Порфирий Иванов. Видео

Порфирий Иванов. Видео

(4 голоса5.0 из 5)

Лек­ция из цик­ла “Тай­на лож­ных уче­ний”. Алек­сандр Лео­ни­до­вич Двор­кин — рос­сий­ский иссле­до­ва­тель совре­мен­но­го рели­ги­оз­но­го сек­тант­ства, дея­тель анти­сек­тант­ско­го дви­же­ния в Рос­сии, свет­ский и цер­ков­ный исто­рик-меди­е­вист, пра­во­слав­ный бого­слов, обще­ствен­ный дея­тель, писа­тель, автор 10 книг и более 450 пуб­ли­ка­ций на 15 язы­ках. С про­фес­со­ром Двор­ки­ным свя­за­но рас­про­стра­не­ние поня­тия «тота­ли­тар­ная сек­та». Дет­ский семей­ный обра­зо­ва­тель­ный теле­ка­нал “Радость моя”.

0 - Порфирий Иванов. Видео

Рас­шиф­ров­ка видео

Порфирий ИвановЗдрав­ствуй­те, доро­гие дру­зья. Про­дол­жа­ем наш раз­го­вор о пост­со­вет­ских сек­тах. Сего­дня мы пого­во­рим о Пор­фи­рии Ива­но­ве и о его сек­те. Навер­ное, мно­гие из вас уди­ви­лись, когда я назвал это имя, пото­му что часто у людей имя Пор­фи­рия Ива­но­ва не вызы­ва­ет ассо­ци­а­ции с сек­тант­ством. Люди гово­рят, но этот тут при­чём? — Ну, был такой чело­век, про­па­ган­ди­ро­вал здо­ро­вый образ жиз­ни — при­чем тут сек­та? Но на самом деле каж­дая сек­та все­гда скры­ва­ет­ся за чем-то поло­жи­тель­ным. Если бы сек­та с само­го нача­ла гово­ри­ла бы прав­ду о себе, то вряд ли кто-нибудь когда-нибудь к ней пошёл бы. И в этом слу­чае сек­та Пор­фи­рия Ива­но­ва не исклю­че­ние. Она так­же при­кры­ва­ет­ся здо­ро­вым обра­зом жиз­ни. Насколь­ко реаль­но сек­тант­ское дви­же­ние Пор­фи­рия Ива­но­ва заин­те­ре­со­ва­но в этом обра­зе жиз­ни и что оно име­ет под этим в виду? Ну, во-пер­вых, нуж­но учи­ты­вать, что зака­ли­ва­ние орга­низ­ма изоб­рел не Пор­фи­рий Ива­нов. Сколь­ко суще­ству­ет меди­ци­на, столь­ко извест­но, что зака­ли­ва­ние для орга­низ­ма полез­но — конеч­но, в опре­де­лен­ных дозах и не для каж­до­го орга­низ­ма, — но, в общем, это полез­ная про­це­ду­ра. Об этом еще Гип­по­крат писал, а вовсе не Пор­фи­рий Ива­нов, поэто­му ново­го тут ниче­го нет. Но вме­сте с тем оче­вид­но, что когда чело­век зани­ма­ет­ся зака­ли­ва­ни­ем по Ива­но­ву, даже самые такие вот основ­ные ива­нов­ские про­це­ду­ры — обли­ва­ния, но там гораз­до боль­ше, чем про­сто обли­ва­ние. Что нуж­но сде­лать: нуж­но вый­ти на зем­лю или на снег, встать боси­ком на зем­лю или на снег, и облить­ся водой из вед­ра. Но перед тем, как облить­ся водой, нуж­но понять руки квер­ху и ска­зать: учи­тель, дай мне силы, дай мне энер­гию! Ну, про­сти­те, эта про­це­ду­ра уже не име­ет ниче­го обще­го с обыч­ным зака­ли­ва­ни­ем с меди­цин­ской какой-то или оздо­ро­ви­тель­ной про­це­ду­рой — это вполне рели­ги­оз­ный обряд, это обра­ще­ние к неко­е­му учи­те­лю и прось­ба у него опре­де­лён­ных вещей сил и энергии.

