«Веды славян» и «Велесова книга»

«Веды славян» и «Велесова книга»

(2 голоса5.0 из 5)

Огром­ное зна­че­ние у неоязыч­ни­ков при­да­ет­ся свя­щен­ным писа­ни­ям волх­вов, жре­цов Перу­на и Веле­са, и книг это­го рода уже не одна. Кро­ме ста­рой, явлен­ной в сер. XIX в., кото­рую все уче­ные при­зна­ли фаль­шив­кой изго­тов­лен­ной Сула­кад­зе­вым, в кон­це XIX в. в Бел­гра­де и Санкт-Петер­бур­ге была изда­на С. И. Вер­ко­ви­чем (1881) «Веда сла­вян» – яко­бы собра­ние песен болгар-помаков.

Автор ста­тьи Лев Клейн (1927 года рож­де­ния) – совет­ский и рос­сий­ский учё­ный, архео­лог, куль­тур-антро­по­лог, фило­лог, исто­рик нау­ки, про­фес­сор, док­тор исто­ри­че­ских наук.

Нигде в про­фес­си­о­наль­ных тру­дах бол­гар­ских и серб­ских фольк­ло­ри­стов ссы­лок на эту фаль­шив­ку я не нашел. Но наши уль­т­ра-пат­ри­о­ты вклю­чи­ли основ­ные мифы из этой кни­ги в сбор­ник «Кни­га Коля­ды» (Асов 20006; 2003), образ­цо­вый для оте­че­ствен­ных фаль­си­фи­ка­то­ров. Кста­ти, Коля­ду (древ­не­рус­ское коля­да, чита­ет­ся коло­да) они при­ни­ма­ют за древне­сла­вян­ско­го бога, хотя это лишь заим­ство­ван­ное назва­ние празд­ни­ка, про­изо­шед­шее от рим­ско-латин­ско­го calendae («кален­ды»). Кален­да­ми назы­ва­лись у рим­лян пер­вые дни меся­ца (отсю­да наше сло­во «кален­дарь»).

veles kn 02 196x300 - «Веды славян» и «Велесова книга»После Вто­рой миро­вой вой­ны, в 1953 г., объ­яви­лась новая свя­ты­ня – «Вле­со­ва кни­га», кото­рую яко­бы нашел в виде доще­чек, покры­тых руна­ми, в 1919 г. белый офи­цер Али Изен-бек, во кре­ще­нии Тео­дор Арту­ро­вич Изен­бек, в Кур­ской или Орлов­ской губер­нии или неда­ле­ко от Харь­ко­ва у стан­ции Вели­кий Бур­люк в раз­гром­лен­ном дво­рян­ском име­нии кня­зей Дон­ских-Захар­жев­ских или Задон­ских, куда она пред­по­ло­жи­тель­но попа­ла от Сула­кад­зе­ва или его вдо­вы (в его сохра­нив­шем­ся ката­ло­ге было нечто похо­жее). Изен­бек вывез дощеч­ки за гра­ни­цу. В Бель­гии дру­гой бело­эми­грант, инже­нер и жур­на­лист Ю. П. Миро­лю­бов, заин­те­ре­со­вав­шись в 1924 г. таин­ствен­ны­ми дощеч­ка­ми, «раз­га­дал» доки­ев­скую древ­ность доще­чек (он назы­вал их поче­му-то «дошь­ка­ми»), к 1939 г. яко­бы ско­пи­ро­вал их и пере­вел в кирил­ли­цу, но так и умер (в 1970 г.), не дождав­шись пол­ной пуб­ли­ка­ции (а Изен­бек умер еще в 1941). Пуб­ли­ко­ва­лись же копии по частям в 1957–1959 гг. в рус­ской эми­грант­ской печа­ти (преж­де все­го в жур­на­ле «Жар-пти­ца». Изу­че­ни­ем содер­жа­ния кни­ги заня­лись дру­гие эми­гран­ты – при­я­тель Миро­лю­бо­ва А. Кур (быв­шим гене­рал А. А. Курен­ков) и при­сво­ив­ший себе пере­во­ды Кура осев­ший в Австра­лии С. Лес­ной (под этим псев­до­ни­мом кро­ет­ся бежав­ший с нем­ца­ми док­тор био­ло­ги­че­ских наук С. Я. Пара­мо­нов). Они-то и были пер­вы­ми пуб­ли­ка­то­ра­ми кни­ги (Лес­ной ввел и назва­ние), а сами дощеч­ки исчез­ли. Яко­бы были кон­фис­ко­ва­ны эсэсов­ца­ми во вре­мя войны.

