Малыша назвали Ковид: откуда в ХХI  веке языческая вера в «злые» имена?

Малыша назвали Ковид: откуда в ХХI веке языческая вера в «злые» имена?

(2 голоса5.0 из 5)

С тра­ди­ци­ей наре­че­ния име­ни свя­за­но мно­го «живу­чих» суе­ве­рий.  Об этом гово­рит недав­ний факт: рус­ская пара назва­ла сына в честь коро­на­ви­ру­са, унес­ше­го тыся­чи жиз­ней по все­му миру. 

Для чего малы­шу такое зло­ве­щее имя? Чем объ­яс­ня­ет­ся язы­че­ское мыш­ле­ние в тре­тьем тыся­че­ле­тии и в чем заклю­ча­ет­ся хри­сти­ан­ский взгляд на проблему?

«Ругательное имя» – из тьмы веков

Такие ново­сти пуб­ли­ку­ют раз­ве что в раз­де­ле «курье­зы», но, если вду­мать­ся, про­ис­ше­ствие абсо­лют­но не смешное.

Абсурд­ная ситу­а­ция про­изо­шла в Рос­сии. Ново­куз­нец­кие СМИ сооб­щи­ли, что в их род­ном  горо­де  моло­дые супру­ги нарек­ли сво­е­го сына Ковидом. 

Назвать маль­чи­ка по име­ни виру­са мама и папа реши­ли вме­сте.  Пово­дом к тако­му нетри­ви­аль­но­му реше­нию ста­ла все­мир­ная коро­на­ви­рус­ная пандемия.

Цитит­руя юную чету, под­черк­нем основ­ной мотив супру­гов: по их мне­нию, имя «Ковид» – «звуч­ное, силь­ное и ори­ги­наль­ное», и папа очень хотел бы, «что­бы маль­чик вырос таким же кру­тым, как новый вирус». 

Малыш по име­ни вирус «…здо­ров, име­ет хоро­ший аппе­тит. Роди­те­ли наде­ют­ся, что ори­ги­наль­ное имя при­не­сет ребен­ку сча­стье», – сооб­ща­ют журналисты.

3 plach 300x177 - Малыша назвали Ковид: откуда в ХХI  веке языческая вера в «злые» имена?

Под ново­стя­ми о маль­чи­ке Кови­де в интер­не­те – мас­са воз­му­щен­ных ком­мен­та­ри­ев: «Бед­ный ребе­нок, ему при­дет­ся жить с таким страш­ным име­нем!» «Неуже­ли то, что при­чи­ня­ет  горе дру­гим, кому-то может при­не­сти сча­стье?»  «Не имя, а ругательство!»

Дей­стви­тель­но,  имя «Ковид», точ­нее, латин­ское наиме­но­ва­ние-аббре­ви­а­ту­ра вирус­ной инфек­ции, кото­рое не схо­дит с полос инфор­ма­ци­он­ных лент  вот уже кото­рый месяц, не име­ет поло­жи­тель­ных смыс­ло­вых кон­но­та­ций и  ни у кого не вызы­ва­ет при­ят­ных мыс­лей и ассоциаций.

scale 1200 279x300 - Малыша назвали Ковид: откуда в ХХI  веке языческая вера в «злые» имена?Иссле­до­ва­тель древ­не­рус­ской лите­ра­ту­ры, в том чис­ле агио­гра­фи­че­са­кой (то есть житий­ной), Евге­ний Водо­лаз­кин не видит пара­док­са в том, что роди­те­ли дают ребен­ку «руга­тель­ное» имя. В одном из интер­вью жур­на­лу «Фома» пра­во­слав­ный писа­тель вес­ко замечает:

«Зву­чит вро­де бы стран­но – язы­че­ства у нас уже тыся­чу лет нет, одна­ко оно не так уж дале­ко ушло и нет-нет да всплывает.

Людям кажет­ся, буд­то, ругая и нака­зы­вая ребен­ка, они тем самым отво­дят от него беду, как бы обма­ны­ва­ют тем­ные силы: мол, здесь вам нечем пожи­вить­ся, дитя свою дозу стра­да­ния уже получило.

Это про­ис­хо­дит, конеч­но, не в созна­нии, а глуб­же, на уровне смут­ных ощущений.

…Подоб­ные ощу­ще­ния ярко выра­зи­лись в так назы­ва­е­мых «охра­ни­тель­ных име­нах», кото­рые были не толь­ко на Руси, но и на Запа­де. Допу­стим, хоте­ли роди­те­ли, что­бы чело­век был доб­рым, и пото­му дава­ли ему имя Злоба. 