И вот тут, конеч­но, необ­хо­ди­мо понять, что же за учи­тель, к кото­ро­му мы обра­ща­ем­ся. Этот учи­тель — Пор­фи­рий Ива­нов. Ива­нов родил­ся в Луган­ской обла­сти на хуто­ре Верх­ний Кон­дрю­чий в 1898 году, и скон­чал­ся на том же хуто­ре 85 лет спу­стя, в 1983 году. Что каса­ет­ся само­го Ива­но­ва, то инте­рес­ная осо­бен­ность, что Ива­нов не созда­вал сек­ты «ива­нов­цев». Пор­фи­рий Ива­нов был дере­вен­ским дурач­ком, он был тяже­ло пси­хи­че­ски боль­ным чело­ве­ком. Но осо­бен­но на юге — те, кто посе­ща­ли южные укра­ин­ские села, зна­ют, что почти в каж­дом селе есть свой такой дере­вен­ский дура­чок, обыч­но о нём всё село забо­тит­ся, нахо­дит ему какую-нибудь рабо­ту такую посиль­ную, ну, и так отно­сит­ся снис­хо­ди­тель­но к его чуда­че­ствам: это наш бла­жен­нень­кий, наш дура­чок чудит. Был Пор­фи­рий Ива­нов вот таким дере­вен­ским пси­хи­че­ски боль­ным чело­ве­ком, и в общем-то, конеч­но, отно­сить­ся к нему нуж­но было соот­вет­ствен­но. Даже, в общем, так ска­зать, при­во­дить его опи­са­ние вро­де даже как-то не очень этич­но — ну что же над боль­ным чело­ве­ком сме­ять­ся — тем более, что у него была пер­вая груп­па инва­лид­но­сти по шизо­фре­нии. Очень такая тяжё­лая болезнь, без кон­ца он лечил­ся в пси­хи­че­ских больницах.

Но тут есть два обсто­я­тель­ства. Во-пер­вых, Пор­фи­рий Ива­нов был болен не про­сто так. Дело в том, что в нача­ле 20‑х годов XX века после боль­ше­вист­ской рево­лю­ции Пор­фи­рий Ива­нов отка­зал­ся от веры в Бога — тогда еще пси­хи­че­ски здо­ро­вый Пор­фи­рий Ива­нов отка­зал­ся от веры в Бога, и актив­но стал зани­мать­ся — он рушил церк­ви, он разо­рял церк­ви, он сбра­сы­вал коло­ко­ла, и так далее, и тому подоб­ное. То есть он актив­но стал зани­мать­ся таким бого­бор­че­ством и осквер­не­ни­ем раз­ру­ше­ни­ем хра­мов. Это, конеч­но, не про­хо­дит бес­след­но — имен­но после это­го у него нача­лись пси­хи­че­ские сдви­ги. И вто­рое, что всё-таки тек­сты Ива­но­ва явля­ют­ся сакраль­ны­ми для сек­ты и даже несколь­ких сект «ива­нов­цев». Ну и коль тек­сты явля­ют­ся сакраль­ны­ми, то, конеч­но, их нуж­но раз­би­рать и о них нуж­но гово­рить. Но если Пор­фи­рий Ива­нов не созда­вал свою сек­ту — кто же тогда ее создал?