А с 1976 г., после ста­тьи жур­на­ли­стов Скур­ла­то­ва и Н. Нико­ла­е­ва в «Неде­ле», начал­ся ажи­о­таж в совет­ской прессе.

Да име­лись ли дощеч­ки у Изен­бе­ка и в руках Миро­лю­бо­ва или это оче­ред­ная жур­на­лист­ская подел­ка и под­дел­ка? Чте­ние кни­ги, пред­став­ля­ю­щей собой еще более явную дре­бе­день, чем фаль­шив­ка Сула­кад­зе­ва, сра­зу же убеж­да­ет в последнем.

Для неспе­ци­а­ли­стов она понят­нее, чем древ­не­рус­ские лето­пи­си. Но для спе­ци­а­ли­стов как раз совер­шен­но несу­раз­на (Буга­нов и др. 1977; Жуков­ская и Филин 1980; Тво­ро­гов 1990). Она содер­жит мас­су имен и тер­ми­нов, кото­рые лишь по види­мо­сти свя­за­ны с древ­не­рус­ским язы­ком. Синич, Жит­нич, Про­сич, Сту­дич, Пти­чич, Зве­ри­нич, Дож­дич, Гри­бич, Тра­вич, Лист­вич, Мыс­лич (пуб­ли­кац. Курен­ко­ва, 11б) – все это обра­зо­ва­ние имен, чуж­дое рус­ско­му язы­ку: ведь это как бы отче­ства от имен Мысль, Тра­ва и т. п., но ни в недав­нем про­шлом, ни в древ­но­сти такие име­на муж­чи­нам не дава­ли (Мысль Вла­ди­ми­ро­вич? Тра­ва Свя­то­сла­вич?). Назва­ние сла­вян объ­яс­ня­ет­ся в тек­сте (архив Миро­лю­бо­ва, 8/2) от сло­ва «сла­ва»: «богам сла­ву поют и пото­му – суть сла­вяне». Но в древ­не­рус­ском не было само­на­зва­ния «сла­вяне», а было «сло­вене» – от «сло­ва». Пора­жа­ет одно пси­хо­ло­ги­че­ское отли­чие тек­ста. Обыч­но хро­ни­ки любо­го наро­да (и рус­ские лето­пи­си не исклю­че­ние) содер­жат не толь­ко сооб­ще­ния о слав­ных делах, но и опи­са­ния тем­ных пятен – бра­то­убий­ство, пре­да­тель­ство и алч­ность кня­зей, звер­ства тол­пы, пьян­ство и блуд. Во «Вле­со­вой Кни­ге» сла­вяне начи­сто лише­ны этих сла­бо­стей, они все­гда идеальны.

pseudoveda 01 200x300 - «Веды славян» и «Велесова книга»

Но и это­го мало. В 1990‑е гг. некто Бус Кре­сень (он же Асов или А. И. Бараш­ков) опуб­ли­ко­вал новый вари­ант «Веле­со­вой Кни­ги», заявив, что имен­но этот явля­ет­ся един­ствен­но пра­виль­ным пере­во­дом тек­стов Миро­лю­бо­ва. Одна­ко в каж­дом изда­нии (1994, 2000) этот «кано­ни­че­ский» текст тоже менял­ся. Фак­ти­че­ски чита­тель полу­чил еще одну «Веле­со­ву Книгу».

