Проф. А.И. Осипов: О колдовстве, магии и отчитке

Проф. А.И. Осипов: О колдовстве, магии и отчитке

(2 голоса4.5 из 5)

Лек­цию о кол­дов­стве, магии и отчит­ке чита­ет Оси­пов Алек­сей Ильич.

Курс лек­ций «Апо­ло­ге­ти­ка» — МДА (2009–2010).

0 - Проф. А.И. Осипов: О колдовстве, магии и отчитке

Рас­шиф­ров­ка лекции

Сей­час мы встре­ча­ем нема­ло подоб­ных явле­ний, с объ­яс­не­ни­ем кото­рых к нам, конеч­но, обра­ща­ют­ся. Речь идёт о цели­те­лях — даже о вос­кре­си­те­лях, типа Гра­бо­во­го. Все слы­ша­ли, как он вос­кре­ша­ет? Еще бы! Если захо­чу, одним сло­вом вос­кре­шу — про­сто я не хочу. Как зна­е­те, один бежал за вело­си­пе­ди­стом, нако­нец, оста­но­вил­ся, запы­хал­ся, и пер­вое, что он про­из­нес уже, когда дух вон: «Если бы я захо­тел, я бы его догнал!» Моло­дец про­сто, это вели­ко­леп­но! Он никак не мог при­знать того, что вдруг он не догнал вело­си­пе­ди­ста. Тот от него уди­рал вовсю. Так, види­мо, и Гра­бо­вой тоже к этой кате­го­рии — если бы он захо­тел, он бы, конеч­но, исце­лил, вос­кре­сил, но, види­те, ли, он не захотел.

Так вот, явле­ние экс­тра­сен­со­ри­ки — это сей­час то общее поня­тие, кото­рое вклю­ча­ет в себя в таком широ­ком плане, и все явле­ния нетра­ди­ци­он­ной меди­ци­ны. То есть той меди­ци­ны, кото­рая не поль­зу­ет­ся сред­ства­ми при­род­ны­ми, хими­че­ски­ми, и так далее, а имен­но непо­сред­ствен­но воз­дей­ству­ет на чело­ве­ка. И сюда же, есте­ствен­но, вхо­дит все — и шаман­ство, и кол­дов­ство, и про­чие вся­кие вещи. Отно­ше­ние ко всем этим вещам отри­ца­тель­ное. А вот поче­му, во-пер­вых, отри­ца­тель­ное; во-вто­рых, всё-таки фак­ты же есть, когда про­ис­хо­дит исце­ле­ние чело­ве­ка. Фак­ты же есть того, когда чело­век стра­да­ет, забо­ле­ва­ет, или с ним что-то такое слу­ча­ет­ся в резуль­та­те имен­но воз­дей­ствия дру­го­го чело­ве­ка — того, кого назы­ва­ют там, допу­стим, кол­ду­на­ми и про­чи­ми. Это же фак­ты — фак­ты. И вас попро­сят отве­тить на них, объ­яс­нить эти фак­ты с хри­сти­ан­ской точ­ки зре­ния. Тра­ди­ци­он­ный ответ, кото­рый не несет в себе, я бы ска­зал, глу­би­ны пони­ма­ния — эле­мен­тар­ный, я бы ска­зал, ответ — что это всё бесов­ские, так ска­зать, штуч­ки. Но вы же долж­ны понять то, что ни один бес — как пишет Иса­ак Сирин, заме­ча­тель­ные сло­ва: «Ника­кая тварь, ни гады, ни пти­ца, ни зверь, ни люди, ни бесы — никто не может чело­ве­ку сде­лать ни малей­ше­го вре­да (слы­ши­те — ни малей­ше­го вре­да!), если не будет на то попу­ще­ния Божия». Вопрос воз­ни­ка­ет: а попу­ще­ние Божие когда быва­ет, при каком усло­вии? Речь идёт не о кон­крет­ном чело­ве­ке каком-то, посколь­ку мы не можем нико­гда знать его души, а иметь прин­ци­пи­аль­ную точ­ку зре­ния на это. Что это за те усло­вия, при кото­рых про­ис­хо­дит подоб­но­го рода попу­ще­ние Божие? Вы зна­е­те, осо­бен­но в дерев­нях — в одной деревне я был — восемь домов, семь там было кол­ду­ний или шесть — все друг на дру­га они гово­ри­ли, что они кол­ду­ньи. Это вооб­ще заме­ча­тель­но, конеч­но — каж­дый на дру­гую… Идея того, что чело­век может сде­лать дру­го­му, ниче­го не под­жи­гая, не воруя и не кида­ясь кам­ня­ми — про­сто каким-то сло­вом, кото­рое он зна­ет, каким-то воз­дей­стви­ем той силы, кото­рая толь­ко у неё при­сут­ству­ет — и эта вера очень раз­ви­та, как мы гово­рим, в про­стом наро­де. Что зна­чит «про­стом наро­де» — это в наро­де, кото­рый не зна­ет хри­сти­ан­ства, зна­ет одну обря­до­вую сто­ро­ну, и всё. Он пре­крас­но отме­ча­ет Рож­де­ство, Пас­ху и три­на­де­ся­тый празд­ник, кото­рый вам доста­точ­но изве­стен, прав­да же? Он нигде не обо­зна­чен как тако­вой. Пото­му что мы зна­ем две­на­дцать празд­ни­ков — дву­на­де­ся­тые празд­ни­ки. Прав­да? Об этом умол­че­но, а на самом деле он отме­ча­ет­ся так­же тор­же­ствен­но и буй­но и ясно, как Рож­де­ство и Пас­ха. Это что?.. — Мас­ле­ни­ца, конеч­но, что вы! Ай-яй-яй, тако­го не зна­е­те! И очень хоро­шо. Он три­на­де­ся­тый, а три­на­дцать, зна­е­те, какое чис­ло, с чем оно свя­за­но. Ино­гда гово­рят: тьфу-тьфу, толь­ко не три­на­дцать. Он три­на­де­ся­тый, и его отме­ча­ют очень весе­ло. Так вот, что зна­чит «про­стой народ» — люди, кото­рые ниче­го не зна­ют о хри­сти­ан­стве. Они зна­ют, когда и как поста­вить свеч­ку, они зна­ют, как подать поми­на­ние; они зна­ют даже, когда посты; они зна­ют, когда какие празд­ни­ки. Ну, зна­ют, что нель­зя уби­вать и гра­бить — это тоже они, конеч­но, зна­ют — самые такие гру­бые вещи. И всё. Ниче­го не зна­ют о хри­сти­ан­стве. Это мы име­ну­ем таких людей про­стым наро­дом. Еще одна харак­те­ри­сти­ка его, конеч­но, та, что, как пра­ви­ло, там нет обра­зо­ва­ния, или обра­зо­ва­ние самое эле­мен­тар­ное, то есть интел­лект чело­ве­че­ский не раз­вит, там не раз­ви­та вот эта ини­ци­а­ти­ва — ини­ци­а­ти­ва ума, отве­тить на вопрос: а поче­му, что и как. Это нет. Ну, не раз­ви­тый интел­лект. И вот там мы видим, это очень раз­ви­то — вот эта вера во все эти вещи. Ну, хоро­шо, мы можем ска­зать, что это суе­ве­рие. Но этим вы не отве­ти­те. Ещё раз повто­ряю: есть фак­ты, кото­рые пря­мо сви­де­тель­ству­ют о воз­мож­но­сти тако­го воз­дей­ствия — как боль­шая часть отри­ца­тель­но­го, прав­да. Ну, гово­рят, ино­гда и положительного.

