Что такое порча и может ли она приставать к христианину

Что такое порча и может ли она приставать к христианину

(5 голосов5.0 из 5)

В XIV веке, вско­ре после окон­ча­ния эпи­де­мии чумы, назван­ной Чер­ной смер­тью (1346 – 1351), Евро­пу охва­ти­ла новая, неиз­вест­но­го про­ис­хож­де­ния эпи­де­мия – тан­це­валь­ная. Назван­ная в нау­ке хорео­ма­ни­ей и до сих пор до кон­ца не раз­га­дан­ная болезнь выра­жа­лась в том, что сот­ни людей были охва­че­ны исступ­лен­ной пляс­кой, при­чем ряды их посто­ян­но пополнялись.

Доку­мен­ты того вре­ме­ни назы­ва­ли это пляс­кой свя­то­го Вит­та (в Гер­ма­нии суще­ство­ва­ло пове­рье, по кото­ро­му мож­но было обре­сти здо­ро­вье, тан­цуя перед ста­ту­ей свя­то­го Вит­та в день его памя­ти). Одер­жи­мые хоре­ей сры­ва­лись с места, пере­хо­ди­ли из горо­да в город и, быва­ло, день напро­лет кри­ча­ли и пры­га­ли до пол­но­го изне­мо­же­ния, затем пада­ли на зем­лю и засы­па­ли пря­мо на месте, что­бы, проснув­шись, уже вер­нуть­ся к нор­маль­ной жиз­ни. Боль­шая бель­гий­ская хро­ни­ка в запи­си за 1374 год сви­де­тель­ству­ет: «В этом году в Ахен при­бы­ли тол­пы дико­вин­ных людей и отсю­да дви­ну­лись на Фран­цию. Суще­ства обо­е­го пола, вдох­нов­лен­ные диа­во­лом, рука об руку тан­це­ва­ли на ули­цах, в домах, в церк­вах, пры­гая и кри­ча безо вся­ко­го сты­да. Изне­мог­ши от тан­цев, они жало­ва­лись на боль в гру­ди и, ути­ра­ясь плат­ка­ми, при­чи­та­ли, что луч­ше уме­реть. Нако­нец в Лют­ти­хе им уда­лось изба­вить­ся от зара­зы бла­го­да­ря молит­вам и бла­го­сло­ве­ни­ям». Хорео­ма­ния сви­реп­ство­ва­ла в Евро­пе в XIV – XV веках (хотя пер­вые упо­ми­на­ния встре­ча­ют­ся в XIII в.), затем окон­ча­тель­но исчез­ла и уже нико­гда не повто­ря­лась.[1] Труд­но ска­зать, было ли это есте­ствен­ное забо­ле­ва­ние или же что-то из обла­сти таин­ствен­но­го, но совер­шен­но точ­но то, что совре­мен­ный чело­век часто боит­ся кол­дов­ства и тем­но­го нава­жде­ния боль­ше, чем есте­ствен­но­го рас­строй­ства здо­ро­вья. Осо­бен­но это каса­ет­ся порчи.

article706Под пор­чей обыч­но пони­ма­ет­ся демо­ни­че­ское воз­дей­ствие на чело­ве­ка, наве­ден­ное кол­дов­ски­ми чара­ми и несу­щее с собой телес­ные и душев­ные болез­ни, отри­ца­тель­ные жела­ния, мыс­ли, чув­ства и ощу­ще­ния. Пор­чу наво­дят так­же на посе­вы, на живот­ных и на жилье чело­ве­ка. Рань­ше таким обра­зом пыта­лись спро­во­ци­ро­вать падеж ско­та или исчез­но­ве­ние моло­ка у дой­ной коро­вы. Теперь – отбить понра­вив­ше­го­ся чело­ве­ка у подру­ги или насо­лить кон­ку­рен­ту по биз­не­су – у «пор­че­но­го» чело­ве­ка, как пред­по­ла­га­ет­ся, долж­но воз­ник­нуть непри­я­тие к ранее люби­мо­му или насту­пить апа­тия, без­жиз­нен­ность и отсут­ствие инте­ре­са к сво­е­му делу.