Асов так­же занял­ся отста­и­ва­ни­ем Веле­со­вой кни­ги от раз­об­ла­че­ний. В жур­на­ле «Вопро­сы язы­ко­зна­ния» была опуб­ли­ко­ва­на ста­тья палео­гра­фа Л. П. Жуков­ской (I960) «Под­дель­ная доки­рил­ли­че­ская руко­пись», в «Вопро­сах исто­рии» – кри­ти­че­ская замет­ка груп­пы авто­ров с уча­сти­ем ака­де­ми­ка Рыба­ко­ва (Буга­нов и др. 1977), в «Рус­ской речи» такая же замет­ка той же Жуков­ской и про­фес­со­ра В. П. Фили­на (Жуков­ская и Филин 1980), в Тру­дах Отде­ла древ­не­рус­ской лите­ра­ту­ры Пуш­кин­ско­го дома – про­стран­ная раз­об­ла­чи­тель­ная ста­тья извест­но­го спе­ци­а­ли­ста по древ­не­рус­ской лите­ра­ту­ре док­то­ра фило­ло­ги­че­ских наук О.В. Тво­ро­го­ва (1990).

Жуков­ская ука­за­ла на язы­ко­вые несу­раз­но­сти в кни­ге. Для всех сла­вян­ских язы­ков до X в. были харак­тер­ны носо­вые глас­ные, обо­зна­ча­е­мые в кирил­ли­це дву­мя спе­ци­аль­ны­ми бук­ва­ми – «юсом боль­шим» и «юсом малым». В поль­ском язы­ке эти зву­ки сохра­ни­лись («maz.» «муж», «mieta» «мята»), в совре­мен­ном рус­ском исчез­ли, слив­шись с «у» и «я». В «Веле­со­вой кни­ге» они пере­да­ны бук­вен­ны­ми соче­та­ни­я­ми «он» и «ен», кото­рые, одна­ко, то и дело пута­ют­ся с «у» и «я», а это харак­тер­но для совре­мен­но­сти. Точ­но так же звук, обо­зна­чав­ший­ся «ятем» и лик­ви­ди­ро­ван­ный в орфо­гра­фии после рево­лю­ции, пото­му что он к тому вре­ме­ни уже слил­ся с «е», в древ­не­рус­ском зву­чал как отлич­ный от «е». В «Веле­со­вой кни­ге» на тех местах, где дол­жен быть «ять», сто­ят то «ять», то «е», и то же самое на местах, где долж­но быть «е». Так мог писать толь­ко совре­мен­ный чело­век, для кото­ро­го это одно и то же и кото­рый не толь­ко исто­рии язы­ка, но даже пра­вил доре­во­лю­ци­он­ной орфо­гра­фии не знал досконально.

Буга­нов и др. ука­за­ли на то, что сре­ди рус­ских кня­зей не было Задон­ских или Дон­ских. Сов­мест­но с Фили­ным Жуков­ская обра­ти­ла вни­ма­ние на то, что палео­гра­фи­че­ский харак­тер шриф­та взят поче­му-то из Индии – из сан­скри­та (бук­вы как бы под­ве­ши­ва­ют­ся к одной линии), а пере­да­ча зву­ча­ния кое-где вро­де бы пока­зы­ва­ет вли­я­ние семит­ских алфа­ви­тов – глас­ные опус­ка­ют­ся, даны толь­ко соглас­ные. «Велес» пре­вра­щен на бол­гар­ский манер во «Вле­са». Жуков­ская не сомне­ва­лась, что перед ней фаль­си­фи­ка­ция, и пола­га­ла, что автор ее – Сула­кад­зев, а Миро­лю­бов ее жерт­ва. Тво­ро­гов опуб­ли­ко­вал и деталь­но разо­брал пол­но­стью всю «Вле­со­ву кни­гу» и все мате­ри­а­лы, отно­ся­щи­е­ся к ней. Он отме­тил край­нюю подо­зри­тель­ность её обна­ру­же­ния: как сохра­ни­лись «потрес­кав­ши­е­ся и потрух­ля­вив­ши­ся» (сло­ва Миро­лю­бо­ва) дощеч­ки мно­гие годы в меш­ке, валяв­шем­ся где попа­ло? Поче­му наход­чи­ки не пока­за­ли их спе­ци­а­ли­стам из Брюс­сель­ско­го уни­вер­си­те­та? – ведь в это самое вре­мя в Брюс­се­ле вышла бро­шю­ра Луки­на «Рус­ская мифо­ло­гия» (Lukin 1946). Поче­му не позва­ли экс­пер­тов? Поче­му сна­ча­ла Миро­лю­бов объ­явил, что пись­ме­на «выжже­ны» на «дощь­ках», а потом – что они «наца­ра­па­ны шилом»?