Итак, что мы можем ска­зать по это­му вопро­су. Чело­век есть образ Божий. Если обра­зом, отоб­ра­же­ни­ем мно­же­ства явля­ет­ся весь твар­ный мир — это бес­спор­но, конеч­но, весь твар­ный мир есть кра­со­та и пре­муд­рость. Посмот­ри­те, какая кра­со­та — это дей­стви­тель­но, весь мир! Полю­буй­тесь на что-нибудь. Посмот­ри­те мир живот­ных, рас­те­ний — это потря­са­ю­щая кра­со­та — все­лен­ная и кра­со­та. А пре­муд­рость какая! Сколь­ко нау­ка раз­ви­ва­ет­ся, тем зна­е­те, она к чему при­хо­дит — к само­му любо­пыт­но­му явле­нию. Чем боль­ше раз­ви­ва­ет­ся, тем утвер­жда­ет: мы начи­на­ем видеть и знать всё мень­ше. Слы­ши­те — не боль­ше, а мень­ше начи­на­ем знать. В чём дело, что за пара­докс? Такие откры­тия — и вдруг мень­ше. Очень про­сто, дру­зья мои. Боль­ше и мень­ше эти кате­го­рии оце­ни­ва­ют­ся перед лицом того мас­шта­ба, кото­рый откры­ва­ет­ся наше­му взо­ру. А надо же понять самую про­стую вещь. Когда чело­век нахо­дит­ся в яме, он очень ско­ро осва­и­ва­ет этот мирок, и всё зна­ет — до послед­ней соло­мин­ки, до послед­не­го рост­ка. Но вот он начи­на­ет при­под­ни­мать­ся отту­да, и неболь­шая откры­ва­ет­ся поля­ноч­ка вокруг него — ух, сколь­ко мно­го ново­го ока­зы­ва­ет­ся! А ещё, а еще выше… каж­дое откры­тие науч­ное рас­ши­ря­ет кру­го­зор виде­ния чело­ве­ка, и ока­зы­ва­ет­ся вот это каж­дое новое откры­тие, под­ни­мая в этом смыс­ле чело­ве­ка, пока­зы­ва­ет ему, что его зна­ния перед лицом открыв­ше­го­ся мира ста­но­вят­ся все более ничтож­ны­ми. То он знал чуть ли не 100, весь мир, теперь что он зна­ет? Хоро­шо ска­зал об этом один из ака­де­ми­ков. Он ска­зал так: мало кто зна­ет, как мно­го нуж­но знать, что­бы узнать, как мало мы зна­ем. Как мно­го надо знать, что­бы понять, как мало мы зна­ем… И он же упо­доб­ля­ет всю сово­куп­ность науч­но­го зна­ния ничтож­но­му ост­ров­ку, кото­рый зате­рян в бес­ко­неч­ном оке­ане непо­знан­но­го. Когда-то пред­по­ла­га­ли инту­и­тив­но, что мир коне­чен. Даже эта все­лен­ная конеч­на. Есть одна инте­рес­ная очень, сред­не­ве­ко­вая гра­вю­ра. Гра­вю­ра, на кото­рой изоб­ра­жён монах — вы зна­е­те, в сред­ние века кто всю нау­ку дви­гал? — мона­хи, конеч­но. Это какой-то про­сто обман, когда гово­рят: рели­гия про­тив нау­ки, нау­ка про­тив рели­гии. Или неве­же­ство, или обман. Имен­но мона­хи зани­ма­лись всем этим. И вот на одной гра­вю­ре изоб­ра­жён монах, кото­рый голо­вой про­би­ва­ет конец все­лен­ной. Голо­ва его про­со­вы­ва­ет­ся туда и он смот­рит: а что же за все­лен­ной-то даль­ше? Да, дей­стви­тель­но, все наши зна­ния, это совер­шен­но спра­вед­ли­во, уже в этом доста­точ­но не так дав­но убе­ди­лись. Не так дав­но — пото­му что не зна­ли, что это оке­ан, это бес­ко­неч­ный оке­ан непо­знан­но­го, или конеч­ный. Я вам ска­жу, до кон­ца XIX века ещё нау­ка, я гово­рю науч­ная мысль, — жила чем: что вот оста­лось еще немнож­ко, и мы позна­ем все фун­да­мен­таль­ные зако­ны наше­го мира, то есть позна­ем всю суть наше­го мира и ста­нем бога­ми в нём. Поко­рим при­ро­ду и будем гос­под­ство­вать в нём. ХХ век напрочь пере­черк­нул все эти меч­ты, и на них уже смот­рят, как на какие-то наив­ные дет­ские домыс­лы, кото­ры­ми чело­ве­че­ство еще жило дол­гое-дол­гое вре­мя. Так вот, а чело­век назван, в отли­чие от это­го бес­ко­неч­но­го оке­а­на твар­но­го мира, кото­рый явля­ет­ся отоб­ра­же­ни­ем его, то есть и обра­зом, в опре­де­лен­ном смыс­ле Бога — толь­ко чело­век назван обра­зом Божи­им — толь­ко он в Свя­щен­ном Писа­нии. Поче­му, то есть что это зна­чит? Это зна­чит, что в чело­ве­ке есть то, чего нет нигде. Он в бес­ко­неч­но пре­иму­ще­ствен­ной сте­пе­ни явля­ет­ся обра­зом Бога. Пре­иму­ще­ствен­ной, по срав­не­нию со всем тво­ре­ни­ем. Кста­ти сей­час, не раз­ви­вая этой мыс­ли, ска­жу вам — и по срав­не­нию с анге­ла­ми. Имен­но чело­век явля­ет­ся суще­ством Бого­по­доб­ным. О нём ска­за­но, что он при­зван быть при­част­ни­ком Боже­ско­го есте­ства. Вы дума­е­те, зачем чело­век гово­рит об этом? При­чи­на вот како­го рода. Когда мы пони­ма­ем чело­ве­ка таким обра­зом, то мы долж­ны сде­лать самый про­стой вывод, кото­рый оче­ви­ден. Если Бог Суще­ство Могу­щее и Все­мо­гу­щее, как мы зна­ем, Он явля­ет­ся Твор­цом, Он явля­ет­ся обла­да­те­лем всех сил, кото­рые толь­ко мы можем себе пред­ста­вить, и не можем даже. То и в чело­ве­ке, как обра­зе Божи­ем, как отра­же­нии это­го Боже­ства, как совер­шен­ным, если хоти­те, отра­же­нии, совер­шен­ным обра­зом, кото­ро­го боль­ше нигде