О йоге и прочих восточных практиках

О йоге и прочих восточных практиках

(4 голоса4.0 из 5)

В поис­ках здо­ро­вья, жиз­нен­но­го бла­го­по­лу­чия, а то и раз­ви­тия в себе тай­ных спо­соб­но­стей мно­гие наши совре­мен­ни­ки обра­ща­ют вни­ма­ние на все­воз­мож­ные восточ­ные прак­ти­ки, в осо­бен­но­сти на йогу.

Йогу рекла­ми­ру­ют как мето­ди­ку, кото­рая помо­жет предот­вра­тить забо­ле­ва­ния, исце­лить­ся от уже зара­бо­тан­ных болез­ней, даже труд­но под­да­ю­щих­ся лече­нию, научит вла­деть собой, вли­ять на дру­гих, а так­же дару­ет при­ток жиз­нен­ных сил.

Боль­шин­ство людей при­вле­ка­ет в йоге внеш­няя, как они счи­та­ют, оздо­ро­ви­тель­ная сто­ро­на – лечеб­ные позы, холод­ные ван­ны, очи­сти­тель­ные клиз­мы, осо­бая тех­ни­ка дыха­ния и так далее. Целью ста­вит­ся улуч­ше­ние рабо­ты внут­рен­них орга­нов и систем – пище­ва­ре­ния, потен­ции, дав­ле­ния, памя­ти и дру­гих орга­нов. Обы­ва­тель пола­га­ет, что мож­но игно­ри­ро­вать миро­воз­зре­ние йоги и в то же вре­мя при­зна­вать ее уни­каль­ной систе­мой физи­че­ско­го и пси­хи­че­ско­го раз­ви­тия. В совре­мен­ной йоге исполь­зу­ет­ся тра­ди­ци­он­ная индус­ская гим­на­сти­ка – хатха-йога, сход­ная с гим­на­сти­кой китай­цев и древ­них пер­сов. Встре­ча­ют­ся и такие направ­ле­ния, как раджа-йога, ман­тра-йога, к кото­рым при­мы­ка­ют «транс­цен­ден­таль­ная меди­та­ция», мисти­че­ский дао­сизм, мето­ды тибет­ско­го буд­диз­ма, дыха­тель­ные тех­ни­ки и прочее.

Что же несет в себе эта муд­рость сол­неч­ной Индии?

Йога явля­ет­ся состав­ной частью фило­соф­ско-рели­ги­оз­ных уче­ний древ­ней и сред­не­ве­ко­вой Индии. Это систе­ма упраж­не­ний, мето­дов и при­е­мов, цель кото­рых не толь­ко управ­лять пси­хи­че­ски­ми и физио­ло­ги­че­ски­ми про­цес­са­ми орга­низ­ма, но и вос­хо­дить к осо­бо­му духов­но­му состо­я­нию. Изна­чаль­но йога с ее систе­мой пси­хо­фи­зи­че­ских упраж­не­ний ста­ви­ла целью выра­бо­тать в душе неза­ви­си­мость по отно­ше­нию к телу, что­бы после смер­ти чело­ве­ка душа избе­жа­ла реин­кар­на­ции и рас­тво­ри­лась в пер­вич­ной без­ли­кой духов­ной субстанции.

Физи­че­ские упраж­не­ния, раз­ви­тые в йоге, по сути явля­ют­ся рели­ги­оз­ны­ми обря­да­ми, рас­кры­ва­ю­щи­ми чело­ве­ка навстре­чу индус­ской «духов­но­сти». Йоги­че­ские упраж­не­ния в сво­ем непо­сред­ствен­ном упо­треб­ле­нии свя­за­ны с оккульт­ны­ми меди­та­ци­я­ми, а раз­лич­ные позы йоги отож­деств­ля­ют чело­ве­ка с живот­ны­ми или даже пред­ме­та­ми (допу­стим, «поза коб­ры», «коро­вьей голо­вы», «соба­ки мор­дой вниз» и дру­гие). Как пра­ви­ло, исполь­зу­ют­ся спе­ци­аль­ные дви­же­ния тела, фик­си­ро­ван­ные позы, задерж­ка дыха­ния, повто­ре­ние ман­тры, а так­же визу­а­ли­за­ция – такой спо­соб рабо­ты с вооб­ра­же­ни­ем, при кото­ром, закрыв гла­за, чело­век мыс­лен­но рису­ет в тем­но­те какой-нибудь образ и со вре­ме­нем он видит вооб­ра­жа­е­мое весь­ма ярко и отчет­ли­во. Неко­то­рые позы воз­буж­да­ют сек­су­аль­ные цен­тры, по пред­став­ле­ни­ям учи­те­лей йоги, это нуж­но, что­бы вос­поль­зо­вать­ся сек­су­аль­ной энер­ги­ей, пре­об­ра­зо­вать ее и рас­пре­де­лить по все­му телу для оздо­ров­ле­ния и бодрости.

