<span class="bg_bpub_book_author">Наталья Ярасова, психолог</span> <br>Кому и зачем нужны лжестарцы

Наталья Ярасова, психолог
Кому и зачем нужны лжестарцы

(4 голоса5.0 из 5)

Материалы к докладу на ХХXI Международных Рождественских образовательных чтениях «Глобальные вызовы современности и духовный выбор человека»
Направление: «Миссионерское служение Русской Православной Церкви»
Секция: «Секты: миссия или вербовка?»

Кому и зачем нужны лжестарцы

Старцем в православной среде называют человека, который через свою богоугодную жизнь получил особый дар любви и духовного разумения. Старец обычно становится наставником для людей, менее опытных в вопросах веры. Своими разъяснениями православной веры, а порой и духовными советами он помогает им выстроить жизнь в соответствии с евангельскими заповедями. Некоторые старцы не только приносят людям утешение и вразумление, но и Божией благодатью являют чудеса прозорливости и исцеления.

Однако истинный старец, наделенный особыми дарами от Бога, – явление редкое. Однажды архимандрита Кирилла (Павлова) спросили: «Батюшка, сколько вы знаете старцев?» – «Старцев?.. – задумался тот. – Стариков – знаю, а старцев – нет».

Гораздо чаще мы сталкиваемся с ненастоящими старцами. Это могут быть неопытные (малоопытные) в духовном отношении священники, по своей гордыне ощущающие себя облагодатствованными, духовно опытными пастырями и злоупотребляющие пастырской властью, – такую искаженную, деструктивную духовническую практику называют младостарчеством. Или же за старцев выдают себя люди, изначально находящиеся вне Церкви, тогда речь идет о псевдостарчестве. И младостарцы, и псевдостарцы – это разновидности лжестарцев. В широком смысле лжестарчество — это присвоение себе роли высокодуховного пастыря, наделенного дарами от Бога, людьми, на самом деле старцами не являющимися. Есть еще одна группа лжестарцев, промежуточная между двумя упомянутыми, но по исходу тяготеющая к псевдостарчеству: это вышедшие из Церкви, как правило, лишённые сана, бывшие священнослужители. Они начинают с младостарчества, а в итоге становятся лидерами лжестарческих культов, а порой и сект.

Священный Синод еще в 1998 в своем определении «О младостарчестве и сектах» обратил особое внимание на то, что для младостарцев характерно требование беспрекословного подчинения от паствы, грубое вмешательство в вопросы семьи и брака, запрет обращаться за медицинской помощью, навязывание прихожанам политических взглядов и социальных решений,  создание обособленных церковных общин, противопоставляющих себя Церкви и пестующих культ личности пастыря. Подобные признаки характерны для большинства лжестарческих культов, независимо от того, является ли членом Церкви лжестарец, являющийся духовным лидером общины. Рассмотрим особенности лжестарческих групп подробнее.

Признаки лжестарческих сообществ

Одной из самых ярких особенностей последователей лжестарчества является кумиропоклонничество. Они склонны фанатично почитать и почти обожествлять своего лжедуховного учителя.

Лжестарческие общины рано или поздно проявляют себя, так как они активно до навязчивости проповедуют свои взгляды, в наше время этому весьма способствует интернет. Иногда последователи лжестарцев, находящихся вне Церкви, осуществляют прозелетическую деятельность среди прихожан православных храмов, например, самочинно раздают или оставляют на видном месте листовки и газеты, а также выступают ходячей рекламой своих взглядов: надевают одежду или носят аксессуары с надписями, выражающими их убеждения.

Широкую известность обычно получают лжестарческие общины, лидеры или адепты-«пиарщики», которые далеко зашли в своем состоянии духовной прелести и агрессивно противопоставляют себя Церкви, своей деятельностью привлекая внимание общественности, а порой и правоохранительных органов.

В различных областях нашей страны есть младостарцы местечкового уровня, к которым в надежде на чудо стекаются доверившиеся им. Сведения об «особо благодатном» священнике люди чаще передают из уст в уста, при этом адепты младостарцев обычно настаивают на исключительности своего прихода, и рекомендуют всем приходить именно туда, полагая другие храмы «менее благодатными».

