евгений Водолазкин не видит парадокса в том, что родители дают ребенку «ругательное» имя. В одном из интервью журналу «Фома» православный писатель веско замечает:

«Звучит вроде бы странно – язычества у нас уже тысячу лет нет, однако оно не так уж далеко ушло и нет-нет да всплывает.

Людям кажется, будто, ругая и наказывая ребенка, они тем самым отводят от него беду, как бы обманывают темные силы: мол, здесь вам нечем поживиться, дитя свою дозу страдания уже получило.

Это происходит, конечно, не в сознании, а глубже, на уровне смутных ощущений.

…Подобные ощущения ярко выразились в так называемых «охранительных именах», которые были не только на Руси, но и на Западе. Допустим, хотели родители, чтобы человек был добрым, и потому давали ему имя Злоба.

Отсюда и фамилия Злобин. Или, например, хотели, чтобы ребенок жил долго, и потому называли его Смертью. Отсюда фамилия Смертин. У немцев иногда встречается фамилия Тойфель (по-немецки Teufel – это дьявол).

Та же самая языческая логика – отвести беду, обманув злые силы».

Кощей и Неудача

Авторитетное мнение Евгения Германовича побудило обратиться к истории.

Действительно, в Древней Руси большой популярностью пользовались  магические, или охранные имена, по сути своей, имена-обереги. Их назначение было в том, чтобы уберечь дитя от воздействия злых сил.

Оккультным мышлением порождались такие имена детей как Неудача, Неустрой, Грязка и даже Кощей. Интересно, чем руководствовались наши славянские предки, называя так своих сыновей – желанием отвести, обмануть или задобрить нечистую силу?

Увы, доподлинно мы этого не узнаем. но можем предположить, что, нарекая малыша Неудачей,  его мама и папа не желали своему дитяти житейских неурядиц, а, наоборот,  желали удачи и всяческого благоденствия.

Если следовать такой логике, у мальчика Неустроя всё в жизни должно было устроится  наилучшим образом, а Кощей должен был быстрее своих ровесников прибавлять в весе.

Оказывается, в языческой древности практиковали именно такое называние детей, которое мы можем повсеместно наблюдать сегодня среди родителей, решивших блеснуть и выделиться из толпы.

Новорожденного в дохристианском мире могли назвать как угодно, так как имя человека было призвано ярко выделить его среди других – сделать уникальным для семьи и рода. Интересно, не отсюда ли пошла более поздняя русская поговорка – «хоть горшком назови, только в печку не ставь»?

В одном из старинных документов сказано: «Люди первых родов и времен давали детям своим имена, как отец или мать ребенка изволят, или по внешности детища, или от вещи, или от притчи».

Имя было метафоричным – то есть исполненным смысла. Но в этом смысле не было ничего сакрального или тайного – напротив, имя максимально раскрывало качества называемого, запечатлевало точно подмеченную яркую черту ребенка – его внешности, характера и других особенностей.

Из имени можно было узнать, ожидаемый или нежданный это был ребенок, как проходила беременность матери – об этом рассказывали имена Ждан, Истома, Томилко, Нечайко.

Предки-славяне могли называть своих чад по времени года, месяцу или очередности рождения  – Вешняк, Субботка, Первуша, Третьяк, Девятко.

Внешние черты также запечатлевались в именах – Ушак, Худяк, Черныш, Беляк, Русинко.

Темперамент и характер ребенка не оставались без внимания при выборе имени – примерами тому могут послужить имена Буян, Смеян, Угрюм, Молчанка, Злобко.

Ласковые мамины прозвища иногда также закреплялись в качестве имен – Богдан, Любава, Любим, Лада и так далее.

Кстати, у наших языческих предков на Руси могло быть несколько имен: одно для домашнего пользования, другое – для уличного, третье – в профессиональной среде.

В честь святых

Все перечисленные выше имена можно отнести к домашним, внутрисемейным.

Имена для улицы более близки к прозвищам. Взрослых славян могли звать  Пьянко, Лихачко, Чудинко, Гуляйко, Кисель, Ярыга, Негодяйко, Горемыка. Имена-прозвища зачастую могли  иметь грубоватую форму, яркую эмоциональную окраску и даже непристойный оттенок, о чем часто  и не без оснований упоминают исследователи фольклора.  