К сожа­ле­нию, дале­ко не все пони­ма­ют, что рели­ги­оз­ная вера, нрав­ствен­ность и внеш­ние обря­ды, прак­ти­ка глу­бо­ко вза­и­мо­свя­за­ны, так что нель­зя исполь­зо­вать какую-то прак­ти­ку саму по себе, не испы­тав вли­я­ния той духов­ной сути, какую выра­жа­ет эта прак­ти­ка. Даже внеш­ние дви­же­ния могут заклю­чать в себе опре­де­лен­ную фор­му­лу-знак, сооб­ща­ю­щую душе соот­вет­ствен­ное индий­ской рели­гии настро­е­ние. Индий­ско-оккульт­ные или восточ­ные систе­мы пред­ла­га­ют свои пси­хо­тех­ни­че­ские при­е­мы, направ­лен­ные на «рас­ши­ре­ние созна­ния», «сверх­чув­ствен­ное вос­при­я­тие» и «откры­тие внут­рен­них про­странств». Под­лин­ная же цель всех видов йоги – рас­крыть в себе скры­тую «боже­ствен­ность», слить­ся с пер­во­ре­аль­но­стью и таким обра­зом выявить в себе сверхъ­есте­ствен­ные духов­ные силы. Вот как откро­вен­но при­зна­ет­ся зна­ме­ни­тый апо­ло­гет йоги, фор­маль­но при­над­ле­жав­ший к като­ли­че­ско­му орде­ну бене­дик­тин­цев, фран­цуз Жан-Мари Дешане в сво­ей кни­ге «Хри­сти­ан­ская йога»: «Цели индий­ской йоги – духов­ные. Мож­но при­рав­нять к пре­да­тель­ству забве­ние это­го и сохра­не­ние толь­ко физи­че­ской сто­ро­ны это­го духов­но­го уче­ния, когда люди видят в ней толь­ко сред­ство дости­же­ния телес­но­го здо­ро­вья и кра­со­ты. <…> Искус­ство йоги заклю­ча­ет­ся в том, что­бы погру­зить себя в пол­ное без­мол­вие, отбро­сить от себя все мыс­ли и иллю­зии; отверг­нуть и поза­быть все, кро­ме одной исти­ны: истин­ная сущ­ность чело­ве­ка – боже­ствен­на; она есть Бог, об осталь­ном мож­но толь­ко меч­тать»[1].

В инду­из­ме мно­гих при­вле­ка­ла как раз мысль о том, что чело­век сам по себе боже­ствен, что в нем зало­же­ны все совер­шен­ства, кото­рые мож­но рас­крыть с помо­щью осо­бых мето­дик, и зна­чит, тяже­лый путь к Богу через пре­одо­ле­ние сво­их стра­стей, кото­рый пред­ла­га­ет хри­сти­ан­ство, вовсе не обя­за­те­лен. Надо про­сто выявить в себе скры­тую боже­ствен­ность. Инте­рес­но заме­тить, что одним из рас­про­стра­нен­ных выра­же­ний-мантр в Индии явля­ет­ся «со-хам, со-хам», то есть «Я – это Он, Я – это Он». Как извест­но, ощу­ще­ние соб­ствен­ной зна­чи­мо­сти, само­до­ста­точ­но­сти, соеди­нен­ное с чув­ством эйфо­рии – само­на­сла­жде­ния, в хри­сти­ан­ской аске­ти­ке назы­ва­ет­ся пре­ле­стью, то есть обо­льще­ни­ем, само­об­ма­ном. Чело­век мнит себя боже­ствен­ным, в дей­стви­тель­но­сти же оста­ет­ся без Бога, зато тем­ные силы льстят его гор­до­сти ими­та­ци­ей боже­ствен­ных совер­шенств. Это повто­ре­ние древ­не­го соблаз­на стать «как боги» (Быт. 3: 5), обре­сти боже­ствен­ные зна­ния и силы, что посто­ян­но нашеп­ты­ва­ет чело­ве­ку неви­ди­мый обольститель.

