О фанатизме, религиозности и Православии

О фанатизме, религиозности и Православии

(4 голоса5.0 из 5)

Что такое фана­тизм? Кто ему под­вер­жен? Где грань меж­ду верой и фана­тиз­мом? Вер­но ли, что фана­тизм пита­ют суе­ве­рия и искушения?

С нача­ла осе­ни это­го года прак­ти­че­ски весь циви­ли­зо­ван­ный мир с него­до­ва­ни­ем сле­дит за дей­стви­я­ми рели­ги­оз­ных фана­ти­ков-экс­тре­ми­стов. Наблю­дая руи­ны аме­ри­кан­ских небо­скре­бов, слы­ша о новых и новых кон­вер­тах с “белым порош­ком” – спо­ра­ми сибир­ской язвы, – кото­рые дер­жат в напря­же­нии госу­дар­ство, пре­тен­ду­ю­щее по сей день на миро­вое лидер­ство, мы часто дума­ем: “Вот уж эти мусуль­мане! Сла­ва Богу, сре­ди нас нет таких фана­ти­ков!” Но думая так, мы обма­ны­ва­ем себя, ибо фана­тизм и экс­тре­мизм воз­мож­ны не толь­ко в исла­ме (кста­ти, тра­ди­ци­он­ный ислам рас­смат­ри­ва­ет фана­ти­че­ские дви­же­ния как сво­е­го рода сек­ты). Фана­тизм воз­мо­жен в любой рели­гии, в любом мировоззрении.

“Что такое фана­тизм? – раз­мыш­лял неко­гда В. Роза­нов. – Толь­ко силь­ней­шая вера, дове­ден­ная до равен­ства с реаль­ным ощу­ще­ни­ем… Како­ва вера – таков и «фана­тизм» ее, белый или чер­ный, плю­со­вой или минус­ный”. Не могу согла­сить­ся с рус­ским мыс­ли­те­лем. Но преж­де чем рас­суж­дать далее, обра­тим вни­ма­ние на сле­ду­ю­щие сюжеты.

“Запостившиеся” до смерти

5_002Не так дав­но укра­ин­ская обще­ствен­ность была шоки­ро­ва­на рядом пуб­ли­ка­ций в СМИ о том, как рели­ги­оз­ные фана­ти­ки умо­ри­ли голо­дом двух дево­чек (“Сего­дня”, “Фак­ты” от 13 нояб­ря). Как выяс­ни­лось, тра­ге­дия про­изо­шла бла­го­да­ря рели­ги­оз­ным поры­вам отца и мате­ри дево­чек, кото­рые реши­ли про­ве­сти дли­тель­ный “пост», отка­зав­шись более чем на месяц от при­е­ма пищи.

Свет­ла­на (так зовут неза­дач­ли­вую “подвиж­ни­цу”) рас­ска­за­ла жур­на­ли­стам о том, что сна­ча­ла они с Арту­ром посе­ща­ли собра­ния пяти­де­сят­ни­ков, но потом разо­ча­ро­ва­лись и ушли из сек­ты, остав­шись “про­сто хри­сти­а­на­ми”. Вот такое “про­стое хри­сти­ан­ство” и ста­ло для них искушением.

В ито­ге Артур создал свою соб­ствен­ную общи­ну, в кото­рую вошли его домо­чад­цы вме­сте с мате­рью и сест­рой жены. В один пре­крас­ный день они реши­ли устро­ить дли­тель­ный пост с целью “полу­чить помощь от Бога” по одной из семей­ных про­блем. Вооду­ше­вив­шись, как и поло­же­но сек­тан­там, неким “голо­сом” яко­бы от Бога, общи­на и при­сту­пи­ла к посту. Такой “голос”, как сооб­щи­ла Свет­ла­на, они слы­ша­ли неоднократно.

Даль­ше все раз­ви­ва­лось по клас­си­че­ской схе­ме сата­нин­ско­го пре­льще­ния. Напом­ню, что в пра­во­слав­ной аске­ти­че­ской тра­ди­ции пре­ле­стью назы­ва­ет­ся одна из опас­ней­ших духов­ных стра­стей, когда хри­сти­а­нин начи­на­ет думать о себе так, как буд­то бы он достиг уже опре­де­лен­ной сте­пе­ни свя­то­сти. В состо­я­нии непо­мер­ной духов­ной гор­ды­ни чело­век при­ни­ма­ет бесов­ские виде­ния за откро­ве­ния Божии. Артур и Свет­ла­на возо­мни­ли себя людь­ми, удо­сто­ен­ны­ми тако­го чудес­но­го обще­ния с Богом. Когда девоч­ки, из кото­рых млад­шей – Анеч­ке – было все­го три года, про­си­ли кушать, роди­те­ли дава­ли им толь­ко воду, успо­ка­и­вая тем, что Бог ско­ро Сам подаст им еду. Как рас­ска­за­ла потом сест­ра по “вере” Свет­ла­ны Ири­на, так­же участ­во­вав­шая в “посте”, они пред­став­ля­ли помощь Божию при­мер­но так: “Выхо­жу я на кух­ню, а там сто­ит кастрю­ля бор­ща. Кото­рую Бог нам послал”. Такие при­ми­тив­ней­шие жела­ния невоз­мож­но назвать рели­ги­оз­ны­ми, это похо­же на рас­строй­ство рас­суд­ка