Отсю­да и фами­лия Зло­бин. Или, напри­мер, хоте­ли, что­бы ребе­нок жил дол­го, и пото­му назы­ва­ли его Смер­тью. Отсю­да фами­лия Смер­тин. У нем­цев ино­гда встре­ча­ет­ся фами­лия Той­фель (по-немец­ки Teufel – это дьявол). 

Та же самая язы­че­ская логи­ка – отве­сти беду, обма­нув злые силы».

Кощей и Неудача

Авто­ри­тет­ное мне­ние Евге­ния Гер­ма­но­ви­ча побу­ди­ло обра­тить­ся к истории.

Дей­стви­тель­но, в Древ­ней Руси боль­шой попу­ляр­но­стью поль­зо­ва­лись  маги­че­ские, или охран­ные име­на, по сути сво­ей, име­на-обе­ре­ги. Их назна­че­ние было в том, что­бы убе­речь дитя от воз­дей­ствия злых сил.

Оккульт­ным мыш­ле­ни­ем порож­да­лись такие име­на детей как Неуда­ча, Неустрой, Гряз­ка и даже Кощей. Инте­рес­но, чем руко­вод­ство­ва­лись наши сла­вян­ские пред­ки, назы­вая так сво­их сыно­вей – жела­ни­ем отве­сти, обма­нуть или задоб­рить нечи­стую силу?

Увы, допод­лин­но мы это­го не узна­ем. но можем пред­по­ло­жить, что, наре­кая малы­ша Неуда­чей,  его мама и папа не жела­ли сво­е­му дитя­ти житей­ских неуря­диц, а, наобо­рот,  жела­ли уда­чи и вся­че­ско­го благоденствия.

Если сле­до­вать такой логи­ке, у маль­чи­ка Неустроя всё в жиз­ни долж­но было устро­ит­ся  наи­луч­шим обра­зом, а Кощей дол­жен был быст­рее сво­их ровес­ни­ков при­бав­лять в весе.

Ока­зы­ва­ет­ся, в язы­че­ской древ­но­сти прак­ти­ко­ва­ли имен­но такое назы­ва­ние детей, кото­рое мы можем повсе­мест­но наблю­дать сего­дня сре­ди роди­те­лей, решив­ших блес­нуть и выде­лить­ся из толпы.

Ново­рож­ден­но­го в дохри­сти­ан­ском мире мог­ли назвать как угод­но, так как имя чело­ве­ка было при­зва­но ярко выде­лить его сре­ди дру­гих – сде­лать уни­каль­ным для семьи и рода. Инте­рес­но, не отсю­да ли пошла более позд­няя рус­ская пого­вор­ка – «хоть горш­ком назо­ви, толь­ко в печ­ку не ставь»?

В одном из ста­рин­ных доку­мен­тов ска­за­но: «Люди пер­вых родов и вре­мен дава­ли детям сво­им име­на, как отец или мать ребен­ка изво­лят, или по внеш­но­сти дети­ща, или от вещи, или от притчи».

Имя было мета­фо­рич­ным – то есть испол­нен­ным смыс­ла. Но в этом смыс­ле не было ниче­го сакраль­но­го или тай­но­го – напро­тив, имя мак­си­маль­но рас­кры­ва­ло каче­ства назы­ва­е­мо­го, запе­чат­ле­ва­ло точ­но под­ме­чен­ную яркую чер­ту ребен­ка – его внеш­но­сти, харак­те­ра и дру­гих особенностей.

Из име­ни мож­но было узнать, ожи­да­е­мый или неждан­ный это был ребе­нок, как про­хо­ди­ла бере­мен­ность мате­ри – об этом рас­ска­зы­ва­ли име­на Ждан, Исто­ма, Томил­ко, Нечайко.

Пред­ки-сла­вяне мог­ли назы­вать сво­их чад по вре­ме­ни года, меся­цу или оче­ред­но­сти рож­де­ния  – Веш­няк, Суб­бот­ка, Перву­ша, Тре­тьяк, Девятко.

Внеш­ние чер­ты так­же запе­чат­ле­ва­лись в име­нах – Ушак, Худяк, Чер­ныш, Беляк, Русинко.

Тем­пе­ра­мент и харак­тер ребен­ка не оста­ва­лись без вни­ма­ния при выбо­ре име­ни – при­ме­ра­ми тому могут послу­жить име­на Буян, Сме­ян, Угрюм, Мол­чан­ка, Злобко.

Лас­ко­вые мами­ны про­зви­ща ино­гда так­же закреп­ля­лись в каче­стве имен – Бог­дан, Люба­ва, Любим, Лада и так далее.