При­ве­дем при­мер из жиз­ни, кото­рый отра­жа­ет под­лин­ную под­но­гот­ную восточ­ных прак­тик. Есть в Сер­ги­е­во-Посад­ском рай­оне жен­щи­на, кото­рая, будучи кре­ще­на в Пра­во­сла­вии, в какой-то момент увлек­лась буд­диз­мом. При­чем она совсем не дума­ла, что это как-то про­ти­во­ре­чит хри­сти­ан­ской вере. Про­сто, не имея опы­та цер­ков­ной жиз­ни, лишь изред­ка обра­ща­ясь к молит­во­сло­ву, она не почув­ство­ва­ла духов­ной под­ме­ны. Ее при­вле­ка­ли нрав­ствен­ные исти­ны буд­диз­ма – все­про­ще­ние, бес­ко­ры­стие, отказ от каких-либо поже­ла­ний, нра­ви­лась и их меди­та­тив­ная прак­ти­ка, кото­рая, каза­лось, вно­сит в смя­тен­ную душу дол­го­ждан­ный покой.
Все боль­ше и боль­ше увле­ка­лась жен­щи­на восточ­ной духов­но­стью, достиг­ла, как ей самой в то вре­мя каза­лось, уже нема­лых успе­хов. Одна­жды во сне она уви­де­ла двух почтен­ных буд­дий­ских настав­ни­ков – махатм, кото­рые обра­ти­лись к ней с таки­ми сло­ва­ми: «Ты уже достиг­ла мно­го­го. Но что­бы прид­ти к пол­но­му совер­шен­ству, тебе оста­лось сде­лать толь­ко одно – отречь­ся от Хри­ста». С изум­ле­ни­ем жен­щи­на спро­си­ла: «Но зачем это нуж­но, ведь я счи­та­ла, что хри­сти­ан­ство не про­ти­во­ре­чит буд­диз­му?» Она, как и мно­гие наши совре­мен­ни­ки, пола­га­ла, что раз­ные рели­гии – пусть и раз­лич­ные, но рав­но­прав­ные пути к Богу, перед Хри­стом же в серд­це благоговела.

155434.bЖен­щи­на инту­и­тив­но почув­ство­ва­ла, что в этом тре­бо­ва­нии заклю­ча­ет­ся что-то непра­виль­ное, чуж­дое и пло­хое. Ноч­ные гости отве­ти­ли: «Это нуж­но, что­бы прид­ти к пол­но­му совер­шен­ству». Веро­ят­но, увлек­шись буд­диз­мом, она неглу­бо­ко вник­ла в его фило­со­фию, где клю­че­вое место зани­ма­ет отре­че­ние от всех жела­ний и при­вя­зан­но­стей, ста­ло быть, и от при­вя­зан­но­сти ко Хри­сту. «Нет, – про­из­нес­ла она, – я не смо­гу отречь­ся». «Ах так, – неожи­дан­но отре­а­ги­ро­ва­ли посе­ти­те­ли, – тогда мы будем тебя мучить». В этот момент оба при­ня­ли жут­кий образ демо­нов, ста­ли бро­сать в голо­ву жен­щине горя­щие уголья.

Конеч­но, мож­но спи­сать подоб­ное виде­ние про­сто на кош­мар­ный сон. Но сами истя­за­ния вос­при­ни­ма­лись настоль­ко живо, что страж­ду­щая ста­ла кри­чать. Ее род­ная мама, услы­шав кри­ки доче­ри, и видя, что с ней про­ис­хо­дит что-то нелад­ное – какой-то страш­ный при­ступ, при­чем дочь не мог­ла очнуть­ся – вызва­ла ско­рую. Вра­чи бес­плод­но пыта­лись сде­лать страж­ду­щей укол – мыш­цы были настоль­ко напря­же­ны, что игла не про­ни­ка­ла внутрь. Сквозь сон­ные истя­за­ния жен­щи­на вспом­ни­ла про­стую хри­сти­ан­скую молит­ву: «Гос­по­ди, поми­луй!», и демо­ны со сво­и­ми муче­ни­я­ми вмиг исчез­ли. Очнув­шись, выпив свя­той воды, она поня­ла, что за духов­ной помо­щью ей надо идти в храм. Батюш­ка, вник­нув в состо­я­ние жен­щи­ны, реко­мен­до­вал ей еже­не­дель­но испо­ве­до­вать­ся и причащаться.

