Духовная ткань Фатимских явлений — иеродиакон Макарий (Петанов)

Духовная ткань Фатимских явлений — иеродиакон Макарий (Петанов)

(5 голосов4.2 из 5)

В рабо­те кли­ри­ка Свя­то-Покров­ско­го хра­ма г. Ере­ва­на (Рус­ская Пра­во­слав­ная Цер­ковь) иеро­ди­а­ко­на Мака­рия (Пета­но­ва) так назы­ва­е­мые фатим­ские явле­ния, быв­шие в 1915–1917 гг. в Пор­ту­га­лии, рас­смат­ри­ва­ют­ся по вос­по­ми­на­ни­ям Лючии даш Сан­туш (глав­ной вос­при­ем­ни­цы явле­ний) и др. оче­вид­цев. Ана­ли­зи­руя све­то­вую ткань явле­ний существ, при­знан­ных като­ли­че­ским миром за анге­ла и Бого­ро­ди­цу, учи­ты­вая дог­ма­ти­че­скую состав­ля­ю­щую их “откро­ве­ния”, при­вле­кая для срав­не­ния Лурд­ское явле­ние (1858 г.) и опыт­ные дан­ные свя­то­оте­че­ской аске­ти­ки – по цело­му ряду при­зна­ков фатим­ских явле­ний — при­хо­дит­ся гово­рить, увы, не о фатим­ской бла­го­да­ти и надеж­де, а о фатим­ском обо­льще­нии и заблуждении.

“Воз­люб­лен­ные! не вся­ко­му духу верь­те, но испы­ты­вай­те духов, от Бога ли они”.

(I Ин. IV, I)

“по пло­дам их узна­е­те их”.

(Мф. VII, 20)

Введение

фатимские явленияВ послед­ние годы в неко­то­рых пра­во­слав­ных изда­ни­ях[1] мож­но было встре­тить сочув­ствен­ные мне­ния о так назы­ва­е­мых Фатим­ских явле­ни­ях 1915–1917 гг., быв­ших в Пор­ту­га­лии в местеч­ке Кова да Ирия. Сочув­ствие это осно­вы­ва­ет­ся на том, что в кон­тек­сте Фатим­ских собы­тий упо­ми­на­ет­ся Рос­сия, “обра­ще­ние Рос­сии”. Но каков сам кон­текст? Остав­ля­ет ли он нам осно­ва­ние для сочув­ствия этим упо­ми­на­ни­ям? Насколь­ко обос­но­ва­ны надеж­ды на какое бы то ни было “вза­и­мо­по­ни­ма­ние” с като­ли­циз­мом по пово­ду Фати­мы, имев­шие уже и неко­то­рый обще­ствен­ный резо­нанс (теле­мост Фати­ма-Москва 13 окт. 1991 г.) Что же реаль­но про­изо­шло? Какие при­зна­ки име­ют Фатим­ские явле­ния? Попро­бу­ем разобраться.

Трое пор­ту­галь­ских детей: Фран­сиш­ко и Жасин­та Мар­ту и, осо­бен­но, Лючия даш Сан­туш ста­ли сви­де­те­ля­ми и вос­при­ем­ни­ка­ми осо­бых мно­го­крат­ных сверхъ­есте­ствен­ных воз­дей­ствий при явле­нии существ, при­знан­ных за анге­ла и Бого­ро­ди­цу, при­чем послед­ние из явле­ний сопро­вож­да­лись небес­ны­ми зна­ме­ни­я­ми при боль­шом сте­че­нии наро­да. Фран­сиш­ко и Жасин­та вско­ре умер­ли, а Лючия, став като­ли­че­ской мона­хи­ней, мно­гие годы сохра­ня­ла внут­рен­нюю зави­си­мость от про­ис­шед­ше­го с ней, полу­ча­ла еще “откро­ве­ния” и была для като­ли­ков как бы про­ро­чи­цей, ясно­ви­дя­щей, кото­рой мно­гое откры­то в судь­бах мира. Отно­ше­ние като­ли­че­ско­го духо­вен­ства к явле­ни­ям раз­ви­ва­лось от пер­во­на­чаль­но­го недо­уме­ния и недо­ве­рия до все­ка­то­ли­че­ско­го при­я­тия их и “бла­го­сло­ве­ния” свое­об­раз­ной фатим­ской инду­стрии – вне­се­ния в Роза­рий, широ­ко­го тира­жи­ро­ва­ния тек­стов, три­ум­фаль­но­го шествия по миру спе­ци­аль­ным обра­зом изго­тов­лен­ной Фатим­ской ста­туи, бла­го­дар­ствен­ных палом­ни­честв рим­ских пап и т. п. Из мно­го­чис­лен­ных опро­сов Лючии, про­ве­ден­ных латин­ски­ми кли­ри­ка­ми, роди­лось нема­лое коли­че­ство книг, три из кото­рых, как полу­чив­шие на рус­ском язы­ке наи­боль­шее рас­про­стра­не­ние, мы и исполь­зу­ем в нашей рабо­те. Это “Фати­ма. Повесть о Фати­ме, вели­чай­шем чуде наше­го вре­ме­ни”, Брюс­сель, 1991 (в даль­ней­шем у нас – ФПФ), “Фатим­ская весть: тра­ге­дия или надеж­да?” Анто­нио А. Борел­ли, Париж, 1992 (в даль­ней­шем у нас – ФВ) и “Матуш­ка Лючия рас­ска­зы­ва­ет о Фати­ме”, Пор­ту­га­лия, Фати­ма, 1991 (в даль­ней­шем – МЛрФ). Послед­няя содер­жит лич­ные вос­по­ми­на­ния Лючии, напи­сан­ные в несколь­ко при­е­мов, с уточ­не­ни­я­ми и повто­ра­ми. Наде­ем­ся, что наш чита­тель не поску­ча­ет оби­ли­ем доку­мен­таль­ных тек­стов – мы наме­рен­но идем “от мате­ри­а­ла”, что­бы попро­бо­вать на ощупь саму ткань явле­ний: что она нам рас­ска­жет о Фатиме.

Начало Фатимских явлений

(МЛрФ, с. 152–153, с. 125)

“Это было меж­ду апре­лем и октяб­рем 1915 г.”, – вспо­ми­на­ет Лючия, – “При­мер­но в пол­день мы съе­ли наш хлеб, взя­тый с собой, и после это­го я пред­ло­жи­ла моим подру­гам про­чи­тать со мной Роза­рий, с чем они охот­но согла­си­лись. Как толь­ко мы нача­ли молит­ву, мы уви­де­ли перед гла­за­ми над дере­вья­ми как бы вися­щую в воз­ду­хе фигу­ру, похо­жую на ста­тую из сне­га, кото­рая ста­но­ви­лась про­зрач­ной, когда ее про­ни­зы­ва­ли лучи солн­ца”, “что-то похо­жее на обла­ко, белее сне­га, про­зрач­ное и напо­ми­нав­шее человека”.

– “Что это такое, – испу­гав­шись спро­си­ли мои спутницы.

– Я не знаю.

Мы про­дол­жа­ли нашу молит­ву, не сво­дя глаз с этой фигу­ры, кото­рая исчез­ла, как толь­ко мы кон­чи­ли. Как обыч­но я об этом нико­му ниче­го не ска­за­ла. Но мои подруж­ки,[2] при­дя домой, рас­ска­за­ли об этом про­ис­ше­ствии в сво­их семьях. Это изве­стие рас­про­стра­ни­лось, и одна­жды, когда я при­шла домой, моя мать спросила:

– Послу­шай, гово­рят, что ты там что-то (я не знаю что) виде­ла. Что ты видела?

– Я не знаю.

И так как я не мог­ла выра­зить­ся, я добавила:

– Это выгля­де­ло как суще­ство, оде­тое в простыню.

Так как я хоте­ла ска­зать, что я не смог­ла уви­деть лицо, я добавила:

– Я не знаю име­ло ли оно гла­за и руки”.

“Это было явле­ние Анге­ла, – пишет в дру­гом месте сво­их вос­по­ми­на­ний Лючия, – кото­рый тогда, конеч­но, еще не решал­ся открыться”.

“В дру­гие дни это повто­ри­лось еще два раза”.

Итак, появи­лось нечто в поле зре­ния. Явля­лось три раза.

Далее сле­ду­ет кон­такт. Но не будем забе­гать впе­ред, и несколь­ко пер­вых заме­ча­ний сде­ла­ем уже сейчас.

1). Зыб­кость, как бы непол­но­та реаль­но­сти явле­ний (“Это выгля­де­ло как суще­ство, оде­тое в про­сты­ню” и “я не знаю, име­ло ли оно гла­за и руки”) может быть сопо­став­ле­на со сверх-реаль­но­стью опи­са­ний явле­ний, сохра­нив­ших­ся в пра­во­слав­ной тра­ди­ции, с осо­бой ярко­стью даже до дета­лей (см. При­ло­же­ние III, 5). Но это нам для опре­де­ле­ния источ­ни­ка фатим­ских явле­ний дает не слиш­ком мно­го – из пра­во­слав­ной же тра­ди­ции извест­но, что и бесов­ское явле­ние может быть осле­пи­тель­но ярко (см. При­ло­же­ние II, 3, 4). Гораз­до важ­нее сей­час нам заме­тить, как эта зыб­кость в самых пер­вых трех явле­ни­ях пере­те­ка­ет в 2). неопре­де­лен­ность чувств у детей, в зыб­кость – уже их реак­ции: вызва­ны любо­пыт­ство и инте­рес, и недо­уме­ни­ем тро­ну­ло, пошат­ну­ло гра­ни­цу созна­ния, “явле­ние мол­чит – и Лючия не мог­ла выра­зить­ся”, а после­ду­ю­щее за 3). мно­го­крат­но­стью явле­ний (пред­ва­ри­тель­ных явле­ний “анге­ла” – 3, впе­ре­ди 3 – кон­такт­ных явле­ния “анге­ла” и еще 6 – явле­ний ”Дамы”) – 4). при­вы­ка­ние детей, осо­бен­но Лючии, при­вы­ка­ние к недо­уме­нию, – мы полу­ча­ем харак­те­ри­сти­ки почти меди­у­ми­че­ские, и есте­ствен­но воз­ни­ка­ет вопрос: не ищет ли этот стран­ный образ, вне­сен­ный в созна­ние Лючии через зре­ние как некий при­лог, 5). соиз­во­ле­ния на при­я­тие? Чего, как извест­но, нико­гда не ищет бла­го­дать, при­хо­дя, по сви­де­тель­ству Свв. Отцов, вполне само­власт­но, вла­сти­тель­но: “Долж­но заме­тить, – пишет Свя­ти­тель Игна­тий Брян­ча­ни­нов, – что пад­ший дух, желая овла­деть Хри­сто­вым подвиж­ни­ком, не дей­ству­ет вла­сти­тель­ски, но ищет при­влечь согла­сие чело­ве­ка на пред­ла­га­е­мую пре­лесть и по полу­че­нии согла­сия овла­де­ва­ет изъ­явив­шим согла­сие…”, а “Свя­той Дух дей­ству­ет само­власт­но, как Бог: при­хо­дит в то вре­мя, как сми­рив­ший­ся и уни­чи­жив­ший себя чело­век отнюдь не чает при­ше­ствия Его. Вне­зап­но изме­ня­ет ум, изме­ня­ет серд­це. Дей­стви­ем Сво­им объ­ем­лет всю волю и все спо­соб­но­сти чело­ве­ка, не име­ю­ще­го воз­мож­но­сти раз­мыш­лять о совер­ша­ю­щем­ся в нем дей­ствии”[3].

Контактные явления “ангела”

(МЛрФ, с. 152–154, с. 65).

“В отда­ле­нии через дере­вья в направ­ле­нии восто­ка (мы) уви­де­ли свет, белее сне­га, в фор­ме про­зрач­ной фигу­ры юно­ши (“14–15 лет”), сияв­шей как кри­сталл на солн­це”. “Уви­де­ли, что фигу­ра дви­га­ет­ся на нас через олив­ко­вую рощу”. “Чем бли­же он под­хо­дил, тем луч­ше мы мог­ли раз­ли­чить чер­ты его лица. Мы были удив­ле­ны и заво­ро­же­ны. Мы не мог­ли вымол­вить ни сло­ва. Когда он при­бли­зил­ся, то сказал:

– Не бой­тесь, я Ангел мира! Моли­тесь со мной.

Он опу­стил­ся на коле­ни и скло­нил голо­ву до зем­ли. Захва­чен­ные сверхъ­есте­ствен­ной силой, мы сде­ла­ли то же самое и повто­ри­ли сло­ва, кото­рые услы­ша­ли от Него:

– Боже, я верую в Тебя, я молюсь Тебе, я наде­юсь на Тебя, я люб­лю Тебя. Я про­шу у Тебя про­шу у Тебя про­ще­ния за тех, кто не верит в Тебя, не молит­ся Тебе, не наде­ет­ся на Тебя, не любит Тебя.

После того, как мы повто­ри­ли это три раза, Он под­нял­ся и сказал:

– Так вы долж­ны молить­ся. Серд­ца Иису­са и Девы Марии ожи­да­ют ваших сугу­бых молений.

И Он исчез. Атмо­сфе­ра сверхъ­есте­ствен­но­сти, окру­жав­шая нас, была так силь­на, что доволь­но дол­го мы сами себя не осо­зна­ва­ли. Мы оста­ва­лись в поло­же­нии, в кото­ром нас оста­вил Ангел, и повто­ря­ли ту же самую молит­ву. Мы чув­ство­ва­ли при­сут­ствие Бога так силь­но захва­ты­ва­ю­ще, что не отва­жи­ва­лись даже гово­рить меж­ду собою. Даже на сле­ду­ю­щий день наш дух был погру­жен в ту же атмо­сфе­ру, кото­рая очень мед­лен­но исчезала…”

“Его сло­ва настоль­ко глу­бо­ко запа­ли в нашу память, что мы их нико­гда не забы­ва­ли. С это­го момен­та мы про­во­ди­ли мно­го вре­ме­ни, повто­ряя эти сло­ва и настоль­ко низ­ко скло­ня­лись, что ино­гда пада­ли от усталости.”

Здесь тоже обре­та­ет­ся нечто инте­рес­ное. “Ангел” начи­на­ет обще­ние с детьми, пред­ла­гая им не что иное, как 6). Молит­ву покло­не­ния. Здесь нель­зя не заме­тить, что пра­во­слав­ная тра­ди­ция сохра­ни­ла нема­ло опи­са­ний слу­ча­ев, когда имен­но с покло­не­ния начи­на­ют духи зла обо­льще­ние подвиж­ни­ков, свое пре­об­ла­да­ние над ними. Толь­ко в Кие­во-Печер­ском пате­ри­ке встре­ча­ем таких два слу­чая: в житии преп. Ники­ты затвор­ни­ка[4] и в житии преп. Иса­а­кия затвор­ни­ка[5]. Об этом знал и гово­рил преп. Анто­ний Вели­кий: “При­сту­пив, они гово­рят испу­ган­ным: “Про­ст­ри­тесь и воз­дай­те покло­не­ние”. Таким обра­зом они обма­ну­ли языч­ни­ков, и при­зна­ны ими за богов”[6] – гово­рил пре­по­доб­ный Отец об опро­мет­чи­вом покло­не­нии как нача­ле демо­но­слу­же­ния. Любо­пыт­но в фатим­ской молит­ве покло­не­ния то, что в ней а). нет име­ни Божия – это инте­рес­но имен­но ситу­а­тив­но, в молит­ве покло­не­ния и в момент зна­ком­ства (см. При­ло­же­ние IV, 1), а так-то и бес может про­из­но­сить имя Божие (ср. Мф. VIII, 29), с удив­ле­ни­ем обна­ру­жи­ва­ем так­же и то, что молит­ва, повто­ря­е­мая детьми за “анге­лом”, б). дерз­но­вен­нее пер­во­свя­щен­ни­че­ской молит­вы Хри­ста, срав­ни: “Я о них молю: не о всем мире молю, но о тех, кото­рых Ты дал Мне, пото­му что они Твои” (Ин. XVII, 9), ”Не о них же толь­ко молю, но и о веру­ю­щих в Меня по сло­ву их” (Ин. XVII, 20) и “Я про­шу у Тебя про­ще­ния за тех, кто не верит в Тебя, не молит­ся Тебе, не наде­ет­ся на Тебя, не любит Тебя” (повто­ря­ют дети за фатим­ским “анге­лом”). Гос­подь при­зы­ва­ет всех, вер­нее, лич­но каж­до­го, и нель­зя чело­ве­ку спа­стись, если он не будет забо­тить­ся об этом или если он сам не хочет это­го, как нель­зя при­ча­стить­ся вме­сто кого-то. Так не слиш­ком ли тяже­лый груз нава­ли­ва­ет “ангел” на детей, еще торо­пив­ших­ся, по сви­де­тель­ству самой Лючии, от кое-как совер­ша­е­мой молит­вы к игре?

Что ска­зал Гос­подь про­ро­ку Езд­ре, возрев­но­вав­ше­му об Изра­и­ле? “И Он ска­зал мне: нет судии выше Бога, нет разу­ме­ю­ще­го более Все­выш­не­го. Поги­ба­ют мно­гие в этой жиз­ни, пото­му что нера­дят о пред­ло­жен­ном им законе Божи­ем. Ибо стро­го пове­лел Бог при­хо­дя­щим, когда они при­шли, что делая, они будут живы, и что соблю­дая, не будут нака­за­ны. А они не послу­ша­лись, и вос­про­ти­ви­лись Ему, утвер­ди­ли в себе помыш­ле­ние сует­ное. Увлек­шись гре­хов­ны­ми обо­льще­ни­я­ми, ска­за­ли о Все­выш­нем, что Его нет, не позна­ли путей Его, пре­зре­ли закон Его, не име­ли веры к обря­до­вым уста­нов­ле­ни­ям Его, не совер­ша­ли дел Его. И пото­му, Езд­ра, пустым пустое, а пол­ным пол­ное”. (3 Езд­ры, VII, 19–25).

И если пер­вые докон­такт­ные явле­ния “анге­ла” мы опре­де­лим как при­лог, то мож­но ска­зать о сов­мест­ных покло­нах “анге­ла” и детей в тер­ми­нах аске­ти­ки как о сов­па­де­нии мгно­вен­но­го соче­та­ния с обра­зом “анге­ла” в помыс­ле и сло­же­ния в спе­ци­фи­че­ской физи­че­ской фор­ме – сов­мест­но­го покло­не­ния и молитвы.

“Вто­рое явле­ние долж­но быть было в раз­га­ре лета (1916 г.). В эти осо­бо жар­кие дни мы заго­ня­ли ста­до уже к полу­дню домой и толь­ко к вече­ру сно­ва выго­ня­ли его. Часы после­по­лу­ден­но­го отды­ха мы про­во­ди­ли в тени деревьев…

Вне­зап­но мы уви­де­ли перед нами того же Ангела:

– Что вы дела­е­те? Моли­тесь, мно­го моли­тесь! Серд­ца Иису­са и Девы Марии пред­на­зна­чи­ли для вас дела мило­сер­дия. Бес­пре­стан­но при­но­си­те Все­выш­не­му молит­вы и жертвы.

– Как нам при­но­сить жерт­вы? – спро­си­ла я.

– Пре­вра­ти­те все, что може­те, в жерт­ву, что­бы иску­пить гре­хи, кото­рые оскорб­ля­ют Его, и при­не­си­те их как прось­бу за обра­ще­ние греш­ни­ков. Заво­юй­те этим мир вашей родине. Я – ее Ангел – Хра­ни­тель, Ангел Пор­ту­га­лии[7]

Преж­де же все­го при­ми­те стра­да­ния и в послу­ша­нии пере­не­си­те все, что Гос­подь вам пошлет.

Эти сло­ва Анге­ла как бы зажглись све­том в наших серд­цах, све­том, кото­рый нам пока­зал, что есть Бог, как Он нас любит и хочет быть любим нами. Мы поня­ли зна­че­ние жертв, и что Ему мило, и как Он во имя жертв обра­тит грешников.

С это­го вре­ме­ни мы нача­ли жерт­во­вать Гос­по­ду все, что было нам непри­ят­но, но тогда мы еще не изоб­ре­та­ли осо­бых умерщ­вле­ний пло­ти и само­ис­тя­за­ний, мы толь­ко часа­ми моли­лись молит­ва­ми Анге­ла, рас­про­стер­шись на зем­ле”. (МЛрФ, с. 153)

(МЛрФ, с. 153–154, с. 125)

“Тре­тье Явле­ние было види­мо в кон­це сен­тяб­ря или нача­ле октяб­ря… мы пошли с Пре­гу­эй­ра (это неболь­шой олив­ко­вый уча­сток моих роди­те­лей) к Лана до Кабе­со, и наш путь шел по скло­ну со сто­ро­ны Альюстре­ля и Каза Велья. Там мы сна­ча­ла про­чли Роза­рий и молит­вы Анге­ла, дан­ные нам в пер­вое Явле­ние. Пока мы там были, в тре­тий раз явил­ся Ангел. Он дер­жал в руке Чашу, над Ней пари­ла Облат­ка, из кото­рой пада­ли[8] кап­ли Кро­ви в Чашу. Ангел оста­вил Чашу парить в воз­ду­хе, встал с нами на коле­ни и дал нам три раза повторить:

– Свя­тая Тро­и­ца, Отец, Сын и Дух Свя­той, в глу­бо­ком стра­хе я молюсь Тебе, и жерт­вую Тебе на цен­ное Тело и Кровь, Душу и Боже­ство Иису­са Хри­ста, при­су­ще­го во всех Даро­хра­ни­тель­ни­цах Зем­ли, ради искуп­ле­ния за все пору­га­ния, бого­хуль­ство и рав­но­ду­шия, кото­рые оскорб­ля­ют Его Само­го. Через бес­ко­неч­ные заслу­ги Его Свя­тей­ше­го Серд­ца и Непо­роч­но­го Серд­ца Девы Марии и про­шу Тебя об обра­ще­нии грешников.

После это­го Он встал, взял Чашу и Облат­ку, подал мне Свя­тую Облат­ку и раз­де­лил Кровь в Чаше меж­ду Жасин­той и Фран­сиш­ко, говоря:

– При­ми­те Тело и пей­те Кровь Иису­са Хри­ста, кото­ро­го так страш­но оскорб­ля­ют небла­го­дар­ные люди. Иску­пи­те их гре­хи и при­ми­ри­те Ваше­го Бога. (кур­сив вез­де наш-иерод. М)

Он сно­ва встал на коле­ни, повто­рил с нами еще раз ту же самую молит­ву: ”Свя­тая Тро­и­ца” и исчез.

Заво­ро­же­ны силой сверхъ­есте­ствен­но­го, кото­рая нас окру­жа­ла, мы во всем повто­ря­ли дей­ствия Анге­ла, мы опу­сти­лись на коле­ни и повто­ри­ли молит­вы, кото­рые ОН читал. Сила при­сут­ствия Бога была так силь­на, что она нас абсо­лют­но ско­ва­ла и пода­ви­ла. На неко­то­рое вре­мя, кажет­ся, она отня­ла у нас воз­мож­ность управ­лять собой. В эти дни мы совер­ша­ли нашу повсе­днев­ную рабо­ту как бы носи­мы тем же сверхъ­есте­ствен­ным суще­ством, кото­рое нами пове­ле­ва­ло. Чув­ства мира и сча­стья, кото­рые мы ощу­ща­ли, были огром­ны, но чисто духов­ны, и пол­но­стью кон­цен­три­ро­ва­ли наши души в Боге. Телес­ное измож­де­ние, кото­рое нас при­дав­ли­ва­ло к зем­ле, тоже было огромным”.

“Жасин­та ска­за­ла: – Я не знаю, что со мною! Я не могу ни гово­рить, ни петь, ни играть и ни на что не имею сил”. Фран­сиш­ко же, не слы­шав­ший слов Анге­ла, но пав­ший на коле­ни рядом с девоч­ка­ми, гово­рил после явления:

“Я очень рад, когда вижу анге­ла. Но пло­хо, что после это­го ты ни на что не спо­со­бен. Я не мог даже как сле­ду­ет ходить. Сам не пони­маю, что со мной было”.

По вто­ро­му и тре­тье­му кон­такт­ным явле­ни­ям “анге­ла” мож­но заме­тить сле­ду­ю­щее. В них появ­ля­ет­ся при­зыв “анге­ла” к 7). Иску­пи­тель­ным жерт­вам: “при­не­си­те, что може­те в жерт­ву, что­бы иску­пить гре­хи, кото­рые оскорб­ля­ют Его” (2‑е явл.) и “Иску­пи­те их (людей) гре­хи и при­ми­ри­те Ваше­го Бога” (3‑е явл.). Не стран­но ли это? Не нагляд­ное ли под­твер­жде­ние слов Свя­ти­те­ля Игна­тия Брян­ча­ни­но­ва, что “ересь – это, отвер­же­ние Иску­пи­те­ля?”[9]

Кто может иску­пить гре­хи люд­ские, кро­ме Агн­ца Божия? Раз­но­об­раз­ные жерт­вы знал Вет­хий Завет: жерт­ву все­со­жже­ния, жерт­ву за грех, жерт­ву вины, мир­ную – очи­ще­ния, рев­но­ва­ния, воз­ли­я­ния, хлеб­ное при­но­ше­ние – и все они про­об­ра­зо­ва­ли иску­пи­тель­ную уми­ло­сти­ви­тель­ную Жерт­ву Сына Божия и Свя­тую Евха­ри­стию. Если мы встре­ча­ем у св. апо­сто­ла Пав­ла сло­ва “я уже ста­нов­люсь жерт­вой” (2 Тим. IV, 6), то не будем забы­вать, что пер­вые хри­сти­ане, в пол­но­те бла­го­дат­ных даров, пони­ма­ли жизнь и смерть как при­част­ность Хри­сту и лишь постоль­ку как уча­стие свое в Его Жерт­ве. При­ро­да Церк­ви евха­ри­стич­на, и в Церк­ви посто­ян­но воз­об­нов­ля­ет­ся Един­ствен­ная, Хри­сто­ва Жерт­ва. “Оставь­те меня быть пищею зве­рей и посред­ством их достиг­нуть Бога. Я пше­ни­ца Божия: пусть изме­лют меня зубы зве­рей, что­бы я сде­лал­ся хле­бом Хри­сто­вым” (К Рим­ля­нам, IV, гла­ва),[10]– пишет свя­щен­но­му­че­ник Игна­тий Бого­но­сец, – “что­бы посред­ством муче­ни­че­ства мне сде­лать­ся уче­ни­ком Того, Кто Само­го Себя при­нес за нас в при­но­ше­ние и жерт­ву Богу” (К Ефе­ся­нам, I гла­ва)[11].

Оста­нав­ли­ва­ет наше вни­ма­ние и стран­ная фра­за из молит­вы “анге­ла” в 3‑м явле­нии, перед “при­ча­ще­ни­ем” детей: “жерт­вую Тебе на (?!! –иерод. М.) цен­ное Тело и Кровь, Душу и Боже­ство Иису­са Хри­ста, при­су­ще­го во всех Даро­хра­ни­тель­ни­цах Зем­ли, ради искуп­ле­ния за все пору­га­ния, бого­хуль­ства и рав­но­ду­шие, кото­рые оскорб­ля­ют Его Само­го”. Что чело­век греш­ный может пожерт­во­вать на Тело и Кровь Хри­сто­ву, на Боже­ство? Не 8). бого­хуль­ство ли это, скра­ды­ва­е­мое латин­ским обрамлением?

По обра­зу дей­ствия “анге­ла “в 3‑м явле­нии мож­но гово­рить об опре­де­лен­ной 9). непро­сто­те, искус­ствен­но­сти в жестах и всей кар­тине: “Он дер­жал в руке Чашу, над Ней пари­ла Облат­ка, из Кото­рой пада­ли Кап­ли Кро­ви в Чашу или “Кап­ли Кро­ви сочи­лись из Хле­ба и пада­ли в Чашу и, когда Ангел пал перед Нею, Она повис­ла в воз­ду­хе, как бы под­дер­жи­ва­е­мая неви­ди­мы­ми рука­ми” (ФПФ, с. 10). Это “паре­ние в воз­ду­хе”, это кар­тин­ное “соче­ние кро­ви” слиш­ком силь­но отзы­ва­ет­ся общим 10). экзаль­ти­ро­ван­ным тоном всей като­ли­че­ской вооб­ра­жа­тель­но – молит­вен­ной мисти­ки, без­бла­го­дат­ность кото­рой рас­кры­та как пре­лесть в сочи­не­ни­ях Свят. Игна­тия Брян­ча­ни­но­ва, проф. А. Ф. Лосе­ва[12], в ста­тьях проф. ФМДА А. И. Оси­по­ва[13].

При­ме­ром экзаль­ти­ро­ван­ной молит­вен­ной поэ­ти­ки в парал­лель к 3‑му явле­нию фатим­ско­го “анге­ла” могут слу­жить и сло­ва “като­ли­че­ской свя­той” Ека­те­ри­ны Сиен­ской (пись­мо 371): “Боже веч­ный, при­ми в жерт­ву мою жизнь в сем мисти­че­ском Теле – Св. Церк­ви. Мне нече­го дать, кро­ме того, что Ты дал мне. Возь­ми же мое серд­це и выжми его над лицом Сво­ей Неве­сты[14].

Факт 11). изне­мо­же­ния, измож­де­ния детей после явле­ний, с их же слов, мож­но счи­тать уста­нов­лен­ным. Изне­мо­же­ние быва­ет и от бла­го­дат­ных виде­ний. Как бы не хоте­лось здесь с лег­ким серд­цем вспом­нить изне­мо­же­ние про­ро­ка Дани­и­ла (Дан. X, 5-8: “и под­нял гла­за мои, и уви­дел: вот один муж, обле­чен­ный в льня­ную одеж­ду и чрес­ла его опо­я­са­ны золо­том из Уфа­за. Тело его – как топаз, лице его – как вид мол­нии: очи его – как горя­чие све­тиль­ни­ки, руки его и ноги его по виду – как бле­стя­щая медь, и глас речей его – как голос мно­же­ства людей. И толь­ко один я, Дани­ил, видел это виде­ние, а быв­шие со мной люди не виде­ли это­го виде­ния: но силь­ный страх напал на них и они убе­жа­ли, что­бы скрыть­ся. И остал­ся я один и смот­рел на это вели­кое виде­ние, но во мне не оста­лось кре­по­сти, и вид лица мое­го чрез­вы­чай­но изме­нил­ся, не ста­ло во мне бод­ро­сти”), но поосте­ре­жем­ся из внеш­не­го сов­па­де­ния по фак­ту изне­мо­же­ния делать поспеш­ные выво­ды, и не толь­ко пото­му, что в виде­нии Дани­и­ла иной “вкус” сверх­ре­аль­но­сти, но и пото­му, что изне­мо­же­ние от ”явле­ний” извест­ны и в иных тра­ди­ци­ях, напри­мер : ”Тяж­ко явле­ние бога, пред­став­ше­го в соб­ствен­ном виде” (“Или­а­да” XX, 131) или в той же уфологии.

При­хо­ди­лось так­же слы­шать мне­ние, что при­ча­ще­ние “анге­лом” детей под дву­мя вида­ми (т. е. хле­ба и вина) гово­рит в поль­зу бла­го­дат­но­сти фатим­ских явле­ний, так как като­ли­ки при­ча­ща­ют мирян толь­ко под видом хле­ба. Такое суж­де­ние пред­став­ля­ет­ся нам поверх­ност­ным. Пра­во­слав­ная тра­ди­ция сохра­ни­ла предо­сте­ре­же­ние о воз­мож­но­сти бесов­ско­го под­ло­га в види­мо­сти при­ча­ще­ния. В “Лав­са­и­ке” встре­ча­ем: ”Одна­жды сата­на, при­няв на себя образ пре­сви­те­ра, поспеш­но при­хо­дит к авве Иоан­ну и дела­ет вид, буд­то хочет пре­по­дать ему При­ча­стие. Но бла­жен­ный Иоанн, узнав его, сказал:

– Отец вся­ко­го обма­на и вся­ко­го лукав­ства, враг вся­кой прав­ды! Ты не толь­ко непре­стан­но обо­льща­ешь души хри­сти­ан, но и дер­за­ешь ругать­ся над самы­ми Свя­ты­ми Таинствами.

Диа­вол отве­чал ему:

– Едва не уда­лось мне уло­вить тебя. Ибо этим спо­со­бом я обо­льстил одно­го из тво­их бра­тий и, лишив рас­суд­ка, довел его до сума­сше­ствия. Мно­гие пра­вед­ни­ки моли­лись за него и едва воз­мог­ли при­ве­сти его в разум.

Ска­зав сие он уда­лил­ся”[15].

Первое явление Дамы. 13 мая 1917 г.

(МЛрФ, с. 155–157, ФПФ, с. 13)

“Я игра­ла с Фран­сиш­ко и Жасин­той на вер­шине скло­на Кова да Ирия. Мы стро­и­ли сте­ну вокруг куста, когда вне­зап­но уви­де­ли сия­ние подоб­ное молнии.

– Луч­ше пой­дем домой, – ска­за­ла я моим малень­ким родственникам.

– Свер­ка­ет мол­ния и может начать­ся гроза.

– Ну, ладно!

Мы нача­ли спус­кать­ся по скло­ну и гна­ли перед собой овец в направ­ле­нии доро­ги. Когда мы были почти в сере­дине скло­на, рядом с боль­шим дубом, мы вне­зап­но уви­де­ли еще одну мол­нию и через несколь­ко шагов нашим взо­рам пред­ста­ла на скаль­ном дубе Жен­щи­на, оде­тая вся в белое и сияв­шая ярче солн­ца. Она излу­ча­ла еще более сия­ю­щий свет, чем самое яркое солн­це, кото­рое пада­ет через хру­сталь, напол­нен­ный водой. Потря­сен­ные этим явле­ни­ем мы оста­но­ви­лись. Мы сто­я­ли так близ­ко, что нахо­ди­лись в сия­нии, кото­рое Ее окру­жа­ло или кото­рое Она излу­ча­ла. Рас­сто­я­ние было при­мер­но пол­то­ра мет­ра. Тогда Бого­ро­ди­ца сказала:

– Не бой­тесь! Я не при­чи­ню вам зла!

-Отку­да Вы яви­лись? – спро­си­ла я Ее.

– Я при­шла с Неба!

– И что вы от меня хотите?

– Я при­шла для того, что­бы попро­сить вас при­хо­дить сюда в тече­ние шести после­ду­ю­щих меся­цев каж­до­го 13 чис­ла в то же самое вре­мя. Тогда Я ска­жу вам, кто Я, и что Я хочу. После это­го Я вер­нусь сюда в седь­мой раз.

– Я тоже попа­ду на Небо?

– Да!

– И Жасинта?

– Тоже!

– И Франсишко?

– Тоже, но он дол­жен будет про­чи­тать еще мно­го раз Роза­рий.

Я пом­ню еще, что спро­си­ла после о двух девуш­ках, кото­рые умер­ли неза­дол­го до это­го. Они были мои­ми подру­га­ми и учи­лись у моих стар­ших сестер ткать.

– Попа­ла Мария дас Невес на Небо?

– Да.

(Я думаю, ей было при­мер­но 16 лет).

– И Амелия?

– Она оста­нет­ся до страш­но­го суда в чисти­ли­ще.

(Я думаю, что ей было при­мер­но 18 или 20 лет).

– Хоти­те вы пред­ло­жить себя Богу, что­бы пере­но­сить все стра­да­ния, кото­рые Он вам пошлет, во искуп­ле­ние гре­хов, кото­рые так оскорб­ля­ют Его, и ради обра­ще­ния грешников?

– Да мы хотим!

– Тогда вы долж­ны буде­те мно­го стра­дать, но милость Божья будет вашей силой!

Когда Она ска­за­ла эти сло­ва (милость Божья и т. д.), Она откры­ла ладо­ни и пере­да­ла нам силь­ный свет, кото­рый как бы отра­жал­ся от Ее рук. Он про­ник нам в грудь и в глу­би­ну души, и мы почув­ство­ва­ли себя в Боге, Кото­рый и был Свет, более ясно, чем если бы мы отра­жа­лись в зер­ка­ле. Дви­жи­мые внут­рен­ним побуж­де­ни­ем, кото­рое было нам сооб­ще­но, мы упа­ли на коле­ни и с боль­шой искрен­но­стью повторили:

– О, Пре­свя­тая Тро­и­це, я молюсь Тебе, Боже мой, я люб­лю Тебя в Свя­том Таинстве.

