Астрология в древнем мире

Астрология в древнем мире

(3 голоса5.0 из 5)

Аст­ро­ло­гия заро­ди­лась в Месо­по­та­мии в III тыс. до Р. Х., ее ран­няя исто­рия тес­но свя­за­на с покло­не­ни­ем небес­ным све­ти­лам, аст­ро­ла­три­ей (от αστρον — звез­да и λατρεια — слу­же­ние) в древ­них Шуме­ре, Асси­рии и Вави­лоне. Хана­ан­ские куль­ты све­тил и пло­до­ро­дия, с кото­ры­ми непо­сред­ствен­но столк­нул­ся древ­ний Изра­иль, пред­став­ля­ли собой раз­но­вид­ность месо­по­там­ских куль­тов и были свя­за­ны с покло­не­ни­ем таким боже­ствам, как Ваал, Астар­та (Иштар) и Рем­фан, отож­деств­ляв­шим­ся соот­вет­ствен­но с Солн­цем, Луной и Сатур­ном. Вет­хий Завет предо­сте­ре­га­ет народ Изра­и­ля от аст­ро­ла­трии как идо­ло­по­клон­ства (Втор.4:19) и уста­нав­ли­ва­ет в каче­стве нака­за­ния за нее поби­е­ние кам­ня­ми до смер­ти (Втор.17:2–5). Одна­ко в прав­ле­ние Манас­сии аст­ро­ла­трия в Иудее при­ня­ла откры­тые фор­мы (4Цар.21:1–12). Иосия пре­сек покло­не­ние све­ти­лам и в том чис­ле культ Астар­ты с сопут­ству­ю­щей ему риту­аль­ной про­сти­ту­ци­ей (4Цар.23:4–7). Иса­ия, про­ро­че­ствуя о паде­нии Вави­ло­на, гово­рит, что бес­смыс­лен­но обра­щать­ся к вол­шеб­ни­кам и звез­до­че­там, кото­рые в скорб­ных обсто­я­тель­ствах не могут спа­сти от бед­ствий, повли­ять на суд Божий (Ис.47:12–15). Иере­мия ука­зы­ва­ет, что стра­шить­ся небес­ных зна­ме­ний — удел языч­ни­ков (Иер.10:2).

Вавилонская астрология

ста­ла осно­вой для аст­ро­ло­гии мно­гих древ­них циви­ли­за­ций. В ее исто­ри­че­ских фор­мах наи­бо­лее пол­но пред­став­ле­ны 3 эта­па раз­ви­тия астрологии.

1. Древ­няя аст­ро­ло­гия пред­зна­ме­но­ва­ний, извест­ная по аккад­ским кли­но­пис­ным тек­стам II тыс. до Р. Х., зани­ма­лась истол­ко­ва­ни­ем непо­сред­ствен­но наблю­да­е­мых аст­ро­но­ми­че­ских и атмо­сфер­ных явле­ний (вос­хо­ды и захо­ды пла­нет и звезд, затме­ния Солн­ца и Луны, цвет Луны и направ­ле­ние вет­ра в ново­лу­ние) как небес­ных зна­ме­ний, отно­ся­щих­ся к стране, наро­ду, пра­ви­те­лю. Ее тол­ко­ва­ния каса­лись общезна­чи­мых собы­тий (вой­на или мир, хоро­ший или пло­хой уро­жай), она не дава­ла инди­ви­ду­аль­ных пред­ска­за­ний. Аст­ро­ло­гия в этот пери­од еще не име­ла пред­став­ле­ния о зодиаке.

2. Зоди­а­каль­ная аст­ро­ло­гия ново­ва­ви­лон­ско­го пери­о­да (626–539 до Р. Х.) осно­вы­ва­лась на мно­го­лет­них цик­лах про­хож­де­ния «7 пла­не­та­ми» (т. е. Солн­цем, Луной и 5 пла­не­та­ми, види­мы­ми нево­ору­жен­ным гла­зом) зна­ков зоди­а­ка. Зоди­ак — это про­ек­ция види­мо­го пути Солн­ца на небес­ную сфе­ру при его годо­вом дви­же­нии по эклип­ти­ке отно­си­тель­но непо­движ­ных звезд. Зоди­а­ком так­же назы­ва­ют поло­су на небес­ной сфе­ре шири­ной 16–18°, охва­ты­ва­ю­щую види­мые тра­ек­то­рии дви­же­ния Солн­ца и пла­нет. Созвез­дия, по кото­рым про­хо­дит зоди­ак, назы­ва­ют­ся зоди­а­каль­ны­ми. Их коли­че­ство у раз­ных наро­дов варьи­ро­ва­лось от 8 до 17. Вави­лон­ские аст­ро­но­мы в нач. I тыс. до Р. Х. раз­де­ли­ли зоди­ак, начи­ная с линии весен­не­го рав­но­ден­ствия (21 мар­та), на 12 частей, или «зна­ков», по 30° каж­дый. Зна­ки зоди­а­ка полу­чи­ли назва­ния нахо­див­ших­ся в них созвез­дий. Зоди­а­каль­ная аст­ро­ло­гия пере­но­си­ла идею цик­лич­но­сти, бес­ко­неч­но­го повто­ре­ния кос­ми­че­ских собы­тий, на зем­ную жизнь. В уче­нии вави­лон­ских аст­ро­ло­гов о «вели­ком годе», пери­о­де, в кон­це кото­ро­го звез­ды воз­вра­ща­ют­ся в то же поло­же­ние, что и в нача­ле, а сле­до­ва­тель­но, и на Зем­ле все до мель­чай­ших дета­лей повто­ря­ет­ся, нашел выра­же­ние аст­раль­ный фата­лизм, пред­став­ле­ние об абсо­лют­ной зави­си­мо­сти жиз­ни людей от звезд.

3. Горо­скоп­ная аст­ро­ло­гия воз­ник­ла в сере­дине I тыс. до Р. Х. Ее основ­ная идея состо­ит в том, что судь­ба чело­ве­ка опре­де­ля­ет­ся аст­раль­ны­ми вли­я­ни­я­ми в момент его рож­де­ния. Горо­скоп — это схе­ма­ти­че­ское изоб­ра­же­ние звезд­но­го неба («кар­та неба») в дан­ный момент вре­ме­ни для дан­но­го места. По горо­ско­пу пред­ска­зы­ва­ют­ся тело­сло­же­ние чело­ве­ка, спо­соб­но­сти, харак­тер, важ­ней­шие собы­тия его жиз­ни, про­дол­жи­тель­ность послед­ней и при­чи­ны смер­ти. Самый ран­ний из извест­ных вави­лон­ских горо­ско­пов дати­ру­ет­ся 409 г. до Р. Х. В горо­скоп­ной аст­ро­ло­гии источ­ни­ком вли­я­ния на судь­бы людей счи­та­ют­ся не созвез­дия как тако­вые, а их сим­во­лы — зна­ки зоди­а­ка. Поло­же­ния све­тил отно­си­тель­но этих зна­ков не наблю­да­ют­ся непо­сред­ствен­но, а вычис­ля­ют­ся на осно­ве ранее сде­лан­ных наблю­де­ний. Небес­ные зна­ме­ния, кото­рые нель­зя пред­ска­зать мате­ма­ти­че­ски, не при­ни­ма­ют­ся во вни­ма­ние в горо­ско­пах. Аст­ро­ло­гия при­об­ре­ла таким обра­зом неко­то­рые внеш­ние при­зна­ки нау­ки и поэто­му в древ­но­сти обыч­но вос­при­ни­ма­лась как часть аст­ро­но­мии или отож­деств­ля­лась с ней. Вави­лон­ские аст­ро­но­мы стре­ми­лись пред­ска­зы­вать види­мые дви­же­ния небес­ных тел, сол­неч­ные и лун­ные затме­ния, но не инте­ре­со­ва­лись их при­чи­на­ми и дей­стви­тель­ным устрой­ством все­лен­ной. Аст­ро­ло­гия в Вави­лоне не отли­ча­лась от аст­ро­но­мии ни целя­ми, ни мето­да­ми. Одна­ко аст­ро­но­ми­че­ски­ми наблю­де­ни­я­ми зани­ма­лись пис­цы, а пред­ска­за­ни­я­ми — каста жре­цов. За послед­ни­ми в гре­ко-рим­ском мире закре­пил­ся этно­ним «хал­дей». Впо­след­ствии хал­де­я­ми назы­ва­ли магов и аст­ро­ло­гов неза­ви­си­мо от их происхождения.

В древнем Египте

аст­ро­но­мия огра­ни­чи­ва­лась наблю­де­ни­я­ми за звез­да­ми в кален­дар­ных целях. Еги­пет­ский звезд­ный кален­дарь осно­вы­вал­ся не на зоди­а­ке, а на после­до­ва­тель­но­сти из 36 звезд или групп звезд, каж­дой из кото­рых соот­вет­ство­ва­ла дуга эклип­ти­ки в 10°. Впо­след­ствии гре­че­ские аст­ро­но­мы назва­ли эти звез­ды дека­на­ми. Аст­ро­ло­гия до асси­рий­ско­го заво­е­ва­ния (670 до Р. Х.) не прак­ти­ко­ва­лась. Сви­де­тель­ства антич­ных авто­ров о еги­пет­ской аст­ро­ло­гии отно­сят­ся к позд­не­му пери­о­ду (ср.: Herodotus. Historiae. II 82).

Астрология в древней Греции

Реша­ю­щее зна­че­ние как в част­ной, так и в обще­ствен­ной жиз­ни гре­ков име­ли пред­ска­за­ния буду­ще­го на осно­ва­нии гада­ний и ора­ку­лов (см., напр.: Xenophon. Anabasis. III 1. 5 sq.; IV 1. 23; V 6. 16sq.). Небес­ны­ми зна­ме­ни­я­ми издрев­ле счи­та­лись сол­неч­ные и лун­ные затме­ния (Homerus. Odyssea. XX 350–358) и паде­ния метео­ров (см., напр.: Plut. Vitae. Agis et Cleomenes. 11. 4–5). В быту поль­зо­ва­лись кален­да­ря­ми удач­ных и неудач­ных дней лун­но­го меся­ца: «день — когда мать, а когда и маче­ха» (Hesiodus. Opera et dies. 825). Сло­ва «аст­ро­но­мия» и «аст­ро­ло­гия» упо­треб­ля­лись в смыс­ле, отлич­ном от совре­мен­но­го. Так, «аст­ро­но­мия» мог­ла озна­чать тео­ре­ти­че­ское зна­ние, бес­по­лез­ное в прак­ти­че­ской жиз­ни, а «аст­ро­ло­гия» — необ­хо­ди­мое руко­вод­ство для опре­де­ле­ния вре­ме­ни, бла­го­при­ят­но­го для того или ино­го вида дея­тель­но­сти (Xenophon. Memorabilia. IV 7).

Вопро­сам кален­да­ря и мор­ской нави­га­ции уде­ля­лось осо­бое вни­ма­ние в прак­ти­че­ской нау­ке о звез­дах. Ее зна­то­ка­ми счи­та­лись древ­ние муд­ре­цы: Фалес Милет­ский (VII-VI вв. до Р. Х.) пред­ска­зал сол­неч­ное затме­ние (DVF. 11. A5), ему при­пи­сы­ва­ли автор­ство «Мор­ской аст­ро­но­мии» (Ibid. B1); Анак­си­мандр (VI в. до Р. Х.) пер­вым уста­но­вил гно­мон, ука­зы­ва­ю­щий дни рав­но­ден­ствия и солн­це­сто­я­ния (Ibid. 12. A1‑4), и создал небес­ную кар­ту (Ibid. A1‑2). Пла­тон счи­тал, что аст­ро­но­ми­че­ские зна­ния обя­за­тель­ны для всех граж­дан госу­дар­ства (Leges. VII 809c‑d, 817e — 818a, 822a‑c).

