Магия и магизм: как они проявляются в нашей жизни

Магия и магизм: как они проявляются в нашей жизни

(2 голоса5.0 из 5)

Магия и магизм дале­ко не одно и то же. Магия – это оккульт­ная прак­ти­ка, а магизм – миро­ви­де­ние, выстро­ен­ное по прин­ци­пам магии. Быва­ет, чело­век сро­ду не зани­мал­ся маги­ей, одна­ко в сво­ем миро­воз­зре­нии, поступ­ках, взгля­дах на жизнь про­яв­ля­ет оче­вид­ный магизм. В наши дни в этих поня­ти­ях важ­но разо­брать­ся, посколь­ку часто саму рели­гию пони­ма­ют как что-то магическое.

Попы­та­ем­ся уяс­нить, преж­де все­го, что же такое магия.

Магия (лат. magia – кол­дов­ство, вол­шеб­ство) есть сово­куп­ность обря­дов и дей­ствий, ста­вя­щих целью вли­ять на окру­жа­ю­щую дей­стви­тель­ность с помо­щью таин­ствен­ных сил. Это заго­во­ры, закли­на­ния, при­во­ро­ты и отво­ро­ты, все­воз­мож­ные сопут­ству­ю­щие риту­а­лы (напри­мер завя­зы­ва­ние узлов, напи­са­ние опре­де­лен­ных слов и схем), а так­же необ­хо­ди­мые инстру­мен­ты: талис­ма­ны, ножи, игол­ки, кости, воло­сы, кровь, смо­ла, тра­вы и т.п.

Обык­но­вен­но к магии обра­ща­ют­ся как к удоб­но­му под­руч­но­му сред­ству, не тре­бу­ю­ще­му серьез­ных душев­ных затрат. Ведь это же так про­сто – про­из­не­сти сло­вес­ную фор­му­лу, дунуть, плю­нуть и верить, что теперь все изме­нит­ся. Тем не менее, за самой маги­ей скры­ва­ет­ся серьез­ное миро­воз­зре­ние (соб­ствен­но, что и мож­но назвать магиз­мом). С ним сто­ит позна­ко­мить­ся, что­бы пони­мать клю­че­вые рас­хож­де­ния магиз­ма с хри­сти­ан­ской верой.

В хри­сти­ан­стве испо­ве­ду­ет­ся, что в мире все под­чи­не­но Боже­ствен­но­му Про­мыс­лу. Нет ниче­го, что было бы упу­ще­но из муд­рой и чут­кой забо­ты Небес­но­го Отца. Даже скор­би и беды, даже наши духов­ные паде­ния попус­ка­ют­ся Богом для наше­го воз­мож­но­го вра­зум­ле­ния. Поэто­му достичь под­лин­но­го бла­га мож­но лишь через лич­ное обра­ще­ние к Богу. Чело­век наде­лен сво­бо­дой воли, и пото­му он волен обра­тить­ся ко Хри­сту, что бы вокруг него ни про­ис­хо­ди­ло (вой­на ли, рево­лю­ция, эко­но­ми­че­ский кри­зис и т.п.). Маги­че­ское же миро­воз­зре­ние пола­га­ет, что нет ни Про­мыс­ла Божия, ни без­услов­ной сво­бо­ды, а есть тай­ная, скры­тая сила, неви­ди­мо охва­ты­ва­ю­щая все миро­зда­ние. Люди, неви­ди­мые духи, сти­хии при­ро­ды – все под­чи­не­ны оккульт­ным зако­нам вли­я­ния. Кто нашел ключ к этим зако­нам, тот и вла­де­ет миром. Если выра­зить­ся образ­но, в магии счи­та­ет­ся, что все вещи наше­го мира соеди­не­ны неви­ди­мы­ми нитя­ми и что пра­виль­но про­из­не­сен­ное закли­на­ние воз­дей­ству­ет на эти нити. В магиз­ме сами люди все­го лишь живые кук­лы, к кото­рым при­вя­за­ны нити неви­ди­мо­го кук­ло­во­да. С помо­щью магии мож­но дер­нуть за нуж­ную нить, и, как бы живая кук­ла ни сопро­тив­ля­лась, дей­ствие будет непре­обо­ри­мым – болезнь, пор­ча, воз­буж­де­ние поло­во­го вле­че­ния и т.д. Уди­ви­тель­но, что весь­ма мно­го­чис­лен­ны заго­во­ры как раз с при­вле­че­ни­ем нити и узел­ков. Про­цесс завя­зы­ва­ния, в част­но­сти, трак­ту­ет­ся как про­цесс наве­де­ния или сня­тия пор­чи: «Нитью обвя­зы­ва­ет­ся боль­ной чело­век, сле­до­ва­тель­но, и болезнь обвя­зы­ва­ет­ся; чело­век завя­зан – завя­за­на и болезнь; сни­ма­ет­ся нить с чело­ве­ка, с нею сни­ма­ет­ся и болезнь; нить бро­са­ет­ся, зары­ва­ет­ся в зем­лю, кла­дет­ся в отвер­стие дере­ва, кото­рое затем заби­ва­ет­ся, с нитью бро­са­ет­ся и зары­ва­ет­ся в зем­лю свя­зан­ная болезнь» (Еле­он­ская Е.Н. Сказ­ка, заго­вор и кол­дов­ство в Рос­сии. М., 1994. С. 174).