Через несколь­ко мгно­ве­ний Бого­ро­ди­ца добавила:

– Читай­те еже­днев­но Роза­рий, что­бы обре­сти мир на зем­ле и при­шел конец войны!

После это­го Она нача­ла мед­лен­но под­ни­мать­ся в направ­ле­нии вос­хо­да солн­ца, пока не исчез­ла в бес­ко­неч­но­сти про­стран­ства. Свет, кото­рый Ее окру­жал, каза­лось, про­кла­ды­вал Ей путь через небо­склон. По этой мило­сти мы мог­ли в какой-то сте­пе­ни счи­тать, что виде­ли открыв­ше­е­ся нам Небо”.

“Фран­сиш­ко слы­шал толь­ко часть все­го это­го раз­го­во­ра – сло­ва Лючии – он видел Даму незем­ной кра­со­ты, но не слы­шал Ее слов. Он не был так погло­щен всем про­ис­хо­дя­щим, как девоч­ки, и вре­мя от вре­ме­ни погля­ды­вал на овец, кото­рые пыта­лись уже про­ник­нуть на чужое поле. Маль­чик дви­нул­ся было, что­бы побе­жать за ними, но Дама оста­но­ви­ла его: ”Пусть Фран­сиш­ко оста­ет­ся тут – овцы ниче­го не испор­тят”, – Ска­за­ла Она. И, дей­стви­тель­но, когда виде­ние кон­чи­лось, дети убе­ди­лись, что там, где про­шли овцы, тра­ва оста­лась нетронутой”.

Вот, соб­ствен­но, что извест­но по пер­во­му явле­нию Дамы.

Сде­ла­ем несколь­ко заме­ча­ний по обра­зу явле­ния и дей­ствия. Дама дви­жет­ся в воз­душ­ном про­стран­стве: “в бес­ко­неч­но­сти про­стран­ства”, “путь через небо­склон” (МЛрФ, с. 157), как и “ангел” “дви­жет­ся”, “при­бли­жа­ет­ся” (МЛрФ, с. 152) в пер­вом кон­такт­ном явле­нии. Подроб­нее об око­ло­зем­ном воз­ду­хе см. у нас ниже, при раз­бо­ре зна­ме­ний послед­них явлений.

Теперь же ска­жем опре­де­лен­но о 12). спе­ци­фич­но­сти све­та и его испус­ка­ния, све­та, из кото­ро­го как бы состо­ят явле­ния “анге­ла” и “Дамы”: “свет, белее сне­га, в фор­ме про­зрач­ной фигу­ры юно­ши, сияв­шей, как кри­сталл на солн­це” (МЛрФ, с. 152) и “Она излу­ча­ла еще более сия­ю­щий свет, чем самое яркое солн­це, кото­рое пада­ет через хру­сталь, напол­нен­ный водой” (МЛрФ, с. 155), – устой­чи­вые на про­тя­же­нии все­го фатим­ско­го мате­ри­а­ла срав­не­ния с хру­ста­лем, сне­гом и кри­стал­лом дают нам пра­во гово­рить о харак­те­ри­сти­ке фатим­ско­го све­та, близ­кой к а). пре­лом­ле­нию. Далее “Она откры­ла ладо­ни и пере­да­ла нам силь­ный свет, кото­рый как бы отра­жал­ся от Ее рук. Он про­ник нам в грудь и в глу­би­ну души, и мы почув­ство­ва­ли себя в Боге, Кото­рый и был Свет, более ясно, чем если бы отра­жа­лись в зер­ка­ле” (МЛрФ, с. 156). Не слу­чай­но, навер­но, в этом неболь­шом абза­це два­жды гово­рит­ся об б). отра­же­нии, даже о зер­ка­ле. Мы риск­нем здесь, на осно­ва­нии сло­ва “пере­да­ла”, гла­го­ла совер­шен­но­го вида про­шед­ше­го вре­ме­ни, сде­лать пред­по­ло­же­ние и о в). импуль­сив­но­сти све­то­из­лу­че­ния. Эти полу­чен­ные в ана­ли­зе харак­те­ри­сти­ки све­та наво­дят нас на кате­го­рию без­жиз­нен­но­сти (как и срав­не­ния с хру­ста­лем, сне­гом, кри­стал­лом) его, вполне отлич­ной от по-сво­е­му непре­ры­ва­ю­щей­ся и, если мож­но так выра­зить­ся, орга­нич­ной дея­тель­но­сти бла­го­да­ти Свя­то­го Духа.

Любо­пыт­но и сле­ду­ю­щее. “Фран­сиш­ко слы­шал толь­ко часть все­го это­го раз­го­во­ра – сло­ва Лючии – он видел Даму незем­ной кра­со­ты, но не слы­шал Ее слов. Он не был так погло­щен всем про­ис­хо­див­шим, как девоч­ки, и вре­мя от вре­ме­ни погля­ды­вал на овец, кото­рые пыта­лись уже про­ник­нуть на чужое поле. Маль­чик дви­нул­ся было, что­бы побе­жать за ними…” (ФПФ, с. 13). Инте­рес­но, что, напри­мер, преп. Михей, послуш­ник преп. Сер­гия, при­сут­ству­ю­щий при явле­нии Бого­ма­те­ри преп. Сер­гию, тоже не слы­шит про­из­но­си­мых слов, но он настоль­ко потря­сен про­ис­хо­дя­щим, что, как он гово­рит, у него “чуть душа не раз­лу­чи­лась с телом” (При­ло­же­ние III,2). Фран­сиш­ко же как бы не вовле­чен в пер­вое явле­ние Дамы, несколь­ко без­уча­стен, – это уже совер­шен­но иной фон неслы­ша­ния слов, и на этом шаге наше­го иссле­до­ва­ния мы можем пред­по­ла­гать 13). теле­па­ти­че­ский спо­соб обра­ще­ния Дамы к Лючии, или, гово­ря язы­ком аске­ти­ки, обра­ще­ние через помы­сел, вли­я­ние: “Я не могу быть уве­рен­ной в точ­но­сти каж­до­го сло­ва. Я сохра­ни­ла ско­рее смысл и облек­ла его в сло­ва то, что поня­ла. Это не лег­ко объяснить”(ФВ, с. 26), – сви­де­тель­ству­ет Лючия на одном из опро­сов. Инте­рес­но в этой свя­зи вспом­нить и дру­гое зна­ме­ни­тое като­ли­че­ское явле­ние – Лурд­ское (1858 г.) – спут­ни­цы 14 – лет­ней Бер­на­дет­ты Суби­ру не слы­ша­ли “девуш­ки в белом” и даже не виде­ли “ее”: “во вре­мя ее (“девуш­ка в белом”) явле­ний (все­го их было 18) Бер­на­дет­та часто при­хо­ди­ла в состо­я­ние экс­та­за и не реа­ги­ро­ва­ла на про­ис­хо­дя­щее вокруг, даже если огонь све­чи обжи­гал ей руки. Все виде­ли, что девоч­ка гово­рит с пред­став­шим ей виде­ни­ем, что на ее лице появ­ля­ет­ся то выра­же­ние сча­стья и бла­жен­ная улыб­ка, то выра­же­ние гру­сти и чуть ли не сле­зы по-види­мо­му, в зави­си­мо­сти от того, что она слы­шит”.[16]

Эти мыс­лен­ные собе­се­до­ва­ния и осо­бен­но, вопро­сы Лючии к Даме – точ­ная иллю­стра­ция к опре­де­ле­нию соче­та­ния, в тер­ми­но­ло­гии преп. Нила Сор­ско­го[17].

По содер­жа­нию “откро­ве­ния” Дамы, в пер­вом ее явле­нии, нахо­дим иска­тель­ство соиз­во­ле­ния на при­я­тие. Мы уже име­ли повод гово­рить об этом фатим­ском свой­стве выше (см. пункт 5). Но тогда оно сле­до­ва­ло из харак­те­ри­стик явле­ний “анге­ла” – зыб­ко­сти, мно­го­крат­но­сти, неопре­де­лен­но­сти чувств и при­вы­ка­ния детей, теперь же Дама выго­ва­ри­ва­ет свою прось­бу о соиз­во­ле­нии детей:

“Я при­шла для того, что­бы попро­сить вас при­хо­дить сюда в тече­ние шести после­ду­ю­щих меся­цев каж­до­го 13 чис­ла в то же самое вре­мя. Тогда я ска­жу вам, кто Я и что Я хочу. После это­го Я вер­нусь сюда в седь­мой раз” (МЛрФ, с. 156). Харак­тер­но, что иска­ло соиз­во­ле­ния на обще­ние с собой и Лурд­ское явле­ние, “похо­жее на девуш­ку в белом”, услав­ли­ва­ясь с Бер­на­дет­той: “не ока­же­те ли вы любез­ность при­хо­дить сюда пят­на­дцать дней?”[18]

Выри­со­вы­ва­ет­ся и еще нечто, пря­мо непри­ем­ле­мое. Это ведь толь­ко попу­ля­ри­за­то­рам латин­ства в Рос­сии таким как Вик­тор Шилов­ский, дог­мат 14). а). о чисти­ли­ще, мельк­нув­ший в сло­вах Дамы (МЛрФ, с. 156), б). при­ча­ще­ние на прес­ном хле­бе (см. выше, Облат­ка в тре­тьем кон­такт­ном явле­нии “анге­ла” – МЛрФ, с. 154) и в). заня­тия Роза­ри­ем, “есть ряд мел­ких дета­лей, кото­рые свя­за­ны с чисто като­ли­че­ским рели­ги­оз­ным риту­а­лом, выте­ка­ю­щи­ми из них тра­ди­ци­я­ми и рели­ги­оз­ной повсе­днев­ной прак­ти­кой, отлич­ной от при­выч­ной для рус­ских пра­во­слав­ных людей” (МЛрФ, с. 9–11). Мы, вслед за Отца­ми, свя­тость кото­рых сви­де­тель­ство­ва­на Цер­ко­вью, видим это ина­че. Вот как, напри­мер, пишет о дог­ма­те чисти­ли­ща преп. Мак­сим Грек, уве­ще­вая лати­нян: “отсту­пи­те от пагуб­ной Ори­ге­но­вой ере­си (ана­фе­мат­ство­ва­ной на V Все­лен­ском собо­ре – иерод. М.), кото­рая чисти­лищ­ным огнем в тече­нии мно­гих лет очи­ща­ет души, напол­нен­ные вся­ки­ми гре­ха­ми, и за тем отту­да пре­про­вож­да­ет их в жизнь веч­ную. Это уче­ние не толь­ко дела­ет мно­гих лени­вы­ми к исправ­ле­нию себя от гре­хов – тем, что они ожи­да­ют себе очи­ще­ние по смер­ти в чисти­лищ­ном огне, но еще извра­ща­ет и уче­ние о пра­вед­ном суде”,[19] и, в дру­гом месте: “ска­за­но: укло­ни­ся от зла и сотво­ри бла­го (Пс. 33, 15): и полу­чив­ше­му здра­вие ска­зал: кто­му не согре­шай, да не гор­ше ти что будет (Ин. V, 14), а не ска­зал, что очи­стишь­ся посред­ством чисти­лищ­но­го огня. И дре­во, не при­но­ся­щее доб­ро­ка­че­ствен­ных пло­дов, посе­ка­ет­ся и в огонь вме­та­ет­ся (Мф III, 10), а не очи­ща­ет­ся. Так­же о вос­кре­се­нии ска­зал Гос­подь, что изы­дут из гро­бов в неста­ре­ю­щую жизнь сотвор­шие бла­гая, а не сотвор­шие зла: ибо эти послед­ние изы­дут из гро­ба не в вос­кре­се­ние живо­та, а в вос­кре­се­ние суда, и не после чисти­лищ­но­го, по-ваше­му огня”[20]. А об опрес­но­ках тот же пре­по­доб­ный Отец пишет: “не от бого­вдох­но­вен­ных Пет­ра и Пав­ла и про­чих их после­до­ва­те­лей полу­чи­ло нача­ло опрес­ноч­ное жерт­во­при­но­ше­ние, но от безум­но­го Апол­ли­на­рия, кото­рый безум­но пусто­сло­вил, что Бог-Сло­во при­нял без­душ­ное тело, создан­ное преж­де всей тва­ри и про­шед­шее через чистую Отро­ко­ви­цу, как сквозь неко­то­рую тру­бу. Поэто­му, он и воз­бра­нял класть в боже­ствен­ный хлеб соль и заквас­ку, так как солью изоб­ра­жа­ет­ся ум, а заквас­кою душа. А когда он дерз­нул вве­сти это ново­вве­де­ние отно­си­тель­но боже­ствен­ной просфо­ры, в то вре­мя вели­кий Кеса­рий­ский пас­тырь, горя апо­столь­скою рев­но­стию, зло­че­сти­вый дог­мат его обли­чил пись­мен­но (речь идет о Васи­лии Вели­ком – иерод. М.). Этим ясно дока­зы­ва­ет­ся, что в то вре­мя вез­де при­но­сил­ся квас­ной хлеб, соглас­но древ­не­му уче­нию и про­све­ще­нию чест­ней­ших про­по­вед­ни­ков Бога-Сло­ва. Поэто­му, как порож­де­ние ере­ти­че­ской мыс­ли, а не апо­столь­ское про­све­ще­ние, и не древ­нее уче­ние и мно­го­лет­ний обы­чай, – отверг­ни­те от обще­ства вер­ных этот дог­мат, что­бы быть вам во всем непо­роч­ны­ми и непре­ткно­вен­ны­ми. Ибо в бес­квас­ном при­но­ше­нии жерт­вы заклю­ча­ет­ся не малая часть изра­иль­ско­го празд­ни­ка”[21], – и, далее, в дру­гом сочи­не­нии, преп. Мак­сим при­во­дит 70‑е апо­столь­ское пра­ви­ло и 11‑е пра­ви­ло Пято­го Лаоди­кий­ско­го собо­ра про­тив упо­треб­ле­ния опрес­но­ков как иудей­ство­ва­ния[22].

 Не ста­рые ли иудей­ские опрес­но­ки лати­нян отзы­ва­ют­ся в тепе­реш­нем фило­и­удей­стве их попы­ток вести диа­лог “как дети Авра­ама с детьми Авра­ама”, отка­зы­ва­ясь, таким обра­зом, от Хри­ста[23].

Сколь­ко-нибудь подроб­ное углуб­ле­ние в дог­ма­ти­ку не вхо­дит в нашу зада­чу, но совсем без дог­ма­ти­ки не обой­тись и при раз­го­во­ре о прак­ти­ке моле­ния по “Роза­рию”. Молит­ва по чет­кам, обра­щен­ная к Мате­ри Божи­ей, вер­нее, упо­ми­на­ние о ней, встре­ча­ет­ся начи­ная с VII в. Соб­ствен­но като­ли­че­ская фор­ма этой молит­вы, так или ина­че отра­зив­шая резуль­та­ты отпа­де­ния лати­нян от Все­лен­ско­го Пра­во­сла­вия, вос­хо­дит ко вре­ме­ни меж­ду XII и XIV века­ми. Тот “Роза­рий”, по кото­ро­му моли­лись в нача­ле наше­го века пор­ту­галь­ские дети, остал­ся нам недо­сту­пен, но посколь­ку извест­но, что Лючия, Фран­сиш­ко и Жасин­та в момент явле­ний были негра­мот­ны, мы можем пред­по­ло­жить, что было все­го лишь несколь­ко молитв, пом­ни­мых наизусть (кро­ме “Бого­ро­ди­це Дево”[24] и “Отче наш”), кото­ры­ми дети моли­лись “по Роза­рию”. Но вот перед нами два вари­ан­та “Роза­рия”, совсем еще недав­не­го вре­ме­ни – 1974 и 1992 гг. изда­ния, заслу­жи­ва­ю­щих наше­го вни­ма­ния хотя бы пото­му, что пред­став­ля­ют собой свое­об­раз­ный плод Фатим­ских собы­тий, – после Фати­мы “Роза­рий” рас­про­стра­нил­ся очень широ­ко, – и еще пото­му, что оба они изда­ны на рус­ском язы­ке, при­чем изда­ние 1992 г. пред­на­зна­че­но пря­мо для России.

В “Роза­рии”, издан­ном в типо­гра­фии “Св. Схо­ла­сти­ки” в Суби­а­ко, Ита­лия, в 1974 г., мы встре­ча­ем не толь­ко ссыл­ку на пове­ле­ние Фатим­ской Дамы читать “Роза­рий”, но и 42-крат­ное повто­ре­ние (на срав­ни­тель­но неболь­шой объ­ем кни­жеч­ки) одной из фатим­ских молитв, сооб­щен­ных детям Дамой. И, кро­ме того, целый букет ере­сей. С пер­вой же стра­ни­цы, с пер­вых же строк – Filioque: “Верую в Духа Свя­то­го, Гос­по­да Живо­тво­ря­ще­го, от Отца и Сына (Иису­са) исхо­дя­ще­го (с. 1). Все­го в этом “Роза­рии” Filioque испо­ве­ду­ет­ся 4 раза (Преп. Мак­сим Грек вот что пишет, в част­но­сти, про­тив Filioque: “Отец есть един­ствен­ный источ­ник Боже­ствен­но­го есте­ства. А тем, чтоб при­зна­вать и Сына испу­сти­те­лем, отвер­га­ет­ся Его осо­бен­ное истин­ное свой­ство сынов­ства. Это муд­ро­ва­ние вво­дит два лица, вполне про­тив­ные друг дру­гу, так как каж­до­му при­пи­сы­ва­ет­ся при­чи­на тре­тье­го лица. К тому же весь­ма гру­бо и хуль­но вво­дят­ся два нача­ла в три­свет­лом есте­стве. Если чис­лом два испу­сти­те­ля, то как же и не два источ­ни­ка Духа? Как по суще­ству Бог един тро­и­чен, так и три­чис­лен есть по ипо­ста­сям. Сле­до­ва­тель­но, долж­но допу­стить, что или лица­ми или по суще­ству соеди­ня­ют­ся испу­сти­те­ли, когда испус­ка­ют прис­но­сущ­но­го Духа. И если допу­стим, что они соеди­ня­ют­ся лица­ми, когда испус­ка­ют прис­но­сущ­но­го Духа, то ясно вый­дет сме­ше­ние Савел­ли­е­во, когда оба соеди­ня­ют­ся в одно лице. Если же опять ска­жем, что соеди­не­ни­ем суще­ства испус­ка­ют они прис­но­сущ­но­го Духа, то я, воис­ти­ну, отка­зы­ва­юсь рас­смат­ри­вать про­ис­хо­дя­щую отсю­да несо­об­раз­ность. Ибо суще­ство и соеди­не­ние одно для всех трех лиц: они рав­ны меж­ду собою ипо­ста­ся­ми во всем, кро­ме спо­со­ба их бытия. Поэто­му, ока­жет­ся, что и Дух вме­сте с Отцем рож­да­ет Сына. Что может быть нече­сти­вее это­го? Если для того назы­ва­ешь ты Сына испу­сти­те­лем, что­бы пока­зать Его во всем рав­ным рож­да­ю­ще­му Его, как я слы­шал от тво­ей пре­муд­ро­сти, то сле­ду­ет уже тебе тоже даро­вать и Духу, ибо и Он равен Отцу и Сыну: пусть и Он вме­сте с Отцем рож­да­ет Сына, что­бы и дух ока­зал­ся рав­ным Отцу и Сыну”[25].

 “Дух же Свя­тый не от Сына или через Сына име­ю­щим Суще­ство, но от Отца исхо­дя­щим свой же име­ну­ет­ся Он Сыну, как еди­но­сущ­ный с Ним”[26].

12 раз на стра­ни­цах “Роза­рия” испо­ве­ду­ет­ся ново­из­мыш­лен­ное като­ли­че­ское уче­ние о непо­роч­ном зача­тии Пре­свя­той Бого­ро­ди­цы, объ­яв­лен­ное в 1854 г. папой Пием IX. Совре­мен­ник при­ня­тия это­го дог­ма­та лати­ня­на­ми Свят. Игна­тий Брян­ча­ни­нов пишет: “При всем вели­чии Божи­ей Мате­ри, ее зача­тие и рож­де­ние совер­ша­лось по обще­му зако­ну чело­ве­че­ства; сле­до­ва­тель­но, общее испо­ве­да­ние рода чело­ве­че­ско­го о зача­тии в без­за­ко­ни­ях и рож­де­нии во гре­хе при­над­ле­жит и Бого­ма­те­ри. Про­из­нес­ла сми­рен­ная и бла­го­дат­ная Мария это испо­ве­да­ние во услы­ша­ние все­лен­ной! Ощу­щая при­сут­ствие вожде­лен­но­го Спа­си­те­ля во утро­бе сво­ей, она от дей­ствия духов­ной, бла­го­дат­ной радо­сти про­из­нес­ла испо­ве­да­ние в сле­ду­ю­щих чуд­ных и досто­при­ме­ча­тель­ных сло­вах: “вели­чит душа Моя Гос­по­да и воз­ра­до­вал­ся дух Мой О Бозе Спа­се Моем: яко при­з­ре на сми­ре­ние рабы Сво­ея: се бо отныне убла­жат Мя вси роди”(Лк, I, 46–48). Бого­ма­терь испо­ве­ду­ет пред всем чело­ве­че­ством, в Еван­ге­лии, чита­е­мом все­ми чело­ве­ка­ми, что рож­ден­ный Ею Бог есть вме­сте и Ее Спа­си­тель. Если же Бог есть Ее Спа­си­тель: то она зача­та и рож­де­на во гре­хе по обще­му зако­ну пад­ше­го чело­ве­че­ства. Бог – Тво­рец и Анге­лов и чело­ве­ков; но Он – Спа­си­тель одних чело­ве­ков; отно­си­тель­но Анге­лов, не под­верг­ших­ся паде­нию, Он – Гос­подь их, но не Иску­пи­тель и не Спа­си­тель. При­зна­ние Бога разум­ною тва­рию Спа­си­те­лем есть вме­сте при­зна­ние этою тва­рию сво­ей соб­ствен­ной поги­бе­ли, в паде­нии. Зача­лась и роди­лась Дева Мария в поги­бе­ли, в узах веч­ной смер­ти и гре­ха, роди­лась в состо­я­нии, общем все­му чело­ве­че­ско­му роду. Рож­де­ние Ею Бога, Спа­си­те­ля Ее и всех чело­ве­ков, доста­ви­ло Ей вели­чие, пре­выс­шее вели­чие без­греш­ных Анге­лов, невку­сив­ших душев­ной смер­ти и ненуж­дав­ших­ся в Спа­си­те­ле”[27].

Два­жды испо­ве­ду­ет­ся в этом “Роза­рии” дог­мат о чисти­ли­ще – на с. 28, с. 107 (о нем см. у нас выше).

Два­жды, на с. 111 (“Не толь­ко заслу­ги и воз­да­я­ния само­го Иису­са Хри­ста, но и всех муче­ни­ков и свя­тых и каж­до­го веру­ю­ще­го состав­ля­ют сокро­ви­ще Церк­ви”) и на с. 114 (“Чем выше чис­ло дел, при­но­ся­щих заслу­ги, тем креп­че связь люб­ви с Богом, тем боль­ше ста­но­вит­ся бла­го­дать, кото­рой мож­но поль­зо­вать­ся из сокро­вищ­ни­цы так­же и для дру­гих. Зна­чит, воз­мож­ность поль­зо­вать­ся заслу­га­ми дру­гих про­пор­ци­о­наль­на нашей соб­ствен­ной бли­зо­сти к Богу, полу­чен­ной бла­го­да­ти и, сле­до­ва­тель­но, самих “заслуг Иису­са Хри­ста”) – кос­вен­ное испо­ве­да­ние уче­ния о сверх­долж­ных заслу­гах свя­тых с его бухгалтерией.

Упо­ми­на­ние о “намест­ни­че­стве Рим­ско­го Пер­во­свя­щен­ни­ка” Хри­сту (на с. 102) и его “без­оши­боч­но­сти в вопро­сах рели­гии” (с. 62); “отпу­ще­ние гре­хов свя­щен­ни­ком име­ет юри­ди­че­скую силу” (с. 2) с ссыл­кой на Три­дент­ский Собор 1545–1563 гг.

Два­жды испо­ве­ду­ет­ся “соуча­стие в Искуп­ле­нии наря­ду с Сыном Иску­пи­те­лем” (с. 115) Пре­свя­той Богородицы:

“В каче­стве духов­ной Мате­ри все­го чело­ве­че­ства и Соучаст­ни­цы Искуп­ле­ния Пре­свя­тая Дева Мария про­сти­ра­ет свои заслу­ги на все Мисти­че­ское тело, кото­рое обни­ма­ет всех людей (?! – иерд. М.), даже неко­то­рым обра­зом так­же и Анге­лов. Она заслу­жи­ла все, что мож­но счи­тать заслу­га­ми само­го Иису­са Хри­ста, Гла­вы всех людей, источ­ни­ка вся­кой бла­го­да­ти” (с. 115). Еще одно ново­из­мыш­ле­ние. Срав­ни, у про­ро­ка Иса­ии: “Кто это идет от Едо­ма, в черв­ле­ных ризах от Вос­со­ра, столь вели­че­ствен­ный в Сво­ей Одеж­де, высту­па­ю­щий в пол­но­те силы Сво­ей?” “Я – изре­ка­ю­щий прав­ду, силь­ный, что­бы спа­сать”. Отче­го же оде­я­ние Твое крас­но, и ризы у Тебя, как у топ­тав­ше­го в точи­ле? “Я топ­тал точи­ло один, и из наро­дов нико­го не было со Мною; и Я топ­тал их во гне­ве Моем и попи­рал их в яро­сти Моей; кровь их брыз­га­ла на ризы Мои, и Я запят­нал все оде­я­ние Свое; ибо день мще­ния – в серд­це Моем, и год Моих искуп­лен­ных настал. Я смот­рел, и не было помощ­ни­ка; дивил­ся, что не было под­дер­жи­ва­ю­ще­го; но помог­ла Мне мыш­ца Моя, и ярость Моя – она под­дер­жа­ла Меня; и попрал Я наро­ды во гне­ве Моем, и сокру­шил их в яро­сти Моей, и вылил на зем­лю кровь их”. Вспо­мя­ну мило­сти Гос­под­ни и сла­ву Гос­под­ню за все, что Гос­подь даро­вал нам, и вели­кую бла­гость Его к дому Изра­и­ле­ву, какую ока­зал Он ему по мило­сер­дию Сво­е­му и по мно­же­ству щед­рот Сво­их” (Иса­ии, LXIII, 1–7).

И это не гово­ря уже о том, что мы встре­ча­ем в этом “Роза­рии” еще и такие “пер­лы”: Спа­си­тель, де, “про­сил Иоан­на Кре­сти­те­ля совер­шить над Ним кре­ще­ние уста­нов­лен­ным поряд­ком, в пока­я­ние гре­хов” (с. 28); “Иоанн Пред­те­ча воз­лил воду на гла­ву Иису­са” (с. 29); “Вос­крес­ший сошел в пре­ис­под­нюю” (с. 31); “Мы долж­ны воз­да­вать сла­ву Отцу, Кото­рый родил сына путем позна­ния” (с. 55); “Ты, с высо­ты небес, каки­ми мы их пред­став­ля­ем себе в нашем вооб­ра­же­нии, как Цар­ство сла­вы” (с. 132), что кате­го­ри­че­ски запре­ща­ет­ся Свв. Отца­ми Пра­во­слав­ной Церк­ви; или, вот еще, в наду­ман­ном “отве­те на молит­ву”, в том же “Роза­рии”: “люби Меня, каков ты есть” (с. 133), “люб­лю в тебе так­же твои сла­бо­сти” (с. 134), “Я мог бы пред­на­зна­чить тебя для боль­ших подви­гов. Нет, ты будешь бес­по­лез­ным рабом. Я возь­му у тебя даже то немно­гое, что ты име­ешь… пото­му, что Я создал тебя толь­ко для люб­ви” (с. 134). Срав­ни сло­ва Спа­си­те­ля в Еван­ге­лии: “Любя­щий душу свою погу­бит ее; а нена­ви­дя­щий душу свою в мире сем сохра­нит ее в жизнь веч­ную” (Ин. XII, 25) или: “Кто из вас, имея раба пашу­ще­го или пасу­ще­го, по воз­вра­ще­нии его с поля, ска­жет ему: пой­ди ско­рее сядь за стол? Напро­тив, не ска­жет ли ему: при­го­товь мне поужи­нать и, под­по­я­сав­шись, слу­жи мне, пока буду есть и пить, и потом ешь и пей сам? Ста­нет ли он бла­го­да­рить раба сего за то, что он испол­нил при­ка­за­ние? Не думаю. Так и вы, когда испол­ни­те все пове­лен­ное вам, гово­ри­те: мы рабы ниче­го не сто­я­щие, пото­му что сде­ла­ли, что долж­ны были сде­лать” (Лк. XVII, 7–10).

В “Роза­рии” 1974 г. мы встре­тим и “Вели­чит душа Моя Гос­по­да” по-цер­ков­но-сла­вян­ски рус­ски­ми бук­ва­ми (с. 124), и пра­во­слав­ный Сим­вол веры: “Верую” (с. 130), без Filioque, что не логично.

То есть логи­ка есть, но свое­об­раз­ная, уни­ат­ская, что вполне вид­но и по “Роза­рию” 1992 г. изда­ния, на облож­ке кото­ро­го репро­дук­ция Казан­ской ико­ны, мно­го лет нахо­див­шей­ся не где-нибудь, а в Фати­ме. По этой логи­ке на стра­ни­цах это­го “Роза­рия”, выпу­щен­но­го спе­ци­аль­но для Рос­сии, ока­зы­ва­ют­ся вполне сов­ме­сти­мы­ми пра­во­слав­ные литур­ги­че­ские тек­сты в рус­ском пере­во­де – с молит­вой Фран­цис­ка Ассиз­ско­го, авто­ра извест­ных слов: “Я не сознаю за собой ника­ко­го пре­гре­ше­ния, кото­ро­го не иску­пил бы испо­ве­дью и пока­я­ни­ем”, в оцен­ке пра­во­слав­ных бого­сло­вов – пре­льщен­но­го, обма­ну­то­го беса­ми чело­ве­ка.[28]

По этой же логи­ке уже упо­мя­ну­тая Казан­ская ико­на Пре­свя­той Бого­ро­ди­цы долж­на, по замыс­лу соста­ви­те­лей “Роза­рия”, мир­но ужить­ся с иллю­стра­ци­я­ми “глу­бо­ко рели­ги­оз­ны­ми по сво­е­му духу” (с. 46), по мне­нию тех же соста­ви­те­лей, худож­ни­ка Бра­ди Бар­та, кото­рый хотя и “рабо­та­ет в тра­ди­ции шко­лы Фра Анже­ли­ко и Мем­лин­га” (с. 4), но в иллю­стра­ции на с.43, выпол­нен­ной по типу “коро­но­ва­ние Бого­ро­ди­цы”, воз­во­дит ересь Filioque в квад­рат, изоб­ра­жая Отца и Сына не толь­ко при­осе­нен­ны­ми – испус­ка­ю­щи­ми – соеди­нен­ны­ми Духом (голубь), но еще и сим­мет­рич­ны­ми “бра­тья­ми – близ­не­ца­ми”, это еще и савел­ли­ан­ство, осуж­ден­ное на Алек­сан­дрий­ском (261 г.) и на Рим­ском (262 г.) соборах.

При всем при том соста­ви­те­ли ответ­ствен­но заяв­ля­ют, “что сов­мест­ная молит­ва, к кото­рой мы зовем, не име­ет ниче­го обще­го с лати­ни­за­ци­ей или с про­зе­ли­тиз­мом”. Они “твер­до верят”, “что Свя­тая Пра­во­слав­ная Цер­ковь неотъ­ем­ле­мо при­над­ле­жит к Мисти­че­ско­му телу Хри­ста” (с. 9), а целью молитв по “Роза­рию”, с ссыл­кой на Фатим­ские откро­ве­ния, явля­ет­ся, де, “спа­се­ние Рос­сии (с. 3) и “при­ми­ре­ние меж­ду Пра­во­слав­ной и Като­ли­че­ской Церк­ва­ми” (с. 9).

Како веру­е­ши?

Не слиш­ком ли мно­го заста­ре­лых и новых[29] ере­сей и скво­зя­щей сквозь них хулы?

Второе явление Дамы. 13 июня 1917 г.

(ФВ, с., 29, 31, МЛрФ, с. 157–158).

“Вто­рое явле­ние воз­ве­сти­ло о себе детям с пол­ной ясно­стью, и они назва­ли его мол­нией, но это была не мол­ния в точ­ном смыс­ле сло­ва, но ско­рее изли­я­ние при­бли­зив­ше­го­ся све­та. Неко­то­рые из зри­те­лей, при­бли­зи­тель­но 50 чело­век, при­шед­шие на это место, виде­ли затем­не­ние сол­неч­но­го све­та в тече­ние несколь­ких минут от нача­ла встре­чи. Дру­гие рас­ска­зы­ва­ли, что вер­хуш­ка дерев­ца, покры­то­го лист­вой, каза­лось, скло­ни­лась под какой-то тяже­стью за мгно­ве­ние до того, как Лючия нача­ла гово­рить. Во вре­мя бесе­ды Пре­свя­той Девы с детьми мно­гие слы­ша­ли шеле­стя­щий звук, подоб­ный жуж­жа­нию пче­лы”. Вспо­ми­на­ет Лючия:

“После того как я с Жасин­той и Фран­сиш­ко и еще несколь­ки­ми при­сут­ству­ю­щи­ми про­чи­та­ла Роза­рий, мы уви­де­ли сно­ва сия­ние све­та, кото­рое при­бли­жа­лось и кото­рое мы назы­ва­ли мол­нией, и после это­го появи­лась Бого­ро­ди­ца над скаль­ным дубом, точ­но так же как в мае.

– Что Вы хоти­те от меня?

-Я хочу, что­бы ты все дни чита­ла Роза­рий и научи­лась читать. Позд­нее Я ска­жу вам, что Я хочу.

Я попро­си­ла исце­ле­ние одно­го больного.

– Если от обра­тит­ся, то в тече­ние года он выздоровеет.

– Я хочу Вас попро­сить взять нас на Небо.

– Да! Жасин­ту и Фран­сиш­ко я забе­ру уже ско­ро. Но ты еще неко­то­рое вре­мя оста­нешь­ся здесь. Иисус хочет, что­бы при тво­ей помо­щи люди узна­ли и полю­би­ли Меня. Он хочет осно­вать на Зем­ле покло­не­ние Мое­му Непо­роч­но­му Сердцу.

– Оста­нусь я здесь одна? – спро­си­ла я печально.

– Нет, дитя мое! Ты стра­да­ешь? Не теряй муже­ства. Я нико­гда не поки­ну тебя; Мое Непо­роч­ное Серд­це будет тебе убе­жи­щем и путем, веду­щим тебя к Богу.

В то мгно­ве­ние как Она ска­за­ла послед­ние сло­ва, Она рас­кры­ла руки и ода­ри­ла нас во вто­рой раз отра­же­ни­ем это­го бес­по­доб­но­го све­та. В нем мы чув­ство­ва­ли себя погру­жен­ны­ми в Бога. Жасин­та и Фран­сиш­ко сто­я­ли, каза­лось, в той части све­та, кото­рая под­ни­ма­лась к Небу, а я в той части, кото­рая про­ли­ва­лась на зем­лю. На пра­вой ладо­ни Бого­ро­ди­цы было Серд­це, окру­жен­ное шипа­ми, кото­рые каза­лись вон­зив­ши­ми­ся в Него. Мы поня­ли, что это было Непо­роч­ное Серд­це Девы Марии, ранен­ное гре­ха­ми чело­ве­че­ства и жела­ю­щее искупления”.