Огромное количество мужских и женских имен древних славян  канули в Лету – теперь они стали достоянием специалистов  и  за их исключением мало кому известны.

Христианство на Руси внесло свои коррективы. Отношение к имени в корне изменилось.

Церковные имена принципиально отличались  и от  уличных кличек-прозвищ,  и от домашних ласково-шутливых наименований – они словно «приподнимали» человека над самим собой, над его недостатками и личностными особенностями.

Человек нарекался в честь святого – человека, близкого к Богу.

По летописным сведениям, при крещении киевлян святым равноапостольным князем  Владимиром на берегу Днепра  пришедших поделили на группы, и каждой группе новокрещаемых присваивали одно  и то же имя (одно мужское, другое женское).

Новым христианам это не мешало: дома в ходу по-прежнему были  их привычные старые имена.

Христианские имена  после Крещения Руси довольно долго соседствовали с прежними языческими, Переписчик Остромирова Евангелия поставил под своим трудом такую подпись: «…в крещении Иосиф, а мирский Остромир».

Церковные имена  применяли в храме за литургией  при поминовении о здравии и упокоении, при составлении завещаний и прочих древних документов, языческие бытовали в семейном кругу и среди друзей. Постепенно церковные имена, даваемые по святцам, начали вытеснять исконные языческие.

Древним русичам  вскоре полюбились греческие, египетские, сирийские и древнееврейские имена первых христианских мучеников, подвижников и святых апостолов.  Сегодня имена Иван, Петр, Семен, Николай, Кирилл воспринимаются как исконно русские.

Интересно, что бытовые имена-прозвища дали начало многим популярным в России фамилиям. Так со временем появились Третьяковы и Троеглазовы, Орловы и Медведевы, Рагозины и Морозовы  и так далее.

Подвиг юродства

Христиане верят: да, изменение имени действительно связано с переменой жизни человека, но присвоение или наречение иного имя – это вовсе не магическое действие, за которым тотчас последуют перемены.

Здесь присутствует, скорее, обратная связь: меняется жизнь человека, его духовное устроение – и вслед за его внутренней переменой сознания, ума, духа (то есть вслед за действенным покаянием) меняется  и его имя.

Чтобы понять это веское и  принципиальное отличие, вспомним жития святых.

Вспомним блаженную Ксению Петербургскую, которая стала называть себя именем почившего мужа Андрея Петровича, чтобы  принять на себя подвиг отказа от своей личности, проживания его жизни как своей и непрестанной молитвы о его душе.

img needlework frag 2768 142x300 - Малыша назвали Ковид: откуда в ХХI  веке языческая вера в «злые» имена?Вспомним блаженного Исидора Ростовского Твердислова, который отказался от своего положения в свете, богатства, иноземного гражданства, образования, приняв крещение и православное имя, а вместе с ним приняв бесславие, унижения и заушения от жителей Ростова Великого.

Все это было необходимо его душе, чтобы ничто не мешало покаянию и молитве за больных, нуждающихся, находящихся в опасности и за весь православный мир.С точки зрения человека практического сознания это звучит непонятно, абсурдно, иррационально.

Но, как пишет упоминавшийся нами писатель и знаток агиографии  Евгений Водолазкин, «…можно полагать, что к иррациональному русское сознание имеет… открытое ухо. И, возможно, неслучайно то, что на главной площади страны в соборе Покрова на Рву покоятся мощи Василия Блаженного – самого известного русского юродивого.

…Распространенное заблуждение связано с пониманием юродства только как эксцентрики и чудачества… Юродство – это святость, которая не желает быть узнанной и надевает на себя маску нелепости. В церковной традиции этот подвиг называется сверхзаконным, потому что он не основан ни на одном уставе.

Здесь могут быть и эксцентрика, и чудачество, но все это лишь бурление на поверхности. Важно осознавать ту глубину, которая таится под ним. Внешнее «похабство» противопоставлено у юродивого внутреннему благочестию: днем юродивый «ругается миру», ночью же молится о его спасении. Об Исидоре Твердислове в его житии сказано, что он «в день убо яко юрод хождаше, в нощи же молитву непрестанно к Богу возсылаше».

