Своим грехом мы даем диаволу права над собой

Своим грехом мы даем диаволу права над собой

(2 голоса5.0 из 5)

Бесе­да с пре­по­доб­ным Паи­си­ем Свя­то­гор­цем о диа­во­ле: зачем Бог попус­ка­ет диа­во­лу нас иску­шать? как выгля­дит диа­вол? поче­му он так боит­ся Креста?

В мире сего­дня очень мно­го бес­но­ва­ния. Диа­вол раз­гу­лял­ся не на шут­ку, пото­му что нынеш­ние люди дали ему мно­го прав. Люди под­вер­га­ют­ся страш­ным бесов­ским воз­дей­стви­ям. Один чело­век объ­яс­нил это очень вер­но. “Рань­ше, – гово­рит, – диа­вол зани­мал­ся людь­ми, а сей­час он ими не зани­ма­ет­ся. Он выво­дит их на [свою] доро­гу и напут­ству­ет: “Ну, ни пуха, ни пера!” А люди бре­дут по этой доро­ге сами”. Это страш­но. Посмот­ри­те: бесы в стране Гада­рин­ской спро­си­ли у Хри­ста поз­во­ле­ния вой­ти в сви­ней, пото­му что сви­ньи не дава­ли диа­во­лу прав над собой и он не имел пра­во вой­ти в них без раз­ре­ше­ния. Хри­стос раз­ре­шил ему это, что­бы нака­зать изра­иль­тян, посколь­ку закон запре­щал им упо­треб­лять в пищу свинину.

А неко­то­рые, Герон­да (Ста­рец, при­мер­но соот­вет­ству­ет наше­му “батюш­ка.” Такое обра­ще­ние при­ме­ня­ет­ся у гре­ков как для про­стых мона­хов-стар­цев, так и для игу­ме­нов мона­сты­рей), гово­рят, что диа­во­ла нет.

– Да, мне тоже один чело­век посо­ве­то­вал убрать из фран­цуз­ско­го пере­во­да кни­ги “Пре­по­доб­ный Арсе­ний Кап­па­до­кий­ский” те места, где гово­рит­ся о бес­но­ва­тых. “Евро­пей­цы, – гово­рит, – это­го не пой­мут. Они не верят в то, что диа­вол суще­ству­ет”. Видишь как: они всё объ­яс­ня­ют пси­хо­ло­ги­ей. Если бы еван­гель­ские бес­но­ва­тые попа­ли в руки пси­хи­ат­ров, они под­верг­ли бы их лече­нию элек­тро­шо­ком! Хри­стос лишил диа­во­ла пра­ва делать зло. Он может делать зло, толь­ко если сам чело­век даст ему на это пра­ва. Не соучаст­вуя в Таин­ствах Церк­ви, чело­век дает лука­во­му эти пра­ва и ста­но­вит­ся уяз­вим для бесов­ско­го воздействия.

Герон­да, а как еще чело­век может давать диа­во­лу такие права?

– Рас­су­доч­ность, пре­ко­сло­вие, упрям­ство, свое­во­лие, непо­слу­ша­ние, бес­стыд­ство – все это отли­чи­тель­ные чер­ты диа­во­ла. Чело­век ста­но­вит­ся уяз­вим для бесов­ско­го воз­дей­ствия настоль­ко, насколь­ко он име­ет в себе пере­чис­лен­ные выше свой­ства. Одна­ко, когда душа чело­ве­ка очи­стит­ся, в него все­ля­ет­ся Свя­тый Дух, и чело­век напол­ня­ет­ся Бла­го­да­тью. Если чело­век испач­ка­ет себя смерт­ны­ми гре­ха­ми, в него все­ля­ет­ся дух нечи­стый. Если же гре­хи, кото­ры­ми испач­кал себя чело­век, не смерт­ны, то он нахо­дит­ся под воз­дей­стви­ем лука­во­го духа извне.

К несча­стью, в нашу эпо­ху люди не хотят отсечь свои стра­сти, соб­ствен­ное свое­во­лие. Они не при­ни­ма­ют сове­тов от дру­гих. После это­го они начи­на­ют гово­рить с бес­стыд­ством и отго­ня­ют от себя Бла­го­дать Божию. А затем чело­век – куда ни шаг­ни – не может пре­успеть, пото­му что он стал уяз­вим для бесов­ских воз­дей­ствий. Чело­век уже не в себе, пото­му что извне им коман­ду­ет диа­вол. Диа­вол не внут­ри его – Боже упа­си! Но даже и извне он может коман­до­вать человеком.

Чело­век, остав­лен­ный Бла­го­да­тью, ста­но­вит­ся хуже диа­во­ла. Пото­му что диа­вол не дела­ет все­го сам, но под­стре­ка­ет людей на зло. Напри­мер, он не совер­ша­ет пре­ступ­ле­ний, но под­би­ва­ет на это людей. И от это­го люди ста­но­вят­ся бесноватыми.

Если бы люди, по край­ней мере, схо­ди­ли к духов­ни­ку и поис­по­ве­ды­ва­лись, то исчез­ло бы бесов­ское воз­дей­ствие, и они сно­ва смог­ли бы думать. Ведь сей­час из-за бесов­ско­го воз­дей­ствия они не в состо­я­нии даже поду­мать голо­вой. Пока­я­ние, испо­ведь лиша­ет диа­во­ла прав над чело­ве­ком. Недав­но на Свя­тую Гору при­ез­жал один кол­дун. Каки­ми-то чаро­дей­ски­ми колыш­ка­ми и сеточ­ка­ми он пере­го­ро­дил в одном месте всю доро­гу, веду­щую к моей кали­ве. Если бы там про­шел чело­век, не испо­ве­дав­ший свои гре­хи, то он бы постра­дал, не зная вдо­ба­вок при­чи­ны это­го. Уви­дев на доро­ге эти кол­дов­ские сети, я сра­зу же осе­нил себя крест­ным зна­ме­ни­ем и пошел по ним нога­ми – все порвал. Потом при­шел в кали­ву и сам кол­дун. Он рас­ска­зал мне о всех сво­их замыс­лах и сжег свои книги.