Посте­пен­но ее духов­ное состо­я­ние попра­ви­лось, толь­ко появи­лась после того ноч­но­го собы­тия одна осо­бен­ность – вре­мя от вре­ме­ни жен­щи­на виде­ла бесов. Как-то раз она повстре­ча­ла свою зна­ко­мую, кото­рая нача­ла увле­чен­но рас­ска­зы­вать, что заин­те­ре­со­ва­лась буд­диз­мом и что все это любо­пыт­но и здо­ро­во. Умуд­рен­ная горь­ким опы­том жен­щи­на хоте­ла тут же предо­сте­речь ее от подоб­но­го увле­че­ния, но едва собра­лась открыть рот, как уви­де­ла на пле­чах собе­сед­ни­цы двух хит­рых бесов, кото­рые лов­ко закры­ли той уши и, ухмы­ля­ясь, как бы гово­ри­ли: «Посмот­рим, что у тебя полу­чит­ся». Жен­щи­на поня­ла, что все, что она сей­час ска­жет, не дой­дет до ее души.

Дей­стви­тель­но, часто люди настоль­ко увле­ка­ют­ся восточ­ны­ми прак­ти­ка­ми, что ника­кие аргу­мен­ты ими не вос­при­ни­ма­ют­ся, и толь­ко наби­тые шиш­ки застав­ля­ют их пере­смат­ри­вать свою жизнь.

К сожа­ле­нию, мно­гие в наши дни пола­га­ют, что уче­ние буд­диз­ма по ряду вопро­сов сов­па­да­ет с хри­сти­ан­ским, допу­стим, в пре­одо­ле­нии стра­стей, иско­ре­не­нии гре­хов­ных жела­ний, совер­шен­ство­ва­нии, люб­ви к ближ­ним и жерт­вен­но­сти. Одна­ко внеш­нее сход­ство часто скры­ва­ет про­пасть, в кото­рую пада­ет и раз­би­ва­ет­ся вся­кий, жела­ю­щий одним прыж­ком соеди­нить несо­еди­ни­мое. Хочет­ся при­ве­сти раз­мыш­ле­ния иссле­до­ва­те­ля рели­гий Индии кня­зя Н. С. Тру­бец­ко­го о том внеш­нем сход­стве и глу­бо­ком внут­рен­нем раз­ли­чии, кото­рое наблю­да­ет­ся меж­ду буд­диз­мом и хри­сти­ан­ством: «Путь к дости­же­нию нир­ва­ны Буд­да ука­зал дво­я­кий. С одной сто­ро­ны, пси­хо­фи­зи­че­ские упраж­не­ния само­по­гру­же­ния, сосре­до­то­чен­ной меди­та­ции, задерж­ки дыха­ния и про­чее, по при­е­мам почти тож­де­ствен­ные с систе­мой йоги. Но с дру­гой – само­по­жерт­во­ва­ние и любовь ко все­му суще­ству­ю­ще­му. Одна­ко этот вто­рой путь есть как бы часть пер­во­го, осо­бое пси­хо­фи­зи­че­ское упраж­не­ние. Любовь, мило­сер­дие, состра­да­ние – все это для буд­ди­ста не чув­ства, ибо ведь чувств у него в душе остать­ся не долж­но, а лишь резуль­тат, след­ствие пол­ной утра­ты чув­ства сво­ей инди­ви­ду­аль­но­сти и сво­их лич­ных жела­ний: при таком пси­хи­че­ском состо­я­нии чело­ве­ку ниче­го не сто­ит жерт­во­вать собою для ближ­не­го, ибо, не имея соб­ствен­но­го жела­ния, он, есте­ствен­но, с лег­ко­стью испол­ня­ет жела­ния дру­гих. Пода­вить свою волю настоль­ко, что­бы посту­пать исклю­чи­тель­но по воле дру­го­го, реко­мен­ду­ет­ся имен­но в виде упраж­не­ния. Все­про­ще­ние рас­смат­ри­ва­ет­ся как сред­ство уни­что­же­ния чув­ства: рав­но­ду­шие нахо­дит свое завер­ше­ние, когда чело­век отно­сит­ся к вра­гу совер­шен­но так же, как к дру­гу, когда он рав­но­ду­шен к радо­сти и к боли, к чести и к бес­че­стию»[2]. Ины­ми сло­ва­ми, такой чело­век упо­доб­ля­ет­ся робо­ту, кото­рый не име­ет ни лич­но­сти, ни чувств, и пото­му бес­страст­но выпол­ня­ет любую зало­жен­ную в нем про­грам­му. Вопре­ки это­му, в хри­сти­ан­стве жерт­вен­ность, про­ще­ние, любовь осно­вы­ва­ют­ся не на подав­ле­нии в себе жела­ний, не на уни­что­же­нии лич­ност­но­го нача­ла, а на чисто­те серд­ца, стя­жав­ше­го Божию бла­го­дать. Душа, обрет­шая в Боге сво­бо­ду от гре­ха, с радо­стью помо­га­ет ближ­ним, она про­ща­ет и жерт­ву­ет, пото­му что любит – в этом ее сокро­вен­ное счастье.

