О колдунах, которые хотят быть в законе

О колдунах, которые хотят быть в законе

(1 голос5.0 из 5)

Поче­му вера в экс­тра­сен­со­ри­ку живет и побеж­да­ет? – Как может отра­зить­ся экс­тра­сен­сор­ная прак­ти­ка на самих цели­те­лях? – Нужен ли Закон «Об инфор­ма­ци­он­но-пси­хо­ло­­ги­че­ской безопасности»?

Об этом читай­те в интер­вью с извест­ным мис­си­о­не­ром диа­ко­ном Андре­ем Кураевым.

— Поче­му вера в экс­тра­сен­со­ри­ку по-преж­не­му живет и побеждает?

— За бумом экс­тра­сен­со­ри­ки сто­ит искон­но-народ­ное пони­ма­ние рели­гии: рели­гия есть отрасль народ­но­го хо­зяйства. Как в хоро­шем хозяй­стве долж­на быть эффек­тивно рабо­та­ю­щая посу­до­мо­еч­ная маши­на, коро­ва или жена, точ­но так же долж­на быть эффек­тив­но рабо­та­ю­щая рели­гия. Кон­фликт меж­ду таким народ­ным ожи­да­ни­ем и тем, что при­нес Хри­стос, мы видим уже в Еван­ге­лии. Гос­подь гово­рит собрав­шей­ся вокруг Него тол­пе: вы ище­те Меня, пото­му что насы­ти­лись (ср.: Ин. 6, 26). Действитель­но, мы чаще все­го отно­сим­ся к Богу как к гене­ра­то­ру гума­нитарной помо­щи: «Ты, Гос­по­ди, явись, сде­лай мне то-то и то-то, а без это­го я не вижу ника­ко­го смыс­ла и нуж­ды в этой рели­гии и в этом почи­та­нии». Слиш­ком часто люди ищут в рели­гии все что угод­но — кро­ме Само­го Бога.

Но Бога, ока­зы­ва­ет­ся, нуж­но любить ради Бога, а не ради тех благ, кото­рые эта любовь может при­не­сти. В суфий­ской мусуль­ман­ской тра­ди­ции повест­ву­ет­ся о юро­ди­вой жен­щине по име­ни Рабийа. Она ходи­ла по горо­ду, дер­жа в одной руке факел, а в дру­гой — вед­ро воды. Когда ее спра­ши­ва­ли, что она дела­ет, Рабийа отве­ча­ла: «Факел я несу для того, что­бы под­жечь рай, а воду — для того, что­бы залить адское пла­мя… Я хочу, что­бы люди люби­ли Бога ради Него Само­го, а не ради ожи­да­ния рая или стра­ха перед адом».

В хри­сти­ан­стве такая про­по­ведь зву­чит посто­ян­но.. Но как толь­ко скре­пы высо­кой духов­ной куль­ту­ры рас­па­да­ют­ся, ни­зовые маги­че­ские чув­ства и потреб­но­сти чело­ве­ка выхо­дят из тени, инстинкт начи­на­ет пра­вить бал, и люди пре­вра­ща­ют рели­гию в магию. Вся исто­рия Изра­и­ля была чере­дой бун­тов про­тив Мои­сея и после­ду­ю­щих Про­ро­ков. Сто­и­ло толь­ко Мо­исею отой­ти для полу­че­ния Заве­та с Гос­по­дом на Синай, как народ тут же бро­сил­ся изго­тов­лять идо­ла — золо­то­го тельца.

Так было все­гда. Одна­ко в кон­це XX в. появи­лась осо­бая чер­точ­ка. Дело в том, что мы живем в обще­стве стан­дар­тов и тех­но­ло­гий. А магия и экс­тра­сен­со­ри­ка тем и при­вле­ка­ют: кажет­ся, что здесь есть какая-то внят­ная технология.

Гра­ни­ца магии и рели­гии про­хо­дит по отно­ше­нию, в ка­кое чело­век ста­вит себя перед лицом духов­но­го мира. Это — раз­ли­чие меж­ду молит­вой и заго­во­ром**. Моля­щий­ся чело­век обра­ща­ет­ся к тому, что ста­вит выше себя, что почи­та­ет непод­чиненным себе и сво­ей воле. Он — про­сит. Про­из­но­си­тель же заго­во­ра (кол­дун) — при­ка­зы­ва­ет. «Если в молит­ве положитель­ный резуль­тат счи­та­ет­ся воз­мож­ным от содей­ствия выс­ше­го суще­ства, то в заго­во­ре он усво­я­ет­ся исклю­чи­тель­но жела­нию, воле и тре­бо­ва­нию само­го совер­ши­те­ля заго­во­ра»***.