Впро­чем, Ири­на мог­ла чего-то и не понять. А вот Свет­ла­ну нель­зя обви­нить в непо­ни­ма­нии идей сво­е­го мужа. Из ее рас­ска­за вид­но, что плач и прось­бы детей не силь­но отвле­ка­ли вни­ма­ние роди­те­лей от пре­лест­ных впе­чат­ле­ний: “Шли очень силь­ные эсте­ти­че­ские пере­жи­ва­ния, незем­ные. Я виде­ла сады: яблоч­ные, гру­ше­вые, сли­во­вые… Я ощу­ща­ла неко­то­рое том­ле­ние за раем… У меня была такая силь­ная вера в то, что Бог хочет мне все это пока­зать и вер­нуть”. Какое “рай­ское насла­жде­ние”, не прав­да ли? Прав­да, рядом уми­ра­ла от исто­ще­ния трех­лет­няя дочь, уже не про­сив­шая есть, а через неко­то­рое вре­мя – и вто­рая. Их тру­пы хлад­но­кров­но скла­ди­ро­ва­лись в ван­ной комнате.

Но и смерть детей не вра­зу­ми­ла сек­тан­тов. Уве­рен­ные в пра­виль­но­сти сво­е­го духов­но­го пути, они дума­ли, что Бог их вос­кре­сит… Вос­кре­сит сно­ва к зем­ной жиз­ни, кото­рая, тем не менее, была с их точ­ки зре­ния “бес­смыс­лен­ной”.

Несколько примеров из истории

В недав­нем про­шлом мож­но най­ти мно­же­ство при­ме­ров фана­тич­но­го отно­ше­ния к вере, кото­рые сто­и­ли жиз­ни не одно­му человеку.

В нояб­ре 1978 г. погиб­ло от отрав­ле­ния циа­ни­стым кали­ем 912 чле­нов аме­ри­кан­ской сек­ты “Народ­ный храм”, испол­няв­ших каж­дую при­хоть сво­е­го “гуру” Джи­ма Джонса.

500 адеп­тов “Дви­же­ния за воз­рож­де­ние деся­ти запо­ве­дей Бога” в Уган­де в мар­те 2000 г. после мно­го­ча­со­во­го “молит­вен­но­го” раде­ния (на кото­рое взрос­лые чле­ны сек­ты при­ве­ли и сво­их детей) подо­жгли зда­ние и зажи­во сго­ре­ли. Их пред­во­ди­тель – быв­ший като­ли­че­ский свя­щен­ник – назна­чал “конец све­та” на 31 декаб­ря 1999 г. Когда ука­зан­ный срок про­шел, дату пере­нес­ли на сле­ду­ю­щий год. Но вме­сте с этим “пас­тор” убе­дил сво­их при­вер­жен­цев “воз­не­стись на небо” зара­нее.

Обго­рев­шие тела 70-ти после­до­ва­те­лей еще одной сек­ты – “Орде­на хра­ма солн­ца” – были най­де­ны в октяб­ре 1994 г. в двух швей­цар­ских дере­вуш­ках. Как ока­за­лось, целью само­со­жже­ния было жела­ние попасть в счаст­ли­вый мир на Сири­у­се. Спи­сок мож­но продолжить…

Обра­тив­шись к исто­рии рус­ской рели­ги­оз­но­сти, так­же най­дем мно­же­ство при­ме­ров дичай­ше­го фанатизма.

Чего сто­ят раз­лич­ные сек­тант­ские тол­ки типа хлы­стов и скоп­цов, в неисто­вом экс­та­зе дохо­див­шие до самосожжения?