Юродивый «бежит славы от человек». Арсений Новгородский «тщашеся утаитися от человек добродеянии, благоволи на ся положити юродства, дабы не отщетился славы небесныя славы ради человеческия».

Сходными словами описывается юродское поведение Исаакия Печерского, который, «не хотя славы человечьскиа, нача уродство творити и пакостити нача: ово игумену, ово же братии, ово мирьским человеком, друзии же раны ему даяху. И нача по миру ходити, и тако урод ся сътвори».

Юродивый – человек, порвавший с обществом. Юродство сродни монашеству: это тоже уход от мира, только другими средствами. Это именно уход, потому что выбравший такую стезю обычно покидал родные края и юродствовал там, где его никто не знал.

Он «умирал для мира» – не только для того мира, в котором жил прежде, но и для того, в котором оказывался: придя в чужую землю, юродивый уже не становился её частью».

Вот в этом и есть ключ понимания изменения имени в жизни святого: имя меняется не ради каких-то амбиций, красоты, благозвучия, позы, прославления, а именно в знак того, что человек умирает для мира и оживает во Христе. Он отказался от самости, он теперь другой. И, как следствие, имя его тоже другое.

«Именные» суеверия

Выбор имени родители ребенка всегда воспринимали как нечто важное и серьезное. А всё, что имеет для нас значение, увы, имеет теневую сторону и  зачастую обрастает суевериями.

«Именными» суевериями страдают люди  разных поколений независимо от социального статуса  – в том числе  и люди церковные.

В народе прочно утвердились ложные стереотипы  с ярко выраженной оккультной подоплекой – так, многие ошибочно считают, что называть младенца именем одного из родителей нельзя (почему-то, особенно если это мальчик), иначе родитель, в честь которого назвали чадо, не проживет свой век до конца – умрёт раньше.

При этом  всерьез считают, что мальчик с двойным именем будет активным лидером с «мощной энергетикой» (да, увы, воцерковленных людей такое словосочетание порой не смущает) –  будь то Михаил Михайлович или  Петр Петрович.

Малыша суеверно стараются не называть и в память о только что умершем родственнике – мол, унаследует  его недуги и проблемы и рано умрет, хуже того – может полностью скопировать чужую судьбу во всех ее неурядицах.

Оккультные сайты в интернете наперебой советуют одно и то же, примерно следующее: «…Если называют малыша в честь давно умерших предков, то стоит проанализировать, как прожил жизнь этот предок, был ли он позитивным человеком, насколько удачно сложилась его жизнь.

И, если жизнь его была трагична и полна лишений, то лучше воздержатся от такого решения. Считается, что дитя унаследует и его черты характера, и его судьбу. Хотя, характер это, по сути, и есть судьба».

Такая суеверная точка зрения и основанные на ней «добрые советы» далеки от христианства и  дают ложные ориентиры.

Воцерковлённые люди  знают: понятие судьбы – языческое,  родом из Древней Греции, с христианской точки зрения судьбы как некой предопределённости и обречённости не существует – а есть Божий Промысл и Его заботливая воля о человеке.

И что не следует путать характер и судьбу: характер – это не раз и навсегда установленная данность, а то, что можно менять  к лучшему усилием воли и покаянием.

Нумерология имени как оккультное явление

«Сакральность» имени, по мнению оккультистов и людей суеверных, объясняется тем, что, якобы, «каждая буква алфавита несёт в себе не только звук, но и смысл, а сочетание букв порождает зримый образ, обозначенный тем или иным словом».

Поэтому нумерологи призывают сложить буквы имени ребёнка, помня, что за каждой буквой закреплён числовой код, и получить в результате сложения однозначное число. Каждое число имени описано  в оккультных практиках  и якобы раскрывает «предназначение» человека – его характер, путь и жизненную миссию.

«Потому-то у многих народов принято давать человеку множество имен, а первое – сакральное, хранить в тайне. Потому что только с ним можно производить магические действия и ритуалы с целью управлять его жизнью, и с намереньем нанести ему вред», – с непогрешимой уверенностью в своей правоте заявляют оккультные интернет-ресурсы, добавляя и нечто вовсе несуразное: «…Христианство внесло коррективы в это верование.