“Когда виде­ние исчез­ло, Гос­по­жа, неиз­мен­но окру­жен­ная све­том, от Нее исхо­див­шим, под­ня­лась без малей­ше­го уси­лия над зеле­ным лугом и ста­ла плав­но под­ни­мать­ся в сто­ро­ну восто­ка, пока не исчез­ла окон­ча­тель­но. Несколь­ко чело­век, кото­рые нахо­ди­лись совсем рядом, заме­ти­ли, что верх­няя листва дерев­ца скло­ни­лась в том же направ­ле­нии, как буд­то по ней про­шло оде­я­ние Гос­по­жи. Такой она оста­ва­лась несколь­ко часов, пока не вер­ну­лась в преж­нее состояние”.

По вто­ро­му явле­нию Дамы мож­но ска­зать сле­ду­ю­щее. Основ­ным его содер­жа­ни­ем было “Непо­роч­ное Серд­це”: во-пер­вых, Лючия была изве­ще­на, что, де, Иисус “хочет осно­вать на Зем­ле покло­не­ние Мое­му Непо­роч­но­му Серд­цу” – гово­рит Дама, во-вто­рых, Лючии обе­ща­ет­ся духов­ная под­держ­ка “Непо­роч­но­го Серд­ца”, и, в‑третьих, Дама пока­зы­ва­ет Лючии “Непо­роч­ное Сердце”.

“На пра­вой ладо­ни Бого­ро­ди­цы, – пишет зад­ним чис­лом Лючия, – было Серд­це, окру­жен­ное шипа­ми, кото­рые каза­лись вон­зив­ши­ми­ся в Него. Мы поня­ли, что это было Непо­роч­ное Серд­це Девы Марии, ранен­ное гре­ха­ми чело­ве­че­ства и жела­ю­щее искуп­ле­ния”. (МЛрФ, с. 158).

“Непо­роч­ное Серд­це Девы Марии” име­ет в латин­стве свою предыс­то­рию. В каком-то смыс­ле его появ­ле­ние в Фати­ме было под­го­тов­ле­но: был культ Серд­ца Иису­са, воз­ник­ший при сле­ду­ю­щих обсто­я­тель­ствах. Като­ли­че­ское пре­да­ние повест­ву­ет, что в свое вре­мя фран­цуз­ско­му коро­лю Людо­ви­ку XVI при посред­ни­че­стве свя­той Мар­га­ри­ты Марии Ала­кок­ской было “обе­ща­ние Гос­по­да” даро­вать ему бла­го­дат­ную жизнь и веч­ную сла­ву, а так­же побе­ду над все­ми вра­га­ми, если король посвя­тит себя Свя­то­му Серд­цу и учре­дит его культ во двор­це и изоб­ра­зит его на зна­ме­нах и на оружии.

Эта прось­ба Гос­по­да не была удо­вле­тво­ре­на до того вре­ме­ни, когда в 1792 году Людо­вик XVI уже в каче­стве узни­ка дал обет тор­же­ствен­но посвя­тить Серд­цу Иису­са само­го себя, свою семью и свое коро­лев­ство, если он обре­тет сво­бо­ду, коро­ну и коро­лев­скую власть. Было уже слиш­ком позд­но, король поки­нул тюрь­му толь­ко для того, что­бы взой­ти на эша­фот.”. (ФВ, с. 69).

Мы при­во­дим это пре­да­ние дослов­но по тек­сту при­ме­ча­ния на с. 69 кни­ги “Фатим­ская весть: тра­ге­дия или надеж­да?”. Инте­рес­но то, что в текст одной из книг о Фати­ме упо­ми­на­ние о куль­те Серд­ца Иису­са попа­ло из позд­не­го “внут­рен­не­го сооб­ще­ния Гос­по­да Лючии” как аргу­мент в поль­зу ско­рей­ше­го “посвя­ще­ния Рос­сии” дру­го­му Серд­цу – “Непо­роч­но­му Серд­цу Девы Марии”, гово­ря точ­нее, Фатим­ской Дамы. То есть одно Серд­це ста­ло в куль­то­вом ряду – наря­ду с дру­гим. И вот вопрос: не таит­ся ли под этим под­спуд­ное при­рав­ни­ва­ние Суще­ства Божия, или, ска­жем осто­рож­нее, бес­ко­неч­но­го Совер­шен­ства Божия, с каче­ства­ми Тво­ре­ния, пусть и почтен­ней­ше­го Херу­вим и “слав­ней­ше­го без срав­не­ния Сера­фим”? Ведь неред­ко мож­но уви­деть и пар­ные изоб­ра­же­ния этих Сер­дец рядом. И что инте­рес­но: живо­пис­цы, на этих широ­ко рас­про­стра­нив­ших­ся в мире изоб­ра­же­ни­ях “Непо­роч­но­го Серд­ца Марии”, появив­ше­го­ся впер­вые в фатим­ских собы­ти­ях, изоб­ра­жа­ют Серд­це в гру­ди. В Фати­ме оно было на пра­вой ладо­ни Дамы[30].

Живо­пис­цы “попра­ви­ли” “откро­ве­ние”.

Вот еще текст: явле­ние быв­шее Лючии в Пон­те­вед­ро (МЛрФ, с. 180), запи­сан­ное со слов духов­ни­ка Лючии 10 декаб­ря 1925 года:

“10 декаб­ря яви­лась Пре­свя­тая Дева Мария, – так уж вели­ча­ет Лючия Фатим­скую Даму, – в Пон­те­вед­ро и, сбо­ку от Нее на све­тя­щем­ся обла­ке, Дитя. Пре­свя­тая Дева поло­жи­ла ей (Лючии) руку на пле­чо и пока­за­ла Серд­це, иско­ло­тое шипа­ми, кото­рое Она дер­жа­ла в дру­гой руке.

Дитя ска­за­ло:

– Имей сочув­ствие с Серд­цем тво­ей Свя­тей­шей Мате­ри, окру­жен­ным шипа­ми, кото­ры­ми небла­го­дар­ные люди без кон­ца про­ни­зы­ва­ют Его, и никто не при­не­сет искуп­ле­ние, что­бы их вытащить.

После это­го Пре­свя­тая Дева Мария сказала:

– Дочь Моя, взгля­ни на мое Серд­це, окру­жен­ное шипа­ми, кото­рое небла­го­дар­ные люди бого­хуль­ства­ми и небла­го­дар­но­стью бес­ко­неч­но про­ни­зы­ва­ют. Ста­рай­ся хотя бы ты сама уте­шить Меня, и сооб­щи, что Я обе­щаю в смерт­ный час содей­ство­вать все­ми мило­стя­ми, кото­рые нуж­ны для спа­се­ния этих душ, всем тем, кото­рые в тече­ние 5 меся­цев испо­ве­да­ют­ся по пер­вым суб­бо­там, при­ча­ща­ют­ся, чита­ют Роза­рий и нахо­дят­ся мыс­лен­но со Мною в тече­ние 15 минут, раз­мыш­ляя о 15 тай­нах Роза­рия, с наме­ре­ни­ем этим пока­ять­ся Мне”.

Это типич­но фатим­ское виде­ние и по содер­жа­нию, и по обра­зу доне­се­ния его до адресата.

Непро­сто­та: Дитя рядом, на обла­ке, это по-сво­е­му логич­но – руки заня­ты, в руках, в одной из них – Серд­це. А что в этот момент в гру­ди? “Имей сочув­ствие с Серд­цем”, – при­зыв к состра­да­нию, к сора­нен­но­сти гре­ха­ми мира в соче­та­нии с вооб­ра­же­ни­ем, в ущерб пока­я­нию – хоро­шо извест­но, к чему при­во­дит этот образ молит­вы – к неисто­во­му кро­вя­но­му раз­жже­нию, типич­но­му для латин­ской молит­вен­ной прак­ти­ки, от эро­ти­че­ских “экс­та­зов” Тере­зы и Анже­лы[31] до лопа­ю­щих­ся от тем­пе­ра­ту­ры тела тер­мо­мет­ров у пад­ре Пио, ново­го стиг­ма­то­нос­ца, кото­ро­му, по сви­де­тель­ству Марии Винов­ской, его жиз­не­опи­са­тель­ни­цы, при­шлось перей­ти на гра­дус­ни­ки для ванн. “Одна­жды ртуть под­ня­лась до отмет­ки 480. Мы зна­ем, что в мона­сты­рях (осо­бен­но со стро­гим режи­мом) таки­ми пустя­ка­ми нико­го не уди­вишь”, – пишет агио­граф[32].

Чело­ве­че­ский белок сво­ра­чи­ва­ет­ся при 420. А с “подо­гре­вом” бесов­ским, с такой синер­ги­ей, появят­ся и стиг­ма­ты. Чему удив­лять­ся! Зато мож­но помеч­тать об упо­доб­ле­нии крест­ным стра­да­ни­ям Хри­ста… “Не меч­тай­те о себе”, – пре­ду­пре­ждал Апо­стол (Рим. XII, 16). А Гос­подь, пря­мо с Крест­но­го пути, ска­зал духов­ное сло­во: “Плачь­те о себе “(Лк. XXIII, 28). А путь этот был страшен.

“Начен от вече­ра Чет­верт­ка даже до погре­бе­ния: самых, рече, воз­ды­ха­ний сер­деч­ных испу­сти 109. Кро­ве кап­лей из Тела Мое­го исте­че 225 тысяч.

Вои­нов воору­жен­ных 118, к ним же при­лу­чи­лись бес­чин­ных людей 230, яко быти всех 348.

Трие вои­на ведо­ша Мя (на рас­пя­тие) и пако­сти раз­лич­ные дея­ху Мне. За вла­сы и бра­ду тер­зо­ша и вла­чим бех 77, под­ко­вен и падах на зем­лю, начен от вер­то­гра­да от Архи­ерея Анны сед­ми­жды, дла­ня­ми по устом и лани­там потер­пех уда­рей 105, пястьми в лицо 20, поры­ван и удру­чен от нача­ла стра­сти до кон­ца 707, силь­ных уда­ре­ний имех 1.199, егда воз­ло­жи­ша на Мя тер­нов венец, уда­ри­ша Мя тро­стию и пали­цею со всей силы 40 крат, от тех уда­ре­ний 5 остий тер­но­во­го вен­ца прон­зо­ша Ми кость до моз­гу, от них же три пре­лом­ле­ны оста­ша­ся в гла­ве Моей, с ними же и погре­бо­ша Мя. От про­бо­де­ния вен­ца тер­но­во­го исте­че кро­ве 3.000 кап­лей, а ран бяше в гла­ве тер­но­вым вен­цом про­бо­ден­ных 1.000, поне­же венец на гла­ву воз­ло­жен спа­де 8 крат. Егда от пре­то­ра веден бых на Гол­го­фу нося Крест и падах на зем­лю 5 крат, тогда уда­ре­ний смерт­ных 21, и под­но­шен бех от зем­ли за вла­сы и усы 23, на зем­ли лежа доне­ле­же при­бит ко кре­сту и под­не­сен, пле­во­тин в лице при­ях 73, тогда и в выю при­ях уда­ре­ний 25, в лицо и в уста уда­ри­ша Мя пястью 5 крат, от сих уда­ре­ний кро­ве из уст и нозд­рей мно­го исте­че, тогда и два зуба выби­ша Ми, меж­ду очию уда­ри­ша Мя пястьми 3, тер­за­ху за нос 20 крат, за уши 30, вели­ких ран было 72, уда­ре­ний вели­ких в пер­си и гла­ву при­ях 38, оба­че 3 наи­боль­шая болез­ни тогда во стра­да­нии Сво­ем имех: 1‑я болезнь, яко не видех каю­щих­ся, и аки бы кровь Моя всуе про­ли­ва­ет­ся; 2‑я болезнь тяг­чай­шая Мате­ри Моей, сто­я­щей у Кре­ста и гор­це пла­чу­щей; 3‑я болезнь – егда нозе и руце на Кре­сте рас­пен­ше Мя при­гвоз­ди­ша Мя, яко сбы­ти­ся рече­нию Про­ро­ка; изоч­то­ша вся кости Моя…”

Так открыл о Стра­да­нии Сво­ем Гос­подь Иисус Хри­стос свя­то­му стар­цу, раз­мыш­ляв­ше­му с пока­я­ни­ем и сле­за­ми об иску­пив­шем людей крест­ном подви­ге Гос­по­да…[33]

Если демон­стра­ция “Непо­роч­но­го Серд­ца” в шипах – 15). сим­во­лизм, то сим­во­лизм сен­ти­мен­таль­но-теат­раль­ный, рядом с тем, что долж­на была пере­не­сти Матерь Божия от аре­ста Спа­си­те­ля до его Воскресения.

И опять зна­ко­мый фатим­ский при­пев: неко­му, де, иску­пить: “никто не при­не­сет искуп­ле­ние”. (МЛрФ, с. 180).

После ЭТОЙ ЖЕРТВЫ.

Бед­ное “Непо­роч­ное Серд­це”! До сих пор не искуп­лен­ное, с неис­куп­лен­ны­ми шипа­ми гре­хов… Бута­фор­ское, что ли.

Вот еще одно явле­ние, фатим­ское по фор­ме и содер­жа­нию, с Непо­роч­ным Серд­цем, быв­шее Лючии в часовне в Туи, в Испа­нии, 13 июня 1929 г., т. е. 12‑ю года­ми поз­же явле­ний в Кова да Ирия. В нем те же реа­лии, та же све­то­вая ткань, та же прось­ба о “искуп­ле­нии”. Толь­ко появ­ле­ние фор­мы кре­ста мог­ло бы вызвать неко­то­рые сомне­ния в поль­зу суж­де­ния о бла­го­дат­но­сти явле­ния, если бы не опыт­ное зна­ние пра­во­слав­но­го мона­ше­ства, что изоб­ра­же­ние кре­ста в виде­ни­ях и явле­ни­ях не гаран­ти­ру­ет бла­го­дат­но­сти, но быва­ет и в демон­ских, под­лож­ных. (см. ниже, прим. к с. 64).

Просьба о посвящении России Непорочному Сердцу девы Марии. Туй, Испания, 13 июня 1929 г.

(МЛрФ, с. 182).

“Я попро­си­ла у моей игу­ме­ньи и духов­ни­ка, а так­же полу­чи­ла от них раз­ре­ше­ние, в ночи с чет­вер­га на пят­ни­цу с один­на­дца­ти до полу­но­чи дер­жать свя­той час,

Одна­жды ночью я была одна. Я пре­кло­ни­ла коле­ни у перил в цен­тре капел­лы, что­бы про­честь молит­ву Анге­ла. Так как я была уста­лой, то выпря­ми­лась и моли­лась даль­ше с рас­про­стер­ты­ми рука­ми. Горе­ла толь­ко лам­пад­ка. Вне­зап­но вся капел­ла осве­ти­лась сверхъ­есте­ствен­ным све­том, и над Алта­рем появил­ся Крест из све­та, кото­рый про­сти­рал­ся до потол­ка. В ясном све­те был виден в верх­ней части кре­ста лик и верх­няя часть фигу­ры чело­ве­ка, голубь на гру­ди, тоже из све­та, и при­гвож­ден­ное на Кре­сте тело дру­го­го чело­ве­ка. Несколь­ко ниже поя­са, паря в воз­ду­хе, вид­не­лась Чаша и боль­шая Облат­ка, на кото­рую пада­ли кап­ли кро­ви, кото­рые тек­ли с Лица и из Раны на гру­ди Рас­пя­то­го. С Облат­ки кап­ли соскаль­зы­ва­ли в Чашу. Под пра­вой пере­кла­ди­ной Кре­ста сто­я­ла Бого­ро­ди­ца. Это была Фатим­ская Бого­ро­ди­ца с Непо­роч­ным Серд­цем в левой руке, без меча и роз, но в тер­но­вом вен­це и с пла­ме­нем. Под левой пере­кла­ди­ной Кре­ста боль­шие бук­вы, бегу­щие на Алтарь, обра­зо­вы­ва­ли сло­ва, кото­рые как буд­то из кри­сталь­но чистой воды: “Милость и милосердие”.

Я поня­ла, что мне была пока­за­на тай­на Свя­той Тро­и­цы, и при­ня­ла откро­ве­ния об этой тайне, кото­рые мне запре­ще­но открывать.

В кон­це Бого­ро­ди­ца ска­за­ла мне:

– При­шел момент, когда Гос­подь при­зы­ва­ет Свя­то­го Отца в еди­не­нии со все­ми епи­ско­па­ми Мира, посвя­тить Рос­сию Мое­му Непо­роч­но­му Серд­цу. Таким обра­зом Он обе­ща­ет спа­сти ее. – Так мно­го душ поги­ба­ет спра­вед­ли­во­стью Гос­по­да, за те гре­хи, кото­рые они тво­рят про­тив Меня, что я про­шу искуп­ле­ния: при­не­сти себя в жерт­ву за это и молись.

Я рас­ска­за­ла об этом мое­му духов­ни­ку, кото­рый пору­чил мне запи­сать то, что жела­ет Богородица.”

Через несколь­ко дней после вто­ро­го явле­ния Дамы в Фати­ме детей опра­ши­вал като­ли­че­ский священник.

Вспо­ми­на­ет Лючия:

“Я была изум­ле­на, когда уви­де­ла, с каким спо­кой­стви­ем и дру­же­лю­би­ем свя­щен­ник меня рас­спра­ши­вал, и с вол­не­ни­ем ожи­да­ла, что после­ду­ет. Допрос был очень осно­ва­те­лен, почти непри­я­тен, долж­на ска­зать. Сре­ди про­че­го батюш­ка выска­зал так­же предупреждение:

 – Это все кажет­ся мне не небес­ным откро­ве­ни­ем. Когда подоб­ное слу­ча­ет­ся, то Гос­подь посы­ла­ет души, с кото­ры­ми Он обща­ет­ся к их духов­но­му отцу или свя­щен­ни­ку, что­бы отчи­тать­ся обо всем слу­чив­шем­ся. Эта же ста­ра­ет­ся ута­ить­ся, где толь­ко может. Это может быть диа­воль­ским обма­ном. Ну, мы посмот­рим: буду­щее пока­жет, как мы долж­ны к это­му относиться.”

“…он попро­щал­ся с нами, пожи­мая пле­ча­ми, как буд­то хотел ска­зать: – Я не знаю, что ска­зать и что со всем этим делать”.

Вряд ли теперь, зная даль­ней­шее, мож­но согла­сить­ся с като­ли­че­ским свя­щен­ни­ком, что Дама во что бы то ни ста­ло хоте­ла ута­ить­ся. Про­тив это­го гово­рят охот­ность и подроб­ность, с кото­ры­ми Лючия отве­ча­ла впо­след­ствии на мно­го­чис­лен­ные опро­сы, настой­чи­вость, с кото­рой она, в пись­мах к епи­ско­пам, доби­ва­лась выпол­не­ния постав­лен­ной Дамой зада­чи учре­дить культ Непо­роч­но­го Серд­ца. Про­тив это­го гово­рит и то, что при явле­ни­ях, начи­ная с тре­тье­го, при­сут­ство­ва­ли мно­го­ты­сяч­ные тол­пы любопытных.

Жасинта и Франсишко поддерживают мужество Лючии

(МЛрФ, с. 72–73)

“Толь­ко Гос­подь веда­ет, какую боль при­чи­ни­ли мне эти сло­ва свя­щен­ни­ка, так как толь­ко Он один зна­ет, что про­ис­хо­дит в нашей душе. Я нача­ла сомне­вать­ся не были ли эти явле­ния от дья­во­ла, кото­рый хотел меня совра­тить. Когда я услы­ша­ла, что дья­вол сеет раз­дор и бес­по­ряд­ки, то мне при­шло в голо­ву, что в нашем доме дей­стви­тель­но боль­ше не ста­ло ни покоя, ни мира, как это все я уви­де­ла. Как я тогда мучилась!

Я пого­во­ри­ла с Фран­сиш­ко и Жасин­той о моих сомнениях.

Жасин­та ответила:

– Это конеч­но же не дья­вол! Нет. Гово­рят, что дья­вол без­об­ра­зен и нахо­дит­ся под зем­лей, в аду. А эта Жен­щи­на была так пре­крас­на, и мы виде­ли как Она под­ня­лась на Небо!

Так Спа­си­тель хотел немно­го смяг­чить мои сомне­ния. Но в тече­ние это­го меся­ца я поте­ря­ла энту­зи­азм к жерт­вам и умерщ­вле­нию пло­ти, и уже нача­ла поду­мы­вать, не ска­зать ли мне в кон­це кон­цов, что я солга­ла, что­бы поло­жить все­му это­му конец. Жасин­та и Фран­сиш­ко сказали:

– Не делай это­го! Раз­ве ты не зна­ешь, что этим ты солжешь, а ложь – это грех!

В этом состо­я­нии я уви­де­ла сон, кото­рый еще уси­лил потем­ки моей души. Я виде­ла дья­во­ла, кото­рый сме­ял­ся, что обма­нул меня. Он ста­рал­ся зата­щить меня в ад. Как раз когда я ока­за­лась у него в ког­тях, я нача­ла так кри­чать и при­зы­вать Бого­ро­ди­цу, что моя мать просну­лась. Она испу­ган­но спро­си­ла что со мной. Я теперь уже не знаю, что я ей отве­ти­ла. Пом­ню толь­ко, что в эту ночь я боль­ше не смог­ла заснуть, так как страх как бы пара­ли­зо­вал меня. Этот сон оста­вил во мне тучи стра­ха и оза­бо­чен­но­сти. Един­ствен­ное, что при­но­си­ло мне облег­че­ние – это выпла­кать­ся где-нибудь в уеди­нен­ном углу. Даже обще­ство моих дво­ю­род­ных бра­та и сест­ры ста­ло мне непри­ят­ным, и я ста­ла их избе­гать. Бед­ные дети! Ино­гда они иска­ли и зва­ли меня, а я была рядом и не откли­ка­лась, сидя в сво­ем углу, где меня не мог­ли найти.

Уже при­бли­жа­лось 13 июня, а я еще не зна­ла, пой­ду ли я. Я рас­суж­да­ла так: “Если это дья­вол – зачем мне идти смот­реть на него? Если меня спро­сят, поче­му я не пошла, я ска­жу, что боюсь, не дья­вол ли то, что нам явля­ет­ся, и пото­му не иду. Жасин­та и Фран­сиш­ко могут делать что хотят. Я же нико­гда боль­ше не пой­ду в Кова да Ирия.”

Я при­ня­ла реше­ние и твер­до реши­ла про­ве­сти его в жизнь.

Уже после полу­дня 12 июля нача­ли под­хо­дить люди, что­бы при­сут­ство­вать при собы­ти­ях сле­ду­ю­ще­го дня.

Я позва­ла Жасин­ту и Фран­сиш­ко и сооб­щи­ла им о моем реше­нии. Они ответили:

– Мы пой­дем! Вла­ды­чи­ца нам веле­ла прид­ти, и мы пойдем!

Жасин­та пред­ло­жи­ла мне пого­во­рить с Бого­ро­ди­цей самой, но она была так рас­стро­е­на тем, что я не при­ду, что запла­ка­ла. Я спро­си­ла ее, поче­му она плачет.

– Пото­му что ты не пойдешь!

– Да, я не пой­ду! Смот­ри, если Бого­ро­ди­ца спро­сит, поче­му я не при­шла, ска­жи, что я боюсь, что может быть это дьявол.

<… > Когда на сле­ду­ю­щий день стал при­бли­жать­ся час пой­ти сно­ва туда, я почув­ство­ва­ла, что мной овла­де­ла неве­до­мая сила, кото­рой я не мог­ла сопро­тив­лять­ся. Так что я дви­ну­лась в путь мимо дома мое­го дяди, что­бы выяс­нить, там ли еще Жасин­та. Я нашла ее в ком­на­те вме­сте с бра­том – Фран­сиш­ко. Оба сто­я­ли на коле­нях перед кро­ва­тью и плакали.

 – Вы что, не пойдете?

 – Без тебя у нас не хва­та­ет муже­ства пой­ти туда. Давай. Пойдем!

– Я уже иду – ска­за­ла я.

Имы бод­ро и весе­ло дви­ну­лись в путь.

На доро­ге нас ожи­да­ло мно­го людей, и попасть туда было не лег­ко. В этот день Пре­свя­тая Дева откры­ла нам тай­ну. В кон­це, что­бы ожи­вить мое усер­дие, Она сказала:

– Жерт­вуй­те собою ради греш­ни­ков и часто повто­ряй­те, осо­бен­но когда вы жерт­ву­е­те: О, Иису­се, я делаю это из люб­ви к Тебе, ради обра­ще­ния греш­ни­ков и во искуп­ле­ние гре­хов, совер­шен­ных про­тив Непо­роч­но­го Серд­ца Девы Марии.

По вре­ме­ни меж­ду вто­рым и тре­тьим явле­ни­ем Дамы – 16) сомне­ния и сму­ще­ния Лючии.

В конеч­ном сче­те Лючия пошла на тре­тье сви­да­ние с Дамой. Но обра­тим вни­ма­ние на то, что сло­ва свя­щен­ни­ка, сло­ва не отри­ца­ния даже, а лишь неко­то­ро­го сомне­ния и недо­уме­ния вызва­ли в душе Лючии целую бурю сомне­ния и сму­ще­ния. Это гово­рит о том, что у нее не было внут­рен­не­го изве­ще­ния о бес­спор­ной бла­го­дат­но­сти явле­ния. Посмот­рим, как харак­те­ри­зу­ют сму­ще­ние, в част­но­сти при явле­ни­ях, пра­во­слав­ные аске­ты, Свв. Отцы. Вот что пишет о сму­ще­нии и недо­уме­нии Свя­ти­тель Игна­тий Брян­ча­ни­нов: “Вооб­ще и помыс­лы, и сер­деч­ные ощу­ще­ния, и чув­ствен­ные явле­ния бесов­ские позна­ют­ся по пло­дам их, по про­из­во­ди­мо­му ими дей­ствию в душе, как и Спа­си­тель ска­зал: От плод их позна­е­те их (Мф. VII, 16, 20). Сму­ще­ние, недо­уме­ние суть вер­ные при­зна­ки помыс­лов, ощу­ще­ний и явле­ний бесов­ских”.[34]

Пре­по­доб­ный Анто­ний Вели­кий, один из родо­на­чаль­ни­ков пра­во­слав­но­го мона­ше­ства, пишет о бла­го­дат­ных виде­ни­ях: “Очень ско­ро мож­но отли­чить, бла­го­да­тию Божию, при­сут­ствие бла­гих духов от при­сут­ствия злых. Явле­ния свя­тых духов не про­из­во­дит сму­ще­ния в душе. Не возо­пи­ет бо свя­тый Ангел, ниже осла­бит, ниже услы­шит­ся вне глас его (Исайя, XLII, 2): он столь­ко при­я­тен, сколь­ко благ, что от зре­ния его явля­ет­ся в душе весе­лие, радость, вос­торг. Это от того, что свя­тым Анге­лам сопут­ству­ет Гос­подь, Кото­рый – наша Радость, и сила Бога Отца. Помыш­ле­ния души пре­бы­ва­ют в спо­кой­ствии, чуж­ды­ми сму­ще­ния; объ­ем­лет ее жела­ние Боже­ствен­ных, буду­щих благ; она жела­ла бы навсе­гда пре­быть в них, и отъ­и­ти отсю­да со свя­ты­ми Анге­ла­ми. Если же кто, как чело­век, устра­шит­ся явле­ния бла­гих Анге­лов: то они немед­ля отъ­ем­лют страх этот сво­ею бла­го­стию. Так посту­пил Гав­ри­ил отно­си­тель­но Заха­рии (Лк. I, 13); так посту­пил Ангел, явив­ший­ся женам в гро­бе Гос­по­да (Мф. XXVIII, 5), и тот, кото­рый ска­зал пас­ты­рям, упо­ми­на­е­мым в Еван­ге­лии: не бой­те­ся (Лк. II, 10). Страх в видев­ших родит­ся не от воз­му­ще­ния души, но от при­сут­ствия и созер­ца­ния пре­вос­ход­но­го досто­ин­ства существ. Тако­вы при­зна­ки виде­ния свя­тых Анге­лов”[35].

Опи­сан­ные преп. Анто­ни­ем при­зна­ки бла­го­дат­ных явле­ний вполне про­ти­во­по­лож­ны сму­ще­нию и сомне­нию. Преп. Вар­со­но­фий Вели­кий пишет о раз­ли­че­нии духов: “Помыс­лы, про­ис­хо­дя­щие от демо­нов, преж­де все­го быва­ют испол­не­ны сму­ще­ния и печа­ли, и вле­кут вслед себя скры­то и тон­ко: ибо вра­ги оде­ва­ют­ся в одеж­ды овчия, т. е., вну­ша­ют мыс­ли по-види­мо­му пра­вые, внут­рен­но же суть вол­цы хищ­ни­цы (Мф. VII, 15), т. е. вос­хи­ща­ют и пре­льща­ют серд­ца незло­би­вых тем, что кажет­ся хоро­шо, а в самом деле зло­вред­но. – Свет, про­ис­хо­дя­щий от бесов, обра­ща­ет­ся впо­след­ствии в тьму. Что не услы­шишь, или помыс­лишь, или уви­дишь и при этом хотя на волос сму­тит­ся твое серд­це, – все это – не от Бога” (Ответ на вопрос 59). “Знай, брат, что вся­кий помысл, кото­ро­му не пред­ше­ству­ет тиши­на сми­ре­ния, не от Бога про­ис­хо­дит, но явно с левой сто­ро­ны. Гос­подь наш при­хо­дит с тихо­стью; все же вра­же­ское быва­ет со сму­ще­ни­ем и мяте­жом. Хотя (бесы) и пока­зы­ва­ют­ся обле­чен­ны­ми в одеж­ду овчую, но будучи внут­ренне вол­ка­ми хищ­ны­ми, обна­ру­жи­ва­ют­ся посред­ством наво­ди­мо­го ими сму­ще­ния: ибо ска­за­но от плод их позна­е­те их (Мф. VII, 15–16). Да вра­зу­мит Гос­подь всех нас чтоб не увлечь­ся (мни­мою) их прав­дою” (Ответ на вопрос 21)[36].

“Успо­ка­и­ва­ю­щее” воз­ра­же­ние Жасин­ты на сомне­ния Лючии не может быть при­зна­но осно­ва­тель­ным: хоро­шо извест­но, что местом оби­та­ния пад­ших духов слу­жит имен­но воз­дух, рав­но как и то, что бесы могут при­ни­мать на себя вид “анге­ла света”.

Третье явление Дамы – 13 июля 1917 г. Видение ада. “Обращение России” и судьбы Мира.

(ФПФ, с. 16–17; МЛрФ, с. 158–160)

“На этот раз роди­те­ли Фран­сиш­ко и Жасин­ты – их фами­лия была Мар­ту – пошли с детьми. В Кова да Ирия собра­лась к их при­хо­ду доволь­но боль­шая тол­па – до 5–6 тысяч чело­век”. Рас­ска­зы­ва­ет Лючия:

““Вско­ре после того, как мы при­шли в Кова да Ирия к скаль­но­му дубу и вме­сте со мно­же­ством людей про­чли Роза­рий, мы уви­де­ли при­выч­ный свет и вско­ре Бого­ро­ди­цу над дубом < >.

– Что Вы от меня хоти­те? – спро­си­ла я.

– Я хочу, что­бы вы 13 чис­ла сле­ду­ю­ще­го меся­ца при­шли сюда, что­бы вы и даль­ше каж­дый день чита­ли Роза­рий, дабы обре­сти мир на Зем­ле и при­шел конец вой­ны. так как толь­ко вы одни може­те достичь это­го.

– Я хоте­ла бы попро­сить Вас ска­зать нам, кто Вы, и совер­шить чудо, что­бы осталь­ные пове­ри­ли, что Вы нам явились.

– При­хо­ди­те сюда каж­дый месяц! В октяб­ре я ска­жу, кто Я и что Я хочу, Я совер­шу чудо, что­бы все уверовали.

Тут я при­нес­ла несколь­ко просьб, теперь я уже боль­ше не знаю каких точ­но. Я пом­ню толь­ко, что Бого­ро­ди­ца ска­за­ла, что эти люди долж­ны читать Роза­рий, что­бы полу­чить эти мило­сти в тече­ние года.

Тогда Она продолжала:

– Жерт­вуй­те себя за греш­ни­ков и часто повто­ряй­те, осо­бен­но когда при­но­си­те жерт­вы: О Иису­се, я делаю это их люб­ви к Тебе, ради обра­ще­ния греш­ни­ков и искуп­ле­ния гре­хов, соде­ян­ных про­тив Непо­роч­но­го Серд­ца Девы Марии.

 При послед­них сло­вах Она вновь рас­про­стер­ла руки, как в два преды­ду­щих меся­ца. Сия­ние, каза­лось про­ни­за­ло зем­лю, и мы одно­вре­мен­но уви­де­ли море огня и погру­жен­ных в этот огонь дья­во­лов и души, быв­шие про­зрач­ны­ми, чер­ны­ми и брон­зо­вы­ми, как пыла­ю­щие угли в чело­ве­че­ском обра­зе, пла­вав­шие в огне, под­ни­ма­е­мые пла­ме­нем и дымя­щи­е­ся. Они пада­ли в раз­ные сто­ро­ны, как искры при мощ­ных пожа­рах, без веса и рав­но­ве­сия, кри­ча и воя от боли и отча­я­ния, что заста­ви­ло нас дро­жать и коче­неть, (види­мо при этой кар­тине я вскрик­ну­ла “ой”, как слы­ша­ли неко­то­рые люди).

Дья­во­лы обла­да­ли ужас­ны­ми и отвра­ти­тель­ны­ми обли­ка­ми, оттал­ки­ва­ю­щих, неви­дан­ных живот­ных. Они были про­зрач­ны, как чер­ный пыла­ю­щий уголь.

Испу­ган­но и про­ся помо­щи, мы под­ня­ли гла­за к Бого­ро­ди­це, кото­рая, пол­на доб­ро­ты и печа­ли, ска­за­ла нам:

– Вы виде­ли ад, куда попа­да­ют души бед­ных греш­ни­ков. Что­бы их спа­сти, Гос­подь хочет осно­вать в Мире моле­ние к Мое­му Непо­роч­но­му Серд­цу. Если будет сде­ла­но то, что Я вам ска­жу, то будет спа­се­но мно­го душ, и насту­пит мир. Вой­на окон­чит­ся. Если же не будут пре­кра­ще­ны оскорб­ле­ния Гос­по­да, то во вре­мя пон­ти­фи­ка­та Папы Пия XI нач­нет­ся дру­гая, еще более страш­ная. Если вы уви­ди­те, что ночь оза­ре­на необы­чай­ным све­том, то знай­те, что это вели­кое зна­ме­ние, кото­рое Гос­подь вам дает, что “Он пока­ра­ет Мир вой­ной, голо­дом, пре­сле­до­ва­ни­ем Церк­ви и свя­то­го Отца, за его (Мира) преступления.

– Что­бы это предот­вра­тить, Я при­ду и потре­бую посвя­ще­ние Рос­сии Мое­му Непо­роч­но­му Серд­цу, и иску­пи­тель­но­го при­ча­стия по пер­вым суб­бо­там каж­до­го меся­ца. Если будут услы­ша­ны Мои жела­ния, то Рос­сия будет обра­ще­на, и насту­пит мир. Если же нет, то она рас­про­стра­нит свои лже­уче­ния по все­му Миру, вызо­вет вой­ну и пре­сле­до­ва­ние Церк­ви. Доб­ро­та будет мучи­ма, Свя­той Отец будет мно­го стра­дать, мно­го наро­дов будет уни­что­же­но, но в ито­ге Мое Непо­роч­ное Серд­це вос­тор­же­ству­ет. Свя­той Отец посвя­тит Мне Рос­сию, кото­рая обра­тит­ся, и Миру будет даро­ва­но мир­ное вре­мя. В Пор­ту­га­лии все вре­мя сохра­нит­ся дог­мат веры и т. д. Нико­му ниче­го об этом не гово­ри­те, Фран­сиш­ко може­те это сообщить.

– Когда вы буде­те читать Роза­рий, то гово­ри­те после каж­до­го чле­на: О, мой Иису­се, про­сти нам наши гре­хи, спа­си нас от адско­го огня, при­ве­ди души на Небо, осо­бен­но те, кото­рые сугу­бо нуж­да­ют­ся в Тво­ей милости.