Само­со­жже­ние прак­ти­ко­ва­ли и рус­ские ста­ро­об­ряд­цы. Вол­на само­со­жже­ний нача­лась в кон­це 1660‑х годов и полу­чи­ла одоб­ре­ние лиде­ра ста­ро­об­ряд­че­ско­го дви­же­ния про­то­по­па Авва­ку­ма: “Сожег­шие теле­са своя, души же в руце Божии пре­дав­шие, ликов­ству­ют со Хри­стом во веки веком само­воль­ные муче­ни­ки”. Таким обра­зом, само­убий­ство в гла­зах фана­ти­ков пре­вра­ти­лось в доб­ро­воль­ное муче­ни­че­ство. Весь­ма пока­за­тель­на в этом отно­ше­нии ста­тья “Само­со­жже­ние” из совре­мен­но­го сло­ва­ря “Ста­ро­об­ряд­че­ство”, издан­но­го попов­ца­ми в 1996 г.: “Само­со­жже­ние (ина­че: гарь) – это муче­ни­че­ская смерть в огне, на кото­рую доб­ро­воль­но шли мно­гие ста­ро­об­ряд­цы, что­бы не впасть «в руки анти­хри­сто­вы»” (с. 249).

Сре­ди рас­коль­ни­ков появи­лись и такие изощ­рен­ные фор­мы само­уни­что­же­ния, как само­умо­ре­ние, само­у­топ­ле­ние и само­за­кла­ние вме­сте с малы­ми детьми и даже мла­ден­ца­ми. Пер­вое мас­со­вое само­со­жже­ние, жерт­вой кото­ро­го ста­ли 2000 чело­век, было совер­ше­но в Ниже­го­род­ском уез­де в 1672 году. В 1685 году пра­ви­тель­ство царев­ны Софьи изда­ло указ о при­ме­не­нии мер к рас­коль­ни­кам, одоб­рен­ный пат­ри­ар­хом Иоакимом.

Пер­вым видом само­ис­треб­ле­ния ста­ло само­умо­ре­ние. Морель­щи­ки стро­и­ли осо­бые полу­зем­лян­ки – “морель­ни” – для мас­со­вых само­умо­ре­ний, где заму­ро­вы­ва­ли людей, согла­сив­ших­ся на “поще­ние до смер­ти”, зача­стую с малы­ми детьми. О морель­щи­ках свя­ти­тель Димит­рий Ростов­ский писал следующее:

“Есть у них скит, гла­го­ле­мый морель­щи­ки, кото­рые так же, как и сожи­га­те­ли, про­стых людей, мужей и жен пре­льща­ют, еже в затво­ре пост­ни­че­ством и гла­дом умре­ти, буд­то за Хри­ста… Есть же у тех морель­щи­ков устро­ен­ные на то осо­бые места в лесах: или хоро­мы дре­вя­ныя, или же ямы в зем­ли. Хоро­мы иныя с малы­ми двер­ца­ми, амо­же всаж­да­ют пре­льщен­на­го и затво­ря­ют креп­ко; иные же без две­рей, но свер­ху туда впу­ща­ют. Ямы же или пеще­ры глу­бо­ки, из них же нель­зя нико­му изы­ти, так как свер­ху заграж­да­ют и закреп­ля­ют вель­ми. Поса­жда­ют же ино­гда еди­на­го, ино­гда двух, и трех, и мно­жае. Поса­жден­нии убо бед­нии, по пер­вом, и вто­ром, и тре­ти­ем дни, и по мно­жай­ших, сту­жив­ше от гла­да, вопи­ют, кри­чат, молят, чтоб испу­щен­ни были отту­ду; но несть слу­ша­ю­ще­го их, ни мило­серд­ству­ю­ща­го о них. А еже ужас­нее есть слы­ша­ти, яко иде­же поса­жден­ни будут два или три, или мно­жае, не стер­пев­ше гла­да, друг дру­га жива яст кто кое­го одо­леть может. И да не мнит­ся кому сие недо­сто­вер­но быти, еже в заклю­че­нии и гла­де ясти друг дру­га, егда и сам чело­век в тако­вой нуж­де яст. 

Кий тамо вопль? кий плач? кое рыда­ние? кая туга и скор­бе­ние? и кое тамо спа­се­ние от неволь­на­го того муче­ни­че­ства? И тако про­кли­на­ю­ще день рож­де­ния сво­е­го поги­ба­ют смер­тию сугу­бою, телес­ною и душев­ною: не в Цар­ство бо Небес­ное, но в адския муки душы тех отхо­дят, яко само­убий­цов. И кая им поль­за от горь­кия тоя смер­ти? ибо Хри­сту Гос­по­ду то муче­ни­че­ство несть при­ят­но, им же кто сам себе погу­бить изво­лит, яко же то ниже изъ­яв­ле­но будет”.