нет, нахо­дят­ся все эти обра­зы, все эти потря­са­ю­щие силы, кото­рые явля­ют­ся подо­би­ем сил Боже­ствен­ных. Это бого­слов­ский вывод, о кото­ром мы стран­но как-то забы­ва­ем, а он в выс­шей сте­пе­ни важен, осо­бен­но когда мы хотим понять, как это про­ис­хо­дит — то, что мы видим эти непо­нят­ные явле­ния тако­го воз­дей­ствия чело­ве­ка на при­ро­ду, вооб­ще на мир, на дру­го­го чело­ве­ка. При этом воз­дей­ствия под­час быва­ет настоль­ко оче­вид­ны­ми и силь­ны­ми, от кото­рых мы нику­да не можем уйти. Если это так, если ока­жет­ся в чело­ве­ке сосре­до­то­че­на вся эта мощь — Бого­по­доб­ная мощь в нём при­сут­ству­ет (в вас — не знаю, во мне это бес­спор­но, конеч­но, прав­да, я толь­ко не хочу ее пока­зы­вать пока), — вся мощь при­сут­ству­ет в нём. Сле­до­ва­тель­но, вопрос сто­ит: толь­ко при каком усло­вии эта мощь может про­явить себя и как? Здесь я ука­жу вам на такой исто­ри­че­ский момент. Нет сомне­ния, что самые пер­вые люди кото­рые нахо­ди­лись в осо­бом обще­нии с Богом. Ясно одно — что чело­век, по край­ней мере, пер­вые люди, име­ли какой-то очень непо­сред­ствен­ный спо­соб обще­ния с Богом, и види­мо, зна­ли о том, что в них, что в Нём скры­то. Они, навер­ное, поня­ли и дру­гое. Что дре­во позна­ния добра и зла — вы, зна­е­те, кста­ти, что это иди­о­ма еврей­ско­го язы­ка, иди­о­ма­ти­че­ское выра­же­ние, кото­рое озна­ча­ет позна­ние все­го, всё — доб­ро и зло, всё охва­ти­ло, боль­ше вы ниче­го не най­де­те. Позна­ние все­го. Что это позна­ние тре­бу­ет соот­вет­ству­ю­щих усло­вий. Бог запре­тил сры­вать этот плод. Свя­тые отцы одно­знач­но гово­рят об этом, имен­но объ­яс­ня­ют, что толь­ко про­цесс посте­пен­но­го духов­но­го раз­ви­тия чело­ве­ка мог при­ве­сти его не то что к абсо­лют­ной пол­но­те, но к всё боль­шей пол­но­те того позна­ния, кото­рое было пер­спек­ти­вой его суще­ство­ва­ния. Чело­век сорвал — сра­зу мне дай­те, я не хочу там ждать, не хочу тру­дить­ся! Сра­зу при­об­ре­сти позна­ние все­го. Вот отку­да нача­лось то, что, кста­ти, мы име­ну­ем и науч­но-тех­ни­че­ским про­грес­сом. Вот отку­да нача­лось и дру­гое явле­ние — как раз то, о кото­ром сего­дня мы с вами и гово­рим. Чело­век знал, что есть воз­мож­ность — у него есть спо­соб­но­сти, у него есть силы воз­дей­ствия на окру­жа­ю­щий мир. Но здесь на пути сто­ит Бог. Мож­но это через Бога, мож­но упо­доб­ля­ясь Богу, мож­но совер­шен­ству­ясь в Боге. Этот путь был, ну, если уж не отверг­нут — я боюсь так гру­бо ска­зать о пер­вых людях, наших пра­от­цах, — то, по край­ней мере, был ото­дви­нут в сто­ро­ну — мы сами добьем­ся это­го. И вот уже с самых древ­ней­ших вре­мен, по край­ней мере то, что нам откры­ва­ет исто­ри­че­ская нау­ка — что мы нахо­дим. Мы видим вот эту веру, очень силь­ную веру и силь­ней­шую прак­ти­ку при­об­ре­те­ния, или луч­ше ска­зать, откры­тия этих сил в самом себе и поль­зо­ва­ние ими. Я гово­рю о силах духов­но­го поряд­ка. Магия как тако­вая вот это то, что мы назы­ва­ем кол­дов­ством, шаман­ством, и так далее — всё это есть не что иное, как те запре­щён­ные мето­ды исполь­зо­ва­ния тех сил, кото­рые при­сут­ству­ют в чело­ве­ке. Эти мето­ды запре­ще­ны. При­чин запре­та очень мно­го. Нель­зя чело­ве­ку амо­раль­но­му, чело­ве­ку с наклон­но­стя­ми пре­ступ­ны­ми дать ору­жие. Хоро­шее ору­жие, кото­рым мож­но защи­щать, ему нель­зя давать — он будет не защи­щать, он будет напа­дать, он будет не спа­сать от смер­ти, а уби­вать. В Еван­ге­лии есть одна очень инте­рес­ная прит­ча — соб­ствен­но, неболь­шой эпи­зод: когда Хри­стос гово­рит о доб­ром пас­ты­ре, то, в част­но­сти, гово­рит о том, что мож­но, а тот, кто пыта­ет­ся вой­ти во двор овчий ину­де, то есть не через воро­та, не через вра­та, через кото­рые вхо­дит хозя­ин, а ину­де, то есть пере­лезть через забор — Он назы­ва­ет того чело­ве­ка вором и раз­бой­ни­ком. А всем нам извест­но, как посту­па­ют с таки­ми людь­ми — с вора­ми, раз­бой­ни­ка­ми. В Китае, напри­мер, вот сей­час, ни где-нибудь — если ночью чело­век зашел на тер­ри­то­рию дру­го­го — его особ­ня­ка, допу­стим, име­ет пол­ное пра­во убить, и всё. Это спо­кой­но, нор­маль­но. Ну, так мне гово­ри­ли, по край­ней мере, я не знаю, насколь­ко это досто­вер­но, но так мне рас­ска­зы­вал один врач, кото­рый доволь­но дол­го там рабо­тал несколь­ко лет. И он гово­рил, что имен­но тако­вы там пра­ви­ла. Я не знаю, писа­ные или непи­са­ные пра­ви­ла — совер­шен­но спо­кой­но. Это явля­ет­ся нор­мой жиз­не­де­я­тель­но­сти жиз­ни вот это­го общества.