156655.pВоз­вра­ща­ясь к йоге, заме­тим, что упраж­не­ния с дыха­ни­ем и позы тела под­го­тав­ли­ва­ют чело­ве­ка к опре­де­лен­ным духов­ным пере­жи­ва­ни­ям. Повто­рим, что под­лин­ная цель йоги рели­ги­оз­но-аске­ти­че­ская. Сами йоги счи­та­ют, что на выс­ших сту­пе­нях этой аске­ти­че­ской прак­ти­ки, когда оста­нав­ли­ва­ют­ся все пси­хи­че­ские про­цес­сы и чело­век дости­га­ет сама­д­хи, то есть состо­я­ния сосре­до­то­че­ния без содер­жа­ния, в нем «выжи­га­ют­ся семе­на кар­мы», и это осво­бож­да­ет его от ново­го пере­рож­де­ния, поз­во­ля­ет уже навсе­гда осво­бо­дить­ся от тела и пре­кра­тить свое суще­ство­ва­ние как лич­но­сти. Здесь мы видим кар­ди­наль­ное рас­хож­де­ние с хри­сти­ан­ством, в кото­ром лич­ность не уни­что­жа­ет­ся, а пре­об­ра­жа­ет­ся и дости­га­ет выс­ше­го сво­е­го само­вы­ра­же­ния в при­об­ще­нии Богу.

Соглас­но хри­сти­ан­ско­му уче­нию, в душе, соеди­нив­шей­ся с Богом, рас­кры­ва­ют­ся дары, дан­ные кон­крет­но­му чело­ве­ку. И даже в буду­щем веке, после все­об­ще­го вос­кре­се­ния, когда «будет Бог все во всем» (1Кор.15:28), лич­ность не уни­что­жит­ся, ибо, как ска­за­но в Писа­нии, мы уви­дим Бога «лицем к лицу» (1Кор.13:12), то есть обще­ние с Богом – это все­гда глу­бо­ко лич­ное обще­ние, кото­рое и в общем собор­ном моле­нии не обез­ли­чи­ва­ет­ся. Этот опыт в той или иной мере досту­пен каж­до­му хри­сти­а­ни­ну здесь и сей­час. И в этой лич­ной встре­че с Богом как Жиз­нью, Любо­вью и Радо­стью, наша соб­ствен­ная жизнь ста­но­вит­ся более под­лин­ной, внут­ренне насы­щен­ной, вдох­но­вен­ной и яркой.