Фанатизм и прелесть

Фана­тич­ное стрем­ле­ние к само­уни­что­же­нию наблю­да­ет­ся сре­ди людей осо­бо­го пси­хо­ло­ги­че­ско­го типа: склон­ных к экс­та­зу, само­лю­бо­ва­нию, визи­о­нер­ству, про­зре­ни­ям и виде­ни­ям, свя­зан­ным с осо­бым состо­я­ни­ем – пре­ле­стью. Как уже гово­ри­лось выше, пре­лесть – это духов­ное само­обо­льще­ние, при кото­ром чело­век фан­та­зии сво­е­го боль­но­го вооб­ра­же­ния либо же бесов­ские виде­ния при­ни­ма­ет за откро­ве­ния Божии. Уже одно толь­ко иска­ние, стрем­ле­ние к духов­но­му услаж­де­нию, к при­ят­ным духов­ным ощу­ще­ни­ем явля­ет­ся крайне опас­ным. Даже пред­став­ле­ние како­го-либо обра­за во вре­мя молит­вы (напри­мер, пред­став­ле­ние вида Хри­ста при молит­ве к Нему) стро­го запре­ща­ет­ся пра­во­слав­ной аскетикой.

Пре­по­доб­ный Симе­он Новый Бого­слов, вели­чай­ший пра­во­слав­ный свя­той XI века, неод­но­крат­но спо­доб­ляв­ший­ся сам виде­ний нетвар­но­го све­та, пре­ду­пре­ждал, что вооб­ра­же­ние при молит­ве “небес­ных благ, чинов ангель­ских или свя­тых” есть при­знак пре­ле­сти. “На этом пути стоя, пре­льща­ют­ся и те, кото­рые видят свет телес­ны­ми оча­ми сво­и­ми, обо­ня­ют бла­го­во­ния обо­ня­ни­ем сво­им, слы­шат гла­сы уша­ми сво­и­ми и подобное”.

Состо­я­ние пре­ле­сти харак­те­ри­зу­ет­ся обыч­но край­ним фана­тиз­мом, пре­воз­но­ше­ни­ем перед дру­ги­ми, озлоб­ле­ни­ем про­тив тех, кто пыта­ет­ся ука­зать впав­ше­му в пре­лесть на пла­чев­ность его ситу­а­ции. Что­бы тако­го не про­изо­шло, пра­во­слав­ные долж­ны твер­до пом­нить одно про­стое пра­ви­ло: вви­ду при­су­щей каж­до­му из нас духов­ной сле­по­ты и скры­той гор­до­сти вся­че­ски избе­гать, устра­нять­ся и не при­ни­мать ника­ких виде­ний.

Тип фанатика

Тол­ко­вый сло­варь В. Даля гово­рит о фана­тиз­ме так: Фана­тизм – изу­вер­ство; гру­бое, упор­ное суе­ве­рие, замест веры; пре­сле­до­ва­нье раз­но­мыс­ля­щих име­нем веры”. Это опре­де­ле­ние в корне про­ти­во­по­лож­но мне­нию В. Роза­но­ва, кото­рое при­ве­де­но в самом нача­ле ста­тьи. Дей­стви­тель­но, фана­тизм может появить­ся в любой рели­гии, но вопрос в том, явля­ет­ся ли он ее адек­ват­ным выра­же­ни­ем? В боль­шин­стве слу­ча­ев необ­хо­ди­мо ска­зать “нет”.

Фана­ти­че­ски настро­ен­ный чело­век подав­ля­ет и вытес­ня­ет в себе мно­гие суще­ствен­ные чело­ве­че­ские чер­ты, его созна­ние сужа­ет­ся, а эмо­ци­о­наль­ная и интел­лек­ту­аль­ная жизнь ста­но­вит­ся при­ми­тив­ной. Фана­тик не верит по-насто­я­ще­му в образ Божий в чело­ве­ке, не дове­ря­ет Про­мыс­лу Божию, в силу Его исти­ны, то есть фак­ти­че­ски не верит в Бога. Кар­ти­на мира у фана­ти­ка страш­но упро­ща­ет­ся. Для него суще­ству­ет толь­ко два край­них полю­са, и в соот­вет­ствии с этим все чело­ве­че­ство раз­де­ля­ет­ся на два лаге­ря: “те, кто со мной” и “те, кто не прав”. Такое упро­ще­ние силь­но облег­ча­ет борьбу.

Фана­тик, как пра­ви­ло, одер­жим одной иде­ей. Он не заме­ча­ет мно­го­об­ра­зия сотво­рен­но­го Богом мира. Он бес­по­ща­ден ко все­му, что счи­та­ет непра­виль­ным. С точ­ки зре­ния фана­ти­ка, все иное, не свя­зан­ное с его плос­ким миро­воз­зре­ни­ем, под­ле­жит истреб­ле­нию. С этим свя­зан и аффект стра­ха, кото­рый все­гда под­спуд­но или явно при­сут­ству­ет в душе фанатика.

