Изучение неопознанных летающих объектов в СССР

Изучение неопознанных летающих объектов в СССР

(1 голос5.0 из 5)

Вся прав­да об НЛО!

В сере­дине 70‑х годов в СССР акти­ви­зи­ро­ва­лась дея­тель­ность обще­ствен­ных орга­ни­за­ций, зани­мав­ших­ся «изу­че­ни­ем про­бле­мы НЛО» и, как след­ствие, зна­чи­тель­но воз­рос инте­рес к этой про­бле­ме сре­ди широ­ких сло­ев обще­ствен­но­сти. Обиль­ную пищу для раз­лич­но­го рода спе­ку­ля­ций дава­ли полу­чив­шие извест­ность лек­ции оте­че­ствен­ных уфо­ло­гов (от англ. Unidentified Flying Object – UFO) и мно­го­чис­лен­ные мате­ри­а­лы, осно­ван­ные на зару­беж­ных пуб­ли­ка­ци­ях. Руко­во­дя­щие орга­ны стра­ны не поощ­ря­ли обсуж­де­ние про­бле­мы НЛО в сред­ствах мас­со­вой инфор­ма­ции, но и не запре­ща­ли чте­ние лек­ций в инсти­ту­тах, на пред­при­я­ти­ях и даже в воин­ских частях…

Надо ска­зать, что эти лек­ции соби­ра­ли пол­ные залы. Их авто­ры (осо­бой попу­ляр­но­стью поль­зо­ва­лись пре­по­да­ва­тель Мос­ков­ско­го авиа­ци­он­но­го инсти­ту­та Ф.Ю. Зигель и отстав­ной воен­но-мор­ской инже­нер В.А. Ажа­жа) ори­ен­ти­ро­ва­ли слу­ша­те­лей на вне­зем­ное про­ис­хож­де­ние НЛО, хотя упо­ми­на­ли и о не менее экс­тра­ва­гант­ных гипо­те­зах – под­вод­ных и даже под­зем­ных циви­ли­за­ци­ях, кон­так­ти­ру­ю­щих с человечеством.

Иссле­до­ва­ние про­бле­мы НЛО в эти годы фак­ти­че­ски сво­ди­лось к кол­лек­ци­о­ни­ро­ва­нию раз­но­ка­ли­бер­ной инфор­ма­ции о стран­ных явле­ни­ях. Соби­ра­е­мые дан­ные зача­стую име­ли весь­ма сомни­тель­ное про­ис­хож­де­ние, были до неузна­ва­е­мо­сти иска­же­ны при мно­го­крат­ной ретранс­ля­ции или попро­сту непро­ве­ря­е­мы. Связь стран­ных явле­ний с дея­тель­но­стью вне­зем­ных циви­ли­за­ций авто­ра­ми лек­ций про­сто посту­ли­ро­ва­лась, а резуль­та­ты ана­ли­за дан­ных наблю­де­ний или изме­ре­ний, про­во­див­ших­ся на “местах поса­док НЛО”, при бли­жай­шем озна­ком­ле­нии ока­зы­ва­лись, мяг­ко гово­ря, некор­рект­ны­ми. Посколь­ку в это вре­мя во всем мире, в том чис­ле и в СССР, широ­кое раз­ви­тие полу­чи­ло науч­ное направ­ле­ние, свя­зан­ное с воз­мож­но­стью разум­ной жиз­ни во Все­лен­ной, сфор­ми­ро­вать обще­ствен­ное мне­ние о чрез­вы­чай­ной важ­но­сти науч­ных иссле­до­ва­ний НЛО в плане уста­нов­ле­ния кон­так­тов с бра­тья­ми по разу­му не пред­став­ля­лось слиш­ком слож­ной задачей.

Со вре­ме­нем в печа­ти ста­ли появ­лять­ся пуб­ли­ка­ции о наблю­де­ни­ях необыч­ных све­то­вых, опти­че­ских явле­ний в раз­лич­ных реги­о­нах стра­ны. В Ака­де­мии наук СССР, в редак­ци­ях газет и жур­на­лов посте­пен­но нако­пи­лось зна­чи­тель­ное коли­че­ство сооб­ще­ний с опи­са­ни­я­ми раз­но­об­раз­ных стран­ных явле­ний и с прось­бой дать это­му фено­ме­ну науч­ное или про­сто разум­ное и логич­ное объ­яс­не­ние. В Отде­ле­нии общей физи­ки и аст­ро­но­мии АН СССР были выде­ле­ны несколь­ко сотруд­ни­ков во гла­ве с уче­ным сек­ре­та­рем отде­ле­ния В.А. Леш­ков­це­вым для рабо­ты с пись­ма­ми по этой тема­ти­ке. В их зада­чу вхо­ди­ла реги­стра­ция полу­чен­ных сооб­ще­ний, кон­суль­та­ции со спе­ци­а­ли­ста­ми соот­вет­ству­ю­щих науч­ных дис­ци­плин, ана­лиз мате­ри­а­лов и отве­ты авто­рам писем.

Есте­ствен­но, такой при­ми­тив­ный под­ход к орга­ни­за­ции иссле­до­ва­ния про­бле­мы НЛО не мог при­не­сти замет­ных резуль­та­тов. Реше­но было создать рабо­чий кол­лек­тив с при­вле­че­ни­ем уче­ных раз­лич­ных спе­ци­аль­но­стей, нала­дить опе­ра­тив­ный кон­такт меж­ду инсти­ту­та­ми АН СССР, Мин­ву­за, Гос­ком­гид­ро­ме­та и, конеч­но же, Мини­стер­ства обо­ро­ны, посколь­ку такие иссле­до­ва­ния необ­хо­ди­мо было про­во­дить в тес­ном сотруд­ни­че­стве с воен­ны­ми. Фор­маль­ным пово­дом к его созда­нию послу­жи­ло так назы­ва­е­мое Пет­ро­за­вод­ское явле­ние.

20 сен­тяб­ря 1977 г. на исхо­де ночи жите­ли севе­ро-запад­но­го реги­о­на СССР в тече­ние несколь­ких минут наблю­да­ли раз­ви­тие необыч­но­го круп­но­мас­штаб­но­го све­то­во­го явле­ния. Его опи­са­ние, состав­лен­ное со слов оче­вид­цев, появи­лось 23 сен­тяб­ря в газе­те «Изве­стия» в замет­ке «Неопо­знан­ное явле­ние при­ро­ды»: «Жите­ли г. Пет­ро­за­вод­ска яви­лись сви­де­те­ля­ми необыч­но­го явле­ния при­ро­ды. 20 сен­тяб­ря око­ло четы­рех часов утра на тем­ном небе вдруг вспых­ну­ла огром­ная «звез­да», импуль­сив­но посы­лав­шая на зем­лю сно­пы све­та. Эта «звез­да» мед­лен­но дви­га­лась к Пет­ро­за­вод­ску и, рас­пла­став­шись над ним в виде огром­ной «меду­зы», повис­ла, осы­пая город мно­же­ством тон­чай­ших луче­вых струй, кото­рые про­из­во­ди­ли впе­чат­ле­ние про­лив­но­го дождя.

Через неко­то­рое вре­мя луче­вое све­че­ние пре­кра­ти­лось. «Меду­за» обер­ну­лась ярким полу­кру­гом и воз­об­но­ви­ла дви­же­ние в сто­ро­ну Онеж­ско­го озе­ра, гори­зонт кото­ро­го оку­ты­ва­ли серые обла­ка. В этой пелене потом обра­зо­ва­лась круг­лая про­мо­и­на ярко-крас­но­го цве­та в сере­дине и белая по бокам. Все явле­ние, по сви­де­тель­ствам оче­вид­цев, про­дол­жа­лось 10–12 минут.

Дирек­тор Пет­ро­за­вод­ской гид­ро­ме­тео­ро­ло­ги­че­ской обсер­ва­то­рии Ю. Гро­мов ска­зал кор­ре­спон­ден­ту ТАСС, что ана­ло­гов в при­ро­де работ­ни­ки метео­служ­бы Каре­лии не наблюдали…».