Современных последователей лжепастырей объединяют следующие признаки: 

  1. Искажение православного учения.

Лжестарческие культы представляют собой вариант псевдоправославия. Младостарцы искажают, скорее, дух Православия, вольно трактуя евангельские и святоотеческие слова. В общении с прихожанами-мирянами они нередко «берут за образец монашескую практику послушания (при этом допускают грубые искажения)» (Определение Священного Синода от 1998 года «О младостарчестве и сектах»). Младостарцы присваивают себе право решать за человека, как ему поступать в той или иной ситуации и т. д., а для доказательства своей правоты они вольно используют цитаты из Священного Писания и Священного Предания. Псевдостарцы вообще проповедуют свою собственную версию «православия», изобилующую их личными заблуждениями и выдумками. Последователи лжестарцев не знают истинного Православия, не подозревают, что принимают заблуждения своего кумира, лишь схожие с православным учением. Примерами могут служить учения бывших священнослужителей Владимира Головина, схимонаха Иоанникия (Ефименко). А если почитание направлено на личность человека, который сам себя старцем не выставлял, лжеучение создается усилиями фанатично настроенных религиозно неграмотных последователей культа. Лжестарцы и их последователи порой придумывают какие-то случаи «из жизни» святых или «неизвестные ранее подробности» реальных событий библейской истории.

  1. Обязательное противопоставление себя церковным пастырям, а порой и самой Церкви.

Лжестарческие общины обвиняют священноначалие Церкви в отступничестве и искажении веры, считая хранителями подлинного Православия только себя. Они категорически уверены, что позиция Церкви по ряду вероучительных и социальных вопросов неверна. Негативное отношение к Церкви проявляется у них и в предубеждении против духовенства. Адепты лжестарцев склонны отслеживать, не сделал ли тот или иной представитель духовенства что-то неправильное с их точки зрения. Они злорадствуют, уличив какого-то священника в неблаговидном, по их мнению, поступке. Они тщательно следят за священноначалием, особенно за Патриархом, с каким-то нездоровым интересом выискивая недостатки, подозревают священнослужителей в злонамеренности и критикуют их за всё, что не соответствует субъективным представлениям адептов лжестарчества о «правильном православии». Лжестарцы призывают своих последователей не ходить в храмы «официальной» Церкви, вообще взращивают недоверие к Церкви. У лжестарческих общин свои «храмы» – чаще всего переоборудованные частные дома или построенные культовые здания, напоминающие православные храмы (как «церковь» в Чихачево Ивановской области, выстроенная на землях схимонаха Иоанникия). Почитатели Алексия Пензенского незаконно выстроили себе монастырь, который ныне снесен властями.

Люди, которые обличают лжестарцев и их последователей, обвиняются последними в преследовании мучеников и хранителей веры. Священнослужители «официальной» Церкви, по мнению лжестарцев и их поклонников, предали Бога. Бывший схиархимандрит, а ныне схимонах Иоанникий (Ефименко) предостерегает своих адептов от общения с духовенством Русской Православной Церкви, называет священников волками в овечьей шкуре. Не отстают от него почитатели Пелагеи Рязанской: «Духовенство предало Бога, Православную веру и православный народ»; «Раньше Церковь готовила народ для рая, а сейчас — для ада! («Угодница Божия Пелагея Рязанская»). Поклонники Алексия Пензенского называют Церковь беззаконной: «Тайна беззакония продолжает совершаться на всех уровнях, и не только во внешнем мире, но и внутри самой Церкви Христовой» (Пензенский старец Алексий). 

  1. Чувство элитарности, избранности, восприятие своих общин как островков правильной веры.

Лжестарческие сообщества полагают себя немногими или даже единственно верными Богу, не предавшими Его. Именно они должны спастись в день Страшного Суда.

  1. Создание ореола «святости» вокруг «старца».