После это­го после­до­вал момент мол­ча­ния, и я спросила:

– Хоти­те Вы сего­дня еще чего-нибудь от меня?

– Нет, сего­дня Я ниче­го боль­ше не хочу.

И как все­гда Она под­ня­лась в направ­ле­нии восто­ка, пока не исчез­ла в бес­ко­неч­ной дали горизонта”.

Вот что инте­рес­но: уже Дамой дано зада­ние Лючии спо­соб­ство­вать учре­жде­нию куль­та “Мое­го Непо­роч­но­го Серд­ца”, но 17) incognito свое Дама так и не откры­ва­ет и обе­ща­ет назвать­ся толь­ко в октяб­ре. Так что в текстах вос­по­ми­на­ний Лючия назы­ва­ет явле­ние Бого­ро­ди­цей уже, так ска­зать, зад­ним чис­лом. В этом, как нам пред­став­ля­ет­ся, ска­зы­ва­ет­ся еще одна непро­сто­та явле­ния, про­ти­во­ре­чи­вость. Инте­рес­но, что в Лурд­ском явле­нии 1858 г., тоже после­до­вав­шем за чте­ни­ем “Роза­рия”, явив­ша­я­ся “девуш­ка в белом” тоже сохра­ня­ла incognito почти до само­го кон­ца: 11 из 18 явле­ний она “мол­ча улы­ба­лась” и в 16‑м толь­ко явле­нии и толь­ко в ответ на четы­ре­жды пред­ло­жен­ный по насто­я­нию като­ли­че­ско­го свя­щен­ни­ка вопрос о име­ни отве­ти­ла. Но как! “Я – Непо­роч­ное Зача­тие”. “Четы­ре года тому назад Пий IX про­воз­гла­сил дог­мат о Непо­роч­ном Зача­тии Девы Марии, но это Исти­на, это факт – это не имя, – ком­мен­ти­ру­ет Анто­нио Сика­ри, автор жития Бер­на­дет­ты Суби­ру. – Если она ска­за­ла: “Я – Дева Мария!” или “Я – Дева, непо­роч­но зача­тая!” Но это фор­му­ли­ров­ка очень стран­ная. Настоль­ко стран­ная, что неве­же­ствен­ная девоч­ка не мог­ла ее при­ду­мать. Одна­ко яркий свет осве­ща­ет ум и серд­це: когда мы, люди, хотим ска­зать, что что-то кажет­ся нам един­ствен­ным в мире, имен­но так мы и дела­ем – берем абстракт­ный тер­мин и при­ме­ня­ем его к отдель­но­му чело­ве­ку,” – пыта­ет­ся объ­яс­нить­ся като­ли­че­ский автор.[37]

А нам слы­шит­ся, что такое само­на­зва­ние Лурд­ско­го “при­ви­де­ния” – это насмеш­ка, глум­ле­ние. Дог­мат-то ново­из­мыш­лен­ный, лож­ный. А ересь и хула все­гда идут рука об руку.

Итак, incognito со сто­ро­ны Дамы, а со сто­ро­ны детей, как бы навстре­чу 18). неузна­ва­ние – и в Фати­ме, и в Лур­де. Лючия из раза в раз неуве­рен­но спра­ши­ва­ет Даму: “кто Вы?” и меся­ца­ми не узна­ет ее, не име­ет твер­до­го изве­ще­ния. А в Лур­де на вопро­сы свя­щен­ни­ка дона Пей­ра­ма­ля Бер­на­дет­та Суби­ру отве­ча­ет неопределенно:

“Бер­на­дет­та отка­зы­ва­лась выска­зы­вать свое мне­ние, более того, как девоч­ка, не полу­чив­шая обра­зо­ва­ния, она поль­зо­ва­лась несколь­ко стран­ным выражением:

“что-то белое, похо­жее на барыш­ню”. Она будет упор­но назы­вать так Пре­свя­тую Деву до тех пор, пока та не откро­ет ей сво­е­го име­ни”[38].

“ – Это ты гово­ришь, что видишь Пре­свя­тую Деву?

– Я не гово­рю, что это Пре­свя­тая Дева.

Бер­на­дет­та в кото­рый раз повто­ри­ла: “Я виде­ла что-то, похо­жее на даму!”

Что-то!”[39]

Далее, Дама гово­рит детям:

“Я хочу… что­бы вы и даль­ше чита­ли Роза­рий, дабы обре­сти мир на Зем­ле и при­шел конец Вой­ны, так как толь­ко вы може­те это­го достичь” – в ход пошла 19). пря­мая лесть Дамы детям, опас­ная, а ско­рее все­го и пря­мо вред­ная для них, срав­ни: “Льстец есть слу­га бесов, руко­во­ди­тель к гор­до­сти, истре­би­тель уми­ле­ния, губи­тель доб­ро­де­те­лей, отво­ди­тель от истин­но­го пути. Бла­жа­щии вас, льстят вы (Иса­ия III, 12), – гово­рит Про­рок”[40].

Мало того, что дети постав­ле­ны в центр вни­ма­ния мно­го­ты­сяч­ных толп[41].

На этом фоне неуди­ви­тель­но, что дан­ное Дамой детям 20). “виде­ние ада” – бес­по­ка­ян­но, не вызы­ва­ет у них пока­ян­ных чувств, что вполне про­ти­во­ре­чит пра­во­слав­ной аске­ти­че­ской тра­ди­ции. Вот что пове­дал преп. Иоанн Лествич­ник о виде­нии ада, быв­шем преп. Иси­хию Хори­вско­му, и его плодах:

“Он вел преж­де самую нера­ди­вую жизнь, и нисколь­ко не забо­тил­ся о душе сво­ей: нако­нец, впав­ши в смер­тель­ную болезнь, с час вре­ме­ни казал­ся совер­шен­но умер­шим. При­шед­ши в себя он умо­лял всех нас, что­бы тот­час от него уда­ли­лись, и заклю­чив дверь сво­ей келии, про­жил в ней лет 12, нико­му нико­гда не ска­зав ни мало­го, ни вели­ко­го сло­ва, и ниче­го не вку­шая кро­ме хле­ба и воды, но сидя в затво­ре, как пред лицем Гос­под­ним, ужа­сал­ся и сето­вал о том, что видел во вре­мя исступ­ле­ния, и нико­гда не изме­нял обра­за жиз­ни сво­ей, но посто­ян­но был как бы вне себя, и не пере­ста­вал тихо про­ли­вать теп­лые сле­зы. Когда же он при­бли­зил­ся к смер­ти, мы, отбив дверь, вошли в его келию и, по мно­гом про­ше­нии, услы­ша­ли толь­ко сии сло­ва: “про­сти­те”, ска­зал он, “кто стя­жал память смер­ти, тот нико­гда не смо­жет согре­шить”[42].

Свя­ти­тель Игна­тий Брян­ча­ни­нов в сво­ем “Сло­ве о смер­ти” при­во­дит так­же рас­сказ о виде­нии ада преп. Афа­на­си­ем Кие­во-Печер­ским: “Он, после про­дол­жи­тель­ной болез­ни, скон­чал­ся. Бра­тия убра­ли тело его, по обы­чаю ино­че­ско­му, но скон­чав­ший­ся остал­ся непо­гре­бен­ным в тече­нии двух дней, по неко­то­ро­му встре­тив­ше­му­ся пре­пят­ствию. На тре­тию ночь было боже­ствен­ное явле­ние игу­ме­ну, и он слы­шал голос: “Чело­век Божий, Афа­на­сий лежит два дня непо­гре­бен­ным, а ты не забо­тишь­ся о нем”. Рано утром игу­мен с бра­ти­ею при­шли к почив­ше­му с наме­ре­ни­ем пре­дать его тело зем­ле, но нашли его сидя­щим и пла­чу­щим. Ужас­ну­лись они, уви­дев его ожив­шим; потом нача­ли вопро­шать: как ожил он? Что видел и слы­шал в то вре­мя, как раз­лу­чал­ся телом? На все вопро­сы он отве­чал толь­ко сло­вом: “спа­сай­тесь!” Когда же бра­тия неот­ступ­но упра­ши­ва­ла ска­зать им полез­ное, то он заве­щал им послу­ша­ние и непре­стан­ное пока­я­ние. Вслед за этим Афа­на­сий заклю­чил­ся в пеще­ре, пре­был в ней без­вы­ход­но в тече­нии 12 лет, день и ночь про­во­дя в непре­стан­ных сле­зах, чрез день вку­шая поне­мно­гу хле­ба и воды, и не бесе­дуя ни с кем во все это вре­мя. Когда настал час его кон­чи­ны, он повто­рил собрав­шим­ся бра­ти­ям настав­ле­ние о послу­ша­нии и пока­я­нии, и скон­чал­ся с миром о Гос­по­де”[43].

Дети же, после “виде­ний ада”, вооб­ще не оза­бо­че­ны сво­ей уча­стью. Надо ли здесь вспом­нить и еще одно виде­ние ада, быв­шее преп. Паф­ну­тию Боров­ско­му, когда он видел литов­ско­го кня­зя Вито­вта в аду имен­но по при­чине пре­бы­ва­ния его в като­ли­че­стве?[44]

Дама, меж­ду тем, воз­ве­ща­ет; “В Пор­ту­га­лии все вре­мя сохра­нит­ся дог­мат веры”, т. е. латин­ство. И здесь не про­сто, как хоте­лось бы убе­дить нас рус­ско­языч­но­му пере­вод­чи­ку МЛрФ, “мел­кие дета­ли като­ли­че­ско­го риту­а­ла”, речь идет о дог­ма­те, и глав­ным след­стви­ем из этих “откро­ве­ний” Дамы для като­ли­ка будет, конеч­но, кос­не­ние в сво­ей ере­си. (п. 14)

“Что такое ересь? Ересь есть при­месь к откро­вен­но­му Бого­по­зна­нию уче­ния, заим­ство­ван­но­го из плот­ско­го муд­ро­ва­ния, обще­го отступ­ни­кам духам и отступ­ни­кам чело­ве­кам. Откро­вен­ное Бого­по­зна­ние пре­по­да­но Самим Богом; оно не тер­пит ника­кой при­ме­си; оно вполне отвер­га­ет­ся как пря­мым отри­ца­ни­ем, так и при­ме­сью. Такая при­месь – отри­ца­ние при­кры­тое”[45], – пишет Свя­ти­тель Игна­тий Брян­ча­ни­нов, в неко­то­рых сво­их сочи­не­ни­ях ста­вя­щий ересь пер­вым в пере­чис­ле­нии смерт­ных, то есть уби­ва­ю­щих душу, грехов.

О посвя­ще­нии Рос­сии “Непо­роч­но­му Серд­цу” раз­го­вор осо­бый. В кни­ге “Рос­сия перед Вто­рым При­ше­стви­ем”, в снос­ке на с. 201 чита­ем: “Биб­лей­ское зна­че­ние сло­ва “посвя­тить” – отда­ча Богу чего-то, что потом уже посвя­щав­ше­му боль­ше не при­над­ле­жит. Таким обра­зом, речь идет о том, что после “посвя­ще­ния Рос­сии” като­ли­ки долж­ны были пре­кра­тить все попыт­ки “обра­ще­ния рус­ских пра­во­слав­ных”. Это явная натяж­ка. Рим­ские папы посвя­ща­ли Непо­роч­но­му Серд­цу (в неко­то­рых изда­ни­ях – Пре­не­по­роч­но­му Серд­цу) мно­го чего. 31 октяб­ря 1942 г., в завер­ше­ние Фатим­ско­го юби­лея, Пий XII посвя­тил ему “Цер­ковь и весь род чело­ве­че­ский”. 7 июня 1952 г. “апо­столь­ским пись­мом Sacro Vergent Anno” он же, Пий XII, посвя­тил наро­ды Рос­сии Пре­чи­сто­му Серд­цу Марии”. Папа Павел VI, закры­вая III сес­сию Вто­ро­го Вати­кан­ско­го Собо­ра 25 нояб­ря 1964 г. “посвя­тил весь род чело­ве­че­ский” Пре­не­по­роч­но­му Серд­цу Марии. Иоанн Павел II совер­шил два посвя­ще­ния мира Пре­не­по­роч­но­му Серд­цу Марии (ФВ, с. 73–76). Зна­чит ли это, по той же логи­ке, что рим­ский папа ни на что в мире уже не пре­тен­ду­ет? Конеч­но же, пре­тен­ду­ет. И напрас­но неко­то­рые пра­во­слав­ные люди, лишь пона­слыш­ке зна­ю­щие о Фати­ме, свя­зы­ва­ли надеж­ды на воз­рож­де­ние Рос­сии с “Фатим­ской вестью”. Ведь выво­ды лег­ко­ве­рия из наме­ре­ний Дамы посвя­тить себе Рос­сию като­ли­че­ским спо­со­бом для пра­во­слав­но­го чело­ве­ка сра­зу же пре­вра­ща­ют­ся в эку­ме­ни­че­ский туман, клу­бя­щий­ся над гра­ни­ца­ми Церк­ви и скра­ды­ва­ю­щий их, а для като­ли­ка, как уже гово­ри­лось, могут быть толь­ко сле­ду­ю­щие: “у нас, като­ли­ков, де, все в поряд­ке, дело за посвя­ще­ни­ем России!”

Издрев­ле пра­во­слав­ная стра­на! Сколь­ко рус­ских свя­тых! Сколь­ко ново­му­че­ни­ков хода­тай­ству­ет за Рос­сию! Вера доне­се­на! Цер­ковь, идя через испы­та­ния, воз­рож­да­ет­ся! Раз­ве мы не име­ем в пре­да­нии, совсем недав­но еще, “Хри­сти­ан­ства нет без Церк­ви” архи­еп. Ила­ри­о­на Тро­иц­ко­го, сокро­ви­ще свя­то­оте­че­ской экклизиологии?

Так что же нам за дело до “посвя­ще­ний” Рос­сии рим­ски­ми пон­ти­фи­ка­ми еще неиз­вест­но каким богам? Если источ­ни­ки, из кото­рых истек­ли и сами пред­ме­ты куль­тов, и воле­ния на “посвя­ще­ния”, на повер­ку ока­зы­ва­ют­ся отрав­лен­ны­ми? Может, не Бала­манд­ские доку­мен­ты под­пи­сы­вать, меч­тая про “Цер­ковь-сестру”,а осо­знать и жест­ко ска­зать, что дей­ствия, совер­ша­е­мые лица­ми, не име­ю­щи­ми на то закон­но­го-бла­го­дат­но­го осно­ва­ния, нахо­дя­щи­ми­ся вне Еди­ной Собор­ной Апо­столь­ской Церк­ви, но мня­щи­ми свя­щен­но­дей­ство­вать, как рим­ский папа и его клир, упо­треб­ля­ю­щи­ми име­на Божии не то что всуе, а в бого­хуль­ном, лож­ном кон­тек­сте, как ска­за­но через про­ро­ка, “кля­ну­щи­ми­ся име­нем Моим во лжу” (Мал. III, 5), – суть не что иное как 21). грех оба­я­ния (ересь на прак­ти­ке). Тогда, может, неко­то­рые свя­щен­ни­ки в Рос­сии не поз­во­лят себе не толь­ко при­ча­щать­ся с като­ли­ка­ми, но даже и помыс­лить это­го? Не ста­нут сомне­вать­ся, при­ча­щать им или нет ино­слав­ных без пред­ва­ри­тель­но­го после­до­ва­ния при­со­еди­не­ния к Пра­во­сла­вию, в кото­рый вхо­дит чин отре­че­ния от ере­сей? Спро­сят себя по Треб­ни­ку, по чину испо­ве­ди, пер­вым вопро­сом: “Како веруеши”?

В 22). пред­ска­за­ни­ях Дамой Вто­рой миро­вой вой­ны еще нет ниче­го, одно­знач­но сви­де­тель­ству­ю­ща­го о их бла­го­дат­но­сти. По уче­нию, содер­жи­мо­му Пра­во­слав­ной Цер­ко­вью, и злым духам извест­но не толь­ко нынеш­нее состо­я­ние мира, но и нечто буду­щее. “Диа­вол, обой­дя всю зем­лю в наблю­де­ни­ях за все­ми людь­ми, ска­зал об этом Гос­по­ду, и Гос­подь не отверг его слов как лож­ных (Иов. I, 4); зна­ют пад­шие духи и нечто буду­щее, кото­рое про­ис­хо­дит от опре­де­лен­ных и неиз­ме­ня­ю­щих­ся при­чин. Буду­щее слу­чай­ное им извест­но из откро­ве­ния Божия (3 Царств XXII, 22), а так­же из наблю­де­ния над харак­те­ром людей. Одна­жды демон явил­ся св. Андрею (Юро­ди­во­му) и про­из­нес пред­ска­за­ние о нрав­ствен­ном рас­строй­стве хри­сти­ан в послед­ние дни… Св. Андрей спро­сил: “как это ты зна­ешь, ведь демон ниче­го не зна­ет, по пред­ве­де­нию.” На это демон отве­чал: “умней­ший отец наш – сата­на, пре­бы­вая во аде, гада­тель­ству­ет о всем посред­ством волх­во­ва­ния и пере­да­ет нам”[46].

Или, как писал еще во II веке Тати­ан о бесов­ских про­ро­че­ствах: “Кто тебя дела­ет коры­сто­лю­би­вым, тот и про­ро­че­ству­ет тебе о при­об­ре­те­нии богат­ства; кто воз­буж­да­ет воз­му­ще­ния и вой­ны, тот и пред­ска­зы­ва­ет о побе­де на войне”[47].

Мож­но сме­ло утвер­ждать, что уж навер­но нача­лось такое вели­кое бед­ствие для отдель­ных людей и целых наро­дов как вто­рая миро­вая вой­на, не без уча­стия вра­га рода чело­ве­че­ско­го, не без “врат ада”. Кон­текст Фатим­ских явле­ний под­ска­зы­ва­ет нам, что забо­та Дамы “о доб­ро­те”, “о мире” есть, ско­рее все­го, личи­на, “по тому, – как писал св. Гри­го­рий Нис­ский, – веро­ят­но сооб­ра­же­нию, что­бы про­стое зло как тако­вое не ока­за­лось бы на виду, явлен­ное в соб­ствен­ной сво­ей при­ро­де. Ведь зло ока­за­лось бы без­дей­ствен­ным, если бы не при­кра­си­лось ника­ким доб­ром, кото­рое при­вле­ка­ет обо­льща­е­ма­го к поже­ла­нию зла. А так при­ро­да зла – сме­шан­ная, в глу­бине име­ет спря­тан­ный обман пагу­бы, а лжи­во­стию сво­ей внеш­но­сти пока­зы­ва­ет какую-нибудь иллю­зию добра”[48].

Что происходило на месте явлений в отсутствие детей? 13 августа 1917 г.

(ФВ, с. 40; ФПФ, с. 19)

“13 авгу­ста, в тот день, когда долж­но было про­изой­ти чет­вер­тое явле­ние, ясно­ви­дя­щие не мог­ли отпра­вить­ся в Кова да Ирия, ибо они были уви­де­ны управ­ля­ю­щим кан­то­на Оуре­ма, кото­рый силой хотел вырвать у них сек­рет. Но дети дер­жа­лись хоро­шо. (Так что не обо­шлось и без “гоне­ний” – имен­но так вос­при­ня­ли дети попыт­ки мест­ной вла­сти разо­брать­ся, что же про­ис­хо­дит. Вни­ма­ние вла­стей неуди­ви­тель­но. Мас­са людей, заин­те­ре­со­ван­ных явле­ни­я­ми соста­ви­ла в этот день – до 18 тысяч человек).

В уста­нов­лен­ный час удар гро­ма, за кото­рым после­до­ва­ла мол­ния, послы­шал­ся в Кова да Ирия, в то вре­мя как зри­те­ли уви­де­ли белое облач­ко, остав­ше­е­ся несколь­ко минут над зеле­ным дуб­ком. Они были сви­де­те­ля­ми так­же после­до­ва­тель­ных изме­не­ний в цве­те на лицах людей, на одеж­дах, на дере­вьях, на зем­ле. Все напо­ми­наю, что Бого­ро­ди­ца яви­лась, но детей не нашла”.

Четвертое явление Дамы. 19 августа 1917 г.

(МЛрФ, с. 62) (ФВ, с. 42)

“Когда я с Фран­сиш­ко и его бра­том Иоан­ном гна­ла овец в место, назы­ва­е­мое Вали­ньос, и почув­ство­ва­ла что-то сверхъ­есте­ствен­ное, что при­бли­жа­ет­ся и обви­ва­ет нас, я поня­ла, что сей­час явит­ся Бого­ро­ди­ца, и мне было страш­но жаль, что с нами не было Жасин­ты. Поэто­му я попро­си­ла ее бра­та Иоан­на при­ве­сти ее. Так как он не хотел идти, я пред­ло­жи­ла ему за это 20 пфен­ни­гов. Тогда он побе­жал. Меж­ду тем я и Фран­сиш­ко уви­де­ли сия­ние све­та, кото­рое мы назы­ва­ли мол­нией. Вско­ре после при­хо­да Жасин­ты мы уви­де­ли Бого­ро­ди­цу над одним из деревьев.

– Что Вы от меня хотите?

– Я хочу, что­бы вы при­шли 13 в Кова да Ирия. (ФВ, с. 41: что­бы вы по-преж­не­му при­хо­ди­ли в Кова да Ирия 13-го чис­ла) и что­бы вы и даль­ше еже­днев­но чита­ли Роза­рий. В послед­ний месяц я совер­шу чудо, что­бы все уверовали.

– Что нам делать с день­га­ми, кото­рые люди остав­ля­ют в Кова да Ирия?

– Сле­ду­ет сде­лать двое носи­лок. Ты, Жасин­та и две девоч­ки в белых одеж­дах поне­се­те одни, Фран­сиш­ко и три маль­чи­ка – дру­гие. День­ги на носил­ках будут пред­на­зна­че­ны на празд­ник Бого­ро­ди­цы Роза­рия, а оста­ток – на капел­лу, кото­рую построят.

– Я про­шу Вас, исце­ли­те несколь­ких больных.

– Да, в тече­ние года Я исце­лю неко­то­рых. Моли­тесь, моли­тесь мно­го и при­но­си­те жерт­вы за греш­ни­ков, пото­му что мно­го душ попа­да­ет в ад, так как никто за них не молит­ся и не жертвует.

И сно­ва, как обыч­но, Она под­ня­лась в направ­ле­нии востока”.

“Дети отре­за­ли вет­ви дерев­ца, над кото­рым яви­лась им Пре­свя­тая Дева, и при­нес­ли домой. Эти вет­ви рас­про­стра­ня­ли уди­ви­тель­но сла­дост­ный аро­мат”[49].

Дама при­зы­ва­ет детей к “иску­пи­тель­ным жерт­вам”, взяв повод от Писа­ния (1 Петр. II, 5) Мы кос­ну­лись этой темы выше, см. пункт 7). Но для Фати­мы эта тема сквоз­ная, и мы воз­вра­ща­ем­ся к ней, что­бы рас­смот­реть ее кон­крет­но. Как вос­при­ня­ли при­зыв Дамы дети? Они нахо­дят режу­щую тело верев­ку, делят ее и обма­ты­ва­ют­ся ей (МЛрФ, с. 78) – и счи­та­ют это “жерт­вой Гос­по­ду во искуп­ле­ние гре­хов и ради обра­ще­ния греш­ни­ков”; “мы ста­ли бить кра­пи­вой по ногам, что­бы при­не­сти еще одну жерт­ву Богу” (там же); дети почти пере­ста­ют есть – и это “при­но­сят в жерт­ву”; отве­ча­ют “через не хочу” на рас­спро­сы любо­пыт­ных – и это счи­та­ют жерт­вой (МЛрФ, с. 83). Вот при­мер рас­суж­де­ния Жасин­ты о жертвах:

“ – Нет, я не хочу пить чистую воду. Я хочу попить этой воды, т. к. вме­сто жерт­вы жаж­дой смо­гу при­не­сти наше­му Гос­по­ду жерт­ву пить гряз­ную воду”. Вода в этом пру­ду была дей­стви­тель­но чрез­вы­чай­но гряз­ной. Мно­гие сти­ра­ли там белье, и раз­лич­ные живот­ные пили и купа­лись там. Поэто­му моя мать пре­ду­пре­жда­ла нас, сво­их детей, что эту воду пить нель­зя” (МЛрФ, с. 89).

И даже такое встре­тим: “я с Жасин­той побе­жа­ли за бабоч­ка­ми, кото­рых мы лови­ли, что­бы потом отпу­стить их в виде жерт­вы” (МЛрФ, с. 126). Заиг­ра­лись? Попа­ли в иной духов­ный “ряд”, напо­ми­на­ю­щий о “жерт­вах” в бхак­ти-йоге? А ведь выпол­ня­ли “откро­ве­ния” “анге­ла” и Дамы: пре­вра­ти­те, все, что може­те, в жертву.

Может, речь идет о молит­ве, о “жерт­ве хва­лы” (Евр. XIII, 15)? Напри­мер, Тер­тул­ли­ан совер­шен­ную молит­ву назы­ва­ет “наи­луч­шей жерт­вой”[50].

 Нет, дети ясно раз­ли­ча­ют “жерт­ву” от молитвы:

“Одна­жды меня спро­си­ли, веле­ла ли нам Бого­ро­ди­ца молить­ся за греш­ни­ков. Я отве­ти­ла отри­ца­тель­но. Пока люди рас­спра­ши­ва­ли Жасин­ту, он (Фран­сиш­ко) ото­звал меня при пер­вой воз­мож­но­сти в сто­ро­ну и сказал:

– А вот теперь ты солга­ла! Как ты толь­ко смог­ла ска­зать, что Бого­ро­ди­ца не пору­ча­ла нам молить­ся за греш­ни­ков? Раз­ве Она нам не пору­ча­ла за них молиться?

– За греш­ни­ков – нет! Она хоте­ла, что­бы мы моли­лись за мир и окон­ча­ние вой­ны. За греш­ни­ков мы долж­ны при­но­сить жерт­вы” (МЛрФ, с. 129).

“При­но­си­те жерт­вы за греш­ни­ков, пото­му что мно­го душ попа­да­ет в ад, так как никто за них не молит­ся и не жерт­ву­ет”, – поуча­ет Дама. Но ведь это хула. Цер­ковь Пра­во­слав­ная молит­ся и Дух Свя­той молит­ся в ней. Жерт­ва Гол­гоф­ская при­не­се­на одна­жды и навеч­но, и воз­об­нов­ля­ет­ся в Таин­стве Евха­ри­стии. Все зави­сит от сво­бод­но­го при­ня­тия и усво­е­ния чело­ве­ком этой Жерт­вы, не толь­ко не недо­ста­точ­ной, но ради кото­рой, по сло­ву св. прав. Иоан­на Крон­штадт­ско­го, и суще­ству­ет до сих пор мир, не испе­пе­лен огнем Прав­ды Божи­ей. Люди попа­да­ют в ад не пото­му, что яко­бы за них никто не молит­ся, что кто-то за них чего-то не сде­лал. Беда в том, что люди не слы­шат зова Божье­го, заглу­ша­ют чем попа­ло совесть и жаж­ду выс­ше­го оправ­да­ния, вло­жен­ные в каж­до­го чело­ве­ка, не ищут Бога на сво­их путях, доволь­ству­ют­ся под­дел­ка­ми под духов­ность. “Кто при­мет хри­сти­ан­ство со всею искрен­но­стью серд­ца в лоне пра­во­слав­ной Церк­ви, в кото­рой одной хра­нит­ся истин­ное хри­сти­ан­ство, тот спа­сет­ся. Все чело­ве­ки искуп­ле­ны одною ценою – Хри­стом: и в деле искуп­ле­ния един­ствен­ное зна­че­ние име­ет искуп­ная цена. Дает­ся она без раз­ли­чия и без лице­при­я­тия за каж­до­го, жела­ю­ще­го быть искуп­лен­ным, веру­ю­ще­го в зна­че­ние цены, и испо­ве­ду­ю­ще­го это зна­че­ние. Испо­ве­да­ние зна­че­ния иску­пи­тель­ной цены есть вме­сте и отвер­же­ние вся­ко­го соб­ствен­но­го зна­че­ния и досто­ин­ства. Дает­ся иску­пи­тель­ная цена при усло­вии само­от­вер­же­ния”[51].

“Вам нуж­но пред­ва­ри­тель­но понять, ощу­тить, сознать, изу­чить, испо­ве­дать паде­ние ваше. Оно – страш­но. Сло­ва Божии мило­сти хочу, а не жерт­вы, объ­яс­ня­ют его. Сло­ва эти име­ют такое зна­че­ние: “Вы не може­те при­но­сить жертв, все помыш­ле­ния, чув­ство­ва­ния, дей­ствия ваши запе­чат­ле­ны, про­пи­та­ны гре­хом, соеди­не­ны, сме­ша­ны с ним; все помыш­ле­ния, чув­ство­ва­ния, дей­ствия ваши недо­стой­ны Все­свя­то­го Бога, не могут быть бла­го­при­ят­ны Ему. И пото­му Бог объ­яв­ля­ет вам, что Он не толь­ко не тре­бу­ет от вас жертв, но и не бла­го­во­лит, что­бы вы при­но­си­ли их. Не обма­ны­вай­те себя обма­ном, гибель­ным для вас, Богу угод­но поми­ло­вать вас; Богу угод­но спа­сти вас, Богу угод­но иску­пить вас собою. Ни у чело­ве­ков, ни у Анге­лов нет средств к исправ­ле­нию повре­жден­но­го гре­хом чело­ве­че­ства. Один Бог, по все­мо­гу­ще­ству Сво­е­му, может увра­че­вать неис­цель­ную язву веч­ной смер­ти”[52].

 Вот уче­ние, подо­ба­ю­щее Бого­че­ло­ве­че­ской Церк­ви. Фатим­ские жерт­вы – это совсем иное:

“ – Фран­сиш­ко, что ты боль­ше любишь делать? Уте­шать Спа­си­те­ля или обра­щать греш­ни­ков, что­бы боль­ше ни одна душа не попа­ла в ад”? (МЛрФ, с. 138) – это язык душев­но­го повре­жде­ния. “Когда одна­жды я с Жасин­той зашли в его ком­на­ту, он (Фран­сиш­ко) сказал:

– Не раз­го­ва­ри­вай­те сего­дня со мною. У меня так болит голова.

- Не забудь пожерт­во­вать это за греш­ни­ков, – ска­за­ла Жасинта.

– Да, но в нача­ле я пожерт­вую это, что­бы уте­шить Спа­си­те­ля и Бого­ма­терь. И потом я пожерт­вую это за греш­ни­ков и Свя­то­го Отца” (МЛрФ, с. 139).

Вспом­ним для срав­не­ния дру­го­го отро­ка, 12-лет­не­го Вар­фо­ло­мея, буду­ще­го преп. Сер­гия Радо­неж­ско­го: сво­ей мате­ри на прось­бы ее не уже­сто­чать свою жизнь о чем он гово­рил? – о сво­их гре­хах, о дей­ствии гре­ха в себе. А у Лючии чита­ем: “Во вре­мя литур­гии я при­нес­ла свои стра­да­ния в жерт­ву” (МЛрФ, с. 71). Воис­ти­ну, “ангел” и Дама раз­го­ва­ри­ва­ли с Лючи­ей на язы­ке, кото­рый бы “поня­ли” без тру­да мно­гие латин­ские “свя­тые”. Издав­на уже, с Фран­цис­ка Ассиз­ско­го и до почти совре­мен­но­го нам ново­го стиг­ма­то­нос­ца пад­ре Пио, в като­ли­циз­ме постав­лен знак равен­ства меж­ду стра­да­ни­я­ми без­греш­но­го Твор­ца и Иску­пи­те­ля и стра­да­ни­ем пад­ше­го чело­ве­ка. Ново­из­мыш­лен­ное уче­ние об уча­стии Мате­ри Божьей в искуп­ле­нии, о кото­ром мы гово­ри­ли при раз­бо­ре “Роза­рия”, кос­вен­но сви­де­тель­ству­ет об этом. А лег­че все­го убе­дить­ся в этом, читая новую като­ли­че­скую агио­гра­фию[53], напол­нен­ную куль­том чело­ве­че­ско­го стра­да­ния. На глу­бине сво­ей это не что иное, как 23). гума­низм (т. е. язы­че­ство), кощун­ствен­ный по отно­ше­нии к Спа­си­те­лю даже в смыс­ле коли­че­ства стра­да­ния. Пра­во­слав­ные защи­ще­ны от это­го само­на­де­ян­но­го меч­та­тель­но­го пани­брат­ства не толь­ко высо­ким духов­ным уче­ни­ем Свя­ти­те­ля Игна­тия и игу­ме­ньи Арсе­нии о пад­ше­сти чело­ве­че­ской при­ро­ды, но и повсе­днев­но – литур­ги­че­ски – молит­вой, чита­е­мой перед каж­дым при­ча­ще­ни­ем, в кото­рой есть сло­ва: “но яко раз­бой­ник испо­ве­даю Тя: помя­ни мя, Гос­по­ди, во Цар­ствии Тво­ем”. Литур­ги­че­ской памя­тью бла­го­ра­зум­но­го раз­бой­ни­ка укра­ша­лись и свя­тые муче­ни­ки, пив­шие чашу стра­да­ний Гос­под­них и кре­стив­ши­е­ся Его кре­ще­ни­ем. Свв. Муче­ни­ки Тимо­фей и Мав­ра (память 3 мая), после муче­ний рас­пя­тые на кре­стах, “при­ни­мая страш­ные муки и смерт­ную казнь, виде­ли в них вожде­лен­ное очи­ще­ние сво­ей гре­хов­но­сти. В то вре­мя, как бла­го­дать дока­зы­ва­ла их избра­ние и свя­тость явны­ми зна­ме­ни­я­ми, они забо­ти­лись о пока­я­нии”. “При­нял Гос­подь их кон­чи­ну как свя­тую жерт­ву все­со­жже­ния и про­сла­вил их, но харак­тер­но, что сами стра­даль­цы сво­и­ми уста­ми не про­из­нес­ли о себе ника­ко­го само­хваль­ства, и Тимо­фей гово­рит супру­ге: “Он про­стит нам все согре­ше­ния наши, когда мы доб­ро­воль­но пре­да­дим себя на смерть за Него”[54].

От явле­ния к явле­нию Дамы про­хо­ди­ло по меся­цу. Дети были заня­ты “при­не­се­ни­ем жертв”, само­ис­тя­за­ни­ем, моли­лись по “Роза­рию” и молит­ва­ми, сооб­щен­ны­ми “анге­лом” и Дамой. Подо­рвал ли их подвиг (пред­при­ня­тый не про­тив кон­крет­ных стра­стей, а без рас­суж­де­ния, в виде “жертв”), здо­ро­вье бра­та и сест­ры Мар­ту, при­бли­зил ли их смерть от испан­ки и вос­па­ле­ния лег­ких? Труд­но ска­зать. Надо поста­вить знак вопро­са еще и тут: нет ли свя­зи меж­ду раз­ни­цей излу­че­ний, изли­тых во вто­ром явле­нии Дамы на Лючию ина­че, а на Жасин­ту и Фран­сиш­ко ина­че, – и раз­ной судь­бой детей? Но на чер­ты некой 24). непо­мер­но­сти их уси­лий мож­но ука­зать без сомне­ний. Тут и голод, и жаж­да про­из­воль­ные, и при­чи­ня­ю­щая силь­ную боль верев­ка ‚отняв­шая сон. Лючия сви­де­тель­ству­ет, что повто­ряя молит­ву “анге­ла” часа­ми, “дети ино­гда пада­ли от уста­ло­сти”. Фран­сиш­ко и Жасин­та не пре­кра­ща­ли само­ис­тя­за­ний почти до самой смер­ти. “В нашем доме дей­стви­тель­но боль­ше не ста­ло ни покоя, ни мира, с тех пор, как я это все увидела”(МЛрФ, с. 72), – сви­де­тель­ству­ет Лючия, – водво­ри­лись “раз­дор и бес­по­ряд­ки” (там же), это не толь­ко гово­рит само по себе не в поль­зу мне­ния о бла­го­дат­но­сти Фатим­ских явле­ний, но еще и вызва­ло у девоч­ки непо­мер­ный плач отча­я­ния:

“Я ста­ла уеди­нять­ся, что­бы не умно­жать сво­ей печа­лью стра­да­ния моей мате­ри. Этим уеди­нен­ным местом обыч­но был наш коло­дец. Там я пре­кло­ня­ла коле­ни и, пере­гнув­шись через камен­ную огра­ду, меша­ла свои сле­зы с его водой, при­но­ся свои стра­да­ния в жерт­ву Богу. Ино­гда Фран­сиш­ко и Жасин­та виде­ли меня печаль­ной. Так как я от рыда­ний не мог­ла гово­рить, они стра­да­ли и пла­ка­ли вме­сте со мной. Потом Жасин­та про­из­но­си­ла гром­ким голо­сом нашу жерт­вен­ную молит­ву: – Боже мой, мы при­но­сим Тебе в жерт­ву все эти стра­да­ния во искуп­ле­ние гре­хов и ради обра­ще­ния греш­ни­ков”. (МЛрФ, с. 68).