Фана­тик не зна­ет и не при­ни­ма­ет сво­бо­ды, хотя ему кажет­ся, буд­то имен­но он и совер­ша­ет сво­бод­ные поступ­ки. Он фак­ти­че­ски лишен духов­ной жиз­ни. Он нико­гда не может кри­ти­че­ски оце­нить свое поло­же­ние. Конеч­но же, фана­тик может при­знать себя греш­ни­ком, но толь­ко попро­буй­те ука­зать ему на лож­ность его пути! Он не в состо­я­нии при­знать свое заблуж­де­ние, и в каче­стве пси­хо­ло­ги­че­ской защи­ты от напа­де­ния сам начи­на­ет гнать других.

Хотя фана­тик и счи­та­ет себя веру­ю­щим, его вера настоль­ко дале­ка от под­лин­ной рели­ги­оз­ной веры, насколь­ко труп далек от живо­го чело­ве­ка. Его вера не име­ет отно­ше­ния к Истине. Что­бы при­нять исти­ну, нуж­но отка­зать­ся от сво­е­го эго­из­ма, от сво­ей само­сти, а это­го фана­тик как раз не может сде­лать. Он может вый­ти из себя толь­ко в озлоб­ле­нии про­тив дру­гих, но не в поис­ке Люб­ви исти­ны (без при­ня­тия кото­рой спа­се­ние невоз­мож­но). Фана­тик может вый­ти про­тив дру­го­го, но не навстре­чу Другому.

Фанатизм и религиозность

Духов­ные урод­ства фана­тиз­ма про­ти­во­по­лож­ны истин­но рели­ги­оз­но­му устро­е­нию чело­ве­ка. Насто­я­щая вера во Хри­ста не отри­ца­ет и не отме­та­ет ни одно из про­яв­ле­ний чело­ве­че­ско­го духа, но стре­мит­ся освя­тить и пре­об­ра­зить вся­кий род чело­ве­че­ской дея­тель­но­сти. Рели­ги­оз­ный чело­век ищет преж­де все­го встре­чи с живым Богом, в чем ему помо­га­ет собор­ный опыт мно­же­ства веру­ю­щих, состав­ля­ю­щих Цер­ковь Хри­сто­ву. Веру­ю­щий при­об­ща­ет­ся живо­му Пре­да­нию, ищет встреч с дру­ги­ми вер­ны­ми, готов рас­крыть­ся вся­ко­му ближ­не­му в кено­зи­се любви.

В сми­ре­нии, пом­ня о том, что “все мы мно­го согре­ша­ем” (Иак. 3:2), веру­ю­щий нико­гда не ста­нет счи­тать систе­му сво­их взгля­дов без­оши­боч­ной и един­ствен­но вер­ной. Он не забы­ва­ет о том, что Исти­на – это Хри­стос, а сум­ма его соб­ствен­ных убеж­де­ний все­гда будет иметь некую непол­но­ту и ущерб­ность, ибо все мы в этом веке “видим как бы сквозь туск­лое стек­ло, гада­тель­но” позна­ём “отча­сти”, и толь­ко в жиз­ни буду­ще­го века уви­дим Исти­ну “лицем к лицу” (1 Кор. 13:12).

Веру­ю­щий по-насто­я­ще­му чело­век не ста­нет нена­ви­деть тех, кто, по его мне­нию, не прав. Веру­ю­ще­го отли­ча­ет тер­пи­мость к греш­ни­ку. “Люби греш­ни­ка и нена­видь грех” – вот под­лин­но хри­сти­ан­ский прин­цип. Умест­но вспом­нить поучи­тель­ный эпи­зод из повест­во­ва­ния о пре­по­доб­ном Мака­рии Великом.

Пре­по­доб­ный Мака­рий Еги­пет­ский, одна­жды идя с уче­ни­ком на гору Нит­рий­скую, послал уче­ни­ка впе­ред. На пути уче­ник встре­тил­ся с язы­че­ским жре­цом, кото­рый поспеш­но куда-то шел, и нескром­но ска­зал ему: “Послу­шай, демон, куда ты бежишь?”. Жрец в ответ на это непри­вет­ли­вое сло­во бро­сил­ся на уче­ни­ка, стал бить его и, оста­вив его едва живо­го на месте, пошел далее. Встре­тил­ся с ним и пре­по­доб­ный Мака­рий, и гово­рит ему: “Доб­рый путь, доб­рый чело­век!”. Уди­вил­ся жрец при­вет­ствию Мака­рия и, оста­но­вясь, ска­зал ему: “Твое при­вет­ствие пора­зи­ло меня, и я вижу, что ты чело­век Божий! А вот толь­ко что встре­тил­ся со мною подоб­ный же тебе монах, доса­дил мне, и я чуть живо­го оста­вил его на доро­ге”. Потом жрец усерд­но про­сил пре­по­доб­но­го Мака­рия сде­лать и его таким же, как он, доб­рым мона­хом, и при­нял хри­сти­ан­скую веру (Четьи-Минеи, 19 января).