Для христиан сакральным является то имя, которое человек получает при крещении, именно его надо держать в тайне, если ты живешь «в миру», а не обитаешь в лоне церкви в качестве послушника или монаха. Потому что именно его знают в духовном мире, идентифицируя человека с его сакральным именем».

Заявление абсолютно бредовое и ни на чем не основанное. Имя, данное человеку при крещении, никогда не держится в тайне. Это и есть то самое имя, под которым христианина знают и которым его именуют дома, на работе и в церкви.

Имя послушника – это его имя в крещении, оно не меняется.

Имена монашествующих также ни для кого не являются секретом. Принимая постриг, вместе с ним человек принимает и новое имя, что знаменует отказ от прежнего греховного бытия и начало новой жизни в Боге.

И самое главное. Если христианские имена и можно в некотором смысле назвать сакральными, то только потому, что эти имена (записанные в церковных святцах) принадлежали святым угодникам Божьим.

Зов покойника – к болезни?

С именами связана масса примет, в которые до сих пор многие свято верят.

Содержание этих примет –  прямо скажем, анекдотическое,  не грех и улыбнуться, но, поскольку вера в них в народе до сих пор сильна, сохраним нейтральность тона.

Вот несколько наиболее популярных и абсурдных «именных» суеверий:

  • Нельзя отзываться окликающему тебя на перекрёстках – там правит нечистая сила. Нужно пройти перекрёсток, затем оглянуться и посмотреть, кто звал вас по имени (обидится человек, пройдёт мимо – его проблемы, если очень надо, сам догонит).
  • Очень плохая примета – менять имя во сне. Для девушек это означает, что в ближайшее время замуж не позовут, для всех остальных – что планы на будущее не осуществятся. Словом, сплошная полоса несчастий.
  • Увидеть своё имя во сне – к большой беде. Вас наверняка втянут в плохую историю, которая отразится на репутации.
  • Если вам приснилось, что вас окликают чужим именем, то это предупреждение судьбы. Остановитесь и подумайте, что вы делаете не так. (На оккультном сайте читаем буквально следующее: «Если голос, зовущего вас человека принадлежит близкому человеку, то он в вас нуждается, если незнакомому, то к вам придет помощь, откуда не ждёте».
  • Зов покойника во сне – к болезни или скорой кончине.
  • Новая плохая примета связана с имиджем. Оказывается, нельзя делать тату с именем или портретом своего ребенка. Если вы случайно погибнете, то унесете в могилу часть жизни и энергии чада.
  • Повторение имени любимого человека всуе накликает на него беду. Поэтому наши предки не называли супругов по именам, а придумывали им нежные дурашливые названия. Поэтому пореже называйте супруга или супругу его именем, а зовите его или ее  «ежа», «котя» или «зая».
  • Звать дома близких людей именами, данными при крещении, плохо ещё и потому, что в большинстве своём это имена семитского происхождения, а евреи распяли Христа.

Надеемся, все эти суеверные  утверждения не нуждаются в отдельных комментариях. Не будем высказывать мнения, а предоставим слово духовенству.

Клирик Покровского кафедрального собора Владивостока, помощник проректора, преподаватель Духовного центра подготовки церковных специалистов игумен Антоний (Каменчук):

892451 37 b 237x300 - Малыша назвали Ковид: откуда в ХХI  веке языческая вера в «злые» имена?– Есть такое мнение, что имя влияет на жизнь человека, мол, как назовёте ребёнка, такой у него будет характер и судьба, потому что у каждого имени свой знак зодиака, планета, число… К христианству это никакого отношения не имеет. Это явный оккультизм.

Такого быть не может, потому что ни звезды, ни камни не могут влиять на человека.

В христианской традиции, когда мы даем имя ребенку в честь какого-либо святого, мы желаем, чтобы он приобрел добродетели, которыми обладал этот святой. Что касается неотвратимости судьбы, то это тоже ложное мнение, что судьба человека будет зависеть от имени, которым его назвали.