Из Свя­щен­но­го Писа­ния извест­но, что тем­ные силы дей­стви­тель­но могут являть­ся при­чи­ной раз­лич­ных болез­ней, неду­гов, могут вхо­дить в людей и живот­ных и мучить их (см.: Лк.8:33; Лк.13:16 и др.). Они могут про­ни­кать сво­ей тле­твор­ной силой и жить в пред­ме­тах – таким обра­зом в древ­но­сти они дей­ство­ва­ли через язы­че­ские исту­ка­ны, фети­ши и аму­ле­ты, а сей­час про­яв­ля­ют себя в виде пол­тер­гей­ста. Пра­во­слав­ная Цер­ковь в день Бого­яв­ле­ния молит­ся, что­бы Гос­подь очи­стил воду от воз­мож­но­го при­сут­ствия в ней пад­ших духов. Кре­щен­ской воде дана бла­го­дать Свя­то­го Духа, так что окроп­ле­ние этой водой освя­ща­ет жили­ща, пред­ме­ты и вещи и про­го­ня­ет вся­кую злую силу.

Пор­ча мыс­лит­ся как резуль­тат созна­тель­но­го кол­дов­ско­го дей­ствия. В свя­зи с этим есте­ствен вопрос: поче­му это демо­ны услуж­ли­во испол­ня­ют чье-то жела­ние? Тем более что так дав­но мож­но было бы пере­вер­нуть весь мир по усмот­ре­нию кол­ду­нов, менять пра­ви­тель­ства, устра­нять началь­ни­ков, неугод­ных людей – наго­няй пор­чу, да и делу конец. Несо­мнен­но, что есть пре­де­лы маги­че­ским зло­же­ла­тель­ствам. Но упро­щен­но мож­но отве­тить так, что пор­ча суще­ству­ет не столь­ко как зако­но­мер­ный итог маги­че­ских пас­сов, сколь­ко как вид иску­ше­ния со сто­ро­ны пад­ших сил. Ведь вся­кий кол­дун или даже про­сто тот, кто обра­ща­ет­ся к магии, воль­но или неволь­но пре­да­ет свою душу диа­во­лу, и пото­му демо­ны как бы вза­мен помо­га­ют ему в его маги­че­ских прось­бах. Для тем­ных сил крайне выгод­но, что­бы тво­ри­мое ими зло бра­ли на свою совесть люди, что­бы чело­век сам обра­щал­ся к духам зла с прось­бой навре­дить ближ­не­му. Вот так полу­ча­ет­ся, что тем­ные силы, быва­ет, опол­ча­ют­ся на людей, на кото­рых кто-то наво­дит пор­чу (хотя дале­ко не всегда).

Всем нам извест­но имя одно­го из вели­чай­ших уче­ных мира – Пас­ка­ля (1623 – 1662). Блез Пас­каль – еще и выда­ю­щий­ся хри­сти­ан­ский мыс­ли­тель, апо­ло­гет веры и еван­гель­ской нрав­ствен­но­сти. Если бы все зна­ме­ни­тые уче­ные были подоб­ны Пас­ка­лю, то мир не знал бы, что такое мате­ри­а­лизм, эвта­на­зия, кло­ни­ро­ва­ние, ядер­ная война.

В мла­ден­че­стве с Пас­ка­лем про­изо­шла доста­точ­но страш­ная исто­рия, запи­сан­ная его пле­мян­ни­цей Мар­га­ри­той Перье. И тем страш­нее эта исто­рия, что не выду­ма­на люби­те­ля­ми спле­тен и слу­хов, а про­изо­шла на самом деле.