Прин­ци­пы магиз­ма нагляд­но пред­став­ле­ны в извест­ной леген­де о гамельн­ском кры­со­ло­ве. Исто­рия, раз­гад­ку кото­рой до сих пор не могут най­ти уче­ные, запе­чат­ле­на в евро­пей­ских хро­ни­ках сред­них веков. 26 июня 1284 года (зафик­си­ро­ван даже день) в немец­ком горо­де Гамельне кры­со­лов-музы­кант вывел за собой игрой на дудоч­ке 130 детей, кото­рые без­воз­врат­но исчез­ли. Перед этим город силь­но стра­дал от крыс, наше­ствие кото­рых в сред­ние века порой срав­ни­ва­лось с эпи­де­ми­ей. Маги­страт обе­щал боль­шую награ­ду любо­му, кто изба­вит город от крыс. Тогда-то и появил­ся флей­тист, потре­бо­вав­ший в слу­чае успе­ха дать ему столь­ко золо­та, сколь­ко он на себе уне­сет. Отцы горо­да тот­час же согла­си­лись. Кры­со­лов достал вол­шеб­ную дудоч­ку; на ее зву­ки сбе­жа­лись все город­ские кры­сы, и их, заво­ро­жен­но сле­ду­ю­щих за чару­ю­щей мело­ди­ей, кры­со­лов вывел за город. Тем вре­ме­нем маги­страт пожа­лел о дан­ном впо­пы­хах обе­ща­нии и отка­зал флей­ти­сту в награ­де. Явив­шись немно­го пого­дя, гамельн­ский кры­со­лов вновь заиг­рал на вол­шеб­ной флей­те, толь­ко на этот раз к нему сбе­жа­лись уже город­ские детиш­ки, кото­рых кры­со­лов и увел из горо­да – то ли к реке, то ли к гор­но­му уще­лью, где они и сги­ну­ли. Уче­ные выска­зы­ва­ют раз­ные вер­сии, пыта­ясь объ­яс­нить эту исто­рию; пред­по­ла­га­ют, что это ска­за­ние может быть заву­а­ли­ро­ван­ным отра­же­ни­ем и дет­ско­го кре­сто­во­го похо­да, и уво­да плен­ных после неудач­ной бит­вы, или же гибе­ли в горах под ополз­нем детей, ведо­мых музы­кан­том на празд­ник по боло­ти­стой кот­ло­вине… Что же каса­ет­ся крыс, то гово­рят, что они реа­ги­ру­ют на высо­ко­ча­стот­ный звук, изда­ва­е­мый оло­вян­ны­ми дудоч­ка­ми, исполь­зу­е­мы­ми в те вре­ме­на повсе­мест­но лов­ца­ми крыс. Собы­тие это запе­чат­ле­но на вит­ра­же гамельн­ской церк­ви, кото­рый был выпол­нен око­ло 1300 года, а люди той эпо­хи вос­при­ни­ма­ли слу­чив­ше­е­ся как про­яв­ле­ние маги­че­ских чар. Ведь в оккуль­тиз­ме имен­но выпол­не­ние опре­де­лен­ных дей­ствий, маги­че­ско­го риту­а­ла (в дан­ном слу­чае – испол­не­ние чару­ю­щей мело­дии) неиз­беж­но вле­чет за собой пола­га­ю­щи­е­ся след­ствия в жиз­ни людей (в гамельн­ской леген­де – уход детей).