Лжестарец считается своими последователями непогрешимым, его мнение – верным без сомнения. Личность его обретает в глазах адептов образ святости. Критика в адрес лжестарца воспринимается ими как гонения, любые ограничения и наказания – как мученичество. Например, схимонах Иоанникий сам «пророчит» себе мученичество после убиения – правда, по предсказанию лжестарца, это должно было произойти еще в прошлом году, и не случилось. А последователи т. н. Славика Чебаркульского (Вячеслава Крашенинникова из г. Чебаркуля, умершего в 11-летнем возрасте), уверены, что он был одним из высших ангельских чинов, воплотившимся в человеческом теле, чтобы послужить спасению людей по примеру воплощения и служения самого Господа нашего Иисуса Христа.

  1. Ложное приписывание «старцам» совершения чудес.

Вокруг лжестарцев много рассказов об исцелениях, сбывшихся предсказаниях, изгнании бесов – отчитки занимают особое место среди достижений лжестарцев. Никаких доказательств этим чудесам нет, они обычно на уровне слухов, порой неправдоподобных, вроде выросшей у кого-то почки взамен удаленной. Иногда рассказывают даже о том, что лжестарец совершил что-то невозможное с точки зрения Православия. Например, в книге «Дорога к старцу» про Алексия Пензенского говорится, что однажды «старец» обратил к покаянию беса, жившего в одержимой женщине, и тот стал светлым ангелом.

  1. Навязчивая, экзальтированная проповедь скорого конца мира, пришествия антихриста.

Вольно трактуемое содержание книги «Апокалипсис» для таких людей становится фактически призмой восприятия жизни. Все события в мире сравниваются с предсказанными в книге и рассматриваются как подтверждение приближающегося конца света.

  1. Яркий признак современного лжестарчества — признание опасными для личного спасения ИНН, российских паспортов, QR-кодов, биометрии, электронных карт, прививок и др.

Условием верности Богу наравне с праведным образом жизни провозглашается отказ от вышеперечисленного.

  1. Подозрительное и агрессивное отношение к несогласным с идеями лжестарца и подвергающим сомнению его правоту и праведность.

Адепты лжестарцев легко переходят к оскорблению оппонентов и всяческим нападкам-угрозам-проклятиям («гореть тебе в аду» и т. п.), а порой и к физическому насилию. Ярким примером является агрессивное поведение помощников бывшего схиигумена Сергия (Романова), сломавших руку режиссеру творческой группы, приехавшей за интервью.

  1. Механистичность в религиозной жизни, например:
  • Скрупулезный подсчет молитвенных или ритуальных действий. Например, совершить 40 поклонов за убитую курицу, 5 млн поклонов за аборт («Угодница Божия Пелагея Рязанская»).
  • Тщательное соблюдение времени «духовной жизни» для получения «особой благодати» (минимальное или оптимальное время для того или иного занятия): разница между ночными и дневными поклонами, особая святость времени от Пасхи до Троицы и т. д.
  • Чрезмерное внимание к телесным проявлениям, приписывание им особого значения в духовной жизни: «Участие тела в молитве – основа существования человека, его облика, и возможность лечения различных болезней» («Угодница Божия Пелагея Рязанская»).
  • Лжестарческие общины могут самочинно ограничивать/отвергать какие-то молитвенные или религиозные действия с угрозой несчастья при несоблюдении придуманного правила: например, запрещается читать 15 кафизму или 108 псалом («Угодница Божия Пелагея Рязанская»).
  • Некоторые лжестарцы или толкователи их наставлений запрещают вкушать молочную продукцию («в ней «живет смерть»), посещать врачей (так как это говорит об отсутствии упования на Бога, маловерии и пр.) и др., а также называют грехами религиозно нейтральные действия: «Не могли уснуть с пустым желудком, ели (пили чай) перед сном»; «не могли находиться в тишине», «допускали небрежность во внешнем виде» («Дневник кающегося» Сергея Масленникова).

Мотивы членов лжестарческих сообществ

Причины, выгоды, мотивы, делающие людей участниками кумиропоклоннической группы, зависят от роли человека в лжестарческом сообществе.