У Пра­во­сла­вия тех­но­ло­гии нет, и эта нетех­но­ло­гич­ность и отсут­ствие гаран­тий разо­ча­ро­вы­ва­ют мно­гих, но зато и при­вле­ка­ют тех немно­гих, кто уме­ет ценить неоче­вид­ность и свободу.

– Что может слу­жить под­твер­жде­ни­ем тому, что совет­чик экс­тра­сен­са все­гда нахо­дит­ся за левым пле­чом, то есть име­ет демо­ни­че­скую природу?

5_002— В моей жиз­ни был толь­ко один слу­чай, когда мне при­шлось близ­ко столк­нуть­ся с экс­тра­сен­сом, кото­ро­го мне пред­ставили как косто­пра­ва. Обна­жен­ный и без­за­щит­ный, я рас­простерся перед ним, ожи­дая, что этот чело­век сей­час нач­нет выла­мы­вать мне суста­вы и бро­сать через бед­ро, но, вме­сто это­го, он лишь при­нял­ся водить ладо­ня­ми по мое­му телу, и из его уст стал извер­гать­ся поток слов («мысле­фор­ма», «аст­рал», «кар­ма» и так далее). Тогда я понял, в чьи руки попал.

В такой ситу­а­ции поря­доч­ный хри­сти­а­нин, навер­ня­ка, про­сто дер­нул бы нож­кой, ста­ра­ясь попасть экс­тра­сен­су в зубы, и убе­жал. Но у меня все-таки есть рели­гио­вед­че­ский инте­рес, поэто­му, поста­вив с помо­щью Иису­со­вой молит­вы внут­рен­нюю защи­ту, я остал­ся в непо­движ­но­сти. Эф­фект пре­взо­шел все ожи­да­ния. После того как моя ди­агностика закон­чи­лась, сей экс­тра­сенс-косто­прав изрек: «Зна­е­те, о. Андрей, все Ваши беды и болез­ни про­ис­хо­дят от того, что в воз­расте два­дца­ти пяти лет Вы пере­жи­ли ос­трый прин­цип стра­ха на семей­ной поч­ве. С тех пор этот страх живет в Вас, порож­дая все Ваши болячки».

Про­ве­дя в уме неслож­ную ариф­ме­ти­че­скую опе­ра­цию, я при­шел к изу­ми­тель­но­му выво­ду. Дело в том, что мое 25-ле­тие при­шлось на 1988 г.— самый счаст­ли­вый год в моей жиз­ни. Во-пер­вых, это был год 1000-летия Кре­ще­ния Руси и ради­кальных пере­мен в цер­ков­но-обще­ствен­ных отно­ше­ни­ях; у меня появи­лась какая-то пер­спек­ти­ва в жиз­ни, я понял, что смо­гу пере­дать полу­чен­ные зна­ния людям. Во-вто­рых, я за­кончил семи­на­рию и посту­пил в ака­де­мию. Кро­ме того, в этот год у меня не было и быть не мог­ло ника­ких семей­ных про­блем: семи­на­рия нахо­дит­ся в мона­сты­ре, где я и жил в пери­од уче­бы. Поэто­му я при­шел к «изу­ми­тель­но­му выво­ду»: у это­го экс­тра­сен­са явно был совет­чик, пото­му что из всех моих трид­ца­ти пяти тогдаш­них лет он нашел один, самый счастли­вый, для того, что­бы ткнуть в него паль­цем и ска­зать, что имен­но этот год во всем вино­ват. Думаю, без под­сказ­ки из-за лево­го пле­ча это было бы невозможно.