Кста­ти, у наших язы­че­ских пред­ков на Руси мог­ло быть несколь­ко имен: одно для домаш­не­го поль­зо­ва­ния, дру­гое – для улич­но­го, тре­тье – в про­фес­си­о­наль­ной среде.

В честь святых

Все пере­чис­лен­ные выше име­на мож­но отне­сти к домаш­ним, внутрисемейным.

Име­на для ули­цы более близ­ки к про­зви­щам. Взрос­лых сла­вян мог­ли звать  Пьян­ко, Лихач­ко, Чудин­ко, Гуляй­ко, Кисель, Яры­га, Него­дяй­ко, Горе­мы­ка. Име­на-про­зви­ща зача­стую мог­ли  иметь гру­бо­ва­тую фор­му, яркую эмо­ци­о­наль­ную окрас­ку и даже непри­стой­ный отте­нок, о чем часто  и не без осно­ва­ний упо­ми­на­ют иссле­до­ва­те­ли фольклора. 

Огром­ное коли­че­ство муж­ских и жен­ских имен древ­них сла­вян  кану­ли в Лету – теперь они ста­ли досто­я­ни­ем спе­ци­а­ли­стов  и  за их исклю­че­ни­ем мало кому известны.

Хри­сти­ан­ство на Руси внес­ло свои кор­рек­ти­вы. Отно­ше­ние к име­ни в корне изменилось. 

Цер­ков­ные име­на прин­ци­пи­аль­но отли­ча­лись  и от  улич­ных кли­чек-про­звищ,  и от домаш­них лас­ко­во-шут­ли­вых наиме­но­ва­ний – они слов­но «при­под­ни­ма­ли» чело­ве­ка над самим собой, над его недо­стат­ка­ми и лич­ност­ны­ми особенностями. 

Чело­век наре­кал­ся в честь свя­то­го – чело­ве­ка, близ­ко­го к Богу.

По лето­пис­ным све­де­ни­ям, при кре­ще­нии киев­лян свя­тым рав­ноап­о­столь­ным кня­зем  Вла­ди­ми­ром на бере­гу Дне­пра  при­шед­ших поде­ли­ли на груп­пы, и каж­дой груп­пе ново­кре­ща­е­мых при­сва­и­ва­ли одно  и то же имя (одно муж­ское, дру­гое женское).

Новым хри­сти­а­нам это не меша­ло: дома в ходу по-преж­не­му были  их при­выч­ные ста­рые имена.

Хри­сти­ан­ские име­на  после Кре­ще­ния Руси доволь­но дол­го сосед­ство­ва­ли с преж­ни­ми язы­че­ски­ми, Пере­пис­чик Остро­ми­ро­ва Еван­ге­лия поста­вил под сво­им тру­дом такую под­пись: «…в кре­ще­нии Иосиф, а мир­ский Остромир».

Цер­ков­ные име­на  при­ме­ня­ли в хра­ме за литур­ги­ей  при поми­но­ве­нии о здра­вии и упо­ко­е­нии, при состав­ле­нии заве­ща­ний и про­чих древ­них доку­мен­тов, язы­че­ские быто­ва­ли в семей­ном кру­гу и сре­ди дру­зей. Посте­пен­но цер­ков­ные име­на, дава­е­мые по свят­цам, нача­ли вытес­нять искон­ные языческие.

Древним руси­чам  вско­ре полю­би­лись гре­че­ские, еги­пет­ские, сирий­ские и древ­не­ев­рей­ские име­на пер­вых хри­сти­ан­ских муче­ни­ков, подвиж­ни­ков и свя­тых апо­сто­лов.  Сего­дня име­на Иван, Петр, Семен, Нико­лай, Кирилл вос­при­ни­ма­ют­ся как искон­но русские.

Инте­рес­но, что быто­вые име­на-про­зви­ща дали нача­ло мно­гим попу­ляр­ным в Рос­сии фами­ли­ям. Так со вре­ме­нем появи­лись Тре­тья­ко­вы и Тро­е­гла­зо­вы, Орло­вы и Мед­ве­де­вы, Раго­зи­ны и Моро­зо­вы  и так далее.

Подвиг юродства

Хри­сти­ане верят: да, изме­не­ние име­ни дей­стви­тель­но свя­за­но с пере­ме­ной жиз­ни чело­ве­ка, но при­сво­е­ние или наре­че­ние ино­го имя – это вовсе не маги­че­ское дей­ствие, за кото­рым тот­час после­ду­ют перемены. 

Здесь при­сут­ству­ет, ско­рее, обрат­ная связь: меня­ет­ся жизнь чело­ве­ка, его духов­ное устро­е­ние – и вслед за его внут­рен­ней пере­ме­ной созна­ния, ума, духа (то есть вслед за дей­ствен­ным пока­я­ни­ем) меня­ет­ся  и его имя. 