Человек – существо свободное, и он сам творит свою жизнь. Он должен сделать выбор, и, если он выбирает добро, то  жизнь одна, а если – зло, то другая.

Поэтому,  называя своего ребенка тем или иным именем, мы чаще всего выражаем надежду и желание, каким бы мы хотели, чтобы был наш ребенок, каким добродетелям он будет подражать, чтобы оправдать то имя, которым назван.

Клирик московского храма Сорока мучеников Севастийских в Спасской слободе, главный редактор православного молодежного журнала «Наследник»  протоиерей Максим Первозванский:

pervozvanskij m.v. 34 240x300 - Малыша назвали Ковид: откуда в ХХI  веке языческая вера в «злые» имена?– В русской  православной традиции имя – это связь с небесным покровителем человека, в честь которого его называют. Православные родители должны руководствоваться своей любовью и уважением к тому святому, чье имя они избрали для своего чада.

…Нет ничего плохого в желании дать ребенку имя живого или усопшего родственника – бабушки, прадедушки.

Но называть ребенка надо не именем человека, у которого много денег, а именем того, кто прожил достойную жизнь – порядочного, того, кто совершал добрые поступки. Мы являемся «веточкой» на дереве своего рода, мы – продолжение наших предков.

Павел Флоренский писал, что имя может повлиять на черты характера человека, и тем самым сказаться на его жизни. Подчеркну, не «определяет судьбу», потому что ее нет, а повлиять косвенно.

…Имя в церковном понимании – это то слово, под которым тебя знает Господь Бог. Что касается имен-аббревиатур (такие были модны в прошлом веке, после революции), придуманных имен фантастических киногероев или, хуже того, демонов – совершеннолетний человек такое имя может сменить, выбрав нормальное, и это решение будет правильным.

Телесоф и Тимолай

Мнение отца Максима вселяет надежду, что малыш по имени Ковид однажды подрастёт, над ним совершится Таинство Крещения и он выберет себе более подходящее имя, традиционное, православное. Что в школе и в институте за ним не закрепится обидное прозвище «вирус». Что жизнь его сложится хорошо и спасительно – словом,  по воле Божьей.

Кстати, на заметку родителям, которые хотели бы проявить творческий подход назвать своё дитя как-нибудь оригинально. В православных святцах можно найти самые необычно звучащие и оригинальные имена.

И, вопреки бытующему стереотипу, не все они звучат архаично или неблагозвучно. Напротив, только вчитайтесь: Аглаида, Арис, Вонифатий, Галактион, Телесоф, Тимолай, Софрон, Феона, Азадан…

В святцах найдутся имена для детей на самый притязательный современный вкус, выбор  – за вами.

А  что касается «крутого», по мнению новокузнецких родителей, наименования вируса …Вряд ли  кто-то сочтёт забавным  заигрывание с темой, которая сегодня вызывает боль.

a7b64f3bb59041fa707890233fdf2cf4 albert camus hay 223x300 - Малыша назвали Ковид: откуда в ХХI  веке языческая вера в «злые» имена?Приходит на ум мыслитель и гений Альбер Камю, пророчески написавший в своём провидческом романе-предупреждении «Чума»:

«…В мире всегда была чума, всегда была война. И, однако ж, и чума, и война, как правило, заставали людей врасплох… В этом отношении наши сограждане вели себя, как и все люди…: они не верили в бич Божий».

И ещё вот эти слова великого писателя:

«Любая радость находится под угрозой… Микроб чумы никогда не умирает, никогда  не исчезает… и, возможно, придет на горе и в поучение людям такой день, когда чума пробудит крыс и пошлет их околевать на улицы счастливого города».

Словом, совершая то или иное действие в сегодняшнее время испытаний  для веры и совести, не будем забывать о ближних и постараемся думать о том, «как слово наше отзовется».

Вспомним  дельный совет настоящего христианина Федора Михайловича Достоевского – «быть человеком между людьми и остаться им навсегда, в каких бы то ни было несчастьях, не уныть и не пасть».

Валентина Киденко по материалам СМИ

Фото из открытых источников

 

 

 

 

 

Добавить Gravatar Оставить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.