Так вот, ока­зы­ва­ет­ся, най­де­ны пути к тем силам, кото­рые при­сут­ству­ют в чело­ве­ке. Най­де­ны сред­ства, с помо­щью кото­рых мож­но осво­бо­дить в какой-то сте­пе­ни эти силы и вос­поль­зо­вать­ся ими. Вот это всё есть то, что име­ну­ет­ся кол­дов­ством и про­чи­ми вся­ки­ми подоб­ны­ми веща­ми. Всё это есть не что иное, как пере­лезть через забор, то есть воров­ским путём добыть эти силы. Поче­му воров­ским, я думаю, понят­но. Не все­гда, но боль­шей частью все эти силы исполь­зу­ют­ся, как пра­ви­ло, во зло. Зачем идут к кол­ду­нам и кол­ду­ньям боль­шей частью?

Вто­рая при­чи­на — это путь неза­кон­ный и в дру­гом отно­ше­нии. Здесь чело­век, при­об­ре­та­ю­щий боль­шие и осо­бые совер­шен­но уни­каль­ные силы по срав­не­нию со все­ми про­чи­ми людь­ми, очень лег­ко впа­да­ет в гор­ды­ню. Ну, еще бы — он чув­ству­ет свою силу над всеми.

Тре­тье. Очень часто это быва­ет свя­за­но с самой эле­мен­тар­ной алч­но­стью, когда поль­зу­ют­ся эти­ми сво­и­ми спо­соб­но­стя­ми для при­об­ре­те­ния веще­ствен­ной, как мы нахо­дим, этот тер­мин, это сло­во ста­рой лите­ра­ту­ры, веще­ствен­ной выго­дой. То есть все эти пере­чис­лен­ные момен­ты гово­рят об одном — что всё это свя­за­но быва­ет с чем — с тем, что вне Бога, поми­мо Бога, поми­мо того глав­но­го, к чему при­зы­ва­ет­ся чело­век — духов­но­го очи­ще­ния, осво­бож­де­ния от стра­стей, дости­же­нию Бого­по­до­бия по чисто­те и свя­то­сти, кото­рую мы видим в Боге. По обра­зу это­го «будь­те совер­шен­ны, как Отец ваш Небес­ный совер­шен есть» — здесь пол­но­стью это игно­ри­ру­ет­ся. Ни о каком совер­шен­стве речи не идет, ника­кие экс­тра­сен­сы об этом гово­рить не будут и сами они вовсе к это­му не стре­мят­ся. Если сло­во «совер­шен­ство» будет упо­треб­лять­ся, то в каком смыс­ле: совер­шен­ство­ва­ние сво­их спо­соб­но­стей — вы слы­ши­те? Безу­мие… Поче­му безу­мие: ведь чело­век — ты сей­час жив, через мину­ту тебя нет, и где твои все эти спо­соб­но­сти, и где ты сам? Игно­ри­ро­ва­ние Бога, так же как и в обла­сти любой дру­гой жиз­ни, любо­го обра­за дея­тель­но­сти, — игно­ри­ро­ва­ние Бога при­во­дит к тому, что чело­век обес­це­ни­ва­ет себя, замы­ка­ет себя как в гро­бу в этом двух­мер­ном про­стран­стве, забы­вая о тре­тьем изме­ре­нии, направ­лен­ном к Богу. Эти все силы, о кото­рых мы гово­рим, могут быть при­об­ре­та­е­мые, есть искус­ствен­ные пути, мож­но чего-то достичь. Это при­об­ре­те­ние — это то, что име­ну­ет­ся, зна­е­те, при­об­ре­тён­ной маги­ей. И есть слу­чаи, когда чело­век рож­да­ет­ся с «откры­той фор­точ­кой». Вы обра­ти­ли вни­ма­ние, что гени­ев в любой обла­сти очень мало. Любую область возь­ми­те, какую бы ни было: мате­ма­тик, худож­ник, поэт — их мало срав­ни­тель­но, совсем немно­го. Так и здесь тоже. Есть, встре­ча­ют­ся ред­кие люди, кото­рые рож­да­ют­ся вот с этой «откры­той фор­точ­кой», «откры­тым свет­ляч­ком», вот с эти­ми спо­соб­но­стя­ми, и тогда мы все удив­ля­ем­ся — как сквозь, допу­стим, закры­тый сейф вдруг чело­век начи­на­ет видеть, что там есть, и даже про­чи­тать. Ужас… Один отец был, зна­е­те, в каком стра­хе, когда доч­ка у него вдруг ему давай пока­зы­вать доку­мен­ты сек­рет­ные, кото­рые лежат там, да еще чего-то читать. Он за голо­ву схва­тил­ся. Ока­зы­ва­ет­ся, в плане есте­ствен­ном воз­мож­ны тоже такие слу­чаи, когда чело­век рож­да­ет­ся, и эти силы как бы про­би­ва­ют несколь­ко и дают себя знать в его деятельности.

Вот это то, что каса­ет­ся этих необыч­ных явле­ний в нашей чело­ве­че­ской жиз­ни. Вопрос теперь дру­гой. Хоро­шо, чело­век или родил­ся с этим или при­об­рёл это, зани­ма­ясь маги­ей — как гово­рят, чёр­ной маги­ей, зани­ма­ясь йогой. Вопрос: что, он может теперь любо­му чело­ве­ку сде­лать всё, что угод­но? Вот в этом отно­ше­нии в хри­сти­ан­стве гово­рят совер­шен­но опре­де­лён­но. Жерт­ва­ми этих воз­дей­ствий ста­но­вят­ся неза­щи­щен­ные люди. Эти­ми жерт­ва­ми про­сто не могут стать искренне веру­ю­щие хри­сти­ане. Я не гово­рю, что свя­тые, а про­сто искренне веру­ю­щие хри­сти­ане, кото­рые дей­стви­тель­но уме­ют молить­ся Богу, кото­рые верят в силу крест­но­го зна­ме­ния даже. Никто и ничто не может воз­дей­ство­вать на него. Никто и ничто — еще раз повто­ряю то, о чём пишет Иса­ак Сирин, его сло­ва, кото­рые я при­во­дил. Попу­ще­ние — когда мы гово­рим «попу­ще­ние Божие», быва­ет, дей­ству­ет на тех, и толь­ко на тех, кото­рые ока­зы­ва­ют­ся или неза­щи­щен­ны­ми — эта неза­щи­щен­ность может быть раз­но­го пла­на. Одни люди, кото­рые пол­но­стью нахо­дят­ся в суе­те житей­ской и у них фак­ти­че­ски Бога не при­сут­ству­ет в душе. Он веру­ю­щий, конеч­но, не сомне­вай­тесь — и свеч­ку пере­даст не через левое, а через пра­вое пле­чо, но пол­но­стью в суе­те нахо­дит­ся, он живет без Бога. Помни­те, как я уже гово­рил — не отя­го­щай­те сер­дец ваших объ­яде­ни­ем, пьян­ством и суе­тою житей­скою. И объ­яде­ние — чело­век объ­ел­ся, при­дёт в себя; и пере­пил — он потом при­дет в себя, а суе­та житей­ская не даёт чело­ве­ку воз­мож­но­сти нико­гда прий­ти в себя. Он веч­но без Бога. Ате­ист. «А» — это «не», «теос» — Бог, Он веч­ный, ате­ист — это пра­во­слав­ней­ший веру­ю­щий чело­век. Вот эти люди неза­щи­щен­ные, и они лег­ко могут стать жерт­ва­ми подоб­но­го рода воз­дей­ствий. Самая глав­ная неза­щи­щен­ность при этом заклю­ча­ет­ся в том, что чело­век не име­ет при этом сми­ре­ния ника­ко­го. Он кру­тит­ся, вер­тит­ся, не име­ет это­го сми­ре­ния — поче­му? Ему неко­гда на себя обра­тить вни­ма­ние, у него нет ника­ко­го позна­ния того, что в его душе какие стра­сти живут. У него нет позна­ния сво­е­го бес­си­лия, иско­ре­нить эти стра­сти и поэто­му он не сми­ря­ет­ся. Вы пони­ма­е­те, нель­зя про­сто так — я захо­тел и сми­рил­ся, захо­тел и полю­бил всех на све­те. Какая чепу­ха, это невоз­мож­но. Это те состо­я­ния, кото­рые при­хо­дят к чело­ве­ку при пра­виль­ной его жиз­ни, при пра­виль­ном отно­ше­нии к себе. так вот все эти воз­дей­ствия тём­ные назо­вем таких — они не могут затро­нуть чело­ве­ка искренне веру­ю­ще­го и хоть немнож­ко, но позна­ю­ще­го себя и свои так назы­ва­е­мые силы, и сми­ря­ю­ще­го­ся. Ни один кол­дун — никто не смо­жет ниче­го ему сде­лать. Никто. Понят­но? Вот так. Это то, что каса­ет­ся вот таких уже силь­ных воздействий.