Диа­вол не обла­да­ет ника­кой силой и вла­стью над чело­ве­ком веру­ю­щим, ходя­щим в цер­ковь, испо­ве­ду­ю­щим­ся, при­ча­ща­ю­щим­ся. Диа­вол толь­ко погав­ки­ва­ет на тако­го чело­ве­ка, все рав­но что без­зу­бая соба­ка. Одна­ко он обла­да­ет боль­шой вла­стью над чело­ве­ком неве­ру­ю­щим, дав­шим ему пра­ва над собой. Тако­го чело­ве­ка диа­вол может и загрызть – в этом слу­чае у него есть зубы и он тер­за­ет ими несчаст­но­го. Диа­вол обла­да­ет над душой вла­стью в соот­вет­ствии с тем, какие пра­ва она ему дает.

Когда уми­ра­ет чело­век, духов­но упо­ря­до­чен­ный, то вос­хож­де­ние его души на Небо подоб­но мча­ще­му­ся поез­ду. Гав­ка­ю­щие псы несут­ся за поез­дом, захле­бы­ва­ясь лаем, пыта­ют­ся забе­жать впе­ред, а поезд все мчит­ся и мчит­ся – какую-нибудь шав­ку еще и попо­лам пере­едет. Если же уми­ра­ет чело­век, духов­ное состо­я­ние кото­ро­го остав­ля­ет желать луч­ше­го, то его душа слов­но нахо­дит­ся в поез­де, кото­рый пол­зет еле-еле. Он не может ехать быст­рее, пото­му что неис­прав­ны коле­са. Псы впры­ги­ва­ют в откры­тые две­ри ваго­нов и куса­ют людей.

В слу­чае, если диа­вол при­об­рел над чело­ве­ком боль­шие пра­ва, воз­об­ла­дал над ним, долж­на быть най­де­на при­чи­на про­ис­шед­ше­го, что­бы диа­вол был лишен этих прав. В про­тив­ном слу­чае, сколь­ко бы ни моли­лись за это­го чело­ве­ка дру­гие, – враг не ухо­дит. Он кале­чит чело­ве­ка. Свя­щен­ни­ки его отчи­ты­ва­ют-отчи­ты­ва­ют, а в конеч­ном ито­ге несчаст­но­му ста­но­вит­ся еще хуже, пото­му что диа­вол муча­ет его боль­ше, чем рань­ше. Чело­век дол­жен пока­ять­ся, поис­по­ве­ды­вать­ся, лишить диа­во­ла тех прав, кото­рые он сам ему дал. Толь­ко после это­го диа­вол ухо­дит, а ина­че чело­век будет мучить­ся. Да хоть целый день, хоть два дня его отчи­ты­вай, хоть неде­ли, меся­цы и годы – диа­вол обла­да­ет пра­ва­ми над несчаст­ным и не уходит.

Герон­да, как же полу­ча­ет­ся, что я пора­бо­ща­юсь страстям?

– Чело­век пора­бо­ща­ет­ся стра­стям, дав диа­во­лу пра­ва над собой. Запу­сти все­ми сво­и­ми стра­стя­ми диа­во­лу в рожу. Это­го и Бог хочет, это и в тво­их же соб­ствен­ных инте­ре­сах. То есть гнев, упрям­ство, тому подоб­ные стра­сти обра­ти про­тив вра­га. Или, луч­ше ска­зать, про­дай свои стра­сти тан­га­лаш­ке (такое про­зви­ще ста­рец дал диа­во­лу), а на выру­чен­ные день­ги наку­пи булыж­ни­ков и бро­сай ими в диа­во­ла, что­бы он к тебе даже не при­бли­жал­ся. Обыч­но мы, люди, невни­ма­тель­но­стью или гор­ды­ми помыс­ла­ми сами поз­во­ля­ем вра­гу делать нам зло. Тан­га­лаш­ка может вос­поль­зо­вать­ся одним толь­ко помыс­лом или сло­вом. Пом­ню, была одна семья – очень друж­ная. Как-то раз муж в шут­ку начал гово­рить жене: “Ой, раз­ве­дусь я с тобой!”, а жена ему тоже в шут­ку: “Нет, это я с тобой рас­торг­ну брак!” Про­сто так гово­ри­ли, без зад­ней мыс­ли, но дошу­ти­лись до того, что этим вос­поль­зо­вал­ся диа­вол. Он устро­ил им малень­кое ослож­не­ние, и они уже все­рьез гото­вы были на раз­вод – ни о детях не поду­ма­ли, ни о чем дру­гом. К сча­стью, нашел­ся один духов­ник и пого­во­рил с ними. “Вы что же, – гово­рит, – из-за этой глу­по­сти разводитесь?”