Сми­ре­ние и любовь свя­то­го к встре­тив­ше­му­ся греш­ни­ку при­ве­ла его к пока­я­нию. А если бы пре­по­доб­ный про­явил фана­тич­ную нетер­пи­мость, то душа языч­ни­ка так и погиб­ла бы, не про­све­щен­ная све­том Христа.

Фанатизм и Православие

До сих пор мы рас­смат­ри­ва­ли фана­ти­че­ские извра­ще­ния созна­ния отдель­но от Пра­во­сла­вия. Есте­ствен­но, Пра­во­слав­ная вера чуж­да вся­ко­го рода фана­тиз­ма, и вся­кий фана­тик, изби­рая свою огра­ни­чен­ность, тем самым отхо­дит от Церк­ви. Но тем не менее фана­тизм и Пра­во­сла­вие, к сожа­ле­нию, часто пере­пле­та­ют­ся в созна­нии нецер­ков­ных, око­ло­цер­ков­ных и недо­во­цер­ко­в­лен­ных людей.

А в свет­ском обще­стве порой при­хо­дит­ся встре­чать почти пол­ное отож­деств­ле­ния фана­тич­но­сти с Пра­во­сла­ви­ем.

Заме­ча­тель­ный пра­во­слав­ный про­по­вед­ник архи­епи­скоп Иоанн (Шахов­ской) одна­жды напи­сал ста­тью о подоб­ной про­бле­ме, оза­гла­вив ее так: “Сек­тант­ство в Пра­во­сла­вии и Пра­во­сла­вие в сек­тант­стве”. Вла­ды­ка Иоанн начи­на­ет ста­тью таки­ми словами:

Оши­боч­но думать, что все пра­во­слав­ные суть дей­стви­тель­но не сек­тан­ты и что все сек­тан­ты суть дей­стви­тель­но не пра­во­слав­ные. Hе вся­кий пра­во­слав­ный по име­ни таков по духу, и не вся­кий сек­тант по име­ни таков по духу, и в насто­я­щее вре­мя в осо­бен­но­сти мож­но встре­тить “пра­во­слав­но­го” – насто­я­ще­го сек­тан­та по духу сво­е­му: фана­тич­но­го, нелю­бов­но­го, раци­о­наль­но узко­го, упи­ра­ю­ще­го­ся в чело­ве­че­скую точ­ку, не алчу­ще­го, не жаж­ду­ще­го прав­ды Божи­ей, но пре­сы­щен­но­го гор­де­ли­вой сво­ей прав­дой, стро­го судя­ще­го чело­ве­ка с вер­ши­ны этой сво­ей мни­мой прав­ды – внешне дог­ма­ти­че­ски пра­вой, но лишен­ной рож­де­ния в Духе. И, наобо­рот, мож­но встре­тить сек­тан­та, явно не пони­ма­ю­ще­го смысл пра­во­слав­но­го слу­же­ния Богу в Духе и Истине, не при­зна­ю­ще­го то или иное выра­же­ние цер­ков­ной исти­ны, но на самом деле тая­ще­го в себе мно­го истин­но Божье­го, истин­но люб­ве­обиль­но­го во Хри­сте, истин­но брат­ско­го к людям.