Но с дру­гой сто­ро­ны, я хочу обра­тить ваше вни­ма­ние и на нечто иное. Мы все друг на дру­га дей­ству­ем. Это уже дей­ствие дру­го­го поряд­ка, конеч­но, совсем не то, о чём мы с вами гово­ри­ли — не об экс­тра­сен­со­ри­ке и вся­ком кол­дов­стве, а про­сто о пси­хи­че­ском воз­дей­ствии, эмо­ци­о­наль­ном воз­дей­ствии друг на дру­га. Мы все дей­ству­ем — интел­лек­ту­аль­ные дей­ствия — все мы дей­ству­ем друг на дру­га. Кста­ти, вы зна­е­те, обра­ща­ли ли вни­ма­ние на любо­пыт­ный факт — что когда Сера­фи­му Саров­ско­му, когда он нахо­дил­ся в даль­ней пусты­ни, вдруг неожи­дан­но встре­чал­ся чело­век — помни­те, как он себя вёл — падал и не вста­вал до тех пор, пока чело­век не уйдет. Арсе­ний Вели­кий вооб­ще закрыл­ся, нико­му две­ри не откры­вал. В чём дело, что за стран­но­сти такие? Стран­но­сти эти нам кажет­ся стран­но­стя­ми, пото­му что мы дей­стви­тель­но, как слеп­цы, ниче­го не видим. Мы все друг на дру­га про­из­во­дим, я бы ска­зал, впе­чат­ле­ние, и какое — то, кото­рое вполне соот­вет­ству­ет наше­му духов­но­му состо­я­нию. Мы излу­ча­ем это. Вы зна­е­те, что на неко­то­рые лица страш­но смот­реть — навер­но, ино­гда встре­ча­ли. Быва­ют такие пре­ступ­ные лица, что страш­но, дей­стви­тель­но, смот­реть даже. Вот ино­гда види­мо даже тело у чело­ве­ка под­час меня­ет­ся под воз­дей­стви­ем вот этих его стра­стей. Неко­то­рые сла­до­страст­ные такие лица пря­мо ста­но­вят­ся таки­ми, вот уже соот­вет­ству­ю­щи­ми. Сра­зу пря­мо про­сто вид­но — даже по лицу уже вид­но это­го чело­ве­ка. Види­те — это, конеч­но, дей­ству­ет, конеч­но дей­ству­ет. Пото­му луч­ше не смот­реть, даже не смот­реть, луч­ше не общать­ся, если воз­мож­но. Если невоз­мож­но — важ­но знать и пере­да­вать дру­гим свя­то­оте­че­ский совет. Сове­ту­ют реши­тель­но мыс­лен­но ста­вить крест меж­ду собой и чело­ве­ком. При­чем не по при­чине, что этот чело­век буд­то бы хуже меня — если мы по этой при­чине будем ста­вить, тогда сами себя нака­жем, пото­му что гор­ды­ня все­гда нака­зы­ва­ет чело­ве­ка. Нет. А пусть Крест Гос­по­день, то есть Хри­стос, будет в нашем обще­нии, пусть Он кор­рек­ти­ру­ет наше обще­ние. Пусть что­бы мое сло­во и моё обще­ние с этим чело­ве­ком было по Хри­сту, а не по стра­стям. Крест явля­ет­ся как раз зна­ком при­сут­ствия Хри­ста. Поэто­му очень сове­тую — это надо запом­нить: мыс­лен­но ста­вить крест. Вы нико­го этим нико­гда не оби­ди­те, пото­му что чело­век может оби­деть­ся, если его пере­кре­сти­те. Прав­да же: поче­му ты меня кре­стишь — себя пере­кре­сти! И это будет вер­но, кста­ти, это будет вер­но тоже. Не нуж­но ника­ких этих внеш­них зна­ков. Мыс­лен­но. Надо не забы­вать об этом. И с верою и убеж­де­ни­ем мыс­лен­но сде­лать знак крест­но­го зна­ме­ния. Вот так. Это прак­ти­че­ский совет, кото­рый исхо­дит из опы­та, а ниче­го либо, ника­ких либо толь­ко рас­суж­де­ний, и его нуж­но не забы­вать. Он от мно­го­го может нас спасти.

