О суеверии и подлинной вере

О суеверии и подлинной вере

(2 голоса5.0 из 5)

Как-то, при­е­хав в род­ной Орен­бург, я, про­хо­дя с сыном по мосту через реку Урал, обра­тил вни­ма­ние на мно­же­ство навес­ных зам­ков, пове­шен­ных на ажур­ные стой­ки перил и на сами пери­ла. Зам­ки были раз­ные – от малень­ких и изящ­ных до круп­ных амбар­ных, неко­то­рые покра­ше­ны крас­кой, на неко­то­рых – сер­деч­ко или над­пи­си типа «Саша + Маша». Рань­ше тако­го я как-то не заме­чал, теперь же сво­бод­но­го места на пери­лах прак­ти­че­ски не было. Вско­ре мне объ­яс­ни­ли, что обы­чай этот свя­зан с бра­ко­со­че­та­ни­ем: моло­до­же­ны при­хо­дят в день сва­дьбы на мост, веша­ют на него замок, а ключ выбра­сы­ва­ют в вол­ны Ура­ла. В Уфе, гово­рят, подоб­ный мост назы­ва­ет­ся Мостом люб­ви. Обы­чай этот, рас­про­стра­ня­е­мый ныне в самых раз­ных местах нашей необъ­ят­ной Роди­ны, свя­зы­ва­ют с верой в нерас­тор­жи­мость созда­ва­е­мой семьи, подоб­но как невоз­мож­но рас­торг­нуть замок, ключ от кото­ро­го бро­шен в реку.

Конеч­но, хоро­шо уже то, что моло­до­же­ны настра­и­ва­ют­ся на един­ствен­ность и непо­вто­ри­мость бра­ка, что и стре­мят­ся выра­зить народ­ным обы­ча­ем. Чело­век вооб­ще так устро­ен, что ему хочет­ся путем внеш­них дей­ствий закре­пить свое бла­го­по­лу­чие, а в опре­де­лен­ных обсто­я­тель­ствах усмот­реть сим­вол гря­ду­щих лич­ных собы­тий. На этом пути, одна­ко, лег­ко ска­тить­ся к суе­ве­ри­ям, лож­ным при­ме­там и надеж­де лишь на види­мый риту­ал, буд­то бы помо­га­ю­щий сам по себе.

собакаВот, допу­стим, такой при­мер. В Москве на стан­ции мет­ро «Пло­щадь Рево­лю­ции» мож­но заме­тить, как люди, выхо­дя из ваго­нов элек­тро­по­ез­да, зачем-то спе­шат к брон­зо­вым фигу­рам погра­нич­ни­ка и пса. Если при­гля­деть­ся, то мож­но уви­деть, что мор­да пса сия­ет от мно­гих тысяч при­кос­но­ве­ний. Ока­зы­ва­ет­ся, дан­ная ком­по­зи­ция, слов­но чудо­твор­ный образ, при­зна­на достав­ля­ю­щей бла­го­по­лу­чие: «при­кос­нись – и добьешь­ся уда­чи», пола­га­ют сто­лич­ные обы­ва­те­ли. А сту­ден­ты съез­жа­ют­ся сюда, что­бы при­кос­нуть­ся сво­и­ми зачет­ка­ми к чут­ко­му носу брон­зо­во­го пса ради успеш­ной сда­чи экзамена.

Это типич­ный вид суе­ве­рия. Без­дум­но выпол­нить при­знан­ное тол­пой дей­ство и свя­то верить в его эффект – вот один из при­зна­ков суе­ве­рия. Суе­вер­ное созна­ние харак­те­ри­зу­ет­ся чрез­мер­но щепе­тиль­ным отно­ше­ни­ем к внеш­не­му дей­ствию, дви­же­нию, явле­нию. Сплю­нуть через левое пле­чо, посту­чать по дере­ву, при­сесть на багаж перед даль­ней доро­гой – все это для суе­вер­но­го созна­ния суть некое види­мое руча­тель­ство неви­ди­мой помо­щи и защи­щен­но­сти. В осно­ве суе­ве­рий лежит неосо­знан­ный страх и вера в какую-то скры­тую силу, про­яв­ля­ю­щу­ю­ся в види­мых дей­стви­ях или ситу­а­ци­ях. И в этом смыс­ле суе­вер­ность близ­ка магиз­му, оккульт­но­му вос­при­я­тию наше­го мира. Так, в магии при­зна­ет­ся, что опре­де­лен­ные сим­во­ли­че­ские дей­ствия спо­соб­ны сами по себе вли­ять на жизнь. И суе­вер­ный дума­ет, что опре­де­лен­ным обра­зом скла­ды­ва­ю­щи­е­ся быто­вые обсто­я­тель­ства кар­ди­наль­но вли­я­ют на суще­ство нашей жиз­ни: не с той ноги под­нял­ся – день прой­дет неудач­но (а посколь­ку непо­нят­но, какая нога «не та», луч­ше сра­зу вста­вать на обе); пере­бе­жа­ла доро­гу чер­ная кош­ка – жди беды (как буд­то кош­ка вино­ва­та, что у нее чер­ный окрас); сколь­ко раз про­кри­чит кукуш­ка – столь­ко лет еще про­жи­вешь (слов­но судь­ба чело­ве­ка вве­ре­на пернатым).