И вот тут такая тоже инте­рес­ная осо­бен­ность, что исто­рия Пор­фи­рия Ива­но­ва о чем-то напо­ми­на­ет исто­рию, кото­рую Геор­гий Дане­лия — режис­сер, изоб­ра­зил в одном из сво­их пер­вых филь­мов, кото­рый назы­вал­ся «Трид­цать три». Там рас­ска­зы­ва­ет­ся о про­стом чело­ве­ке из малень­ко­го про­вин­ци­аль­но­го город­ка, у кото­ро­го как-то раз­бо­лел­ся зуб, он пошел к вра­чу, и врач обна­ру­жил, что в отли­чие от осталь­ных людей, у кото­рых трид­цать два зуба, у это­го чело­ве­ка рас­тет трид­цать тре­тий зуб. Врач напи­сал про этот казус малень­кую замет­ку в про­вин­ци­аль­ную газе­ту, отту­да ее пере­пе­ча­та­ла сто­лич­ная газе­та, и вот этот про­стой чело­век ничем не выда­ю­щий­ся — игра­ет его Евге­ний Лео­нов, — стал все­со­юз­ной зна­ме­ни­то­стью. Его при­гла­си­ли в Моск­ву, напе­ча­та­ли про него ста­тью в жур­на­ле «Ого­нёк», потом при­гла­си­ли на теле­ви­де­ние в попу­ляр­ную пере­да­чу, и сей­час все его узна­ли на ули­цах, его узна­ва­ли про­хо­жие, под­хо­ди­ли к нему и спра­ши­ва­ли сове­та, как им посту­пать в той или иной ситу­а­ции, девуш­ки пред­ла­га­ли ему свою руку и серд­це, и так далее. В общем, вдруг чело­век толь­ко из-за того, что у него такая малень­кая ано­ма­лия, трид­цать тре­тий зуб, при­об­рёл все­со­юз­ную сла­ву и известность.

Порфирий ИвановВот с Пор­фи­ри­ем Ива­но­вым про­изо­шло ров­но то же самое. Как то мимо хуто­ра Верх­ний Кон­дрю­чий, где он про­жи­вал, про­ез­жал кор­ре­спон­дент жур­на­ла «Ого­нёк». Кор­ре­спон­ден­ту Ива­нов очень понра­вил­ся, заин­те­ре­со­вал — ну, и навер­но, вы помни­те, как он выгля­дел — такой стат­ный дед с боль­шой шеве­лю­рой, с гро­мад­ной седой боро­дой, ходит все­гда зимой и летом в одних тру­сах. Этот кор­ре­спон­дент напи­сал про него ста­тью в жур­на­ле «Ого­нёк» — и пошло-поеха­ло. Ста­тью эту про­чи­та­ли, и совет­ские интел­ли­ген­ты уже с умом, насквозь «про­ре­ри­хи­а­нен­ным», так ска­зать, напра­ви­лись в палом­ни­че­ство на хутор Верх­ний Кон­дрю­чий к Пор­фи­рию Ива­но­ву. Выслу­ши­ва­ли его бре­до­вые идеи — идеи боль­но­го чело­ве­ка, чита­ли его бре­до­вые писа­ния. Пони­ма­е­те, у сума­сшед­ших тек­стов есть одно пре­иму­ще­ство: чем более текст сума­сшед­ший, тем, соот­вет­ствен­но, мож­но боль­ше ему при­пи­сать, тем боль­ше интер­пре­та­ции мож­но из него выжать. И к это­му как раз тек­сты Пор­фи­рия Ива­но­ва под­хо­ди­ли самым таким опти­маль­ным спо­со­бом. Соб­ствен­но, до сих пор у «ива­нов­цев» тек­сты, напи­сан­ные Пор­фи­ри­ем Ива­но­вым, явля­ют­ся абсо­лют­но сакральными.

Есть два типа тек­стов. Точ­нее, его тек­сты пуб­ли­ку­ют­ся под дву­мя вида­ми. Самый сакраль­ный, самый свя­щен­ный, самый такой непри­кос­но­вен­ный — это тек­сты Пор­фи­рия Ива­но­ва, напе­ча­тан­ные и опуб­ли­ко­ван­ные ров­но в том виде, в каком он сам их оста­вил, кото­ры­ми они вышли из под его пера. Был он чело­ве­ком — поми­мо того, что­бы был пси­хи­че­ски боль­ным, он был еще мало­гра­мот­ным, он кон­чил толь­ко цер­ков­но-при­ход­скую шко­лу и писать как сле­ду­ет не научил­ся. Поэто­му в текстах у него падеж­ные окон­ча­ния не сов­па­да­ют, зна­ков пре­пи­на­ния нет вовсе, мысль совер­шен­но пере­те­ка­ет — или даже не пере­те­ка­ет, а ска­чет от одно­го к дру­го­му и т.д. Это тек­сты самые такие сакраль­ные. Дру­гие тек­сты — это слег­ка под­ре­дак­ти­ро­ван­ные тек­сты. То есть они, конеч­но, там, упа­си Боже, ниче­го не меня­ют, но всё-таки там рас­став­ле­ны зна­ки пре­пи­на­ния и падеж­ные окон­ча­ния при­ве­де­ны в соот­вет­ствие с пра­ви­ла­ми рус­ско­го язы­ка. Всё осталь­ное, так ска­зать, — мысль оста­ёт­ся (или отсут­ствие мыс­ли) — той же самой. Вот я, доро­гие дру­зья, сей­час вам при­ве­ду текст Пор­фи­рия Ива­нов, так ска­зать, в сво­ем пер­во­здан­ном виде. Конеч­но, это нуж­но читать гла­за­ми, но, наде­юсь, вы буде­те сле­дить за тем, что я читаю пото­му что все пра­во­пи­са­ние у него весь­ма и весь­ма харак­тер­но. Вот сам текст.