Что­бы понять это вес­кое и  прин­ци­пи­аль­ное отли­чие, вспом­ним жития святых.

Вспом­ним бла­жен­ную Ксе­нию Петер­бург­скую, кото­рая ста­ла назы­вать себя име­нем почив­ше­го мужа Андрея Пет­ро­ви­ча, что­бы  при­нять на себя подвиг отка­за от сво­ей лич­но­сти, про­жи­ва­ния его жиз­ни как сво­ей и непре­стан­ной молит­вы о его душе.

img needlework frag 2768 142x300 - Малыша назвали Ковид: откуда в ХХI  веке языческая вера в «злые» имена?Вспом­ним бла­жен­но­го Иси­до­ра Ростов­ско­го Твер­ди­сло­ва, кото­рый отка­зал­ся от сво­е­го поло­же­ния в све­те, богат­ства, ино­зем­но­го граж­дан­ства, обра­зо­ва­ния, при­няв кре­ще­ние и пра­во­слав­ное имя, а вме­сте с ним при­няв бес­сла­вие, уни­же­ния и зау­ше­ния от жите­лей Росто­ва Великого.

Все это было необ­хо­ди­мо его душе, что­бы ничто не меша­ло пока­я­нию и молит­ве за боль­ных, нуж­да­ю­щих­ся, нахо­дя­щих­ся в опас­но­сти и за весь пра­во­слав­ный мир.С точ­ки зре­ния чело­ве­ка прак­ти­че­ско­го созна­ния это зву­чит непо­нят­но, абсурд­но, иррационально.

Но, как пишет упо­ми­нав­ший­ся нами писа­тель и зна­ток агио­гра­фии  Евге­ний Водо­лаз­кин, «…мож­но пола­гать, что к ирра­ци­о­наль­но­му рус­ское созна­ние име­ет… откры­тое ухо. И, воз­мож­но, неслу­чай­но то, что на глав­ной пло­ща­ди стра­ны в собо­ре Покро­ва на Рву поко­ят­ся мощи Васи­лия Бла­жен­но­го – само­го извест­но­го рус­ско­го юродивого.

…Рас­про­стра­нен­ное заблуж­де­ние свя­за­но с пони­ма­ни­ем юрод­ства толь­ко как экс­цен­три­ки и чуда­че­ства… Юрод­ство – это свя­тость, кото­рая не жела­ет быть узнан­ной и наде­ва­ет на себя мас­ку неле­по­сти. В цер­ков­ной тра­ди­ции этот подвиг назы­ва­ет­ся сверх­за­кон­ным, пото­му что он не осно­ван ни на одном уставе.

Здесь могут быть и экс­цен­три­ка, и чуда­че­ство, но все это лишь бур­ле­ние на поверх­но­сти. Важ­но осо­зна­вать ту глу­би­ну, кото­рая таит­ся под ним. Внеш­нее «похаб­ство» про­ти­во­по­став­ле­но у юро­ди­во­го внут­рен­не­му бла­го­че­стию: днем юро­ди­вый «руга­ет­ся миру», ночью же молит­ся о его спа­се­нии. Об Иси­до­ре Твер­ди­сло­ве в его житии ска­за­но, что он «в день убо яко юрод хож­да­ше, в нощи же молит­ву непре­стан­но к Богу возсылаше».

Юро­ди­вый «бежит сла­вы от чело­век». Арсе­ний Нов­го­род­ский «тща­ше­ся ута­и­ти­ся от чело­век доб­ро­де­я­нии, бла­го­во­ли на ся поло­жи­ти юрод­ства, дабы не отще­тил­ся сла­вы небес­ныя сла­вы ради человеческия».

Сход­ны­ми сло­ва­ми опи­сы­ва­ет­ся юрод­ское пове­де­ние Иса­а­кия Печер­ско­го, кото­рый, «не хотя сла­вы чело­вечь­скиа, нача урод­ство тво­ри­ти и пако­сти­ти нача: ово игу­ме­ну, ово же бра­тии, ово мирь­ским чело­ве­ком, дру­зии же раны ему дая­ху. И нача по миру ходи­ти, и тако урод ся сътвори».

Юро­ди­вый – чело­век, порвав­ший с обще­ством. Юрод­ство срод­ни мона­ше­ству: это тоже уход от мира, толь­ко дру­ги­ми сред­ства­ми. Это имен­но уход, пото­му что выбрав­ший такую сте­зю обыч­но поки­дал род­ные края и юрод­ство­вал там, где его никто не знал.