И ещё один момент, кото­рый свя­зан с этим послед­ним момен­том, что мы все воз­дей­ству­ем друг на дру­га. Это то, что при­хо­дит­ся назы­вать зако­ном резо­нан­са. Резо­нанс — это что такое? — Как аук­нет­ся, так и отклик­нет­ся. Так вот и здесь. Здесь тоже — вот эти внеш­ние все впе­чат­ле­ния вызы­ва­ют в душе чело­ве­че­ской соот­вет­ству­ю­щий резо­нанс. Свя­тые впе­чат­ле­ния и в душе чело­ве­че­ской про­буж­да­ют свя­тое. Напро­тив, раз­врат­ные пре­ступ­ные гряз­ные — они и в душе нашей вызы­ва­ют тот же отклик. Закон резо­нан­са это дей­стви­тель­но закон, а не что-нибудь. И поче­му мы нахо­дим — и в Еван­ге­лии, и у свя­тых отцов, так мно­го заме­ча­ний отно­си­тель­но того, что­бы мы берег­ли свои гла­за. И здесь очень важ­но поэто­му беречь себя от вся­ких вот этих вред­ных, и тем более без­нрав­ствен­ных впе­чат­ле­ний. Поче­му это пре­крас­но пони­ма­ют, я бы ска­зал, свя­тые отцы. А я вижу как за стен­кой ехид­ную физио­но­мию — за стен­кой, сле­ва, конеч­но, через левое пле­чо, ехид­ная физио­но­мии улы­ба­ет­ся. Вам понят­но, кто? — «Мы не хуже зна­ем, чем свя­тые отцы и поэто­му вас пич­ка­ем вся­кой гадо­стью. Смот­ри­те: через теле­ви­зор, кар­тин­ки, жур­на­лы, рекла­мы — вот мы вас чем пич­ка­ем. Мы не хуже свя­тых отцов зна­ем вот так, поэто­му вам пока­жем не свя­тое, чистое, пре­крас­ное, а самую отвра­ти­тель­ную гадость, что­бы она напол­ня­ла ваши души, напол­ня­ла ваше созна­ние и под­со­зна­ние, и эта грязь потом копо­ши­лась в вас». Вы слы­ши­те, что тво­рит­ся? Я, отве­чая на один из вопро­сов, кото­рые ино­гда зада­ют, ну и не гово­рю, а надо — отку­да вся эта грязь, поче­му с такой силой внед­ря­ет­ся это, в чём дело? Неуже­ли так труд­но, неуже­ли у нас никак не про­ис­хо­дит в голо­ве пони­ма­ние это­го? Ну ясно же, совер­шен­но ясно! Сата­ни­сты, зна­чит, это дела­ют. Как толь­ко вы ска­за­ли «сата­на», вы ска­за­ли что? — зло­ба. Зло­ба, нена­висть по отно­ше­нию ко все­му, что явля­ет­ся Божьим — и к чело­ве­ку в первую оче­редь. Ради­ус зло­бы. Тот факт, что мно­же­ство средств мас­со­вой инфор­ма­ции напол­не­ны этой гадо­стью, эти­ми отвра­ти­тель­ны­ми веща­ми, кото­рые раз­ру­ша­ют бук­валь­но чело­ве­че­скую — и не толь­ко там душу, а раз­ру­ша­ют его пси­хи­ку, даже нер­вы раз­ру­ша­ют, всё тело раз­ру­ша­ют. Неуже­ли непо­ня­тен источ­ник? Наде­юсь, понят­но — сата­низм. Если нач­не­те искать: а где, кто? — и не нахо­ди­те. Там могут даже при­лич­ные люди рабо­тать: мы тех­ни­че­ские сотруд­ни­ки. Идео­ло­ги закры­ты, как змея под листья­ми. И всё напол­не­но этой жут­кой дья­воль­ской атмо­сфе­рой. Дья­воль­ские игруш­ки — посмот­ри­те, какие без­об­раз­ные, какие уже пор­но­гра­фи­че­ские дет­ские даже. Неуже­ли не поня­тен источ­ник? Пред­ставь­те себе: до чего же мы про­сты и наив­ны — смот­рим, воз­му­ща­ем­ся, и не воз­ни­ка­ет даже вопро­са: а отку­да, и поче­му, и зачем? Это надо пони­мать, это надо знать. Пото­му что вре­ме­на идут толь­ко в одном направ­ле­нии, и мы при­бли­жа­ем­ся к пол­но­му отступ­ле­нию от все­го нрав­ствен­но­го, от все­го свя­то­го, пото­му что вре­мя анти­хри­ста — это имен­но попра­ние все­го свя­то­го — когда люди будут смот­реть, и не хва­та­ет сде­лать одно­го логи­че­ско­го шага: зачем это, и како­ва цель всех этих вещей.

Вот те несколь­ко момен­тов, о кото­рых мы с вами пого­во­ри­ли. Но один момент я оста­вил на «заедоч­ку» — тот, кото­рый вы уже неод­но­крат­но от меня слы­ша­ли, и сей­час вы оскла­би­тесь даже от вос­тор­га, когда я заго­во­рю о нем. Что одним из момен­тов, кото­рый свя­зан опять-таки с про­бле­мой здо­ро­вья чело­ве­ка и обще­ства — есть ещё один момент, свя­зан­ный с этим, момент, кото­рый при­об­ре­та­ет всё боль­ший раз­мах, и всё боль­ше людей уже без­дум­но отно­сят­ся к это­му явле­нию, как совер­шен­но зауряд­но­му, обыч­но­му и даже не толь­ко полез­но­му, но поль­зи­тель­но­му. Речь идёт о так назы­ва­е­мой отчит­ке. Чем отли­ча­ет­ся от магии — ну, вот попро­буй­те узнать, чем отли­ча­ет­ся от магии. Вы зна­е­те, мно­гие кол­ду­ны име­ют у себя в квар­ти­рах икон­ки, чита­ют перед нача­лом сеан­са (назо­вем так) «Отче наш», и дру­гие молит­вы чита­ют. И даже пошлют вас ещё при­ча­стить­ся. Как тон­ко всё это, или гру­бо — я даже не пони­маю. Поче­му же пошлют при­ча­щать­ся — зачем, спра­ши­ва­ет­ся? Раз­ве это мож­но? — Мож­но. Неуже­ли не пони­ма­е­те? Ведь бого­сло­вы долж­ны, по край­ней мере, пони­мать. В Иуду с При­ча­сти­ем кто вошел — Хри­стос? Сата­на. Иоанн Зла­то­уст об этом пря­мо пишет. Ока­зы­ва­ет­ся, все Таин­ства, все эти молит­вы, все эти свя­щен­но­дей­ствия, ико­ны, и так далее — они могут и име­ют поло­жи­тель­ное зна­че­ние толь­ко в том слу­чае, если мы пра­виль­но к это­му отно­сим­ся. Когда мы это всё пре­вра­ща­ем, зна­е­те ли, в сред­ство дости­же­ния каких-то мате­ри­аль­ных цен­но­стей — всё, крест. Мы при­об­ре­та­ем тогда пло­ды горь­кие. Когда мы при­ни­ма­ем Кре­ще­ние ради того, что­бы не болеть, а вен­чать­ся, что­бы брак был, ока­зы­ва­ет­ся, покреп­че, а Бог нам ине нужен, и во веки веков не нужен ника­кой Бог нам, тогда мы полу­ча­ем горь­кие пло­ды. Не удив­ляй­тесь поэто­му. Эти экс­тра­сен­сы, и кол­ду­ны, и про­чая — они могут и молит­вы читать, и ико­ны иметь, и ещё так назы­ва­е­мой свя­той водич­кой вас ещё попо­ют. Ведь есть же такие жен­щи­ны, кото­рые «освя­ща­ют» водич­ку — чита­ют и не пони­ма­ют. Хоть бы в голо­ву при­шло: воду освя­щать может толь­ко свя­щен­ник! А эта осо­ба вдруг освя­ща­ет водич­ку и этой даль­ше, чита­ем: «свя­той водич­кой» поят боль­но­го. И в голо­ву нико­му не при­хо­дит — про­сти­те, как? А у нас жен­ское свя­щен­ство, зна­чит, поз­во­ле­но, да, уже раз­ре­ше­но? Послу­шай­те толь­ко. Я не назы­ваю име­ни толь­ко, а то вы меня сей­час обви­ни­те в чём-нибудь. Я име­ни не назы­ваю. Освя­щать может толь­ко свя­щен­ник. Это освя­ща­ет, допу­стим, свя­тая какая-нибудь — зна­чит она кто? Зна­чит, она свя­щен­ник. Или если не так, тогда кто же? Может ли себе поз­во­лить любой из нас освя­щать водич­ку, ска­жи­те, или мас­ли­це? Не дума­ем ниче­го. Назо­вем свя­той — и всё в поряд­ке, и уже не дума­ем ни о чём.