Гео­мет­ри­че­ская модель Сол­неч­ной систе­мы была пред­ло­же­на Евдок­сом (IV в. до Р. Х.). Он заме­нил раз­роз­нен­ные пред­став­ле­ния о чис­ле созвез­дий и кине­ма­ти­че­ских прин­ци­пах их види­мо­го пере­ме­ще­ния по небо­скло­ну кар­ти­ной вза­и­мо­свя­зан­но­го пере­ме­ще­ния све­тил в соот­вет­ствии с дви­же­ни­ем систе­мы рав­но­мер­но вра­ща­ю­щих­ся вокруг Зем­ли кон­цен­три­че­ских сфер. Види­мый путь каж­дой пла­не­ты и созвез­дий мог быть пред­став­лен как ком­по­зи­ция вра­ще­ний несколь­ких сфер. По Евдок­су, таких сфер было 27 (сфе­ра непо­движ­ных звезд, по 3 сфе­ры для Солн­ца и Луны и по 4 сфе­ры для каж­дой из осталь­ных 5 пла­нет). Эта модель стро­е­ния Все­лен­ной с необ­хо­ди­мы­ми изме­не­ни­я­ми про­су­ще­ство­ва­ла почти 2 тыс. лет.

Нау­ку о небес­ных явле­ни­ях Пла­тон назы­вал так­же метео­ро­ло­ги­ей (Faedr. 270a). Этот же тер­мин исполь­зу­ет Ари­сто­тель для обо­зна­че­ния нау­ки, изу­ча­ю­щей части неба, рас­по­ло­жен­ные ниже сфе­ры непо­движ­ных звезд (здесь, по мне­нию гре­ков, нахо­ди­лись Солн­це, Луна, Млеч­ный Путь, коме­ты), атмо­сфер­ные явле­ния и стро­е­ние Зем­ли (Meteor. 338a 25–339a 5). В гре­че­ском обще­стве заня­тия метео­ро­ло­ги­ей как тео­ре­ти­че­ской нау­кой пред­став­ля­лись опас­ны­ми для рели­гии, т. к. под­ры­ва­ли веру в богов (Euripides. Fragmenta. 913). Иссле­до­ва­ние небес­ных явле­ний мог­ло слу­жить пово­дом для обви­не­ний в свя­то­тат­стве, как на про­цес­се над Анак­са­го­ром (V в. до Р. Х) (DFV. 59. A17). Сокра­та поми­мо про­че­го обви­ни­ли в том, что он испы­ты­ва­ет «то, что под зем­лею, и то, что на небе­сах» (Plat. Apol. Socr. 19b). Мно­гие фило­со­фы свя­зы­ва­ли про­ис­хож­де­ние фило­со­фии с наблю­де­ни­ем за небес­ны­ми явле­ни­я­ми (см., напр.: Plat. Tim. 47a; Faedr. 259; Arist. Met. 982b 15), нахо­дя, что в совер­шен­стве небес­ных дви­же­ний про­яв­ля­ет­ся разум­ное боже­ствен­ное нача­ло. «Вся все­лен­ная есть гар­мо­ния и чис­ло», — учи­ли пифа­го­рей­цы (DFV. 58. B4). Пла­тон счи­тал, что созер­ца­ние небес­ных про­странств слу­жит очи­ще­нию души и воз­вы­шен­но­му умо­зре­нию: душа «парит в вышине и управ­ля­ет миром» (Faedr. 246c). О том же гово­рил Эпи­кур (Ratae sententiae. 10).

По сооб­ще­нию Герод­о­та, маги-хал­деи пред­ска­за­ли пер­сид­ско­му царю Ксерк­су побе­ду над гре­ка­ми в его похо­де, окон­чив­шем­ся пора­же­ни­ем (Historiaе. VII 37). Пифа­гор (VI в. до Р. Х.), соглас­но тра­ди­ции, учил­ся в Вави­лоне у хал­де­ев (DFV. 14. 8b). Хал­деи же яко­бы пред­ска­за­ли отцу гре­че­ско­го тра­ги­ка Еври­пи­да (V в. до Р. Х.) судь­бу его сына (Gellius. Noctes Atticae. XV 20. 2sq.). Одна­ко Евдокс пола­гал, что аст­ро­ло­гам не сле­ду­ет верить (см.: Cicero. De divinatione. II 42. 87). Тео­фраст (IV в. до Р. Х.) гово­рил об аст­ро­ло­гии как чуже­род­ном явле­нии (см.: Proclus. In Platonis Timaeum commentaria. III 151. 1sq.). Пла­тон в «Тимее» так­же отвер­гал гада­ние по звез­дам (40с‑d). В «Фед­ре» уста­ми Сокра­та рас­ска­зы­ва­ет­ся, что души сопро­вож­да­ют в небе­сах 12 зоди­а­каль­ных божеств (247a‑b), но свой путь они изби­ра­ют сво­бод­но (248a‑b), что отли­ча­ет пла­то­нов­ский миф от аст­ро­ло­ги­че­ских учений.

Адап­та­ции аст­ро­ло­гии из Вави­ло­на сопут­ство­ва­ли изме­не­ния тра­ди­ци­он­ных пред­став­ле­ний о богах и про­ник­но­ве­ние в гре­че­ский мир новых идей. Важ­ней­ши­ми из них для раз­ви­тия аст­ро­ло­гии явля­ют­ся следующие.

1. Уче­ние о вели­ком годе и испы­та­нии огнем в кон­це вре­мен. Пифа­гор утвер­ждал, что «все, что неко­гда про­изо­шло, через опре­де­лен­ные пери­о­ды вре­ме­ни про­ис­хо­дит сно­ва, а ново­го нет абсо­лют­но ниче­го» (DFV. 14. 8a). Пифа­го­ре­ец Гип­пас и Герак­лит Эфес­ский (VI‑V вв. до Р. Х.) гово­ри­ли о пери­о­ди­че­ских миро­вых ката­стро­фах, в кото­рых мир, воз­ник­ший из огня, в огне поги­ба­ет (Ibid. 18. 7; 22. A10). Про­дол­жи­тель­ность вели­ко­го года опре­де­ля­лась неод­но­знач­но (Ibid. 22. A13) и, воз­мож­но, в соот­вет­ствии с вави­лон­ской тра­ди­ци­ей (Ван-дер-Вар­ден. С. 150).

2. Пред­став­ле­ния о бес­смер­тии души и пере­во­пло­ще­нии. Начи­ная с VI в. до Р. Х. рас­про­стра­ня­ет­ся вера в лич­ное бес­смер­тие, отлич­ная от тра­ди­ци­он­ных пред­став­ле­ний о загроб­ной жиз­ни. Эпи­харм (VI‑V вв. до Р. Х.) гово­рил, что души бла­го­че­сти­вых пре­бу­дут на небе (DFV. 23. B22). Уче­ние о пере­се­ле­нии душ свя­за­но с орфиз­мом (Orphicorum fragmenta / Coll. O. Kern. B., 1922. Fr. 27). О том же учил Пифа­гор (DFV. 14. 8a). У пифа­го­рей­цев утвер­ди­лось пред­став­ле­ние, соглас­но кото­ро­му душа после смер­ти вос­хо­дит к Солн­цу и Луне (Ibid. 58. C4). Пла­тон из уче­ния о пере­во­пло­ще­нии делал выво­ды об устрой­стве кос­мо­са (Phaedo. 108c — 114e). В «Фед­ре» он ука­зы­ва­ет сро­ки, кото­рые про­во­дят души на небе­сах перед оче­ред­ным вопло­ще­ни­ем (248e — 249b).

3. Уче­ния о миро­вой душе и небес­ной гар­мо­нии. У пифа­го­рей­цев кос­мос пред­ста­ет живым, разум­ным и боже­ствен­ным неза­ви­си­мо от при­ня­той моде­ли его физи­че­ско­го устрой­ства: гео­цен­три­че­ской (см., напр.: DVF. 58. B1a) или моде­ли Фило­лая, соглас­но кото­рой небес­ные тела вра­ща­ют­ся вокруг Гестии, кос­ми­че­ско­го огня (Ibid. 44. A16). Пла­тон в «Тимее» рису­ет вели­че­ствен­ный образ звезд­но­го неба, кос­мо­са, кото­рый, пре­бы­вая в веч­ном вра­ще­нии, не толь­ко пре­крас­но скон­стру­и­ро­ван гео­мет­ри­че­ски, но слы­шит, видит и обла­да­ет выс­шим разу­мом. Это совер­шен­ный само­до­вле­ю­щий орга­низм (32a — 34a). Роль Гестии отво­дит­ся миро­вой душе: она нахо­дит­ся в цен­тре и одно­вре­мен­но объ­ем­лет кос­мос и управ­ля­ет им (34b‑c). Наи­бо­лее после­до­ва­тель­но это уче­ние раз­ви­ва­лось у сто­и­ков. Кле­анф (III в. до Р. Х.) опи­сы­вал Солн­це как живой огонь и веду­щее нача­ло в кос­мо­се (SVF. I 499, 504). Хри­сипп (III в. до Р. Х.) и Поси­до­ний (II в. до Р. Х.) учи­ли, что кос­мос оду­шев­лен и разу­мен и каж­дая душа име­ет в нем части­цу (Diogenes Laertius. VII 142). Пифа­го­ре­ец Архит обос­но­вы­вал род­ство музы­ки и аст­ро­но­мии тем, что дви­же­ние небес­ных тел долж­но сопро­вож­дать­ся зву­ком (DVF. 47. B1). По уче­нию пифа­го­рей­цев, пла­не­там соот­вет­ству­ют опре­де­лен­ные ноты, порож­да­ю­щие т. н. музы­ку сфер, кото­рую люди не заме­ча­ют, т. к. при­вык­ли к ней с рож­де­ния. Ско­ро­сти вра­ще­ния пла­нет и рас­сто­я­ния меж­ду ними под­чи­не­ны зако­ну гар­мо­ни­че­ско­го ряда как наи­бо­лее совер­шен­но­му (Ibid. 58. 35). Т. о. устрой­ство кос­мо­са сле­ду­ет эсте­ти­че­ско­му критерию.

В народ­ной гре­че­ской рели­гии начи­ная с V в. до Р. Х. так­же про­ис­хо­ди­ли изме­не­ния, под­го­то­вив­шие мас­со­вое созна­ние к при­ня­тию аст­ро­ло­гии. Важ­ней­шим из них явля­ет­ся рас­про­стра­не­ние куль­та Тюхе (Τυχη) — Уда­чи (Epicurus. Epistula ad Menoeceum. 134. 4sq.), в кото­ром при отсут­ствии како­го-либо поло­жи­тель­но­го объ­ек­та рели­ги­оз­ное чув­ство соеди­ня­лось с чисто нега­тив­ной иде­ей непо­сти­жи­мо­го и непред­ска­зу­е­мо­го. Не желая раз­ры­ва с тра­ди­ци­он­ны­ми фор­ма­ми куль­та, Пла­тон в «После­за­ко­нии» гово­рит, что, посколь­ку почи­та­ние небес­ных све­тил как богов учит доб­ро­де­те­ли, оно долж­но стать рели­ги­ей в иде­аль­ном госу­дар­стве (996a — 998b). Но рас­хож­де­ние меж­ду веро­ва­ни­я­ми интел­лек­ту­а­лов и веро­ва­ни­я­ми наро­да неиз­беж­но уве­ли­чи­ва­лось: фоном для раци­о­на­лиз­ма пер­вых ста­но­ви­лась чрез­вы­чай­но воз­рос­шая потреб­ность про­сто­го наро­да в маги­че­ском и необъ­яс­ни­мом (Доддс Э. Р. Гре­ки и ирра­ци­о­наль­ное. СПб., 2000. С. 259 слл.).