Обыч­но счи­та­ет­ся, что суе­ве­рия свя­за­ны с непро­све­щен­но­стью, мало­об­ра­зо­ван­но­стью и неве­же­ством народ­ных масс. В общем-то так оно и есть, но по мере раз­ви­тия науч­но-тех­ни­че­ско­го про­грес­са и все­об­ще­го обра­зо­ва­ния суе­ве­рия нику­да не исче­за­ют. Они транс­фор­ми­ро­ва­лись и при­спо­со­би­лись к само­му про­грес­су обще­ства, про­ник­ли в шко­лы и науч­но-иссле­до­ва­тель­ские инсти­ту­ты. Напри­мер, у совре­мен­ных лет­чи­ков счи­та­ет­ся, что для бла­го­по­луч­но­го поле­та надо обя­за­тель­но надеть хотя бы одну уже «летав­шую» вещь, на бор­ту кате­го­ри­че­ски нель­зя сви­стеть – к беде, ни в коем слу­чае нель­зя про­из­но­сить сло­во «послед­ний» в любом кон­тек­сте. На уда­чу так­же реко­мен­ду­ют выку­рить перед рей­сом пол­си­га­ре­ты, а после рей­са доку­рить; над­ку­сить что-то, а после рей­са доесть. Неко­то­рые авто­лю­би­те­ли счи­та­ют, что нель­зя мыть маши­ну в даль­нюю доро­гу – не к доб­ру, сви­стишь в салоне – оста­но­вит гаиш­ник; поста­вишь зап­ча­сти с бито­го авто­мо­би­ля – к ава­рии. Спе­ци­а­ли­сты по рабо­те с ком­пью­те­ра­ми заве­ря­ют, что если за ваш ком­пью­тер сядет чужак, то маши­на будет без види­мой при­чи­ны давать сбои, поэто­му мно­гие из поль­зо­ва­те­лей ста­вят рядом с ком­пью­те­ром малень­кую пира­мид­ку, яко­бы защи­ща­ю­щую от пор­чи и сгла­за «четы­рех­уголь­но­го дру­га». А извест­ная швед­ская фир­ма «Ericsson» постав­ля­ет на китай­ский рынок теле­фон­ные труб­ки с индек­са­ми, непре­мен­но име­ю­щи­ми циф­ру «8»: A1018, A1028, A3618 и т.д., посколь­ку «вось­мер­ка», по древним китай­ским при­ме­там, при­но­сит уда­чу. Циф­ра «4» там счи­та­ет­ся «чис­лом смер­ти», и поэто­му в мар­ки­ров­ках ее не быва­ет. В нашей же стране пола­га­ют, что сча­стье при­но­сят те теле­фон­ные номе­ра, где есть под­ряд три любые оди­на­ко­вые циф­ры, даже 666, или хотя бы одна циф­ра «7».

Суе­ве­рия порож­де­ны маги­че­ским созна­ни­ем обще­ства. Магизм кажет­ся более про­стым и удоб­ным, неже­ли хри­сти­ан­ская вера, он быст­ро про­ни­ка­ет в любые слои наше­го обще­ства, не тре­буя для сво­е­го усво­е­ния осо­бых душев­ных затрат. Уди­ви­тель­ное дело: чело­век может не верить в Бога или верить очень поверх­ност­но, но при этом лег­ко дове­ря­ет все­воз­мож­ным при­ме­там, горо­ско­пам, откро­вен­ным пред­рас­суд­кам. При­чи­на это­го заклю­ча­ет­ся имен­но в поверх­ност­но­сти, лег­ко­сти суе­ве­рия, что для гре­хо­лю­би­во­го есте­ства чело­ве­ка более удоб­но, тогда как вера в Бога тре­бу­ет серьез­но­го, глу­бо­ко­го, сер­деч­но­го отно­ше­ния и посто­ян­ной рабо­ты над собой.

Имен­но магизм выра­жа­ет­ся в суе­вер­ном пред­став­ле­нии о вли­я­нии отдель­но взя­тых, как бы сим­во­ли­че­ских дей­ствий на бла­го­по­лу­чие или небла­го­по­лу­чие нашей жиз­ни. Напри­мер, суще­ству­ет проч­ное убеж­де­ние, что при заклад­ке фун­да­мен­та в угол нуж­но непре­мен­но поло­жить моне­ту – на сча­стье. Не молит­ва, не чин освя­ще­ния высту­па­ют в народ­ном созна­нии на пер­вое место, а сло­жив­ший­ся века­ми обы­чай пола­гать моне­ту – как бы сим­вол богат­ства и бла­го­ден­ствия дома – в осно­ву его фун­да­мен­та. «Соблю­ди риту­ал – не пожа­ле­ешь», – гово­рят в таком слу­чае. Перед экза­ме­ном, убеж­де­ны сту­ден­ты и школь­ни­ки, для успеш­ной сда­чи не сто­ит мыть голо­ву, види­мо, что­бы не смыть вме­сте с гря­зью и зна­ния. А если меж­ду любя­щи­ми друг дру­га людь­ми прой­дет цыган­ка, то ради спа­се­ния друж­бы надо крик­нуть: «При­вет на сто лет».

В суе­ве­ри­ях дей­ству­ет не логи­ка, а бла­го­го­вей­ный страх перед люд­ским обы­ча­ем. Рань­ше в дерев­нях была при­ме­та: если кури­ца поет пету­хом – не к доб­ру. Такой кури­це сво­ра­чи­ва­ли голо­ву и бро­са­ли через порог, при­го­ва­ри­вая: «На свою голо­ву, не пой кури­ца пету­хом», то есть луч­ше рас­пра­вить­ся с кури­цей, чем зара­бо­тать беду. Отсю­да, кста­ти, воз­ник­ла посло­ви­ца: «Не пой кури­ца пету­хом, не бра­нись баба с мужи­ком». Так­же с неза­па­мят­ных вре­мен счи­та­ет­ся не при­ня­тым пожи­мать руку через порог, ибо, зна­ет народ­ная муд­рость, после это­го такие люди обя­за­тель­но поссо­рят­ся. Подоб­ный обы­чай вторг­ся даже в народ­но-цер­ков­ные вза­и­мо­от­но­ше­ния, так что уже нель­зя спра­ши­вать бла­го­сло­ве­ния через порог или же нахо­дясь на сту­пень­ках (види­мо, что­бы не поссо­рить­ся с батюшкой).