Рыда­ния эти и про­из­во­ди­мый ими пси­хи­че­ский над­рыв неод­но­крат­но встре­ча­ют­ся в МЛрФ. Они вполне дале­ки от пра­во­слав­но­го, тихо­го пока­ян­но­го пла­ча сове­сти, уче­ние о кото­ром пере­да­но Свв. Отца­ми. Если ино­гда и виде­ли преп. Амвро­сия Оптин­ско­го пла­чу­щим, то тихо сле­зя­щим. “Пото­му что Бог не есть Бог неустрой­ства, но мира” (1 Кор. XIV, 33). “Насто­я­щая молит­ва тиха, мир­на, и тако­ва она на всех сте­пе­нях”, – пишет Свя­ти­тель Фео­фан Затвор­ник (Пись­ма о хри­сти­ан­ской жиз­ни, 14)[55].

“Долж­но дер­жать себя в состо­я­нии ров­но­сти, тиши­ны, спо­кой­ствия, нище­ты духа, уда­ля­ясь тща­тель­но от всех состо­я­ний, про­из­во­ди­мых раз­го­ря­че­ни­ем кро­ви и нер­вов. Не уда­ряй себя ни в грудь, ни в голо­ву для истор­же­ния слез: такие сле­зы – от потря­се­ния нер­вов, кро­вя­ные, не про­све­ща­ю­щие ума, не смяг­ча­ю­щие серд­ца. Ожи­дай с покор­но­стью сле­зы от Бога… При­дет сле­за тихая, сле­за чистая, изме­нит душу не изме­нит лица; от нее не покрас­не­ют гла­за – крот­кое спо­кой­ствие про­льет­ся на выра­же­ние лица”[56].

Удер­жа­ние детьми в мыс­лях, раз­го­во­рах, “жерт­вах” – меся­ца­ми! – сооб­щен­но­го “анге­лом” и Дамой и откры­тость детей импуль­сам све­та, испус­ка­е­мо­го Дамой, да и само регу­ляр­ное хож­де­ние на встре­чи с ней может быть опи­са­но в тер­ми­нах аске­ти­ки как пле­не­ние.

“Пле­не­ние есть неволь­ное увле­че­ние наше­го серд­ца к наше­му помыс­лу, или посто­ян­ное водво­ре­ние его в себе – сово­куп­ле­ние с ним, отче­го повре­жда­ет­ся наше доб­рое устро­е­ние”[57].

Пятое явление Дамы – 13 сентября 1917 г. Дождь белых цветов.

(ФПФ, с. 21–22; МЛрФ, с. 161–162).

“13-го сен­тяб­ря, несмот­ря на вре­мя сбо­ра вино­гра­да, огром­ная тол­па, чис­лом до два­дца­ти пяти-трид­ца­ти тысяч чело­век собра­лась в Кова да Ирия в ожи­да­нии небес­но­го явле­ния детям. В состав­лен­ном поз­же опи­са­нии это­го явле­ния Люсия гово­рит, что доро­ги были запру­же­ны, вся­кий хотел с ними раз­го­ва­ри­вать. Бога­тые, знат­ные люди про­би­ра­лись сквозь тол­пу, бро­са­лись перед детьми на коле­ни и умо­ля­ли их при­не­сти Пре­чи­стой Деве их прось­бы, их моль­бы об исце­ле­нии сына-кале­ки, сле­по­го отца, боль­но­го мужа, брата…

Дети с тру­дом про­би­ва­лись за муж­чи­на­ми, рас­чи­щав­ши­ми перед ними доро­гу. При­дя на место виде­ний, Люсия попро­си­ла всех при­сут­ству­ю­щих молиться.

“В 12 часов дня воз­дух при­нял теп­ло – золо­ти­стый цвет. Пре­чи­стая Матерь Гос­по­да яви­лась детям, и все при­сут­ству­ю­щие уви­де­ли знак ЕЕ при­бы­тия: при без­об­лач­ном небе в воз­душ­ном про­стран­стве мед­лен­но и вели­ча­во плыл с Восто­ка на Запад све­тя­щий­ся луче­зар­ный шар. Когда же бесе­да Пре­чи­стой с детьми окон­чи­лась, все, быв­шие при этом, уви­де­ли, как тот же шар поплыл в обрат­ном направ­ле­нии, с Запа­да на Восток. Это была как бы небес­ная колес­ни­ца Пре­чи­стой Девы, Ее при­но­сив­шая и уносившая…

За этим зна­ме­ни­ем после­до­ва­ли и дру­гие необы­чай­ные явле­ния: белое обла­ко оку­та­ло зеле­ный дуб и бесе­до­вав­ших с Вла­ды­чи­цей детей, и в то же самое вре­мя с неба посы­пал­ся дождь белых лепест­ков, подоб­ных круг­лым свер­ка­ю­щим сне­жин­кам, кото­рые мед­лен­но пада­ли и тая­ли в воз­ду­хе, не дости­гая зем­ли. Это послед­нее явле­ние наблю­да­лось и поз­же, а имен­но, во вре­мя палом­ни­честв в Фати­му 13-го мая 1918 и 1924 г. г., при­чем в 1924 г. оно было сфо­то­гра­фи­ро­ва­но: на сним­ке вид­ны лепест­ки све­та, пада­ю­щие с неба.

Во вре­мя пято­го посе­ще­ния Дама опять наста­и­ва­ла на необ­хо­ди­мо­сти усерд­ной молит­вы по чет­кам, для того что­бы умо­лить Гос­по­да пре­кра­тить страш­ную вой­ну. Она обе­ща­ла, что в октяб­ре дети спо­до­бят­ся узреть явле­ние все­го Св. Семей­ства Пре­чи­стой Девы с Боже­ствен­ным Мла­ден­цем и с Пра­вед­ным Иоси­фом Обручником.

Явле­ние окон­чи­лось. Дети вер­ну­лись домой вме­сте с роди­те­ля­ми, кото­рые шли за ними изда­ли, в стра­хе и тре­пе­те. Люди разо­шлись, тол­куя о том, что виде­ли… О явле­ни­ях ста­ли писать в газе­тах. Дети со всех сто­рон под­вер­га­лись расспросам.

Рас­ска­зы­ва­ет Лючия:

“Мы дошли до скаль­но­го дуба в Кова да Ирия и нача­ли всем наро­дом читать Роза­рий. Вско­ре после это­го мы уви­де­ли сия­ние и потом Бого­ро­ди­цу над дубом.

– Читай­те даль­ше Роза­рий, что­бы испро­сить конец вой­ны. В октяб­ре при­дет так­же Гос­подь, Бого­ро­ди­ца Стра­да­ний и Кар­мил­ская Бого­ро­ди­ца (Кар­мил – гора, на кото­рой молил­ся про­рок Илия, нахо­дит­ся в Изра­и­ле. Прим. рус. перев.). Свя­той Иосиф с Мла­ден­цем Иису­сом, что­бы бла­го­сло­вить Мир. Гос­подь дово­лен ваши­ми жерт­ва­ми, но Он не хочет, что­бы вы спа­ли с верев­кой. Носи­те ее толь­ко днем.

– Меня так мно­го людей про­си­ли испро­сить у Вас мно­гих мило­стей: исце­лить боль­ных и глухонемых.

-Да, неко­то­рых я исце­лю, неко­то­рых нет. В октяб­ре я сотво­рю чудо, что­бы уверовали.

И она нача­ла под­ни­мать­ся и исчез­ла как обычно”.

Шестое и последнее явление – 13-го октября 1917 г. Великое чудо – “Пляска солнца”

“Ну, дети мои, если обе­щан­ное вами чудо не совер­шит­ся, то мно­гие гото­вы будут сжечь вас живьем”, – гово­ри­ла детям одна дама из сосед­не­го села, сест­ра извест­но­го пор­ту­галь­ско­го ака­де­ми­ка, у кото­ро­го они гостили.

“Мы не боим­ся, пото­му что Дама нас не обма­нет. А она ска­за­ла нам, что про­изой­дет вели­кое чудо и что все вынуж­де­ны будут уверовать”.

Роди­те­ли Люсии, Жасин­ты и Фран­сиш­ко вол­но­ва­лись и не зна­ли идти ли им с детьми в Кова да Ирия, или нет.

Уже за два дня до наступ­ле­ния 13-го чис­ла доро­ги были так запру­же­ны наро­дом, повоз­ка­ми и осла­ми, что по ним было труд­но про­би­рать­ся. При­е­хав­шие рань­ше, из жела­ния сохра­нить за собою луч­шие места, рас­по­ло­жи­лись спать на голой зем­ле, хотя все вре­мя моро­сил уны­лый и холод­ный осен­ний дождь. Лис­са­бон­ские газе­ты коман­ди­ро­ва­ли сво­их луч­ших репортеров.

13-го чис­ла к поло­вине две­на­дца­то­го дня, на поле Кова да Ирия мож­но было насчи­тать свы­ше пяти­де­ся­ти тысяч собрав­ших­ся; при­чем, по неко­то­рым под­сче­там, чис­ло их даже пре­вы­ша­ло семь­де­сят тысяч. Дождь не пере­ста­вал идти, и люди, боль­шей частью при­дя сюда дав­но, про­мок­ли до костей.

Люсия, Жасин­та и Фран­сиш­ко с тру­дом про­би­ра­лись к дубу, от кото­ро­го остал­ся лишь обо­дран­ный ствол: все вет­ви и все листья были разо­бра­ны людь­ми как дра­го­цен­ная память.

Роди­те­ли шли с детьми. Отец Люсии дер­жал ее за руку. Дав­ка и тол­кот­ня были так вели­ки, что Жасин­та очень испу­га­лась и ста­ла пла­кать, умо­ляя не тол­кать ее. Тогда Люсия и Фран­сиш­ко пошли по бокам, ведя девоч­ку посре­дине, меж­ду собою.

Роди­те­ли оде­ли их по-празд­нич­но­му. Девоч­ки были в голу­бых пла­тьях и белых накид­ках. Какая-то бла­го­че­сти­вая жен­щи­на вко­ло­ла в их шар­фы тон­кие гир­лян­ды искус­ствен­ных цве­тов. Кто-то дал им в руки буке­ты. Дру­гие воз­ло­жи­ли вен­ки им на голо­вы… В честь Дамы…

Небо сплошь покры­то серы­ми осен­ни­ми туча­ми. Дождь не пере­ста­ет. Люди сто­ят с откры­ты­ми зон­ти­ка­ми. Роди­те­ли Сан­туш и Мар­ту взвол­но­ва­ны: ведь все ждут чуда. Ради это­го при­шли. А что если оно не про­изой­дет? Что будет тогда?

“Если Лючии при­дет­ся уме­реть, то и мы умрем вме­сте с нею”,– муже­ствен­но заяви­ли супру­ги Сан­туш. Но та спо­кой­на: никто им не сде­ла­ет ника­ко­го зла. По при­гла­ше­нию Лючии, все нача­ли молить­ся. Опу­сти­лись на коле­ни. Чита­ют молит­вы по четкам…

Вдруг Лючия веле­ла закрыть зон­ти­ки…[58]

Тол­па вол­ну­ет­ся. Ров­но в пол­день Лючия вздра­ги­ва­ет и вос­кли­ца­ет: “Мол­ния!” потом она обра­ти­ла свои взо­ры к небу и ска­за­ла: “Вот Она! Вот Она!”

“Ты смот­ри хоро­шень­ко, деточ­ка, – как бы не ошиб­лась!” гово­ри­ла ей мать, спра­ши­вая себя со стра­хом – чем-то еще окон­чит­ся все это дело?

Лючия не слу­ша­ла, вся погло­щен­ная тем, что она виде­ла. Лицо ее поро­зо­ве­ло и ста­ло вдох­но­вен­но пре­крас­ным. В то же самое вре­мя Жасин­та и Фран­сиш­ко тоже уви­де­ли Даму на месте, где она обыч­но явля­лась. Пока они созер­ца­ли появ­ле­ние Пре­чи­стой, люди сто­яв­шие вокруг, уви­де­ли, как всю груп­пу детей оку­та­ло белое облач­ко подоб­ное кадиль­но­му дыму. Оку­та­ло, потом под­ня­лось в воз­ду­хе на высо­ту пяти-шести мет­ров и рас­се­я­лось… Явле­ние повто­ри­лось три раза сряду.

“Кто Вы, Гос­по­жа, и чего Вы хоти­те от меня?”, – спра­ши­ва­ет Лючия.

“Я – Бого­ма­терь Св. Роза­рия и Я хочу, что­бы на этом месте постро­и­ли цер­ковь во Имя Мое”.

Она сно­ва про­си­ла еже­днев­но молить­ся по чет­кам – читать Роза­рий и при­ба­ви­ла, что вой­на ско­ро кон­чит­ся, так что сол­да­ты в неда­ле­ком буду­щем вер­нут­ся домой. “Нуж­но, что­бы люди испра­ви­лись и про­си­ли про­ще­ния в гре­хах своих”.

И потом, вся про­ник­ну­тая глу­бо­кой печа­лью, Она про­из­нес­ла умо­ля­ю­щим голо­сом: “Пусть они пере­ста­нут оскорб­лять Гос­по­да. Он и без того пре­тер­пел уже слиш­ком мно­го оскорблений”.

Это были послед­ние слова;они заклю­ча­ют в себе всю сущ­ность заве­тов Бого­ро­ди­цы, явив­шей­ся в Фатиме.

Перед тем как скрыть­ся от детей, Она опять раз­ве­ла рука­ми, и руки Ее отра­зи­лись на солн­це, буд­то Она хоте­ла при­влечь туда взо­ры детей. И в тот самый момент, когда “Бого­ро­ди­ца раз­ве­ла руки, Лючия вскри­ча­ла: “Смот­ри­те на солнце!”

“Пляс­ка солн­ца”. Вне­зап­но дождь пре­кра­тил­ся и непро­ни­ца­е­мые с само­го утра обла­ка вдруг рас­се­я­лись. Над голо­ва­ми заси­я­ло солн­це, подоб­ное сереб­ря­но­му кру­гу, на кото­рый мож­но было без боли смот­реть, не щурясь. Этот диск был окру­жен свер­ка­ю­щей коро­ной, настоль­ко яркой, что самый диск пред­став­лял­ся потем­нев­шим, как это быва­ет во вре­мя сол­неч­но­го затме­ния. И вдруг солн­це задро­жа­ло, закру­жи­лось напо­до­бие огнен­но­го коле­са, бро­сая во все сто­ро­ны сно­пы ярко­го све­та, при­ни­мав­ше­го пооче­ред­но раз­лич­ную окрас­ку. Небо, зем­ля, дере­вья, ска­лы, дети, огром­ная тол­па наро­да – все это пооче­ред­но окра­ши­ва­лось во все цве­та раду­ги, ста­но­вясь то жел­тым, то зеле­ным, то крас­ным, то синим, то фио­ле­то­вым.

Это про­дол­жа­лось несколь­ко минут. Люди бро­са­лись на коле­ни и моли­лись. Мно­гие пла­ка­ли. Дру­гие били себя в грудь и кая­лись в сво­их гре­хах, думая, что насту­пил послед­ний час.

Небес­ное све­ти­ло оста­но­ви­лось и через несколь­ко мгно­ве­ний воз­об­но­ви­ло свою све­то­вую пляс­ку. Сно­ва оста­нов­ка, и сно­ва небес­ный фей­ер­верк заси­ял с нево­об­ра­зи­мой силой. И вдруг все, созер­цав­шие это небес­ное зна­ме­ние люди уви­де­ли, как один чело­век, что солн­це как бы отде­ли­лось от неба и зиг­за­го­об­раз­ны­ми скач­ка­ми устре­ми­лось на них, излу­чая силь­ное тепло.

“Чудо! Чудо!” – кри­ча­ли одни.

“Я верую в Бога”, – испо­ве­да­ли другие.

“Бого­ро­ди­ца Дево, радуй­ся!”, – молит­вен­но вос­кли­ца­ли третьи.

“Поми­луй мя Боже!” – взы­ва­ли мно­гие, и вско­ре этот вопль стал господствовать.

Меж­ду тем солн­це, вне­зап­но оста­но­вив­шись во вре­мя сво­е­го голо­во­кру­жи­тель­но­го паде­ния, зиг­за­го­об­раз­но под­ня­лось на небо и, мало-пома­лу ста­ло сиять сво­им обыч­ным све­том сре­ди ясно­го неба. Тол­па под­ня­лась с колен и, как один чело­век, про­пе­ла “Верую”. “Пляс­ка солн­ца” про­дол­жа­лась все­го минут десять. Ее виде­ли все: веру­ю­щие и неве­ру­ю­щие, кре­стьяне и горо­жане, люди нау­ки и невеж­ды, бес­хит­рост­ные сви­де­те­ли и про­фес­си­о­наль­ные жур­на­ли­сты, любя­щие Бога и явные безбожники…

След­ствие, про­из­ве­ден­ное поз­же цер­ков­ны­ми вла­стя­ми, уста­но­ви­ло, что небы­ва­лое дви­же­ние солн­ца наблю­да­лось за пять и более кило­мет­ров от Кова да Ирия.

Уста­нов­лен был и дру­гой пора­зи­тель­ный факт: про­мок­шие до нит­ки люди заме­ти­ли, что сей­час же после пре­кра­ще­ния явле­ния их одеж­да ока­за­лась совер­шен­но сухой. И так было со всеми.

После того, как Бого­ро­ди­ца исчез­ла в отда­ле­нии гори­зон­та, мы уви­де­ли око­ло солн­ца Свя­то­го Иоси­фа с Мла­ден­цем Хри­стом и Бого­ро­ди­цу, оде­тую в белое с голу­бым пла­щом. Каза­лось, что Иосиф с Мла­ден­цем Хри­стом кре­сто­об­раз­ным дви­же­ни­ем руки бла­го­слов­ля­ют Мир. Вско­ре после это­го виде­ние исчез­ло. Тогда мы уви­де­ли Гос­по­да и Бого­ро­ди­цу. У меня созда­лось впе­чат­ле­ние, что это была Бого­ро­ди­ца Стра­да­ний. Каза­лось, что Гос­подь тоже бла­го­сло­вил Мир, так же как и Иосиф. Явле­ние исчез­ло, и мне кажет­ся, что я виде­ла еще Кар­мил­скую Бого­ро­ди­цу[59].

Отзыв ученого, доктора Гарретт, профессора Коимбрского университета, наиболее точно описавшего, “без лишних слов”, то, что он сам видел 13-го октября 1917 года.

(ФПФ, с. 118–122)

“Я при­е­хал в пол­день. С утра шел бес­пре­рыв­но мел­кий дождь, под­го­ня­е­мый силь­ным вет­ром, теперь он ста­но­вил­ся назой­ли­вым, каза­лось, что он раз­мо­ет все. Тяже­лое низ­кое небо было тем­ным. Набрав­шись воды, оно пред­ве­ща­ло силь­ный дождь на дол­гое время.

“Я остал­ся на доро­ге, спа­са­ясь от дождя под кры­шей сво­ей авто­ма­ши­ны, немно­го выше того места, где по рас­ска­зам про­ис­хо­ди­ли виде­ния, не рискуя спус­кать­ся на мок­рую гли­ну све­же­вспа­хан­но­го поля. На рас­сто­я­нии немно­гим более ста мет­ров от меня выси­лись стол­бы с водру­жен­ным на них неза­тей­ли­вым кре­стом. Вокруг это­го подо­бия ворот я ясно видел рас­по­ло­жив­шу­ю­ся широ­ким коль­цом тол­пу с откры­ты­ми зон­ти­ка­ми, кото­рые каза­лись похо­жи­ми на щиты.

“Вско­ре после часа дня (13 ч.) на это место при­шли дети, кото­рым (по их утвер­жде­ни­ям) Божия Матерь ука­за­ла место, день и час Сво­е­го явле­ния. Слыш­но было, как окру­жав­ший их народ стал петь цер­ков­ные песнопения.

“В опре­де­лен­ный момент эта нестрой­ная и густая мас­са людей закры­ла зон­ти­ки, в знак сми­ре­ния и почи­та­ния, вызы­вая этим мое удив­ле­ние и вос­хи­ще­ние, так как бес­пре­рыв­ный, упор­ный дождь про­дол­жал мочить голо­вы, про­ни­зы­вал насквозь и все зали­вал. Мне рас­ска­за­ли потом, что люди, ста­но­вясь на коле­ни в грязь, пови­но­ва­лись одной из девочек.

“Было долж­но быть поло­ви­на вто­ро­го, когда точ­но на том месте, где были дети, появил­ся колеб­лю­щий­ся столб про­зрач­но­го сине­ва­то­го дыма, под­няв­ший­ся пря­мо на высо­ту до двух мет­ров над голо­ва­ми людей и на этой высо­те исчез­нув­ший. Это явле­ние, отлич­но види­мое нево­ору­жен­ным гла­зом, про­дол­жа­лось несколь­ко секунд. Не про­ве­рив точ­но вре­ме­ни, я не могу ска­зать, про­дол­жа­лось ли оно боль­ше или мень­ше одной мину­ты. Дым раз­ве­ял­ся мгно­вен­но, а через неко­то­рое вре­мя то же явле­ние про­изо­шло во вто­рой раз, затем в тре­тий. Все три раза, но осо­бен­но в послед­ний раз дере­вян­ные стол­бы очень чет­ко выде­ля­лись в серой атмосфере.

“Мой бинокль был направ­лен в ту сто­ро­ну. Ниче­го, кро­ме стол­бов дыма я не мог рас­смот­реть, но я был уве­рен, что дым про­ис­хо­дит от каких-нибудь кадиль­ниц и от кача­ния их с горя­щим в них лада­ном. Потом, заслу­жи­ва­ю­щие дове­рия лица заяви­ли мне, что то же самое обыч­но про­ис­хо­ди­ло каж­до­го 13-го чис­ла преды­ду­щих пяти меся­цев и что ни тогда, ни теперь ниче­го не зажи­га­лось и ника­ко­го огня не разводилось.

“Я про­дол­жал смот­реть в сто­ро­ну места явле­ний, невоз­му­ти­мо и холод­но выжи­дая, что будет даль­ше; мое любо­пыт­ство посте­пен­но сла­бе­ло, так как вре­мя шло мед­лен­но и ниче­го не при­вле­ка­ло мое­го вни­ма­ния – пока я не услы­хал гула тысяч голо­сов, исхо­див­ше­го из тол­пы, кото­рая вдруг вся повер­ну­лась спи­ной к месту, до это­го момен­та при­вле­кав­ше­му все­об­щие надеж­ды и ожи­да­ния, и ста­ла смот­реть в про­ти­во­по­лож­ную сто­ро­ну на небо.

“Было уже почти два часа дня”.

“Чуть рань­ше солн­це про­рва­ло скры­вав­ший его густой слой туч и заси­я­ло ярко и силь­но. Я повер­нул­ся к это­му “маг­ни­ту”, при­вле­кав­ше­му взо­ры всех, я уви­дел солн­це подоб­ным чет­ко очер­чен­но­му дис­ку, в живых пере­ли­вах, свет­лым и бле­стя­щим, но не утом­ля­ю­щим глаз”.

“Я слы­шал, как в самой Фати­ме это срав­ни­ва­ли с туск­лым сереб­ря­ным дис­ком, но это срав­не­ние не кажет­ся мне пра­виль­ным. Окрас­ка была ярче, живее, бога­че, с пере­ли­ва­ми, как у жем­чу­жи­ны. Солн­це совсем не было похо­же на луну, какой она быва­ет в про­зрач­ную чистую ночь: оно пред­став­ля­лось и ощу­ща­лось как бы живым светилом”.

“Оно не было шаро­об­раз­ным как луна, не име­ло не лун­ных оттен­ков, не све­то­те­ней. Оно пред­став­ля­лось сплю­щен­ным поли­ро­ван­ным дис­ком, слов­но выре­зан­ным из пер­ла­мут­ра. Это – не деше­вое срав­не­ние в пло­хом поэ­ти­че­ском сти­ле: таким его виде­ли мои глаза”.

“Оно не было похо­же и на солн­це, каким оно пред­став­ля­ет­ся сквозь туман, потем­нев­шим, рас­плыв­ча­тым, заво­ло­чен­ным (к тому же и тума­на в тот момент не было). В Фати­ме, солн­це дава­ло свет и теп­ло, оно было ясно очер­чен­ным, с кра­ем, выде­ляв­шим­ся как реб­ро игор­ной доски.

“По небо­скло­ну плы­ли лег­кие пери­стые обла­ка, через кото­рые места­ми про­гля­ды­ва­ло голу­бое небо; солн­це несколь­ко раз появи­лось в этих чистых местах. В сво­ем лег­ком дви­же­нии с восто­ка на запад, обла­ка не затем­ня­ли сол­неч­но­го све­та, кото­рый не при­чи­нял боли гла­зам, так что воз­ни­ка­ло, понят­ное и лег­ко объ­яс­ни­мое, впе­чат­ле­ние, точ­но обла­ка про­хо­ди­ли за солн­цем, а не перед ним. Но в неко­то­рые мгно­ве­ния эти обрыв­ки туч, набе­гав­шие белы­ми, при­ни­ма­ли, каза­лось, сколь­зя перед солн­цем, розо­вый или про­зрач­но-голу­бой оттенок.

“Изу­ми­тель­но, что мож­но было в тече­ние тако­го про­дол­жи­тель­но­го вре­ме­ни пря­мо смот­реть на солн­це – источ­ник све­та и паля­щей жары – не ощу­щая ни малей­шей боли в гла­зах и ника­ко­го ослеп­ля­ю­ще­го дей­ствия на сетчатку.

“Это явле­ние про­дол­жа­лось при­бли­зи­тель­но десять минут, с дву­мя корот­ки­ми пере­ры­ва­ми, когда жесто­кое све­ти­ло ста­ло испус­кать более яркие лучи, заста­вив­шие отвернуться”.

“Этот пер­ла­мут­ро­вый диск слов­но обе­зу­мел в дви­же­ние. Здесь были не толь­ко бле­стя­щие вспыш­ки совсем живо­го све­ти­ла: оно так­же кру­ти­лось (дей­стви­тель­но) вокруг себя с без­удерж­ной быстротой”.

“Во вре­мя это­го сол­неч­но­го явле­ния, сей­час опи­сан­но­го мною во всех подроб­но­стях, пора­зи­тель­ные окрас­ки появи­лись в атмо­сфе­ре. Я не могу точ­но ука­зать момент, так как про­шло уже два меся­ца, а запи­сей я не сде­лал. Пом­ню, что это было не в самом нача­ле, и мне кажет­ся, что это было ско­рее под конец.

Гля­дя на солн­це, я вдруг заме­тил, что все ста­ло тем­неть вокруг меня. Я посмот­рел сна­ча­ла на бли­жай­шие пред­ме­ты, потом пере­вел взгляд на самый гори­зонт и все мне пред­ста­ви­лось в цве­те аме­ти­ста. Вещи, небо­склон и слой атмо­сфе­ры носи­ли ту же окрас­ку. Сто­яв­ший пере­до мной боль­шой дуб, став фио­ле­то­вым, бро­сал на зем­лю густую тень”.

“Боясь, не повре­ди­лась ли у меня сет­ча­тая обо­лоч­ка – пред­по­ло­же­ние, впро­чем, мало веро­ят­ное, так как в этом слу­чае пред­ме­ты не пред­став­ля­лись бы мне фио­ле­то­вы­ми, – я закрыл гла­за и стал дер­жать веки рука­ми, что­бы не про­пус­кать ника­ко­го све­та. Затем я повер­нул­ся и, открыв гла­за, уви­дел, что и пей­заж, и воз­дух, как и преж­де, име­ли все ту же фио­ле­то­вую окрас­ку”.

“Впе­чат­ле­ние было не таким, как при сол­неч­ном затме­нии. Мне дове­лось при­сут­ство­вать при пол­ном затме­нии солн­ца. По мере того, как луна надви­га­ет­ся на сол­неч­ный диск, свет сла­бе­ет посте­пен­но, пока все не ста­но­вит­ся тем­ным и чер­ным. Взгляд про­ни­ка­ет лишь неда­ле­ко вокруг, даль­ше очер­та­ния пред­ме­тов ста­но­вят­ся все более и более смут­ны­ми, пока они не теря­ют­ся вовсе в густой тьме. Тем­пе­ра­ту­ра зна­чи­тель­но пони­жа­ет­ся и кажет­ся, что жизнь на зем­ле угас­ла. В Фати­ме, атмо­сфе­ра, хотя и став­шая фио­ле­то­вой, оста­ва­лась про­зрач­ной до само­го гори­зон­та, кото­рый был раз­ли­чим и видим, и у меня не было тако­го чув­ства, точ­но миро­вая энер­гия замирает”.

“Про­дол­жая смот­реть на солн­це, я заме­тил, что вокруг все свет­ле­ет. В этот момент я услы­хал, как нахо­див­ший­ся рядом со мной кре­стья­нин ска­зал с недо­уме­ни­ем в голо­се: “Да вы, суда­ры­ня, ста­ли желтой!”.

“Дей­стви­тель­но, все, близ­кое и даль­нее, изме­ни­лось, при­няв теперь окрас­ку ста­рин­ной жел­той кам­ки. У людей был вид, точ­но они забо­ле­ли жел­ту­хой, – такой пло­хой вид и такой некра­си­вый, что я не мог сдер­жать улыб­ки. Раз­да­лись смеш­ки. Моя рука тоже при­об­ре­ла жел­тую окрас­ку. Через несколь­ко дней я сде­лал опыт: несколь­ко мгно­ве­ний смот­рел на солн­це, затем закрыл гла­за и сно­ва через несколь­ко мгно­ве­ний, пере­во­дя взор, уви­дел жел­тые пят­на с непра­виль­ны­ми очер­та­ни­я­ми. Это не была рав­но­мер­ная окрас­ка, точ­но в воз­ду­хе рас­тво­ри­ли топаз, а толь­ко отдель­ные пят­на, пере­дви­гав­ши­е­ся вме­сте со взором.

“Все эти явле­ния, пере­чис­лен­ные мною и опи­сан­ные, – я наблю­дал в спо­кой­ном и невоз­му­ти­мом состо­я­нии духа, не тро­га­ясь и не возбуждаясь”.

“Я предо­став­ляю дру­гим объ­яс­нять их или истолковывать”.

Итак по пято­му и шесто­му явле­нию 25). раз­но­ка­че­ствен­ность зна­ме­ний, обли­ча­ю­щая в них отсут­ствие разум­но­го смыс­ла, но не цели, кото­рая, как нам пред­став­ля­ет­ся, не исчер­пы­ва­ет­ся про­сто удив­ле­ни­ем любо­пыт­ных. В пятом явле­нии и изме­не­ние цве­та неба, и луче­зар­ный шар, и белое обла­ко и “дождь белых лепест­ков” при раз­но­ка­че­ствен­но­сти почти одно­вре­мен­ны. Нам кажет­ся не лиш­ним здесь заме­тить, что воз­дей­ствие раз­но­ка­че­ствен­ны­ми сред­ства­ми на вни­ма­ние есть при­ем из арсе­на­ла тео­со­фии и прак­ти­ку­ет­ся в ней как один из спо­со­бов, откры­ва­ю­щих в чело­ве­ке осо­бую пас­сив­ность созна­ния – “меди­у­ма”, то есть дела­ю­щих чело­ве­ка в той или иной сте­пе­ни про­вод­ни­ком бесов­ских вли­я­ний[60].

В шестом явле­нии, “пляс­ки солн­ца” и ее эффек­тов, непро­сто­та видит­ся и в явле­нии Лючии после­до­ва­тель­но “двух Бого­ро­диц” – “Скор­бя­щей” и “Кар­миль­ской” – свое­об­раз­ное пере­оде­ва­ние, они оде­ты по-раз­но­му, а с самой “Бого­ро­ди­цей Роза­рия”, как, нако­нец, назва­ла себя Дама, “Бого­ро­диц” в шестом явле­нии полу­ча­ет­ся три. Св. Гри­го­рий Нис­ский пишет в сочи­не­нии “Об устро­е­нии чело­ве­ка”, гл. XX: “истин­ное бла­го про­сто и еди­но­вид­но по при­ро­де и чуж­до вся­кой двой­ствен­но­сти и сопря­жен­но­сти с про­ти­во­по­лож­ным. А зло раз­но­об­раз­но и изме­ня­ет вид, что­бы его счи­та­ли чем-то иным, а на опы­те выяс­ни­лось бы, что оно не тако­во”[61].

Огром­ные скоп­ле­ния людей, 26). мас­со­вая зре­лищ­ность зна­ме­ний с неба (На вто­ром явле­нии Дамы 13 июня 1917 г. собра­лось 60 чело­век любо­пыт­ных, а даль­ше – будет все боль­ше и боль­ше: 13 июля – до 5–6 тыс. чело­век, 13 авгу­ста – око­ло 18 тыс. чело­век, при пятом явле­нии 13 сен­тяб­ря – 25–30 тыс. чело­век, при “пляс­ке солн­ца” 13 октяб­ря – не менее 50 тыс., а по неко­то­рым под­сче­там, свы­ше 70 тыс.). Инте­рес­но, что и при Лурд­ских явле­ни­ях при­сут­ство­ва­ли тол­пы: если при одном из пер­вых явле­ний опи­са­ние дает чис­ло 500 чело­век, то при одном из после­ду­ю­щих, напри­мер, 10 тысяч. Но фатим­ские зна­ме­ния пред­став­ля­ют­ся нам все же побо­лее зло­ве­щи­ми еще и пото­му, что про­ис­хо­дят, как и пред­ше­ство­вав­шие им Фатим­ские явле­ния “анге­ла” и Дамы, исклю­чи­тель­но 27). в око­ло­зем­ном воз­душ­ном про­стран­стве, кото­рое, по соглас­но­му сви­де­тель­ству Свя­щен­но­го Писа­ния и Свв. Отцов, есть область оби­та­ния пад­ших духов: в Посла­нии к Ефе­ся­нам II, 2 сата­на назван “кня­зем, гос­под­ству­ю­щим в воз­ду­хе”, там же, VI, 12 бесы назва­ны “духа­ми зло­бы под­не­бес­ны­ми”. Преп. Афа­на­сий Вели­кий, объ­яс­няя (Еф. VI, 12), пишет: “Диа­вол – враг наше­го рода, нис­пад­ши с неба, блуж­да­ет в про­стран­стве это­го ниж­не­го воз­ду­ха, где, – началь­ствуя над дру­ги­ми демо­на­ми, как над соде­лав­ши­ми­ся непо­кор­ством и гор­до­стию подоб­ны­ми ему, – при воз­дей­ствии их обо­льща­ет чело­ве­ков при­ви­де­ни­я­ми и ста­ра­ет­ся вос­пре­пят­ство­вать тем, кото­рые стре­мят­ся горе”[62].

 В тол­ко­ва­нии на пса­лом XLI, св. Иоанн Зла­то­уст гово­рит: “Сколь­ко демо­нов носит­ся в этом воз­ду­хе? Сколь­ко про­тив­ных вла­стей? Если б толь­ко поз­во­лил им Бог пока­зать нам их страш­ный и отвра­ти­тель­ный образ, то мы под­верг­лись бы умо­по­ме­ша­тель­ству”[63].