1967 года 2 апре­ля 12 часов ночи пра­хо­дят 1‑го чис­ла уре­мя Я начи­наю пере­хо­дит за закал­ку опи­со­ват поста­ра­юс к 50 лет октяб­рю моло­де­жи пред­ста­вит за свою рабо­ту за свое уче­ние какую я полу­чил в этом сам пол­зу и дру­гом чело­ве­ку что это даст впо­след­ствии по мое­му изло­гу по Ива­но­во­му выво­ду мы долж­ны за это дело узят­ся все обще­ми сила­ми и может быть мы не это рас­кро­ем упри­ро­де чего нам нашел Ива­нов уне­го мысел не такая как унас сва­ми вою­ем спри­ро­дою и хочем ей сво­и­ми инди­ви­ду­аль­ны­ми сила­ми дока­зат Ива­нов гово­рит наша бол­шая у этом деле ошиб­ка не надо нам любит одну сто­ро­ну надо любит обеи стороны.

Что же, мож­но ска­зать, дей­стви­тель­но «мысел» у него не такая, доро­гие дру­зья, как у нас с вами. Но зачем душев­но­боль­но­го чело­ве­ка про­воз­гла­шать учи­те­лем, про­сить у него силы и энер­гию? Это вот хоро­ший вопрос. Чего же мы можем у тако­го несчаст­но­го боль­но­го чело­ве­ка попро­сить? Боль­ше все­го Ива­но­ва зна­ют по его тек­сту, кото­рый назы­ва­ет­ся «Дет­кой», кото­рый, конеч­но, такой более, ска­жем, внят­ный текст. Хотя этот текст напи­сал не сам Ива­нов. Сам Ива­нов такие внят­ные тек­сты напи­сать не мог. Его напи­сал один из его после­до­ва­те­лей — школь­ный учи­тель. Ну, и текст тоже доста­точ­но харак­тер­ный, пото­му что на самом деле там ров­но ниче­го не гово­рит­ся, и смысл толь­ко в том, что вот вы обра­щай­тесь, пожа­луй­ста, ко мне для того, что­бы я разъ­яс­нил, что нуж­но делать. То есть это вот такой типич­ный при­мер как раз эзо­те­ри­че­ско­го сек­тант­ско­го раз­ры­ва. При­гла­шаю к себе — текст непо­нят­ный, вро­де там про что-то хоро­шее, а даль­ше при­гла­ша­ет к себе — без меня это ниче­го невоз­мож­но сделать.