Если чело­век укло­ня­ет­ся от запо­ве­дей Божи­их, то его борют стра­сти. И если чело­век предо­ста­вил стра­сти бороть его, то потом для это­го не нужен и диа­вол. Ведь у бесов тоже есть “спе­ци­а­ли­за­ция”. Они про­сту­ки­ва­ют чело­ве­ка, выис­ки­ва­ют, где у него “болит”, стре­мят­ся выявить его немощь и, таким обра­зом, побо­роть его. Надо быть вни­ма­тель­ны­ми, закры­вать окна и две­ри – то есть наши чув­ства. Надо не остав­лять для лука­во­го откры­тых тре­щин, не давать ему про­ле­зать через них внутрь. В этих тре­щи­нах и про­бо­и­нах наши сла­бые места. Если оста­вить вра­гу даже малень­кую тре­щин­ку, то он может про­тис­нуть­ся внутрь и при­чи­нить тебе вред. Диа­вол вхо­дит в чело­ве­ка, у кото­ро­го в серд­це есть грязь. К чисто­му созда­нию Божию диа­вол не при­бли­жа­ет­ся. Если серд­це чело­ве­ка очи­стит­ся от гря­зи, то враг убе­га­ет и сно­ва при­хо­дит Хри­стос. Как сви­нья, не най­дя гря­зи, хрю­ка­ет и ухо­дит, так и диа­вол не при­бли­жа­ет­ся к серд­цу, не име­ю­ще­му нечи­сто­ты. Да и что он забыл в серд­це чистом и сми­рен­ном? Итак, если мы уви­дим, что наш дом – серд­це – стал вра­же­ским оби­та­ли­щем – избуш­кой на курьих нож­ках, то мы долж­ны ее немед­лен­но раз­ру­шить, что­бы ушел тан­га­лаш­ка – наш злоб­ный квар­ти­ро­съем­щик. Ведь если грех живет в чело­ве­ке дол­гое вре­мя, то, есте­ствен­но, диа­вол при­об­ре­та­ет над этим чело­ве­ком боль­шие права.

Герон­да, а если чело­век рань­ше жил нера­ди­во и тем самым дал иску­си­те­лю пра­ва над собой, а теперь хочет испра­вить­ся, начать жить вни­ма­тель­но, то борет ли его тангалашка?

– При обра­ще­нии к Богу чело­век полу­ча­ет от Него силу, про­све­ще­ние и уте­ше­ние, необ­хо­ди­мые в нача­ле пути. Но толь­ко лишь чело­век нач­нет духов­ную борь­бу, как враг воз­дви­га­ет про­тив него жесто­кую брань. Вот тогда-то необ­хо­ди­мо про­явить немнож­ко выдерж­ки. А ина­че как иско­ре­нят­ся стра­сти? Как про­изой­дет совле­че­ние вет­хо­го чело­ве­ка? Как уйдет гор­дость? А так чело­век пони­ма­ет, что сам, сво­и­ми сила­ми, он не может сде­лать ниче­го. Он сми­рен­но про­сит мило­сти Божи­ей, и к нему при­хо­дит сми­ре­ние. То же самое про­ис­хо­дит, когда чело­век хочет отстать от дур­ной при­выч­ки – напри­мер, от куре­ния, нар­ко­ти­ков, пьян­ства. Вна­ча­ле он чув­ству­ет радость и бро­са­ет эту при­выч­ку. Потом он видит, как дру­гие курят, упо­треб­ля­ют нар­ко­ти­ки, пьют, и тер­пит силь­ную брань. Если чело­век пре­одо­ле­ет эту брань, то потом ему уже нетруд­но отка­зать­ся от этой стра­сти, повер­нуть­ся к ней спи­ной. Надо немнож­ко и попод­ви­зать­ся, побо­роть­ся. Тан­га­лаш­ка свое дело дела­ет – так что же мы не дела­ем своего?

У всех нас име­ют­ся наслед­ствен­ные стра­сти, но сами по себе они нам не вре­дят. Все рав­но, что чело­век рож­да­ет­ся, к при­ме­ру, с родин­кой на лице, кото­рая при­да­ет ему осо­бую кра­со­ту. Но если эту родин­ку рас­ко­вы­рять, то может воз­ник­нуть рако­вая опу­холь. Не надо поз­во­лять диа­во­лу рас­ко­вы­ри­вать наши стра­сти. Если поз­во­лить ему рас­ко­вы­рять нашу сла­бость, то в нас начи­на­ет­ся [духов­ный] рак.

Надо иметь духов­ную отва­гу, пре­зи­рать диа­во­ла и все его лука­вые помыслы-“телеграммы”. Не будем заво­дить с тан­га­лаш­кой бесед. Даже все адво­ка­ты на све­те, собе­рись они вме­сте, не смог­ли бы пере­спо­рить одно­го малень­ко­го диа­во­лен­ка. Пре­кра­ще­ние бесед с иску­си­те­лем очень помо­жет тому, что­бы порвать с ним свя­зи и избе­жать иску­ше­ний. С нами что-то слу­чи­лось? С нами неспра­вед­ли­во обо­шлись? Нас обру­га­ли? Испы­та­ем, не вино­ва­ты ли мы в этом сами. Если не вино­ва­ты, то нас ждет мзда. На этом надо оста­но­вить­ся: углуб­лять­ся не нуж­но. Если чело­век про­дол­жит бесе­до­вать с тан­га­лаш­кой, то тот ему потом таких кру­жев напле­тет, такую сви­сто­пляс­ку устро­ит… Тан­га­лаш­ка вну­ша­ет иссле­до­вать про­ис­шед­шее по зако­нам его, тан­га­лаш­ки­ной, “прав­ды” и дово­дит чело­ве­ка до ожесточения.

Пом­ню, как ита­льян­ские вой­ска, ухо­дя из Гре­ции, оста­ви­ли после себя палат­ки с гру­да­ми руч­ных гра­нат. А поро­ха после них оста­ва­лись целые кучи. Люди заби­ра­ли себе эти палат­ки и то, что было внут­ри. Дети игра­ли с гра­на­та­ми, и зна­е­те, сколь­ко их, несчаст­ных, поуби­ва­лось! Раз­ве мож­но играть с гра­на­та­ми! Так и мы – что же, будем с диа­во­лом в игруш­ки играть?

Герон­да, помысл гово­рит мне, что диа­вол обла­да­ет огром­ной силой, осо­бен­но в наши дни.