«Когда гос­по­ди­ну Пас­ка­лю был год от роду, с ним при­клю­чи­лась необык­но­вен­ная вещь. Его мать, хотя и была очень моло­да, отли­ча­лась набож­но­стью и мило­сер­ди­ем; было мно­же­ство бед­ных семейств, каж­до­му из кото­рых она дава­ла по неболь­шой сум­ме денег вся­кий месяц, и сре­ди бед­ных жен­щин, кото­рых она оде­ля­ла мило­сты­ней, была одна, слыв­шая кол­ду­ньей: так о ней все гово­ри­ли, но его мать, жен­щи­на вовсе не суе­вер­ная и очень разум­ная, сме­я­лась над эти­ми раз­го­во­ра­ми и про­дол­жа­ла давать ей милостыню.

В то вре­мя слу­чи­лось это­му мла­ден­цу захво­рать тем, что в Пари­же зовет­ся «сухот­кой»; но болезнь эта сопро­вож­да­лась дву­мя необыч­ны­ми обсто­я­тель­ства­ми: одно – что он не мог взгля­нуть на воду, не впа­дая в безум­ную ярость; а дру­гое, еще более уди­ви­тель­ное, – что он не мог видеть сво­е­го отца и свою мать рядом друг с дру­гом; он при­ни­мал лас­ки каж­до­го из них по отдель­но­сти с удо­воль­стви­ем, но как толь­ко они при­бли­жа­лись друг к дру­гу, он отча­ян­но кри­чал и бил­ся; все это про­дол­жа­лось боль­ше года, и за это вре­мя болезнь его все уси­ли­ва­лась; он дошел до такой край­но­сти, что каза­лось, буд­то он бли­зок к смерти.

Его отцу и мате­ри все тогда гово­ри­ли, что тут, без сомне­ния, пор­ча, кото­рую наве­ла на него эта кол­ду­нья; они оба над этим сме­я­лись, счи­тая такие речи выдум­ка­ми, какие появ­ля­ют­ся у людей при виде вещей необыч­ных, и вовсе не обра­ща­ли на них вни­ма­ния, поз­во­ляя этой жен­щине сво­бод­но вхо­дить в их дом, где она полу­ча­ла милостыню.

Нако­нец мой дед, встре­во­жен­ный тем, что ему об этом гово­ри­ли, одна­жды позвал эту жен­щи­ну в свой каби­нет, пола­гая, что тон, кото­рым он с нею будет гово­рить, даст ей воз­мож­ность пре­кра­тить все слу­хи; но он был пора­жен, когда после пер­вых ска­зан­ных им слов, на кото­рые она отве­ча­ла доволь­но роб­ко толь­ко то, что это не так и что это гово­рят о ней из зави­сти к мило­стыне, кото­рую она полу­ча­ет, – когда он захо­тел ее попу­гать и, при­тво­рив­шись, буд­то верит, что она окол­до­ва­ла его ребен­ка, при­гро­зил ей висе­ли­цей, если она не ска­жет прав­ды, то она в стра­хе упа­ла на коле­ни и пообе­ща­ла ска­зать ему все, если он пообе­ща­ет сохра­нить ей жизнь. Изум­лен­ный этим, мой дед спро­сил, что же она сде­ла­ла и что заста­ви­ло ее это сделать.