Он «уми­рал для мира» – не толь­ко для того мира, в кото­ром жил преж­де, но и для того, в кото­ром ока­зы­вал­ся: при­дя в чужую зем­лю, юро­ди­вый уже не ста­но­вил­ся её частью».

Вот в этом и есть ключ пони­ма­ния изме­не­ния име­ни в жиз­ни свя­то­го: имя меня­ет­ся не ради каких-то амби­ций, кра­со­ты, бла­го­зву­чия, позы, про­слав­ле­ния, а имен­но в знак того, что чело­век уми­ра­ет для мира и ожи­ва­ет во Хри­сте. Он отка­зал­ся от само­сти, он теперь дру­гой. И, как след­ствие, имя его тоже другое.

«Именные» суеверия

Выбор име­ни роди­те­ли ребен­ка все­гда вос­при­ни­ма­ли как нечто важ­ное и серьез­ное. А всё, что име­ет для нас зна­че­ние, увы, име­ет тене­вую сто­ро­ну и  зача­стую обрас­та­ет суевериями.

«Имен­ны­ми» суе­ве­ри­я­ми стра­да­ют люди  раз­ных поко­ле­ний неза­ви­си­мо от соци­аль­но­го ста­ту­са  – в том чис­ле  и люди церковные.

В наро­де проч­но утвер­ди­лись лож­ные сте­рео­ти­пы  с ярко выра­жен­ной оккульт­ной подо­пле­кой – так, мно­гие оши­боч­но счи­та­ют, что назы­вать мла­ден­ца име­нем одно­го из роди­те­лей нель­зя (поче­му-то, осо­бен­но если это маль­чик), ина­че роди­тель, в честь кото­ро­го назва­ли чадо, не про­жи­вет свой век до кон­ца – умрёт раньше.

При этом  все­рьез счи­та­ют, что маль­чик с двой­ным име­нем будет актив­ным лиде­ром с «мощ­ной энер­ге­ти­кой» (да, увы, воцер­ко­в­лен­ных людей такое сло­во­со­че­та­ние порой не сму­ща­ет) –  будь то Миха­ил Михай­ло­вич или  Петр Петрович.

Малы­ша суе­вер­но ста­ра­ют­ся не назы­вать и в память о толь­ко что умер­шем род­ствен­ни­ке – мол, уна­сле­ду­ет  его неду­ги и про­бле­мы и рано умрет, хуже того – может пол­но­стью ско­пи­ро­вать чужую судь­бу во всех ее неурядицах.

Оккульт­ные сай­ты в интер­не­те напе­ре­бой сове­ту­ют одно и то же, при­мер­но сле­ду­ю­щее: «…Если назы­ва­ют малы­ша в честь дав­но умер­ших пред­ков, то сто­ит про­ана­ли­зи­ро­вать, как про­жил жизнь этот пре­док, был ли он пози­тив­ным чело­ве­ком, насколь­ко удач­но сло­жи­лась его жизнь.

И, если жизнь его была тра­гич­на и пол­на лише­ний, то луч­ше воз­дер­жат­ся от тако­го реше­ния. Счи­та­ет­ся, что дитя уна­сле­ду­ет и его чер­ты харак­те­ра, и его судь­бу. Хотя, харак­тер это, по сути, и есть судьба».

Такая суе­вер­ная точ­ка зре­ния и осно­ван­ные на ней «доб­рые сове­ты» дале­ки от хри­сти­ан­ства и  дают лож­ные ориентиры. 

Воцер­ко­в­лён­ные люди  зна­ют: поня­тие судь­бы – язы­че­ское,  родом из Древ­ней Гре­ции, с хри­сти­ан­ской точ­ки зре­ния судь­бы как некой пред­опре­де­лён­но­сти и обре­чён­но­сти не суще­ству­ет – а есть Божий Про­мысл и Его забот­ли­вая воля о человеке. 

И что не сле­ду­ет путать харак­тер и судь­бу: харак­тер – это не раз и навсе­гда уста­нов­лен­ная дан­ность, а то, что мож­но менять  к луч­ше­му уси­ли­ем воли и покаянием.

Нумерология имени как оккультное явление

«Сакраль­ность» име­ни, по мне­нию оккуль­ти­стов и людей суе­вер­ных, объ­яс­ня­ет­ся тем, что, яко­бы, «каж­дая бук­ва алфа­ви­та несёт в себе не толь­ко звук, но и смысл, а соче­та­ние букв порож­да­ет зри­мый образ, обо­зна­чен­ный тем или иным словом».