Астрология в эллинистическую эпоху

окон­ча­тель­но сфор­ми­ро­ва­лась как рели­ги­оз­но-фило­соф­ское уче­ние. Первую аст­ро­ло­ги­че­скую шко­лу в Гре­ции на ост­ро­ве Кос осно­вал вави­лон­ский жрец Беросс (ок. 300 до Р. Х.), но инте­рес к его тру­дам был неве­лик. Сре­ди аст­ро­но­ми­че­ских сочи­не­ний III в. до Р. Х. выде­ля­ет­ся поэ­ма «Явле­ния» Ара­та Солий­ско­го (сохра­ни­лась пол­но­стью), в кото­рой в упро­щен­ном виде изла­га­ет­ся систе­ма Евдок­са, опи­сы­ва­ет­ся деле­ние звезд­но­го неба на созвез­дия, при­во­дят­ся погод­ные и сель­ско­хо­зяй­ствен­ные при­ме­ты. Это сочи­не­ние дол­гое вре­мя оста­ва­лось попу­ляр­ным в гре­ко-рим­ском мире, по нему учи­лись аст­ро­но­мии, к нему писа­ли ком­мен­та­рии. Основ­ная идея аст­ро­ло­гии, что звез­ды могут высту­пать как вест­ни­ки чело­ве­че­ской судь­бы, чуж­да поэ­ме Ара­та. Всплеск инте­ре­са к аст­ро­ло­гии про­изо­шел лишь во II в. до Р. Х. Интел­лек­ту­аль­ное напол­не­ние аст­ро­ло­гии соста­ви­ли идеи о 4 эле­мен­тах и миро­вом эфи­ре, о мак­ро­кос­ме и чело­ве­ке как мик­ро­кос­ме, о миро­вой сим­па­тии, о судьбе.

Более все­го аст­ро­ло­гия заим­ство­ва­ла из сто­и­циз­ма. У сто­и­ков сим­па­тия (συμπαθεια) — это такое согла­сие при­чин и явле­ний друг с дру­гом, кото­рое тож­де­ствен­но судь­бе, как выра­же­нию необ­хо­ди­мо­сти и зако­но­мер­но­сти все­го про­ис­хо­дя­ще­го (см., напр.: Cicero. De natura deorum. II 7. 19; III 11. 28; De divinatione. II 69. 143). Поси­до­ний обос­но­вы­вал ман­ти­ку как выяв­ле­ние дея­тель­но­сти про­мыс­ла (судь­бы) кос­ми­че­ской сим­па­ти­ей (SVF. III 26sq.). На этом же тео­ре­ти­че­ском фун­да­мен­те стро­и­лось зда­ние аст­ро­ло­гии. В гада­тель­ной прак­ти­ке уче­ние о сим­па­тии поз­во­ли­ло аст­ро­ло­гам сопо­ста­вить зна­ки зоди­а­ка и пла­не­ты, цве­та, рас­те­ния, метал­лы и дра­го­цен­ные кам­ни. Под вли­я­ни­ем сто­и­ков за горо­скоп­ной аст­ро­ло­ги­ей закреп­ля­ет­ся так­же назва­ние апо­те­ле­сма­ти­ка (от греч. αποτελεσματικος — осу­ществ­лен­ный целесообразно).

Суще­ствен­но повли­ял на рас­про­стра­не­ние и раз­ви­тие аст­ро­ло­гии гер­ме­тизм. Сочи­не­ния, при­пи­сы­ва­е­мые Гер­ме­су Три­с­ме­ги­сту, кото­рые пред­став­ля­ют собой сме­ше­ние вави­лон­ской аст­ро­ло­гии, еги­пет­ской аст­ро­но­мии и гре­че­ской фило­со­фии, извест­ны со II в. до Р. Х. В элли­ни­сти­че­ском Егип­те осо­бен­но попу­ляр­ны были трак­та­ты на гре­че­ском язы­ке, над­пи­сан­ные име­на­ми Нехеп­со-Пето­си­ри­са (II в. до Р. Х.) и Мане­фо­на (I в.). В сочи­не­нии «Вве­де­ние в аст­ро­но­мию» Геми­на (I в. до Р. Х.) содер­жит­ся аст­ро­ло­ги­че­ский ком­мен­та­рий к поэ­ме Ара­та. Сре­ди сочи­не­ний на латин­ском язы­ке наи­бо­лее извест­на пол­но­стью сохра­нив­ша­я­ся «Аст­ро­но­ми­ка» Мар­ка Мани­лия (I в. до Р. Х.). Тру­ды Тев­к­ра Вави­ло­ня­ни­на (I в.), содер­жа­щие опи­са­ния при­ро­ды пла­нет, зна­ков зоди­а­ка и систе­мы дека­нов (сохра­ни­лись фраг­мен­ты), ста­ли образ­цом для позд­ней­ших аст­ро­ло­гов. Аст­ро­ло­ги­че­ская поэ­ма в 5 кни­гах (сохра­ни­лась лишь в цита­тах) Доро­тея Сидон­ско­го (I в.) зна­чи­тель­но повли­я­ла как на элли­ни­сти­че­скую, так и на сред­не­ве­ко­вую астрологию.

Выде­ля­ют 4 вет­ви элли­ни­сти­че­ской аст­ро­ло­гии: миро­вая, кото­рая зани­ма­ет­ся гло­баль­ны­ми пред­ска­за­ни­я­ми; гени­тур­ная, пред­ска­зы­ва­ю­щая собы­тия жиз­ни отдель­но­го чело­ве­ка; катар­хен, в кото­рой реша­ет­ся вопрос о бла­го­при­ят­но­сти дан­но­го момен­та вре­ме­ни для како­го-либо дела; интер­ро­га­тив­ная, даю­щая пред­ска­за­ния, исхо­дя из аст­ро­ло­ги­че­ской ситу­а­ции в теку­щий момент.

Гео­цен­три­че­ская систе­ма устрой­ства кос­мо­са полу­чи­ла назва­ние Пто­ле­ме­е­вой. Клав­дий Пто­ле­мей (II в.) в рам­ках этой систе­мы изло­жил мето­ды аст­ро­но­ми­че­ских вычис­ле­ний в фун­да­мен­таль­ном тру­де «Мате­ма­ти­че­ское постро­е­ние в 13 кни­гах», сохра­няв­шем науч­ное зна­че­ние до Ново­го вре­ме­ни. В позд­ней антич­но­сти это сочи­не­ние тра­ди­ци­он­но назы­ва­ли «вели­ким» (μεγαλη) или «вели­чай­шим» (μεγαστη), послед­ний из этих эпи­те­тов при пере­во­де на араб­ский язык (IX в.) занял место назва­ния, под его лати­ни­зи­ро­ван­ной фор­мой «Аль­ма­гест» труд Пто­ле­мея вошел в евро­пей­скую куль­ту­ру. Его же сочи­не­ние «Горо­скоп­ная аст­ро­ло­гия» (Αποτελεσματικα), более извест­ное как «Чет­ве­ро­кни­жие» (Τετραβιβλος; изд.: Ptolemy. Tetrabiblos / Ed. and transl. by F. E. Robbins. L.; Camb. (Mass.), 1940, 19563) (кн. I посвя­ще­на свой­ствам све­тил, кн. II — миро­вой аст­ро­ло­гии, кн. III-IV — гени­тур­ной), ста­ло в гре­ко-рим­ском мире основ­ным посо­би­ем по аст­ро­ло­гии. Послед­нюю Пто­ле­мей назы­вал «про­гно­сти­кой», т. е. состав­ле­ни­ем пред­ска­за­ний с помо­щью аст­ро­но­мии. Бла­го­да­ря мате­ма­ти­за­ции аст­ро­ло­гии мате­ма­ти­ка­ми ста­ли назы­вать и астрологов.

Нео­пла­то­ни­ки вос­при­ни­ма­ли аст­ро­ло­гию в кон­тек­сте теур­гии. В их шко­ле воз­ник­ла тра­ди­ция рели­ги­оз­но-фило­соф­ских ком­мен­та­ри­ев на «Чет­ве­ро­кни­жие», пер­вый из кото­рых при­над­ле­жит Пор­фи­рию (III в.). В «Мате­зи­се» Фир­ми­ка Матер­на (IV в.) наря­ду с исполь­зо­ва­ни­ем зоди­а­ка и систе­мы дека­нов впер­вые вво­дит­ся 12-част­ная систе­ма домов. В отли­чие от зоди­а­каль­ной систе­мы она тес­нее свя­за­на с опре­де­лен­ным чело­ве­ком, т. к. учи­ты­ва­ет не толь­ко вре­мя, но и место рож­де­ния. «Вве­де­ние» Пав­ла Алек­сан­дрий­ско­го (IV в.), в кото­ром аст­ро­ло­гия трак­то­ва­лась как часть уни­вер­саль­ной систе­мы зна­ний, поды­то­жи­ло раз­ви­тие аст­ро­ло­гии в античности.

В Риме пери­о­да Рес­пуб­ли­ки аст­ро­но­ми­че­ские наблю­де­ния не велись, аст­ро­ло­гия отвер­га­лась как чуж­дое явле­ние. Катон Стар­ший (III-II вв. до Р. Х.) счи­тал, что зем­ле­дель­цу не подо­ба­ет сове­то­вать­ся с хал­де­я­ми (De agri cultura. V 4). В 139 г. до Р. Х. сенат поста­но­вил изгнать аст­ро­ло­гов из Рима. Впо­сл. они неод­но­крат­но под­вер­га­лись пре­сле­до­ва­ни­ям. Мас­со­вое рас­про­стра­не­ние аст­ро­ло­гия полу­чи­ла в Рим­ской импе­рии. Рели­ги­оз­ную осно­ву аст­ро­ло­гии здесь состав­ля­ли восточ­ные куль­ты. В I‑IV вв. в импе­рии повсе­мест­но рас­про­стра­нил­ся мит­ра­изм. Ран­ний зоро­аст­ризм с его уче­ни­ем о сво­бо­де воли, бес­смер­тии души и посмерт­ном воз­да­я­нии не остав­лял места для раз­ви­той аст­ро­ло­гии. Но в Пер­сид­ской импе­рии он под­верг­ся силь­но­му вли­я­нию тра­ди­ци­он­ных месо­по­там­ских куль­тов. Боль­шин­ство богов зоро­астрий­ско­го пан­тео­на было отож­деств­ле­но со све­ти­лами, кото­рым покло­ня­лись в Вави­лоне. Вави­лон­ская аст­ро­ла­трия т. о. воз­об­ла­да­ла над аве­стий­ским пред­став­ле­ни­ем о боже­стве как духов­ной сущ­но­сти. Раз­ви­тию аст­ро­ло­гии спо­соб­ство­вал выде­лив­ший­ся в зоро­аст­риз­ме культ Зер­ва­на, бога вре­ме­ни, для кото­ро­го харак­тер­ны фата­лизм и идея бес­ко­неч­но­го повто­ре­ния. Несмот­ря на осуж­де­ние зер­ва­низ­ма в орто­док­саль­ном зоро­аст­риз­ме как лже­уче­ния, он был широ­ко рас­про­стра­нен в позд­ней антич­но­сти. Покло­не­ние вре­ме­ни рас­про­стра­ня­лось на все фор­мы его про­яв­ле­ния от века до часа и на соот­вет­ству­ю­щие им зна­ки зоди­а­ка. Культ Мит­ры, бога Солн­ца, так­же пер­во­на­чаль­но отвер­гал­ся в зоро­аст­риз­ме, но впо­след­ствии Мит­ра был вклю­чен в зоро­астрий­ский пан­те­он (Яшты 10: 39 сл.). Уже в Вави­лоне мит­ра­изм оброс аст­ро­ло­ги­че­ской атри­бу­ти­кой, впо­след­ствии мисте­рии Мит­ры сим­во­ли­зи­ро­ва­ли суд над душой с вос­хож­де­ни­ем ее через 7 небес­ных сфер с их пла­не­та­ми и очи­ще­ни­ем от вли­я­ний этих пла­нет. В свя­ти­ли­щах Мит­ры изоб­ра­жа­лись зна­ки зоди­а­ка и планет.