Оче­вид­цы это­го кра­соч­но­го явле­ния были весь­ма мно­го­чис­лен­ны и состо­я­ли из пред­ста­ви­те­лей раз­ных про­фес­сий – работ­ни­ки бри­га­ды ско­рой помо­щи, сотруд­ни­ки мили­ции, моря­ки и доке­ры Пет­ро­за­вод­ско­го озер­но­го пор­та, воен­но­слу­жа­щие, пер­со­нал аэро­пор­та и даже аст­ро­ном-люби­тель. Таким обра­зом, сам факт наблю­де­ния жите­ля­ми Пет­ро­за­вод­ска необыч­но­го све­то­во­го явле­ния не вызы­вал сомнений.

Вско­ре выяс­ни­лось, что в это же самое вре­мя ана­ло­гич­ную кар­ти­ну в небе наблю­да­ли в местах, весь­ма уда­лен­ных от Пет­ро­за­вод­ска, напри­мер, в Фин­лян­дии (Садан­кюль) она была зафик­си­ро­ва­на на несколь­ких фото­гра­фи­ях. Оста­вить без вни­ма­ния или попро­сту отмах­нуть­ся от тако­го собы­тия было невоз­мож­но, в свя­зи с чем мест­ные вла­сти обра­ти­лись за объ­яс­не­ни­я­ми в Пре­зи­ди­ум АН СССР. Парал­лель­но с этим в Ака­де­мию наук и в редак­ции газет пошел поток писем от насе­ле­ния с тем же вопро­сом: что же про­изо­шло в ноч­ном небе над Пет­ро­за­вод­ском в ту сен­тябрь­скую ночь? Тот же вопрос был постав­лен в офи­ци­аль­ных обра­ще­ни­ях в адрес пре­зи­ден­та АН СССР, посту­пив­ших из ряда сопре­дель­ных госу­дарств север­ной Евро­пы. Они про­яв­ля­ли обес­по­ко­ен­ность тем, не явля­ют­ся ли наблю­да­е­мые эффек­ты след­стви­ем каких-либо воен­но-тех­ни­че­ских экс­пе­ри­мен­тов, пред­став­ля­ю­щих опас­ность для при­род­ной сре­ды региона.

Под дав­ле­ни­ем пере­чис­лен­ных обсто­я­тельств пре­зи­дент АН СССР ака­де­мик А.П. Алек­сан­дров под­пи­сал пись­мо, адре­со­ван­ное заме­сти­те­лю пред­се­да­те­ля пра­ви­тель­ства и одно­вре­мен­но пред­се­да­те­лю Воен­но-про­мыш­лен­ной комис­сии (ВПК) Л.В. Смир­но­ву с прось­бой рас­смот­реть в сроч­ном поряд­ке воз­мож­ность поста­нов­ки науч­но-иссле­до­ва­тель­ской рабо­ты по ком­плекс­но­му изу­че­нию ано­маль­ных явле­ний, подоб­ных «Пет­ро­за­вод­ско­му», с широ­ким при­вле­че­ни­ем орга­ни­за­ций Мини­стер­ства обо­ро­ны и обо­рон­ных отрас­лей про­мыш­лен­но­сти. В соот­вет­ствии с при­ня­тым в то вре­мя поряд­ком рас­смот­ре­ния подоб­ных вопро­сов, пред­се­да­тель ВПК пору­чил одно­му из сво­их заме­сти­те­лей, воз­глав­ляв­ше­му Науч­но-тех­ни­че­ский совет (НТС) ВПК, ака­де­ми­ку А.Н. Щуки­ну обсу­дить на бли­жай­шем засе­да­нии это­го сове­та обра­ще­ние пре­зи­ден­та АН СССР. Такое засе­да­ние состо­я­лось в октяб­ре 1977 г. в Крем­ле под пред­се­да­тель­ством гене­рал-лей­те­нан­та Б.А. Кия­со­ва, одно­го из заме­сти­те­лей ака­де­ми­ка А.Н. Щукина.

Откры­вая засе­да­ние, Б.А. Кия­сов крат­ко изло­жил содер­жа­ние пись­ма ака­де­ми­ка А.П. Алек­сан­дро­ва в ВПК, суть кото­ро­го укла­ды­ва­лась в одну фра­зу: «Ака­де­мия наук СССР более не может игно­ри­ро­вать, рав­но как и не может объ­яс­нить ано­маль­ные явле­ния, ана­ло­гич­ные тому, что наблю­да­лось в сен­тяб­ре 1977 г. в Пет­ро­за­вод­ске, в свя­зи с чем про­сит орга­ни­зо­вать ком­плекс­ные иссле­до­ва­ния ано­маль­ных явле­ний с под­клю­че­ни­ем к рабо­те орга­ни­за­ций Мини­стер­ства обо­ро­ны и ВПК».

Высту­пив­шие вслед за Б.А. Кия­со­вым чле­ны НТС под­дер­жа­ли пред­ло­же­ние пре­зи­ден­та АН СССР, сооб­щив, что инфор­ма­ция о наблю­де­ни­ях необыч­ных явле­ний посту­па­ет и в орга­ни­за­ции Мини­стер­ства обо­ро­ны от воен­но­слу­жа­щих, при­чем во вре­мя таких собы­тий ино­гда отме­ча­лось нару­ше­ние рабо­ты тех­ни­че­ских средств обес­пе­че­ния войск.

Ито­гом засе­да­ния ста­ло реше­ние НТС реко­мен­до­вать ВПК вклю­чить в госу­дар­ствен­ный план науч­но-иссле­до­ва­тель­ских работ по обо­рон­ной тема­ти­ке на 1978 г. ком­плекс­ную про­бле­му «Иссле­до­ва­ние ано­маль­ных атмо­сфер­ных и кос­ми­че­ских явле­ний, при­чин их воз­ник­но­ве­ния и вли­я­ния на рабо­ту воен­но-тех­ни­че­ских средств и состо­я­ние лич­но­го соста­ва». Реко­мен­да­ция была при­ня­та и при бли­жай­шей кор­рек­ти­ров­ке теку­ще­го пяти­лет­не­го пла­на науч­но-иссле­до­ва­тель­ских работ по обо­рон­ной тема­ти­ке ВПК вклю­чи­ла в него две темы по изу­че­нию ано­маль­ных явле­ний со сро­ком испол­не­ния 1978–1980 гг.:

– «Сет­ка МО» – иссле­до­ва­ние ано­маль­ных атмо­сфер­ных и кос­ми­че­ских явле­ний и их вли­я­ния на функ­ци­о­ни­ро­ва­ние воен­ной тех­ни­ки и состо­я­ние лич­но­го соста­ва (Мини­стер­ство обороны);

– «Сет­ка АН» – иссле­до­ва­ние физи­че­ской при­ро­ды и меха­низ­мов раз­ви­тия ано­маль­ных атмо­сфер­ных и кос­ми­че­ских явле­ний (Ака­де­мия наук).

Таким обра­зом, в 1978 г. в СССР стар­то­ва­ла госу­дар­ствен­ная про­грам­ма изу­че­ния фено­ме­на НЛО, про­дол­жав­ша­я­ся без пере­ры­ва 13 лет вплоть до 1990 г. Сыг­рав­шее столь важ­ную роль в орга­ни­за­ции этой про­грам­мы засе­да­ние Науч­но-тех­ни­че­ско­го сове­та ВПК в октяб­ре 1977 г. было пер­вым и послед­ним меро­при­я­ти­ем, спе­ци­аль­но посвя­щен­ным этой про­бле­ме, со столь высо­ким долж­ност­ным уров­нем участ­ни­ков. Позд­нее еще два­жды, в 1981 и 1986 гг., утвер­жда­лись пяти­лет­ние пла­ны науч­но-иссле­до­ва­тель­ских работ по обо­рон­ной тема­ти­ке, в кото­рые вклю­ча­лась про­бле­ма ано­маль­ных явле­ний. Отме­тим, что после окон­ча­ния про­грам­мы иссле­до­ва­ний при Отде­ле­нии общей физи­ки и аст­ро­но­мии РАН до 1996 г. про­дол­жа­ла дей­ство­вать экс­перт­ная груп­па, в зада­чи кото­рой вхо­дил ана­лиз сооб­ще­ний, посту­пав­ших от оче­вид­цев стран­ных явле­ний. В насто­я­щее вре­мя такие сооб­ще­ния еди­нич­ны, но и они про­хо­дят экс­пер­ти­зу в отделении.