Она отве­ти­ла, что про­си­ла его защи­щать ее на суде, но он отка­зал­ся, пола­гая, что дело ее не пра­вое, а в отмест­ку она наве­ла пор­чу на его сына, кото­ро­го, как ей было извест­но, он неж­но любил; и что ей очень при­скорб­но это ему гово­рить, но пор­ча эта смер­тель­на. Мой дед, удру­чен­ный таки­ми сло­ва­ми, ска­зал: «Как! Неужто мой сын дол­жен уме­реть!» Она отве­ти­ла, что есть сред­ство, но нуж­но, что­бы кто-нибудь умер вме­сто него и взял на себя пор­чу. Дед мой ска­зал: «Нет! Пусть луч­ше сын мой умрет, чем уби­вать дру­го­го чело­ве­ка». Она отве­ти­ла: «Мож­но пере­не­сти пор­чу на живот­ное». Мой дед пред­ло­жил ей лошадь; она ска­за­ла, что таких боль­ших рас­хо­дов не нуж­но, а доста­точ­но будет и кота. Он велел дать ей кота; она его забра­ла и на лест­ни­це столк­ну­лась с дву­мя капу­ци­на­ми, кото­рые шли уте­шать мою бабуш­ку в столь опас­ной болез­ни ее сына. Мона­хи ска­за­ли ей, что она сно­ва соби­ра­ет­ся напус­кать пор­чу – на это­го кота; она взя­ла его и бро­си­ла из окна, он упал не более чем с шести футов высо­ты и раз­бил­ся; она попро­си­ла дру­го­го, и мой дед велел его ей дать. Вели­кая любовь, кото­рую он питал к сво­е­му сыну, была при­чи­ной того, что он не поду­мал, как все это было нехо­ро­шо; ведь, что­бы пере­не­сти пор­чу, надо было сно­ва при­зы­вать диа­во­ла; подоб­ная мысль так и не при­шла ему на ум, он понял это толь­ко мно­го поз­же и рас­ка­и­вал­ся в том, что это допустил.

Вече­ром та жен­щи­на вер­ну­лась и ска­за­ла мое­му деду, что ей нужен ребе­нок, кото­ро­му не испол­ни­лось еще семи лет и кото­рый до вос­хо­да солн­ца сорвал бы девять листи­ков раз­ных трав, то есть по три листи­ка каж­дой. Мой дед пере­дал это сво­е­му апте­ка­рю, кото­рый отве­тил, что сам пове­дет свою дочь, что он и сде­лал на сле­ду­ю­щее утро. Эти три тра­вы были собра­ны, и жен­щи­на сде­ла­ла из них при­пар­ку, при­нес­ла ее в семь часов утра мое­му деду и веле­ла поло­жить ее на живот ребен­ку. Дед мой это сде­лал; а в пол­день, вер­нув­шись из суда, он нашел весь дом в сле­зах, и ему ска­за­ли, что ребе­нок мертв; он под­нял­ся, уви­дел пла­чу­щую жену и ребен­ка в колы­бе­ли, каза­лось, мертвого.

Он ушел и, выхо­дя из ком­на­ты, встре­тил на сту­пень­ках жен­щи­ну, кото­рая при­нес­ла при­пар­ку, и, при­пи­сав смерть ребен­ка это­му сна­до­бью, он уда­рил ее так силь­но, что она сва­ли­лась со сту­пень­ки. Встав, она ска­за­ла ему, что видит, в каком он гне­ве, пото­му что счи­та­ет сво­е­го сына мерт­вым; но она забы­ла ему ска­зать утром, что ребе­нок будет казать­ся мерт­вым до самой пол­но­чи, и что до тех пор его надо оста­вить в колы­бе­ли, тогда он очнет­ся. Мой дед вер­нул­ся и стро­го-настро­го при­ка­зал, что­бы ребен­ка не хоро­ни­ли. Меж­ду тем он казал­ся мерт­вым, у него не было ни пуль­са, ни голо­са, ни созна­ния; он похо­ло­дел и пода­вал все при­зна­ки смер­ти; все сме­я­лись над лег­ко­ве­ри­ем мое­го деда, кото­рый обыч­но не скло­нен был верить таким людям.

Так его и не тро­га­ли, мои дед и бабуш­ка были все вре­мя рядом, нико­му не дове­ря­ясь; они слы­ша­ли, как било час за часом, и про­би­ло пол­ночь, а ребе­нок так и не очнул­ся. Нако­нец меж­ду пол­но­чью и часом, бли­же к часу, чем к пол­но­чи, ребе­нок начал позе­вы­вать; это было пора­зи­тель­но; его взя­ли на руки, ста­ли согре­вать, дали вина с саха­ром; он его выпил; затем кор­ми­ли­ца дала ему грудь, и он ее взял, хотя не пода­вал при­зна­ков созна­ния и не откры­вал глаз; это дли­лось до шести часов утра, когда он стал откры­вать гла­за и кого-то узнавать.