– Диа­вол обла­да­ет не силой, а зло­бой и нена­ви­стью. Все­силь­на любовь Божия. Сата­на кор­чит из себя все­силь­но­го, но не справ­ля­ет­ся с этой ролью. Он кажет­ся силь­ным, но на самом деле совер­шен­но бес­си­лен. Мно­гие из его раз­ру­ши­тель­ных пла­нов раз­ва­ли­ва­ют­ся, еще не начав осу­ществ­лять­ся. Неуже­ли отец – очень хоро­ший и доб­рый – поз­во­лил бы какой-то там шпане бить сво­их детей?

А я, Герон­да, боюсь тангалашек.

– Чего ты их боишь­ся? У тан­га­ла­шек нет ника­кой силы. Хри­стос все­си­лен, а диа­вол – самое насто­я­щее гни­лье. Раз­ве ты не носишь на себе крест? Диа­воль­ское ору­жие силы не име­ет. Хри­стос воору­жил нас Сво­им Креcтом. Враг обла­да­ет силой толь­ко тогда, когда мы сами скла­ды­ва­ем наше духов­ное ору­жие. Был слу­чай, когда один пра­во­слав­ный свя­щен­ник пока­зал кол­ду­ну малень­кий кре­стик и тем самым при­вел в тре­пет беса, кото­ро­го этот кол­дун при­звал сво­им чародейством.

А поче­му он так боит­ся Креста?

– Пото­му что, когда Хри­стос при­ял опле­ва­ния, зау­ше­ния и побои, тогда сокру­ши­лись цар­ство и власть диа­во­ла. Каким же уди­ви­тель­ным обра­зом Хри­стос одер­жал над ним побе­ду! “Тро­стью сокру­ши­лась дер­жа­ва диа­во­ла”, – гово­рит один Свя­той. То есть власть диа­во­ла сокру­ши­лась, когда Хри­сту был нане­сен послед­ний удар тро­стью по голо­ве. Ста­ло быть, обо­ро­ни­тель­ное духов­ное сред­ство про­тив диа­во­ла – тер­пе­ние, а силь­ней­шее ору­жие про­тив него – сми­ре­ние. Сокру­ше­ние диа­во­ла есть самый целеб­ный баль­зам, изли­тый Хри­стом во вре­мя Его Крест­ной Жерт­вы. После Рас­пя­тия Хри­ста диа­вол – слов­но змея, лишен­ная яда, слов­но пес с вырван­ны­ми зуба­ми. У диа­во­ла отня­та его ядо­ви­тая сила, у псов, то есть бесов, вырва­ны зубы. Они сей­час обез­ору­же­ны, а мы воору­же-ны Кре­стом. Бесы не могут сде­лать созда­нию Божию ров­ным сче­том ниче­го, если мы сами не дадим им на это пра­ва. Они толь­ко и могут, что дебо­ши­рить – вла­сти-то у них нет.

Одна­жды, живя в кали­ве Чест­но­го Кре­ста, я совер­шил заме­ча­тель­ное все­нощ­ное бде­ние! Ночью на чер­да­ке собра­лось мно­же­ство бесов. Сна­ча­ла они со всей силы лупи­ли по чему-то кувал­да­ми, а потом ста­ли шуметь, слов­но ката­ли по чер­да­ку здо­ро­вые чур­ба­ны, кря­жи дере­вьев. Я кре­стил пото­лок и пел: “Кре­сту Тво­е­му покло­ня­ем­ся Вла­ды­ко…”. Когда я закан­чи­вал петь, они опять начи­на­ли катать чур­ба­ны. “Сей­час, – ска­зал я им, – раз­де­лим­ся на два кли­ро­са. Вы на верх­нем катай­те чур­ба­ны, а я здесь, на ниж­нем, буду петь”. Когда я начи­нал петь, они оста­нав­ли­ва­лись. Я пел то “Кре­сту Тво­е­му…”, то “Гос­по­ди, ору­жие на диа­во­ла Крест Твой дал еси нам…”. В псал­мо­пе­нии я про­вел отрад­ней­шую ночь. Как толь­ко я умол­кал, они про­дол­жа­ли меня забав­лять. И ведь какой у них обшир­ный репер­ту­ар! Каж­дый раз при­ду­мы­ва­ют что-то новенькое!..

А когда Вы запе­ли тро­парь в пер­вый раз, они что, не ушли?

– Нет. Толь­ко я закан­чи­вал – как всту­па­ли они. Вид­но, надо было петь бде­ние на два кли­ро­са. Пре­крас­ное было бде­ние. Я пел с чув­ством! Чуд­ные были дни…

Герон­да, а как выгля­дит диавол?

– Зна­ешь, какой он “кра­сав­чик”? Ни в сказ­ке ска­зать, ни пером опи­сать! Если бы ты толь­ко его уви­де­ла!.. Как [пре­муд­ро] любовь Божия не поз­во­ля­ет чело­ве­ку видеть диа­во­ла! Уви­дев его, боль­шин­ство умер­ло бы от стра­ха. Поду­май, если бы люди виде­ли, как он дей­ству­ет, если бы уви­де­ли, до чего он “хорош” собой!.. Прав­да, не-кото­рые устро­и­ли бы себе из это­го при­ят­ное раз­вле­че­ние. Забыл, как оно назы­ва­ет­ся-то?.. “Кино”, что ли?.. Одна­ко такие “кино­про­смот­ры” доро­го сто­ят, и даже несмот­ря на высо­кую цену, уви­деть такое все рав­но непросто.

А рога и хвост у дья­во­ла есть?

– Есть, есть. И рога, и хвост, и все “при­чин­да­лы”!

Герон­да, бесы ста­ли таки­ми стра­ши­ла­ми после сво­е­го паде­ния, после того, как они пре­вра­ти­лись из анге­лов в демонов?