Обра­ща­ем вни­ма­ние на то, что в офи­ци­аль­ных доку­мен­тах было не при­ня­то упо­треб­ле­ние аббре­ви­а­ту­ры НЛО, вме­сто нее исполь­зо­вал­ся тер­мин «ано­маль­ное явле­ние». Дело в том, что сло­во­со­че­та­ние «ано­маль­ное явле­ние» боль­ше соот­вет­ство­ва­ло при­ро­де наблю­да­е­мых эффек­тов, чем «неопо­знан­ный лета­ю­щий объ­ект», и не было свя­за­но с ажи­о­та­жем вокруг «ино­пла­не­тян, посе­ща­ю­щих Зем­лю на лета­ю­щих тарелках».

Для умень­ше­ния обще­ствен­но­го резо­нан­са от лега­ли­за­ции иссле­до­ва­ний при­ро­ды НЛО было реше­но сде­лать их закры­ты­ми. Это обу­слов­ли­ва­лось по край­ней мере тре­мя обстоятельствами:

– фор­маль­ной при­над­леж­но­стью про­грам­мы иссле­до­ва­ний к закры­то­му пла­ну работ по обо­рон­ной тематике;

– пред­по­ла­га­е­мой пер­во­на­чаль­но высо­кой веро­ят­но­стью воен­но-тех­ни­че­ско­го про­ис­хож­де­ния наблю­дав­ших­ся стран­ных явлений;

– воз­мож­но­стью исполь­зо­ва­ния (в слу­чае успеш­но­го реше­ния постав­лен­ных задач) в воен­ных инте­ре­сах неко­то­рых веро­ят­ных свойств НЛО – отсут­ствие радио­ло­ка­ци­он­но­го кон­тра­ста, высо­кая манев­рен­ность и пр.

В свя­зи с закры­тым харак­те­ром работ по этой про­бле­ме их осве­ще­ние в сред­ствах мас­со­вой инфор­ма­ции было весь­ма огра­ни­че­но, а пуб­ли­ка­ции о НЛО было реко­мен­до­ва­но направ­лять на рецен­зи­ро­ва­ние (не путать с цен­зу­рой) в Ака­де­мию наук СССР.

Реше­ни­ем ВПК в стране фак­ти­че­ски было созда­но два цен­тра иссле­до­ва­ний НЛО – в Мини­стер­стве обо­ро­ны и в Ака­де­мии наук СССР. Лини­ей раз­де­ла меж­ду ними слу­жи­ли источ­ни­ки дан­ных. Мини­стер­ство обо­ро­ны изу­ча­ло резуль­та­ты наблю­де­ний, посту­пав­шие из раз­лич­ных родов войск. Ака­де­мия наук – сооб­ще­ния, собран­ные в науч­ных орга­ни­за­ци­ях, служ­бе Гос­ком­гид­ро­ме­та, в редак­ци­ях газет и жур­на­лов и др. Разу­ме­ет­ся, отли­ча­лись и цели рабо­ты. У воен­ных одной из глав­ных было выяс­не­ние воз­мож­но­го вли­я­ния НЛО на функ­ци­о­ни­ро­ва­ние тех­ни­ки и состо­я­ние лич­но­го соста­ва. И если бы такое вли­я­ние было обна­ру­же­но, то пер­во­оче­ред­ной зада­чей ста­но­ви­лось изу­че­ние его меха­низ­ма и опас­ных послед­ствий. Ака­де­мия наук глав­ной целью ста­ви­ла иссле­до­ва­ние физи­че­ской при­ро­ды раз­ви­тия ано­маль­ных явле­ний, то есть моде­ли­ро­ва­ние про­цес­сов воз­ник­но­ве­ния, визу­аль­но­го про­яв­ле­ния и исчез­но­ве­ния эффек­тов, их свя­зи с физи­че­ски­ми усло­ви­я­ми в окру­жа­ю­щей сре­де и воз­мож­ным антро­по­ген­ным воз­дей­стви­ем на при­ро­ду. Ясно, что эти направ­ле­ния частич­но пере­се­ка­лись и допол­ня­ли друг дру­га, и толь­ко сов­мест­ные уси­лия мог­ли при­ве­сти к быст­ро­му и кор­рект­но­му реше­нию постав­лен­ных задач.

Голов­ным испол­ни­те­лем воен­но­го раз­де­ла про­грам­мы иссле­до­ва­ний НЛО был опре­де­лен один из под­мос­ков­ных цен­траль­ных воен­ных науч­но-иссле­до­ва­тель­ских инсти­ту­тов, а его началь­ник – круп­ный спе­ци­а­лист в обла­сти воз­дей­ствия ради­а­ции и дру­гих пора­жа­ю­щих фак­то­ров на воен­ную тех­ни­ку В.П. Бала­шов – назна­чен науч­ным руководителем.

В голов­ном инсти­ту­те Мини­стер­ства обо­ро­ны была созда­на груп­па из воен­ных и граж­дан­ских спе­ци­а­ли­стов, насчи­ты­вав­шая в раз­ные годы от четы­рех до пяти чело­век, кото­рая, по сути дела, и выпол­ни­ла основ­ной объ­ем работ по сбо­ру сооб­ще­ний о наблю­де­ни­ях НЛО, их обра­бот­ке и ана­ли­зу, под­го­тов­ке отчет­ных доку­мен­тов. Есте­ствен­но, в состав испол­ни­те­лей темы были вклю­че­ны и дру­гие науч­но-иссле­до­ва­тель­ские орга­ни­за­ции раз­лич­ных родов воору­жен­ных сил, науч­ные учре­жде­ния обо­рон­но-про­мыш­лен­ной отрас­ли общим чис­лом око­ло 15. Состав испол­ни­те­лей фор­ми­ро­вал­ся без при­нуж­де­ния на доб­ро­воль­ной осно­ве, уча­стие этих орга­ни­за­ций в кон­крет­ных рабо­тах по иден­ти­фи­ка­ции ано­маль­ных явле­ний было так­же доб­ро­воль­ным и, как пра­ви­ло, весь­ма ограниченным.

Руко­во­ди­те­лем «ака­де­ми­че­ско­го» направ­ле­ния иссле­до­ва­ний НЛО был назна­чен ака­де­мик В.В. Мигу­лин – круп­ней­ший спе­ци­а­лист в обла­сти тео­рии коле­ба­ний, рас­про­стра­не­ния радио­волн и радио­ло­ка­ции, дирек­тор Инсти­ту­та зем­но­го маг­не­тиз­ма, ионо­сфе­ры и рас­про­стра­не­ния радио­волн АН СССР, кото­рый был опре­де­лен голов­ной орга­ни­за­ци­ей. Как и в Мини­стер­стве обо­ро­ны, для непо­сред­ствен­ной рабо­ты по теме была сфор­ми­ро­ва­на рабо­чая груп­па из четы­рех-пяти чело­век (руко­во­ди­тель Ю.В. Платов).

В состав орга­ни­за­ций-испол­ни­те­лей вошли ака­де­ми­че­ские инсти­ту­ты, учре­жде­ния Гос­ком­гид­ро­ме­та и выс­шей шко­лы. Их уча­стие варьи­ро­ва­лось от сбо­ра сооб­ще­ний о наблю­де­ни­ях НЛО до ана­ли­за мате­ри­а­ла и раз­ра­бот­ки физи­че­ских моде­лей раз­лич­ных клас­сов ано­маль­ных явле­ний. Бюд­жет­ные рас­хо­ды на про­грам­му иссле­до­ва­ний скла­ды­ва­лись из зар­пла­ты заня­тых в ней спе­ци­а­ли­стов и затрат на коман­ди­ров­ки. День­ги выде­ля­лись из бюд­же­та орга­ни­за­ций-испол­ни­те­лей, ника­ко­го целе­во­го финан­си­ро­ва­ния иссле­до­ва­ний не предусматривалось.