Итак, немнож­ко нача­ли мы рас­ска­зы­вать о жиз­ни Ива­но­ва. Он рос в шах­тер­ском посел­ке, еще до рево­лю­ции был тако­го хули­га­ни­сто­го нра­ва, несколь­ко раз его задер­жи­ва­ли за дра­ки и воров­ство, потом про­изо­шла рево­лю­ция, и, конеч­но, он впи­сал­ся в эту рево­лю­ци­он­ную атмо­сфе­ру со сво­и­ми задат­ка­ми тут же и весь­ма плот­но. С удо­воль­стви­ем обна­ру­жил, что Бога нет, но что есть нау­ка, есть при­ро­да. Вот при­ро­да — это самое глав­ное. И от недо­стат­ка обра­зо­ва­ния у него всё так вот сдви­ну­лась в голо­ве, и он обо­же­ствил при­ро­ду. Потом уже, когда у него нача­лись раз­ные пси­хи­че­ские сдви­ги, он вся­че­ски гово­рил о том, что он с при­ро­дой встре­ча­ет­ся, то есть при­ро­да у него ста­ла некой лич­но­стью, кото­рая ему явля­лась. Он с при­ро­дой встре­ча­ет­ся, она ему рас­ска­зы­ва­ет всё, как нуж­но делать. Когда ему зада­ва­ли вопрос о том, как посту­пать, он гово­рит: ну, пого­ди, я у при­ро­ды спро­шу. Спра­ши­вал он у при­ро­ды, и потом гово­рит: вот, при­ро­да мне ска­за­ла, что нуж­но посту­пать так-то или так-то. После того, как он участ­во­вал в раз­ру­ше­нии церк­ви и разо­ре­нии, и нача­лись у него пси­хи­че­ские сдви­ги. Прав­да, он до это­го еще за воров­ство в совет­ское вре­мя успел поси­деть, но как соци­аль­но близ­кий, вско­ре был отпу­щен. Он рабо­тал каким-то снаб­жен­цем, и если посмот­реть на его фото­гра­фии того вре­ме­ни — такой здо­ро­вый, мор­да­тый дядь­ка, вполне бан­дит­ско­го вида, вполне такой совет­ский снаб­же­нец, как мы его при­вык­ли видеть. Потом он решил, что вот нуж­но жить в мире с при­ро­дой, и нуж­но созда­вать тако­го чело­ве­ка — авто­троп­но­го чело­ве­ка, кото­рый не зави­сит ни от чего, пита­ет­ся толь­ко воздухом.

В нача­ле трид­ца­тых годов, точ­нее, даже в сере­дине трид­ца­тых годов, он даже при­е­хал в Моск­ву на вто­рой Съезд Сове­тов, что­бы доло­жить о сво­их экс­пе­ри­мен­тах. Вот так как был — в тру­сах, боси­ком, встал в оче­редь в Колон­ном зале Дома Сою­зов. Но там его тут же чеки­сты скру­ти­ли и отвез­ли в пси­хи­ат­ри­че­скую лечеб­ни­цу, поле­чи­ли и отпра­ви­ли домой. Так вот он пери­о­ди­че­ски лечил­ся. Потом насту­пи­ла вой­на. В вой­ну тер­ри­то­рию, где жил Ива­нов, окку­пи­ро­ва­ли нем­цы. На них Ива­нов про­из­вел такое боль­шое впе­чат­ле­ние — как бы такой рус­ский мужик, весь­ма харак­тер­ный, да ещё всё вре­мя голый ходит. И что бы такой важ­ный спе­ц­эле­мент не про­па­дал, его при­кре­пи­ли к кухне при геста­по, и сам Ива­нов писал, что его каж­дый день от пуза кор­ми­ли кашей с мясом. Ну, прав­да, после вой­ны Ива­нов несколь­ко пере­осмыс­лил свою роль в войне и напи­сал сле­ду­ю­щий текст. Этот текст уже отре­дак­ти­ро­ван­ный, то есть падеж­ные окон­ча­ния при­ве­де­ны в соот­вет­ствие и рас­став­ле­ны зна­ки пре­пи­на­ния. Ива­нов пишет:«Я 27 суток про­вел в геста­по (Ну то есть при кухне пони­ма­ем мы) делал то, что надо для фрон­та. Гит­ле­ра Риббен­тро­па и Геб­бель­са Ива­нов знал как коман­ди­ров-адми­ни­стра­то­ров. Взяв их голо­вы, моз­го­вую часть окру­жил, стал у них рыть­ся сво­ею мыслёю, и Гит­лер поте­рял надеж­ду на заво­е­ва­ние. Он выдох­ся, у него от моей мыс­ли не было поряд­ка в голо­ве. (весь­ма само­кри­тич­но, не прав­да ли?). При­ро­да ему поме­ша­ла через прось­бу одну для всех Ива­но­ва: это про­сил сам бог Ива­нов. Вот види­те ни боль­ше, ни мень­ше, как сам бог Иванов.