– Конеч­но, после. Они сей­час такие, слов­но их мол­нией уда­ри­ло. Если мол­ния попа­да­ет в дере­во, то раз­ве оно не ста­но­вит­ся в мгно­ве­ние ока обго­ре­лым брев­ном? Вот и они сей­час такие, слов­но в них попа­ла мол­ния. Было вре­мя, и я гово­рил тан­га­лаш­ке: “При­хо­ди, что­бы я тебя видел и не попа­дал­ся тебе в лапы! Сей­час я на тебя толь­ко смот­рю, а уже вид­но, какой ты злю­щий! А попа­дись я тебе в лапы – у, пред­став­ляю, что меня ждет тогда!”

Герон­да, зна­ет ли тан­га­лаш­ка, что у нас в сердце?

– Еще чего! Не хва­та­ло еще, что­бы он ведал серд­ца людей. Серд­ца веда­ет толь­ко Бог. И толь­ко людям Божи­им Он ино­гда для наше­го бла­га откры­ва­ет, что у нас на серд­це. Тан­га­лаш­ка зна­ет толь­ко лукав­ство и зло­бу, кото­рые он сам насаж­да­ет в тех, кто ему слу­жит. Наших доб­рых помыс­лов он не зна­ет. Толь­ко из опы­та он ино­гда дога­ды­ва­ет­ся о них, но и здесь в боль­шин­стве слу­ча­ев дает маху! И если Бог не попу­стит диа­во­лу что-то понять, то тан­га­лаш­ка посто­ян­но во всем будет оши­бать­ся. Ведь диа­вол – это такая тем­но­ти­ща! “Види­мость – ноль”! Пред­по­ло­жим, у меня есть какой-то доб­рый помысл. Диа­вол о нем не зна­ет. Если у меня есть помысл злой, то диа­вол зна­ет его, пото­му что он сам мне его все­ва­ет. Если я сей­час хочу куда-то пой­ти и сде­лать доб­рое дело, напри­мер, спа­сти како­го-то чело­ве­ка, то диа­вол не зна­ет об этом. Одна­ко, если сам диа­вол под­ска­жет чело­ве­ку: “Иди и спа­си тако­го-то”, то есть под­бро­сит ему такой помысл, то он сам под­стег­нет его гор­дость и поэто­му будет знать о том, что у это­го чело­ве­ка на сердце.

Все это очень тон­ко. Помни­те слу­чай с Аввой Мака­ри­ем? Одна­жды он встре­тил диа­во­ла, кото­рый воз­вра­щал­ся из бли­жай­шей пусты­ни. Он ходил туда иску­шать жив­ших там мона­хов. Диа­вол ска­зал Авве Мака­рию: “Вся бра­тия очень жесто­ка со мной, кро­ме одно­го мое­го дру­га, кото­рый слу­ша­ет­ся меня и, когда видит меня, кру­тит­ся, как вере­те­но”. – “Кто этот брат?” – спро­сил Авва Мака­рий. “Его имя Фео­пемпт”, – отве­тил диа­вол. Пре­по­доб­ный пошел в пусты­ню и нашел это­го бра­та. Очень так­тич­но он при­вел его к откро­ве­нию помыс­лов и духов­но помог ему. Сно­ва повстре­чав­шись с диа­во­лом, Авва Мака­рий спро­сил его о бра­тьях, живу­щих в пустыне. “Все они очень жесто­ки со мной, – отве­тил ему диа­вол. – И что хуже все­го, тот, кто преж­де был моим дру­гом, не знаю отче­го, изме­нил­ся и сей­час он самый жесто­кий из всех”. Диа­вол не знал, что Авва Мака­рий ходил к бра­ту и испра­вил его, пото­му что Пре­по­доб­ный дей­ство­вал сми­рен­но, от люб­ви. Диа­вол не имел прав отно­си­тель­но доб­ро­го помыс­ла Аввы. Но если бы Пре­по­доб­ный воз­гор­дил­ся, то он бы ото­гнал от себя Бла­го­дать Божию, и диа­вол полу­чил бы эти пра­ва. Тогда он знал бы о наме­ре­нии Пре­по­доб­но­го, пото­му что в этом слу­чае тан­га­лаш­ка сам под­сте­ги­вал бы его гордость.

А если чело­век где-то выска­зал свой доб­рый помысл, то может ли диа­вол его под­слу­шать и потом иску­шать это­го человека?

– Как же он под­слу­ша­ет, если в ска­зан­ном нет ниче­го от диа­во­ла? Одна­ко, если чело­век выска­зал свой помысл с тем, что­бы погор­дить­ся, то диа­вол вме­ша­ет­ся. То есть, если у чело­ве­ка есть пред­рас­по­ло­жен­ность к гор­до­сти и он гор­до заяв­ля­ет: “Я пой­ду и спа­су того-то!”, то диа­вол под­клю­чит­ся к делу. В этом слу­чае диа­вол будет знать о его наме­ре­нии, тогда как если чело­век побуж­да­ем любо­вью и дей­ству­ет сми­рен­но, то диа­вол об этом не зна­ет. Необ­хо­ди­мо вни­ма­ние. Это дело очень тон­кое. Неда­ром Свя­тые Отцы назы­ва­ют духов­ную жизнь “нау­кой из наук”.

Герон­да, одна­ко, быва­ет, что кол­дун пред­ска­зы­ва­ет, к при­ме­ру, трем девуш­кам, что одна вый­дет замуж, дру­гая тоже, но будет несчаст­на, а тре­тья оста­нет­ся неза­муж­ней, и это сбы­ва­ет­ся. Почему?

– У диа­во­ла есть опыт. Напри­мер, инже­нер, видя дом в ава­рий­ном состо­я­нии, может ска­зать, сколь­ко еще вре­ме­ни он про­сто­ит. Так и диа­вол видит, как чело­век живет, и из опы­та заклю­ча­ет, чем он кончит.