В Рим­ской импе­рии аст­ро­ло­гию неред­ко кри­ти­ко­ва­ли фило­со­фы. Так, Цице­рон в диа­ло­гах «О диви­на­ции» и «О судь­бе» сум­ми­ро­вал аргу­мен­ты сто­и­ков в поль­зу аст­ро­ло­гии и затем опро­верг их. Скеп­ти­ки неиз­мен­но отвер­га­ли аст­ро­ло­гию. Напри­мер, Секст Эмпи­рик в трак­та­те «Про­тив аст­ро­ло­гов» дока­зал несо­сто­я­тель­ность горо­скоп­ной аст­ро­ло­гии. Но в целом отно­ше­ние к аст­ро­ло­гии обра­зо­ван­ных людей было тер­пи­мым. Так, Цице­рон исполь­зо­вал аст­ро­ло­ги­че­ские обра­зы, что­бы пред­ста­вить вели­че­ствен­ную кар­ти­ну рим­ской исто­рии в «Сне Сци­пи­о­на». Исто­рик Тацит (I‑II вв.) допус­кал, что по звез­дам мож­но пред­ска­зать буду­щее. Луки­ан, не веря аст­ро­ло­ги­че­ским пред­ска­за­ни­ям, рас­смат­ри­вал их как пси­хо­те­ра­пев­ти­че­скую прак­ти­ку (De astrologia. 29). Неко­то­рые из рим­ских импе­ра­то­ров, напр. Клав­дий (I в.), начи­на­ли гоне­ния на аст­ро­ло­гов, если те нару­ша­ли запрет на гада­ния о буду­щем госу­да­ре и о судь­бе ныне здрав­ству­ю­ще­го, но обыч­но аст­ро­ло­гия вхо­ди­ла в систе­му рим­ской госу­дар­ствен­ной религии.

Астрология в Индии и Китае

Аст­ро­ло­гия пред­зна­ме­но­ва­ний появи­лась в Индии в V‑III вв. до Р. Х. под вли­я­ни­ем месо­по­там­ской. Впо­след­ствии буд­дизм спо­соб­ство­вал ее рас­про­стра­не­нию в Цен­траль­ной Азии и на Даль­нем Восто­ке. Из Пер­сии, а впо­след­ствии из Гре­ции в пер­вые века по Р. Х. про­ник­ла в Индию горо­скоп­ная аст­ро­ло­гия. Индий­ская аст­ро­ло­гия исполь­зо­ва­ла касто­вую систе­му и уче­ние о реин­кар­на­ции, при­ня­тые в инду­из­ме. В горо­ско­пах ста­ли учи­ты­вать­ся 28 лун­ных домов, 3 кате­го­рии пла­нет­ных ком­би­на­ций и слож­ная систе­ма пла­нет­ных пери­о­дов. В Индии осо­бен­но раз­ви­ва­лись гени­тур­ная и катар­хен аст­ро­ло­гия. Индий­ская аст­ро­ло­гия в свою оче­редь дала нача­ло китай­ской астрологии.

В Китае аст­ро­ло­гия попол­ни­лась иде­я­ми дао­сиз­ма. Глав­ное отли­чие китай­ской аст­ро­ло­гии от запад­ной заклю­ча­ет­ся во вве­де­нии в горо­ско­пы цик­ли­че­ско­го кален­да­ря, осно­вой кото­ро­го явля­ют­ся 12-лет­ние пери­о­ды. Каж­дый год из 12 носит назва­ние китай­ских зна­ков зоди­а­ка. Пять 12-лет­них пери­о­дов состав­ля­ют кален­дар­ный цикл в 60 лет. Каж­дый пери­од посвя­щен одной из сти­хий: дере­ву, огню, зем­ле, метал­лу и воде. 5 пери­о­дам соот­вет­ству­ют 5 види­мых пла­нет. Солн­цу и Луне при­сва­и­ва­ют­ся соот­вет­ству­ю­щие зна­че­ния про­ти­во­по­лож­ных начал ян и инь (Солн­це-ян — свет­лое, актив­ное, муж­ское, сухое нача­ло; Луна-инь — тем­ное, пас­сив­ное, жен­ское, влаж­ное). Счи­та­ет­ся, что год и пери­од, в кото­рый родил­ся чело­век, ока­зы­ва­ют на него вли­я­ние не мень­шее, чем рас­по­ло­же­ние на небо­сво­де 7 пла­нет в момент его рождения.

Астрология в средние века

В Визан­тий­ской импе­рии аст­ро­ло­гия вос­при­ни­ма­лась как пере­жи­ток язы­че­ства. Заня­тие аст­ро­ло­ги­ей сохра­ня­лось лишь в неко­то­рых оча­гах антич­ной куль­ту­ры, сре­ди нео­пла­то­ни­ков. Про­клу Диа­до­ху (V в.) при­пи­сы­ва­ли автор­ство ком­мен­та­ри­ев к «Чет­ве­ро­кни­жию» Пто­ле­мея. Его уче­ник Марин (V в.) снаб­дил био­гра­фию учи­те­ля его горо­ско­пом. В 529 г. импе­ра­тор Юсти­ни­ан I одно­вре­мен­но с запре­ще­ни­ем пре­по­да­вать язы­че­ские дис­ци­пли­ны запре­тил и дея­тель­ность аст­ро­ло­гов. С уга­са­ни­ем антич­ной циви­ли­за­ции и рас­про­стра­не­ни­ем хри­сти­ан­ства мас­со­вая аст­ро­ло­гия при­шла в упа­док, одна­ко в пери­од с IX по XII в. аст­ро­ло­ги состо­я­ли при дво­рах мно­гих импе­ра­то­ров. Бла­го­склон­но отно­си­лись к аст­ро­ло­гии Лев Мате­ма­тик, архи­епи­скоп Солун­ский (IX в.), и Иоанн X Кама­тир, Пат­ри­арх Кон­стан­ти­но­поль­ский (XII в.), изло­жив­ший в 2 аст­ро­ло­ги­че­ских поэ­мах уче­ние Пто­ле­мея. Одна­ко отри­ца­тель­ное отно­ше­ние Церк­ви к аст­ро­ло­гии оста­ва­лось неиз­мен­ным. Кри­ти­ко­ва­ли аст­ро­ло­гию и визан­тий­ские уче­ные. Миха­ил Пселл (XI в.), изу­чив мето­ды и тех­ни­ку аст­ро­ло­гии, счел ее «сует­ной нау­кой», опас­ной для тех, кто, «обра­тив­шись к ней, забыл о нашем [хри­сти­ан­ском] уче­нии» (Хро­но­гра­фия. М., 1978. С. 134). Миха­ил Атта­ли­ат (XI в.) назы­вал аст­ро­ло­гов обман­щи­ка­ми (Historia / Rec. I. Bekker. Bonnae, 1853. P. 257). Анна Ком­ни­на (XI-XII вв.) ука­зы­ва­ет, что импе­ра­тор Алек­сей I Ком­нин «объ­явил враж­ду аст­ро­ло­ги­че­ско­му уче­нию», пото­му что «оно побуж­да­ло мно­гих наив­ных людей отре­шить­ся от надежд на Бога и гла­зеть на звез­ды» (Алек­си­а­да. М., 1962. С. 186). В позд­ней Визан­тии уси­ли­ва­ют­ся эсха­то­ло­ги­че­ские настро­е­ния и сопут­ству­ю­щий им инте­рес к аст­ро­ло­гии. С кон­ца XIV по сере­ди­ну XV в. в Визан­тии дей­ство­ва­ла аст­ро­ло­ги­че­ская шко­ла Иоан­на Авра­мия (XIV в.), зани­мав­ша­я­ся соби­ра­ни­ем, систе­ма­ти­за­ци­ей и изда­ни­ем тру­дов антич­ных аст­ро­ло­гов. Поми­мо послед­них в Визан­тии к тому вре­ме­ни уже полу­чи­ли широ­кое хож­де­ние аст­ро­ло­ги­че­ские тек­сты, пере­ве­ден­ные с араб­ско­го язы­ка. Визан­тий­ские аст­ро­ло­ги­че­ские руко­пи­си состав­ля­ют бóль­шую часть «Кор­пу­са руко­пи­сей гре­че­ских аст­ро­ло­гов» (Catalogus codicum astrologorum Graecorum: In 12 vol. Brux., 1898–1936).

Араб­ская аст­ро­ло­гия сло­жи­лась в VIII-IX вв. в резуль­та­те усво­е­ния насле­дия элли­низ­ма и под силь­ным вли­я­ни­ем пер­сид­ской и индий­ской аст­ро­ло­ги­че­ских систем. Орто­док­саль­ный ислам отвер­гал те фор­мы аст­ро­ло­гии, в кото­рых све­ти­ла счи­та­лись боже­ства­ми или гос­под­ство­вал аст­раль­ный фата­лизм, хотя одно­вре­мен­но пред­при­ни­ма­лись попыт­ки соеди­не­ния пред­став­ле­ний об абсо­лют­ном пред­опре­де­ле­нии Алла­ха и аст­раль­ном детер­ми­низ­ме. Аст­ро­ло­ги состо­я­ли при дво­рах хали­фов. Аст­ро­ло­гия была попу­ляр­на и в наро­де (напри­мер, в кни­гу ска­зок «Тыся­ча и одна ночь» вклю­че­на свое­об­раз­ная аст­ро­ло­ги­че­ская энциклопедия).

Рас­про­стра­не­ние аст­ро­ло­гии в иудей­ской сре­де нача­лось еще в пери­од позд­не­го элли­низ­ма, в сред­ние века оно охва­ти­ло боль­шую часть диас­по­ры. Зна­чи­тель­ное чис­ло аст­ро­ло­гов сред­не­ве­ко­вой Евро­пы и араб­ско­го Восто­ка были евре­я­ми. Важ­ную роль аст­ро­ло­ги­че­ские воз­зре­ния игра­ют в каб­ба­ле, воз­ник­шей в XII-XIII вв. в сре­де еврей­ских мисти­ков Испа­нии и Прованса.

В сред­не­ве­ко­вую Запад­ную Евро­пу аст­ро­ло­гия попа­ла глав­ным обра­зом из араб­ско­го мира через Испа­нию. Дру­ги­ми источ­ни­ка­ми вли­я­ния были Визан­тия и еврей­ская диас­по­ра. В XII-XIII вв. в Евро­пе широ­ко рас­про­стра­ня­ют­ся пере­во­ды аст­ро­ло­ги­че­ских трак­та­тов с гре­че­ско­го и араб­ско­го язы­ков. Аст­ро­ло­ги это­го вре­ме­ни пыта­лись уста­но­вить свя­зи меж­ду маги­ей, алхи­ми­ей и аст­ро­ло­ги­ей. Сочи­не­ния по аст­ро­ло­гии оста­ви­ли Аль­берт Вели­кий и Род­жер Бэкон (XIII в.). Послед­ний в сочи­не­нии «Зер­ка­ло аст­ро­но­мии» утвер­ждал, что аст­ро­ло­гия не отме­ня­ет сво­бод­ной воли чело­ве­ка, так как опре­де­ля­ет толь­ко тен­ден­ции судь­бы. Вопрос о сво­бо­де воли был реша­ю­щим в отно­ше­нии к аст­ро­ло­гии для ита­льян­ских гума­ни­стов. Фран­че­ско Пет­рар­ка (XIV в.) кри­ти­ко­вал аст­ро­ло­гию, Мар­си­лио Фичи­но (XV в.) высо­ко ценил ее. В эпо­ху Воз­рож­де­ния аст­ро­ло­гия пере­жи­ва­ет насто­я­щий рас­цвет. Она пре­по­да­ет­ся во мно­гих уни­вер­си­те­тах, ей покро­ви­тель­ству­ют прак­ти­че­ски все евро­пей­ские монар­хи, нахо­дят­ся у нее покро­ви­те­ли и в като­ли­че­ской Церк­ви. Увле­ка­лись аст­ро­ло­ги­ей папы Нико­лай V (1447–1455), Пий II (1458–1464), Сикст IV (1471–1484), Юлий II (1503–1513), Лев X (1513–1521). Одна­ко папа Сикст V (1585–1590) выпу­стил бул­лу «Coeli et terrae creator», в кото­рой аст­ро­ло­гия осуж­да­лась наря­ду с про­чи­ми вида­ми гада­ний и магии. В аст­ро­ло­гии это­го вре­ме­ни деталь­но раз­ра­ба­ты­ва­лось уче­ние об аст­раль­ных духах, гени­ях пла­нет и дека­нов и т. д. Зна­ме­ни­тые аст­ро­ло­ги Агрип­па Нет­те­с­гейм­ский (1486–1535), Пара­цельс (1493–1541), Мишель Ностра­да­мус (1503–1566), Джон Ди (1527–1608) были в то же вре­мя мага­ми, алхи­ми­ка­ми и каб­ба­ли­ста­ми. Иоганн Кеплер (1571–1630) назы­вал аст­ро­ло­гию «глу­пой доч­кой аст­ро­но­мии», но был вынуж­ден состав­лять горо­ско­пы на заказ. Про­тив аст­ро­ло­гии высту­па­ли Саво­на­ро­ла, а так­же боль­шин­ство дея­те­лей Рефор­ма­ции, хотя Филипп Меланх­тон был ее сто­рон­ни­ком. Фор­ми­ро­ва­ние евро­пей­ской аст­ро­ло­гии завер­ша­ет­ся тру­да­ми Ж. Б. Море­на де Виль­фран­ша (1583–1656).