Если в хри­сти­ан­стве духов­ное пре­успе­я­ние зави­сит от того, насколь­ко серд­це чело­ве­ка откры­то Хри­сту, насколь­ко чело­век испол­ня­ет запо­ве­ди Хри­ста и стре­мит­ся к Богу, то в магии при­сут­ству­ет ред­кост­ное рав­но­ду­шие к Богу. Не то что­бы в магии испо­ве­до­вал­ся ате­изм – порой в заго­во­рах упо­ми­на­ет­ся имя Божие, а заго­ва­ри­ва­е­мый чело­век име­ну­ет­ся рабом Божи­им, – одна­ко все цели магии исклю­чи­тель­но зем­но­го харак­те­ра. Здесь все добы­ва­ет­ся сво­им страст­ным уси­ли­ем в про­ры­ве к духов­но­му миру: достичь успе­ха, денег, здо­ро­вья, бла­го­склон­но­сти люби­мо­го чело­ве­ка и т.п.

Не живое обра­ще­ние к Богу, а дей­ствие зако­но­мер­но­стей, ожи­да­ние эффек­та от сво­их риту­а­лов – вот что испо­ве­ду­ет магия. И если в хри­сти­ан­стве духов­ное совер­шен­ство зави­сит от лич­ност­ной встре­чи и еди­не­ния души чело­ве­че­ской с Богом, то в магии на пер­вом плане при­сут­ству­ют тех­но­ло­гия и таин­ствен­ный ритуал.

При­от­кро­ем заве­су. По сути, все тай­ное зна­ние совре­мен­ной магии сво­дит­ся к зна­нию кол­дов­ской пира­ми­ды. Кол­дов­ская же пира­ми­да – это четы­ре «исти­ны», учи­ты­ва­ю­щи­е­ся в маги­че­ских риту­а­лах: вооб­ра­же­ние, воле­вое уси­лие, вера в магию и соблю­де­ние тай­ны. Для эффек­тив­но­го кол­дов­ства маг дол­жен, во-пер­вых, поль­зо­вать­ся ярким вооб­ра­же­ни­ем, фан­та­зи­ей, кра­соч­но и эмо­ци­о­наль­но пред­став­ляя необ­хо­ди­мые пред­ме­ты и лица; во-вто­рых, он кон­цен­три­ру­ет все свое вни­ма­ние, всю свою волю на маги­че­ском дей­стве; в‑третьих, неза­бвен­но верит в него (а не в Бога, даже если упо­ми­на­ет имя Божие), верит в то, что его сло­во испол­нит­ся, и, в‑четвертых, не откры­ва­ет нико­му сво­их тайн. И пото­му здесь мы не встре­тим ни одно­го свет­ло­го луча, нис­хо­дя­ще­го с Неба, не встре­тим той Боже­ствен­ной помо­щи и духов­но­го уте­ше­ния, кото­рые дают­ся в ответ на чистую и мир­ную молит­ву христианина.

Иссле­до­ва­те­ли отме­ча­ют, что магия при­зна­ет в нашем миро­зда­нии несколь­ко сфер. В выс­шей сфе­ре оби­та­ют доб­рые духи, а в низ­шей – злые демо­ны. Если хри­сти­ан­ство сви­де­тель­ству­ет, что тем­ные духи пре­бы­ва­ют в кар­ди­наль­но иной сфе­ре бытия, неже­ли свет­лые анге­лы (пер­вые – в сфе­ре под­не­бес­ной, а вто­рые – на небе­сах) и что для сопри­кос­но­ве­ния со вто­ры­ми нуж­на чистая жизнь и теп­лая молит­ва, то в магии ситу­а­ция совер­шен­но иная. В магии счи­та­ет­ся, что с помо­щью сек­рет­ных цере­мо­ний мож­но вхо­дить в кон­такт с неви­ди­мы­ми духа­ми, при­чем не толь­ко со злы­ми, но и доб­ры­ми, и яко­бы полу­чать от них помощь. Более того, с духа­ми мож­но заклю­чать согла­ше­ние, и тогда маг управ­ля­ет духа­ми в сво­их инте­ре­сах – они при­над­ле­жат кол­ду­ну, пока он живет, а после смер­ти уже маг наве­ки при­над­ле­жит этим силам. Но о послед­нем кол­дун не осо­бен­но дума­ет. Он дума­ет о дру­гом, а имен­но: если мир под­вла­стен духам, а духи закли­на­ни­ям, то овла­дев­ший закли­на­ни­я­ми ста­но­вит­ся сам себе царь и бог.