Совер­шен­но несу­раз­на исто­рия Руси, как она пред­ста­ет в этом источ­ни­ке. Там, где нау­ка очень мед­лен­но углуб­ля­ет сла­вян­ские кор­ни в про­шлое от Киев­ской Руси (пока про­дви­ну­лась лишь на три века), кни­га скач­ком уно­сит собы­тия на мно­гие тыся­че­ле­тия вглубь – туда, где ника­ких сла­вян, гер­ман­цев, гре­ков и т. п. про­сто еще не было, а были их еще не раз­де­лив­ши­е­ся пред­ки, с дру­гим язы­ком и дру­ги­ми назва­ни­я­ми. И нахо­дит там гото­вых сла­вян. Когда речь идет о более близ­ких собы­ти­ях, кни­га назы­ва­ет несколь­ко гот­ских имен, смут­но извест­ных из «Сло­ва о пол­ку Иго­ре­ве» и сочи­не­ний Иор­да­на, но избе­га­ет назы­вать гре­че­ских и рим­ских царей и пол­ко­вод­цев – есте­ствен­но: антич­ная исто­рия слиш­ком хоро­шо извест­на, мож­но лег­ко оши­бить­ся, если ее пло­хо зна­ешь. Кни­га все вре­мя гово­рит о гре­ках и рим­ля­нах, но без кон­крет­ных имен.

Далее, любо­пыт­но, что все кри­ти­ки кни­ги – извест­ней­шие спе­ци­а­ли­сты, сла­ви­сты-про­фес­си­о­на­лы: палео­граф, исто­рик, архео­лог, спе­ци­а­лист по древ­не­рус­ской лите­ра­ту­ре, линг­вист. А все, кто отста­и­вал кни­гу, спе­ци­аль­но­го обра­зо­ва­ния не име­ют, в сла­ви­сти­ке и палео­гра­фии несве­ду­щи – инже­нер-тех­но­лог по химии Миро­лю­бов, увлек­ший­ся асси­рио­ло­ги­ей гене­рал Курен­ков (Кур), док­тор био­ло­гии энто­мо­лог (спе­ци­а­лист по насе­ко­мым) Лес­ной, то бишь Пара­мо­нов (рабо­ты кото­ро­го по «Сло­ву о пол­ку Иго­ре­ве» пуб­лич­но отвер­га­лись про­фес­си­о­на­ла­ми), жур­на­ли­сты. В моно­гра­фии «Веле­со­ва кни­га» писа­тель Асов (1994; 2000) пыта­ет­ся опро­верг­нуть дово­ды спе­ци­а­ли­стов по рус­ским древ­но­стям, но ска­зать по суще­ству ему нечего.

pagans 82 193x300 - «Веды славян» и «Велесова книга»

А в дру­гой кни­ге, «Сла­вян­ские боги и рож­де­ние Руси» (2006), он глав­ным обра­зом упи­ра­ет на нерус­ские фами­лии и еврей­ские инте­ре­сы неко­то­рых сво­их оппо­нен­тов: Уол­тер Лакер – про­фес­сор Вашинг­тон­ско­го уни­вер­си­те­та стра­те­ги­че­ских иссле­до­ва­ний, веду­щий сотруд­ник Инсти­ту­та этно­ло­гии РАН В. А. Шни­рель­ман пре­по­да­ет в Еврей­ском уни­вер­си­те­те Моск­вы и сотруд­ни­ча­ет с Иеру­са­ли­мом – чего же от них ожи­дать (или, как гово­рит дру­гой рев­ни­тель рус­ско­го наро­да, депу­тат Шан­ды­бин, «чего же вы хочете?»).