Тогда, уви­дев отца и мать рядом друг с дру­гом, он при­нял­ся кри­чать, как обыч­но; ста­ло вид­но, что он еще не изле­чил­ся, но род­ные уте­ша­лись тем, что он хотя бы не умер; а спу­стя шесть-семь дней он мало-пома­лу смог смот­реть на воду. Вер­нув­шись с мес­сы, мой дед уви­дел, что он сидит на коле­нях у мате­ри и забав­ля­ет­ся тем, что пере­ли­ва­ет воду из одно­го ста­ка­на в дру­гой; дед хотел подой­ти, но ребе­нок это­го не вынес, а несколь­ко дней спу­стя уже выно­сил, и через три неде­ли он совер­шен­но исце­лил­ся и стал пол­неть и с тех пор ничем не болел».[2]

Все бы в этом повест­во­ва­нии ниче­го, кро­ме завер­ша­ю­ще­го утвер­жде­ния. В тече­ние всей сво­ей жиз­ни Пас­каль стра­дал целым буке­том тяже­лых забо­ле­ва­ний: соглас­но совре­мен­ным науч­ным дан­ным – раком моз­га, кишеч­ным тубер­ку­ле­зом, рев­ма­тиз­мом. Его одо­ле­ва­ли ужас­ные голов­ные боли, кото­рые при­во­ди­ли к состо­я­нию физи­че­ско­го измож­де­ния. В трид­цать семь лет он уже выгля­дел ста­ри­ком. Воз­мож­но, сла­бое здо­ро­вье Пас­ка­ля, его про­дол­жи­тель­ные мучи­тель­ные болез­ни и ран­няя смерть (в трид­цать девять лет) были отзву­ком кол­дов­ско­го нава­жде­ния в ран­нем дет­стве и исце­ле­ния опять-таки путем обра­ще­ния к ведь­ме его родителя.

Есть неис­по­ве­ди­мый Про­мысл Божий, кото­рый может на вре­мя доз­во­лить подоб­ное нава­жде­ние – с опре­де­лен­ной целью, нам пока неве­до­мой, но вспом­ним при­мер пра­вед­но­го Иова, кото­рый, несмот­ря на его непо­роч­ность, спра­вед­ли­вость и бого­бо­яз­нен­ность, был пре­дан сатане, лишив­ше­му Иова все­го: име­ния, детей и лич­но­го здо­ро­вья. Мно­го­стра­даль­ный Иов все рав­но остал­ся верен Богу (см.: Иов.1:21), за что в конеч­ном ито­ге ему воз­вра­ще­но и здо­ро­вье, и вдвое вос­пол­не­ны уте­рян­ные бла­га, а сам он обрел осо­бое бла­го­сло­ве­ние Божие.

К сожа­ле­нию, кол­дов­ство часто ока­зы­ва­ет­ся вполне объ­ек­тив­ной реаль­но­стью, как реаль­но­стью вооб­ще явля­ет­ся дей­ствие тем­ных сил в нашем мире. Когда мы ходим там, где живут насиль­ни­ки и убий­цы, мы можем встре­тить соот­вет­ству­ю­щее к нам отно­ше­ние. Когда мы ходим там, где живут кол­ду­ны, мы можем ожи­дать дей­ствия тем­ных сил. Тем не менее пани­че­ский страх дол­жен быть исклю­чен у хри­сти­а­ни­на. Нам необ­хо­ди­ма осмот­ри­тель­ность, но не сти­хий­ное чув­ство, при кото­ром цепе­не­ет душа. Живот­ный страх побеж­да­ет­ся горя­чей верой и надеж­дой на Бога, а вра­жьи напа­сти рас­се­и­ва­ют­ся молит­вой, как исче­за­ют сумер­ки с явле­ни­ем сол­неч­ных лучей.