Конеч­но, глу­бо­кая ошиб­ка счи­тать, буд­то риту­а­ла­ми и закли­на­ни­я­ми мож­но скло­нить к себе доб­рых духов. Пото­му что для общ­но­сти с анге­ла­ми нуж­на вер­ность Богу, Кото­ро­му слу­жат анге­лы, искрен­няя молит­ва и отсе­че­ние плот­ских и душев­ных стра­стей, а не пас­сы, нашеп­ты­ва­ния и вды­ха­ние замор­ских куре­ний. И те духи, кото­рые выда­ют себя магам за доб­рых, на самом деле не настоль­ко доб­ры, как кажется.

Магия по сво­е­му внут­рен­не­му суще­ству неот­рыв­на от древ­не­го язы­че­ства. В язы­че­стве испо­ве­до­вал­ся поли­те­изм – мно­го­бо­жие. И если Боже­ствен­ное Откро­ве­ние сви­де­тель­ству­ет о Боге, пре­вы­ша­ю­щем наш твар­ный мир, то в язы­че­стве боги все­го лишь части мате­ри­аль­но­го мира, как частью явля­ют­ся небес­ные све­ти­ла и звез­ды. Они, боги в язы­че­ском пони­ма­нии, так­же огра­ни­че­ны, зави­си­мы от судь­бы и все­воз­мож­ных пре­врат­но­стей, и зна­чит, в опре­де­лен­ном смыс­ле могут быть управ­ля­е­мы. Магия обра­ща­ет­ся к неви­ди­мым духам, этим близ­ким к людям «бож­кам», но обра­ща­ет­ся с целью заста­вить их слу­жить чело­ве­ку в дости­же­нии его зем­ных интересов.

Итак, в магии при­сут­ству­ет попыт­ка управ­лять сво­ей жиз­нью и окру­жа­ю­щим миром без послу­ша­ния Богу, а вме­сто лич­но­го еди­не­ния с Ним пред­ла­га­ет­ся достичь совер­шен­ства тебе само­му. Посколь­ку же подоб­ные цели в реаль­но­сти для пад­ше­го чело­ве­ка недо­сти­жи­мы, ими­та­цию вла­сти и совер­шен­ства помо­га­ют создать пад­шие духи. Вспом­ним, как сата­на иску­шал Само­го Иису­са Хри­ста перед нача­лом еван­гель­ской про­по­ве­ди: «И ска­зал Ему диа­вол: Тебе дам власть над все­ми сими цар­ства­ми и сла­ву их, ибо она пре­да­на мне, и я, кому хочу, даю ее; итак, если Ты покло­нишь­ся мне, то все будет Твое» (Лк.4:6–7). Хри­стос реши­тель­но отверг соблаз­ни­те­ля, но тот же самый соблазн иску­си­тель пред­ла­га­ет людям в фор­ме таин­ствен­ных зна­ний, экс­тра­сен­сор­но­го само­раз­ви­тия и оккульт­ной «вла­сти» над миром.

Часто зада­ет­ся вопрос: а суще­ству­ет ли в магии риту­ал посвя­ще­ния души диа­во­лу? Риту­ал такой дей­стви­тель­но суще­ству­ет, прав­да, без тех кра­соч­ных мифи­че­ских подроб­но­стей о явле­нии диа­во­ла наяву и состав­ле­нии «вза­и­мо­вы­год­но­го» кон­трак­та. Есть про­сто риту­ал осо­бых дей­ствий из раз­ря­да чер­ной магии, кото­рый мы не будем опи­сы­вать и в кото­ром несчаст­ный чело­век посвя­ща­ет свою душу диа­во­лу. Пред­по­ла­га­ет­ся, что вре­мен­ная цена «кон­трак­та» – сила и могу­ще­ство над дру­ги­ми людь­ми и при­ро­дой (хочешь – наво­ди болезнь, а хочешь – пода­вай исце­ле­ние), веч­ная же цена – адские муки души.