Но и: “Все бесов­ские явле­ния име­ют то свой­ство, что даже ничтож­ное вни­ма­ние к ним опас­но; от одно­го тако­го вни­ма­ния, допу­щен­но­го без вся­ко­го сочув­ствия к явле­нию, мож­но запе­чат­леть самым вред­ным впе­чат­ле­ни­ем, под­верг­нуть­ся тяж­ко­му иску­ше­нию”[64].

В этой свя­зи чрез­вы­чай­но умест­ным ока­зы­ва­ют­ся про­ро­че­ства Свв. Отцов Пра­во­слав­ной Церк­ви о послед­них вре­ме­нах и о харак­те­ре свой­ствен­ных этим вре­ме­нам чудес и зна­ме­ний. Вот неко­то­рые из этих про­ро­честв – пред­ви­де­ния Свя­ти­те­ля Игна­тия Брян­ча­ни­но­ва: “Страш­ное бед­ствие – отсут­ствие в чело­ве­ке истин­но­го Бого­по­зна­ния: оно при­ни­ма­ет дела диа­во­ла за дела Божьи. Пред вто­рым при­ше­стви­ем Хри­сто­вым, когда хри­сти­ан­ство, духов­ное зна­ние и рас­суж­де­ние оску­де­ют до край­но­сти меж­ду чело­ве­ка­ми, – вос­ста­нут лжехри­сты и лже­про­ро­ки и дадут вели­кие зна­ме­ния и чуде­са, что­бы пре­льстить, если воз­мож­но, и избран­ных (Мф, XXIV, 24). В осо­бен­но­сти сам анти­христ будет обиль­но рас­то­чать чуде­са, пора­жать и удо­вле­тво­рять ими плот­ское муд­ро­ва­ние и неве­же­ство: он даст им зна­ме­ние с небес, кото­ро­го они ищут и жаж­дут. Его при­ше­ствие, гово­рит свя­той апо­стол Павел, совер­шит­ся по дей­ствию сата­ны, будет со вся­кою силою и зна­ме­ни­я­ми и чуде­са­ми лож­ны­ми, и со вся­ким непра­вед­ным обо­льще­ни­ем поги­ба­ю­щих за то, что они не при­ня­ли люб­ви исти­ны для сво­е­го спа­се­ния. (2 Фесс. II, 9–10). Неве­де­ние и плот­ское муд­ро­ва­ние, уви­дев эти чуде­са, нисколь­ко не оста­но­вит­ся для раз­мыш­ле­ния: немед­лен­но при­мут их по срод­ству духа сво­е­го с духом их, по сле­по­те сво­ей, при­зна­ют и испо­ве­ду­ют дей­ствие сата­ны вели­чай­шим про­яв­ле­ни­ем силы Божи­ей, – и анти­христ будет при­нят очень поспеш­но, необ­ду­ман­но[65].

Не сооб­ра­зят чело­ве­ки, что чуде­са его не име­ют ника­кой бла­гой, разум­ной цели, ника­ко­го опре­де­лен­но­го зна­че­ния, что они чуж­ды исти­ны, пре­ис­пол­не­ны лжи, что они – чудо­вищ­ное, все­злоб­ное, лишен­ное смыс­ла актер­ство, уси­ли­ва­ю­ще­е­ся уди­вить, при­ве­сти в недо­уме­ние и само­заб­ве­ние, обо­льстить, обма­нуть, увлечь оба­я­ни­ем рос­кош­но­го, пусто­го, глу­по­го эффек­та”[66].

“Откро­ет анти­христ пред чело­ве­че­ством, подоб­ное ухищ­рен­ным пред­став­ле­ни­ям теат­ра, позо­ри­ще пора­зи­тель­ных чудес, необъ­яс­ни­мых совре­мен­ною нау­кою; он наве­дет страх гро­зою и дивом чудес сво­их, удо­вле­тво­рит ими без­рас­суд­но­му любо­пыт­ству и гру­бо­му неве­же­ству, удо­вле­тво­рит тще­сла­вию и гор­до­сти чело­ве­че­ской, удо­вле­тво­рит плот­ско­му муд­ро­ва­нию, удо­вле­тво­рит суе­ве­рию, при­ве­дет в недо­уме­ние чело­ве­че­скую уче­ность: все чело­ве­ки, руко­вод­ству­ю­щи­е­ся све­том пад­ше­го есте­ства сво­е­го, отчу­див­ши­е­ся от руко­вод­ства све­том Божи­им, увле­кут­ся в пови­но­ве­ние обо­льсти­те­лю (Апок. XIII, 8). Зна­ме­ния анти­хри­ста пре­иму­ще­ствен­но будут являть­ся в воз­душ­ном слое (Преп. Ефрем Сирин, Сло­во 1) в этом слое пре­иму­ще­ствен­но гос­под­ству­ет сата­на. Зна­ме­ния будут дей­ство­вать наи­бо­лее на чув­ства зре­ния, оча­ро­вы­вая и обма­ны­вая его. Свя­той Иоанн Бого­слов, созер­цая в откро­ве­нии собы­тия мира, дол­жен­ству­ю­щие пред­ше­ство­вать кон­чине его, гово­рит, что анти­христ совер­шит дела вели­кие, так что и огонь низ­во­дит с неба на зем­лю перед людьми(Апок, XIII, 13). На это зна­ме­ние ука­зы­ва­ет­ся Писа­ни­ем, как на выс­шее из зна­ме­ний анти­хри­ста, и место это­го зна­ме­ния – воз­дух: будет оно вели­ко­леп­ным и страш­ным зре­ли­щем. Зна­ме­ния анти­хри­ста допол­нят дей­ствие его ухищ­рен­но­го пове­де­ния: уло­вят в после­до­ва­ние ему боль­шин­ство чело­ве­ков”[67].

“Чело­ве­ки, поте­ряв бла­го­го­ве­ние и ува­же­ние ко все­му свя­щен­но­му, поте­ряв сми­ре­ние, при­зна­ю­щее себя недо­стой­ным не толь­ко совер­шать зна­ме­ние, но и видеть их, жаж­дут чудес более, неже­ли когда-либо. Чело­ве­ки, в упо­е­нии само­мне­ни­ем, само­на­де­ян­но­стью, неве­же­ством, стре­мят­ся без­раз­бор­чи­во, опро­мет­чи­во, сме­ло ко все­му чудес­но­му, не отка­зы­ва­ют­ся сами быть участ­ни­ка­ми в совер­ше­нии чудес, реша­ют­ся на это, нисколь­ко не задумываясь.

Такое направ­ле­ние опас­но более, неже­ли когда-либо. Мы при­бли­жа­ем­ся посте­пен­но к тому вре­ме­ни, – писал в про­шлом веке Свя­ти­тель Игна­тий, – в кото­рое долж­но открыть­ся обшир­ное попри­ще мно­го­чис­лен­ных и пора­зи­тель­ных лож­ных чудес, увлечь в поги­бель тех несчаст­ных питом­цев плот­ско­го муд­ро­ва­ния, кото­рые будут обо­льще­ны и обма­ну­ты эти­ми чуде­са­ми”.[68]

Вре­мя, о кото­ром про­ро­че­ство­вал Свя­ти­тель Хри­стов, насту­пи­ло. Обшир­ное попри­ще! Теле­ма­ги, кол­ду­ю­щие на мил­ли­он­ные ауди­то­рии. Магия, пара­пси­хо­ло­гия и оккуль­тизм, при­няв­шие и науч­ный ста­тус и попу­ляр­но-клуб­ные фор­мы. Фено­мен НЛО, виден­ный тыся­ча­ми людей и при­тя­ги­ва­ю­щий инте­рес мил­ли­о­нов, по сви­де­тель­ству иссле­до­вав­ше­го его иеро­мо­на­ха Сера­фи­ма Роуза, гово­рит о том, что “мы дошли почти до само­го кон­ца этой страш­ной поры демо­ни­че­ско­го тор­же­ства и весе­лья”.[69]

Фатим­ские явле­ния, как нам дума­ет­ся, сто­ят в этом же, небла­го­по­луч­ном ряду, как по мас­шта­бу их воз­дей­ствия и вли­я­ния – на мил­ли­о­ны людей в като­ли­че­ских стра­нах (в первую оче­редь), так и по их след­стви­ям и смыс­лу – кос­не­ние в ере­си, то есть в без­бла­го­дат­ном заблуж­де­нии, в пле­не­нии бесов­ском. Наде­ем­ся, что нам, хотя бы отча­сти, уда­лось это пока­зать. Но вот еще одна, на пер­вый взгляд малень­кая деталь к харак­те­ри­сти­ке “небес­но­го фей­ер­вер­ка”, 28). интен­сив­ных све­то-цве­то­вых эффек­тов, а ста­ло быть, и всех Фатим­ских явле­ний. Вот эта деталь, из шесто­го явле­ния, при­во­ди­мая у про­фес­со­ра Гар­рет­та: (ФПФ, с. 122): “Про­дол­жая смот­реть на солн­це, я заме­тил, что вокруг все свет­ле­ет. В этот момент я услы­хал, как нахо­див­ший­ся рядом со мной кре­стья­нин ска­зал с недо­уме­ни­ем в голо­се: “Да вы, суда­ры­ня, ста­ли желтой!”

Дей­стви­тель­но, все близ­кое и дале­кое, изме­ни­лось, при­няв теперь окрас­ку ста­рин­ной жел­той кам­ки. У людей был вид, точ­но они забо­ле­ли жел­ту­хой, – такой пло­хой вид и такой некра­си­вый, что я не мог сдер­жать улыб­ки. Раз­да­лись смеш­ки. (кур­сив наш — иерод. М.) Моя рука тоже при­об­ре­ла жел­тую окраску”.

Тако­го рода 29) цинич­но-глум­ли­вый смех, хоть он и на пери­фе­рии явле­ния, слу­чай­ным быть не может. Его не встре­тить в Жити­ях Свя­тых и тво­ре­ни­ях Свв. Отцов воз­ле под­лин­ной свя­ты­ни. Зато он, отда­ю­щий жут­ко­ва­той бес­че­ло­веч­но­стью, хоро­шо зна­ком изу­чав­шим тка­ни кон­так­тов уфо­ло­гии или полтергейст.

Хула, пору­га­ние на тво­ре­ние Божие – не такая уж малость.

“Течет ли из одно­го отвер­стия источ­ни­ка слад­кая и горь­кая вода?” (Иак. III, 11).

“По пло­дам их узна­е­те их. Соби­ра­ют ли с тер­нов­ни­ка вино­град или с репей­ни­ка смок­вы? Так вся­кое дере­во доб­рое при­но­сит и пло­ды доб­рые, а худое дере­во при­но­сит и пло­ды худые: не может дере­во доб­рое при­но­сить пло­ды худые, ни дере­во худое при­но­сить пло­ды доб­рые. Вся­кое дере­во, не при­но­ся­щее пло­да доб­ро­го, сру­ба­ют и бро­са­ют в огонь. Итак по пло­дам их узна­е­те их” (Мф.VII, 16–20).

Одна из репе­ти­ций анти­хри­сто­вых чудес …

Краткая сводка. Заключение.

Сде­ла­ем крат­кую свод­ку уста­нов­лен­ных нами при­зна­ков Фатим­ских явле­ний. Пер­вые явле­ния суще­ства, при­ня­то­го за “анге­ла” и впо­след­ствии так и назвав­ше­го­ся, сле­ду­ю­щие: при 1) Зыб­ко­сти, непол­но­те реаль­но­сти явле­ние вызы­ва­ет в детях,2) Неопре­де­лен­ность чувств, при 3) Мно­го­крат­но­сти, закреп­ля­е­мую как 4) При­вы­ка­ние к недо­уме­нию. Явле­ние ищет 5) Соиз­во­ле­ния на при­ня­тие и, полу­чив его, идет на близ­кий кон­такт, начи­ная его с пред­ло­же­ния 6) Молит­вы покло­не­ния, в кото­рой, ситу­а­тив­но, а) нет име­ни Божия и кото­рая б) дерз­но­вен­нее пер­во­свя­щен­ни­че­ской молит­вы Хри­ста. При сле­ду­ю­щих явле­ни­ях “ангел” вну­ша­ет детям мысль о необ­хо­ди­мо­сти их 7) “Иску­пи­тель­ных жертв” и 8) бого­хуль­но учит их “жерт­во­вать на Св. Тай­ны Тела и Кро­ви”, скра­ды­вая хулу упо­ми­на­ни­ем спе­ци­фи­че­ских реа­лий латин­ско­го куль­та и нрав­ствен­но­го уче­ния, при­чем в тес­ней­шем кон­так­те “при­ча­ща­ет” детей, опи­са­ние это­го несет отпе­ча­ток 9) Непро­сто­ты, искус­ствен­но­сти в жестах и всей кар­тине, отзы­ва­ю­щей­ся 10) Экзаль­ти­ро­ван­ным тоном всей като­ли­че­ской вооб­ра­жа­тель­но-молит­вен­ной мисти­ки, рас­кры­той пра­во­слав­ным бого­сло­ви­ем как пре­лесть (види­мость же “при­ча­ще­ния”, по свя­то­оте­че­ским дан­ным, быва­ет и под­лож­ной), при­чем дети испы­ты­ва­ют после явле­ний силь­ное физи­че­ское и душев­ное 11) Изне­мо­же­ние, извест­ное при виде­ни­ях в раз­ных духов­ных традициях.

Явле­ние “анге­ла” и Дамы пред­став­ля­ют собой опре­де­лен­ную 12). Спе­ци­фич­ность све­та и его испус­ка­ния, опи­сы­ва­е­мые как а). пре­лом­ле­ние, б). отра­же­ние и в). импуль­сив­ность, что вме­сте со срав­не­ни­я­ми с кри­стал­лом, сне­гом и хру­ста­лем тка­ни све­та, наво­дит нас к кате­го­рии без­жиз­нен­но­сти. Мож­но счи­тать уста­нов­лен­ным 13). Теле­па­ти­че­ский спо­соб обра­ще­ния явле­ний к Лючии в Фати­ме (как и к Бер­на­дет­те в Лур­де), или, на язы­ке аске­ти­ки, обра­ще­ние через помысл, при­чем поиск соиз­во­ле­ния на при­я­тие ста­но­вит­ся одним из содер­жа­тель­ных момен­тов “откро­ве­ния Дамы”. Дама испо­ве­ду­ет 14). Ересь – а). дог­мат о чисти­ли­ще; “ангел” “при­ча­ща­ет” детей б). опрес­но­ка­ми, детям, и в их лице все­му като­ли­че­ско­му миру реко­мен­ду­ет­ся моле­ние по в). Роза­рию, совре­мен­ные (“фатим­ские”) фор­мы кото­ро­го содер­жат едва ли не все ере­ти­че­ские ново­из­мыш­ле­ния, суще­ству­ю­щие на насто­я­щее вре­мя в латин­стве. Дама пору­ча­ет Лючии судь­бы куль­та “Непо­роч­но­го Серд­ца”, демон­стра­ция кото­ро­го несет печать 15). Сен­ти­мен­таль­но-теат­раль­но­го сим­во­лиз­ма. Опрос латин­ским свя­щен­ни­ком вызы­ва­ет в душе Лючии бурю 16). Сомне­ния и сму­ще­ния, пря­мо сви­де­тель­ству­ю­щих про­тив мне­ния о бла­го­дат­но­сти Фатим­ских явле­ний, как и сохра­не­ние Дамой в про­тя­же­нии 6 меся­цев 17). incognito навстре­чу 18). Неузна­ва­нию со сто­ро­ны детей[70] (как и в Лур­де). Дело не ста­ло и за 19). Пря­мой лестью Дамы детям, ложью (“толь­ко вы”) и на этом фоне немуд­ре­но, что дан­ное Дамой 20). Виде­ние ада не вызы­ва­ет у них пока­ян­ных чувств.

“Посвя­ще­ние Рос­сии Непо­роч­но­му Серд­цу” рим­ским “пер­во­свя­щен­ни­ком”, мня­щим свя­щен­но­дей­ство­вать вне Церк­ви, есть, по наше­му пони­ма­нию, 21). Грех оба­я­ния; 22). Пред­ска­за­ние буду­ще­го, веща­е­мое Дамой, не чуж­до и бесам. Тре­бо­ва­ние от детей жертв, и имен­но иску­пи­тель­ных, есть кощун­ствен­ное при­рав­ни­ва­ние стра­да­ний Твор­ца и тва­ри, – 23). Гума­низм (Язы­че­ство само­по­кло­не­ния), опи­ра­ю­щий­ся на кро­вя­ное раз­го­ря­че­ние вооб­ра­жа­тель­ной молит­вы. 24). Непо­мер­ность уси­лий детей, отча­я­нье, непо­мер­ный плач Лючии и водво­рив­ше­е­ся немир­ствие не мог­ли бы быть след­стви­ем бла­го­дат­но­сти явле­ний. 25). Раз­но­ка­че­ствен­ность, непро­сто­та, 26). Мас­со­вая зре­лищ­ность зна­ме­ний с неба, про­те­ка­ю­щих 27). В око­ло­зем­ном воз­душ­ном про­стран­стве, в част­но­сти как 28). Интен­сив­ные све­то-цве­то­вые эффек­ты, не толь­ко лишен­ные разум­но­го смыс­ла, но и окра­ши­ва­ю­щие тво­ре­ние Божие в тона 29). Цинич­но-глум­ли­во­го насме­я­ния и хулы, – все это, вме­сте взя­тое, дает нам осно­ва­ние гово­рить отнюдь не о “Фатим­ской бла­го­да­ти”, а о Фатим­ской тра­ге­дии, Фатим­ском обо­льще­нии. Сами прин­ци­пы кон­так­та, после­до­ва­тель­ные сту­пе­ни его углуб­ле­ния могут быть опи­са­ны в тер­ми­нах свя­то­оте­че­ской аске­ти­ки как при­лог, соче­та­ние, сло­же­ние, пле­не­ние и страсть, – раз­ви­тие гре­хов­ной зави­си­мо­сти через помысл при спе­ци­фи­че­ском (образ­ность, визу­аль­ность, мно­го­крат­ность, лич­ност­ность, ано­ним­ность, дли­тель­ность, раз­но­об­раз­ность форм) быва­нии это­го помыс­ла, это­го контакта.

За рам­кой нашей рабо­ты оста­лись мно­гие и мно­гие собы­тия, име­ю­щие отно­ше­ние к Фатим­ской теме. Это и посе­ще­ния Дамой Фран­сиш­ко и Жасин­ты во вре­мя их болез­ни, и голо­са от Даро­хра­ни­тель­ниц и еще – явле­ния, быв­шие Лючии в том же духе, напри­мер, в 1926 г. и так или ина­че варьи­ру­ю­щие “фатим­скую весть” и “про­дви­га­ю­щие” ее, а Лючию под­дер­жи­ва­ю­щие в созна­нии сво­е­го избран­ни­че­ства. Были мно­го­чис­лен­ные при­зы­вы Лючии к рим­ским папам совер­шить нако­нец “посвя­ще­ние Рос­сии Непо­роч­но­му Серд­цу”, было учре­жде­ние так назы­ва­е­мо­го Миро­во­го Фатим­ско­го Апо­сто­ла­та. Было “миро­вое палом­ни­че­ство” Фатим­ской ста­туи, изго­тов­лен­ной по опи­са­ни­ям Лючии, про­шед­шее “на ура” даже в стра­нах исла­ма и стра­нах тра­ди­ци­он­но язы­че­ских таких как Индия и Цей­лон. Были и исце­ле­ния от Фатим­ской ста­туи. Здесь мы долж­ны ого­во­рить­ся, что факт исце­ле­ния сам по себе не сви­де­тель­ству­ет о бла­го­дат­но­сти источ­ни­ка, из кото­ро­го про­ис­тек. Язы­че­ская древ­ность зна­ла, напри­мер, чудо­твор­ную ста­тую Апол­ло­на (в Маг­не­зии, в пеще­ре на реке Лефее), упо­ми­на­е­мую у Пав­са­ния (X, 32, 6)[71]или, напри­мер, чудо­твор­ную ста­тую чело­ве­ка Нерил­ли­на, сла­вив­шу­ю­ся “тем, что про­ри­ца­ет и вра­чу­ет боля­щих, и за это тро­ян­цы бого­тво­рят ста­тую, укра­ша­ют золо­том и вен­ка­ми”.[72]

А чего сто­ят совре­мен­ные экс­тра­сен­сор­ные исце­ле­ния! Хоро­шо извест­но, какие силы сто­ят за ними. Фатим­ский кон­текст, взя­тый в целом, не остав­ля­ет надежд и не дает осно­ва­ний для опти­миз­ма и в этом отно­ше­нии. По обра­зу явле­ний, по их содер­жа­нию, по выво­дам из них, глав­ным из кото­рых явля­ет­ся для като­ли­ков кос­не­ние в сво­ей ере­си, – Фатим­ские явле­ния и их при­я­тие ясно сви­де­тель­ству­ет о том, что с утра­той зако­на веры в латин­стве утра­чен и закон молит­вы и нет дара раз­ли­че­ния духов. И поэто­му мы никак не можем согла­сить­ся с пере­вод­чи­ком кни­ги “Фатим­ская весть: тра­ге­дия или надеж­да?” Вла­ди­ми­ром Зелин­ским, назван­ным в кни­ге “Фати­ма. Повесть о Фати­ме” “пра­во­слав­ным мыс­ли­те­лем”, когда он пишет в “Рус­ской мыс­ли” 17 мая 1991 г. следующее:

“Мы не зна­ем всех сокро­вен­ных нитей, соеди­ня­ю­щих раз­де­лен­ные Церк­ви, кото­рые на глу­бине оста­ют­ся Цер­ко­вью еди­ной, и Фати­ма на мгно­ве­ние при­от­кры­ва­ет перед нами это един­ство”. Нет и еще раз нет. Беда не в том, что рим­ский папа не сра­зу или “не пол­но­стью” посвя­тил Рос­сию “Непо­роч­но­му Серд­цу”, – беда была в самих Фатим­ских явле­ни­ях и в неуме­нии като­ли­ков рас­по­знать бесов­ский под­лог. Обу­слов­ле­но это неуме­ние пре­бы­ва­ни­ем в ере­си, вне Церкви.

“Грех бого­хуль­ства, состав­ля­ю­щий сущ­ность вся­кой ере­си, есть самый тяж­кий грех, как грех при­над­ле­жа­щий соб­ствен­но духам отвер­жен­ным, и состав­ля­ю­щий их отли­чи­тель­ное свой­ство. Пад­шие духи ста­ра­ют­ся при­крыть все гре­хи бла­го­вид­ною личи­ною, назы­ва­е­мою в аске­ти­че­ских Оте­че­ских писа­ни­ях оправ­да­ни­я­ми. Дела­ют это они с тою целию, чтоб чело­ве­ки удоб­нее были обо­льще­ны, лег­че согла­си­лись на при­ня­тие гре­ха. Точ­но так они посту­па­ют и с бого­хуль­ством: ста­ра­ют­ся его при­крыть вели­ко­леп­ным наиме­но­ва­ни­ем, пыш­ным крас­но­ре­чи­ем, воз­вы­шен­ною фило­со­фи­ею. Страш­ное ору­дие в руках духов – ересь! Они погу­би­ли посред­ством ере­си целые наро­ды, похи­тив у них, неза­мет­но для них, хри­сти­ан­ство, заме­нив хри­сти­ан­ство бого­хуль­ным уче­ни­ем, укра­сив смер­то­нос­ное уче­ние наиме­но­ва­ни­ем очи­щен­но­го, истин­но­го, вос­ста­нов­лен­но­го хри­сти­ан­ства. Ересь есть грех, совер­ша­е­мый пре­иму­ще­ствен­но в уме. Грех этот, будучи при­нят умом, сооб­ща­ет­ся духу, раз­ли­ва­ет­ся на тело, осквер­ня­ет самое тело наше, име­ю­щее спо­соб­ность при­ни­мать освя­ще­ние от обще­ния с Боже­ствен­ною бла­го­да­тью и спо­соб­ность осквер­нять­ся и зара­жать­ся обще­ни­ем с пад­ши­ми духа­ми. Грех этот мало­при­ме­тен и мало­по­ня­тен для незна­ю­щих с опре­де­лен­но­стью хри­сти­ан­ства, и пото­му лег­ко улов­ля­ет в свои сети про­сто­ту, неве­де­ние, рав­но­душ­ное и поверх­ност­ное испо­ве­да­ние хри­сти­ан­ства”.[73]

“Пре­быть вер­ны­ми уче­нию Хри­сто­ву может толь­ко тот, кто с реши­тель­но­стью отверг­нет, посто­ян­но будет отвер­гать все уче­ния, при­ду­ман­ные и при­ду­мы­ва­е­мые отвер­жен­ны­ми духа­ми и чело­ве­ка­ми, враж­деб­ные уче­нию Хри­сто­ву, уче­нию Божию, наве­ту­ю­щие целость и непри­кос­но­вен­ность его”[74].

 

Приложение I

Свя­ти­тель Игна­тий Брян­ча­ни­нов. Сло­во о чув­ствен­ном и духов­ном виде­нии духов. Собра­ние сочи­не­ний в 7 т.т., т. 3, М., 1993.

1. “Свя­тые духи укло­ни­лись от обще­ния с чело­ве­ка­ми, как с недо­стой­ны­ми тако­го обще­ния; духи пад­шие, увлек­шие нас в свое паде­ние, сме­си­лись с нами, и чтоб удоб­нее содер­жать нас в пле­ну, ста­ра­ют­ся соде­ять и себе и свои цепи для нас неза­мет­ны­ми. Если же они и откры­ва­ют себя, то откры­ва­ют для того, чтоб укре­пить свое вла­ды­че­ство над нами. Всем нам, нахо­дя­щим­ся в раб­стве у гре­ха, надо знать, что обще­ние с Анге­ла­ми несвой­ствен­но нам по при­чине наше­го отчуж­де­ния от них паде­ни­ем, что нам свой­ствен­но, по той же при­чине, обще­ние с духа­ми отвер­жен­ны­ми, к раз­ря­ду кото­рых мы при­над­ле­жим душою, – что чув­ствен­но явля­ю­щи­е­ся духи чело­ве­кам, пре­бы­ва­ю­щим в гре­хов­но­сти и паде­нии, суть демо­ны, а никак не свя­тые Анге­лы. “Душа осквер­нен­ная, ска­зал свя­той Иса­ак Сир­ский, не вхо­дит в чистое цар­ство, и не соче­та­ет­ся с духа­ми свя­тых” (Сло­во 74). Свя­тые Анге­лы явля­ют­ся толь­ко свя­тым чело­ве­кам, вос­ста­но­вив­шим с Богом и с ними обще­ние свя­той жиз­нию. Хотя демо­ны, явля­ясь чело­ве­кам, наи­бо­лее при­ни­ма­ют вид свет­лых Анге­лов для удоб­ней­ше­го обма­на; хотя и ста­ра­ют­ся ино­гда уве­рить, что они чело­ве­че­ские души, а не бесы; хотя они ино­гда и пред­ска­зы­ва­ют буду­щее; хотя откры­ва­ют тай­ны: но вве­рять­ся им никак не долж­но. У них исти­на пере­ме­ша­на с ложью, исти­на упо­треб­ля­ет­ся по вре­ме­нам толь­ко для удоб­ней­ше­го обо­льще­ния. Сата­на пре­об­ра­зу­ет­ся в Анге­ла све­та и слу­жи­те­ли его пре­об­ра­зу­ют­ся яко слу­жи­те­ли прав­ды, ска­зал свя­тый Апо­стол Павел (2 Кор. XI, 14, 15,)” (с. 8–9).

2. “Общее пра­ви­ло для всех чело­ве­ков состо­ит в том, чтоб никак не вве­рять­ся духам, когда они явят­ся чув­ствен­ным обра­зом, не вхо­дить в бесе­ду с ними, не обра­щать на них ника­ко­го вни­ма­ния, при­зна­вать явле­ние их вели­чай­шим и опас­ней­шим иску­ше­ни­ем. Во вре­мя это­го иску­ше­ния долж­но устрем­лять мысль и серд­це к Богу с молит­вою о поми­ло­ва­нии и об избав­ле­нии от иску­ше­ния. Жела­ние видеть духов, любо­пыт­ство узнать что-нибудь о них и от них есть при­знак вели­чай­ше­го без­рас­суд­ства и совер­шен­но­го незна­ния нрав­ствен­ных и дея­тель­ных пре­да­ний Пра­во­слав­ной Церк­ви. Позна­ние духов при­об­ре­та­ет­ся совер­шен­но ина­че, неже­ли как то пред­ла­га­ет неопыт­ный и неосто­рож­ный испы­та­тель. Откры­тое обще­ние с духа­ми для неопыт­но­го есть вели­чай­шее бед­ствие, или слу­жит источ­ни­ком вели­чай­ших бед­ствий”. (с. 11).

3. “Свой­ство всех виде­ний, посы­ла­е­мых Богом, заме­ча­ет свя­тый Иоанн Лествич­ник, заклю­ча­ет­ся в том, что они при­но­сят душе сми­ре­ние и уми­ле­ние, испол­ня­ют ее стра­ха Божия, созна­ния сво­ей гре­хов­но­сти и ничто­же­ства. Напро­тив того, виде­ния, в кото­рые мы втор­га­ем­ся про­из­воль­но, в про­тив­ность воле Божи­ей, вво­дят нас в высо­ко­умие, в само­мне­ние, достав­ля­ют радость, кото­рая не что иное, как непо­ни­ма­е­мое нами удо­вле­тво­ре­ние наших тще­сла­вия и само­мне­ния. (Лестви­ца, Сло­во 3, О сновидениях).

Демо­ны, явля­ясь наи­бо­лее в виде Анге­лов, ста­ра­ют­ся польстить чело­ве­ку похва­лою, поте­шить его любо­пыт­ство и тще­сла­вие: затем, они удоб­но ввер­га­ют его в само­обо­льще­ние и нано­сят ему силь­ней­ший, более или менее явный, душев­ный вред.

Мысль, что в чув­ствен­ном виде­нии духов заклю­ча­ет­ся что-либо осо­бен­но важ­ное, оши­боч­на. Чув­ствен­ное виде­ние, без духов­но­го, не достав­ля­ет долж­но­го поня­тия о духах, достав­ля­ет одно поверх­ност­ное поня­тие о них, очень удоб­но может доста­вить поня­тия самые оши­боч­ные, и их-то наи­бо­лее и достав­ля­ет неопыт­ным и зара­жен­ным тще­сла­ви­ем и само­мне­ни­ем” (с. 18–19).

4. “Да не мнят о себе что-либо уви­дев­шие чув­ствен­но духов, даже свя­тых Анге­лов: это виде­ние одно, само по себе, нисколь­ко не слу­жит сви­де­тель­ством о досто­ин­стве видев­ших: к нему спо­соб­ны не толь­ко пороч­ные чело­ве­ки, но и самыя бес­сло­вес­ные живот­ные” (с. 21).

5. “Демо­нам, напро­тив того, предо­став­ле­но пре­бы­вать на зем­ле со вре­ме­ни их окон­ча­тель­но­го паде­ния (Быт. III, 14) до кон­чи­ны мира: вся­кий лег­ко может пред­ста­вить себе, какую опыт­ность в тво­ре­нии зла стя­жа­ли они в такое про­дол­жи­тель­ное вре­мя, при их спо­соб­но­стях и при посто­ян­ной зло­на­ме­рен­но­сти, нисколь­ко не рас­тво­рен­ной ника­ким бла­гим стрем­ле­ни­ем, или увле­че­ни­ем. Если они и при­тво­ря­ют­ся бла­го­на­ме­рен­ны­ми, то это един­ствен­но с целию успеть вер­нее в злом наме­ре­нии. Для бла­го­на­ме­рен­но­сти они вовсе неспо­соб­ны. Видя­щий чув­ствен­но духов, лег­ко может быть обма­нут в свое повре­жде­ние и поги­бель. Если же он, при виде­нии духов, ока­жет дове­рен­ность к ним, или лег­ко­ве­рие, то он непре­мен­но будет обма­нут, непре­мен­но будет увле­чен, непре­мен­но будет запе­чат­лен непо­нят­ною для неопыт­ных печа­тию обо­льще­ния, печа­тию страш­но­го повре­жде­ния в сво­ем духе, при­чем часто теря­ет­ся воз­мож­ность исправ­ле­ния и спасения.

Со мно­ги­ми, с весь­ма мно­ги­ми это слу­ча­лось. Слу­чи­лось это не толь­ко с языч­ни­ка­ми, кото­рых жре­цы были по боль­шей части в откры­том обще­нии с демо­на­ми; слу­чи­лось это не толь­ко со мно­ги­ми хри­сти­а­на­ми, незна­ю­щи­ми тайн хри­сти­ан­ства, и по како­му-нибудь обсто­я­тель­ству всту­пив­ши­ми в обще­ние с духа­ми: слу­чи­лось это с мно­ги­ми подвиж­ни­ка­ми и ино­ка­ми, нес­тя­жав­ши­ми духов­но­го виде­ния духов и уви­дев­ши­ми их чувственно.

Одним толь­ко хри­сти­ан­ским подвиж­ни­че­ством достав­ля­ет­ся пра­виль­ный, закон­ный вход в мир духов. Все про­чие сред­ства неза­кон­ны, и долж­ны быть отверг­ну­ты, как непо­треб­ные и пагуб­ные. Истин­но­го Хри­сто­ва подвиж­ни­ка вво­дит в виде­ние Сам Бог. Когда руко­во­дит Бог, тогда отде­ля­ют­ся при­зра­ки исти­ны, в кото­рые обле­ка­ет­ся ложь от исти­ны; тогда дару­ет­ся подвиж­ни­ку, во-пер­вых, духов­ное виде­ние духов, подроб­но и с точ­но­стью обна­ру­жи­ва­ю­щее пред ним свой­ства этих духов. Уже после это­го дару­ет­ся неко­то­рым подвиж­ни­кам чув­ствен­ное виде­ние духов, кото­рым попол­ня­ют­ся позна­ния о них, достав­лен­ные виде­ни­ем духов­ным. Злые духи свя­зы­ва­ют­ся в сво­их дей­стви­ях по отно­ше­нию к подвиж­ни­ку Хри­сто­ву вла­стию и пре­муд­ро­стию руко­во­дя­ще­го им Бога, и, не смот­ря на то, что дышат осо­бен­ней­шею зло­бою на слу­жи­те­ля Божия, они не могут при­чи­нить ему того зла, какое бы жела­ли. Нано­си­мые ими напа­сти содей­ству­ют его пре­успе­я­нию”. (Преп. Мака­рия Вели­ко­го, Сло­во 4, гл. VI и VII, с. 24).

6. Анто­ний Вели­кий. Patrologia. Том LXXIII, с. 137.

“Необы­чай­ное мно­же­ство их лета­ет в этом воз­ду­хе; не дале­ко от нас про­те­ка­ет пол­чи­ще вра­гов”. (с. 26).

“Писа­ние запо­ве­ду­ет, гово­рил Анто­ний Вели­кий, чтоб мы вся­цем хра­не­ни­ем блюли свое серд­це. (Притч. IV, 23). Вра­гов име­ем страш­ных и ковар­ных (искус­ных в обо­льще­нии), т. е. лука­вых демо­нов, с ними пред­ле­жит нам сра­же­ние, как гово­рит Апо­стол, “несть наша брань к кро­ви и пло­ти, но к нача­лам и вла­с­тем, и к миро­дер­жа­те­лям тьмы века сего, к духо­вом зло­бы под­не­бес­ным (Ефес. VI, 12). Вели­кое мно­же­ство их нахо­дит­ся в объ­ем­лю­щем нас воз­ду­хе; они – неда­ле­ко от нас; гос­под­ству­ют меж­ду ними вели­кое несо­гла­сие. О при­ро­де и раз­но­об­ра­зии их мно­гое могут ска­зать дру­гие, пре­вос­хо­дя­щие нас в духов­ном пре­успе­я­нии, а нам насто­ит осо­бен­ная нуж­да знать упо­треб­ля­е­мые ими про­тив нас коз­ни” (с. 25).