Поэто­му нуме­ро­ло­ги при­зы­ва­ют сло­жить бук­вы име­ни ребён­ка, пом­ня, что за каж­дой бук­вой закреп­лён чис­ло­вой код, и полу­чить в резуль­та­те сло­же­ния одно­знач­ное чис­ло. Каж­дое чис­ло име­ни опи­са­но  в оккульт­ных прак­ти­ках  и яко­бы рас­кры­ва­ет «пред­на­зна­че­ние» чело­ве­ка – его харак­тер, путь и жиз­нен­ную миссию.

«Пото­му-то у мно­гих наро­дов при­ня­то давать чело­ве­ку мно­же­ство имен, а пер­вое – сакраль­ное, хра­нить в тайне. Пото­му что толь­ко с ним мож­но про­из­во­дить маги­че­ские дей­ствия и риту­а­лы с целью управ­лять его жиз­нью, и с наме­ре­ньем нане­сти ему вред», – с непо­гре­ши­мой уве­рен­но­стью в сво­ей право­те заяв­ля­ют оккульт­ные интер­нет-ресур­сы, добав­ляя и нечто вовсе несу­раз­ное: «…Хри­сти­ан­ство внес­ло кор­рек­ти­вы в это верование.

Для хри­сти­ан сакраль­ным явля­ет­ся то имя, кото­рое чело­век полу­ча­ет при кре­ще­нии, имен­но его надо дер­жать в тайне, если ты живешь «в миру», а не оби­та­ешь в лоне церк­ви в каче­стве послуш­ни­ка или мона­ха. Пото­му что имен­но его зна­ют в духов­ном мире, иден­ти­фи­ци­руя чело­ве­ка с его сакраль­ным именем».

Заяв­ле­ние абсо­лют­но бре­до­вое и ни на чем не осно­ван­ное. Имя, дан­ное чело­ве­ку при кре­ще­нии, нико­гда не дер­жит­ся в тайне. Это и есть то самое имя, под кото­рым хри­сти­а­ни­на зна­ют и кото­рым его име­ну­ют дома, на рабо­те и в церкви.

Имя послуш­ни­ка – это его имя в кре­ще­нии, оно не меняется.

Име­на мона­ше­ству­ю­щих так­же ни для кого не явля­ют­ся сек­ре­том. При­ни­мая постриг, вме­сте с ним чело­век при­ни­ма­ет и новое имя, что зна­ме­ну­ет отказ от преж­не­го гре­хов­но­го бытия и нача­ло новой жиз­ни в Боге.

И самое глав­ное. Если хри­сти­ан­ские име­на и мож­но в неко­то­ром смыс­ле назвать сакраль­ны­ми, то толь­ко пото­му, что эти име­на (запи­сан­ные в цер­ков­ных свят­цах) при­над­ле­жа­ли свя­тым угод­ни­кам Божьим.

Зов покойника – к болезни?

С име­на­ми свя­за­на мас­са при­мет, в кото­рые до сих пор мно­гие свя­то верят.

Содер­жа­ние этих при­мет –  пря­мо ска­жем, анек­до­ти­че­ское,  не грех и улыб­нуть­ся, но, посколь­ку вера в них в наро­де до сих пор силь­на, сохра­ним ней­траль­ность тона.

Вот несколь­ко наи­бо­лее попу­ляр­ных и абсурд­ных «имен­ных» суеверий:

  • Нель­зя отзы­вать­ся окли­ка­ю­ще­му тебя на пере­крёст­ках – там пра­вит нечи­стая сила. Нуж­но прой­ти пере­крё­сток, затем огля­нуть­ся и посмот­реть, кто звал вас по име­ни (оби­дит­ся чело­век, прой­дёт мимо – его про­бле­мы, если очень надо, сам догонит).
  • Очень пло­хая при­ме­та – менять имя во сне. Для деву­шек это озна­ча­ет, что в бли­жай­шее вре­мя замуж не позо­вут, для всех осталь­ных – что пла­ны на буду­щее не осу­ще­ствят­ся. Сло­вом, сплош­ная поло­са несчастий.
  • Уви­деть своё имя во сне – к боль­шой беде. Вас навер­ня­ка втя­нут в плохую исто­рию, кото­рая отра­зит­ся на репутации.
  • Если вам при­сни­лось, что вас окли­ка­ют чужим име­нем, то это пре­ду­пре­жде­ние судь­бы. Оста­но­ви­тесь и поду­май­те, что вы дела­е­те не так. (На оккульт­ном сай­те чита­ем бук­валь­но сле­ду­ю­щее: «Если голос, зову­ще­го вас чело­ве­ка при­над­ле­жит близ­ко­му чело­ве­ку, то он в вас нуж­да­ет­ся, если незна­ко­мо­му, то к вам при­дет помощь, отку­да не ждёте».
  • Зов покой­ни­ка во сне – к болез­ни или ско­рой кончине.
  • Новая пло­хая при­ме­та свя­за­на с ими­джем. Ока­зы­ва­ет­ся, нель­зя делать тату с име­нем или порт­ре­том сво­е­го ребен­ка. Если вы слу­чай­но погиб­не­те, то уне­се­те в моги­лу часть жиз­ни и энер­гии чада.
  • Повто­ре­ние име­ни люби­мо­го чело­ве­ка всуе накли­ка­ет на него беду. Поэто­му наши пред­ки не назы­ва­ли супру­гов по име­нам, а при­ду­мы­ва­ли им неж­ные дураш­ли­вые назва­ния. Поэто­му поре­же назы­вай­те супру­га или супру­гу его име­нем, а зови­те его или ее  «ежа», «котя» или «зая».
  • Звать дома близ­ких людей име­на­ми, дан­ны­ми при кре­ще­нии, пло­хо ещё и пото­му, что в боль­шин­стве сво­ём это име­на семит­ско­го про­ис­хож­де­ния, а евреи рас­пя­ли Христа.