Так вот, отчит­ка, дру­зья мои, чем харак­те­ри­зу­ет­ся. Тоже чита­ют­ся молит­вы, брыз­га­ет­ся, там и крест при­сут­ству­ет, и всё на све­те, и мы даже не дума­ем, а что она из себя пред­став­ля­ет в насто­я­щее вре­мя? Не нуж­но гово­рить: в пер­вом веке было вот так. Да, в пер­вом веке было — при­ни­мал Кре­ще­ние, и вдруг он — грек, начи­нал гово­рить по-фран­цуз­ски. Да, на пре­крас­ном фран­цуз­ском язы­ке, его фран­цу­зы все пони­ма­ют с изум­ле­ни­ем — что с ним слу­чи­лось такое? Не нуж­но гово­рить об этом. Это был век чрез­вы­чай­ный. Если бы это­го не было — хри­сти­ан­ство было бы уни­что­же­но в самом нача­ле сво­ем. Не толь­ко зна­ние язы­ков, но и дру­гие необы­чай­ные дары. Поче­му и назы­ва­ет­ся век чрез­вы­чай­ных даро­ва­ний, и нече­го обра­щать­ся к это­му. Мы долж­ны посмот­реть, как свя­тые отцы гово­рят о том, кто может зани­мать­ся этим, пото­му что бук­валь­но тво­рит­ся какое-то сума­сше­ствие сей­час у нас.

Чита­ем. «Авва Пите­ри­он мно­го бесе­до­вал с нами и с осо­бен­ной силой рас­суж­дал о раз­ли­че­нии духов — (как важ­но! Помни­те, Иоанн Бого­слов писал: не вся­ко­му духу верь­те, а испы­ты­вай­те духов — от Бога ли они), гово­ря, что неко­то­рые бесы наблю­да­ют за наши­ми стра­стя­ми и часто обра­ща­ют их ко злу. Итак, чадо, кто хочет изго­нять бесов, тот дол­жен спер­ва пора­бо­тить стра­сти, ибо, какую страсть кто побе­дит, тот тако­го беса и изго­нит. Мало-пома­лу долж­но вам пора­бо­тить стра­сти, что­бы изгнать демо­нов этих стра­стей». Вы слы­ши­те, ока­зы­ва­ет­ся какой закон­ный путь! Сей­час я ещё кое-что рас­ска­жу, зачи­таю. Закон­ный путь — толь­ко тот может изго­нять, кто изгнал их из себя. До тех пор, пока ты не изгнал демо­нов стра­стей из себя, не изгнал их совсем, не можешь ты этим зани­мать­ся. Об этом нам гово­рит Кни­га Дея­ний Апо­столь­ских про­мыс­ли­тель­но, ведь этот факт зафик­си­ро­ван в Дея­ни­ях Апо­столь­ских. Когда семь сыно­вей пер­во­свя­щен­ни­ка изго­ня­ли име­нем Хри­ста, Кото­ро­го про­по­ве­ду­ет Павел, бес­но­ва­тый им ска­зал: знаю Пав­ла и Хри­ста знаю, а вы кто такие? Помни­те? Избил их семе­рых так, что они изби­тые и нагие бежа­ли по ули­цам горо­да. Вот при­мер: «А вы кто такие?»

Поэто­му сви­де­тель­ству­ет нам исто­рия Церк­ви — потря­са­ю­ще сви­де­тель­ству­ет. Я не пом­ню, Сера­фим Саров­ский исце­лил хоть одно­го бес­но­ва­то­го или нет, я вот не пом­ню, вы не помни­те? Пре­по­доб­ный Сер­гий — одно­го за всю жизнь. Вы поду­май­те толь­ко: чита­е­те жития свя­тых — ред­чай­шее явле­ние, когда кто-либо из свя­тых про­сто молит­вой — не каким-то чином, не каки­ми-то эффек­та­ми, вдруг исце­лял чело­ве­ка от бес­но­ва­ния. Ред­чай­шие слу­чаи. И вдруг во вто­рой поло­вине ХХ века начи­на­ет­ся шквал. Кто толь­ко за это не берет­ся! Ни о каком-то бес­стра­стии речь даже не идёт. Любой свя­щен­ник сей­час может взять­ся за это — или монах, и начать кро­пи­лом и кре­стом. Пол­но­стью попра­но свя­то­оте­че­ское уче­ние, пол­но­стью. В Риме дока­ти­лись уже до того, что целый инсти­тут орга­ни­зо­ва­ли, где за два или три меся­ца сту­дент может прой­ти тео­рию и прак­ти­ку изгна­ния бесов. Кра­со­та какая… Бед­ные подвиж­ни­ки-пустын­ни­ки — деся­ти­ле­ти­я­ми очи­ща­ли свою душу, а тут два меся­ца — и всё в поряд­ке. Ты уже закли­на­тель. Ай-яй-яй, до како­го извра­ще­ния хри­сти­ан­ства дока­ти­лись мы в насто­я­щее время!

Одна­жды к пре­по­доб­но­му Анто­нию Вели­ко­му при­шёл круп­ный вое­на­чаль­ник с доче­рью, кото­рая была бес­но­ва­та, и стал умо­лять свя­то­го исце­лить ее. Одна­ко Анто­ний даже не вышел к нему. А лишь изнут­ри кельи ска­зал ему: «О, чело­век, ты напрас­но про­сишь у меня помо­щи. Я чело­век смерт­ный и немощ­ный, как и ты». (Поду­май­те толь­ко!) — Но если ты веру­ешь во Хри­ста, Кото­ро­му я слу­жу, иди с верой, и молись Богу, и дочь твоя будет здра­ва. Ты иди и молись». Что нахо­дим даль­ше? Вое­на­чаль­ник пове­рил это­му все­му и стал уси­лен­но молить­ся, и дочь его ста­ла здорова.