7. “Те из подвиж­ни­ков, кото­рые не стя­жа­ли дара рас­суж­де­ния духов, не осмот­ре­ли в себе сво­е­го паде­ния, не поня­ли, что Хри­стос для хри­сти­а­ни­на – все, что долж­но отверг­нуть самое доб­ро пад­ше­го есте­ства и отречь­ся души сво­ей, кото­рые по этой при­чине спо­соб­ны к само­мне­нию в боль­шей или мень­шей сте­пе­ни, – под­верг­лись вели­ким бед­стви­ям и самой поги­бе­ли от чув­ствен­но­го явле­ния духов, после­до­вав­ше­го по пово­ду изну­ре­ния пло­ти телес­ны­ми подви­га­ми и вкрав­ше­го­ся в душу само­мне­ния. Когда духи пле­нят или уло­вят чело­ве­ка в тайне серд­ца и ума его: тогда они удоб­но дей­ству­ют сна­ру­жи. Чело­век вве­ря­ет­ся лжи, думая, что он дове­ря­ет чистей­шей истине” (с. 44).

8. “Если свя­тые не все­гда узна­ва­ли демо­нов, являв­ших­ся им в виде свя­тых и Само­го Хри­ста: то как воз­мож­но нам думать о себе, что мы без­оши­боч­но узна­ем их? Одно сред­ство спа­се­ние от духов заклю­ча­ет­ся в том, чтоб реши­тель­но отка­зы­вать­ся от виде­ния их и от обще­ния с ними при­зна­вая себя к таким виде­нию и обще­нию неспособными”(с. 46). “Свя­тые настав­ни­ки хри­сти­ан­ско­го подвиж­ни­че­ства, про­све­щен­ные и научен­ные Свя­тым Духом, пости­гая бла­го­де­тель­ную и бого­муд­рую при­чи­ну, по кото­рой души чело­ве­че­ские во вре­мя пре­бы­ва­ния сво­е­го на зем­ле покры­ты тела­ми, как заве­са­ми и покро­ва­ми, запо­ве­ду­ют бла­го­че­сти­вым подвиж­ни­кам не вве­рят­ся ника­ко­му обра­зу или виде­нию, если они вне­зап­но пред­ста­вят­ся, не вхо­дить с ними в бесе­ду, не обра­щать на них вни­ма­ния. Они запо­ве­ду­ют при таких явле­ни­ях ограж­дать себя зна­ме­ни­ем кре­ста, закры­вать гла­за и, в реши­тель­ном созна­нии сво­е­го недо­сто­ин­ства и неспо­соб­но­сти к виде­нию свя­тых духов, молить Бога, чтоб Он покрыл нас от всех коз­ней и обо­льще­ний, зло­хит­ро рас­став­ля­е­мых чело­ве­кам духа­ми зло­бы, зара­жен­ны­ми неис­цель­ной нена­ви­стью и зави­стию к чело­ве­кам”. (с.46)

9. “Свя­тые Ксан­фо­пу­лы гово­рят: “Нико­гда не при­ми, если б ты уви­дел что либо чув­ствен­но или умом внут­ри или вне тебя, хотя бы то был вид как бы Хри­ста, или како­го Свя­то­го, или меч­та­ние све­та; но пре­бы­вай не веруя это­му и него­дуя об этом”. В Про­ло­ге чита­ем о сем сле­ду­ю­щее настав­ле­ние: “Неко­то­ро­му мона­ху явил­ся диа­вол, пре­об­ра­зив­шись в свет­ло­го Анге­ла, и ска­зал ему: Я – Гав­ри­ил; послан Богом к тебе”. Монах отве­чал: “Смот­ри: не к дру­го­му ли кому ты послан: пото­му что, я, живя во гре­хах, недо­сто­ин видеть Анге­ла”. Посрам­лен­ный этим отве­том, демон тот­час исчез. По этой при­чине и гово­рят стар­цы: если и в самом деле явит­ся кому Ангел, не при­ми его, но сми­рись гово­ря: я, живя во гре­хах, недо­сто­ин видеть Анге­ла. Неко­то­рый ста­рец гово­рил о себе: Пре­бы­вая и под­ви­за­ясь в келии моей, я видел бесов наяву, но не обра­щал на них ника­ко­го вни­ма­ния. Диа­вол, видя, что он побеж­ден, при­шел одна­жды к стар­цу (пре­об­ра­зив­шись и в вели­ком све­те), гово­ря: я – Хри­стос, Ста­рец, уви­дев его зажал гла­за и ска­зал: я недо­сто­ин видеть Хри­ста, Кото­рый Сам ска­зал: мно­зи при­и­дут во имя Мое, гла­го­лю­ще, аз есмь Хри­стос; и мно­гих пре­льстят. (Мф. XXIV, 4). Диа­вол, услы­шав это, исчез; ста­рец же про­сла­вил Бога. Ска­за­ли стар­цы: никак не желай видеть чув­ствен­но Хри­ста или Анге­ла, чтоб тебе окон­ча­тель­но не сой­ти с ума, при­няв вол­ка вме­сто пас­ты­ря и воз­дав покло­не­ние вра­гам твои, бесам.”(Пролог, Апре­ля в 22 день) (с. 46–47).

10. “Личи­ною лице­мер­ства при­кры­ва­ют­ся и пад­шие анге­лы. Они – отча­ян­ные, посто­ян­ные, неис­пра­ви­мые зло­деи – зло­дей­ству­ют, наи­бо­лее при­ни­мая вид свя­тых анге­лов, про­ро­ков, муче­ни­ков, апо­сто­лов, Само­го Хри­ста. Они ста­ра­ют­ся сооб­ра­зо­вать­ся с обсто­я­тель­ства­ми, с обра­зом мыс­лей чело­ве­ка, с наклон­но­стя­ми, с впе­чат­ле­ни­я­ми, им полу­чен­ны­ми” (с. 50).

11. “тати и убий­цы тогда имен­но могут совер­шать и пред­при­ни­мать все зло­де­я­ния, когда те, про­тив кото­рых направ­ле­на их зло­ба, даже не верят их суще­ство­ва­нию. “Ото­всю­ду – гово­рит преп.Мака­рий Вели­кий – вра­жия коз­ни, обман и зло­ко­вар­ные дей­ствия весь­ма осмот­ри­тель­но при­ме­ча­ти долж­но. Ибо яко же Дух Свя­тый чрез Пав­ла “всем вся быва­ет, да вся при­об­ря­щет” (1Кор., IX, 22), тако и лука­вый дух чрез зло­бу всем вся ста­ра­ет­ся быти, да всех низ­ве­дет в пагу­бу” (Сло­во 7, гл. 7) (с. 51).

12. Един­ствен­ный пра­виль­ный вход в мир духов – хри­сти­ан­ское подвиж­ни­че­ство. Един­ствен­ный пра­виль­ный вход к чув­ствен­но­му виде­нию духов – хри­сти­ан­ское пре­успе­я­ние и совер­шен­ство. Вво­дит в это виде­ние тех, кото­рые долж­ны вой­ти в него, Сам Бог. Втор­га­ю­щий­ся в чув­ствен­ное виде­ние духов само­про­из­воль­но, посту­па­ет непра­виль­но, неза­кон­но, в про­тив­ность воле Божи­ей: невоз­мож­но тако­му избе­жать обма­на и сле­ду­ю­щих за обма­ном само­обо­льще­ния и повреждения”.

13. “Люби­те­лю доб­ро­де­те­ли, долж­но очень забо­тить­ся о стя­жа­нии рас­суж­де­ния, чтоб он вполне мог раз­ли­чать доб­ро от зла, чтоб мог иссле­до­вать и позна­вать раз­но­об­раз­ные демон­ские коз­ни, кото­ры­ми диа­вол име­ет обы­чай раз­вра­щать под видом доб­рых пред­став­ле­ний уму. Полез­но быть все­гда осто­рож­ным для избе­га­ния опас­ных послед­ствий. По лег­ко­мыс­лию не под­да­вай­ся ско­ро вну­ше­ни­ям духов, хотя бы то были и Анге­лы Небес­ные, но пре­бы­вай непо­ко­ле­би­мым, под­вер­гая все само­му тща­тель­но­му иссле­до­ва­нию, и тогда, что усмот­ришь истин­но – доб­рым, при­ми, а что ока­жет­ся злым, то отверг­ни. Не неяв­ны дей­ствия бла­го­да­ти Божи­ей, кото­рых грех, хотя бы и при­нял на себя вид добра, никак не может подать. Хотя, по Апо­сто­лу, сата­на и пре­об­ра­зу­ет­ся во Анге­ла Свет­ло­го (2 Кор., XI, 14), чтоб обо­льстить чело­ве­ка; но если б и пред­став­лял свет­лые виде­ния, то бла­га­го дей­ствия, как ска­за­но, отнюдь подать не может, что и слу­жит ясным его при­зна­ком. Он не может пре­по­дать ни люб­ви к Богу и ближ­не­му, ни кро­то­сти, ни сми­ре­ния, ни радо­сти, ни мира, ни обуз­да­ния помыс­лов, ни нена­ви­сти к миру, ни спо­кой­ствия духов­но­го, ни вожде­ле­ния небес­ных даров, ниже может укро­щать стра­сти и похо­ти, что – явное дей­ствие бла­го­да­ти, ибо ска­за­но: Плод духов­ный есть любы, радость, мир и пр. (Гал. V, 22). Напро­тив того, он удоб­но может сооб­щить чело­ве­ку гор­дость и высо­ко­умие, как очень спо­соб­ный к это­му. Итак, ты можешь узнать вос­си­яв­ший в душе тво­ей умный свет по дей­ствию его, от Бога ли он, или от сата­ны. Впро­чем и самой душе, если она име­ет здра­вое рас­суж­де­ние и может раз­ли­чать доб­ро от зла, немед­лен­но дела­ет­ся явным то и дру­гое по разум­но­му чув­ству (духов­но­му ощу­ще­нию). Как уксус и вино по внеш­не­му их виду оди­на­ко­вы, но по вку­су язык немед­лен­но позна­ет раз­ли­чие меж­ду ними, являя что – уксус, и что вино: так и душа соб­ствен­но сво­ею силою, сво­им духов­ным чув­ством дей­стви­тель­но может раз­ли­чать даро­ва­ние Бла­го­го Духа от меч­та­ний лука­ва­го” (Преп. Мака­рий Вели­кий, Сло­во IV, гла­ва 13) (с. 61–62).

Приложение II. Явления демонов рабам Божиим

1. О явле­нии диа­во­ла в одеж­де ино­ка в келье стар­ца Раиф­ско­го. “Диа­вол исчез, как бы убе­гая от огня”. “Луг Духов­ный”, Гла­ва 119, Сер­ги­ев Посад, 1915, с. 144

Одна­жды мы при­шли к авве Евсе­вию, пре­сви­те­ру лав­ры Раиф­ской. Он ска­зал нам, что в келию стар­ца в ино­че­ском оде­я­нии явил­ся диа­вол. На стук в дверь ста­рец отво­рил и ска­зал ему: “про­из­не­си молит­ву!” Диа­вол про­из­нес: “ныне, и прис­но, и во веки веков. Аминь”. Ста­рец три­жды застав­лял его сотво­рить молит­ву, и диа­вол все гово­рил: “ныне, и прис­но, и во веки веков”. “Не доб­ро ты при­шел, ска­зал ста­рец. Сотво­ри молит­ву и ска­жи: “Сла­ва Отцу, и Сыну, и Св. Духу, все­гда, ныне, и прис­но, и во веки веков. Аминь”. После этих слов диа­вол исчез, как бы убе­гая от огня”.

2. Житие пре­по­доб­но­го отца наше­го Ники­ты затвор­ни­ка. Во дни игу­мен­ства преп. Нико­на. Само­чин­ный затвор, 31 янва­ря. Кие­во-Печер­ский Пате­рик, Киев, “Лыбидь”, 1991, с. 94–95

“И он, затво­рив­шись, загра­дил дверь креп­ко и, не выхо­дя, пре­бы­вал один в молит­ве. Про­шло немно­го дней как инок не избег сетей диа­воль­ских. Во вре­мя пения сво­е­го он услы­шал некий глас, как буд­то бы кто-то вме­сте с ним молил­ся. Ники­та обо­нял при этом и бла­го­уха­ние неиз­ре­чен­ное. Пре­льстив­шись этим, он гово­рил себе: “Если бы со мною был не ангел, он не молил­ся бы со мною и бла­го­уха­нье это не мог­ло быть иным, как бла­го­уха­ни­ем Духа Свя­то­го. “Помыс­лив так, он сно­ва начал при­леж­но молить­ся, гово­ря: “Гос­по­ди! яви­ся мне Сам, да разум­но вижу Тя”. Тогда был глас к нему: “Не явля­ю­ся тебе, т. к. ты юн, да не воз­нес­ся, нис­па­де­ши”. Затвор­ник же со сле­за­ми ска­зал: “Никак, Гос­по­ди, не пре­льщу­ся, ибо игу­мен научил меня не вни­мать пре­ле­сти бесов­ской; все же пове­лен­ное Тобою испол­ню”. Тогда душе­гу­би­тель­ный змий, воз­об­ла­дав над угод­ни­ком Божи­им, ска­зал: “Невоз­мож­но чело­ве­ку, во пло­ти нахо­дя­ще­му­ся, видеть меня; но вот посы­лаю анге­ла мое­го, да пре­бу­дет он с тобою, ты же испол­няй волю его…” и тот­час пред­стал пред ним бес во обра­зе анге­ла. Ники­та же, пад­ши покло­нил­ся ему как анге­лу. Тогда ска­зал ему бес: “Отсе­ле ты уже не молись, но читай кни­ги и будешь бесе­ду­ю­щим с Богом и подашь полез­ное сло­во при­хо­дя­щим к тебе. Я же все­гда буду молить Твор­ца о тво­ем спа­се­нии”. Затвор­ник, пове­рив ска­зан­но­му и пре­льстив­шись еще более, пере­стал молить­ся, но при­леж­нее начал читать кни­ги, видя при этом беса, непре­стан­но молив­ше­го­ся о нем. Ники­та радо­вал­ся, думая, что сам ангел тво­рит за него молит­ву. Так­же с при­хо­дя­щи­ми к нему мно­го бесе­до­вал от Писа­ния о поль­зе для души, начал про­ро­че­ство­вать и вели­кая сла­ва рас­про­стра­ни­лась о нем; все диви­лись испол­не­нию его про­ро­че­ских словес.

Одна­жды послал он к кня­зю Изя­с­ла­ву, гово­ря: “Сего­дня убит князь Глеб Свя­то­сла­вич в Завол­чьи; пошли ско­рее сына сво­е­го Свя­то­пол­ка на пре­стол в Нов­го­род”. Так дей­стви­тель­но и слу­чи­лось, ибо через несколь­ко дней при­шла весть об убий­стве кня­зя Гле­ба. С это­го вре­ме­ни Ники­та про­сла­вил­ся как пред­ска­за­тель, и его слу­ша­лись князь и бояре. Он осо­бен­но хоро­шо знал кни­ги Свя­щен­но­го Писа­ния Вет­хо­го Заве­та; но кни­ги Еван­гель­ские и Апо­столь­ские Писа­ния не хотел читать и даже слы­шать о них не хотел, так что по это­му ско­ро все узна­ли, что он пре­льщен бесом”.

3. Житие пре­по­доб­но­го Иса­а­кия, затвор­ни­ка печер­ско­го, 14 фев­ра­ля. Кие­во-Печер­ский Пате­рик, Киев, “Лыбидь”, 1991, с. 89

(В неис­ход­ном затво­ре) “был он в про­дол­же­нии семи лет. Одна­жды, по наступ­ле­нии вече­ра, начал бла­жен­ный затвор­ник тво­рить обыч­ное коле­но­пре­кло­не­ние, поя псал­мы по полу­но­чи. Когда же почув­ство­вал изну­ре­ние и сла­бость сил, он пога­сил све­чу и сел на сво­ем месте. И вот вне­зап­но воз­си­ял в пеще­ре вели­кий свет, как бы от солн­ца. Нель­зя было сво­бод­но открыть гла­за. В то же вре­мя пока­за­лись тут два беса в обра­зе пре­крас­ных юно­шей, лица их бли­ста­ли, как солн­це. Бесы ска­за­ли пре­по­доб­но­му: “Иса­а­кий! Мы – анге­лы, и вот гря­дет к тебе Хри­стос с про­чи­ми анге­ла­ми”. Иса­а­кий, вос­став­ши, уви­дел мно­же­ство бесов, лица кото­рых сия­ли; один из них, сто­я­щий посре­дине, сиял более всех; от лица его исхо­ди­ли лучи. Бесы ска­за­ли свя­то­му: “Иса­а­кий! Вот Хри­стос; пад­ши, покло­нись ему”. Иса­а­кий же, не поняв бесов­ско­го нава­жде­ния, не вспом­нив огра­дить себе крест­ным зна­ме­ни­ем, покло­нил­ся тому, как Хри­сту. Тот­час бесы учи­ни­ли крик вели­кий, взы­вая: “Наш еси, Иса­а­кий!” и поса­див­ши его, сами начи­на­ли садить­ся вокруг, и мигом келия и про­ход пещер­ный напол­ни­лись беса­ми. Один из бесов, мни­мый Хри­стос, ска­зал: “Возь­ми­те сопе­ли (дуд­ки), тим­па­ны и гус­ли и ударь­те друж­нее, а Иса­а­кий нам пусть попля­шет. Тот­час бесы, уда­рив в сопе­ли, тим­па­ны и гус­ли, схва­ти­ли Иса­а­кия, нача­ли с ним ска­кать и пля­сать в про­дол­же­ние мно­гих часов и, изму­чив­ши его, оста­ви­ли чуть живым и, так над­ру­гав­шись, исчезли”.

4. Обо­льще­ние Вален­та. Хри­сти­ан­ское уче­ние о злых духах, М, 1990, с. 10 (Лав­са­ик, гл. 29)

“Один подвиж­ник, по име­ни Валент, дол­го живя в пустыне, мно­го изну­рил плоть свою и счи­тал­ся вели­ким подвиж­ни­ком, но потом, обо­льщен­ный духом само­мне­ния и гор­до­сти, впал в край­нее высо­ко­ме­рие, так что сде­лал­ся игра­ли­щем бесов. Над­мив­шись пагуб­ною стра­стью само­мне­ния, он стал меч­тать, нако­нец в само­обо­льще­нии, что с ним бесе­ду­ют анге­лы и при вся­ком деле слу­жат ему. Диа­вол, утвер­див­шись, что Валент совер­шен­но пре­дал­ся обма­ну, при­ни­ма­ет на себя вид Спа­си­те­ля и ночью при­хо­дит к нему, окру­жен­ный сон­мом демо­нов в обра­зе анге­лов, с зажжен­ны­ми све­тиль­ни­ка­ми. И вот явил­ся огнен­ный круг, и в сере­дине его Валент видит как бы Спа­си­те­ля. Один из демо­нов, в обра­зе анге­ла при­хо­дит к нему и гово­рит: “Ты бла­го­уго­дил Хри­сту сво­и­ми подви­га­ми, и Он при­шел посе­тить тебя. Итак, дру­го­го ниче­го не делай, а толь­ко, став­ши вда­ли, и, уви­дев Его, Сто­яв­ше­го сре­ди все­го сон­ма, покло­нись Ему и потом иди в келию свою. Валент вышел, и уви­дев мно­же­ство духов со све­тиль­ни­ка­ми, пал и покло­нил­ся лжехри­сту. Обо­льщен­ный, он до того про­стер свое безу­мие, что при­шед­ши на дру­гой день в цер­ковь, ска­зал при всей бра­тии: “Я не имею нуж­ды в при­об­ще­нии, ибо видел Хри­ста”. Тогда окру­жа­ю­щие его, что он впал в умо­ис­ступ­ле­ние, свя­за­ли его цепя­ми и в тече­нии года вполне увра­че­ва­ли его, истре­бив гор­дость его молитвами”.

5. Явле­ние беса пре­по­доб­но­му Пахо­мию. Хри­сти­ан­ское уче­ние о злых духах, М. 1990, с. 10

“В обра­зе Хри­ста явил­ся бес и преп. Пахо­мию и ска­зал: “Радуй­ся, ста­рец, столь­ко мне уго­див­ший. Я – Хри­стос и при­шел к тебе, как дру­гу сво­е­му.” Изу­мил­ся преп. Пахо­мий и, смот­ря на при­ви­де­ние, начал рас­суж­дать: “Хри­сто­во при­ше­ствие к чело­ве­ку сопро­вож­да­ет­ся радо­стию, серд­це не чув­ству­ет ника­ко­го стра­ха, все помыш­ле­ния тот­час исче­за­ют, ум дела­ет­ся оча­ми сера­фим­ски­ми и весь впе­ря­ет­ся в созер­ца­ние сла­вы Гос­под­ней, а я теперь сму­ща­юсь, боюсь… Нет это не Хри­стос. Потом, огра­див себя крест­ным зна­ме­ни­ем, с дерз­но­ве­ни­ем ска­зал: “Отой­ди от меня, дух зло­бы. Будь про­кля­то лукав­ство всех тво­их начинаний”.

Приложение III. Явления Пресвятой Богородицы в православной традиции

1. Еван­ге­лие от Луки (1, 39–45)

Встав­ши же Мария во дни сии, с поспеш­но­стью пошла в нагор­ную стра­ну, в город Иудин,

И вошла в дом Заха­рии, и при­вет­ство­ва­ла Елизавету.

Когда Ели­за­ве­та услы­ша­ла при­вет­ствие Марии, взыг­рал мла­де­нец во чре­ве ее; и Ели­за­ве­та испол­ни­лась Свя­то­го Духа,

И вос­клик­ну­ла гром­ким голо­сом, и ска­за­ла: бла­го­сло­вен­на Ты

меж­ду жена­ми, и бла­го­сло­вен плод чре­ва Твоего!

И отку­да это мне, что при­шла Матерь Гос­по­да мое­го ко мне?

Ибо, когда голос при­вет­ствия Тво­е­го дошел до слу­ха моего,

взыг­рал мла­де­нец радост­но во чре­ве моем;

И бла­жен­на Уве­ро­вав­шая, пото­му что совер­шит­ся ска­зан­ное Ей от Господа”.

2. Внеш­ний вид, нрав­ствен­ная высо­та и слава

“Зем­ная жизнь Пре­свя­той Бого­ро­ди­цы Пре­свя­той Бого­ро­ди­цы”; М., 1904,Изд. Пан­те­лей­мо­но­ва монастыря

“Св. Дио­ни­сий Аре­о­па­гит, через три года после его обра­ще­ния в хри­сти­ан­ство спо­до­бив­ший­ся видеть в Иеру­са­ли­ме лицем к лицу Пре­свя­тую Деву Марию, так опи­сы­ва­ет это сви­да­ние: “когда я вве­ден был пред лице Бого­об­раз­ной, свет­лей­шей Девы; – меня обли­стал извне и внут­ри столь Вели­кий и без­мер­ный свет Боже­ствен­ный и раз­ли­лось окрест меня такое див­ное бла­го­уха­ние раз­лич­ных аро­ма­тов, что ни немощ­ное тело мое, ни самый дух – не в силах были выне­сти столь вели­ких и обиль­ных зна­ме­ний и начат­ков веч­но­го бла­жен­ства и сла­вы. Изне­мо­га­ло серд­це мое, изне­мог дух во мне от Ее сла­вы и Боже­ствен­ной бла­го­да­ти! Чело­ве­че­ский ум не может пред­ста­вить себе ника­кой сла­вы и чести выше того бла­жен­ства, какое вку­сил тогда я недо­стой­ный, но удо­сто­ен­ный по мило­сер­дию и бла­жен­ный выше вся­ко­го поня­тия” (с. 196).

3. Св. Гри­го­рий Неоке­са­рий­ский о Божи­ей Матери:

“Вся – чер­тог Духа; вся – град Бога жива­го; вся – добра; вся – пред оча­ми Божи­и­ми: ибо, вос­шед­ши пре­вы­ше Херу­ви­мов и будучи пре­воз­не­се­на над Сера­фи­ма­ми, Она при­бли­зи­лась к Богу”.

4. Явле­ние Пре­свя­той Бого­ро­ди­цы Пре­по­доб­но­му Сер­гию (Житие Пре­по­доб­но­го Сер­гия Свя­то-Тро­иц­кая Сер­ги­е­ва Лав­ра, 1904, с. 199–200)

“Окон­чив молит­ву, он сел для отдох­но­ве­ния; но вдруг его свя­тая душа ощу­ти­ла при­бли­же­ние небес­но­го явле­ния, и он ска­зал сво­е­му келей­но­му уче­ни­ку – пре­по­доб­но­му Михею: “бодр­ствуй, чадо; мы будем в сей час иметь чудес­ное посе­ще­ние”. Едва ска­зал он это, как послы­шал­ся голос: “се, Пре­чи­стая грядет!..”

Тогда ста­рец встал и поспеш­но вышел в сени; здесь оси­ял его свет паче сол­неч­но­го, и он узрел Пре­бла­го­сло­вен­ную Деву, сопро­вож­да­е­мую Апол­сто­ла­ми Пет­ром пер­во­вер­хов­ным и Иоан­ном дев­ствен­ни­ком – Богословом.

Не в силах будучи выне­сти это­го чуд­но­го сия­ния и неиз­ре­чен­ной сла­вы Мате­ри Све­та, Пре­по­доб­ный Сер­гию пал ниц; но бла­гая Матерь при­кос­ну­лась к нему рукою и обод­ри­ла его сло­ва­ми бла­го­да­ти: “не бой­ся, избран­ни­че Мой”, изрек­ла Она: “Я при­шла посе­тить тебя: услы­ша­на твоя молит­ва об уче­ни­ках тво­их; не скор­би боль­ше и об оби­те­ли тво­ей: отныне она будет иметь изоби­лие во всем, и не толь­ко при жиз­ни тво­ей, но и по отше­ствии тво­ем к Богу Я неот­ступ­на буду от места сего, и все­гда буду покры­вать его…” Ска­за­ла так и – ста­ла невидима…

Востре­пе­тал ста­рец от стра­ха и радо­сти; несколь­ко минут он был как бы в вос­тор­жен­ном состо­я­нии, а когда при­шел в себя, то уви­дел уче­ни­ка сво­е­го Михея лежа­щим на полу, как бы умер­шим: вели­кий настав­ник мог видеть Цари­цу Небес­ную, и слы­шал голос Ея: а уче­ник, пора­жен­ный ужа­сом, не в состо­я­нии был видеть все, и видел толь­ко свет небесный…

– “Встань, чадо мое”, – крот­ко ска­зал старец.

Михей при­шел в чув­ство, под­нял­ся, но тут же упал к ногам пре­по­доб­но­го Сер­гия. “Ска­жи, отче, Гос­по­да ради”, гово­рил он: “что это за чуд­ное виде­ние? Душа моя едва не раз­де­ли­лась от тела…”

Но Сер­гий и сам еще не мог гово­рить от вол­не­ния душев­но­го, толь­ко лицо его цве­ло небес­ною радо­стию. “Подо­жди, чадо”, ска­зал он уче­ни­ку: “и моя душа тре­пе­щет от это­го видения”.

5. Явле­ние Пре­свя­той Бого­ро­ди­цы преп. Сера­фи­му Саров­ско­му (Сера­фи­мо-Диве­ев­ская Лето­пись СПб., 1903 г., с. 325)

“За год и девять меся­цев до сво­ей кон­чи­ны о. Сера­фим спо­до­бил­ся еще посе­ще­ния Бого­ма­те­ри. Посе­ще­ние было ран­ним утром в день Бла­го­ве­ще­ния, 25-го мар­та 1831 года. Запи­са­ла его и подроб­но сооб­щи­ла див­ная ста­ри­ца Евдо­кия Ефре­мов­на (впо­след­ствии мать Евпраксия).

“В послед­ний год жиз­ни батюш­ки Сера­фи­ма я при­хо­жу к нему вече­ром, по его при­ка­за­нию, нака­нуне празд­ни­ка Бла­го­ве­ще­ния Божи­ей Мате­ри. Батюш­ка встре­тил и гово­рит: “Ах, радость моя, я тебя дав­но ожи­дал! Какая нам с тобою милость и бла­го­дать от Божи­ей Мате­ри гото­вит­ся в насто­я­щий празд­ник! Велик этот день будет для нас!” “Достой­на ли я, батюш­ка, полу­чать бла­го­дать по гре­хам моим”, отве­чаю я. Но батюш­ка при­ка­зал: “повто­ряй, матуш­ка, несколь­ко раз сря­ду: “Радуй­ся Неве­сто-Нене­вест­ная! Алли­лу­ия!” Потом начал гово­рить: и слы­шать-то нико­гда не слу­ча­лось, какой празд­ник нас с тобою ожи­да­ет! Я нача­ла было пла­кать… Гово­рю, что я недо­стой­на, а батюш­ка не при­ка­зал, стал уте­шать меня, гово­ря: “хотя и недо­стой­на ты, но я о тебе упро­сил Гос­по­да и Божию Матерь, чтоб видеть тебе эту радость! Давай молить­ся!” И сняв с себя ман­тию, надел ее на меня и начал читать ака­фи­сты: Гос­по­ду Иису­су, Божи­ей Мате­ри, Свя­ти­те­лю Нико­лаю, Иоан­ну Кре­сти­те­лю; кано­ны: Анге­лу Хра­ни­те­лю, всем свя­тым. Про­чи­тав все это, гово­рит мне: “не убой­ся, не стра­шись, бла­го­дать Божия к нам явля­ет­ся! Дер­жись за меня креп­ко!” И вдруг сде­лал­ся шум, подоб­но вет­ру, явил­ся бли­ста­ю­щий свет, послы­ша­лось пение. Я не мог­ла все видеть и слы­шать без тре­пе­та. Батюш­ка упал на коле­ни и, воз­дев руки к небу, воз­звал: “О, Пре­бла­го­сло­вен­ная, Пре­чи­стая Дево, Вла­ды­чи­це Бого­ро­ди­ца!” И вижу, как впе­ре­ди идут два Анге­ла с вет­вя­ми в руках, а за ними сама Вла­ды­чи­ца наша. За Бого­ро­ди­цей шли 12-ть дев, потом еще св. Иоанн Пред­те­ча и св. Иоанн Бого­слов. Я упа­ла от стра­ха замерт­во на зем­лю и не знаю дол­го ли я была в таком состо­я­нии и что изво­ли­ла гово­рить Цари­ца Небес­ная с батюш­кой Сера­фи­мом. Я ниче­го не слы­ша­ла так­же о чем батюш­ка про­сил Вла­ды­чи­цу. Перед кон­цом виде­ния услы­ша­ла я, лежа на полу, что Матерь Божия изво­ли­ла спра­ши­вать батюш­ку Сера­фи­ма: “Кто это у тебя лежит на зем­ле?” Батюш­ка отве­чал: “это та самая ста­ри­ца, о кото­рой я про­сил тебя, Вла­ды­чи­ца, быть ей при явле­нии Тво­ем!” Тогда Пре­чи­стая изво­ли­ла взять меня недо­стой­ную за пра­вую руку и батюш­ка за левую и через батюш­ку при­ка­за­ла мне подой­ти к девам, при­шед­шим с Нею и спро­сить как их име­на и какая жизнь была их на зем­ле. Я и пошла поря­ду спра­ши­вать. Во-пер­вых, под­хо­жу к Анге­лам, спра­ши­ваю: кто вы? Они отве­ча­ют: мы Анге­лы Божии. Потом подо­шла к св. Иоан­ну Кре­сти­те­лю; он так­же ска­зал мне имя свое и жизнь вкрат­це; точ­но так же св. Иоанн Бого­слов. Подо­шла к девам и их спро­си­ла каж­дую об име­ни; они рас­ска­за­ли мне свою жизнь. Свя­тыя девы по име­нам были: вели­ко­му­че­ни­цы Вар­ва­ра и Ека­те­ри­на, св. Пер­во­му­че­ни­ца Фек­ла, св. вели­ко­му­че­ни­ца Мари­на, св. вели­ко­му­че­ни­ца и цари­ца Ири­на, пре­по­доб­ная Евпрак­сия, св. вели­ко­му­че­ни­цы Пела­гея и Доро­фея, Пре­по­доб­ная Мак­ри­на, Муче­ни­ца Иусти­на, св. вели­ко­му­че­ни­ца Иули­а­ния и муче­ни­ца Ани­сия. Когда я спро­си­ла их всех, то поду­ма­ла – пой­ду, упа­ду к нож­кам Цари­цы Небес­ной и буду про­сить про­ще­ние в гре­хах моих, но вдруг все ста­ло неви­ди­мо. После батюш­ка гово­рит: что это явле­ние про­дол­жа­лось четы­ре часа. Когда мы оста­лись одни с батюш­кой, я гово­рю ему: “ах, батюш­ка, я дума­ла, что умру от стра­ха и не успе­ла попро­сить Цари­цу Небес­ную об отпу­ще­нии гре­хов моих, но батюш­ка отве­чал мне: “я, убо­гий, про­сил о вас Божию Матерь и не толь­ко о вас, но о всех любя­щих меня и о тех, кто слу­жил мне и мое сло­во испол­нял, кто тру­дил­ся для меня, кто оби­тель мою любит, а коль­ми паче вас не остав­лю и не забу­ду. Я, отец ваш, попе­кусь о вас не остав­лю и в сем веке и в буду­щем, и кто в моей пусты­ни жить будет, всех не остав­лю и роды ваши не остав­ле­ны будут. Вот какой радо­сти Гос­подь спо­до­бил нас, зачем вам уны­вать!” Тогда я ста­ла про­сить батюш­ку, что­бы он научил меня как жить и молить­ся. Он отве­тил: “вот как моли­тесь: Гос­по­ди, спо­до­би мне уме­реть хри­сти­ан­скою кон­чи­ною, не оста­ви меня Гос­по­ди на страш­ном суде Тво­ем, не лиши Цар­ствия Небес­но­го! Цари­ца Небес­ная, не оста­ви меня! После все­го я покло­ни­лась в нож­ки батюш­ке, а он, бла­го­сло­вив­ши меня, ска­зал: “гря­ди, чадо, с миром в Сера­фи­мо­ву пустынь”.

В дру­гом рас­ска­зе ста­ри­цы Евдо­кии Ефре­мов­ны (тет­радь “6, рас­сказ 23) встре­ча­ют­ся еще боль­шие подроб­но­сти. Так она гово­рит: “впе­ре­ди шли два Анге­ла, дер­жа один в пра­вой, а дру­гой в левой руке по вет­ке, уса­жен­ной толь­ко что рас­цвет­ши­ми цве­та­ми. Воло­сы их, похо­жие на золо­ти­сто-жел­тый лен, лежа­ли рас­пу­щен­ны­ми на пле­чах. Одеж­да Иоан­на Пред­те­чи и Апо­сто­ла Иоан­на Бого­сло­ва была белая, бле­стя­щая от чисто­ты. Цари­ца Небес­ная име­ла на себе ман­тию, подоб­но той, как пишет­ся на обра­зе Скор­бя­щей Божи­ей Мате­ри, бле­стя­щую, но како­го цве­та – ска­зать не могу, неска­зан­ной кра­со­ты, застег­ну­тую под шеею боль­шою круг­лою пряж­кою – застеж­кою, убран­ной кре­ста­ми, раз­но­об­раз­но разу­кра­шен­ны­ми, но чем – не знаю, а пом­ню толь­ко, что она сия­ла необык­но­вен­ным све­том. Пла­тье, сверх кое­го была ман­тия, зеле­ное, пере­по­я­сан­ное высо­ким поя­сом. Сверх ман­тии была как бы епи­тра­хиль, а на руках пору­чи, кото­рые, рав­но как и епи­тра­хиль, были убра­ны кре­ста­ми. Вла­ды­чи­ца каза­лась ростом выше всех дев; на голо­ве Ее была воз­вы­шен­ная коро­на, укра­шен­ная раз­но­об­раз­ны­ми кре­ста­ми, пре­крас­ная, чуд­ная, сияв­шая таким све­том, что нель­зя было смот­реть гла­за­ми, рав­но как и на пряж­ку-застеж­ку и на самое лицо Цари­цы Небес­ной. Воло­сы Ее были рас­пу­ще­ны, лежа­ли на пле­чах и были длин­нее и пре­крас­нее Ангель­ских. Девы шли за Нею по-пар­но, в вен­цах, в одеж­дах раз­но­го цве­та и с рас­пу­щен­ны­ми воло­са­ми; они ста­ли кру­гом всех нас. Цари­ца Небес­ная была в сере­дине. Келия батюш­ки сде­ла­лась про­стор­ная и весь верх испол­нил­ся огней, как бы горя­щих свеч. Свет был осо­бый, непо­хо­жий на днев­ной свет и свет­лее солнечного.