Конеч­но, ни вла­ды­ка, ни я не хотим ска­зать, что путь пра­во­слав­ной духов­но­сти рав­но­це­нен сек­тант­ско­му пути. Конеч­но, нет. Но часто быва­ет так, что в каких-то про­те­стант­ских обще­ствах чело­век встре­ча­ет боль­ше искрен­но­сти и чело­ве­че­ско­го теп­ла, чем сре­ди пра­во­слав­ных. Каж­дый участ­ник про­те­стант­ских собра­ний навер­ня­ка хотя бы раз в жиз­ни загля­ды­вал в пра­во­слав­ный храм. Что он мог встре­тить там? Богат­ство пра­во­слав­ной духов­но­сти, кра­со­ту наших пес­но­пе­ний, бого­слов­скую глу­би­ну бого­слу­жеб­ных тек­стов и нетлен­ную кра­со­ту наших икон? Да, но преж­де все­го он встре­чал нас – посто­ян­ных при­хо­жан, кото­рые долж­ны были бы помочь ему раз­гля­деть все то, о чем ска­за­но выше. И тот факт, что чело­век не остал­ся с нами, сви­де­тель­ству­ет про­тив нас. Наша неот­зыв­чи­вость и черст­вость, наша мелоч­ность и порой фана­тизм ста­но­вят­ся при­чи­ной того, что про­те­стант­ские собра­ния в Кие­ве соби­ра­ют боль­ше людей, чем пра­во­слав­ные хра­мы. Как часто у пра­во­слав­ных сры­ва­ет­ся гру­бость, как часто мы любим пря­мо, что назы­ва­ет­ся, “в лоб” ука­зать заблуд­ше­му на его неправо­ту, назы­вая его при этом отступ­ни­ком или ере­ти­ком. И как рас­хо­дит­ся это с под­хо­дом все того же пре­по­доб­но­го Мака­рия Вели­ко­го или апо­сто­ла Пав­ла, кото­рый начал свою про­по­ведь сре­ди афин­ских языч­ни­ков с при­зна­ния отно­си­тель­ной цен­но­сти эллин­ско­го (язы­че­ско­го, заме­тим!) богопознания.

Послу­ша­ем далее вла­ды­ку Иоанна:

Пра­во­слав­ные по само­ис­по­ве­да­нию, по само­утвер­жде­нию долж­ны понять, что Пра­во­сла­вие – это отнюдь не при­ви­ле­гия и не повод к осуж­де­нию дру­гих, и не гор­дость. Пра­во­сла­вие, наобо­рот, есть сми­ре­ние, есть испо­ве­да­ние пол­но­ты Исти­ны, как прав­ды, так и люб­ви. Пра­во­сла­вие долж­но побеж­дать толь­ко сия­ни­ем сво­им, как Сам Гос­подь, а отнюдь не пуш­кой – сталь­ной или сло­вес­ной, все рав­но. Пра­во­сла­вие не сия­ет в пра­во­слав­ном обще­стве, в том, кото­рое гор­дит­ся сво­им Пра­во­сла­ви­ем. Оно сия­ет в том, кто сми­рен в сво­ем Пра­во­сла­вии, кто чисто­ту веры пони­ма­ет не разу­мом толь­ко малень­ким сво­им, но духом, всей жиз­нью. Кра­со­та Пра­во­сла­вия дана для спа­се­ния людей, а пра­во­слав­ные ее ста­ли обра­щать для осуж­де­ния, для погуб­ле­ния людей. Мож­но ска­зать, что нет на зем­ле совер­шен­но пра­во­слав­ных людей, но что частич­но пра­во­слав­ны и сами так назы­ва­е­мые пра­во­слав­ные и те, кто не счи­та­ет себя в пра­во­сла­вии, но счи­та­ет во Хри­сто­вой Церк­ви и жиз­нью живет во Хри­сте. Пра­во­сла­вие – сол­неч­ный свет, лежа­щий на зем­ле. Све­тит для всех, но не все осве­ща­ют­ся им, ибо кто в под­ва­ле, кто закрыл свои окна, кто закрыл свои глаза…

Пра­во­сла­вие долж­но ожив­лять и оду­хо­тво­рять чело­ве­ка. Оно долж­но при­во­дить веру­ю­ще­го к воз­рас­та­нию в люб­ви. Любовь хри­сти­ан­ская долж­на быть подоб­на люб­ви Божи­ей, кото­рая изли­ва­ет­ся не толь­ко на без­упреч­ных в вере, но на всех: “Он пове­ле­ва­ет солн­цу Сво­е­му вос­хо­дить над злы­ми и доб­ры­ми и посы­ла­ет дождь на пра­вед­ных и непра­вед­ных” (Мф. 5:45).

Вся­кая огра­ни­чен­ность, вся­кий фана­тизм несов­ме­сти­мы с под­лин­ной верой во Хри­ста. Очень лег­ко заки­дать про­тив­ни­ка кам­ня­ми, очень лег­ко счи­тать, что для спа­се­ния необ­хо­ди­мо сде­лать все­го лишь тот или иной набор поступ­ков, будь это само­со­жже­ние или смерть от исто­ще­ния, испол­не­ние дирек­тив руко­во­ди­те­ля или, напро­тив, руко­вод­ство сво­и­ми после­до­ва­те­ля­ми. Гораз­до слож­нее жить во Хри­сте. Слож­нее быть чут­ким, слож­нее при­слу­ши­вать­ся к бра­тьям по вере и к тем ближ­ним, кото­рых Гос­подь сего­дня посы­ла­ет мне навстре­чу. Но имен­но такой сми­рен­ной люб­ви, под­лин­ной люб­ви Хри­сто­вой и жаж­дет от Церк­ви и хри­сти­ан совре­мен­ный мир. И если мы, пра­во­слав­ные, не ста­нем в мире “живой ико­ной, живым при­сут­стви­ем Хри­ста”, по сло­ву мит­ро­по­ли­та Анто­ния Сурож­ско­го, то нам гро­зит вырож­де­ние в малень­кую замкну­тую сек­ту фана­ти­ков, не видя­щих ниче­го далее соб­ствен­но­го носа. Наблю­дая совре­мен­ную цер­ков­ную жизнь, могу ска­зать, что, бла­го­да­ре­ние Богу, в насто­я­щее вре­мя это не про­изой­дет. Но каким будет Пра­во­сла­вие при наших вну­ках и пра­вну­ках – зави­сит от того, как будем мы жить и верить сегодня.