Сто­ит отме­тить, что про­грам­ма иссле­до­ва­ний ано­маль­ных явле­ний была одной из самых недо­ро­гих, если не самой деше­вой, сре­ди науч­но-иссле­до­ва­тель­ских работ по обо­рон­ной тема­ти­ке. Недо­ста­ток средств не поз­во­лял про­ве­сти раз­ра­бот­ку или при­об­ре­сти допол­ни­тель­ное спе­ци­а­ли­зи­ро­ван­ное обо­ру­до­ва­ние, поста­вить спе­ци­аль­ные экс­пе­ри­мен­ты, в резуль­та­те часть запла­ни­ро­ван­ных иссле­до­ва­ний, в том чис­ле по обра­зо­ва­нию круп­но­мас­штаб­ных плаз­мен­ных струк­тур в атмо­сфе­ре, не была осу­ществ­ле­на. Недо­ста­ток средств повли­ял на мето­ди­ку иссле­до­ва­ний, кото­рая, по суще­ству, све­лась к ана­ли­зу собран­но­го мате­ри­а­ла и раз­ра­бот­ке физи­че­ских моде­лей наблю­дав­ших­ся явле­ний. Лишь в отдель­ных, наи­бо­лее инте­рес­ных слу­ча­ях были орга­ни­зо­ва­ны выез­ды спе­ци­а­ли­стов на места наблю­де­ний НЛО и целе­на­прав­лен­ные наблю­де­ния, свя­зан­ные с про­ве­де­ни­ем тех­ни­че­ских экспериментов.

Про­грам­ма иссле­до­ва­ний стро­и­лась на трех основ­ных прин­ци­пах. В соот­вет­ствии с ними ано­маль­ные явле­ния при­зна­ва­лись реаль­ным объ­ек­тив­ным фак­то­ром, иссле­до­ва­те­ли отка­зы­ва­лись от апри­ор­ных реше­ний и ори­ен­ти­ро­ва­лись на дли­тель­ное и глу­бо­кое иссле­до­ва­ние про­бле­мы. Несмот­ря на то, что в нача­ле рабо­ты мы ста­ра­лись избе­жать пред­взя­то­го отно­ше­ния к какой-либо гипо­те­зе о при­ро­де НЛО, тео­ре­ти­че­ски воз­мож­ные вер­сии их про­ис­хож­де­ния все же име­ли неко­то­рый при­о­ри­тет­ный характер:

– НЛО – про­дукт чело­ве­че­ской дея­тель­но­сти, то есть ано­маль­ные явле­ния име­ют антро­по­ген­ное происхождение;

–  НЛО – про­дукт есте­ствен­ных про­цес­сов, про­ис­хо­дя­щих на Зем­ле, в зем­ной атмо­сфе­ре и бли­жай­шем кос­мо­се, то есть ано­маль­ные явле­ния име­ют при­род­ное происхождение;

–  НЛО – про­яв­ле­ние дея­тель­но­сти вне­зем­ных цивилизаций.

Послед­няя вер­сия, хотя и самая интри­гу­ю­щая, осо­бо­го энту­зи­аз­ма не вызы­ва­ла, одна­ко пол­но­стью исклю­чить ее из рас­смот­ре­ния было бы некорректно.

Клю­че­вую роль в орга­ни­за­ции и выпол­не­нии воен­но­го раз­де­ла про­грам­мы сыг­рал доку­мент, под­го­тов­лен­ный голов­ным испол­ни­те­лем Мини­стер­ства обо­ро­ны и утвер­жден­ный началь­ни­ком Гене­раль­но­го шта­ба Воору­жен­ных сил СССР в янва­ре 1980 г. Этот доку­мент, дове­ден­ный до всех вой­ско­вых частей в фор­ме дирек­ти­вы Ген­шта­ба, содер­жал ука­за­ния по всем основ­ным вопро­сам реа­ли­за­ции про­грам­мы иссле­до­ва­ния НЛО. Он определил:

– один из цен­траль­ных воен­но-иссле­до­ва­тель­ских инсти­ту­тов Мини­стер­ства обо­ро­ны в каче­стве голов­но­го испол­ни­те­ля про­грам­мы, воз­ло­жив на него функ­ции цен­тра сбо­ра, обра­бот­ки и ана­ли­за всей инфор­ма­ции о НЛО, полу­чен­ной в войсках;

– воен­ные науч­но-иссле­до­ва­тель­ские инсти­ту­ты, ответ­ствен­ные за выпол­не­ние про­грам­мы в каж­дом из пяти видов войск, и поря­док их вза­и­мо­дей­ствия с цен­траль­ным науч­но-иссле­до­ва­тель­ским инсти­ту­том, ответ­ствен­ным за про­грам­му в целом;

– поря­док полу­че­ния голов­ным испол­ни­те­лем про­грам­мы инфор­ма­ции от видов воору­жен­ных сил, необ­хо­ди­мой для иден­ти­фи­ка­ции НЛО, в первую оче­редь дан­ных о про­во­ди­мых в вой­сках пус­ках ракет­но-кос­ми­че­ской техники;

– пра­ви­ла доку­мен­ти­ро­ва­ния фак­та обна­ру­же­ния НЛО в вой­сках, поря­док пред­став­ле­ния сооб­ще­ний в зави­си­мо­сти от сроч­но­сти и важ­но­сти содер­жа­щей­ся в них информации.

Эта дирек­ти­ва фак­ти­че­ски поз­во­ля­ла испол­ни­те­лям про­грам­мы по иссле­до­ва­нию ано­маль­ных явле­ний исполь­зо­вать огром­ный наблю­да­тель­ный потен­ци­ал Совет­ской Армии. Каж­дый воен­но­слу­жа­щий, где бы он ни нахо­дил­ся, сам того не ведая, ста­но­вил­ся одним из потен­ци­аль­ных испол­ни­те­лей про­грам­мы, так как в слу­чае наблю­де­ния како­го-либо непо­нят­но­го, необыч­но­го, неор­ди­нар­но­го явле­ния он дол­жен был доло­жить о сво­их наблю­де­ни­ях в пись­мен­ном виде по уста­нов­лен­ной фор­ме и пере­дать эти мате­ри­а­лы началь­ству. Мож­но ска­зать, что ука­зан­ной дирек­ти­вой армия была постав­ле­на на 13 лет в режим мас­со­во­го дежур­но­го наблю­де­ния за ано­маль­ны­ми явле­ни­я­ми в местах дис­ло­ка­ции вой­ско­вых частей, то есть прак­ти­че­ски на всей тер­ри­то­рии СССР, а это как-никак состав­ля­ло при­мер­но 1/6 часть зем­ной суши. Вряд ли когда-либо и кто-либо орга­ни­зо­вы­вал столь мас­штаб­ное иссле­до­ва­ние, при­чем прак­ти­че­ски без финан­со­вых вложений.

Для пере­да­чи инфор­ма­ции о наблю­де­ни­ях НЛО было преду­смот­ре­но два кана­ла. Пер­вый, рутин­ный, исполь­зо­вал­ся, когда наблю­дав­ши­е­ся явле­ния не при­во­ди­ли к нару­ше­ни­ям жиз­не­де­я­тель­но­сти вой­ско­вой части. Если же на фоне раз­ви­тия ано­маль­ных явле­ний в месте наблю­де­ния про­ис­хо­ди­ло нечто экс­тра­ор­ди­нар­ное, напри­мер отка­зы в рабо­те тех­ни­ки, инфор­ма­ция о таких собы­ти­ях направ­ля­лась голов­но­му испол­ни­те­лю сроч­ным поряд­ком, минуя все про­ме­жу­точ­ные этапы.

Ана­ло­гич­ный сбор наблю­да­тель­но­го мате­ри­а­ла, прав­да, не в таких гран­ди­оз­ных мас­шта­бах, был орга­ни­зо­ван и в учре­жде­ни­ях, замкну­тых в рам­ках про­грам­мы на Ака­де­мию наук, преж­де все­го на стан­ци­ях Гос­ком­гид­ро­ме­та (голов­ная орга­ни­за­ция – Инсти­тут при­клад­ной гео­фи­зи­ки). Основ­ной упор в рабо­те «ака­де­ми­че­ских» орга­ни­за­ций все-таки делал­ся на ана­лиз усло­вий наблю­де­ния ано­маль­ных явле­ний и физи­че­ских меха­низ­мов их раз­ви­тия. К этой рабо­те были при­вле­че­ны спе­ци­а­ли­сты по физи­ке атмо­сфе­ры и физи­ке плаз­мы, гео­фи­зи­ки, гео­хи­ми­ки, мате­ма­ти­ки и пр. В резуль­та­те были созда­ны все пред­по­сыл­ки для сбо­ра доста­точ­но пол­ной инфор­ма­ции о наблю­де­ни­ях все­воз­мож­ных ано­маль­ных явле­ний, ее объ­ек­тив­но­го ана­ли­за и постро­е­ния адек­ват­ных моделей.