В запад­ной аст­ро­ло­ги­че­ской систе­ме важ­ны­ми эле­мен­та­ми горо­ско­па явля­ют­ся зна­ки зоди­а­ка, пла­не­ты (вклю­чая Солн­це и Луну), их «аспек­ты» и домы. Коор­ди­на­ты пла­нет в зна­ках зоди­а­ка опре­де­ля­ют­ся с помо­щью таб­лиц, назы­ва­е­мых эфе­ме­ри­да­ми. Осо­бое зна­че­ние име­ет поло­же­ние Солн­ца в зна­ке («соляр­ный знак»). Когда гово­рят, что чело­век по горо­ско­пу Овен или Козе­рог, это зна­чит, что в момент его рож­де­ния Солн­це нахо­ди­лось в дан­ном зна­ке. Вза­и­мо­рас­по­ло­же­ние пла­нет в горо­ско­пе назы­ва­ет­ся аспек­том и изме­ря­ет­ся в гра­ду­сах дуги. «Хоро­шим пред­зна­ме­но­ва­ни­ем» счи­та­ет­ся такое рас­по­ло­же­ние пла­нет, при кото­ром угол меж­ду ними состав­ля­ет 60 или 120°. «Пло­хое пред­зна­ме­но­ва­ние» — это про­ти­во­сто­я­ние пла­нет (180°) или пря­мой угол меж­ду ними. «Соеди­не­ние» (очень неболь­шой угол меж­ду пла­не­та­ми) может быть и пло­хим, и хоро­шим пред­зна­ме­но­ва­ни­ем — в зави­си­мо­сти от того, какие пла­не­ты обра­зу­ют комбинацию.

Круг домов осно­ван на суточ­ном цик­ле вра­ще­ния Зем­ли вокруг сво­ей оси. За сут­ки небес­ная сфе­ра (т. е. весь зоди­ак) види­мым обра­зом совер­ша­ет пол­ный обо­рот вокруг Зем­ли. Знак зоди­а­ка, кото­рый вос­хо­дит над гори­зон­том в момент рож­де­ния чело­ве­ка, назы­ва­ет­ся вос­хо­дя­щим и име­ет боль­шое зна­че­ние для харак­те­ри­сти­ки горо­ско­па наря­ду с соляр­ным зна­ком. От точ­ки вос­хож­де­ния (гра­ду­са вос­хож­де­ния) начи­на­ет­ся отсчет 12 домов, кото­рые, как пра­ви­ло, име­ют раз­лич­ную про­тя­жен­ность и могут вклю­чать в себя несколь­ко зна­ков зоди­а­ка. Гра­фи­че­ски горо­скоп пред­став­ля­ет собой нало­же­ние кру­га домов на круг зоди­а­ка, в кото­ром рас­по­ло­же­ны пла­не­ты, соеди­нен­ные аспек­та­ми. Счи­та­ет­ся, что поло­же­ние пла­нет в зна­ках ука­зы­ва­ет на потен­ци­аль­ные воз­мож­но­сти чело­ве­ка, а в домах — на сфе­ры их реа­ли­за­ции (семья, про­фес­сия, дру­же­ские отно­ше­ния и др.). Для аст­ро­ло­гии самым важ­ным мето­дом явля­ет­ся ана­лиз так назы­ва­е­мых тран­зи­тов, т. е. аспек­тов меж­ду дви­жу­щи­ми­ся пла­не­та­ми в любое инте­ре­су­ю­щее вре­мя и пла­не­та­ми в горо­ско­пе рождения.

Астрология в Новое и новейшее время

Упа­док аст­ро­ло­гии, начав­ший­ся в эпо­ху Про­све­ще­ния, был свя­зан преж­де все­го с рас­про­стра­не­ни­ем гелио­цен­три­че­ской моде­ли Сол­неч­ной систе­мы. Новый удар по аст­ро­ло­гии был нане­сен откры­ти­ем в 1781 г. пла­не­ты Уран. После откры­тий Неп­ту­на (1846) и Плу­то­на (1930) боль­шин­ство аст­ро­ло­гов вве­ли транс­са­тур­но­вые пла­не­ты в свои систе­мы, пере­рас­пре­де­лив часть функ­ций от «ста­рых» пла­нет к «новым» (напр., от Вене­ры к Неп­ту­ну), что изме­ни­ло сим­во­ли­че­ские зна­че­ния пер­вых. Аст­ро­ло­ги пыта­ют­ся объ­яс­нить, поче­му транс­са­тур­но­вые пла­не­ты не учи­ты­ва­лись в горо­ско­пах про­шло­го, тем, что их вли­я­ние нача­лось непо­сред­ствен­но перед откры­ти­ем, пред­опре­де­лив последнее.

В XIX в. посте­пен­но ожив­ля­ет­ся инте­рес к аст­ро­ло­гии (вку­пе с про­чи­ми «оккульт­ны­ми нау­ка­ми») сре­ди части евро­пей­ской интел­ли­ген­ции и ари­сто­кра­тии. В XX в. увле­че­ние аст­ро­ло­ги­ей, маги­ей и мисти­циз­мом ста­ло мас­со­вым. Адольф Гит­лер и боль­шин­ство идео­ло­гов и вождей Тре­тье­го рей­ха, будучи свя­зан­ны­ми с оккуль­тист­ски­ми кру­га­ми, вери­ли в аст­ро­ло­гию и на горо­ско­пах осно­вы­ва­ли мно­гие поли­ти­че­ские и воен­ные пред­при­я­тия. В насто­я­щее вре­мя в США верят в аст­ро­ло­гию 40%, во Фран­ции — 53, в Гер­ма­нии — 63, в Вели­ко­бри­та­нии — 66% насе­ле­ния (https://www.adherents.com).

Аст­ро­ло­гия явля­ет­ся важ­ной состав­ля­ю­щей неоязы­че­ско­го дви­же­ния «Нью эйдж» (Новая эра), само назва­ние кото­ро­го име­ет аст­ро­ло­ги­че­ское про­ис­хож­де­ние. В резуль­та­те кру­го­во­го сме­ще­ния зем­ной оси в запад­ном направ­ле­нии (пре­цес­сии) Солн­це в пер­вый день аст­ро­но­ми­че­ской вес­ны (21 мар­та) каж­дые 2160 лет появ­ля­ет­ся на фоне ново­го созвез­дия. Пол­ный цикл пре­цес­сии состав­ля­ет око­ло 26000 лет. Во вре­ме­на зарож­де­ния аст­ро­ло­гии Солн­це в пер­вый день вес­ны нахо­ди­лось в созвез­дии Овна, но неза­дол­го до Рож­де­ства Хри­сто­ва оно вошло в созвез­дие Рыб. Для каж­дой «звезд­ной эры», соглас­но док­трине «Нью эйдж», харак­тер­ны своя фор­ма рели­гии, обще­ствен­но­го устрой­ства, эти­ки и фило­со­фии: «эра Рыб» была эпо­хой хри­сти­ан­ства, ожи­да­ет­ся ско­рое нача­ло «эры Водо­лея» — мно­гие из назван­ных эти­ми аст­ро­ло­га­ми дат уже миновали.

Критика и осуждение астрологии Церковью

С воз­ник­но­ве­ни­ем хри­сти­ан­ства про­тив аст­ро­ло­гии высту­пи­ла Цер­ковь. Трулль­ский Собор 61‑м пра­ви­лом опре­де­лил под­вер­гать 6‑летней епи­ти­мии тех, кто, «соеди­няя обман с безу­ми­ем, про­из­но­сят гада­ния о сча­стии, о судь­бе, о родо­сло­вии, и мно­же­ство дру­гих подоб­ных тол­ков… Закос­не­ва­ю­щих же в сем, и не отвра­ща­ю­щих­ся и не убе­га­ю­щих от тако­вых пагуб­ных и язы­че­ских вымыс­лов, опре­де­ля­ем совсем извер­га­ти из Церк­ви, как и свя­щен­ные пра­ви­ла пове­ле­ва­ют», то есть Анкир­ско­го Собо­ра пра­ви­ло 24‑е, Лаоди­кий­ско­го 36‑е, пра­ви­ла свя­тых отцов Васи­лия Вели­ко­го 72, 83; Гри­го­рия Нис­ско­го 3. 36‑е пра­ви­ло Лаоди­кий­ско­го Собо­ра опре­де­ля­ет извер­гать из сана кли­ри­ков, пре­да­ю­щих­ся аст­ро­ло­гии; пра­ви­ла свт. Васи­лия Вели­ко­го пола­га­ют 20-лет­нюю епи­ти­мию для тех, кто пре­да­ет­ся волх­во­ва­те­лям, в том чис­ле и аст­ро­ло­гам, те же пра­ви­ла опре­де­ля­ют и 6‑летнюю епи­ти­мию. Пра­ви­ло свт. Гри­го­рия Нис­ско­го пред­по­ла­га­ет подроб­но испро­сить совер­шив­ше­го грех, кото­рый при­рав­ни­ва­ет­ся к отступ­ни­че­ству от хри­сти­ан­ской веры, и в слу­чае пока­я­ния пред­пи­сы­ва­ет ту же епи­ти­мию, что и для отступников.

Уже в «Дида­хе» содер­жит­ся сле­ду­ю­щее предо­сте­ре­же­ние: «Дитя мое, не имей дела с пред­зна­ме­но­ва­ни­я­ми, так как они ведут к идо­ло­по­клон­ству; ни с чаро­де­ем, ни с аст­ро­ло­гом, ни с магом, и не испы­ты­вай жела­ния видеть их, так как все они порож­да­ют идо­ло­по­клон­ство» (3. 4). Тер­тул­ли­ан, рас­суж­дая о еван­гель­ском эпи­зо­де покло­не­ния волх­вов (Мф 2. 1–12), гово­рит, что аст­ро­ло­гия, будучи видом магии, долж­на быть осуж­де­на и остав­ле­на вме­сте с послед­ней (De idololatria. 9). «Апо­столь­ские поста­нов­ле­ния» ука­зы­ва­ют, что аст­ро­ло­ги могут допус­кать­ся к Кре­ще­нию толь­ко при усло­вии отка­за от преж­них заня­тий, при­чем для них, как и для про­чих гада­те­лей и магов, преду­смот­рен годич­ный испы­та­тель­ный срок, «ибо нель­зя ско­ро отстать от зла» (VIII 32).