Мотивы самых лжестарцев:

  1. Жажда превосходства и власти. Удовлетворение чувства собственной значимости/гордыни и ощущение власти/власть над другими людьми.
  2. Компенсация психологических проблем, психических и душевных травм (нарциссизм, синдром непризнанного гения и т. п.). В отдельных случаях лжестарцы – психически больные люди, но чаще речь идет о погружении в состояние духовной прелести, которое может попутно спровоцировать и отдельные проявления психической неадекватности.
  3. Финансы, материальная прибыль:
  • Прибыль от паломнического бизнес-туризма;
  • Отписанное общине имущество;
  • Пожертвования;
  • Использование по сути рабского труда адептов.
  1. Иногда культ личности формируется без воли и участия лжестарца – например, вокруг больных или уже умерших людей. В таком случае у самого лжестарца нет никаких мотивов и выгод.

Мотивы близкого круга лжестарцев, «пиарщиков» культа:

  1. В отношении лидера культа – геронтомания со склонностью подчиняться, сложить с себя ответственность. В отношении нижестоящих и менее опытных адептов лжестарца – жажда превосходства и власти.
  2. Компенсация психологических проблем, психических и душевных травм:
  • Нарциссизм и горделивое стремление к элитарности, замаскированное ложным смирением;
  • Повышенная тревожность: склонность к ипохондрии, страх перед концом света и собственной смертью, желание облегчить свою жизнь;
  • Состояние духовной прелести и/или психическая неадекватность: лжестарческие культы не приводят к возникновению новых психических болезней, но могут провоцировать приступы и усиление уже имеющихся психических отклонений.
  1. Магическое мышление, жажда чуда и немедленного результата без усилий.
  2. Жажда исцеления.
  3. Не всегда, но может быть разделение прибыли с лидером культа, обогащение за счет паломников и адептов культа. Когда культ личности формируется без воли и участия лжестарца – например, вокруг больных или уже умерших людей, все материальные выгоды получает «ближний круг» – создатели культа.

Мотивы рядовых адептов:

  1. Геронтомания – навязчивое, чрезмерное стремление к авторитетным старцам и к неразумному послушанию чужой воле, чужому мнению:
  • Перекладывание ответственности на наставника;
  • Склонность подчиняться.
  1. Магическое мышление, жажда чуда и немедленного результата без усилий.
  2. Жажда исцеления.
  3. Компенсация психологических проблем, психических и душевных травм:
  • Повышенная тревожность:
  • Ипохондрия, страх за свое здоровье;
  • Желание обрести контроль над жизнью, облегчить, упорядочить жизнь;
  • Страх перед смертью и концом света;
  • Обретение комфорта в принимающей и «понимающей» общине.

Определенную долю «пользователей» лжестарчества представляют собой «гостевые» поклонники лжестарцев – разово или редко приезжающие паломники, а также неверующие в Бога или маловерные потребителей чудес. Их мотивы:

  1. Геронтомания – навязчивое, чрезмерное стремление к авторитетным старцам и к неразумному послушанию чужой воле, чужому мнению:
  • Перекладывание ответственности на наставника;
  • Склонность подчиняться, однако это избирательное подчинение – исполнение только тех советов, которые устраивают.
  1. Магическое мышление, жажда чуда и немедленного результата без усилий.
  2. Жажда исцеления.
  3. Желание вести духовную жизнь с неумением отличать духовную жизнь от иллюзии таковой.
  4. Вера в то, что чудо можно заработать, купить или обменять на какое-то действие (например, поездку к святому месту).

Мотивы психически больных людей, составляющих определенную долю лжестарческих общин, можно определить лишь условно из-за особенностей их психики. Однако специалисты предполагают, что им комфортно находиться в этой обстановке – и потому что их там «понимают» и принимают, и потому что сама атмосфера лжестарческих культов близка им по духу.

Особенности личности и поведения последователей лжестарческих культов

  1. Кумиропоклонничество – склонность фанатично почитать и почти обожествлять своего лжедуховного руководителя.
  2. Гордыня (геронтомания – поиск не просто духовного учителя, а особо святого, особо духоносного старца, стремление к элитарности).
  3. Склонность к подчинению:
  • Ложное смирение – упоение собственной готовностью подчиняться;
  • Склонность избегать ответственности за свою жизнь, перекладывать ее на других. Инфантильность. Такие люди готовы подчиняться и слушаться других, потому что боятся ошибиться и не хотят принимать последствия возможно неверного выбора.