Суще­ствен­ную роль в йоге игра­ет меди­та­ция. Меди­та­ция (от лат. meditatio – раз­мыш­ле­ние) есть внут­рен­нее сосре­до­то­че­ние ума на опре­де­лен­ной идее. Меди­ти­ру­ю­щий мыс­лен­но отре­ша­ет­ся от всех внеш­них объ­ек­тов, стре­мясь к опре­де­лен­но­му пси­хи­че­ско­му состоянию.
Если молит­ва есть обра­ще­ние к Богу, то меди­та­ция – бесе­да с самим собой, по сути же, само­гип­ноз. Пред­по­ла­га­ет­ся, что меди­та­ция про­буж­да­ет у меди­ти­ру­ю­ще­го глу­бо­кие силы, дрем­лю­щие в глу­бине души, и такой чело­век ста­но­вит­ся спо­со­бен, напри­мер, к ясно­ви­де­нию. Если в хри­сти­ан­стве суще­ству­ет умное дела­ние и молит­ва Иису­со­ва, в кото­рых хри­сти­а­нин всем сво­им суще­ством обра­ща­ет­ся к Богу и Его мило­сти, то в оккуль­тиз­ме и восточ­ных прак­ти­ках посред­ством меди­та­ции чело­век в самом себе ищет тай­ный ход, веду­щий к духов­но­му совер­шен­ству. В инду­ист­ской меди­та­ции чело­век стре­мит­ся к тож­де­ству с абсо­лю­том и, дости­гая тран­са, при­хо­дит к ощу­ще­нию, что он един с боже­ством, а точ­нее, что в нем самом выяв­ле­на изна­чаль­ная божественность.

Меди­та­ция, как опыт нехри­сти­ан­ской рели­ги­оз­но-мисти­че­ской прак­ти­ки, есте­ствен­но, вле­чет за собой духов­ные состо­я­ния вне Хри­ста и без при­ча­стия Его бла­го­да­ти. Тако­му чело­ве­ку рано или позд­но может пока­зать­ся, что он сам ста­но­вит­ся про­вод­ни­ком выс­ших откро­ве­ний, несу­щим на зем­ле осо­бую мис­сию. Вспо­ми­на­ет­ся при­мер индий­ско­го поэта и мисти­ка, одно­го из осно­ва­те­лей бен­галь­ско­го криш­на­из­ма, Чон­ди­да­ша (XIV–XV вв.), кото­рый с юных лет был посвя­щен во жре­цы боги­ни Дур­ги. Будучи пред­ста­ви­те­лем выс­шей касты брах­ма­нов, Чон­ди­даш полю­бил жен­щи­ну низ­шей касты, про­стую прач­ку Рами. Для брах­ма­на сохра­не­ние касто­вой чисто­ты – свя­щен­ный долг. Чон­ди­даш искал раз­ре­ше­ния сво­ей лич­ной про­бле­мы в меди­та­ции и внут­рен­нем обра­ще­нии к богине Дур­ге. В этом дела­нии он стал созер­цать свою люби­мую, и в подоб­ных меди­та­ци­ях Чон­ди­даш обрел уве­рен­ность, что сам он – про­яв­ле­ние духа Криш­ны, а Рами – вопло­ще­ние воз­люб­лен­ной Криш­ны – пас­туш­ки Рад­хи. Сам Чон­ди­даш счи­тал, что эту тай­ну ему откры­ла боги­ня Дур­га. Вот так оккульт­ная духов­ная прак­ти­ка увен­чи­ва­ет­ся оккульт­ны­ми откровениями.

156656.pПри­но­сят ли йога и меди­та­тив­ная прак­ти­ка людям какой-то эффект? Часто пред­ста­ви­те­ли этих прак­тик сви­де­тель­ству­ют, что йога урав­но­ве­ши­ва­ет внут­рен­ние силы, успо­ка­и­ва­ет нерв­ную систе­му. Но в резуль­та­те, у чело­ве­ка пере­ста­ет болеть душа. Он не ощу­ща­ет в сво­ей душе ника­ких про­ти­во­ре­чий, и не испы­ты­ва­ет потреб­но­сти испо­ве­дать гре­хи. Таким обра­зом, достиг­ну­тая посред­ством йоги и меди­та­ций успо­ко­ен­ность лиша­ет чело­ве­ка воз­мож­но­сти рас­ка­ять­ся во гре­хах и осво­бо­дить­ся от них. Чело­век достиг душев­но­го ком­фор­та, но в глу­би­нах его души оста­лись неис­по­ве­дан­ные гре­хи, про кото­рые он не вспо­ми­на­ет. На самом деле, душев­ная неустой­чи­вость в нашей реаль­ной жиз­ни может быть инди­ка­то­ром, под­ска­зы­ва­ю­щим, что надо спе­шить в храм на Таин­ства, каять­ся перед Богом, исправ­лять себя, а йога с меди­та­тив­ной прак­ти­кой лиша­ют душу это­го индикатора.