“Взяв меня за пра­вую руку, Цари­ца Небес­ная изво­ли­ла ска­зать: “Встань, деви­ца, и не бой­ся нас. Такия же девы, как ты, при­шли сюда со мною. Я не почув­ство­ва­ла как вста­ла. Цари­ца Небес­ная изво­ли­ла повто­рить: “Не убой­ся, мы при­шли посе­тить вас”. Батюш­ка Сера­фим сто­ял уже не на коле­нях, а на ногах пред Пре­свя­тою Бого­ро­ди­цею и она гово­ри­ла столь мило­сти­во, как бы с род­ным чело­ве­ком. Объ­ятая вели­кою радо­стию, спро­си­ла я батюш­ку Сера­фи­ма: где мы? Я дума­ла, что я уже не живая; потом, когда спро­си­ла его: кто это? То Пре­чи­стая Бого­ро­ди­ца при­ка­за­ла мне подой­ти ко всем самой и спро­сить их и т.д.”.

“Девы все гово­ри­ли: “не так Бог даро­вал нам эту сла­ву, а за стра­да­ние и за поно­ше­ние; и ты постра­да­ешь!” Пре­свя­тая Бого­ро­ди­ца мно­го гово­ри­ла батюш­ке Сера­фи­му, но все­го не мог­ла я рас­слы­шать, а вот что слы­ша­ла хоро­шо: ”не оставь дев моих Диве­ев­ских!” Отец Сера­фим отве­чал: “О, Вла­ды­чи­ца! Я соби­раю их, но сам не могу их упра­вить!” На это Цари­ца Небес­ная отве­ти­ла: “Я тебе, любим­че мой, во всем помо­гу! Воз­ло­жи на них послу­ша­ние, если испра­вят, то будут с тобою и близ Меня, и если поте­ря­ют муд­рость, то лишат­ся уча­сти сих ближ­них дев моих; ни места, ни вен­ца тако­го не будет. Кто оби­дит их тот пора­жен будет от меня; кто послу­жит им ради Гос­по­да, тот поми­ло­ван будет пред Богом!” Потом, обра­тясь ко мне ска­за­ла: “вот посмот­ри на сих дев Моих и на вен­цы их; иныя из них оста­ви­ли зем­ное цар­ство и богат­ство, воз­же­лав цар­ства веч­но­го и небес­но­го, воз­лю­би­ши нище­ту само­из­воль­ную, воз­лю­би­ши Еди­на­го Гос­по­да и за то, видишь, какой сла­вы и поче­сти спо­до­би­лись. Как было преж­де, так и ныне. Толь­ко преж­ние муче­ни­цы стра­да­ли явно, а нынеш­ние – тай­но, сер­деч­ны­ми скор­бя­ми, и мзда им будет такая же”. Виде­ние кон­чи­лось тем, что Пре­свя­тая Бого­ро­ди­ца ска­за­ла о. Сера­фи­му “ско­ро, люби­ми­че мой, будешь с нами!” и бла­го­сло­ви­ла его. Про­сти­лись с ним и все свя­тые: девы цело­ва­лись с ним рука в руку. Мне ска­за­но было: “это виде­ние тебе дано ради молитв о. Сера­фи­ма, Мар­ка, Наза­рия и Пахо­мия. Батюш­ка, обра­тясь после это­го ко мне, ска­зал: “вот, матуш­ка, какой бла­го­да­ти спо­до­бил Гос­подь нас убо­гих. Мне таким обра­зом уже две­на­дца­тый раз было явле­ние от Бога и тебя Гос­подь спо­до­бил; вот какой радо­сти достиг­ли! Есть нам поче­му веру и надеж­ду иметь ко Гос­по­ду. Побеж­дай вра­га – диа­во­ла и про­ти­ву его будь во всем муд­ра; Гос­подь тебе во всем поможет!”

6. Посе­ще­ние Божи­ей Мате­ри Отца Ионы. Архи­манд­рит Иона. Житие: подви­ги и чуде­са, 1995.

Зная недо­воль­ствие на меня стар­шей бра­тии, что я при­ни­маю бого­моль­цев и этим при­чи­няю им мно­го непри­ят­но­стей и тру­дов, я решил­ся нико­го не при­ни­мать и запер­ся в сво­ей келии. На празд­ник Трех свя­ти­те­лей: Васи­лия Вели­ко­го, Гри­го­рия Бого­сло­ва и Иоан­на Зла­то­устого я при­шел от ран­ней обед­ни, при­об­щил­ся Свя­тых Таин, запер келию на крю­чок, раз­дел­ся, помо­лил­ся Богу и сел к сто­лу, кото­рый был при­став­лен к стене. Сижу и зани­ма­юсь чте­ни­ем Иса­а­ка Сири­на. Уже отзво­ни­ли к обедне. Вдруг слы­шу, кто-то тво­рит молит­ву Иису­со­ву, отво­ря­ет дверь, вхо­дит в келию, остав­ля­ет дверь неза­тво­рен­ною. Вошли ста­ли посре­ди келии и гово­рят: “А он зани­ма­ет­ся”. Мне пока­за­лось, что это голос одной девуш­ки Марии, кото­рая ходи­ла ко мне. Она была скор­че­на как клу­бок – не вла­де­ла ни рука­ми, ни нога­ми и даже с боль­шим тру­дом гово­ри­ла. Ее совер­шен­но исце­ли­ла Божия Матерь, явив­шись ей во сне и наяву, и она ста­ла совер­шен­но здо­ро­ва. Она при­хо­ди­ла из свя­той Лав­ры раза два с кем-то, и я думал, что это при­шла Мария. Я ужас­но доса­до­вал на себя, поче­му я оста­вил дверь не запер­тою, а потом сер­жусь на при­шед­ших, что здесь живут люди и келии отап­ли­ва­ют­ся дро­ва­ми, а эти вошед­шие какие-то беспонятные.

При­шед­шие ко мне под­хо­дят на сере­ди­ну келии, и одна их них голо­сом неж­ным, жен­ским и гово­рит: “А он-таки зани­ма­ет­ся”. Ска­зав это, сто­ят. Я и вни­ма­ния на них не обра­щаю и не огля­ды­ва­юсь, а сижу, сер­жусь на себя, поче­му я так невни­ма­те­лен, что не зало­жил две­рей. Когда я ска­зал, что не буду нико­го к себе при­ни­мать и дал при­шед­шим понять, что они не вовре­мя при­шли до мона­ха и что они посто­ят и уйдут, и сижу себе, а те сто­ят и мол­чат и не ухо­дят. Про­шло доволь­но вре­ме­ни, я все ника­ко­го на них вни­ма­ния не обра­щаю. Потом при­шла мне мысль гнев­ная: эти люди не име­ют поня­тия, что сей­час боль­шой холод, на дво­ре зима, и холод вхо­дит к чело­ве­ку, бро­са­ют неза­тво­рен­ною дверь настежь. Раз­ве это мож­но делать здра­во­мыс­ля­ще­му чело­ве­ку, не затво­рять зимой дверь? Дам им понять, повер­нусь кру­то на ска­мей­ке в пра­вую сто­ро­ну с тем, что­бы на них не взгля­нуть, а встать и идти пря­мо к две­ри и затво­рить. Помыс­лив так, я кру­то повер­нул­ся, под­нял­ся и дерз­ко обра­тил лицо, что­бы идти к две­ри, быст­ро стал на ноги и что же? Уви­дел Вла­ды­чи­цу Гос­по­жу Матерь Божию сто­я­щую и с Нею свя­тых. И я упал мерт­вым на землю.

Не пом­ню, сколь­ко вре­ме­ни я лежал, и толь­ко тогда при­шел в чув­ство, когда Вла­ды­чи­ца бла­го­из­во­ли­ла кос­нуть­ся Ее Все­свя­тою рукою моей голо­вы гор­дой и греш­ной и ска­зать: “Дух его в нем есть”. И как мол­ния про­ле­те­ла жизнь по все­му мое­му телу, и я ска­зал: “О Вла­ды­чи­ца Истин­ная Мати Божия, про­сти меня ока­ян­но­го, паче всех живу­щих на земле”.

– “Встань на ноги твои”. Но я, ока­ян­ный пес, лежал; какой стыд и страх объ­ял меня, выра­зить невоз­мож­но. Но кого я, ока­ян­ный, мыс­лил, гне­вал­ся и гор­до­стию хотел дока­зать мое сожа­ле­ние; скорбь, страх выра­зи­ли все мое тогдаш­нее поло­же­ние сты­да, бояз­ни, объ­яв­ших меня. Я рыдал горь­ко-горь­ко и встать от ужа­са никак не мог. Вла­ды­чи­ца же Все­ми­ло­сти­вая пове­ле­ва­ет мне и лас­ко­во гово­рит: “Успо­кой­ся, встань”. Но куда мне встать, ска­ред­но­му гор­де­цу, да и пред Кем? Вла­ды­чи­ца сто­ит и ожи­да­ет, пока я успокоюсь.

Когда я несколь­ко успо­ко­ил­ся, Она под­ня­ла меня ска­ред­но­го за левую руку, я встал на коле­ни, Она, Вла­ды­чи­ца, и гово­рит мне лас­ко­во: “Ты, помо­лясь Богу, Мне и всем свя­тым, поло­жил нико­го не при­ни­мать. Вот мы при­шли к тебе, на сей жезл, гони нас, гони нас всех, гони, ты такой завет заклю­чил в тво­ей мыс­ли, то и делай – гони нас! Ты все это рас­смот­ри сам, ты трус­лив, мало­ду­шен, ты все забо­тишь­ся о напа­да­ю­щих на тебя. Напрас­но ты дума­ешь, они объ­юро­ди­ли от сво­их стра­стей, сами не зна­ют, что дела­ют, под­да­лись вра­гу – диа­во­лу. Жаль их, и ты о них жале­ешь серд­цем и дела­ешь, да спа­сут­ся они, аще на сие бла­го­из­во­лит Все­б­ла­гий Бог. Ты же укре­пись муже­ством, и ко все­му доб­ро­му будь готов, иди путем, на кото­рый постав­лен, и при­хо­дя­щих к тебе вся­ко­го пле­ме­ни, пола и воз­рас­та не отго­няй, но всех при­ни­май. Дух Свя­тый пове­ле­ва­ет им, настав­ля­ет, и они идут к тебе”.

Мно­го-мно­го бла­го­из­во­ли­ла Все­б­ла­гая Вла­ды­чи­ца гово­рить мне о всех и о всем. И гово­ри­ла это Она при сви­де­те­лях, при­шед­ших с Нею: свт. Васи­лии Вели­ком, Гри­го­рии Бого­сло­ве, Иоанне Зла­то­усте, свт. Нико­лае Чудо­твор­це, свя­том вели­ко­му­че­ни­ке Геор­гии Побе­до­нос­це, свя­том вели­ко­му­че­ни­ке Мер­ку­рии, Фео­до­ре Тироне и свя­том Гри­го­рии Акра­гон­тий­ском. Все эти свя­тые пред­сто­я­ли Вла­ды­чи­це с вели­ким бла­го­го­ве­ни­ем – все это они слу­ша­ли. Потом гово­рит: “Блю­ди и хра­ни это навсе­гда; дверь тво­ей келии нико­гда и нико­му затво­ре­на да не будет для вхо­да к тебе, а все­гда откры­та для всех. Про­во­ди нас. Помни же, пусть дверь все­гда будет отвер­ста всем”. Я про­во­дил их на самое крыль­цо. Вла­ды­чи­ца пове­ле­ла мне воз­вра­тить­ся в келию, и я воз­вра­тил­ся в келию и дверь келии не смел затво­рить две недели.

Я пом­нил, что Вла­ды­чи­ца ска­за­ла отло­жить гор­дость, пре­зре­ние и при­ни­мать всех, но у меня не хва­ти­ло понять тай­ны Божии, и дверь моя была все­гда настежь. Мно­гие из бра­тии виде­ли, что такой страш­ный мороз, а дверь у меня настежь. В келии моей было, как и все­гда, теп­ло. Вспом­нил я толь­ко тогда, когда Вла­ды­чи­ца изво­ли­ла мне под­твер­дить, что­бы дверь моя все­гда была для всех отверзта, а я гово­рю: “Как же, Вла­ды­чи­ца, я чело­век и боюсь холо­да, у меня в келии холод­но будет, и я не сне­су, так как теперь силь­ный мороз”. Вла­ды­чи­ца улыб­ну­лась и гово­рит: “Ниче­го, пусть будет так, а в келии тво­ей все­гда будет теп­ло”. И див­ное дело – на дво­ре мороз, а дверь у меня откры­та, и в келии теп­ло. Мно­гие бра­тия, про­хо­дя мимо моих две­рей и видя дверь отво­рен­ной, закры­ва­ли, а я опять откры­вал. Так дела­ли мои келей­ни­ки, но я велел им отво­рять. И так было неде­ли две. А потом мысль при­шла, что это не к тому.

7. Житие пре­по­доб­но­го и бого­нос­но­го отца наше­го Афа­на­сия, июля 5. Афон­ский Пате­рик, М., 1994, II, с. 26–27.

Как ни был силен в подви­гах и тверд в духе тер­пе­ния свя­той Афа­на­сий, но голод пре­воз­мог его, – твер­дость духа поко­ле­ба­лась, и он решил­ся оста­вить лав­ру и идти куда-нибудь в дру­гое место. Наут­ро, свя­той Афа­на­сий, с желез­ным сво­им жез­лом, в смут­ном рас­по­ло­же­нии духа, уны­ло шел по доро­ге в Карел и в пути про­вел уже два часа: нако­нец силы его исто­щи­лись, и он хотел было при­сесть, что­бы отдох­нуть, как вдруг некая жена, под голу­бым воз­душ­ным покры­ва­лом, пока­за­лась иду­щею к нему навстре­чу. Свя­той Афа­на­сий при­шел в сму­ще­ние и, не веря соб­ствен­ным гла­зам, пере­кре­стил­ся. “Отку­да взять­ся здесь жен­щине?”, спро­сил он сам себя, “когда вход жен­щи­нам невоз­мо­жен?” Удив­ля­ясь виде­нию, пошел он навстре­чу незна­ком­ке. “Куда ты, ста­рец?” Скром­но спро­си­ла незна­ком­ка свя­то­го Афа­на­сия, повстре­чав­шись с ним. Свя­той Афа­на­сий осмот­рел незна­ком­ку с ног до голо­вы, взгля­нул ей в гла­за и, в неволь­ном чув­стве почти­тель­но­сти, поту­пил­ся. Скром­ность одеж­ды, тихий дев­ствен­ный взор ее, тро­га­тель­ный голос, – все пока­зы­ва­ло в ней жен­щи­ну не слу­чай­ную. “Ты кто? как зашла сюда? ска­зал ста­рец незна­ком­ке, “и к чему тебе знать, куда я? Ты видишь, – я здеш­ний инок. Чего же более?” – “Если ты инок”, отве­ча­ла незна­ком­ка, “то ина­че, чем обык­но­вен­ные люди, дол­жен и отве­чать, – быть про­сто­душ­ным, довер­чи­вым и скром­ным. Я желаю знать, куда ты идешь; знаю твое горе и все, что с тобою дела­ет­ся, могу помочь, – но преж­де желаю услы­шать, куда ты? Удив­лен­ный бесе­дою таин­ствен­ной незна­ком­ки, свя­той Афа­на­сий рас­ска­зал ей беду свою. “И это­го-то не вынес ты?” – воз­ра­зи­ла незна­ком­ка,– “ради насущ­но­го кус­ка хле­ба, бро­са­ешь оби­тель, кото­рая долж­на быть слав­ною в роды родов? В духе ли это ино­че­ства? Где же твоя вера? Воро­тись,” – про­дол­жа­ла она, – “я тебе помо­гу: все будет с избыт­ком даро­ва­но, толь­ко не остав­ляй тво­е­го уеди­не­ния, кото­рое про­сла­вит­ся и зай­мет пер­вое место меж­ду все­ми воз­ник­ши­ми здесь оби­те­ля­ми”. – “Кто же ты?” – спро­сил Афа­на­сий. – “Та, име­ни Кото­рой ты посвя­ща­ешь твою оби­тель, Кото­рой вве­ря­ешь судь­бы ее и тво­е­го соб­ствен­но­го спа­се­ния. Я Матерь Гос­по­да тво­е­го,” – отве­ча­ла незна­ком­ка. Св. Афа­на­сий недо­вер­чи­во и сомни­тель­но посмот­рел на нее, и потом начал гово­рить: ”Боюсь верить, пото­му что и враг пре­об­ра­зу­ет­ся в анге­ла све­та. Чем Ты убе­дишь меня в спра­вед­ли­во­сти слов Тво­их?” – при­ба­вил ста­рец. – ”Видишь этот камень?” – отве­ча­ла незна­ком­ка: “ударь в него жез­лом, – и тогда узна­ешь, Кто гово­рит с тобою. Знай при­том, что с этой поры я навсе­гда оста­юсь домо­стро­и­тель­ни­цею (эко­но­мис­сою) тво­ей лав­ры. “Афа­на­сий уда­рил в камень, и он раз­ра­зил­ся как бы мол­ниею: из тре­щи­ны его тот­час выбе­жал шум­ный ключ воды и запры­гал по ска­ту хол­ма, несясь вниз, до само­го моря.

Пора­жен­ный таким чудом, свя­той Афа­на­сий обер­нул­ся, чтоб бро­сить­ся к ногам Боже­ствен­ной Незна­ком­ки, – но Ее уже не было; Она как мол­ния скры­лась от удив­лен­ных его взоров”.

 

При­ме­ча­ния

[1] См., напри­мер, сбор­ник эсха­то­ло­ги­че­ских мате­ри­а­лов “Рос­сия перед Вто­рым При­ше­стви­ем”, Св.-Троицкая Лав­ра, 1993, с. 200–202, Анна Ильин­ская “Стар­цы о послед­них вре­ме­нах”, без г. и., с. 30, 71 и некот. др.

[2] Сест­ры Тере­за Мати­ас и Мария Роза Мати­ас, а так­же Мария Жусти­но упо­ми­на­ют­ся толь­ко при пер­вых трех явле­ни­ях. Во всем даль­ней­шем, кро­ме Лючии, глав­ны­ми сви­де­те­ля­ми были Фран­сиш­ко и Жасин­та Марту.

[3] Цит. по кн: Архи­манд­рит Лазарь. О тай­ных неду­гах души, М.1995, с. 74–75.

[4] Кие­во-Печер­ский Пате­рик, Киев, 1991, с. 94–95. см. наше При­ло­же­ние II, 2.

[5] Там же, с. 89, см. наше При­ло­же­ние II, 3

[6][6] Цити­ру­ет­ся по: Свят. Игна­тий Брян­ча­ни­нов, Аске­ти­че­ские опы­ты, т.3, М,1993, с.39.

[7] А вот при­мер око­ло­фа­тим­ско­го мифо­твор­че­ства: в кни­ге М. А. Ста­хо­ви­ча “Фатим­ские явле­ния Божи­ей Мате­ри уте­ше­ние Рос­сии”, 1992, с.12, “ангел.” явив­ший­ся детям и назвав­ший­ся Анге­лом Пор­ту­га­лии, назван уже Архан­ге­лом Михаилом.

[8] В ФПФ, с. 10 — “сочи­лись из Хле­ба и пада­ли в Чашу”.

[9] Свя­ти­тель Игна­тий, Аске­ти­че­ская про­по­ведь, т. IV, М. 1993, с. 224, “О при­чине отступ­ле­ния чело­ве­ков от Бога”. Вла­ди­мир Зелин­ский, пере­вод­чик ФВ на рус­ский, пере­во­дит ино­гда “загла­дить” вме­сто “иску­пить”, может быть, неволь­но чув­ствуя бого­слов­скую несо­сто­я­тель­ность ново­яв­лен­ных фатим­ских “искуп­ле­ний”.

[10] Ран­ние Отцы Церк­ви, 1988, Брюс­сель, с. 124.

[11] Там же, с. 102.

[12] Лосев А. Ф. “Очер­ки антич­но­го сим­во­лиз­ма и мифо­ло­гии”. М.1993,с. 881–888.

[13] ” Ищу­ще­му спа­се­ния” — Пра­во­слав­ная бесе­да 5, 1994, и “О инди­ви­ду­аль­ном рели­ги­оз­ном откро­ве­нии” — Свет Пра­во­сла­вия, 9, 1995 г

[14] Цит. по кни­ге: Анто­нио Сика­ри. Порт­ре­ты свя­тых, т. II, Милан, 1991 г.

[15] Цит. по Кни­ге. Нази­да­тель­ные исто­рии о коз­нях демо­нов и помо­щи анге­лов. Син­таг­ма, 1996, с. 9.

[16] Анто­нио Сика­ри, Порт­ре­ты свя­тых, т. II, Милан, 1991, с. 102.

[17] “собе­се­до­ва­ние с при­шед­шим помыс­лом, т. е. как бы тай­ное от нас сло­во к явив­ше­му­ся помыс­лу… при­ня­тие при­но­си­мой от вра­га мыс­ли, удер­жа­ние ее, согла­сие с ней и про­из­воль­ное допу­ще­ние пре­бы­вать ей в нас”. — Преп. Нил Сор­ский, »став о скит­ской жиз­ни, Свя­то-Тро­ицк. Серг. Лав­ра, 1991, с. 18.

[18] Анто­нио Сика­ри, Порт­ре­ты свя­тых, т. II, Милан, 1991, с. 103.

[19] “Про­тив лжи­во­го сочи­не­ния Нико­лая нем­чи­на о соеди­не­нии пра­во­слав­ных с лати­ня­на­ми” — Преп. Мак­сим Грек, Тво­ре­ния, часть 2, Св.-Троицк. Серг. Лав­ра, 1996, с.131.

[20] “Сло­во похваль­ное Апо­сто­лам Пет­ру и Пав­лу: здесь же и обли­че­ние про­тив латин­ских трех боль­ших ере­сей” — Там же, с. 106.

[21] Там же, с. 118.

[22] “Ответ Нико­лаю лати­ня­ни­ну” Там же, с. 318.

[23] см. Рус­ский вест­ник, 1993, 6, с. 11, а так­же Архим. Сера­фим (Алек­си­ев), Архим. Сер­гий (Яза­джи­ев). Поче­му пра­во­слав­но­му хри­сти­а­ни­ну нель­зя быть эку­ме­ни­стом, Санкт-Петер­бург, 1992, с. 215–228.

[24] Соглас­но Запад­но­му обря­ду: “Радуй­ся Мария Бла­го­дат­ная, Гос­подь с Тобою Бла­го­сло­вен­на Ты в женах и бла­го­сло­вен плод чре­ва Тво­е­го Иисус. Пре­свя­тая Дева Мария, Матерь Божия, молись за нас греш­ных ныне и в час смер­ти нашей. Аминь”.

[25] “Сло­во похваль­ное апо­сто­лам Пет­ру и Пав­лу, здесь же и обли­че­ние про­тив латин­ских трех боль­ших ере­сей” — Преп. Мак­сим Грек, Тво­ре­ния, часть 2, 1996, с. 114–115.

[26] “Про­тив лати­нян о том, что не сле­ду­ет ниче­го ни при­бав­лять, ни убав­лять в Боже­ствен­ном испо­ве­да­нии непо­роч­ной хри­сти­ан­ской веры” — Там же, с. 148.

[27] Свя­ти­тель Игна­тий Брян­ча­ни­нов, т. IV, Аске­ти­че­ская про­по­ведь, М, 1993, “Изло­же­ние уче­ния Пра­во­слав­ной Церк­ви о Божи­ей Мате­ри”, с. 412–413.

[28] “житий­ные” подроб­но­сти о нем см. в кн.: Мария Стикко, “Свя­той Фран­циск Ассиз­ский”, Милан, 1990, и в кн.: Fioretti “Цве­точ­ки св. Фран­цис­ка Ассиз­ско­го”, Брюс­сель, 1993.

[29] Вот что пишет Св. Кли­мент еп. Рим­ский (I Посла­ние к Корин­фя­нам, гл. XXX): “Итак, будучи уде­лом Свя­то­го, будем делать все отно­ся­ще­е­ся к свя­то­сти, убе­гая зло­сло­вия, нечи­стых и пороч­ных свя­зей, пьян­ства, стра­сти к ново­вве­де­ни­ям, низ­ких похо­тей, сквер­но­го пре­лю­бо­де­я­ния и гнус­ной гор­до­сти”. — в кн.: Ран­ние Отцы Церк­ви, Брюс­сель, 1988, с. 61–62. Страсть к ново­вве­де­ни­ям, — ими пере­пол­не­но латин­ство в дог­ма­те, обря­де и т. д., — муж апо­столь­ский пере­чис­ля­ет как грех в ряду грехов.

[30] В виде­нии Лючии в Туи в Испа­нии 13 июня 1929 г.” ”Непо­роч­ное Серд­це” было в левой руке Фатим­ской Дамы (МЛрФ, с. 182).

[31] см. напр. Д. С. Мереж­ков­ский “Испан­ские мисти­ки”, Брюс­сель, 1988, с. 67–73 и “Откро­ве­ния бл. Анже­лы”, пер.Л. П. Кар­са­ви­на, М,1918, с.95, 100 и др.: в кн. А. Ф. Лосе­ва “Очер­ки антич­но­го сим­во­лиз­ма и мифо­ло­гии”, М., 1993, с.884–885.

[32] Мария Винов­ска “Пад­ре Пио,Жизнь и бес­смер­тие”, Брюс­сель, 1994, с.55.

[33] Цит. по кн. Ино­че­ские поуче­ния Схи-архи­манд­ри­та Кири­ка, Мад­рид, 1973, с. 75–76., Выпис­ка из кни­ги “Вели­кое зер­ца­ло”. О физи­че­ском каче­стве крест­но­го стра­да­ния см. в кн. диа­ко­на Андрея Кура­е­ва “Школь­ное бого­сло­вие”, М., 1997, с. 248–249» нас, после при­ве­де­ния коли­че­ства его, про­сто оста­нав­ли­ва­ет­ся перо…

[34] Свя­ти­тель Игна­тий Брян­ча­ни­нов, т. III, Аске­ти­че­ские опы­ты, М.,1993, с. 49 “Сло­во о чув­ствен­ном и о духов­ном виде­нии духов”.

[35] Цит. по кн.: Свя­ти­тель Игна­тий Брян­ча­ни­нов, т. III, Аске­ти­че­ские опы­ты, М., 1993, с. 38.

[36] Там же с. 60–61.

[37] Анто­нио Сикари.Портреты свя­тых, т. II, Милан, 1991, с. 107.

[38] Там же, с. 101.

[39] Там же, с. 105.

[40] Преп. Иоанн Синай­ский, Лестви­ца, Сер­ги­ев Посад, 1908, с. 144, Сло­во 22 “О тщеславии”.

[41] “Мы были в руках тол­пы, как мяч в руках детей” (МЛрФ, с. 77).

[42] Преп. Иоанн Синай­ский, Лестви­ца, Там же, с. 74, Сло­во о “О памя­ти смерти”.

[43] Цит. по кн.: Свя­ти­тель Игна­тий Брян­ча­ни­нов, т. III, Аске­ти­че­ские опы­ты, М., 1993, с. 128–129, “Сло­во о смерти”.

[44] Отве­ты на 1140 вопро­сов о духов­ной жиз­ни, М., 1994, с. 115.

[45] Цит. по кн.: Свя­ти­тель Игна­тий Брян­ча­ни­нов, т. III, Аске­ти­че­ские опы­ты, М., 1993, с. 32, “Сло­во о смерти”.

[46] “Хри­сти­ан­ское уче­ние о злых духах”, М., 1990, с 4–5.

[47] Тати­ан “Речь про­тив элли­нов” — в кн.: Ран­ние Отцы Церк­ви, Брюс­сель, 1998, с 387–388.

[48] Св. Гри­го­рий Нис­ский, “Об устро­е­нии чело­ве­ка”, Санкт-Петер­бург, 1995, с.65

[49] Обо­ня­ние “неиз­ре­чен­но­го бла­го­уха­ния” часто сопро­вож­да­ет состо­я­ние пре­льще­ния. Пишет об этом, напр. преп. Симе­он Новый Бого­слов (см. об этом в кн.: Свя­ти­тель Игна­тий Брян­ча­ни­нов, т. I Аске­ти­че­ские опы­ты, М., 1993, с. 232). См. так­же наше При­ло­же­ние II, 2 о преп. Ники­те затвор­ни­ке Киево-Печерском).

[50] Тер­тул­ли­ан К. С. Ф. Избран­ные сочи­не­ния, М., 1994, с. 305, “О молитве”.

[51] Свят. Игна­тий Брян­ча­ни­нов, т. IV, Аске­ти­че­ская про­по­ведь, М., 1993, с. 144, “Поуче­ние в неде­лю Антипасхи”.

[52] “О хри­сти­ан­стве”. Там же, с. 183.

[53] См., напри­мер, Анто­нио Сика­ри, Порт­ре­ты свя­тых, Милан, т. I, 1987, т. II, 1991 и Мария Виновска,”Падре Пио, Жизнь и бес­смер­тие”, Брюс­сель, 1994.

[54] Свя­ти­тель Игна­тий Брян­ча­ни­нов, т. IV, Аске­ти­че­ская про­по­ведь, М., 1993, с. 15–16

[55] Цит. по кн.: Архи­манд­рит Лазарь. О тай­ных неду­гах души, М., 1995, с.144.

[56] Еп. Игна­тий Брян­ча­ни­нов. Пись­ма к раз­ным лицам. Пись­мо 88 — цит. по кн.: Архи­манд­рит Лазарь. О тай­ных неду­гах души, М., 1995

[57] Преп. Нил Сор­ский. Устав о скит­ской жиз­ни, Свя­то-Тро­иц­кая Сер­ги­е­ва Лав­ра, 1991, с. 19.

[58] Дей­ствия Лючии сре­ди фатим­ских толп, а так­же ее после­ду­ю­щая настой­чи­вость в при­зы­вах про­ве­сти в жизнь “посвя­ще­ние Рос­сии”, без­ого­во­роч­ное при­я­тие ею после­ду­ю­щих явле­ний, напр., в Туи 13 июня 1929 г. могут быть в тер­ми­но­ло­гии аске­ти­ки оце­не­ны как страсть — “такая склон­ность и такое дей­ствие, кото­рые дол­гое вре­мя гнез­дясь в душе, посред­ством при­выч­ки обра­ща­ют­ся как бы в есте­ство ее,” — Преп. Нил Сор­ский, »став о скит­ской жиз­ни, Св.-Троиц. Серг.Лавра, 1991, с. 20.

[59] МЛрФ, с. 163. На несколь­ко строк — три сви­де­тель­ства Лючии о неуве­рен­но­сти в част­но­стях виде­ний: два раза “каза­лось” и один раз: “у меня созда­лось впе­чат­ле­ние”. Что каса­ет­ся “кре­сто­об­раз­ных дви­же­ний” (в явле­нии 1929 г. в Туи будет “Крест из све­та”), то нали­чие обра­зов кре­ста, по рас­суж­де­нию совре­мен­но­го духов­но­го писа­те­ля Архи­манд­ри­та Лаза­ря, не гаран­ти­ру­ет бла­го­дат­но­сти виде­ний. Архи­манд­рит Лазарь под­твер­жда­ет это кон­крет­ны­ми при­ме­ра­ми “Све­тя­ще­го­ся кре­ста”, “кре­стя­щих­ся” и покло­ня­ю­щих­ся ико­нам бесов, извест­ны­ми из реаль­ных опы­тов иску­ше­ний, быв­ших пра­во­слав­ным подвиж­ни­кам, в том чис­ле Афон­ским. Об этом же гово­рят “в наши дни замет­но умно­жив­ши­е­ся явле­ния духов в виде Анге­лов или таин­ствен­ных существ из кос­мо­са, кото­рые ино­гда явля­ют­ся с кре­ста­ми, ”молят­ся” или поуча­ют чему-либо как бы доб­ро­де­тель­но­му и хри­сти­ан­ско­му, совер­ша­ю­щи­е­ся чуде­са или явно демо­ни­че­ские фан­та­сти­че­ские фоку­сы”. Попу­щен­ная по при­чине глу­бо­чай­ше­го внут­рен­не­го отступ­ле­ния мира “От Бога, от Еван­ге­лия, от Пра­во­сла­вия, та сво­бо­да, с кото­рой демо­ны теперь обма­ны­ва­ют, одур­ма­ни­ва­ют людей” (см. в кни­ге: Архи­манд­рит Лазарь. О тай­ных неду­гах души. М., 1995, стр. 70–72), напо­ми­на­ет пред­ска­за­ние Св. Писа­ния о вре­ме­ни “вся­ко­го непра­вед­но­го обо­льще­ния” (2 Фес. II, 10).

[60] Об этом см. у Е. Рерих в кн.: Диа­кон Андрей Кура­ев. Сата­низм для интел­ли­ген­ции, т. I, Рели­гия без Бога, М., 1997, с.39.

[61] Св. Гри­го­рий Нис­ский “Об устро­е­нии чело­ве­ка”, Санкт-Петер­бург, 1995, с. 66

[62] Цит, по кн.: “Хри­сти­ан­ское уче­ние о злых духах”., М., 1990, с.5.

[63] Там же. с.6.

[64] “О чуде­сах и зна­ме­ни­ях”. Из соч. Еп. Игна­тия Брян­ча­ни­но­ва, Яро­славль, 1870, с. 49–50.

[65] Пре­по­доб­ный Ефрем Сирин, Сло­во 106 о антихристе.

[66] “О чуде­сах и зна­ме­ни­ях”. Из соч. Еп. Игна­тия Брян­ча­ни­но­ва, Яро­славль, 1870, с. 10–11.

[67] Там же, с. 12–13.

[68] Там же, с. 48–49.

[69] Иеро­мо­нах Сера­фим (Роуз) “Зна­ме­ния с небес” — НЛО в све­те Пра­во­слав­ной веры, 1991, с. 29.

[70] Пунк­ты 16), 17), 18), под­креп­лен­ные всем кон­тек­стом, могут быть выдви­ну­ты в ответ на сооб­ра­же­ние, что, де, явле­ния бла­го­дат­ны, раз есть в пра­во­сла­вии част­ное мне­ние, что бес не может явить­ся в виде Божи­ей Мате­ри. (Сера­фи­мо-Диве­ев­ская Лето­пись, СПб, 1903, с. 5). Но Божи­ей Мате­ри в Фати­ме и нет. Есть Дама, неопо­знан­ная и лета­ю­щая, соткан­ная из све­та и посы­ла­ю­щая помыс­лы, утвер­жда­ю­щая в мил­ли­о­нах людей ересь и, если и назы­ва­ю­щая себя, то не про­сто Бого­ро­ди­цей, а “Бого­ро­ди­цей Роза­рия”, т. е. моле­ния по вне-Цер­ков­ной тео­рии и прак­ти­ке, по оби­хо­ду ереси.

[71] Лосев А. Ф. Антич­ная мифо­ло­гия в ее исто­ри­че­ском раз­ви­тии, М., 1957, с. 503, 505.

[72] Афи­на­гор Афи­ня­нин “Про­ше­ние о Хри­сти­а­нах” — кн.: Ран­ние Отцы Церк­ви, Брюс­сель, 1988, с. 439–440.

[73] Свя­ти­тель Игна­тий Брян­ча­ни­нов, т. IV Аске­ти­че­ская про­по­ведь, М., 1993, с. 82, Сло­во о Православии.

[74] Там же, с. 85.

[74] Там же, с. 85.

Оставить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.

Размер шрифта: A- 16 A+
Цвет темы:
Цвет полей:
Шрифт: Arial Times Georgia
Текст: По левому краю По ширине
Боковая панель: Свернуть
Сбросить настройки