Поклонники лжестарцев жаждут ответов почитаемых старцев касательно всех мало-мальски волнующих их проблем. Нередко интерес поклонников старчества смещен с духовной жизни на мирскую, и руководство им нужно именно в повседневной жизни. Они ждут от старцев советов относительно того, стоит ли выходить замуж/жениться, менять ли дом или работу, делать ли операцию, ехать ли куда-то и т. п. Доходит до повседневного перекладывания любого, даже житейского, выбора на старцев и снятия с себя ответственности, до отказа от свободного разумного личного выбора. Именно неумение или нежелание взять на себя ответственность не только за свою повседневную жизнь, но и за спасение своей души, приводит человека к скрупулезному подчинению воле другого человека. Поиск не наставника, но начальника предполагает выбор рабства вместо свободного осуществления духовной жизни под руководством более опытного в ней человека, выбор подчинения не Богу и Его закону, а человеку.

  1. Повышенная тревожность, склонность к ипохондрии, низкая адаптивность к стрессам, инфантильность.
  2. Жажда исцеления, отличающаяся повышенной фиксацией на телесном в ущерб духовному.

За исцелением стремятся не только реально больные люди. Порой чудесного выздоровления ищут ипохондрики, придумавшие себе болезнь. И они также просто воображают улучшение своего состояния. Такие псевдобольные легко верят в ореол исцеляющей благодати лжестарца, внушая себе, что им стало легче от поездки к нему, беседы, отчитки и т. п.

  1. Страх конца света и собственной смерти.
  2. Магическое мышление и оккультная религиозность – сочетание по-детски наивного стремления к чудесам, легковерности и недостаточной образованности в определенных сферах жизни:
  • Жажда чуда;
  • Жажда немедленного результата;
  • Стремление получить результат без особых усилий;
  • Уверенность, что все проблемы от бесов, поэтому отчитка спасет от проблем;
  • Сакрализация обыденности (придание особого духовного или мистического смысла обычным предметам и вещам, поиск знаков и т. п.). Тайное значение приписывается биометрии, паспортам, ИНН, штрих-кодам и QR-кодам, химтрейлам, вакцинам, наночипам и т. п. Обычным, регулярным событиям придается статус предвестников конца света.

Магическое мышление через сакрализацию обыденности приводит к бесконтрольному разрастанию обыденных страхов до ужаса, паники, до параноидального состояния. Ужасающими, фактически парализующими разум, становятся страхи не только перед концом света, но и перед прививками, наночипами, химтрейлами, биометрией и т. п. Один из самых сильных страхов поклонников лжестарцев – страх порабощения воли бесами. На почве этих страхов, приобретающих характер фобий, выстраиваются различные теории заговоров.

  1. Потребность в экзальтации: эмоциональные моления, чрезмерно яркие страхи, алармизм (склонность к излишней панике и предсказанию катастрофы, к распространению тревожных, часто необоснованных, слухов, настроений), эсхатологический психоз (бред с ожиданием конца света).
  2. Неумение отличать подлинно духовную жизнь от ее формальной подмены, иллюзии.
  3. Механизация духовного труда. Ритуализация, дающая иллюзию контроля над жизнью, в том числе духовной.
  4. Религиозная и общая малограмотность/неграмотность.
  5. Выбор в качестве мировоззрения недостоверных, часто мистических представлений о жизни.
  6. Подкрепление своих представлений рассказами о чудесах – но не историями из жизни святых, а сплетнями, слухами.
  7. Высокая внушаемость.
  8. Склонность к самообману, повышенная подверженность систематическим ошибкам мышления (подтверждение своей точки зрения, стереотипность восприятия и т. п.).
  9. Интеллектуальная стереотипия, маскирующая леность ума. Фиксация на ограниченном наборе мысленных и социальных установок.
  10. Неспособность подвергать сомнению личные убеждения, агрессивная реакция на сомнения со стороны.
  11. Некритичность мышления, отсутствие умения объективно анализировать информацию.
  12. Уплощенность, узость мышления. Неспособность соотносить религиозные представления с другими сторонами жизни.
  13. Расщепление в структуре личности – человек может быть адекватен в других сферах жизни, но не способен адекватно оценивать реальность в отношении духовной жизни, в плане религиозном.