Наде­ем­ся, все эти суе­вер­ные  утвер­жде­ния не нуж­да­ют­ся в отдель­ных ком­мен­та­ри­ях. Не будем выска­зы­вать мне­ния, а предо­ста­вим сло­во духовенству.

Кли­рик Покров­ско­го кафед­раль­но­го собо­ра Вла­ди­во­сто­ка, помощ­ник про­рек­то­ра, пре­по­да­ва­тель Духов­но­го цен­тра под­го­тов­ки цер­ков­ных спе­ци­а­ли­стов игу­мен Анто­ний (Камен­чук):

892451 37 b 237x300 - Малыша назвали Ковид: откуда в ХХI  веке языческая вера в «злые» имена?– Есть такое мне­ние, что имя вли­я­ет на жизнь чело­ве­ка, мол, как назо­вё­те ребён­ка, такой у него будет харак­тер и судь­ба, пото­му что у каж­до­го име­ни свой знак зоди­а­ка, пла­не­та, чис­ло… К хри­сти­ан­ству это ника­ко­го отно­ше­ния не име­ет. Это явный оккультизм.

Тако­го быть не может, пото­му что ни звез­ды, ни кам­ни не могут вли­ять на человека.

В хри­сти­ан­ской тра­ди­ции, когда мы даем имя ребен­ку в честь како­го-либо свя­то­го, мы жела­ем, что­бы он при­об­рел доб­ро­де­те­ли, кото­ры­ми обла­дал этот свя­той. Что каса­ет­ся неот­вра­ти­мо­сти судь­бы, то это тоже лож­ное мне­ние, что судь­ба чело­ве­ка будет зави­сеть от име­ни, кото­рым его назвали.

Чело­век – суще­ство сво­бод­ное, и он сам тво­рит свою жизнь. Он дол­жен сде­лать выбор, и, если он выби­ра­ет доб­ро, то  жизнь одна, а если – зло, то другая.

Поэто­му,  назы­вая сво­е­го ребен­ка тем или иным име­нем, мы чаще все­го выра­жа­ем надеж­ду и жела­ние, каким бы мы хоте­ли, что­бы был наш ребе­нок, каким доб­ро­де­те­лям он будет под­ра­жать, что­бы оправ­дать то имя, кото­рым назван.

Кли­рик мос­ков­ско­го хра­ма Соро­ка муче­ни­ков Сева­стий­ских в Спас­ской сло­бо­де, глав­ный редак­тор пра­во­слав­но­го моло­деж­но­го жур­на­ла «Наслед­ник»  про­то­и­е­рей Мак­сим Первозванский:

pervozvanskij m.v. 34 240x300 - Малыша назвали Ковид: откуда в ХХI  веке языческая вера в «злые» имена?– В рус­ской  пра­во­слав­ной тра­ди­ции имя – это связь с небес­ным покро­ви­те­лем чело­ве­ка, в честь кото­ро­го его назы­ва­ют. Пра­во­слав­ные роди­те­ли долж­ны руко­вод­ство­вать­ся сво­ей любо­вью и ува­же­ни­ем к тому свя­то­му, чье имя они избра­ли для сво­е­го чада.

…Нет ниче­го пло­хо­го в жела­нии дать ребен­ку имя живо­го или усоп­ше­го род­ствен­ни­ка – бабуш­ки, прадедушки.

Но назы­вать ребен­ка надо не име­нем чело­ве­ка, у кото­ро­го мно­го денег, а име­нем того, кто про­жил достой­ную жизнь – поря­доч­но­го, того, кто совер­шал доб­рые поступ­ки. Мы явля­ем­ся «веточ­кой» на дере­ве сво­е­го рода, мы – про­дол­же­ние наших предков.