Во мно­гом суе­ве­рия под­дер­жи­ва­ют­ся на уровне быта, кото­рый пере­стро­ить крайне труд­но. Вос­при­ни­мая в дет­стве суе­ве­рия и при­ме­ты, озву­чен­ные взрос­лы­ми, ребе­нок уже воз­рас­та­ет с ними как с чем-то вполне для него есте­ствен­ным. Ведь у ребен­ка еще нет кри­ти­че­ско­го мыш­ле­ния, а повзрос­лев, он уже при­вык так посту­пать и думать. «Когда вы были языч­ни­ка­ми, то ходи­ли к без­глас­ным идо­лам – так, как бы вели вас» (1 Кор. 12: 2) , – гово­рил апо­стол Павел. Оста­ет­ся в пси­хи­ке некий дет­ский слой, кото­рый про­яв­ля­ет себя и по при­хо­де в зре­лый воз­раст. А сами суе­ве­рия, по сути, есть оста­ток язычества.

Суе­ве­рие есть сле­пое при­ня­тие мне­ний, рож­ден­ных чело­ве­че­ским неве­же­ством (но неве­же­ством не столь­ко интел­лек­ту­аль­ным, сколь­ко духов­ным). Если суе­вер­но­му при­дет пись­мо с ука­за­ни­ем пере­пи­сать это пись­мо 20 раз под­ряд – и тогда «ста­нешь счаст­ли­вым», он, не заду­мы­ва­ясь, сядет пере­пи­сы­вать. «Пись­ма сча­стья» – это пере­сы­ла­е­мые по почте тек­сты, при­зы­ва­ю­щие под раз­лич­ны­ми пред­ло­га­ми их раз­мно­жить и рас­про­стра­нить далее. Магизм подоб­но­го обы­чая ярко про­яв­ля­ет­ся в том, что надеж­да на лич­ное сча­стье суе­вер­но соеди­ня­ет­ся с самим фак­том без­дум­но­го, меха­ни­че­ско­го копи­ро­ва­ния пись­ма, в стра­хе за невы­пол­не­ние под­верг­нуть­ся бед­стви­ям. Пере­фра­зи­руя извест­ную рус­скую пого­вор­ку, пред­ло­жим посло­ви­цу: «Ска­жи дура­ку, какой риту­ал при­не­сет ему сча­стье, он рас­ши­бет­ся, но выпол­нит». Ска­жут ему: поплюй через левое пле­чо, что­бы выска­зан­ное жела­ние сбы­лось, он тут же нач­нет отпле­вы­вать­ся. Ска­жут: как про­ве­дешь пер­вый день года, так и весь год прой­дет, он будет неуме­рен­но весе­лить­ся в ночь на 1 янва­ря, что­бы запо­лу­чить без­за­бот­ность на целый год жизни.

При­чем даже люди, вро­де бы ни во что не веря­щие, суе­вер­но испол­ня­ют какую-нибудь при­ме­ту ради мни­мо­го бла­го­по­лу­чия. Ино­гда даже в квар­ти­рах циви­ли­зо­ван­ных горо­жан мож­но уви­деть над вход­ной две­рью под­ко­ву. Это очень хоро­шо иллю­стри­ру­ет тот анек­дот, в кото­ром посе­ти­тель, уви­дев над две­рью дома при­би­тую под­ко­ву, спра­ши­ва­ет хозя­и­на: «Неуже­ли вы вери­те в при­ме­ты?» «Нет, – отве­ча­ет хозя­ин, – но гово­рят, что это помо­га­ет даже тем, кто не верит». Най­дет­ся «спе­ци­а­лист», кото­рый вам ска­жет, пра­виль­но ли вы пове­си­ли эту под­бив­ку для лоша­ди­ных копыт: если дугой вверх, то непра­виль­но, ибо сча­стье из дома будет ухо­дить, а если дугой вниз, то пра­виль­но – сча­стье само теперь напра­вит­ся в вашу квартиру.

Вооб­ще чело­ве­че­ской душе свой­ствен­на потреб­ность веры. И суе­ве­рие есть попыт­ка удо­вле­тво­рить эту потреб­ность, толь­ко не верой, явлен­ной в Боже­ствен­ном Откро­ве­нии, – ведь это, как мы ска­за­ли, тре­бу­ет огром­ных лич­ных уси­лий, душев­ных, воле­вых и даже интел­лек­ту­аль­ных, – а верой, так ска­зать, под­руч­ной, верой, заим­ство­ван­ной из мест­ных пре­да­ний и осно­ван­ной на сопри­кос­но­ве­нии хоть с чем-то таин­ствен­ным. Напри­мер, чело­век не верит в Бога (или верит очень поверх­ност­но) и соот­вет­ствен­но не обра­ща­ет­ся к Нему со сво­и­ми молит­ва­ми (либо молит­ся крайне поверх­ност­но), зато свя­то сле­ду­ет народ­ным при­ме­там, так что при выхо­де из дома ни в коем слу­чае не допу­стит под­ме­та­ния полов. Про­ис­хо­дит как бы вос­пол­не­ние отсут­ствия надеж­ды на Бога надеж­дой на соблю­де­ние сло­жив­шей­ся при­ме­ты. Зачем суе­вер­но­му чело­ве­ку хочет­ся сплю­нуть через левое пле­чо? Что­бы хоть чем-то внут­ренне зару­чить­ся – суе­ве­рие есть ком­пен­са­ция под­лин­ной веры. И в то же вре­мя это попыт­ка ощу­тить сопри­кос­но­ве­ние наше­го мира с чем-то поту­сто­рон­ним. Тако­ва вера в маги­че­скую силу кам­ней, аму­ле­тов и пре­сло­ву­той под­ко­вы, кото­рую для сча­стья веша­ют над вхо­дом в дом.