Вон клас­сик рус­ско­го язы­ко­ве­де­ния Восто­ков выска­зал­ся пре­не­бре­жи­тель­но о «Веле­со­вой кни­ге» – Асов (20006: 430) тот­час кива­ет: по рож­де­нию-то он Остен-Сакен! Ну, может, все это и пло­хие люди, но они ведь могут и вер­ные вещи ска­зать – не лич­но­сти надо рас­смот­реть, а их аргу­мен­ты. А с Жуков­ской, Тво­ро­го­вым и Фили­ным как быть? И уж совсем сквер­но обсто­ит дело с ещё одной раз­об­ла­чи­тель­ной ста­тьей, кото­рую Асов про­сто замал­чи­ва­ет, пото­му что в чис­ле ее авто­ров – не кто иной, как ака­де­мик Б. А. Рыба­ков (Буга­нов, Жуков­ская и Рыба­ков, 1977). Нако­нец, давай­те-ка при­смот­рим­ся к тем, через кого «Веле­со­ва кни­га» яко­бы явле­на миру – Сула­кад­зев (Сула­кад­зе ведь!), его вдо­ва София фон Гоч, Али Изен­бек… Этих-то отче­го не подозревать?

Архео­ло­ги, исто­ри­ки и линг­ви­сты бьют­ся над мате­ри­а­лом, что­бы про­све­тить век за веком тем­ные дали ранее VI в. н. э. – там, уже за четы­ре века до Киев­ской Руси, все спор­но и неяс­но. Но все, ока­зы­ва­ет­ся, уже реше­но. Если ака­де­мик Рыба­ков про­длял исто­рию рус­ской куль­ту­ры и госу­дар­ствен­но­сти вглубь на 5–7 тыс. лет, а сме­лый фан­таст Пету­хов гово­рил о 12 тыся­че­ле­ти­ях «под­лин­ной исто­рии рус­ско­го наро­да», то Асов (20006: 6) вычи­тал из «свя­щен­ных книг» исти­ну «о два­дца­ти тыся­чах лет, в тече­ние кото­рых рож­да­лась, гиб­ла и вновь воз­рож­да­лась Русь». Кто боль­ше? (Есть и боль­ше: инглин­ги ведут свою родо­слов­ную из 100-тыся­че­лет­ней дали, а в рус­ской «Ригве­де» В. М. Кан­ды­бы арий­ский пра­о­тец сла­вян Орий пере­се­лил­ся на зем­лю из кос­мо­са за 18 мил­ли­о­нов лет до н. э. Это все, с поз­во­ле­ния ска­зать, на пол­ном серьезе).

Что­бы почув­ство­вать коло­рит писа­ний Буса Кре­се­ня, то бишь Асо­ва, возь­мем его послед­нюю книж­ку. Про­ци­ти­рую несколь­ко пас­са­жей из раз­де­ла «Сла­вян­ские мифы». Мифы «вос­ста­нов­ле­ны» Асо­вым по «Ведам сла­вян», «Кни­ге Коля­ды» и дру­гим свя­щен­ным кни­гам рав­ной достоверности.

«В нача­ле вре­мен мир пре­бы­вал во тьме. Но Все­выш­ний явил Золо­тое Яйцо, в кото­ром был заклю­чен Род – Роди­тель все­го суще­го. Род родил Любовь – Ладу-матуш­ку… Бог Солн­ца Ра, вышед­ший из лица Рода, был утвер­жден в золо­той лодоч­ке, а Месяц в сереб­ря­ной. Род испу­стил из сво­их уст Дух Божий – пти­цу Матерь Сва. Духом Божьим Род родил Сва­ро­га – Небес­но­го Отца… Из Сло­ва Все­выш­не­го Род сотво­рил бога Бар­му, кото­рый стал бор­мо­тать молит­вы, про­слав­ле­ния, рас­ска­зы­вать Веды» (Асов 20006: 21).

Итак, дре­му­че древним сла­вя­нам автор писа­ний при­пи­сы­ва­ет веру во Все­выш­не­го, Дух Божий и Сло­во Божие, зна­ние еги­пет­ско­го бога солн­ца Ра (где Еги­пет, а где пер­во­быт­ные сла­вяне!) и индий­ский тер­мин Веды (неиз­вест­ный как обо­зна­че­ние свя­щен­ных книг нигде, кро­ме Индии). Бар­ма (види­мо, от древ­не­русск. «бар­мы» – опле­чья в кня­же­ском обла­че­нии) напо­ми­на­ет индий­скую же «кар­му», но он уме­ет бар­ма­тать-бор­мо­тать искон­но сла­вян­ские молитвы.