У диа­во­ла нет остро­ты ума, он очень глуп. Он весь сплош­ная пута­ни­ца, кон­ца-края не сыщешь. И ведет себя то как умный, то как дурак. Его плут­ни – топор­ной рабо­ты. Так устро­ил Бог, что­бы мы мог­ли его рас­ку­сить. Надо быть силь­но помра­чен­ным гор­до­стью, что­бы не рас­ку­сить диа­во­ла. Имея сми­ре­ние, мы в состо­я­нии рас­по­знать диа­воль­ские сети, пото­му что сми­ре­ни­ем чело­век про­све­ща­ет­ся и срод­ня­ет­ся с Богом. Сми­ре­ние – это то, что дела­ет диа­во­ла кале­кой.

Герон­да, зачем Бог попус­ка­ет диа­во­лу нас искушать?

– Затем, что­бы отобрать Сво­их детей. “Делай, диа­вол, все, что хочешь”, – гово­рит Бог. Ведь что бы ни делал диа­вол – в ито­ге он все рав­но обло­ма­ет себе зубы о кра­е­уголь­ный камень – Хри­ста. И если мы веру­ем в то, что Хри­стос есть кра­е­уголь­ный камень, то нам ниче­го не страшно.

Бог не попус­ка­ет испы­та­ние, если из него не вый­дет чего-то хоро­ше­го. Видя, что доб­ро, кото­рое про­изой­дет, будет боль­ше, чем зло, Бог остав­ля­ет диа­во­ла делать свое дело. Помни­те Иро­да? Он убил четыр­на­дцать тысяч мла­ден­цев и попол­нил небес­ное воин­ство четыр­на­дца­тью тыся­ча­ми муче­ни­ков-анге­лов. Ты где-нибудь виде­ла муче­ни­ков-анге­лов? Диа­вол обло­мал себе зубы!

Дио­кле­ти­ан, жесто­ко мучая хри­сти­ан, был сотруд­ни­ком диа­во­ла. Но, сам того не желая, он сде­лал бла­го Хри­сто­вой Церк­ви, обо­га­тив Ее свя­ты­ми. Он думал, что истре­бит всех хри­сти­ан, но ниче­го не добил­ся – толь­ко оста­вил нам в покло­не­ние мно­же­ство свя­тых мощей и обо­га­тил Цер­ковь Христову.

Бог уже дав­но мог бы рас­пра­вить­ся с диа­во­лом, ведь Он – Бог. И сей­час, сто­ит Ему толь­ко захо­теть, Он может скру­тить диа­во­ла в бара­ний рог, [на веки веч­ные] отпра­вить его в адскую муку. Но Бог не дела­ет это­го для наше­го бла­га. Раз­ве Он поз­во­лил бы диа­во­лу тер­зать и мучить Свое созда­ние? И, одна­ко, до како­го-то пре­де­ла, до вре­ме­ни Он поз­во­лил ему это, что­бы диа­вол помо­гал нам сво­ей зло­бой, что­бы он иску­шал нас, и мы при­бе­га­ли к Богу. Бог попус­ка­ет тан­га­лаш­ке иску­шать нас, толь­ко если это ведет к доб­ру. Если это к доб­ру не ведет, то Он ему это­го не попус­ка­ет. Бог все попус­ка­ет для наше­го бла­га. Мы долж­ны в это верить. Бог поз­во­ля­ет диа­во­лу делать зло, что­бы чело­век борол­ся. Ведь не тер­ши, не мяв­ши – не будет и кала­ча. Если бы диа­вол не иску­шал нас, то мы мог­ли бы возо­мнить о себе, буд­то мы – свя­тые. И поэто­му Бог попус­ка­ет ему уязв­лять нас сво­ей зло­бой. Ведь, нано­ся нам уда­ры, диа­вол выби­ва­ет весь сор из нашей про­пы­лен­ной души, и она ста­но­вит­ся чище. Или же Бог поз­во­ля­ет ему набра­сы­вать­ся и кусать нас, что­бы мы при­бе­га­ли к Нему за помо­щью. Бог зовет нас к Себе посто­ян­но, но обыч­но мы уда­ля­ем­ся от Него и вновь при­бе­га­ем к Нему, толь­ко когда под­вер­га­ем­ся опас­но­сти. Когда чело­век соеди­нит­ся с Богом, то лука­во­му неку­да втис­нуть­ся. Но, кро­ме это­го, и Богу неза­чем поз­во­лять диа­во­лу иску­шать тако­го чело­ве­ка, ведь Он попус­ка­ет это для того, что­бы иску­ша­е­мый был вынуж­ден при­бег­нуть к Нему. Но так или ина­че, лука­вый дела­ет нам доб­ро – помо­га­ет нам освя­тить­ся. Ради это­го Бог его и терпит.