Когда у чело­ве­ка нет под­лин­ной веры в Бога, то богом для него ста­но­вит­ся что-то более близ­кое и понят­ное, на что он ста­ра­ет­ся пола­гать­ся в соб­ствен­ной жиз­ни. Так воз­ни­ка­ет идо­ло­по­клон­ство перед веща­ми и свя­щен­ный страх перед народ­ны­ми пре­да­ни­я­ми. И в то же вре­мя – еще раз повто­рим – суе­ве­рие есть попыт­ка хоть сколь­ко-то воз­вы­сить, оду­хо­тво­рить обы­ден­ность, толь­ко не с помо­щью обра­ще­ния к Богу и стя­жа­ния бла­го­да­ти Духа Свя­то­го, а через при­зна­ние в пред­ме­тах это­го мира какой-то таин­ствен­ной силы, через виде­ние в раз­лич­ных слу­чай­но­стях дей­ствия неко­е­го пре­вос­хо­дя­ще­го нас фату­ма, рока, судь­бы. И все это – некая облег­чен­ная фор­ма рели­ги­оз­но­сти, при кото­рой упо­ва­ют на слу­чай­но­сти как на зако­но­мер­но­сти и про­яв­ле­ния неве­до­мо­го нам выс­ше­го мира.

Преж­де же все­го суе­ве­рия есть внут­рен­ние узы, кото­рые чело­век нала­га­ет сам на себя. Это мно­же­ство неви­ди­мых цепей, кото­ры­ми внут­ренне ско­ван чело­век, так что он уже не может сво­бод­но жить, а все вре­мя чего-то боит­ся, ози­ра­ет­ся, насто­ра­жи­ва­ет­ся. Так, поваль­ный страх вызы­ва­ет необ­хо­ди­мость воз­вра­ще­ния сра­зу же по выхо­де из дома: пусть ты забыл очень нуж­ную вещь, вер­нешь­ся – все, сам вино­ват в даль­ней­ших бедах. И автор этих строк не раз наблю­дал нескры­ва­е­мый ужас на лице суе­вер­но­го род­ствен­ни­ка, когда тот видел мое воз­вра­ще­ние в мою же соб­ствен­ную квар­ти­ру, как буд­то это ста­но­ви­лось неопро­вер­жи­мым сиг­на­лом начи­на­ю­щей­ся со мной беды. Неко­то­рые на вся­кий слу­чай смот­рят в зер­ка­ло, как буд­то твое же соб­ствен­ное отра­же­ние отме­нит повис­ший над тобой «рок». Вооб­ще народ­ные при­ме­ты и суе­ве­рия боль­шей частью про­ни­зы­ва­ет откро­вен­ный пес­си­мизм. Прин­цип мак­си­маль­но­го неве­зе­ния име­ет свою шут­ли­вую фор­му­ли­ров­ку: «Если какая-нибудь непри­ят­ность может слу­чить­ся, то она обя­за­тель­но слу­чит­ся». На то, по мыс­ли суе­вер­ных людей, нам ука­зы­ва­ют народ­ные при­ме­ты и все­воз­мож­ные предзнаменования.

Осо­бые суе­ве­рия свя­за­ны с дня­ми, чис­ла­ми и меся­ца­ми, что весь­ма нагляд­но под­твер­жда­ет скры­тый в душах мно­гих людей магизм. Напри­мер, поваль­но, едва ли не каж­дым мало­цер­ков­ным чело­ве­ком, счи­та­ет­ся, что поне­дель­ник – день тяже­лый (отсю­да мно­го допол­ни­тель­ных при­мет: ни за что важ­ное при­ни­мать­ся нель­зя – уда­чи не будет, в поне­дель­ник давать день­ги – всю неде­лю рас­хо­ды). Если 13‑е чис­ло меся­ца сов­па­ло с пят­ни­цей, то это при­зна­ет­ся крайне несчаст­ли­вым, так что чело­век тра­тит свои душев­ные силы на ожи­да­ние в этот день все­воз­мож­ных непри­ят­но­стей. Сре­ди меся­цев года осо­бо тра­ги­че­ское поло­же­ние уде­ля­ет­ся маю, ибо рож­ден­ные в мае, убеж­ден народ, будут маять­ся всю жизнь. Недол­го­веч­ны, гово­рят, и бра­ки, заклю­чен­ные в этом меся­це. Хочу, кста­ти, поде­лить­ся све­де­ни­я­ми о себе: я родил­ся имен­но в мае, в мае же всту­пил в брак, и двое из тро­их моих детей роди­лись опять-таки в мае – вот какая у меня печаль­ная участь!

Мно­гие наши сооте­че­ствен­ни­ки дур­ным счи­та­ют 29 фев­ра­ля, назы­ва­е­мое Касья­но­вым днем (в этот день в Церк­ви поми­на­ет­ся пре­по­доб­ный Иоанн Кас­си­ан Рим­ля­нин), рав­но и весь висо­кос­ный год, в кото­рый, как пола­га­ют, слу­ча­ет­ся боль­ше смер­тей (автор, опять-таки, родил­ся в висо­кос­ный год). По народ­ным пове­рьям, в Касья­нов день нель­зя начи­нать ника­ких дел, спать жела­тель­но до обе­да (так мень­ше рис­ка испы­тать непри­ят­но­сти), а луч­ше все­го вооб­ще не выхо­дить из дома.

Об абсурд­но­сти подоб­ных пред­став­ле­ний хоро­шо настав­лял свя­ти­тель Иоанн Зла­то­уст: «Кто убеж­ден, что есть дни счаст­ли­вые и несчаст­ли­вые, тот в несчаст­ли­вый день не будет зани­мать­ся доб­ры­ми дела­ми, думая, что весь его труд оста­нет­ся тщет­ным и бес­по­лез­ным по роко­во­му свой­ству дня; рав­но и в счаст­ли­вый день не зай­мет­ся теми дела­ми, думая, что его нера­де­ние нисколь­ко не повре­дит ему по хоро­ше­му свой­ству само­го дня, и таким обра­зом он в том и дру­гом слу­чае будет терять свое спа­се­ние и, счи­тая тру­ды свои то бес­по­лез­ны­ми, то излиш­ни­ми, будет про­вож­дать жизнь неде­я­тель­ную и пороч­ную» (Иоанн Зла­то­уст, свя­ти­тель. Тво­ре­ния. Т. 1. СПб., 1898. С. 769).