В ходе выпол­не­ния про­грам­мы за 13 лет полу­че­но око­ло 3 тыс. сооб­ще­ний о наблю­де­ни­ях необыч­ных явле­ний. Прак­ти­че­ски все они про­ана­ли­зи­ро­ва­ны и иден­ти­фи­ци­ро­ва­ны. Боль­шая их часть отно­сит­ся к раз­ря­ду мас­со­вых наблю­де­ний, когда одно и то же явле­ние было опи­са­но мно­ги­ми неза­ви­си­мы­ми оче­вид­ца­ми. Гово­рить о мас­со­вом наблю­де­нии мож­но, когда име­ет­ся 7–10 сооб­ще­ний об одном и том же эпи­зо­де. В отдель­ных, наи­бо­лее мас­штаб­ных эпи­зо­дах, обу­слов­лен­ных погод­ны­ми усло­ви­я­ми, вре­ме­нем раз­ви­тия явле­ния и мно­ги­ми дру­ги­ми при­чи­на­ми, коли­че­ство опи­са­ний дости­га­ло 50 и более. Таким обра­зом, за вре­мя выпол­не­ния про­ек­та в целом было заре­ги­стри­ро­ва­но немно­гим более 300 собы­тий, ква­ли­фи­ци­ро­ван­ных как явле­ния неор­ди­нар­ные или ано­маль­ные. Отно­си­тель­но неболь­шое чис­ло явле­ний, заре­ги­стри­ро­ван­ных как ано­маль­ные, веро­ят­нее все­го объ­яс­ня­ет­ся тем, что по мере сбо­ра сооб­ще­ний на местах наблю­де­ний они про­хо­ди­ли доста­точ­но ква­ли­фи­ци­ро­ван­ную про­вер­ку и мно­гие сра­зу же отбраковывались.

Инте­рес­но, что из вой­ско­вых частей, обслу­жи­ва­ю­щих испы­та­тель­ные поли­го­ны или рас­по­ло­жен­ные от них в непо­сред­ствен­ной бли­зо­сти, сооб­ще­ний о наблю­де­ни­ях НЛО прак­ти­че­ски не посту­па­ло. Оче­вид­но, это обсто­я­тель­ство свя­за­но с тем, что эффек­ты, сопро­вож­да­ю­щие про­ве­де­ние воен­но-тех­ни­че­ских испы­та­ний и экс­пе­ри­мен­тов, хоро­шо извест­ны спе­ци­а­ли­стам, но вызы­ва­ют недо­уме­ние и вос­при­ни­ма­ют­ся как ано­ма­лии людь­ми, не све­ду­щи­ми в этих направ­ле­ни­ях чело­ве­че­ской деятельности.

Прак­ти­че­ски все мас­со­вые ноч­ные наблю­де­ния НЛО одно­знач­но иден­ти­фи­ци­ро­ва­лись как эффек­ты, сопро­вож­да­ю­щие запус­ки ракет­но-кос­ми­че­ской или испы­та­ния авиа­ци­он­но-кос­ми­че­ской тех­ни­ки. Такая иден­ти­фи­ка­ция вклю­ча­ла в себя уста­нов­ле­ние вре­мен­но­го сов­па­де­ния наблю­де­ния необыч­ных эффек­тов с про­ве­де­ни­ем соот­вет­ству­ю­щих испы­та­ний, про­стран­ствен­ной кор­ре­ля­ции воз­мож­но­го места раз­ви­тия явле­ний с рай­о­ном функ­ци­о­ни­ро­ва­ния тех­ни­че­ских систем и соот­вет­стви­ем наблю­да­ю­щих­ся явле­ний режи­мам рабо­ты тех­ни­че­ских устройств. Сле­ду­ет отме­тить, что при запус­ках ракет­но-кос­ми­че­ской тех­ни­ки сопут­ству­ю­щие эффек­ты могут быть вид­ны на зна­чи­тель­ном уда­ле­нии (тыся­чи кило­мет­ров) от места стар­та, что свя­за­но с раз­лич­ны­ми режи­ма­ми рабо­ты ракет­ных дви­га­те­лей и вклю­че­ни­ем дви­га­тель­ных уста­но­вок кос­ми­че­ских аппа­ра­тов для кор­рек­ции орбиты.

Основ­ной меха­низм раз­ви­тия это­го клас­са явле­ний состо­ит в рас­се­я­нии сол­неч­но­го све­та на газо-пыле­вом обла­ке, обра­зо­ван­ном про­дук­та­ми сго­ра­ния топ­ли­ва. Наи­бо­лее бла­го­при­ят­ные усло­вия для наблю­де­ния таких эффек­тов насту­па­ют в сумер­ки, когда трас­са раке­ты про­хо­дит в обла­сти, осве­щен­ной Солн­цем, а наблю­да­тель нахо­дит­ся на «ноч­ной» сто­роне Зем­ли. В зави­си­мо­сти от высо­ты поле­та раке­ты, устрой­ства дви­га­те­лей, ком­по­нен­тов топ­ли­ва и пр., кон­фи­гу­ра­ция газо-пыле­во­го сле­да раке­ты и его раз­ме­ры могут менять­ся в широ­ких пре­де­лах. Доста­точ­но ска­зать, что в неко­то­рых слу­ча­ях харак­тер­ный попе­реч­ный раз­мер ракет­но­го «сле­да» может дости­гать мно­гих сотен кило­мет­ров. Неуди­ви­тель­но, что необыч­ность наблю­да­е­мой кар­ти­ны, воз­мож­ность видеть явле­ние на огром­ной тер­ри­то­рии, посколь­ку оно раз­ви­ва­ет­ся на высо­тах более 100 км, отсут­ствие зву­ко­вых эффек­тов и др., вызы­ва­ют недо­уме­ние у непод­го­тов­лен­но­го наблюдателя.

Из наи­бо­лее инте­рес­ных ракет­ных эффек­тов отме­тим преж­де все­го уже упо­ми­нав­ше­е­ся зна­ме­ни­тое Пет­ро­за­вод­ское явле­ние, обу­слов­лен­ное запус­ком искус­ствен­но­го спут­ни­ка Зем­ли «Кос­мос-955» с кос­мо­дро­ма Плесецк.

Ряд допол­ни­тель­ных эффек­тов, сопут­ство­вав­ших Пет­ро­за­вод­ско­му явле­нию, был свя­зан с неудач­ным испы­та­тель­ным пус­ком бал­ли­сти­че­ской раке­ты, кото­рый про­во­дил­ся в том же реги­оне прак­ти­че­ски в то же самое время.

Мас­со­вое наблю­де­ние дири­жаб­ле­об­раз­но­го объ­ек­та в ночь с 14 на 15 июня 1980 г. на огром­ной тер­ри­то­рии Евро­пей­ской части Рос­сии было вызва­но запус­ком с кос­мо­дро­ма Пле­сецк ИСЗ «Кос­мос-1188». Спу­стя при­мер­но час тот же спут­ник «насле­дил» в дру­гом реги­оне зем­но­го шара – над Южной Аме­ри­кой. В Рос­сии наблю­да­ли газо-пыле­вой след, остав­лен­ный мар­ше­вым дви­га­те­лем раке­ты-носи­те­ля, а в Южной Аме­ри­ке – обла­ко, свя­зан­ное с рабо­той дви­га­те­ля раз­гон­но­го бло­ка раке­ты-носи­те­ля при выво­де спут­ни­ка на рабо­чую орби­ту. Подоб­ные явле­ния наблю­да­лись 15 мая 1981 г.- запуск ИСЗ «Метеор‑2», 28 авгу­ста 1982 г. – запуск «Молнии‑1», 3 июля 1984 г. – запуск «Кос­мо­са-1581» и др. В ряде слу­ча­ев ано­маль­ные явле­ния наблю­да­лись при запус­ках не спут­ни­ков, а бал­ли­сти­че­ских ракет как назем­но­го, так и мор­ско­го бази­ро­ва­ния. Кста­ти, такие явле­ния доволь­но регу­ляр­но отме­ча­лись на Канар­ских ост­ро­вах и сопро­вож­да­ли испы­та­тель­ные пус­ки ракет с аме­ри­кан­ских под­вод­ных лодок.