А теперь мифы про Перуна:

“Велес и Перун были нераз­луч­ны­ми дру­зья­ми. Перун чтил бога Веле­са, ибо бла­го­да­ря Веле­су он полу­чил сво­бо­ду, был ожив­лен и смог побе­дить люто­го вра­га сво­е­го Ски­пе­ра-зве­ря. Но так­же изве­стен и рас­сказ о борь­бе Перу­на и Веле­са. Перун – Сын Бога, а Велес – Дух Бога… Назы­ва­ет­ся и при­чи­на этой борь­бы: под­стре­ка­тель­ство рода Дыя. Дело в том, что и Перун и Велес влю­би­лись в пре­крас­ную Диву-Додо­лу, дочь Дыя. Но Дива пред­по­чла Перу­на, а Веле­са отверг­ла. Впро­чем, потом Велес, бог Люб­ви, все же соблаз­нил Диву и она роди­ла от него Ярилу.

Но тогда, в печа­ли, отвер­жен­ный, он пошел куда гла­за гля­дят и при­шел к реч­ке Смо­ро­дине. Тут повстре­ча­лись ему вели­ка­ны – Дубы­ня, Горы­ня и Усы­ня. Дубы­ня выры­вал дубы, Горы­ня воро­чал горы, а Усы­ня ловил усом в Смо­ро­дине осет­ров”. Даль­ше поеха­ли вме­сте, уви­де­ли “избу­шеч­ку” на курьих нож­ках. “И Велес ска­зал, что это дом Бабы-Яги, кото­рая в иной жиз­ни (когда он был Доном) была его супру­гой Ясу­ней Свя­то­го­ров­ной”. И т. д. (Асов 20006: 47).

Я опу­щу сла­вян­ские мифы, в кото­рых фигу­ри­ру­ют неиз­вест­ные сла­ви­стам боги Выш­ний и Крыш­ний (чита­тель, конеч­но, лег­ко узна­ет индий­ских Виш­ну и Криш­ну, а как они попа­ли к сла­вя­нам, пусть спе­ци­а­ли­сты гадают).

Еще немно­го о Перуне. Перу­на роди­ла от бога Сва­ро­га матерь Сва, съев Щуку Рода. Когда Перун был еше мла­ден­цем, на Зем­лю рус­скую при­шел Ски­пер-зверь. “Он зако­пал Перу­на в глу­бо­кий погреб и унес его сестер Живу, Маре­ну и Лелю. Три­ста лет про­си­дел Перун в под­зе­ме­лье. А через три­ста лет заби­ла кры­ла­ми пти­ца Матерь Сва и позва­ла Сва­ро­жи­чей”. Сва­ро­жи­чи Велес, Хорс и Стри­бог нашли Перу­на, спав­ше­го мерт­вым сном. Что­бы раз­бу­дить его, тре­бо­ва­лась живая вода, и мать обра­ти­лась к пти­це Гамаюн:

“– Ты сле­тай, Гама­юн, ко Рипей­ским горам за Восточ­ное море широ­кое! Как во тех во гор­ных кря­жах Рипей­ских на горе на той Бере­за­ни ты оты­щешь коло­дец…”. И т. д. (Асов 20006: 98–99). Матерь Сва в пере­да­че Асо­ва гово­рит совсем как рус­ская ска­зи­тель­ни­ца былин нача­ла XX в. Кста­ти, Рипей­ски­ми гора­ми Урал назы­ва­ли толь­ко древ­не­гре­че­ские гео­гра­фы, а в древне­сла­вян­ской сре­де это назва­ние было неиз­вест­но. Вооб­ще име­на частью взя­ты из лите­ра­ту­ры по мифо­ло­гии и фольк­лор­ных сбор­ни­ков (Перун, Велес, Сва­рог, Стри­бог, Хорс, Род, Додо­ла, Жива, Маре­на, Баба-Яга, Гама­юн, Усы­ня, Горы­ня, Дубы­ня), частью иска­же­ны (Леля из Лель), частью выду­ма­ны (Сва, Ясу­ня, Киська).