Понят­но, что ника­кие сов­па­де­ния цифр и дней, «осо­бые» чис­ла или меся­цы года сами по себе не несут чело­ве­ку вре­да. Поне­дель­ник тяжел лишь для тех, кто нака­нуне про­вел вре­мя бес­по­ря­доч­но. Так, у того, кто мно­го выпил в вос­кре­се­нье, в поне­дель­ник болит голо­ва. Оправ­ды­вая себя суе­вер­ной при­ме­той, тако­вой не спе­шит на рабо­ту, опо­хме­ля­ет­ся и тем самым лишь боль­ше рас­стра­и­ва­ет соб­ствен­ную жизнь. Если вос­крес­ный день был посвя­щен уто­ми­тель­ным про­смот­рам филь­мов, то на сле­ду­ю­щее утро тоже будет доста­точ­но тяже­ло. Таким обра­зом, поне­дель­ник тру­ден не по сво­е­му поло­же­нию в неде­ле, а в свя­зи со зло­упо­треб­ле­ни­ем людей сво­бод­ным вре­ме­нем в выход­ные дни. Кто уме­ет поль­зо­вать­ся вре­ме­нем, у того пер­вый после вос­крес­но­го отды­ха день будет свя­зан с твор­че­ским подъ­емом и легкостью.

В Церк­ви каж­дый день неде­ли кому-либо посвя­щен, в част­но­сти поне­дель­ник – свя­тым бес­плот­ным ангель­ским силам (анге­лы сотво­ре­ны пер­вы­ми, они пер­вен­ству­ют в свя­то­сти по срав­не­нию с людь­ми, поэто­му после вос­кре­се­нья бес­плот­ные силы и вспо­ми­на­ют­ся пер­вы­ми). К ним в этот день в хра­мах обра­ща­ют­ся осо­бые молит­вы, и с их помо­щью поне­дель­ник у хри­сти­а­ни­на может прой­ти лег­ко, подоб­но самим бесплотным.

Каж­дый день, в кото­рый Бог дал нам жить, освя­щен Его при­сут­стви­ем, и помощь Его в делах чело­ве­че­ских откры­та тем, кто ищет ее. Поэто­му не чисел или дней сле­ду­ет опа­сать­ся хри­сти­а­ни­ну, а толь­ко гре­ха. Укло­не­ние во гре­хи вле­чет за собой нака­за­ние, и такое вре­мя ста­но­вит­ся для чело­ве­ка дей­стви­тель­но злым, на какой бы день неде­ли или месяц года это ни при­дет­ся. Жизнь же в вер­но­сти Богу вле­чет за собой мир души и внут­рен­нюю радость, будь то поне­дель­ник, пят­ни­ца 13-го или еще какой страш­ный для суе­вер­ных людей день. Итак, для наше­го сча­стья каж­дые сут­ки жиз­ни нуж­но посвя­щать испол­не­нию Божи­их заповедей.

Апо­стол Павел, кста­ти, упре­кал неко­то­рых из хри­сти­ан, напо­ми­ная им преж­нюю их жизнь в язы­че­стве: «Не знав Бога, вы слу­жи­ли [богам], кото­рые в суще­стве не боги. Ныне же, познав Бога, или, луч­ше, полу­чив позна­ние от Бога, для чего воз­вра­ща­е­тесь опять к немощ­ным и бед­ным веще­ствен­ным нача­лам и хоти­те еще сно­ва пора­бо­тить себя им? Наблю­да­е­те дни, меся­цы, вре­ме­на и годы. Боюсь за вас, не напрас­но ли я тру­дил­ся у вас» (Гал. 4: 8–11).

Маги­че­ское созна­ние совре­мен­но­го обще­ства выра­жа­ет­ся в том, что в одном и том же жур­на­ле пуб­ли­ку­ют инфор­ма­цию о пред­сто­я­щих цер­ков­ных празд­ни­ках и заго­во­ры на уро­жай, све­де­ния о хри­сти­ан­ских свя­ты­нях и народ­ные при­ме­ты. То и дру­гое для чита­те­ля есть область таин­ствен­ных сил, сопри­ка­са­ю­щих­ся с нашей жиз­нью (если, конеч­но, не область народ­ных обы­ча­ев). Чело­век наде­нет на себя натель­ный кре­стик, но так­же с любо­пыт­ством послу­ша­ет, какой дра­го­цен­ный камень явля­ет­ся его талис­ма­ном, и если его коше­лек поз­во­ля­ет, то несо­мнен­но при­об­ре­тет таковой.

Суе­ве­рие про­пи­ты­ва­ет жизнь чело­ве­ка, не утвер­жден­но­го умом и серд­цем в Пра­во­сла­вии. Он, конеч­но, чтит свя­ты­ни Церк­ви и пола­га­ет необ­хо­ди­мым посе­щать изред­ка храм, но он же счи­та­ет страш­ным про­ступ­ком, напри­мер, пере­да­вать све­чу через левое плечо.

В без­дум­ном обря­до­ве­рии, когда испол­не­ние обря­да ста­но­вит­ся выше люб­ви к чело­ве­ку и выше само­го чело­ве­ка, тоже есть отсвет суе­ве­рия и магиз­ма. Ибо такой обря­до­ве­рец не заме­ча­ет сво­им серд­цем Бога и пото­му не ценит создан­но­го по обра­зу Божию чело­ве­ка, оже­сто­чен­но тол­ка­ет ока­зав­ших­ся рядом людей, посту­па­ю­щих не по его прин­ци­пам, блю­дя свой таин­ствен­ный обряд, как блю­дут языч­ни­ки исту­кан от захват­чи­ков. Поэто­му мы видим жесто­кость по отно­ше­нию к толь­ко что зашед­шим в храм людям, кото­рых без­жа­лост­но тыка­ют за любое непра­виль­ное дей­ствие, как буд­то сво­и­ми пер­вы­ми роб­ки­ми шага­ми навстре­чу Богу эти люди повре­дят хра­му и бого­слу­же­нию. Поэто­му, с дру­гой уже сто­ро­ны, мы видим суе­вер­ное отно­ше­ние к цер­ков­ным служ­бам, а затем и разо­ча­ро­ва­ние людей, при­няв­ших какое-либо таин­ство и после это­го забо­лев­ших или испы­тав­ших жиз­нен­ные труд­но­сти – им дума­лось, что точ­но соблю­ден­ный чин изба­вит от всех зем­ных бед, тогда как Бог самые бед­ствия вклю­ча­ет в Свою забо­ту о нас.