Вто­рой по зна­чи­мо­сти класс явле­ний, вос­при­ни­ма­е­мых оче­вид­ца­ми как НЛО, пол­но­стью соот­вет­ству­ет тер­ми­ну «лета­ю­щий объ­ект». Прав­да, тут сле­ду­ет сде­лать неболь­шое заме­ча­ние: объ­ек­ты не столь­ко лета­ю­щие, сколь­ко «пла­ва­ю­щие» или «дрей­фу­ю­щие» в атмо­сфе­ре. К это­му клас­су явле­ний отно­сят­ся эффек­ты, свя­зан­ные с запус­ка­ми баллонов.

Для иссле­до­ва­ния состо­я­ния раз­лич­ных сло­ев атмо­сфе­ры и про­ве­де­ния регу­ляр­ных метео­ро­ло­ги­че­ских наблю­де­ний во всем мире широ­ко исполь­зу­ют­ся шары-зон­ды – рези­но­вая обо­лоч­ка диа­мет­ром на зем­ле око­ло 2 м, к кото­рой под­ве­ше­ны изме­ри­тель­ные при­бо­ры. Шары-зон­ды могут под­ни­мать­ся до высо­ты око­ло 30 км, где их диа­метр уве­ли­чи­ва­ет­ся почти до 10 м. Запус­ки их про­из­во­дят­ся регу­ляр­но, даль­ность поле­та обыч­но не пре­вы­ша­ет 10–15 км от метео­стан­ции, поэто­му, как пра­ви­ло, их наблю­де­ние не вызы­ва­ет недо­уме­ния. Одна­ко ино­гда про­ис­хо­дят уди­ви­тель­ные вещи.

3 июня 1982 г. на команд­ный пункт ПВО стра­ны из пол­ка, дис­ло­ци­ро­ван­но­го неда­ле­ко от Читы в Забай­ка­лье, посту­пи­ло сроч­ное доне­се­ние о том, что пат­ру­ли­ру­ю­щий гра­ни­цу с Кита­ем само­лет обна­ру­жил на высо­те око­ло 17 км необыч­ный объ­ект шаро­об­раз­ной фор­мы, при­го­то­вил­ся к его ата­ке, во вре­мя кото­рой объ­ект неожи­дан­но исчез. В доне­се­нии спе­ци­аль­но ого­ва­ри­ва­лось, что обна­ру­жен­ный шаро­об­раз­ный объ­ект не может быть метео­ро­ло­ги­че­ским шаром-зон­дом, посколь­ку метео­зон­ды, хоро­шо извест­ные лич­но­му соста­ву, мень­ше по раз­ме­рам, чем наблю­дав­ший­ся объ­ект, и нико­гда не под­ни­ма­ют­ся до таких высот. Посколь­ку на зем­ле в рай­оне встре­чи само­ле­та с шаром ника­ких жилых объ­ек­тов, кро­ме погран­за­ста­вы и метео­стан­ции, не было, реши­ли начать про­вер­ку имен­но с метео­стан­ции. Из теле­фон­но­го раз­го­во­ра с ее началь­ни­ком выяс­ни­лось, что, во-пер­вых, вре­мя запус­ка шара-зон­да с этой метео­стан­ции прак­ти­че­ски сов­па­да­ет с вре­ме­нем встре­чи само­ле­та ПВО с неиз­вест­ным объ­ек­том; во-вто­рых, обо­лоч­ка запу­щен­но­го шара ока­за­лась на ред­кость проч­ной и он под­нял­ся на несколь­ко кило­мет­ров выше, чем обыч­но. Послед­няя зафик­си­ро­ван­ная по дан­ным теле­мет­рии высо­та шара состав­ля­ла 16 км.

Ана­ло­гич­ный слу­чай про­изо­шел в авиа­ци­он­ном пол­ку ПВО, дис­ло­ци­ро­ван­ном на Чукот­ском полу­ост­ро­ве, 13 сен­тяб­ря 1982 г. Опять встре­ча само­ле­та с неиз­вест­ным шаро­об­раз­ным объ­ек­том на боль­шой высо­те в рай­оне бух­ты Ана­ды­ря и неожи­дан­ная поте­ря объ­ек­та. Отли­чие от преды­ду­ще­го слу­чая состо­я­ло в том, что метео­ро­ло­ги не зна­ли, какой высо­ты достиг запу­щен­ный ими метео­зонд, так как теле­мет­рия отка­за­ла в самом нача­ле поле­та. Вполне воз­мож­но, что оба эти шара были из одной пар­тии с более проч­ной, чем обыч­но, обо­лоч­кой. Судя по этим эпи­зо­дам, даже опыт­ные пило­ты не застра­хо­ва­ны от оши­бок в оцен­ке раз­ме­ров наблю­да­е­мых объ­ек­тов, рас­сто­я­ний до них и их иден­ти­фи­ка­ции с кон­крет­ны­ми явлениями.

Для науч­ных иссле­до­ва­ний в верх­них сло­ях атмо­сфе­ры при­ме­ня­ют­ся не шары-зон­ды, а бал­ло­ны, кото­рые могут дли­тель­ное вре­мя дрей­фо­вать на высо­тах более 40 км. Рекорд дли­тель­но­сти поле­та, уста­нов­лен­ный в 1970 г., пре­вы­ша­ет четы­ре года, в тече­ние кото­рых аэро­стат совер­шил более ста кру­го­свет­ных путе­ше­ствий на высо­те око­ло 35 км.

Кро­ме бал­ло­нов клас­си­че­ской сфе­ри­че­ской, вер­нее, кап­леоб­раз­ной фор­мы, исполь­зу­ют­ся бал­ло­ны, име­ю­щие, напри­мер, вид тет­ра­эд­ра – пра­виль­ной пира­ми­ды. В 1977 г. наблю­де­ние поле­та тако­го бал­ло­на во вре­мя кино­съе­мок в При­бал­ти­ке вызва­ло фор­мен­ную пани­ку сре­ди оче­вид­цев. В ряде слу­ча­ев при­ме­ня­ют­ся обо­лоч­ки цилин­дри­че­ской фор­мы или двой­ные, при­об­ре­та­ю­щие на боль­шой высо­те вид “кук­лы”. Объ­ем тет­ра­эд­раль­ных бал­ло­нов может дости­гать 150 тыс. м2 что соот­вет­ству­ет харак­тер­но­му раз­ме­ру око­ло 110 м. Еще более вну­ши­тель­ны сфе­ри­че­ские бал­ло­ны, объ­ем кото­рых до 500 тыс. м2, а диа­метр до 150 м. Лег­ко убе­дить­ся, что даже бал­лон сред­них раз­ме­ров при наблю­де­нии с рас­сто­я­ния око­ло 100 км виден как объ­ект раз­ме­ром око­ло 2 угло­вых минут (при­мер­но 1/15 диа­мет­ра пол­ной Луны). Доля сооб­ще­ний о наблю­де­нии таких НЛО мень­ше, чем эффек­тов, сопро­вож­да­ю­щих запус­ки ракет, и состав­ля­ет 10–12%.

За 13 лет выпол­не­ния госу­дар­ствен­ной про­грам­мы иссле­до­ва­ний ано­маль­ных явле­ний все­го несколь­ко раз при­шлось при­бе­гать к сроч­но­му рас­сле­до­ва­нию обсто­я­тельств, свя­зан­ных с наблю­де­ни­я­ми НЛО и с их веро­ят­ным вме­ша­тель­ством в дея­тель­ность вой­ско­вых частей. Во всех слу­ча­ях сооб­ще­ния о наблю­де­нии НЛО посту­па­ли к голов­но­му испол­ни­те­лю не обыч­ной фельдъ­егер­ской поч­той, а поряд­ком, преду­смот­рен­ным табе­лем сроч­ных доне­се­ний, то есть немед­лен­но и с докла­дом выс­ше­му воен­но­му руко­вод­ству. В рас­сле­до­ва­нии таких собы­тий при­шлось при­ни­мать уча­стие и авто­рам этой статьи.