А вот про­слав­ле­ние Перу­на из гим­на Тригла­ву в «Кни­ге Велеса»:

И гро­мо­верж­цу – Богу Перуну,
Богу битв и борь­бы говорили:
“Ты, ожив­ля­ю­щий явленное.
не пре­кра­щай Коле­са вращать!
Ты, кто вел нас сте­зею правой
к бит­ве и тризне великой!”
О те, что пали в бою.
Те, кото­рые шли, веч­но живи­те вы
в вой­ске Перуновом!

“Славь­ся Перун – Бог Огнекудрый!
Он посы­ла­ет стре­лы в врагов,
Вер­ных ведет по стезе.
Он же вои­нам – честь и суд,
Пра­ве­ден Он – зла­то­рун, милосерд!”…

(Асов 20006: 245–298)

По восточ­но­сла­вян­ским пред­став­ле­ни­ям. Перун был чер­но­бо­ро­дым (в фольк­ло­ре) или (у кня­зей) седым (гла­ва среб­ре­на), и толь­ко ус был «злат», но так деталь­но авто­ры «Веле­со­вой кни­ги» рус­ский фольк­лор и мифо­ло­гию не знали.

Имя гер­ман­ско­го бога Оди­на и рим­ско­го импе­ра­то­ра Тра­я­на, вошед­ше­го в бал­ка­но-сла­вян­ский фольк­лор, в Веле­со­вой кни­ге Асо­ва объ­еди­не­ны и «систе­ма­ти­зи­ро­ва­ны» очень по-рус­ски: потом­ка­ми пра­от­ца Богу­ми­ра явля­ют­ся «бра­тья Один, Дво­ян и сын Дво­я­на Тро­ян» (Асов 2000б: 259). Тогда уж надо было Оди­на пере­де­лать в Оди­ня­на, но полу­чи­лось бы слиш­ком по-армян­ски. Исто­ри­че­ские повест­во­ва­ния «Веле­со­вой кни­ги» – о пер­вом Кие­ве на горе Ара­рат (в чет­вер­том тыся­че­ле­тии до н. э), Москве как пер­вом Арка­и­ме (вто­рой – на Ура­ле во вто­ром тыс. до н. э.), об отце Яруне-арии, герое Кись­ке, стране Рус­ко­ла­ни и проч. – я здесь раз­би­рать не буду. Об их фан­та­стич­но­сти и несу­раз­но­сти доста­точ­но ска­за­но исто­ри­ка­ми. Это уль­т­ра-пат­ри­о­ти­че­ская белиберда.

К несча­стью для Асо­ва и иже с ним, после смер­ти Миро­лю­би­ва (1970) в Мюн­хене его почи­та­те­ли, пол­ные самых бла­гих наме­ре­ний, опуб­ли­ко­ва­ли (в 1975–1984 гг.) в семи томах (!) его архив, кото­рый тоже про­ана­ли­зи­ро­вал Тво­ро­гов. И что же ока­за­лось? В пуб­ли­ка­ци­ях – неиз­дан­ные до того руко­пи­си Миро­лю­бо­ва «Ригве­да и язы­че­ство» и дру­гие его сочи­не­ния о про­ис­хож­де­нии сла­вян и их древ­ней исто­рии, напи­сан­ные в 50‑е годы. Миро­лю­бов был фана­ти­че­ски одер­жим иде­ей дока­зать, что «сла­вя­но-рус­ский народ» – самый древ­ний народ в мире. Он при­ду­мал фан­та­сти­че­скую исто­рию – что пра­ро­ди­на сла­вян нахо­ди­лась по сосед­ству с Инди­ей, что отту­да они пере­се­ли­лись око­ло 5 тысяч лет назад в Иран, где заня­лись раз­ве­де­ни­ем бое­вых коней, затем их кон­ни­ца обру­ши­лась на дес­по­тии Месо­по­та­мии (Вави­лон и Асси­рию), после это­го они захва­ти­ли Пале­сти­ну и Еги­пет, а в VIII в. до н. э. в аван­гар­де асси­рий­ской армии они вторг­лись в Евро­пу. Вся эта чушь совер­шен­но не вяжет­ся с архео­ло­ги­ей и пись­мен­ной исто­ри­ей всех этих стран, хоро­шо извест­ной спе­ци­а­ли­стам, но совер­шен­но неве­до­мой инже­не­ру Миролюбову.