Вро­де бы цер­ков­ные люди иной раз ска­ты­ва­ют­ся к суе­ве­ри­ям, когда кажет­ся, что про­чти ака­фист – и уже полу­чишь, чего хотел, или, если не про­из­нес перед выхо­дом фор­му­лы: «Отри­ца­юсь тебя, сата­на…», как раз и попал в иску­ше­ние. Есть девуш­ки, кото­рые счи­та­ют, что если позво­нят на Пас­ху в коло­кол (в неко­то­рых мона­сты­рях пус­ка­ют на Пас­ху зво­нить всех жела­ю­щих), то смо­гут в тече­ние это­го года обре­сти сво­е­го избран­ни­ка. А где же при этом Бог с Его Про­мыс­лом, с Его зна­ни­ем серд­ца чело­ве­че­ско­го и того, что полез­но и нуж­но кон­крет­но­му человеку?

Даже отно­ше­ние к цер­ков­ным свя­ты­ням может стать вполне суе­вер­ным. Это слу­ча­ет­ся тогда, когда чело­век без­дум­но пола­га­ет­ся на какой-то свя­щен­ный пред­мет: поя­сок, ладан­ку, кулон с обра­зом свя­то­го, не вспо­ми­ная при этом ни о Боге, ни об эле­мен­тар­ных пра­ви­лах без­опас­но­сти. Напри­мер, такое слу­ча­ет­ся, когда авто­лю­би­тель не при­сте­ги­ва­ет­ся рем­нем без­опас­но­сти с тем оправ­да­ни­ем, что авто­мо­биль освя­щен и на перед­ней его пане­ли поме­ще­на ико­на. Мы видим здесь глу­пость, при­кры­тую бла­го­че­сти­ем. Чело­век игно­ри­ру­ет при­ня­тые пра­ви­ла без­опас­но­сти, как бы счи­тая, что Бог подаст ему бес­пе­чаль­ную езду в свя­зи с самим фак­том при­сут­ствия свя­ты­ни. Конеч­но, уме­стен вопрос: зачем же тогда авто­мо­би­ли вооб­ще освя­ща­ют и поме­ща­ют внут­ри них ико­ны? Авто­мо­би­ли освя­ща­ют пото­му, что­бы они были так же, как и хри­сти­ане-води­те­ли, осе­не­ны бла­го­да­тью Божи­ей, а зна­чит, избав­ле­ны от при­сут­ствия тем­ных сил, спо­соб­ных толь­ко вре­дить. В таком слу­чае, дей­стви­тель­но, воз­мож­но избав­ле­ние от ряда ситу­а­ций, в коих ава­рия про­во­ци­ру­ет­ся иску­ше­ни­ем демо­ни­че­ских сил, допу­стим, вну­ша­ю­щих мысль неоправ­дан­но­го манев­ра или скло­ня­ю­щих води­те­ля ко сну. В житии свя­ти­те­ля Нико­лая Чудо­твор­ца повест­ву­ет­ся, как во вре­мя мор­ско­го пла­ва­ния свя­ти­тель уви­дел диа­во­ла, вошед­ше­го в корабль, что­бы пото­пить его во вре­мя штор­ма, и свя­той угод­ник сво­и­ми молит­ва­ми изба­вил суд­но от опас­но­сти. Это житий­ное собы­тие под­твер­жда­ет ту исти­ну, что бесы дей­стви­тель­но могут вре­дить наше­му транс­пор­ту, пре­пят­ство­вать мир­но­му путе­ше­ствию чело­ве­ка. Вот поче­му необ­хо­ди­мо освя­ще­ние транс­пор­та. Поме­щен­ная внут­ри авто­мо­би­ля ико­на обра­ща­ет и здесь внут­рен­нее вни­ма­ние води­те­ля к Богу. Одна­ко все это не повод счи­тать себя изо­ли­ро­ван­ным от зем­ных пре­врат­но­стей. Про­мысл Божий может допу­стить и ава­рию на поль­зу душе чело­ве­ка, отстег­ну­тый же ремень без­опас­но­сти ста­но­вит­ся виной води­те­ля, про­во­ци­ру­ю­ще­го воз­мож­ный ущерб сво­е­го здо­ро­вья и жизни.

амулетРас­про­стра­нен­ным суе­ве­ри­ем явля­ет­ся вера в сглаз. Даже выда­ю­щий­ся като­ли­че­ский бого­слов Фома Аквин­ский (1225–1274) верил в воз­мож­ность сгла­за и писал в сво­ей «Сум­ме тео­ло­гии», что душа ста­рой жен­щи­ны чаще быва­ет испол­нен­ной зла, отче­го сам взгляд ее ста­но­вит­ся ядо­ви­тым и опас­ным, осо­бен­но для детей. Соглас­но про­сто­на­род­ным пред­став­ле­ни­ям, сглаз есть при­чи­не­ние вре­да сво­им взгля­дом, остав­ле­ние на дру­гом чело­ве­ке сво­им взгля­дом дур­но­го сле­да. Таким обра­зом, вся­кую есте­ствен­ную болезнь или пло­хое настро­е­ние мож­но при­пи­сы­вать чье­му-то дур­но­му гла­зу. Конеч­но, мож­но рас­суж­дать о том, что взгляд пра­вед­но­го чело­ве­ка излу­ча­ет доб­ро, а взгляд греш­ни­ка – зло, что это и остав­ля­ет дур­ные послед­ствия, но в таком слу­чае мир дав­но бы сго­рел от вза­им­ных испе­пе­ля­ю­щих взгля­дов. Как дур­ной глаз при­чи­нит вред душе, если она обра­ще­на будет к Богу? Не чужой злой взгляд, а наша лич­ная реак­ция на него отра­жа­ет­ся на нашей душе и нашем настро­е­нии, так что от нас зави­сит, не сгла­зим ли мы сами себя.