Отвер­же­ние и осуж­де­ние аст­ро­ло­гии содер­жат­ся в тру­дах сщмч. Иппо­ли­та Рим­ско­го, Евсе­вия Кеса­рий­ско­го, свт. Гри­го­рия, епи­ско­па Нис­ско­го, свт. Васи­лия Вели­ко­го, свт. Иоан­на Зла­то­уста, блж. Авгу­сти­на, епи­ско­па Гип­пон­ско­го, прп. Иоан­на Дамас­ки­на, свт. Фотия, Пат­ри­ар­ха Кон­стан­ти­но­поль­ско­го, Фео­фи­лак­та, архи­епи­ско­па Охрид­ско­го. В кон­тек­сте поле­ми­ки с антич­ным уче­ни­ем о судь­бе свя­тые отцы ука­зы­ва­ли на фата­лизм аст­ро­ло­гии, на кос­вен­ное оправ­да­ние ею зла и бого­слов­ские след­ствия этих положений:

1. Аст­ро­ло­гия несов­ме­сти­ма со сво­бо­дой воли. Свт. Васи­лий Вели­кий в «Бесе­дах на Шестод­нев» гово­рит, что аст­ро­ло­ги при­пи­сы­ва­ют небес­ным телам при­чи­ну того, в чем власт­но про­из­во­ле­ние каж­до­го из нас, то есть при­чи­ну рас­по­ло­же­ния к доб­ро­де­те­ли или к поро­ку. Если «зло­твор­ные пла­не­ты» злы по сво­ей при­ро­де, то выхо­дит, что их Созда­тель — тво­рец зла; а если они дела­ют­ся злы­ми по про­из­во­ле­нию, то они суть живые суще­ства, ода­рен­ные сво­бод­ной волей,- утвер­ждать же такое есть верх безу­мия (In Hexaem. VI 7). Аст­ро­ло­гия отри­ца­ет сво­бо­ду чело­ве­че­ской воли. Сле­до­ва­тель­но, не может быть воз­да­я­ния за поступ­ки ни в этой жиз­ни, ни в буду­щей. Бог, таким обра­зом, ока­жет­ся неспра­вед­ли­вым, пода­вая одним бла­га, дру­гим скор­би. Даже более того, пишет прп. Иоанн Дамас­кин: раз все ведет­ся и вле­чет­ся необ­хо­ди­мо­стью, то не будет про­мыш­ле­ния Божия о тво­ре­ни­ях, «и разум будет нам не нужен, ибо, раз мы не власт­ны ни в одном дей­ствии, то нам нет нуж­ды что-либо обду­мы­вать. Меж­ду тем разум нам несо­мнен­но дан для обду­мы­ва­ния наших дей­ствий, поче­му вся­кое разум­ное суще­ство в то же вре­мя есть суще­ство сво­бод­ное» (De fide orth. II 7).

2. Аст­ро­ло­гия про­ти­во­ре­чит дей­стви­тель­но­сти. Блж. Авгу­стин в опро­вер­же­ние аст­ро­ло­гии при­во­дит «аргу­мент близ­не­цов». Близ­не­цы име­ют один и тот же горо­скоп, но судь­бы близ­не­цов часто ока­зы­ва­ют­ся непо­хо­жи­ми и даже про­ти­во­по­лож­ны­ми. И уже вовсе нель­зя най­ти ника­ко­го сход­ства меж­ду «аст­раль­ны­ми близ­не­ца­ми», т. е. людь­ми, появив­ши­ми­ся на свет от раз­ных роди­те­лей, но в одно и то же вре­мя в одном и том же месте (De civ. Dei. V 2).

Свт. Гри­го­рий Нис­ский в трак­та­те «Про­тив уче­ния о судь­бе» опро­вер­га­ет утвер­жде­ния аст­ро­ло­гов, что они спо­соб­ны пред­ска­зы­вать судь­бу и даже харак­тер буду­щей смер­ти, при­во­дя при­мер мас­со­вой гибе­ли во вре­мя ката­строф людей, родив­ших­ся в раз­ное вре­мя в раз­ных местах. По мне­нию аст­ро­ло­гов, дан­ное про­ти­во­ре­чие объ­яс­ня­ет­ся тем, что в таких слу­ча­ях инди­ви­ду­у­мы под­чи­ня­ют­ся горо­ско­пам наро­дов, горо­дов, стран и т. п. Одна­ко в слу­чае, напри­мер, зем­ле­тря­се­ний ката­клизм охва­ты­ва­ет не отдель­ные насе­лен­ные пунк­ты, но обшир­ные тер­ри­то­рии, не отгра­ни­чен­ные от про­чей поверх­но­сти Зем­ли, за исклю­че­ни­ем раз­ве что неко­то­рых гео­ло­ги­че­ских раз­ли­чий. Зем­ля, как заме­ча­ет свт. Гри­го­рий, созда­на не по частям, появив­шим­ся в раз­ное вре­мя, кото­рым мог­ли бы соот­вет­ство­вать раз­лич­ные горо­ско­пы (см.: Contra Fatum).

3. Аст­ро­ло­гия — диа­воль­ское иску­ше­ние. Объ­яс­няя «сбыв­ши­е­ся» пред­ска­за­ния, свя­тые отцы гово­рят, что как сами пред­ска­за­те­ли, так и вве­ря­ю­щи­е­ся им поста­ви­ли себя вне Про­мыс­ла Божия и ока­за­лись во вла­сти диа­во­ла, кото­рый созда­ет для сво­их рабов види­мость про­ри­ца­ния буду­ще­го (см., напр.: Aug. De civ. Dei. V 7).

В пер­вые века по Р. Х. попыт­ку соеди­не­ния хри­сти­ан­ства и аст­ро­ло­гии (наря­ду с дру­ги­ми язы­че­ски­ми уче­ни­я­ми) пред­при­ня­ли после­до­ва­те­ли гно­сти­циз­ма, в част­но­сти вален­ти­ни­ане. Через них аст­ро­ло­гия попол­ни­лась биб­лей­ской сим­во­ли­кой. Гно­сти­ки пыта­лись най­ти оправ­да­ние аст­ро­ло­гии в Свя­щен­ном Писа­нии: исполь­зуя, напри­мер, повест­во­ва­ния о сотво­ре­нии све­тил (Быт 1. 14) и Виф­ле­ем­ской звез­де (Мф 2. 1–12). Цер­ков­ный ответ, опро­вер­га­ю­щий воз­мож­ность аст­ро­ло­ги­че­ско­го истол­ко­ва­ния биб­лей­ских тек­стов, был дан Тер­тул­ли­а­ном, свт. Васи­ли­ем Вели­ким, свт. Иоан­ном Зла­то­устом, свт. Фоти­ем, Пат­ри­ар­хом Кон­стан­ти­но­поль­ским, Фео­фи­лак­том, архи­епи­ско­пом Охрид­ским. Для чело­ве­че­ской жиз­ни ука­за­ния све­тил, сотво­рен­ных Богом, могут быть полез­ны, гово­рит свт. Васи­лий Вели­кий, «если кто не через меру мно­го­го ищет в их зна­ме­ни­ях»: в них ука­за­ния на пого­ду, на пере­ме­ну вре­ме­ни года и зна­ки гря­ду­ще­го раз­ру­ше­ния все­лен­ной (In Hexaem. VI 4).

Боль­шин­ство свя­тых отцов и учи­те­лей Церк­ви схо­дят­ся во мне­нии, что, подоб­но огнен­но­му стол­бу, вед­ше­му Изра­иль при выхо­де из Егип­та (Исх 13. 21–22; 14. 19–20), под видом Виф­ле­ем­ской звез­ды дей­ство­ва­ла ангель­ская сила (см., напр.: Ioan. Chrysost. In Matth. VI 1–3; VII 3–4). То, что в дан­ном слу­чае ангель­ская сила при­ня­ла образ звез­ды, архи­епи­скоп Фео­фи­лакт объ­яс­ня­ет тем, что, «поели­ку волх­вы зани­ма­лись нау­кой о звез­дах, то Гос­подь и при­вел их этим, для них зна­ко­мым зна­ком, подоб­но как Пет­ра-рыба­ря, изу­мив мно­же­ством рыб, при­влек ко Хри­сту» (Тол­ко­ва­ние на Еван­ге­лие от Матфея).

Астрология с точки зрения науки.

Уко­ре­нен­ность аст­ро­ло­ги­че­ских идей в мас­со­вом созна­нии предо­став­ля­ет неко­то­рым совре­мен­ным аст­ро­ло­гам воз­мож­ность утвер­ждать, что аст­ро­ло­гия — науч­ная мето­ди­ка про­гно­зи­ро­ва­ния или пси­хо­ло­ги­че­ско­го кон­суль­ти­ро­ва­ния. Одна­ко не суще­ству­ет ника­ких науч­ных дока­за­тельств истин­но­сти аст­ро­ло­гии. Наобо­рот, объ­ек­тив­ные иссле­до­ва­ния и здра­вый смысл пока­зы­ва­ют, что аст­ро­ло­гия есть внут­ренне про­ти­во­ре­чи­вое уче­ние, кото­рое на осно­ве про­из­воль­ных умо­за­клю­че­ний пред­ла­га­ет людям стро­ить свою жизнь; эта систе­ма не опи­ра­ет­ся ни на какие эмпи­ри­че­ские дан­ные, апел­ли­руя исклю­чи­тель­но к эзо­те­ри­че­ской тра­ди­ции. Уче­ные отвер­га­ют аст­ро­ло­гию на осно­ва­нии сле­ду­ю­щих аргументов.

1. Нет объ­ек­тив­ных осно­ва­ний для сим­во­ли­че­ских зна­че­ний, при­пи­сан­ных аст­ро­ло­га­ми пла­не­там, све­ти­лам и их вза­и­мо­рас­по­ло­же­нию. Напри­мер, пла­не­та Марс была назва­на име­нем древ­не­рим­ско­го бога вой­ны, веро­ят­нее все­го из-за сво­е­го кро­ва­во-крас­но­го цве­та. Аст­ро­ло­ги же гово­рят, что Марс наде­ля­ет родив­ше­го­ся под его зна­ком каче­ства­ми, кото­рые отра­жа­ют пред­став­ле­ние о харак­те­ре бога вой­ны. Одна­ко в китай­ской аст­ро­ло­гии пла­не­той вой­ны счи­та­ет­ся Вене­ра. Суще­ству­ет несколь­ко не свя­зан­ных меж­ду собой и часто про­ти­во­ре­ча­щих друг дру­гу аст­ро­ло­ги­че­ских систем. Даже сре­ди запад­ных аст­ро­ло­ги­че­ских школ нет един­ства по прин­ци­пи­аль­ным вопро­сам тех­ни­ки состав­ле­ния горо­ско­пов: по-раз­но­му рас­счи­ты­ва­ют­ся и истол­ко­вы­ва­ют­ся вос­хож­де­ния, домы и аспек­ты све­тил, нет еди­но­го мне­ния, отно­си­тель­но како­го вре­ме­ни нуж­но состав­лять горо­скоп — зача­тия или рож­де­ния. Хотя в рам­ках одной аст­ро­ло­ги­че­ской шко­лы суще­ству­ют более или менее стан­дарт­ные пра­ви­ла интер­пре­та­ции горо­ско­пов, раз­ные аст­ро­ло­ги истол­ко­вы­ва­ют их в зави­си­мо­сти от субъ­ек­тив­но­го мнения.

2. При­ро­да гипо­те­ти­че­ских аст­раль­ных вли­я­ний неопре­де­лен­на. Если гово­рить об извест­ных совре­мен­ной физи­ке воз­дей­стви­ях, т. е. гра­ви­та­ци­он­ных, элек­тро­маг­нит­ных и ядер­ных, то из всех небес­ных тел Сол­неч­ной систе­мы толь­ко Солн­це и Луна дей­стви­тель­но ока­зы­ва­ют суще­ствен­ное вли­я­ние на живые орга­низ­мы. Вли­я­ние же пла­нет было вычис­ле­но и ока­за­лось совер­шен­но незна­чи­тель­ным. Если пред­по­ло­жить, что суще­ству­ют пока неиз­вест­ные нау­ке или мало­изу­чен­ные вза­и­мо­дей­ствия меж­ду небес­ны­ми и зем­ны­ми тела­ми (напр., гово­рят о нека­у­заль­ных кван­то­вых вза­и­мо­дей­стви­ях) и что аст­ро­ло­гия нако­пи­ла за мно­го веков суще­ство­ва­ния эмпи­ри­че­ские дан­ные об этих вли­я­ни­ях, то нали­чие таких вли­я­ний долж­но быть под­твер­жде­но так­же эмпи­ри­че­ски, то есть пока­за­но, что резуль­та­ты аст­ро­ло­ги­че­ских рас­че­тов соот­вет­ству­ют дей­стви­тель­но­сти и что это не слу­чай­ные совпадения.