При­мер из жития пре­по­доб­но­го Сер­гия Радо­неж­ско­го, когда к нему при­ве­ли бес­но­ва­то­го вель­мо­жу — что-то 8 чело­век что ли, ну еще бы, бес­но­ва­тый. Он собрал всю бра­тию мона­сты­ря вот здесь у нас. Собрал в цер­ковь на молит­ву об этом боля­щем. Вся бра­тия при­шла. А после молеб­на про­сто вышел вме­сте с бра­ти­ей, осе­нил бес­но­ва­то­го кре­стом — и всё. И всё, И боль­ше ниче­го. Хорош чин? Слу­шай­те, что такое — поче­му свя­тым не верим. Свя­тым не верим! Любой, про­сти­те меня, попик, сей­час возь­мёт это в руки, то, дру­гое, и эту книж­ку — и к нему бегут. Свя­тые — долой. Что нам пре­по­доб­ный Анто­ний, что нам пре­по­доб­ный Сер­гий! Иса­ак Сирин гово­рит: «Кто молит Бога (теперь мы при­шли к чину-молеб­ну, чину отчит­ки) — кто молит Бога и жела­ет, что­бы в руках его были чуде­са и силы, тот иску­ша­ет­ся в уме сво­ем руга­те­лем демо­ном и ока­зы­ва­ет­ся хваст­ли­вым и немощ­ным в сове­сти сво­ей». Ух, как силь­но, вы слышите?

У пре­по­доб­но­го Кас­си­а­на Рим­ля­ни­на на этот счёт име­ет­ся очень серьёз­ное пре­ду­пре­жде­ние. Я вот зачи­таю вам: «А кто жела­ет пове­ле­вать нечи­сты­ми духа­ми (ну, к кому отно­сит­ся, понят­но) или чудес­но пода­вать здра­вие боля­щим, или являть перед наро­дом — (слы­ши­те! Перед наро­дом. Хри­стос быст­рей, как толь­ко народ соби­рал­ся — тут же исце­лял и всё, что­бы не было шума!) — или являть перед наро­дом какое-либо из див­ных зна­ме­ний, тот, хотя при­зы­ва­ет Имя Хри­сто­во, быва­ет чужд Хри­ста, поели­ку над­мен­ной гор­до­стью не сле­ду­ет учи­те­лю сми­ре­ния. Посе­му-то отцы наши нико­гда не назы­ва­ли тех мона­хов доб­ры­ми и сво­бод­ны­ми от зара­зы тще­сла­вия, кото­рые хоте­ли слыть заклинателями».

Как бы хоро­шо бы эти сло­ва сей­час перед всем наро­дом нашим пра­во­слав­ным зачи­тать! Он же писал: «Никто не дол­жен быть про­слав­ля­ем за дары и чуде­са Божии, а вся­кий за соб­ствен­ные толь­ко доб­ро­де­те­ли, кото­рые тре­бу­ют дея­тель­но­сти ума и уси­лен­но­го ста­ра­ния, ибо (обра­щаю ваше вни­ма­ние, вам при­го­дит­ся это!) — весь­ма часто люди раз­вра­щен­ные умом и про­тив­ни­ки веры Име­нем Гос­по­да изго­ня­ют демо­нов и тво­рят вели­кие чуде­са». Вы слы­ши­те, что тво­рит­ся: «раз­вра­щен­ные умом и про­тив­ни­ки веры».

Кста­ти, очень инте­рес­ный слу­чай был свя­зан с извест­ным свя­тым стар­цем про­то­и­е­ре­ем Алек­се­ем Зарай­ским — это перед рево­лю­ци­ей, — о бес­но­ва­той девуш­ке, кото­рая у него рабо­та­ла в при­слу­гах. Послуш­ник пишет: «Я спра­ши­вал отца Алек­сея, поче­му он не изго­нит из неё беса — (вот такой про­сто­душ­ной послуш­ник был и пря­мо спро­сил у него), — и он мне отве­чал: а поче­му он может знать, что на то есть воля Божия». Ух, какая поста­нов­ка вопро­са, вы послу­шай­те! И поче­му он так спра­ши­ва­ет? — «Она при­ча­ща­ет­ся Свя­тых Тайн и, если это нуж­но, то Хри­стос, ею при­ни­ма­е­мый, Сам в силе изгнать его, а если ей это слу­жит кре­стом очи­сти­тель­ным, то для чего же изго­нять его?». Посмот­ри­те, какое муд­рое рассуждение!

Как пишут свя­тые отцы в отно­ше­нии так назы­ва­е­мой этой отчит­ки. Да, пря­мо магия в хри­сти­ан­стве, в Церк­ви. Но тут сколь­ко денег идет, слу­шай­те, так что вы на вся­кий слу­чай чин этот купи­те и зай­ми­тесь. И потом пря­мо в пре­ис­под­нюю вме­сте с этим чином. К вели­ко­му сожа­ле­нию, мож­но быть по всей внеш­ней фор­ме сто­про­цент­ным пра­во­слав­ным хри­сти­а­ни­ном — неваж­но кем, — миря­ни­ном, свя­щен­ни­ком — это не име­ет зна­че­ния — сто­про­цент­но пра­во­слав­ным хри­сти­а­ни­ном; и в тоже вре­мя по суще­ству, по самой сути, быть сто­про­цент­ным языч­ни­ком. Да еще не каким-нибудь языч­ни­ком, а когда мы гово­рим об отчит­ке, тут дело еще поху­же. Ещё раз напо­ми­наю вам, чем харак­те­ри­зу­ет­ся язы­че­ство — верой в риту­ал, в силу риту­а­ла, в силу дей­ствий самих по себе, в эту силу — вот это я сде­лаю, про­из­ве­ду дей­ствия — и всё, и нику­да не денешь­ся ты. Свя­за­но с Богом — ты, Гос­по­ди, нику­да не денешь­ся, про­из­не­су эти сло­ва и Ты у меня в клет­ке и будешь делать то, что я хочу. Страш­ная вера. Язы­че­ство харак­те­ри­зу­ет­ся имен­но этой верой в силу риту­а­ла. Я гово­рю: глав­ное кре­стить, а не пове­рить; глав­ное обвен­чать, а не пове­рить. Без веры, без обе­ща­ния Богу доб­рой сове­сти мы хотим силой толь­ко внеш­них дей­ствий, силой риту­а­ла воз­дей­ство­вать на чело­ве­ка, и в дан­ном слу­чае чело­век-то ока­жет­ся веру­ю­щий, — то есть заста­вить Бога дей­ство­вать так, как я хочу. Страш­ное дело. Такие дела назы­ва­ют­ся кощун­ством уже. И вот, к сожа­ле­нию, в наше вре­мя эта так назы­ва­е­мая отчит­ка при­об­ре­ла уже широ­кий раз­мах. В самом нача­ле поз­во­ли­ли это­му, а теперь джинн, как гово­рят, выско­чил из бутылки.

Оставить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.

Размер шрифта: A- 16 A+
Цвет темы:
Цвет полей:
Шрифт: Arial Times Georgia
Текст: По левому краю По ширине
Боковая панель: Свернуть
Сбросить настройки