Что же такое суе­ве­рие? Это, как уже вид­но по само­му сло­ву, есть сует­ная вера, то есть вера пустая, непод­лин­ная, напрас­ная. Под­лин­ная вера тем и отли­ча­ет­ся от суе­ве­рия, что истин­но веру­ю­щий не гло­та­ет без­дум­но любой «духов­ный» про­дукт. Под­лин­ной вере сопут­ству­ют трез­вость и рас­су­ди­тель­ность, лишь при кото­рых и мож­но вос­при­нять под­лин­ную духов­ность. Суе­ве­рие же есть вера все­яд­ная, бли­зо­ру­кая и наив­ная, обра­щен­ная ко все­му без разбора.

Мы уже гово­ри­ли, что суе­ве­рия – некая аль­тер­на­ти­ва жиз­ни в истин­ной вере. Под­лин­ные духов­ные цен­но­сти еще не воз­об­ла­да­ли в душе подоб­но­го чело­ве­ка, а потреб­ность опи­рать­ся на что-то сверхъ­есте­ствен­ное оста­лась. Люди инту­и­тив­но ищут духов­ной защи­ты. Не имея живой веры в Бога, они исполь­зу­ют раз­лич­ные обе­ре­ги и пола­га­ют­ся на суе­ве­рия и при­ме­ты, буд­то бы вли­я­ю­щие на нашу жизнь. Итак, суе­вер­ный не столь­ко верит во что-то, сколь­ко боит­ся. Его посто­ян­но пре­сле­ду­ют стра­хи, и в самых суе­ве­ри­ях он ищет спо­соб защи­ты от них. Суе­вер­ность наи­бо­лее обострен­но про­яв­ля­ет­ся у людей тогда, когда они испы­ты­ва­ют силь­ные пере­жи­ва­ния или труд­но­сти, когда перед ними сто­ит вопрос о пре­одо­ле­нии ряда про­блем, необ­хо­ди­мость выбо­ра или при­ня­тия реше­ния, сда­ча серьез­но­го экза­ме­на или выпол­не­ние ответ­ствен­но­го дела.

Кро­ме того, в душе есть потреб­ность пси­хо­ло­ги­че­ски упо­ря­до­чи­вать свои дей­ствия, опи­ра­ясь на какие-то цен­но­сти. Обра­щая вни­ма­ние на суе­вер­ные обы­чаи, чело­век неволь­но выстра­и­ва­ет соб­ствен­ное миро­ви­де­ние по опре­де­лен­но­му строю, систе­ме, ста­ра­ет­ся кон­тро­ли­ро­вать соб­ствен­ные поступ­ки в согла­сии с этой систе­мой, посред­ством чего обре­та­ет пси­хо­ло­ги­че­скую уве­рен­ность в пра­виль­ных или непра­виль­ных дей­стви­ях. Это дает успо­ко­ен­ность и ими­та­цию ста­биль­но­сти в жиз­ни. Напри­мер, люди, как при­ня­то, сидят перед дорож­кой, а сидят на самом деле лишь пото­му, что через это они успо­ка­и­ва­ют­ся и под­со­зна­тель­но настра­и­ва­ют­ся на то, что рас­ста­ют­ся не навсе­гда. Оги­бая путь, пере­се­чен­ный чер­ной кош­кой, чело­век пси­хо­ло­ги­че­ски настра­и­ва­ет­ся на луч­шее: он яко­бы изба­вил себя от воз­мож­ной беды.

Таким обра­зом, суе­ве­рие – это спо­соб само­за­щи­ты, спо­соб поверх­ност­ный, когда чело­век инту­и­тив­но ищет неви­ди­мой помо­щи, про­яв­ля­е­мой посред­ством внеш­них собы­тий, при­мет и дей­ствий как сим­во­лов духов­ной реаль­но­сти, вли­я­ю­щей на нашу судь­бу. При этом серд­це чело­ве­ка спит, он оста­ет­ся в некой само­успо­ко­ен­но­сти, маши­наль­но выпол­нив суе­вер­ный обы­чай или поло­жив­шись на люд­скую примету.

Под­лин­ная же вера затра­ги­ва­ет глу­би­ны души чело­ве­че­ской, когда про­буж­да­ет­ся серд­це, и хри­сти­а­нин пред­сто­ит пред Богом с чув­ством Его живо­го рядом при­сут­ствия. В таком слу­чае он пони­ма­ет, что жизнь управ­ля­ет­ся не сти­хи­ей таин­ствен­ных сил, а Про­мыс­лом Божи­им, то есть Его чут­кой и муд­рой забо­той о нас. Конеч­но, дале­ко не все веру­ю­щие осмыс­ля­ют все тон­ко­сти сво­ей веры, но ведь не все и мож­но выра­зить сло­вом, одна­ко в глу­би­нах души веру­ю­ще­го уже про­изо­шло реши­тель­ное изме­не­ние – опыт молит­вы, сопри­кос­но­ве­ния с духов­ным миром, опыт обще­ния с Богом он не про­ме­ня­ет уже на суе­вер­ную пусто­ту. Сами обря­ды хри­сти­а­ни­на: крест­ное зна­ме­ние, покло­ны, при­кла­ды­ва­ние к свя­щен­ным ико­нам, пома­за­ние свя­тым еле­ем и пр. – выра­жа­ют его духов­ное отно­ше­ние к Богу, стрем­ле­ние его серд­ца к Гос­по­ду и жела­ние вос­при­нять бла­го­дать Духа Свя­то­го. Ведь наша душа тес­ней­шим обра­зом свя­за­на с телом, и пото­му в хри­сти­ан­стве внеш­ние дей­ствия суть зна­ки и сим­во­лы духов­но­го сокро­ви­ща нашей веры.