В этом мире нет ниче­го силь­нее бла­го­да­ти Духа Свя­то­го, поэто­му хри­сти­а­нин, ста­ра­ю­щий­ся по воз­мож­но­сти часто молить­ся, посе­ща­ю­щий храм, вни­ма­тель­но испо­ве­ду­ю­щий­ся и бла­го­го­вей­но при­ча­ща­ю­щий­ся Свя­тых Таин, как пра­ви­ло, недо­сту­пен воз­дей­ствию маги­че­ских чар. Ведь нам для того и даны сила крест­но­го зна­ме­ния, раз­лич­ные свя­ты­ни и кре­щен­ская вода, а тем более Таин­ства Церк­ви, что­бы бесов­ские силы к нам и к наше­му жилью даже не подступали.

Иеро­мо­нах Ана­то­лий (Бере­стов), кото­рый воз­глав­ля­ет Душе­по­пе­чи­тель­ский Центр свя­то­го пра­вед­но­го Иоан­на Крон­штадт­ско­го, зани­ма­ю­щий­ся реа­би­ли­та­ци­ей лиц, постра­дав­ших от оккуль­тиз­ма, откры­то напи­сал в пре­ди­сло­вии к одной кни­ге: «Не пытай­тесь, гос­по­да кол­ду­ны и маги, сво­и­ми чара­ми нас запу­ги­вать или «оккульт­но уби­вать». Еще 17 июля 1997 года, когда я высту­пал в откры­том эфи­ре радио «Радо­неж», вы при­го­во­ри­ли меня к смер­ти, прав­да «оккульт­ной». С тех пор про­шло семь лет, и за эти годы мы ока­за­ли помощь 15 тыся­чам лиц, постра­дав­ших от вас – слу­жи­те­лей сата­ны, и к Церк­ви при­со­еди­ни­ли 1,5 тыся­чи кол­ду­нов и магов».[3] До сих пор отец Ана­то­лий мило­стью Божи­ей здрав­ству­ет в дока­за­тель­ство того, что люди, пре­дан­ные свя­той Церк­ви, недо­ступ­ны оккульт­но­му воздействию.

Пре­по­доб­ный Мака­рий Оптин­ский, ссы­ла­ясь на два слу­чая из житий свя­тых – пре­по­доб­но­го Мака­рия Еги­пет­ско­го (когда под воз­дей­стви­ем кол­дов­ских чар жен­щи­на всем каза­лась лоша­дью) и свя­тых Кипри­а­на и Иусти­ны (когда на свя­тую пыта­лись наве­сти любов­ные чары) – объ­яс­нял, что пор­ча все-таки есть, но пости­га­ет людей толь­ко при неко­то­рых усло­ви­ях: «…ста­ло быть, есть пор­ча; но на кого она дей­ству­ет? На того, на кого попу­стит Бог, или за гре­хов­ное житие, или за гор­дость, или по иску­су; а когда нет ниче­го тако­го, то не попус­ка­ет Гос­подь подей­ство­вать вра­жи­ей силе, что вид­но и на Иустине… надоб­но луч­ше ста­рать­ся отсе­кать вины, за кото­рые быва­ет попу­ще­ние, и пре­да­вать­ся верою в Про­мысл Божий».[4]