Бог оста­вил сво­бод­ны­ми не толь­ко людей, но и бесов, посколь­ку они не вре­дят, да и не могут повре­дить душе чело­ве­ка, исклю­чая те слу­чаи, когда сам чело­век хочет повре­дить сво­ей душе. Напро­тив, люди злые или невни­ма­тель­ные – кото­рые, не желая это­го, дела­ют нам зло, – гото­вят нам воз­да­я­ние. “Не будь иску­ше­ний, – никто бы не спас­ся”, – гово­рит один Авва. Поче­му он так утвер­жда­ет? Пото­му что от иску­ше­ний про­ис­хо­дит нема­лая поль­за. Не пото­му, что диа­вол был бы когда-нибудь спо­со­бен сде­лать доб­ро, нет – он зол. Он хочет раз­бить нам голо­ву и бро­са­ет в нас камень, но Доб­рый Бог… ловит этот камень и вкла­ды­ва­ет его нам в руку. А в ладо­шку дру­гой руки Он насы­па­ет нам ореш­ков, что­бы мы поко­ло­ли их этим кам­нем и поку­ша­ли! То есть Бог попус­ка­ет иску­ше­ния не для того, что­бы диа­вол нас тира­нил. Нет, Он поз­во­ля­ет ему иску­шать нас, что­бы таким обра­зом мы сда­ва­ли экза­ме­ны на поступ­ле­ние в иную жизнь и при Вто­ром Хри­сто­вом При­ше­ствии не име­ли чрез­мер­ных пре­тен­зий. Нам надо хоро­шень­ко понять, что мы вою­ем с самим диа­во­лом и будем вое­вать с ним, пока не уйдем из этой жиз­ни. Пока чело­век жив, у него мно­го рабо­ты, дабы сде­лать свою душу луч­ше. Пока он жив, у него есть пра­во на сда­чу духов­ных экза­ме­нов. Если же чело­век умрет и полу­чит двой­ку, то из спис­ка экза­ме­ну­е­мых он отчис­ля­ет­ся. Пере­сда­чи уже не бывает.

Бла­гий Бог сотво­рил анге­лов. Одна­ко от гор­до­сти неко­то­рые из них пали и ста­ли беса­ми. Бог создал совер­шен­ное тво­ре­ние – чело­ве­ка – для того, что­бы он заме­нил отпад­ший ангель­ский чин. Поэто­му диа­вол очень зави­ду­ет чело­ве­ку – созда­нию Божию. Бесы гор­ла­нят: “Мы совер­ши­ли один про­сту­пок, и Ты нас тира­нишь, а людей, у кото­рых на сче­ту так мно­го про­вин­но­стей, – Ты про­ща­ешь”. Да, про­ща­ет, но люди кают­ся, а быв­шие анге­лы пали так низ­ко, что ста­ли беса­ми, и вме­сто того, что­бы пока­ять­ся, ста­но­вят­ся всё лука­вее, всё злоб­нее. С неистов­ством они устре­ми­лись на раз­ру­ше­ние созда­ний Божи­их. Ден­ни­ца был самым свет­лым ангель­ским чином! А до чего он дошел… От гор­до­сти бесы уда­ли­лись от Бога тыся­чи лет назад, и по гор­до­сти они про­дол­жа­ют уда­лять­ся от Него и оста­ют­ся нерас­ка­ян­ны­ми. Если бы они ска­за­ли толь­ко одно: “Гос­по­ди, поми­луй”, то Бог что-нибудь при­ду­мал бы [для их спа­се­ния]. Если бы они толь­ко ска­за­ли “согре­ших”, но ведь они это­го не гово­рят. Ска­зав “согре­ших”, диа­вол сно­ва стал бы анге­лом. Любовь Божия бес­пре­дель­на. Но диа­вол обла­да­ет настыр­ной волей, упрям­ством, эго­из­мом. Он не хочет усту­пить, не хочет спа­стись. Это страш­но. Ведь когда-то он был ангелом!

Герон­да, а пом­нит ли диа­вол свое преж­нее состояние?

– Ты еще спра­ши­ва­ешь! Он [весь] – огонь и неистов­ство, пото­му что не хочет, что­бы ста­ли анге­ла­ми дру­гие, те, кто зай­мут его преж­нее место. И чем даль­ше, тем хуже он ста­но­вит­ся. Он раз­ви­ва­ет­ся в зло­бе и зави­сти. О, если бы чело­век ощу­тил состо­я­ние, в кото­ром нахо­дит­ся диа­вол! Он пла­кал бы день и ночь. Даже когда какой-нибудь доб­рый чело­век изме­ня­ет­ся к худ­ше­му, ста­но­вит­ся пре­ступ­ни­ком, его очень жаль. А что же гово­рить, если видишь паде­ние ангела!

Как-то раз одно­му мона­ху ста­ло очень боль­но за бесов. При­к­ло­нив коле­на, пав ниц, он молил­ся Богу сле­ду­ю­щи­ми сло­ва­ми: “Ты – Бог, и сто­ит Тебе захо­теть, Ты можешь най­ти спо­соб для спа­се­ния и этих несчаст­ных бесов, кото­рые спер­ва име­ли столь вели­кую сла­ву, а сей­час обла­да­ют всей зло­бой и ковар­ством мира, и если бы не Твое заступ­ни­че­ство, то они погу­би­ли бы всех людей”. Монах молил­ся с болью. Про­из­но­ся эти сло­ва, он уви­дел рядом с собой мор­ду пса, кото­рый высо­вы­вал ему язык и его пере­драз­ни­вал. Види­мо, Бог попу­стил это, желая изве­стить мона­ха, что Он готов при­нять бесов, лишь бы они пока­я­лись. Но они сами не жела­ют сво­е­го спа­се­ния. Посмот­ри­те – паде­ние Ада­ма увра­че­ва­лось при­ше­стви­ем Бога на зем­лю, Воче­ло­ве­че­ни­ем. Но паде­ние диа­во­ла не может быть увра­че­ва­но ничем иным, кро­ме его соб­ствен­но­го сми­ре­ния. Диа­вол не исправ­ля­ет­ся пото­му, что не хочет это­го сам. Зна­е­те, как был бы рад Хри­стос, если бы диа­вол захо­тел испра­вить­ся! И чело­век не исправ­ля­ет­ся лишь в том слу­чае, если не хочет это­го сам.

Герон­да, так что же – диа­вол зна­ет, что Бог есть Любовь, зна­ет, что Он любит его, и, несмот­ря на это, про­дол­жа­ет свое?