Еще раз обра­тим вни­ма­ние на клю­че­вую в магиз­ме исти­ну. Для мага не важ­ны нрав­ствен­ные цен­но­сти и духов­ное содер­жа­ние неви­ди­мо­го мира; он при­зна­ет дей­ствие зако­но­мер­но­стей, что за опре­де­лен­ны­ми маги­че­ски­ми пас­са­ми долж­ны неиз­беж­но сле­до­вать жела­е­мые послед­ствия. Таким обра­зом, в магии глав­ное – пра­виль­но выпол­нен­ный риту­ал. В этом – кар­ди­наль­ное отли­чие магии от цер­ков­ных таинств, кото­рые не могут помочь чело­ве­ку без его живо­го отно­ше­ния к Богу. При внешне пра­виль­но соблю­ден­ной обря­до­вой сто­роне, допу­стим таин­ства при­ча­ще­ния, чело­век может и не при­об­щить­ся Хри­сту, посколь­ку ока­зы­ва­ет­ся недо­стой­ным при­част­ни­ком. Дей­ствие цер­ков­ных таинств на хри­сти­а­ни­на напря­мую свя­за­но с его лич­ным внут­рен­ним состо­я­ни­ем, с его лич­ным отно­ше­ни­ем ко Хри­сту. В магии все это не важ­но: выпол­нил риту­ал, пове­рил в его эффек­тив­ность, и более ниче­го не требуется.

К сожа­ле­нию, у неко­то­рых хри­сти­ан отно­ше­ние к цер­ков­ным таин­ствам тоже быва­ет маги­че­ским, когда кре­ще­ние, при­ча­ще­ние, вен­ча­ние и про­чие таин­ства пони­ма­ют­ся как сред­ства к зем­но­му бла­го­по­лу­чию в силу само­го совер­шен­но­го дей­ствия. Кре­стил­ся – и ограж­ден от всех иску­ше­ний, при­ча­стил­ся – и не будешь болеть, вен­чал­ся – и избе­жишь раз­во­да – так пола­га­ет суе­вер­ный, с маги­че­ским созна­ни­ем чело­век. И часто чело­век не подо­зре­ва­ет, что он (может быть, сам актив­ный борец с кол­ду­на­ми и мага­ми) нахо­дит­ся во вла­сти оккульт­но­го миро­воз­зре­ния. Магизм про­яв­ля­ет­ся, напри­мер, в таких фра­зах: «Ты покре­сти детей, все же болеть они будут помень­ше» (а если еще не покре­стил, то не под­пус­кай нико­го к мла­ден­цу – сгла­зят), «Поставь свеч­ку – и сдашь экза­мен», «Обя­за­тель­но набе­ри кре­щен­ской воды – от сгла­за помо­га­ет». То есть магизм про­яв­ля­ет­ся тогда, когда чело­век забы­ва­ет о Боге и пола­га­ет­ся толь­ко на види­мый риту­ал, а так­же когда от духов­но­го заве­до­мо ожи­да­ет­ся зем­ное и меркантильное.

Это быва­ет так­же тогда, когда вычи­тан­ное молит­вен­ное пра­ви­ло вос­при­ни­ма­ет­ся как гарант все­воз­мож­ных успе­хов, как бы некий залог, обя­зы­ва­ю­щий духов­ные силы испол­нять все твои поже­ла­ния. Даже хра­мо­вое бого­слу­же­ние неко­то­рые вос­при­ни­ма­ют как что-то маги­че­ское, некое испол­нен­ное ста­рин­ной и мало­по­нят­ной эсте­ти­ки дей­ство, само по себе наде­ля­ю­щее чело­ве­ка неви­ди­мой силой. Хри­сти­а­ни­ну важ­но пом­нить: в молит­ве самое глав­ное – само обще­ние с Богом, Кото­рый зна­ет, как устро­ить жизнь чело­ве­ка, – Ему мы вве­ря­ем свою жизнь и успе­хи. В свя­щен­но­дей­стви­ях же хра­ма чело­век вос­хо­дит душой сво­ей к Богу, а Бог смот­рит на серд­це и пото­му пода­ет бла­го­дать по мере живо­го обра­ще­ния души чело­ве­ка к Нему.