Большинство адептов лжестарческих культов — это люди со слабо развитой способностью к критическому мышлению, склонные подчиняться чужому мнению. 

Возможно ли преодоление зависимости от лжестарческого культа

Психологические особенности поклонников лжестарцев значительно затрудняют их возвращение в лоно Православной Церкви: они не склонны сомневаться в словах своего кумира, агрессивно реагируют не только на критику, но даже на попытки донести до них мысль о существовании других точек зрения. Они обычно не хотят вести разумный диалог.

Но если есть возможность общаться с ними, необходимо проявлять готовность и способность принять таких людей, не обесценивая и не высмеивая их страхи. На самом деле под, казалось бы, нелепыми страхами людей обычно кроются гораздо более глубокие тягостные переживания, чаще всего непонятные даже им самим. Поэтому нужно дать им то, в чем они нуждаются – утешение и поддержку. Это не означает, что нужно соглашаться со всеми их, даже сами бредовыми, идеями. Напротив, твердость собственных убеждений и способность спокойно их выразить чрезвычайно важна. Просто не нужно вступать с адептами лжестарца в религиозный спор, не нужно воевать с ними за точку зрения. Нужно переводить общение с ними из религиозного русла в формат обычного человеческого общения.

Однако, как и в случае других психологических зависимостей, проблему гораздо проще предупредить, чем вылечить. Для того, чтобы уберечься от попадания в сети лжестарцев, необходимо повышать религиозную грамотность, развивать критическое мышление. Приучать себя полагаться на Бога, но помнить о личной ответственности за свои поступки.

Очень важно понимать, что истинные старцы не указывают человеку способы укрыться от конца света (уйти в леса, зарыться в пещеру, жить в частном доме, 24 часа в сутки слушать Псалтырь и т. п.), а говорят о путях спасения души. Они не указывают человеку, на ком ему жениться, в какой сфере работать, в какой банк вкладывать деньги. Настоящие старцы оказывают пастырскую помощь в выстраивании духовной жизни в соответствии с евангельскими заповедями, подсказывают вектор духовной жизни. Они разворачивают человека лицом к Богу. И в этом русле уже сам человек организует свою повседневную жизнь в согласии с Богом.

«Священник не открывает обратившемуся к нему верующему каких-то тайн, а просто разворачивает его лицом к закону Божиему. Самому человеку не хочется смотреть в глаза собственной совести, всматриваться в свое сердце, а священник помогает ему это сделать. Но выполнить что-то за кого-то пастырь не может. В трудной жизненной ситуации или в каком-то сложном духовном вопросе он говорит: «Смотри, вот что об этом сказал в Евангелии Господь, святые отцы. Давай мы с тобой вместе разберемся, как тебе в этой ситуации поступать». Или же предлагает поступать так-то и так-то, но не потому, что это его пастырское мнение, а потому, что весь закон духовной жизни говорит об этом (игумен Нектарий (Морозов).

Не стоит гоняться за «особо духовными» старцами. Хороший духовный совет человеку может дать обычный приходской священник. Обретение по милости Божией духовного отца, особенно если им станет человек, стяжавший духовный опыт, – это дар от Бога в помощь спасению во Христе.

Видеовыступление

Наталья Ярасова, психолог-консультант Миссионерского отдела Тульской епархии РПЦ МП

Комментировать

*

Размер шрифта: A- 15 A+
Тёмная тема:
Цвета
Цвет фона:
Цвет текста:
Цвет ссылок:
Цвет акцентов
Цвет полей
Фон подложек
Заголовки:
Текст:
Выравнивание:
Боковая панель:
Сбросить настройки