А вот и дру­гой текст — уже о его пре­бы­ва­нии в пси­хи­ат­ри­че­ской боль­ни­це. Я неда­ром этот путь меж­ду людя­ми созна­тель­но про­шел не как боль­ной пси­хи­че­ски, а я про­шел по всем пала­там ана­ли­за­то­ром и испы­та­те­лем сво­е­го здо­ро­вья, кро­ме одной пра­вой ноги. Она мое тело поде­ли­ла попо­лам: одну ногу взя­ли соци­а­ли­сты-ком­му­ни­сты, дру­гую окру­жи­ли капи­та­ли­сты. У них у обо­их есть какие-то недо­стат­ки, они бед­ные люди ниче­го не зна­ют, а что с ними будет зав­тра? <…> Я при­ну­ди­тель­но, как дура­чек, лежу в Гуков­ской готов­люсь не радо­вать­ся так этим празд­ни­ком 50 лет Октяб­ря, как все им радо­ва­лись. Я нико­му не ска­жу, что мне теп­ло и хоро­шо: на мне сия­ю­щая одеж­да, мне в этом пло­хо, что я один и холод­но пото­му что я неодет. <…> Пар­шек (Пар­шек — это он так себя назы­вал, сокра­ще­ние от Пор­фи­рий поче­му-то вот он делал, как Пар­шек). — Себя при­вел не к тому делу, из-за кото­ро­го Он пере­нес очень тяже­лые сдви­ги на пра­вой ноге. Она себя пока­зы­ва­ла так, как капи­та­ли­сты. Я гово­рил вам, что Мои ноги слу­жат двум сто­ро­нам в жиз­ни: капи­та­ли­стам и соци­а­ли­стам за их ошиб­ку. У них боль­ни­цы, у них тюрь­мы. Они ими про­во­дят тяже­лую жизнь свою. Левая нога Моя соци­а­ли­сти­че­ская, а пра­вая нога капи­та­ли­сти­че­ская [39].

Ну, види­те, доро­гие дру­зья, что это про­сто дей­стви­тель­но тек­сты тяже­ло пси­хи­че­ски боль­но­го чело­ве­ка. Каким-то обра­зом «ива­нов­цы» выжи­ма­ют из них сакраль­ность. Сам Ива­нов, если его спро­сить, он даже как бы и не знал точ­но, кем он явля­ет­ся. Ино­гда он гово­рил, что он бог отец, ино­гда он гово­рил, что он бог сын, ино­гда гово­рил, что он бог свя­той дух, ино­гда он гово­рил, что он тро­и­ца, ино­гда гово­рил, что гораз­до боль­ше тро­и­цы. Но глав­ное — един­ствен­но, кто был боль­ше него в его иерар­хии — это была при­ро­да, кото­рой он под­чи­нял­ся, с кото­рой он общал­ся, с кото­рой он сове­то­вал­ся. Но в свою боже­ствен­ность он свя­то верил. Один из его рас­ска­зов про то, как он при­шел в пра­во­слав­ный храм, зашел туда и потре­бо­вал, что­бы вот тарел­ка, в кото­рую соби­ра­ли веру­ю­щие день­ги на храм, что­бы содер­жи­мое тарел­ки пере­да­ли ему, так как соби­ра­е­те вы это для меня. И когда его выгна­ли, очень воз­му­щал­ся, что не верят они в Бога. В дру­гой раз он рас­ска­зы­вал: при­шел в храм, вышел на амвон — как был голый, в тру­сах, и заявил: мои люди, сей­час сам бог будет к вам обра­щать­ся. Опять же его выгна­ли, и он опять очень воз­му­щал­ся, что вот вра­ги такие выго­ня­ют его из того места, кото­рое при­над­ле­жит ему по пра­ву. Опять же — что возь­мешь с боль­но­го человека.