3. Отсут­ству­ют объ­ек­тив­ные под­твер­жде­ния истин­но­сти аст­ро­ло­ги­че­ских про­гно­зов. Напри­мер, зна­ме­ни­тым при­ме­ром пред­ска­за­ния буду­ще­го счи­та­лись «Цен­ту­рии» Ностра­да­му­са. Но даже сам Ностра­да­мус при­зна­вал, что его пред­ска­за­ния доста­точ­но неопре­де­лен­ны; он заяв­лял, что может ука­зать точ­ные даты собы­тий, но не хочет это­го делать. А. Э. ван Дой­зен, Дж. Мак­гер­ви, Р. Кал­вер и П. Янна и др. про­ве­ли ста­ти­сти­че­ские иссле­до­ва­ния: не было обна­ру­же­но ника­кой вза­и­мо­свя­зи меж­ду зна­ка­ми зоди­а­ка и инди­ви­ду­аль­ны­ми пси­хо­ло­ги­че­ски­ми чер­та­ми, про­фес­си­ей, карье­рой, здо­ро­вьем, музы­каль­ны­ми спо­соб­но­стя­ми, спор­тив­ны­ми дости­же­ни­я­ми, пси­хо­ло­ги­че­ской сов­ме­сти­мо­стью, успеш­но­стью бра­ка и проч. Аст­ро­ло­ги пред­при­ня­ли соб­ствен­ные иссле­до­ва­ния, резуль­та­ты кото­рых были изу­че­ны комис­си­ей Аме­ри­кан­ской ассо­ци­а­ции науч­ных обществ — нали­чие каких-либо аст­ро­ло­ги­че­ских воз­дей­ствий не подтвердилось.

Для того что­бы выяс­нить сте­пень досто­вер­но­сти инди­ви­ду­аль­ной аст­ро­ло­гии, ряд уче­ных, в том чис­ле П. Коудерк и М. Гок­лен, про­во­ди­ли экс­пе­ри­мен­ты со сфаль­си­фи­ци­ро­ван­ны­ми горо­ско­па­ми. Подав­ля­ю­щее боль­шин­ство опро­шен­ных заяви­ло, что они точ­но изоб­ра­же­ны в горо­ско­пах, при­чем это мне­ние раз­де­ли­ли их дру­зья и род­ствен­ни­ки. Этот фено­мен может быть объ­яс­нен извест­ным пси­хо­ло­ги­че­ским эффек­том: чело­век скло­нен при­ни­мать на свой счет общие, рас­плыв­ча­тые, баналь­ные утвер­жде­ния, если ему гово­рят, что они были полу­че­ны в резуль­та­те изу­че­ния каких-либо непо­нят­ных ему фак­то­ров. Горо­ско­пы состо­ят из общих опи­са­ний и пред­пи­са­ний и неопре­де­лен­ных предо­сте­ре­же­ний, кото­рые в резуль­та­те слу­чай­ных сов­па­де­ний могут быть интер­пре­ти­ро­ва­ны как пред­ска­за­ния. Совре­мен­ная аст­ро­ло­гия по боль­шей части пред­став­ля­ет собой фор­му попу­ляр­ной пси­хо­ло­гии, даю­щей иллю­зор­ные реше­ния жиз­нен­ных и духов­ных проблем.

Извест­ный аст­ро­лог Д. Редь­яр высту­пил про­па­ган­ди­стом аст­ро­пси­хо­ло­гии, акцен­ти­ру­ю­щей вни­ма­ние на раз­ви­тии зало­жен­ных в чело­ве­ке качеств и потен­ций. Редь­яр исполь­зо­вал идеи К. Г. Юнга, пред­ло­жив­ше­го так назы­ва­е­мый прин­цип син­хро­ни­стич­но­сти, соглас­но кото­ро­му любые гада­тель­ные систе­мы пред­став­ля­ют собой сим­во­ли­че­ский язык опи­са­ния раз­ви­ва­ю­щих­ся целост­ных систем (чело­ве­ка, орга­ни­за­ции, стра­ны) и необъ­яс­ни­мым обра­зом «рабо­та­ют» син­хрон­но с ними. Аст­ро­ло­гия — наи­бо­лее удоб­ная гада­тель­ная систе­ма, так как мож­но узнать поло­же­ние небес­ных тел на любой момент вре­ме­ни. Одна­ко ника­ко­го обос­но­ва­ния сво­их идей Юнг не дал. Мож­но гово­рить толь­ко о том, что он вос­при­нял на веру извест­ный гер­ме­ти­че­ский прин­цип «что навер­ху, то и внизу».

Диа­кон Миха­ил Плотников

Астрология в России

Через визан­тий­скую куль­ту­ру сла­вяне зна­ко­ми­лись в первую оче­редь с эле­мен­та­ми низо­вой («народ­ной») реко­мен­да­тель­ной аст­ро­ло­гии, сво­див­шей­ся по пре­иму­ще­ству к опре­де­ле­нию бла­го­при­ят­ных и небла­го­при­ят­ных пери­о­дов («доб­рых» и «злых» дней) для осу­ществ­ле­ния раз­лич­ных дей­ствий в быту, хозяй­стве и меди­цине (дие­то­ло­гия, кро­во­пус­ка­ние), для чего не тре­бо­ва­лись спе­ци­аль­ные аст­ро­но­ми­че­ские наблю­де­ния, а так­же к про­стей­шим про­гно­сти­кам, пред­ска­за­ния кото­рых осно­вы­ва­лись на соче­та­нии нача­ла лун­но­го меся­ца (Лун­ник), кален­дар­но­го года (Коляд­ник, в нем точ­кой отсче­та слу­жи­ло Рож­де­ство Хри­сто­во) или атмо­сфер­ных явле­ний (Гром­ник) с дня­ми неде­ли (в пер­вом и послед­нем слу­ча­ях воз­мож­ны ком­би­на­ции со зна­ка­ми зоди­а­ка и дома­ми), и др. гада­тель­ным кни­гам, исполь­зу­ю­щим аст­ро­ло­ги­че­скую тер­ми­но­ло­гию. Пере­во­ды этих тек­стов на сла­вян­ский язык осу­ществ­ля­лись начи­ная с X в. в Бол­га­рии (через посред­ство кото­рой они про­ник­ли на Русь), но за ред­ким исклю­че­ни­ем (при­пис­ки XII-XIII вв. с ука­за­ни­ем «злых» дней в Ассе­ма­ни­е­вом Еван­ге­лии, ана­ло­гич­ные ука­за­ния, а так­же изоб­ра­же­ния зна­ков зоди­а­ка в Избор­ни­ке 1073 г.) дошли в спис­ках не ранее XV в. и про­дол­жа­ли пере­пи­сы­вать­ся до XVIII в. Пра­во­слав­ная Цер­ковь осуж­да­ла исполь­зо­ва­ние подоб­ных реко­мен­да­ций и про­гно­сти­ков наря­ду с дру­ги­ми гада­ни­я­ми, спра­вед­ли­во рас­смат­ри­вая их как язы­че­ские суе­ве­рия. По край­ней мере с XIV в. в состав южно­сла­вян­ских епи­ти­мий­ных номо­ка­но­нов (с XV в. извест­ных и на Руси) вхо­дит «Пра­ви­ло о веру­ю­щих в гады и зве­ря, и часо­вы иму­щих, и дни — овы доб­ры, овыя злы». Стар­шие из «Спис­ков книг истин­ных и лож­ных», вос­хо­дя­щие в сво­ей осно­ве ко вре­ме­ни св. мит­ро­по­ли­та Кипри­а­на († 1406), упо­ми­на­ют в запре­ща­ю­щей части («бого­от­мет­ные и нена­ви­ди­мые кни­ги») «Гро­мов­ник, Коляд­ник, Мар­то­лог… Аст­ро­но­миа, сиречь Звездосказание».

Новый этап рас­про­стра­не­ния аст­ро­ло­ги­че­ских зна­ний на Руси при­хо­дит­ся на конец XV — 1‑ю поло­ви­ну XVI в., когда после паде­ния Визан­тии, при рас­ши­ре­нии кон­так­тов с латин­ской запад­ной куль­ту­рой в рус­ском обще­стве воз­рос инте­рес к «внеш­ней муд­ро­сти», к кото­рой при­над­ле­жа­ла и аст­ро­ло­гия. Это­му спо­соб­ство­ва­ло появ­ле­ние на вели­ко­кня­же­ской служ­бе со вре­ме­ни мос­ков­ских вели­ких кня­зей Иоан­на III и Васи­лия III ино­стран­цев (ита­льян­цев, нем­цев, англи­чан), в осо­бен­но­сти при­двор­ных вра­чей (кото­рых так­же назы­ва­ли «мате­ма­ти­ка­ми»), посколь­ку аст­ро­ло­гия в то вре­мя явля­лась неотъ­ем­ле­мым ком­по­нен­том меди­ци­ны. Кро­ме того, инте­рес к аст­ро­ло­гии был след­стви­ем стрем­ле­ния к опре­де­лен­но­сти (пред­на­чер­тан­но­сти) судь­бы, отри­цав­шей­ся пра­во­слав­ным вероучением.

На Руси убеж­де­ние в лож­но­сти и вре­де аст­ро­ло­гии воз­рос­ло в кон­це XV — нача­ле XVI в. в свя­зи с осуж­де­ни­ем ере­си жидов­ству­ю­щих, актив­но зани­мав­ших­ся аст­ро­ло­ги­ей (по «Шесто­кры­лу» пред­ска­зы­ва­ли затме­ния и т. п.). Око­ло 1524 г. ста­рец Еле­аза­ро­ва мона­сты­ря Фило­фей напи­сал «Посла­ние на злые дни и часы», в кото­ром пока­зал, что вера в «злые» и «доб­рые» дни про­ти­во­ре­чит вере в Про­мысл Божий и в спра­вед­ли­вость Бога. Об аст­ро­ло­гии писал прп. Мак­сим Грек в посла­ни­ях, направ­лен­ных про­тив Н. Буле­ва, «мате­ма­ти­ка» при вели­ком кня­зе Васи­лии III. Прп. Мак­сим раз­ли­чал 2 аст­ро­ло­ги­че­ских направ­ле­ния: 1) свя­зан­ное с метео­ро­ло­ги­ей и меди­ци­ной, 2) направ­лен­ное на пред­ска­за­ния судеб людей и исто­ри­че­ских собы­тий по звез­дам. Ссы­ла­ясь на иеро­мо­на­ха Мат­фея Вла­ста­ря, прп. Мак­сим 1‑е направ­ле­ние назы­вал «мате­ма­ти­кой», 2‑е — «аст­ро­ло­ги­ей». Раз­ни­ца меж­ду ними, по мне­нию книж­ни­ка, заклю­ча­лась в том, что «пред­ста­ви­те­ли мате­ма­ти­ки суть те, кото­рые мудр­ству­ют, что небес­ные тела име­ют вла­ды­че­ство над всею тва­рью и что от их дви­же­ния зави­сят наши дела; аст­ро­ло­ги же суть те, кото­рые при содей­ствии бесов­ском, посред­ством звезд, ука­зы­ва­ют и верят им как богам». Аст­ро­ло­гия, магия, ман­ти­ка и дру­гие отре­чен­ные зна­ния были стро­го осуж­де­ны на Сто­гла­вом Собо­ре 1551 г. Собор, в част­но­сти, ука­зал на умень­ше­ние роли судеб­ных поедин­ков, в осно­ве кото­рых лежа­ла вера людей в Божий суд над пре­ступ­ни­ком, из-за слу­ча­ев обра­ще­ния участ­ни­ков поедин­ка к про­фес­си­о­наль­ным гада­те­лям с целью зара­нее узнать о резуль­та­те судеб­но­го процесса.