Так вот, в 1952 г. в руко­пи­си «Ригве­да и язы­че­ство» Миро­лю­бов сету­ет на то, что «лишен источ­ни­ков», и выра­жа­ет­ся лишь надеж­да, что такой источ­ник «будет одна­жды най­ден». Как «лишен источ­ни­ков»?! А «Вле­со­ва кни­га»? Ни сло­вом не упо­ми­на­ет­ся нали­чие «Вле­со­вой кни­ги», доще­чек, кото­рые он к тому вре­ме­ни, как уве­ря­лось, яко­бы 15 лет пере­пи­сы­вал, а затем иссле­до­вал! Все его све­де­ния о сла­вян­ских мифах снаб­же­ны ссыл­ка­ми на его нянь­ку «пра­бу» (пра­баб­ку?) Вар­ва­ру и некую ста­ру­ху Заха­ри­ху, кото­рая кор­ми­лась на «лет­ней кухне» Миро­лю­бо­вых в 1913 г. – про­ве­рить эти све­де­ния, разу­ме­ет­ся, никак невоз­мож­но. Меж­ду тем, изло­же­ны как раз те све­де­ния, кото­рые потом ока­за­лись в «Вле­со­вой кни­ге»! Те самые бред­ни – Явь и Правь как глав­ные свя­тые поня­тия, пра­от­цы Бело­яр и Арь и т. д. Толь­ко в 1953 г. было объ­яв­ле­но о наход­ке «Вле­со­вой кни­ги», но предъ­яв­ле­на лишь одна фото­гра­фия, кото­рая вызва­ла кри­ти­ку, – и боль­ше фото­гра­фий не предъ­яв­ля­лось. Пер­вые пуб­ли­ка­ции зари­со­вок нача­лись в 1957 г.

Тво­ро­гов (1990: 170, 227, 228) при­хо­дит к без­упреч­но обос­но­ван­но­му выво­ду, что «Вле­со­ва кни­га» – это «фаль­си­фи­кат сере­ди­ны наше­го века» (ее нача­ли делать в 1953 г.), «гру­бая мисти­фи­ка­ция чита­те­лей Ю. П. Миро­лю­бо­вым и А. А. Куром», а ее язык – «искус­ствен­но изоб­ре­тен­ный лицом, с исто­ри­ей сла­вян­ских язы­ков не зна­ко­мым и не сумев­шим создать свою, после­до­ва­тель­но про­ду­ман­ную систему».

Умный и интел­ли­гент­ный лидер части неоязыч­ни­ков Вели­мир (Спе­ран­ский), раз­би­рая «свя­щен­ные писа­ния» неоязыч­ни­ков в Интер­не­те, не может ута­ить сво­е­го впе­чат­ле­ния, что и «Вле­со­ва Кни­га» Миро­лю­бо­ва-Кура-Лес­но­го и «Веле­со­ва Кни­га» Буса Кре­се­ня (Асо­ва-Бараш­ко­ва) напи­са­ны не древни­ми волх­ва­ми, а совре­мен­ны­ми волх­ва­ми, и в этом смыс­ле – фаль­си­фи­ка­ции. Но он не счи­та­ет их от это­го менее инте­рес­ны­ми и менее язы­че­ски­ми. Так ли важ­но, когда они сде­ла­ны? Важ­но, чему они учат. «Дело не в истин­но­сти идей, а в их функ­ци­о­наль­но­сти» (Щег­лов 1999: 7). Щег­лов (1999: 8) вос­хи­ща­ет­ся «бес­смерт­ной иде­ей о полез­но­сти мифа для масс».

Лев Клейн

Цити­ро­ва­но по: Вос­кре­ше­ние Перу­на. – СПб, 2004.

Оставить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.

Размер шрифта: A- 16 A+
Цвет темы:
Цвет полей:
Шрифт: Arial Times Georgia
Текст: По левому краю По ширине
Боковая панель: Свернуть
Сбросить настройки