Что же каса­ет­ся вро­де бы оче­вид­ной физи­че­ской поль­зы от заня­тий йогой, то это рас­про­стра­нен­ное заблуж­де­ние. Поль­за от самых про­стых йоги­че­ских упраж­не­ний наблю­да­ет­ся не боль­ше, чем и от всех осталь­ных физ­куль­тур­ных ком­плек­сов. Йога, если зани­мать­ся ею серьез­но, вред­на для здо­ро­вья, и мысль о том, что индий­ские йоги живут дол­го и не стра­да­ют тяже­лы­ми болез­ня­ми, глу­бо­ко невер­на. В 1980‑х годах в Индии про­во­ди­лась все­об­щая дис­пан­се­ри­за­ция, кото­рая пока­за­ла, что йоги живут в сред­нем даже мень­ше, чем обыч­ный житель Индии и стра­да­ют мно­же­ством забо­ле­ва­ний. Напри­мер, верх­них дыха­тель­ных путей и желу­доч­но-кишеч­но­го трак­та, пото­му что каж­дый день они чистят жгу­та­ми носо­глот­ку и дела­ют себе клиз­мы, и со вре­ме­нем раз­ру­ша­ет­ся сли­зи­стая обо­лоч­ка в носо­вой поло­сти и кишеч­ни­ке; выви­ха­ми суста­вов, арт­ри­та­ми и арт­ро­за­ми из-за часто­го нахож­де­ния в про­ти­во­есте­ствен­ных позах; ката­рак­той глаз, пото­му что часто кон­цен­три­ру­ют вни­ма­ние на солн­це. Нашлось нема­ло стра­да­ю­щих хро­ни­че­ски­ми вене­ри­че­ски­ми заболеваниями.

Посколь­ку в йоге упор дела­ет­ся на пере­строй­ке орга­низ­ма и его рит­мов, то это может нару­шить био­ло­ги­че­ские про­цес­сы таким обра­зом, что пси­хо­со­ма­ти­че­ское рас­строй­ство ста­нет необ­ра­ти­мым, и ни один врач не смо­жет понять, что же про­изо­шло с человеком.

В заклю­че­ние нуж­но ска­зать, что во всех мисти­ко-оккульт­ных систе­мах, прак­ти­ках и меди­та­ци­ях мож­но встре­тить какие угод­но раз­мыш­ле­ния, мыс­ли, пред­став­ле­ния, кро­ме одно­го – в них нет пока­я­ния. Хри­сти­ан­ство сви­де­тель­ству­ет: по мере при­бли­же­ния души к Богу чело­век все более ясно видит свое несо­вер­шен­ство и неса­мо­до­ста­точ­ность. Поэто­му опыт при­бли­же­ния к Богу утвер­жда­ет в хри­сти­а­нине сми­ре­ние, пока­я­ние и любовь. Бла­го­да­ря это­му воз­мож­на чистая, искрен­няя радость еди­не­ния с Гос­по­дом, Кото­рый тебя видит, слы­шит и любит. Восточ­ный же мисти­че­ский опыт отвер­га­ет лич­ност­но­го Бога, а пото­му стре­мит­ся к пре­одо­ле­нию лич­но­сти чело­ве­ка в сама­д­хе или нир­ване, дает пере­жи­ва­ние рас­тво­ре­ния сво­ей инди­ви­ду­аль­но­сти в оке­ане без­лич­но­го. Не встре­тив лич­ност­но­го Бога, чело­век в восточ­ном мисти­циз­ме есте­ствен­но стре­мит­ся к лич­ност­ной смерти.

Вале­рий Духанин

[1] Дешане Жан-Мари. Хри­сти­ан­ская йога. – Нью-Йорк, 1972. С. 54, 63.

[2] Тру­бец­кой Н. С., кн. Рели­гии Индии и хри­сти­ан­ство. – М.: Изд-во Сре­тен­ско­го м‑ря, 2000. С. 38 – 39.

Оставить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.

2 комментария

  • анатолий, 17.03.2014

    Неа, бесы дают, заби­рая у близ­ких. Где им и взять-то?

    Ответить »
  • Марина, 04.03.2014

    Огром­ное спа­си­бо за статью!

    Ответить »
Размер шрифта: A- 16 A+
Цвет темы:
Цвет полей:
Шрифт: Arial Times Georgia
Текст: По левому краю По ширине
Боковая панель: Свернуть
Сбросить настройки