Порфирий ИвановИдея Ива­но­ва была в том, что, как я уже гово­рил, чело­век дол­жен обхо­дить­ся без пищи, без воды, и без отоп­ле­ния. Было мно­го еще сво­их осо­бен­но­стей. Напри­мер, Ива­нов запре­щал сидеть. Гово­рил, что сидеть очень вред­но, мож­но толь­ко либо сто­ять или лежать. Гово­рил он, что нуж­но постить­ся — начи­ная с полу­дня пят­ни­цы ниче­го не есть и не пить, и до сере­ди­ны дня вос­кре­се­нья, то есть пол­дня пят­ни­цы, суб­бо­ту цели­ком, и сере­ди­ну дня в вос­кре­се­нье — еже­не­дель­ный пост. Кро­ме того, он гово­рил, что нуж­но уве­ли­чи­вать про­дол­жи­тель­ность это­го поста, и при­чем чем боль­ше про­во­дить без пищи, тем луч­ше, поку­да не при­вык­нешь. Он рас­ска­зы­вал про то, что он сам про­во­дит шести­днев­ное тер­пе­ние, соро­ка­днев­ное тер­пе­ние, двух­ме­сяч­ное тер­пе­ние — это, так ска­зать, пост — то, что он обхо­дит­ся без пищи. И всё это его после­до­ва­те­ли вос­при­ни­ма­ют за чистую моне­ту. Хотя если почи­тать днев­ни­ки Ива­но­ва, то уви­дишь, не то что­бы он при этом совсем не ел. Там есть такие стро­ки: вот идет два­дца­тый день мое­го тер­пе­ния, поку­шал арбу­за, заку­сил салом и про­дол­жаю тер­пе­ние. Такой инте­рес­ный пост, не прав­да ли?

Не был чужд Ива­нов и тако­му нако­пи­тель­ству. Когда он встре­чал­ся с людь­ми, с тех кото­рые вери­ли в его цели­тель­ские спо­соб­но­сти, брал день­ги за исце­ле­ние, когда объ­яв­лял исце­ле­ние, И вооб­ще гово­рил, что тот, кто с ним обща­ет­ся, нико­гда не умрет. Когда люди уми­ра­ли, он гово­рил: ну, вот видишь, уеха­ли они от меня и поэто­му и умер­ли, оста­лись бы — не умер­ли бы ни за что. С боль­шим удо­вле­тво­ре­ни­ем Ива­нов опи­сы­ва­ет «Вол­гу», кото­рую ему купи­ли. Сам он, конеч­но, водить ее не мог, и прав ему никто не дал бы, но вот была у него Вол­га, он даже гово­рил, что по зна­ком­ству ее ему доста­ли, и про­сто с таким даже сла­до­стра­сти­ем опи­сы­ва­ет эту свою маши­ну. Пишет о себе в весь­ма пре­вос­ход­ной сте­пе­ни. Напри­мер, гово­рит о себе (он в тре­тьем лице все­гда гово­рил): «Учи­те­ле­во тело кра­со­та из кра­сот, нет ни у кого тако­го кра­си­во­го тела, какой аро­мат оно изда­ет, оно пах­нет заме­ча­тель­но» — и так далее и тому подоб­ное опи­са­ние, чем толь­ко пах­нет его заме­ча­тель­ное тело. Но это не поме­ша­ло Ива­но­ву уме­реть. Умер он от ган­гре­ны и в страш­ных муче­ни­ях. Поэто­му когда он гово­рил, что дру­гие люди уми­ра­ют, пото­му что они вда­ле­ке от него, но сам Ива­нов был вполне вбли­зи само­го себя — куда уж даль­ше — даль­ше от него невоз­мож­но уда­лить­ся, тем не менее скончался.