Павел Фло­рен­ский писал, что имя может повли­ять на чер­ты харак­те­ра чело­ве­ка, и тем самым ска­зать­ся на его жиз­ни. Под­черк­ну, не «опре­де­ля­ет судь­бу», пото­му что ее нет, а повли­ять косвенно.

…Имя в цер­ков­ном пони­ма­нии – это то сло­во, под кото­рым тебя зна­ет Гос­подь Бог. Что каса­ет­ся имен-аббре­ви­а­тур (такие были мод­ны в про­шлом веке, после рево­лю­ции), при­ду­ман­ных имен фан­та­сти­че­ских кино­ге­ро­ев или, хуже того, демо­нов – совер­шен­но­лет­ний чело­век такое имя может сме­нить, выбрав нор­маль­ное, и это реше­ние будет правильным.

Телесоф и Тимолай

Мне­ние отца Мак­си­ма все­ля­ет надеж­ду, что малыш по име­ни Ковид одна­жды под­рас­тёт, над ним совер­шит­ся Таин­ство Кре­ще­ния и он выбе­рет себе более под­хо­дя­щее имя, тра­ди­ци­он­ное, пра­во­слав­ное. Что в шко­ле и в инсти­ту­те за ним не закре­пит­ся обид­ное про­зви­ще «вирус». Что жизнь его сло­жит­ся хоро­шо и спа­си­тель­но – сло­вом,  по воле Божьей.

Кста­ти, на замет­ку роди­те­лям, кото­рые хоте­ли бы про­явить твор­че­ский под­ход назвать своё дитя как-нибудь ори­ги­наль­но. В пра­во­слав­ных свят­цах мож­но най­ти самые необыч­но зву­ча­щие и ори­ги­наль­ные имена. 

И, вопре­ки быту­ю­ще­му сте­рео­ти­пу, не все они зву­чат арха­ич­но или небла­го­звуч­но. Напро­тив, толь­ко вчи­тай­тесь: Агла­и­да, Арис, Вони­фа­тий, Галак­ти­он, Теле­соф, Тимо­лай, Софрон, Фео­на, Азадан…

В свят­цах най­дут­ся име­на для детей на самый при­тя­за­тель­ный совре­мен­ный вкус, выбор  – за вами.

А  что каса­ет­ся «кру­то­го», по мне­нию ново­куз­нец­ких роди­те­лей, наиме­но­ва­ния виру­са …Вряд ли  кто-то сочтёт забав­ным  заиг­ры­ва­ние с темой, кото­рая сего­дня вызы­ва­ет боль.

a7b64f3bb59041fa707890233fdf2cf4 albert camus hay 223x300 - Малыша назвали Ковид: откуда в ХХI  веке языческая вера в «злые» имена?При­хо­дит на ум мыс­ли­тель и гений Аль­бер Камю, про­ро­че­ски напи­сав­ший в сво­ём про­вид­че­ском романе-пре­ду­пре­жде­нии «Чума»:

«…В мире все­гда была чума, все­гда была вой­на. И, одна­ко ж, и чума, и вой­на, как пра­ви­ло, заста­ва­ли людей врас­плох… В этом отно­ше­нии наши сограж­дане вели себя, как и все люди…: они не вери­ли в бич Божий».

И ещё вот эти сло­ва вели­ко­го писателя:

«Любая радость нахо­дит­ся под угро­зой… Мик­роб чумы нико­гда не уми­ра­ет, нико­гда  не исче­за­ет… и, воз­мож­но, при­дет на горе и в поуче­ние людям такой день, когда чума про­бу­дит крыс и пошлет их око­ле­вать на ули­цы счаст­ли­во­го города».

Сло­вом, совер­шая то или иное дей­ствие в сего­дняш­нее вре­мя испы­та­ний  для веры и сове­сти, не будем забы­вать о ближ­них и поста­ра­ем­ся думать о том, «как сло­во наше отзовется».

Вспом­ним  дель­ный совет насто­я­ще­го хри­сти­а­ни­на Федо­ра Михай­ло­ви­ча Досто­ев­ско­го – «быть чело­ве­ком меж­ду людь­ми и остать­ся им навсе­гда, в каких бы то ни было несча­стьях, не уныть и не пасть».

Вален­ти­на Киден­ко по мате­ри­а­лам СМИ

Фото из откры­тых источников

 

 

 

 

 

Оставить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.

Размер шрифта: A- 16 A+
Цвет темы:
Цвет полей:
Шрифт: Arial Times Georgia
Текст: По левому краю По ширине
Боковая панель: Свернуть
Сбросить настройки