Ворож­ба и пор­ча могут подей­ство­вать преж­де все­го на тех, кто живет блуд­ной, раз­врат­ной жиз­нью, не ходит в Цер­ковь и не участ­ву­ет в ее Таин­ствах (хотя и в слу­чае нево­цер­ко­в­лен­но­сти Гос­подь по Сво­ей мило­сти ограж­да­ет мно­гих людей – Его милость все­гда пре­вос­хо­дит нашу вер­ность Ему). С людь­ми же, кото­рые ходят в Цер­ковь и участ­ву­ют в ее Таин­ствах, ника­кие тем­ные силы и их адеп­ты ниче­го поде­лать не могут. Ста­рец Паи­сий Свя­то­го­рец настав­лял: «Чер­ные силы тьмы бес­силь­ны. Сами люди, уда­ля­ясь от Бога, дела­ют их силь­ны­ми, пото­му что, уда­ля­ясь от Бога, люди дают диа­во­лу пра­ва над собой».[5] Если хри­сти­а­нин не испо­ве­ду­ет­ся и не при­ча­ща­ет­ся, если он вооб­ще лишь фор­маль­но при­над­ле­жит к свя­той Церк­ви, не зная ни молитв, ни бого­слу­же­ний, то такой чело­век не ограж­ден бла­го­да­тью Божи­ей. Поэто­му к нему лег­ко может при­стать какое-нибудь вра­жье нава­жде­ние. Изна­чаль­ная суть духов­ных бед – не в пор­че и кол­дов­стве, а в соб­ствен­ной бес­печ­но­сти чело­ве­ка, пре­не­бре­га­ю­ще­го бла­го­дат­ны­ми дара­ми, кото­рые гото­ва пред­ло­жить ему Цер­ковь.

При всей реаль­но­сти оккульт­ных нава­жде­ний тема эта не заслу­жи­ва­ет того вни­ма­ния и того стра­ха, какие воз­ни­ка­ют у совре­мен­ных людей.

Вале­рий Духа­нин, кан­ди­дат богословия,
пре­по­да­ва­тель Нико­ло-Угреш­ской Духов­ной Семинарии

Источ­ник: Шамор­ди­но, сайт Казан­ской Амвро­си­ев­ской жен­ской пустыни

Исполь­зо­ван­ная литература

[1] См.: Рат-Вег, Иштван. Коме­дия кни­ги. – М.: Кни­га, 1987. С. 545.

[2] Замет­ки о жиз­ни гос­по­ди­на Пас­ка­ля, напи­сан­ные маде­му­а­зель Мар­га­ри­той Перье, его пле­мян­ни­цей /Пас­каль Блез. Мыс­ли. Малые сочи­не­ния. Пись­ма. – М., 2003. С. 468 — 470.

[3] Цыга­нов Нико­лай. По путям тво­им воз­дам тебе. Вера, магия, нау­ка. – М.: Изд-во Душе­по­пе­чи­тель­ско­го Цен­тра св. прав. Иоан­на Крон­штадт­ско­го, 2004. С. 7.

[4] Собра­ние писем бла­жен­ной памя­ти оптин­ско­го стар­ца Мака­рия. Т. 6. С. 238 – 239.

[5] Паи­сий Свя­то­го­рец. Сло­ва. Т. 3. Духов­ная брань. – М.: Издат. дом «Свя­тая Гора», 2003. С. 212.

Оставить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.

1 Комментарий

  • Аноним, 17.08.2012

    Пол­но­стью соглас­на со статьей.Человек дол­жен быть бди­тель­ным и дер­жать­ся подаль­ше от людей любо­пыт­сву­ю­щих к вся­ким магиям.Сама попа­да­ла по глу­по­сти и нераз­бор­чи­во­сти под дей­ствие колдунов.7 лет жиз­ни было потра­че­но на лечение.Но я бла­го­дар­на Гос­по­ду за это испы­та­ние-при­шла к Нему через испы­та­ния и препятствия.Не будь­те гор­ды­ми и нераз­бор­чи­вы­ми-это повод для нечи­сто­го про­ни­кать в душу человека.

    Ответить »
Размер шрифта: A- 16 A+
Цвет темы:
Цвет полей:
Шрифт: Arial Times Georgia
Текст: По левому краю По ширине
Боковая панель: Свернуть
Сбросить настройки