У «ива­нов­цев» есть два сакраль­ных места. Это место — сам хутор Верх­ний Кон­дрю­чий, где про­жи­вал Ива­нов, и еще в несколь­ких десят­ках кило­мет­ров от него есть такое место, кото­рое назы­ва­ет­ся Чувил­кин Бугор. Так вот, с эти­ми дву­мя места­ми свя­за­но про­ис­хож­де­ние двух ива­нов­ских сект. Дело в том, что на сего­дняш­ний момент ива­нов­ское дви­же­ние рас­ко­ло­лось. Оно более не суще­ству­ет в виде еди­ной сек­ты, есть две таких круп­ных ива­нов­ских сек­ты и еще несколь­ко более мел­ких. Каж­дая из этих двух круп­ных ива­нов­ских сект — их штаб-квар­ти­ра нахо­дит­ся как раз у одной — на хуто­ре Верх­ний Кон­дрю­чий, у дру­гой на Чувил­ки­ном Буг­ре — посе­ле­ние Оре­хов­ка, как раз вот близ Чувил­ки­на Буг­ра. На Верх­нем Кон­дрю­чем нахо­дит­ся сек­та «ива­нов­цев-мат­ла­ев­цев». Мат­ла­ев это уче­ник Пор­фи­рия Ива­но­ва, кото­рый был бли­зок с его вто­рой женой Суха­рев­ской — и потом вдо­вой. Соот­вет­ствен­но, вна­ча­ле Суха­рев­ская воз­глав­ля­ла эту сек­ту, потом после ее кон­чи­ны сек­ту воз­гла­вил Мат­ла­ев. Есть и дру­гая сек­та — это вот на хуто­ре Верх­ний Кон­дрю­чий — это «ива­нов­цы-ива­нов­цы». Воз­глав­ля­ет это сек­ту Юрий Ива­нов — не род­ствен­ник Пор­фи­рия Ива­но­ва, но понят­но, что с такой фами­ли­ей есть мно­го одно­фа­миль­цев, не обя­за­тель­но род­ствен­ни­ков. Юрий Ива­нов болел какой-то болез­нью, а потом услы­шал про мето­ди­ку Пор­фи­рия Ива­но­ва, ска­зал, что изле­чил­ся бла­го­да­ря этой мето­ди­ке и поехал на роди­ну сво­е­го учи­те­ля позна­ко­мить­ся с его вдо­вой. Он про­из­вел на вдо­ву такое впе­чат­ле­ние, что она даже сде­ла­ла ему бес­цен­ный дар. Она пода­ри­ла ему тру­сы сво­е­го покой­но­го мужа, и Юрий Ива­нов по празд­ни­кам выхо­дит в них к наро­ду. Это, конеч­но, уди­ви­тель­ный пода­рок. Но впо­след­ствии они поссо­ри­лись, и сек­та Юрия Ива­но­ва дей­ству­ет отдель­но на хуто­ре Верх­ний Кон­дрю­чий. И вот по празд­ни­кам он наде­ва­ет тру­сы учи­те­ля, все они выхо­дят на бугор, поют свою «Побе­ду мою» эту самую «Мар­се­лье­зу», и потом воз­вра­ща­ют­ся назад. Он, кста­ти, воз­глав­ля­ет парт­ячей­ку Ком­му­ни­сти­че­ской Пар­тии Укра­и­ны в селе Оре­хов­ка близ Чувил­ки­на Буг­ра. Вот такая вот экзо­ти­че­ская ива­нов­ская сек­та, точ­нее — ива­нов­ское дви­же­ние. Есть и целый ряд дру­гих ива­нов­ских сект, но более мелких.

Дол­жен ска­зать, что сей­час попу­ляр­ность Пор­фи­рия Ива­но­ва несколь­ко схо­дит к мини­му­му, пото­му что появи­лись дру­гие более актив­ные про­по­вед­ни­ки здо­ро­во­го обра­за жиз­ни, то есть оккульт­ные раз­ные меди­ци­ны, ну и конеч­но, в первую оче­редь, говор­ли­вый Ген­на­дий Мала­хов, кото­рый застол­бил за собой Пер­вый канал. Прав­да, сей­час вот его отту­да изъ­яли — к радо­сти всех пра­во­слав­ных, и, кста­ти ска­зать, всех уче­ных — все его тео­рии абсо­лют­но анти­на­уч­ны. Ну, это, соб­ствен­но, отно­сит­ся к оккульт­ной меди­цине или к оккульт­ным меди­цин­ским сек­там. О них мы с вами тоже про­дол­жим наш раз­го­вор — в кон­тек­сте раз­го­во­ра о пост­со­вет­ских сек­тах. Итак, доро­гие дру­зья, Все­го вам доб­ро­го. До сви­да­ния, до сле­ду­ю­щих встреч.

Оставить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.

Размер шрифта: A- 16 A+
Цвет темы:
Цвет полей:
Шрифт: Arial Times Georgia
Текст: По левому краю По ширине
Боковая панель: Свернуть
Сбросить настройки