– Как не зна­ет! Но раз­ве его гор­дость поз­во­лит ему сми­рить­ся? А кро­ме это­го, он еще и лукав. Сей­час он ста­ра­ет­ся при­об­ре­сти весь мир. “Если у меня будет боль­ше после­до­ва­те­лей, – гово­рит он, – то, в кон­це кон­цов, Бог будет вынуж­ден поща­дить все Свои созда­ния, и я тоже буду вклю­чён в этот план!” Так он пола­га­ет. Поэто­му он хочет при­влечь на свою сто­ро­ну как мож­но боль­ше наро­ду. Види­те, куда он кло­нит? “На моей, гово­рит, сто­роне столь­ко людей! Бог будет вынуж­ден ока­зать милость и мне!” [Он хочет спа­стись] без пока­я­ния! А раз­ве не то же самое сде­лал Иуда? Он знал, что Хри­стос осво­бо­дит умер­ших из ада. “Пой­ду-ка я в ад преж­де Хри­ста, – ска­зал Иуда, – что­бы Он осво­бо­дил и меня!” Видишь, какое лукав­ство? Вме­сто того, что­бы попро­сить у Хри­ста про­ще­ния, он сунул голо­ву в пет­лю. И посмот­ри­те, бла­го­у­тро­бие Божие согну­ло смо­ков­ни­цу, на кото­рой он пове­сил­ся, но Иуда [не желая остать­ся в живых] под­жал под себя ноги, что­бы они не каса­лись зем­ли. И все это ради того, что­бы не ска­зать одно-един­ствен­ное “про­сти”. Как это страш­но! Так и сто­я­щий во гла­ве эго­из­ма диа­вол не гово­рит “согре­ших”, но без кон­ца бьет­ся над тем, что­бы пере­тя­нуть на свою сто­ро­ну как мож­но боль­ше народу.

Сми­ре­ние обла­да­ет вели­кой силой. От сми­ре­ния диа­вол рас­сы­па­ет­ся в прах. Оно – самый силь­ный шоко­вый удар по диа­во­лу. Там, где есть сми­ре­ние, диа­во­лу не нахо­дит­ся места. А если нет места диа­во­лу, сле­до­ва­тель­но, нет и иску­ше­ний. Как-то раз один подвиж­ник при­ну­дил тан­га­лаш­ку ска­зать “Свя­тый Боже…”. “Свя­тый Боже, Свя­тый Креп­кий, Свя­тый Без­смерт­ный!” – про­та­ра­ба­нил тан­га­лаш­ка и на этом оста­но­вил­ся, “поми­луй нас” не гово­рил. – “Ска­жи, “поми­луй нас!” Куда там! Если бы он ска­зал эти сло­ва, то стал бы анге­лом. Тан­га­лаш­ка может ска­зать все, что хочешь, кро­ме “поми­луй нас”, пото­му что для про­из­не­се­ния этих слов необ­хо­ди­мо сми­ре­ние. В про­ше­нии “поми­луй нас” есть сми­ре­ние – и про­ся­щая вели­кой мило­сти Божи­ей душа при­ем­лет просимое.

Что бы мы ни дела­ли, необ­хо­ди­мы сми­ре­ние, любовь, бла­го­род­ство. Ведь это так про­сто – мы услож­ня­ем [нашу духов­ную жизнь] сами. Будем, насколь­ко воз­мож­но, услож­нять жизнь диа­во­ла и облег­чать жизнь чело­ве­ка. Слож­ны для диа­во­ла и лег­ки для чело­ве­ка любовь и сми­ре­ние. Даже сла­бый, болез­нен­ный, не име­ю­щий сил для подвиж­ни­че­ства чело­век может побе­дить диа­во­ла сми­ре­ни­ем. Чело­век может в одну мину­ту пре­вра­тить­ся в анге­ла или в тан­га­лаш­ку. Как? Сми­ре­ни­ем или гор­до­стью. Раз­ве мно­го вре­ме­ни пона­до­би­лось для того, что­бы Ден­ни­ца пре­вра­тил­ся из анге­ла в диа­во­ла? Его паде­ние про­изо­шло за несколь­ко мгно­ве­ний. Самый лег­кий спо­соб спа­стись – это любовь и сми­ре­ние. Поэто­му нам нуж­но начать с люб­ви и сми­ре­ния, а уже потом пере­хо­дить к остальному.

Моли­тесь Хри­сту о том, что­бы мы посто­ян­но радо­ва­ли Его и рас­стра­и­ва­ли тан­га­лаш­ку, коли ему так нра­вит­ся адская мука и он не хочет покаяться.

пре­по­доб­ный Паи­сий Святогорец

Источ­ник: Азбу­ка веры

Оставить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.

6 комментариев

  • Юлия, 26.08.2013

    Спа­си Господь!

    Ответить »
  • Валерий, 14.08.2013

    Спа­си­бо Вам и Герон­де огром­ное. Хра­ни Вас Бог!!!

    Ответить »
  • Аноним, 27.06.2012

    СПАСИ БОГ!

    Ответить »
  • Аноним, 21.04.2012

    Полез­ней­шее чте­ние! Спа­си Господи!

    Ответить »
  • Аноним, 11.11.2011

    Есть над чем пора­бо­тать, тер­пе­ние и сми­ре­ние не лег­кий труд. Ста­тья наво­дит на раз­мыш­ле­ния. Спа­си Вас Бог!

    Ответить »
  • Аноним, 05.10.2011

    Бла­го­да­рю Вас. Бла­го­да­рю. что под­ска­за­ли еще один путь к совер­шен­ство­ва­нию души моей, к нрав­ствен­но­му росту.

    Ответить »
Размер шрифта: A- 16 A+
Цвет темы:
Цвет полей:
Шрифт: Arial Times Georgia
Текст: По левому краю По ширине
Боковая панель: Свернуть
Сбросить настройки