Пер­вый эпи­зод про­изо­шел 5 октяб­ря 1983 г. в рас­по­ло­же­нии одной из диви­зий ракет­ных войск стра­те­ги­че­ско­го назна­че­ния, дис­ло­ци­ро­ван­ной в рай­оне г. Хмель­ниц­кий на Укра­ине. В тот день с 18 до 22 часов мно­гие воен­но­слу­жа­щие диви­зии и чле­ны их семей (до 50 чело­век) ста­ли сви­де­те­ля­ми необыч­но­го для них кра­соч­но­го све­то­во­го явле­ния. В север­ном направ­ле­нии доста­точ­но высо­ко над лини­ей гори­зон­та появ­ля­лись на несколь­ко минут, исче­за­ли и сно­ва появ­ля­лись похо­жие по фор­ме на дири­жабль яркие све­тя­щи­е­ся объ­ек­ты. Неко­то­рые оче­вид­цы утвер­жда­ли, что виде­ли на этих объ­ек­тах тем­ные, похо­жие на окна пят­на, из кото­рых ино­гда про­тя­ги­ва­лись к зем­ле дуго­об­раз­ные, свет­лые струи. Опи­сан­ное собы­тие, хотя и было доста­точ­но впе­чат­ля­ю­щим, не ста­ло бы пред­ме­том сроч­но­го докла­да в Моск­ву, если бы не одно сопут­ству­ю­щее обсто­я­тель­ство. Во вре­мя наблю­де­ния это­го явле­ния на пуль­те управ­ле­ния команд­но­го пунк­та диви­зии заго­рел­ся кон­троль­ный транс­па­рант, сви­де­тель­ству­ю­щий о неис­прав­но­сти в систе­ме запус­ка ракет.

Спу­стя несколь­ко десят­ков секунд транс­па­рант так же само­про­из­воль­но погас, одна­ко сомне­ния в исправ­но­сти аппа­ра­ту­ры у бое­во­го рас­че­та оста­лись. В такой обста­нов­ке коман­дир диви­зии при­нял реше­ние сроч­но доло­жить о крат­ко­вре­мен­ной неис­прав­но­сти аппа­ра­ту­ры команд­но­го пунк­та диви­зии в Гене­раль­ный штаб, свя­зав неис­прав­ность с появ­ле­ни­ем в небе над рас­по­ло­же­ни­ем части необыч­ных све­тя­щих­ся объектов.

Началь­ник Гене­раль­но­го шта­ба, озна­ко­мив­шись с доне­се­ни­ем, при­ка­зал сроч­но напра­вить на место про­ис­ше­ствия спе­ци­аль­ную комис­сию, вклю­чив в ее состав спе­ци­а­ли­стов, зани­ма­ю­щих­ся иссле­до­ва­ни­ем ано­маль­ных явле­ний. Комис­сия нача­ла рабо­тать утром 6 октяб­ря и уже через два часа выяс­ни­ла, что же виде­ли ракет­чи­ки нака­нуне вече­ром. Опрос оче­вид­цев помог опре­де­лить направ­ле­ние (прак­ти­че­ски на север от рас­по­ло­же­ния части), в кото­ром наблю­да­лось стран­ное явле­ние. Пер­вым серьез­ным потен­ци­аль­ным источ­ни­ком НЛО на этом направ­ле­нии ока­зал­ся авиа­ци­он­ный поли­гон 26‑й воз­душ­ной армии в бело­рус­ском Поле­сье, при­мер­но в 400 км от места наблюдения.

Запрос на команд­ный пункт ВВС поз­во­лил уста­но­вить, что на этом поли­гоне в то вре­мя, когда наблю­да­лись ано­маль­ные све­то­вые явле­ния, выпол­ня­лись упраж­не­ния по поста­нов­ке осве­ти­тель­ных авиа­ци­он­ных бомб с после­ду­ю­щим бом­бо­ме­та­ни­ем обыч­ны­ми бом­ба­ми с исполь­зо­ва­ни­ем опти­че­ских при­це­лов. Осве­ти­тель­ные бом­бы сбра­сы­ва­лись с само­ле­тов на высо­те око­ло 10 км, после чего они опус­ка­лись на пара­шю­тах, обес­пе­чи­вая доста­точ­ную осве­щен­ность боль­шой тер­ри­то­рии в тече­ние 5–7 минут. Имен­но эти све­то­вые эффек­ты в ноч­ном небе над бело­рус­ским авиа­ци­он­ным поли­го­ном и наблю­да­ли воен­но­слу­жа­щие ракет­ной части, уда­лен­ной на 400 км к югу.

Отра­бот­ка дей­ствий по поста­нов­ке осве­ти­тель­ных авиа­ци­он­ных бомб на бело­рус­ском поли­гоне про­из­во­ди­лась еже­год­но по несколь­ку раз как в преды­ду­щие годы, так и впо­след­ствии, но толь­ко 5 октяб­ря 1982 г. эти эффек­ты смог­ли наблю­дать на боль­шом уда­ле­нии от поли­го­на. Линия гори­зон­та для наблю­да­те­лей про­хо­ди­ла над поли­го­ном на высо­те свы­ше 12 км, так что вся тра­ек­то­рия дви­же­ния осве­ти­тель­ных авиа­ци­он­ных бомб и свя­зан­ные с ними све­то­вые явле­ния про­ис­хо­ди­ли “под гори­зон­том”. Это обсто­я­тель­ство сви­де­тель­ству­ет, что при опре­де­лен­ных, веро­ят­но, очень ред­ких усло­ви­ях в атмо­сфе­ре воз­мож­но раз­ви­тие эффек­тов сверх­ре­фрак­ции. Оста­ет­ся доба­вить, что неис­прав­ность в аппа­ра­ту­ре команд­но­го пунк­та ника­ко­го отно­ше­ния к наблю­дав­шим­ся явле­ни­ям не име­ла, кро­ме того, что совер­шен­но слу­чай­но сов­па­ла с ними по вре­ме­ни. Одна­ко имен­но сов­па­де­ние и послу­жи­ло основ­ной при­чи­ной сроч­но­го рас­сле­до­ва­ния это­го события.

Дру­гой эпи­зод услов­но объ­еди­ня­ет ряд ава­рий с само­ле­та­ми, бази­ро­вав­ши­ми­ся на аэро­дро­мах Бори­со­глеб­ско­го авиа­уз­ла (Воро­неж­ская область) в 1984–1987 гг. Сре­ди обсто­я­тельств, свя­зан­ных с эти­ми ава­ри­я­ми, выде­ля­лось одно – при­сут­ствие в ряде слу­ча­ев в зонах ава­рий­ных поле­тов неиз­вест­но­го объ­ек­та, отме­ча­е­мо­го на экра­нах аэро­дром­ных радио­ло­ка­ци­он­ных стан­ций и визу­аль­но наблю­да­е­мых неко­то­ры­ми пило­та­ми из кабин сво­их само­ле­тов. Началь­ник Бори­со­глеб­ско­го воен­но­го лет­но­го учи­ли­ща, боль­ше всех постра­дав­ше­го от ава­рий само­ле­тов, попро­сил вклю­чить спе­ци­а­ли­стов, зна­ко­мых с про­бле­мой НЛО, в состав комис­сий по рас­сле­до­ва­нию при­чин ава­рий. Посколь­ку до сих пор нет еди­но­го мне­ния о том, какую роль в ава­ри­ях сыг­ра­ли зага­доч­ные объ­ек­ты, наблю­дав­ши­е­ся в зоне поле­тов, будем счи­тать эти собы­тия не идентифицированными.

Выше мы при­ве­ли две при­чи­ны появ­ле­ния НЛО – поле­ты высот­ных бал­ло­нов и пус­ки ракет. Эти эффек­ты объ­яс­ня­ют боль­шую часть наблю­да­е­мых ано­маль­ных явле­ний (более 90%). Вне вся­ко­го сомне­ния, что пред­ло­жен­ные моде­ли не един­ствен­но воз­мож­ные, и мы дале­ки от наме­ре­ния ста­вить знак равен­ства меж­ду схе­мой раз­ви­тия боль­шин­ства наблю­да­ю­щих­ся стран­ных явле­ний и все­ми воз­мож­ны­ми меха­низ­ма­ми. Для постро­е­ния доста­точ­но пол­ной кар­ти­ны необ­хо­ди­ма раз­ра­бот­ка гипо­тез, столь же раз­но­об­раз­ных, как и сами явления.