Дуд­чен­ко Андрей, священник

Источ­ник: Пра­во­слав­ная апологетика

Оставить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.

2 комментария

  • Сергей, 04.06.2017

    Напи­са­но хоро­шо… Но что делать, если рели­ги­оз­ные фана­ти­ки от хри­сти­ан­ства, поль­зу­ют­ся духов­ной сла­бо­стью людей и обра­ща­ют их в живых “покой­ни­ков” кото­рым уже нет дела до жиз­ни, семьи и у кото­рых оста­ют­ся лишь неисто­вые молит­вы “кол­лек­ции” икон, жут­кая одеж­да и убо­гое суще­ство­ва­ние. Мою дочь в 27 её лет за четы­ре меся­ца как под­ме­ни­ли, после её зна­ком­ства с неисто­вым веру­ю­щим хри­сти­а­ни­ном, кото­рый во всём видит грех и кото­рый даже в пас­пор­тах рос­сий­ских и бан­ков­ских кар­тах узрел ересь и убеж­да­ет усерд­но в этом всех, кто слаб духом и про­ти­во­сто­ять его лжи. Он аги­ти­ру­ет за отказ веру­ю­щих от актив­ной жиз­ни в обще­стве, отказ от семьи и любые жела­ния неугод­ные ему само­му выда­ёт за грех и таким обра­зом созда­ёт свою паст­ву. Из жиз­не­ра­дост­ной девуш­ки она пре­вра­ти­лась в фана­тич­ную невеж­ду гото­вую верить в любой бред типа, что зем­ля плос­кая и что жизнь на зем­ле суще­ству­ет все­го несколь­ко тысяч лет. А что­бы она не мог­ла ниче­го изме­нить в таком без­об­ра­зии, ей вме­ни­ли по суб­бо­там и вос­кре­се­ни­ям соби­рать­ся на моле­бен с таки­ми-же несчаст­ны­ми и поте­рян­ны­ми. Я пытал­ся уве­сти её из Ново­си­бир­ска в дру­гой город, но она на отрез отка­зы­ва­ет­ся даже обсуж­дать это со мной. Я пред­ла­гал ей рабо­ту в дру­гом горо­де и аргу­мен­ти­ро­вал это тем, что церк­ви хри­сти­ан­ские есть по всей Рос­сии. Я про­сил её помочь сво­ей млад­шей сест­ре в дру­гом горо­де, про­сил при­ле­теть ко мне, когда болел и у меня были про­бле­мы, но она заяви­ла, что не может нику­да уехать, пото­му, что ей нуж­но быть по суб­бо­там на про­по­ве­ди и молит­ве. И я пока не знаю, как мне вер­нуть к жиз­ни мою дочь.… Был бы бла­го­да­рен за муд­рый совет.

    Ответить »
    • Кирилл, 05.03.2020

      Сер­гей, это какая-то сек­та. Попро­буй­те обра­тить­ся к спе­ци­а­ли­стам, например:

      Инфор­ма­ци­он­но-кон­суль­та­ци­он­ный центр по вопро­сам сек­тант­ства при Собо­ре во имя св. бла­го­вер­но­го кня­зя Алек­сандра Невского

      Руко­во­ди­тель – Олег Вла­ди­ми­ро­вич Заев

      Адрес: 630007, Ново­си­бирск, ул. Совет­ская 1а

      Тел./факс: (3832) 23–83-49; 8–913-902–27-50; 8–923-116–55-77.

      E‑mail: iccs-nsk@yandex.ru;

      Web-сайт — www.ansobor.ru

      Ответить »
Размер шрифта: A- 16 A+
Цвет темы:
Цвет полей:
Шрифт: Arial Times Georgia
Текст: По левому краю По ширине
Боковая панель: Свернуть
Сбросить настройки