Магизм мно­гих наших совре­мен­ни­ков про­яв­ля­ет­ся в том, что, напри­мер, чело­век пола­га­ет, буд­то забо­лел толь­ко лишь пото­му, что кто-то поже­лал ему пло­хо­го или, не при­ве­ди Бог, навел на него пор­чу. Таким обра­зом, забо­лев­ший чело­век забы­ва­ет о Про­мыс­ле Божи­ем, о том, что Бог забо­тит­ся о нас посред­ством наших скор­бей и болез­ней. Вни­ма­ние неоправ­дан­но обра­ща­ет­ся на маги­че­ское пред­став­ле­ние о при­чин­но-след­ствен­ных свя­зях наго­во­ров, про­кля­тий и зло­же­ла­тельств с наши­ми беда­ми и болез­ня­ми. Чужое сло­во или дур­ной глаз кажут­ся пер­во­при­чи­ной стра­да­ний, но ведь свя­тые отцы назы­ва­ли скор­би Боже­ствен­ным посе­ще­ни­ем: имен­но в них вос­пи­ты­ва­ет­ся дух хри­сти­а­ни­на, когда чело­век отвле­ка­ет­ся от сует­ных зем­ных устрем­ле­ний и обра­ща­ет­ся душой к тому, что вечно.

Люди с маги­че­ским созна­ни­ем мыс­лят о Боге как-то отвле­чен­но, без­ли­ко, часто и вовсе не дума­ют о Нем. В самых луч­ших слу­ча­ях они пред­став­ля­ют Боже­ство как выс­ший прин­цип, соглас­но кото­ро­му долж­на устра­и­вать­ся наша жизнь, как бы некий кос­ми­че­ский закон, нару­ше­ние кото­ро­го вле­чет за собой стра­да­ния, но не заме­ча­ют в Нем выс­ше­го лич­ност­но­го нача­ла. Поэто­му они не уме­ют о чем-либо Бога про­сить и не зна­ют, что такое дове­рие Ему в сво­ей жиз­ни. Попут­но заме­тим, что те хри­сти­ане, кото­рые в молит­ве не име­ют живо­го чув­ства пред­сто­я­ния пред Богом, кото­рые пола­га­ют­ся на текст молит­вы, как бы дей­ству­ю­щий сам по себе, и про­из­но­сят сло­ва молитв лишь по обы­чаю, ради обря­да, – подоб­ные хри­сти­ане ска­ты­ва­ют­ся к маги­че­ско­му пони­ма­нию мира духовного.

И если чело­век пола­га­ет, что он спо­со­бен достичь духов­ных высот толь­ко сво­и­ми уси­ли­я­ми, если само совер­шен­ство рас­смат­ри­ва­ет­ся как некий итог мето­ди­ки духов­но­го само­раз­ви­тия, то в этом тоже заме­тен магизм. Ибо резуль­тат ожи­да­ет­ся от самих по себе чело­ве­че­ских уси­лий, сло­вес­ных фор­мул и пас­сов, тогда как серд­це с его чув­ства­ми, ум с его мыс­ля­ми, воля с ее поже­ла­ни­я­ми оста­ют­ся без живо­го обра­ще­ния к Богу.

Под­лин­ная духов­ная жизнь осно­ва­на на дове­рии Богу (а зна­чит, вве­ре­нии Ему сво­ей уча­сти), сер­деч­ном обра­ще­нии к Нему и испол­не­нии Его запо­ве­дей, а не на меха­ни­че­ском выпол­не­нии риту­а­лов и без­дум­ном про­из­не­се­нии пусть и самых цер­ков­ных молитв. Соб­ствен­но хри­сти­ан­ское совер­шен­ство есть пре­об­ра­жа­ю­щее дей­ствие Бога в душе чело­ве­ка, кото­ро­му сам чело­век либо спо­соб­ству­ет, либо пре­пят­ству­ет. А вся пол­но­та цер­ков­ной жиз­ни с ее бого­слу­же­ни­я­ми и таин­ства­ми, с ее тра­ди­ци­я­ми и обря­да­ми, с ее молит­ва­ми и духов­ной куль­ту­рой явля­ет­ся той сре­дой, в кото­рой долж­на рас­крыть­ся душа чело­ве­ка в сво­ем сво­бод­ном, теп­лом и искрен­нем вос­хож­де­нии к Небес­но­му Отцу.

Вале­рий Духа­нин, канд. богословия

Источ­ник: Православие.ру

Оставить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.

2 комментария

  • Аноним, 20.12.2011

    Очень понятно,но мы так при­вык­ли во всем,что-то видеть,надо над собой мно­го работать,я постараюсь.

    Ответить »
  • Аноним, 13.09.2011

    Очень хоро­шая ста­тья, очень понят­ная и нуж­ная. Спасибо.

    Ответить »
Размер шрифта: A- 16 A+
Цвет темы:
Цвет полей:
Шрифт: Arial Times Georgia
Текст: По левому краю По ширине
Боковая панель: Свернуть
Сбросить настройки