Резуль­та­ты про­ве­ден­ной рабо­ты пока­за­ли, что подав­ля­ю­щее боль­шин­ство явле­ний, вос­при­ни­ма­е­мых оче­вид­ца­ми как нечто ано­маль­ное, име­ют вполне объ­яс­ни­мую при­ро­ду. В основ­ном они свя­за­ны с тех­ни­че­ской дея­тель­но­стью чело­ве­че­ства, бур­но раз­ви­ва­ю­щей­ся в послед­ние деся­ти­ле­тия, или с ред­ки­ми фор­ма­ми при­род­ных явле­ний [1–3]. К одно­му из наи­бо­лее важ­ных резуль­та­тов, пожа­луй, сто­ит отне­сти не иден­ти­фи­ка­цию боль­шей части наблю­дав­ших­ся явле­ний и даже не раз­ра­бот­ку физи­че­ских моде­лей их раз­ви­тия, хотя, на наш взгляд, в этом направ­ле­нии полу­че­ны чрез­вы­чай­но инте­рес­ные резуль­та­ты. Самое уди­ви­тель­ное, что в про­ти­во­вес мно­го­чис­лен­ным опи­са­ни­ям раз­лич­но­го рода кон­так­тов с ино­пла­не­тя­на­ми, собран­ны­ми в кол­лек­ци­ях уфо­ло­гов, в рам­ках про­ек­та, исполь­зо­вав­ше­го огром­ный наблю­да­тель­ный потен­ци­ал армии и граж­дан­ских орга­ни­за­ций, не зафик­си­ро­ва­но ни одно­го сооб­ще­ния о посад­ке НЛО, о кон­так­тах с пило­та­ми НЛО, о похи­ще­нии людей НЛО. Воз­мож­но, по каким-то при­чи­нам в тече­ние по край­ней мере 13 лет тер­ри­то­рия СССР была закры­та для посе­ще­ния ино­пла­нет­ных визи­те­ров, либо гипо­те­за ино­пла­нет­но­го про­ис­хож­де­ния НЛО несо­сто­я­тель­на. Любой серьез­ный иссле­до­ва­тель про­бле­мы НЛО дол­жен счи­тать­ся с этим результатом.

В послед­ние годы во мно­гих пуб­ли­ка­ци­ях, каса­ю­щих­ся про­бле­мы НЛО, мно­го­крат­но упо­ми­на­лись «сек­рет­ные фай­лы КГБ», «сек­рет­ные дан­ные о воен­ных опе­ра­ци­ях по захва­ту НЛО» и пр. Совре­мен­ный рынок напол­нен видео­за­пи­ся­ми этих архи­вов. После озна­ком­ле­ния с ними оста­ет­ся толь­ко раз­ве­сти рука­ми – боль­шей неле­по­сти труд­но себе пред­ста­вить. В англий­ском язы­ке есть хоро­шая пого­вор­ка: «Somebody is fooling somebody all right», кото­рую при­бли­зи­тель­но мож­но пере­ве­сти как «Будь здо­ров какое наду­ва­тель­ство». Кажет­ся, это пол­но­стью отра­жа­ет вза­и­мо­от­но­ше­ния авто­ров этих пуб­ли­ка­ций и их потре­би­те­лей. При­ве­дем мне­ние одно­го из иссле­до­ва­те­лей НЛО Р. Коуе­на: «Весь­ма соблаз­ни­тель­но раз­об­ла­чить слух, рас­пу­щен­ный энту­зи­а­ста­ми НЛО о том, что раз­вед­служ­бы име­ют обшир­ную кар­то­те­ку по НЛО, кото­рую они не жела­ют обна­ро­до­вать. Такой мате­ри­ал, когда ста­но­вит­ся доступ­ным, не содер­жит откро­ве­ний о посе­ще­ни­ях ино­пла­не­тян. Но он, несо­мнен­но, дает воз­мож­ность раз­вед­служ­бам «про­се­и­вать» сооб­ще­ния о НЛО, что­бы выявить воз­мож­ные кос­ми­че­ские или воен­ные сек­ре­ты. В той сте­пе­ни, в какой этот про­цесс свя­зан с засек­ре­чи­ва­ни­ем тех­ни­ки, эти служ­бы долж­ным обра­зом удер­жи­ва­ют полу­чен­ную инфор­ма­цию. Трез­вое изу­че­ние НЛО пока­за­ло, что пред­мет, с виду бес­тол­ко­вый, заслу­жи­ва­ет серьез­но­го изу­че­ния. НЛО так же реаль­ны и важ­ны, как и кос­ми­че­ские запус­ки» [4, с.4].

В заклю­че­ние авто­ры счи­та­ют сво­им при­ят­ным дол­гом выра­зить при­зна­тель­ность всем наблю­да­те­лям ано­маль­ных явле­ний, бла­го­да­ря кото­рым была про­ве­де­на госу­дар­ствен­ная про­грам­ма иссле­до­ва­ний НЛО. Мы так­же хотим отме­тить огром­ный пер­со­наль­ный вклад в поста­нов­ку задач и науч­ное руко­вод­ство иссле­до­ва­ни­я­ми ака­де­ми­ка В.В. Мигу­ли­на и гене­рал-лей­те­нан­та В.П. Бала­шо­ва. Самое актив­ное уча­стие в них при­ни­ма­ли док­тор тех­ни­че­ских наук Н.В. Вет­чин­кин, кан­ди­дат физи­ко-мате­ма­ти­че­ских наук С.А. Чер­но­ус, кан­ди­да­ты тех­ни­че­ских наук А.А. Плак­син и А.А. Абду­лин, кан­ди­дат фило­соф­ских наук В.В. Руб­цов, кан­ди­дат тех­ни­че­ских наук Б.А. Фешин, кан­ди­дат физи­ко-мате­ма­ти­че­ских наук Н.К. Пере­яс­ло­ва, Г.Н. Кули­ко­ва и мно­гие дру­гие. Мы так­же бла­го­дар­ны нашим зару­беж­ным кол­ле­гам, обще­ние с кото­ры­ми помог­ло выпол­не­нию этой работы.

Лите­ра­ту­ра:

1. Мигу­лин В.В., Пла­тов Ю.В. Ано­маль­ные явле­ния. Насколь­ко они ано­маль­ны? // Нау­ка в СССР. 1985. №6.

2. Пла­тов Ю.В., Фешин Б .А., Чер­но­ус С.А. Ано­маль­ные явле­ния: фак­ты и вымыс­лы // Нау­ка в СССР. 1989. № 5.

3. Пла­тов Ю.В., Руб­цов В.В. НЛО и совре­мен­ная нау­ка. М.: Нау­ка, 1991.

4. Cowen R. Soviet Rockets Wear UFO Masks // Technology Review. 1982. August-September.

Пла­тов Юлий Вик­то­ро­вич, кан­ди­дат физи­ко-мате­ма­ти­че­ских наук, веду­щий науч­ный сотруд­ник Инсти­ту­та зем­но­го маг­не­тиз­ма, ионо­сфе­ры и рас­про­стра­не­ния радио­волн РАН; в 1978–1996 гг. был заме­сти­те­лем пред­се­да­те­ля Экс­перт­ной груп­пы Ака­де­мии наук по ано­маль­ным явлениям.

Соко­лов Борис Алек­сан­дро­вич, кан­ди­дат тех­ни­че­ских наук, пол­ков­ник в отстав­ке; в 1978–1989 гг. был коор­ди­на­то­ром иссле­до­ва­ний ано­маль­ных явле­ний в Мини­стер­стве обо­ро­ны и АН СССР.

Пла­тов Ю. В., Соко­лов Б. А. Изу­че­ние неопо­знан­ных лета­ю­щих объ­ек­тов в СССР. // Вест­ник Рос­сий­ской Ака­де­мии Наук 2000. т.70. №6. –С.507–515.

Источ­ник: http://apologet.narod.ru/

Оставить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.

Размер шрифта: A- 16 A+
Цвет темы:
Цвет полей:
Шрифт: Arial Times Georgia
Текст: По левому краю По ширине
Боковая панель: Свернуть
Сбросить настройки