Несмот­ря на про­ник­но­ве­ние неко­то­рых пред­став­ле­ний об «уче­ной» аст­ро­ло­гии в выс­шие слои рус­ско­го обще­ства (аст­ро­ло­ги­ей увле­кал­ся боярин Ф. И. Кар­пов, инте­ре­со­вал­ся извест­ный госу­дар­ствен­ный дея­тель М. Г. Муне­хин), по край­ней мере с сере­ди­ны XVI и фак­ти­че­ски по 2‑ю поло­ви­ну XVII в., она явля­лась в Мос­ков­ском госу­дар­стве по сути при­ви­ле­ги­ей если не одно­го чело­ве­ка, то одно­го семей­ства — цар­ской фами­лии. Князь А. М. Курб­ский обви­нял царя Иоан­на IV Васи­лье­ви­ча Гроз­но­го в том, что тот при­зы­вал к себе «чаров­ни­ков и волх­вов… пыта­ю­ще их о счаст­ли­вых днях». При лече­нии царя Миха­и­ла Фео­до­ро­ви­ча в 1648 г. вра­чи при­бе­га­ли к кро­во­пус­ка­ни­ям, пред­ва­ри­тель­но «изыс­кав доб­рый день», вра­чи Алек­сея Михай­ло­ви­ча, бла­го­во­лив­ше­го к аст­ро­ло­гам, соста­ви­ли трак­та­ты по вра­чеб­ной аст­ро­ло­гии: Лев Лич­ю­фи­нус — в 1657 г., Саму­ил Кол­линс — в 1664 г. В 1664–1665 гг. Алек­сей Михай­ло­вич обра­щал­ся за пред­ска­за­ни­я­ми о воз­мож­но­сти эпи­де­мии в Рос­сии, о видах на уро­жай, об отно­ше­ни­ях Рос­сии с Поль­шей, Австри­ей и др. к «мате­ма­ти­ку» Андре­а­су Энгель­гард­ту. Дав рас­плыв­ча­тые отве­ты, Энгель­гардт посо­ве­то­вал царю най­ти более све­ду­ще­го астролога.

В заня­ти­ях аст­ро­ло­ги­ей (как и в дру­гих гада­ни­ях и кол­дов­стве) лег­ко мог быть усмот­рен умы­сел на здо­ро­вье и жизнь госу­да­ря. По этой при­чине отсут­ству­ют дан­ные даже о бояр­ских горо­ско­пах. За пре­де­ла­ми цар­ско­го двор­ца аст­ро­ло­гия про­дол­жа­ла сохра­нять низо­вой, «народ­ный» харак­тер, при том что тема­ти­ка псев­до­астро­ло­ги­че­ских сочи­не­ний суще­ствен­но рас­ши­ри­лась. Иным было поло­же­ние на пра­во­слав­ных зем­лях Речи Поспо­ли­той, где раз­лич­ные про­гно­сти­ки откры­то печа­та­лись с кон­ца XVI в. (то, что они пуб­ли­ко­ва­лись на поль­ском язы­ке, не мог­ло слу­жить пре­пят­стви­ем к их рас­про­стра­не­нию и исполь­зо­ва­нию на Руси).

Поло­же­ние в Мос­ков­ской Руси несколь­ко изме­ни­лось во 2‑й поло­вине XVII в., когда начал­ся про­цесс фор­ми­ро­ва­ния при­двор­ной куль­ту­ры, ори­ен­ти­ро­ван­ной на поль­скую бароч­ную, куда аст­ро­ло­гия вхо­ди­ла в каче­стве одно­го из состав­ных эле­мен­тов. Инте­рес к аст­ро­ло­гии ожи­вил­ся во всех сло­ях рус­ско­го обще­ства, нача­ли рас­про­стра­нять­ся мно­го­чис­лен­ные ино­стран­ные кален­да­ри с пред­ска­за­ни­я­ми. Аст­ро­ло­гия потен­ци­аль­но ста­ла рас­смат­ри­вать­ся в каче­стве учеб­ной дис­ци­пли­ны наря­ду с ариф­ме­ти­кой, гео­мет­ри­ей и др. «сво­бод­ны­ми худо­же­ства­ми». Об этом сви­де­тель­ству­ет состав­лен­ная пере­вод­чи­ком Посоль­ско­го при­ка­за Нико­ла­ем Спа­фа­ри­ем и подья­чим П. Дол­го­во «Кни­га избран­ная вкрат­це о девя­тих мусах и о сед­мих сво­бод­ных худо­же­ствах» (1672). В 60‑х гг. XVII в. по при­ка­зу царя С. Лопуц­ким и М. Миров­ским была напи­са­на кар­ти­на «Герб Мос­ков­ско­го госу­дар­ства и иных окрест­ных госу­дарств гер­бы, а под вся­ким гер­бом пла­ни­ты, под кото­рым како­вы», иллю­стри­ру­ю­щая сюже­ты аст­ро­ло­ги­че­ской геральдики.

Царь Петр I санк­ци­о­ни­ро­вал изда­ние оте­че­ствен­но­го пред­ска­за­тель­но­го кален­да­ря, состав­лен­но­го В. Кипри­я­но­вым не толь­ко на осно­ве ино­стран­ных сочи­не­ний, «но и по ста­рым мос­ков­ским пас­ха­ли­ям, пла­нид­ни­кам, гром­ни­кам, коляд­ни­кам и трав­ни­кам». Общее редак­ти­ро­ва­ние изда­ния осу­ществ­лял один из бли­жай­ших спо­движ­ни­ков Пет­ра, граф Я. В. Брюс, поэто­му кален­дарь был назван «Брю­сов». Сохра­ни­лась горо­ско­пи­че­ская (наталь­ная) кар­та Пет­ра (пред­по­ло­жи­тель­но состав­ле­на в 1721–1725). В 1842 г. вме­сте с горо­ско­пи­че­ской кар­той Пет­ра был опуб­ли­ко­ван ее горо­ско­пи­че­ский ана­лиз, выпол­нен­ный аст­ро­но­мом А. И. Лек­се­лем не ранее 1771 г. по прось­бе акад. Г. Ф. Мил­ле­ра, в кото­ром аст­ро­ном отме­чал поло­жи­тель­ные и нега­тив­ные лич­ные каче­ства Пет­ра I.

В XVIII в. извест­ность аст­ро­ло­га при­об­рел ака­де­мик Г. В. Крафт, кото­рый в 30‑х гг. давал про­гно­зы о пого­де, воз­мож­ных навод­не­ни­ях в Санкт-Петер­бур­ге для импе­ра­три­цы Анны Иоан­нов­ны. В 1740 г. он под­го­то­вил горо­скоп импе­ра­то­ра-мла­ден­ца Иоан­на VI Анто­но­ви­ча (по дру­гим све­де­ни­ям, его соста­вил мате­ма­тик ака­де­мик Л. Эйлер). Сре­ди про­стых людей в XVIII-XIX вв. в Рос­сии про­дол­жа­ла быто­вать «народ­ная» аст­ро­ло­гия, напр., в виде «Брю­со­ва кален­да­ря», обра­зо­ван­ные люди поль­зо­ва­лись запад­но­ев­ро­пей­ской рас­чет­но-горо­скоп­ной аст­ро­ло­ги­че­ской системой.

В свя­зи с общим инте­ре­сом к оккуль­тиз­му и спи­ри­тиз­му в кон. XIX — нач. XX в. ожи­вил­ся инте­рес к аст­ро­ло­гии, в част­но­сти сре­ди интел­лек­ту­аль­ной и худо­же­ствен­ной эли­ты. Актив­но при­ме­нял мето­ды аст­ро­ло­ги­че­ско­го иссле­до­ва­ния Н. А. Моро­зов (1854–1946), кото­рый в кни­ге «Откро­ве­ние в гро­зе и буре» (1907) каж­до­му обра­зу Апо­ка­лип­си­са и про­ро­че­ских книг Вет­хо­го Заве­та дал аст­ро­ло­ги­че­ское тол­ко­ва­ние. В. Я. Брю­сов пере­вел кни­гу Ж. Орсье об Агрип­пе Нет­те­с­гейм­ском (М., 1913). Поэт Вели­мир Хлеб­ни­ков (1885–1922) создал «Дос­ки судь­бы», высчи­ты­вая вре­мен­ные интер­ва­лы меж­ду раз­лич­ны­ми зна­чи­тель­ны­ми исто­ри­че­ски­ми собы­ти­я­ми, на осно­ве чего стро­ил про­гно­зы, в част­но­сти пред­ска­зал Октябрь­скую рево­лю­цию 1917 г. (Сте­па­нов Н. Твор­че­ство Вели­ми­ра Хлеб­ни­ко­ва // Хлеб­ни­ков В. Соч.: В 5 т. Л., 1928. Т. 1. С. 42).

После 1917 г. аст­ро­ло­гия в Рос­сии прак­ти­че­ски пре­кра­ти­ла суще­ство­ва­ние. Ожив­ле­ние инте­ре­са к ней нача­лось после 1987 г. В июне 1989 г. в Москве была учре­жде­на Феде­ра­ция инже­не­ров СССР с науч­но-тех­ни­че­ским цен­тром «Эни­он», в кото­ром откры­лось отде­ле­ние аст­ро­ло­гии. По всей стране появи­лись аст­ро­ло­ги­че­ские ака­де­мии и шко­лы. Выхо­дят мно­го­чис­лен­ные изда­ния по аст­ро­ло­гии и магии, вклю­чая газе­ты и жур­на­лы («Ура­ния», «Домаш­ний аст­ро­лог», «Рос­сий­ская аст­ро­ло­гия» и др.). Воз­ник­ли объ­еди­не­ния аст­ро­ло­гов, зача­стую враж­деб­но настро­ен­ные по отно­ше­нию друг к дру­гу, про­во­дят­ся кон­фе­рен­ции и встре­чи по аст­ро­ло­гии. Обще­ствен­ное созна­ние и стра­ни­цы пери­о­ди­че­ских изда­ний под­вер­га­ют­ся натис­ку аст­ро­ло­гии (аст­ро­ло­ги­че­ские реко­мен­да­ции, таб­ли­цы бла­го­при­ят­ных и небла­го­при­ят­ных дней и т. д.); по сооб­ще­ни­ям социо­ло­гов, в Рос­сии в аст­ро­ло­гию верят более 40% насе­ле­ния (Ста­рые церк­ви, новые веру­ю­щие: Рели­гия в мас­со­вом созна­нии пост­со­вет­ской Рос­сии. СПб.; М., 2000. С. 17). Для совре­мен­ных аст­ро­ло­ги­че­ских пред­став­ле­ний харак­те­рен син­кре­тизм, исполь­зо­ва­ние поня­тий кар­мы, реин­кар­на­ции и др. эле­мен­тов индий­ской и китай­ской астрологии.

Архи­ерей­ские Собо­ры РПЦ, про­хо­див­шие в 90‑х гг. XX в., неод­но­крат­но отме­ча­ли рас­про­стра­не­ние аст­ро­ло­гии в рус­ском обще­стве как нега­тив­ное явле­ние совре­мен­ной жиз­ни. Архи­ерей­ский Собор РПЦ 1994 г. сво­им опре­де­ле­ни­ем «О псевдо­хри­сти­ан­ских сек­тах, неоязы­че­стве и оккуль­тиз­ме» сви­де­тель­ству­ет, что люди, раз­де­ля­ю­щие уче­ния сект и дви­же­ний, осно­вой кото­рых явля­ют­ся оккуль­тизм, аст­ро­ло­гия («Новая эра», «Эра Водо­лея») и пр., «отлу­чи­ли себя от Пра­во­слав­ной Церкви».

Р. А. Симо­нов, А. А. Турилов

Источ­ник: Биб­лио­те­ка “Хал­ки­дон”

Оставить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.

Размер шрифта: A- 16 A+
Цвет темы:
Цвет полей:
Шрифт: Arial Times Georgia
Текст: По левому краю По ширине
Боковая панель: Свернуть
Сбросить настройки