Каж­дый цер­ков­ный обряд воз­вы­ша­ет нас над обы­ден­но­стью и помо­га­ет сопри­кос­нуть­ся с тем, что выше зем­ных чувств и изме­ре­ний. Напри­мер, сло­же­ние трех пер­стов есть испо­ве­да­ние еди­но­го Бога Тро­и­цы, а осе­не­ние себя крест­ным зна­ме­ни­ем есть испо­ве­да­ние крест­ной Жерт­вы Хри­сто­вой, бла­го­да­ря кото­рой побеж­де­ны диа­вол и грех. Так и воз­жжен­ная све­ча сим­во­ли­зи­ру­ет наше молит­вен­ное горе­ние пред Богом и свет истин­ной веры, оза­ря­ю­щей сумер­ки мира.

Таким обра­зом, цер­ков­ные обря­ды воз­вы­ша­ют над сти­хи­я­ми мира, настра­и­ва­ют на внут­рен­нюю сво­бо­ду и неза­ви­си­мость от скла­ды­ва­ю­щих­ся зем­ных обсто­я­тельств. В суе­вер­ных же обы­ча­ях ситу­а­ция про­ти­во­по­лож­ная: не имея глу­бо­ко­го внут­рен­не­го отно­ше­ния к Богу, чело­век теря­ет­ся в стра­хах и неиз­вест­но­сти, хва­та­ет­ся за сам обряд как за спа­си­тель­ную соло­мин­ку, избав­ля­ю­щую его от яко­бы вися­ще­го над ним рока. Суе­вер­ный тоже обра­ща­ет­ся к поту­сто­рон­не­му, но рас­смат­ри­ва­ет его как непо­нят­ную сти­хию, про­яв­ля­ю­щу­ю­ся здесь в виде при­мет и суе­вер­ных обрядов.

Суе­ве­рию при­су­ща та осо­бен­ность, что основ­ное зна­че­ние при­да­ет­ся чему-то совер­шен­но незна­чи­тель­но­му, слу­чай­но­му, несу­ще­ствен­но­му, тогда как на глав­ное, суще­ствен­ное и зна­чи­тель­ное не обра­ща­ет­ся почти ника­ко­го вни­ма­ния. В этом смыс­ле суе­ве­рие, опять-таки, кар­ди­наль­но отли­ча­ет­ся от истин­ной веры. Ибо, когда речь идет о вере, чело­век осо­знан­но, всем сво­им суще­ством обра­ща­ет­ся к Богу, живое при­сут­ствие Кото­ро­го чув­ству­ет серд­це веру­ю­ще­го. Не при­ме­ты и не слу­чай­но соста­вив­ши­е­ся обсто­я­тель­ства здесь ста­но­вят­ся кри­те­ри­ем жиз­ни, а запо­ве­ди Божии и совесть веру­ю­ще­го, под­ска­зы­ва­ю­щие, как поступать.

Поче­му же, как кажет­ся, испол­ня­ют­ся неко­то­рые суе­ве­рия? Пото­му что часто быва­ет: во что чело­век пове­рил, то для него и ста­но­вит­ся реаль­ным. Суе­вер­ный сам соот­но­сит собы­тия сво­ей жиз­ни с содер­жа­ни­ем суе­ве­рий, сам под­го­ня­ет свою судь­бу под суе­ве­рия и при­ме­ты, выстра­и­ва­ет в сво­ем вооб­ра­же­нии при­чин­но-след­ствен­ные свя­зи, подоб­но тому, как древ­ние языч­ни­ки виде­ли в собы­ти­ях сво­ей жиз­ни под­твер­жде­ние истин­но­сти сво­ей мифо­ло­гии и веры в богов. Неред­ко это­му пря­мо помо­га­ют тем­ные силы. Напри­мер, кто верит в НЛО, тому оно и дей­стви­тель­но может явить­ся по дей­ствию демо­ни­че­ских сил. А в отно­ше­нии внут­рен­ней зави­си­мо­сти от суе­ве­рий хочет­ся вспом­нить пре­крас­ные сло­ва свя­то­го апо­сто­ла Пав­ла: «Стой­те в сво­бо­де, кото­рую даро­вал нам Хри­стос, и не под­вер­гай­тесь опять игу раб­ства» (Гал. 5: 1).

Вале­рий Духа­нин,
канд. бого­сло­вия, пре­по­да­ва­тель Нико­ло-Угреш­ской духов­ной семинарии

Источ­ник: Православие.ру

Оставить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.

3 комментария

  • Евгений, 01.12.2015

    Про суе­ве­рия добав­лю. Как то раз встре­чал я епи­ско­па на сво­ем рабо­чем месте. Мы с ним были уже зна­ко­мы дав­но. Он про­тя­нул мне руку для при­вет­ствия, но я был на дру­гой сто­роне двер­но­го про­ема, а про­тя­ну­тая епи­ско­пом ко мне его рука рас­се­ка­ла про­ем две­ри. Я ему и гово­рю — нель­зя при­вет­ство­вать друг дру­га в про­еме две­рей! Он подо­ждал, когда я вышел к нему и пожал мне руку. Потом задал вопрос: Евге­ний, ты хри­сти­а­нин? Я отве­тил — да! А он мне в ответ — так поче­му же ты веришь в суе­ве­рия? Мне было нече­го ему отве­тить и было стыдно …

    Ответить »
  • Аноним, 01.05.2011

    очень хоро­шая ста­тья, спа­си­бо! Надо дать почи­тать жене.

    Ответить »
  • Аноним, 11.03.2011

    Надо верить в Бога! А чер­ных кошек я обо­жаю пусть доро­гу пере­бе­га­ют хоть 1000 раз 🙂

    Ответить »
Размер шрифта: A- 16 A+
Цвет темы:
Цвет полей:
Шрифт: Arial Times Georgia
Текст: По левому краю По ширине
Боковая панель: Свернуть
Сбросить настройки