А вот рас­сказ мит­ро­по­ли­та Нев­ро­коп­ско­го Нафа­наи­ла о Ван­ге. Ван­га про­жи­ва­ла на тер­ри­то­рии Нев­ро­коп­ской епар­хии, пред­сто­я­те­лем кото­рой явля­ет­ся вла­ды­ка Нафа­наил. Одна­жды, неза­дол­го до смер­ти Ван­ги, к митрополи­ту Нафа­наи­лу при­бы­ли послан­цы от нее с вели­кой прось­бой. Ван­га сооб­ща­ла вла­ды­ке, что очень нуж­да­ет­ся в его сове­те и нижай­ше про­сит его сни­зой­ти к ее ста­ро­сти и болез­ни и при­е­хать к ней. Вла­ды­ка, наде­ясь, что, может, она жела­ет пока­ять­ся, обе­щал­ся быть. Когда вла­ды­ка во­шел в ком­на­ту ста­ру­хи, он дер­жал в руках крест-моще­вик с части­цей Чест­но­го Кре­ста Гос­под­ня. В ком­на­те было пол­но наро­да, Ван­га сиде­ла в глу­бине, что-то веща­ла и не мог­ла слы­шать, что еще один чело­век тихо вошел в ком­на­ту. Вдруг она пре­рва­лась и изме­нив­шим­ся низ­ким, хрип­лым голо­сом с уси­ли­ем про­го­во­ри­ла: «Сюда кто-то зашел. Пусть он немед­лен­но бро­сит на пол это!».— «Что “это”?» — спро­сили у Ван­ги окру­жа­ю­щие. И тут она завиз­жа­ла и сорва­лась на беше­ный крик: «Это! Он дер­жит это в руках! Это меша­ет мне гово­рить!». «Из-за это­го я ниче­го не вижу!» — вопи­ла ста­ру­ха, топая нога­ми и рас­ка­чи­ва­ясь как безум­ная. Вла­дыка раз­вер­нул­ся, вышел из ком­на­ты, сел в маши­ну и уехал.

– Как может отра­зить­ся экс­тра­сен­сор­ная прак­ти­ка на самих целителях?

– Одна­жды ко мне подо­шла жен­щи­на и гово­рит: «По­чему вы, свя­щен­ни­ки, высту­па­е­те про­тив нас, экстрасен­сов, ведь мы дела­ем одно дело: вы лечи­те душу, мы — тело».

Я про­бую что-то объ­яс­нить, но она не слу­ша­ет: «Я Ваши аргу­мен­ты знаю, даль­ше все понят­но… Впро­чем, я не по­этому Вас оста­но­ви­ла. Может быть, Вы смо­же­те объ­яс­нить, что со мной про­ис­хо­дит? Да, я лечу людей, у меня боль­шие успе­хи, все пре­крас­но, но я поче­му-то по вече­рам не могу одна нахо­дить­ся в квар­ти­ре. Как толь­ко стем­не­ет, появля­ется ощу­ще­ние, что какая-то сила затал­ки­ва­ет меня в ван­ну и тре­бу­ет вскрыть себе вены».

Мне при­шлось пояс­нить, что этот фено­мен нам очень хоро­шо известен.

Напри­мер, в XIX в. свя­ти­тель Игна­тий Брян­ча­ни­нов опи­сы­вал такой слу­чай. Как-то зашел в нему монах с Афо­на. Для любо­го веру­ю­ще­го чело­ве­ка рас­спро­сить афонско­го мона­ха — боль­шая радость. И вот свя­ти­тель начи­на­ет рас­спра­ши­вать про Афон, а монах отве­ча­ет: «Да, у нас все заме­ча­тель­но, чуде­са, виде­ния, Анге­лы явля­ют­ся, помога­ют…». Свя­ти­те­ля это насто­ро­жи­ло, и даль­ше выяс­ни­лось, что в ту пору афон­ские мона­хи чита­ли мисти­че­скую, ноне пра­во­слав­ную лите­ра­ту­ру. Что делать? Свя­ти­тель Игна­тий тогда еще был монах, и монах свет­ской сто­ли­цы, а это — монах с само­го Афо­на. Как его учить? Невоз­мож­но. Тогда свя­ти­тель рез­ко меня­ет тему раз­го­во­ра: «Кста­ти, батюш­ка, вы в Петер­бур­ге где-нибудь оста­но­ви­лись?».— «Нет, я пря­мо с вок­за­ла сюда».— «Тогда у меня к вам прось­ба: когда вы буде­те сни­мать ком­нат­ку или квар­тир­ку, умо­ляю вас, не выше вто­ро­го эта­жа. А то явят­ся ваши “анге­лы” и предло­жат пере­не­сти на Афон — так ведь боль­но рас­ши­бе­тесь». И что же? Ока­зы­ва­ет­ся, у мона­ха уже были такие мыс­ли, что за его высо­кую жизнь Анге­лы его, вме­сто поез­да, до Афо­на доста­вят!.* Поэто­му нуж­но пом­нить сло­ва Вла­ди­ми­ра Вы­соцкого: «Не все то, что свер­ху, от Бога»…

– О. Андрей, что Вы може­те ска­зать о про­ек­тах Зако­на «Об инфор­ма­ци­он­но-пси­хо­ло­ги­че­ской безопасности»?
– Этот Закон был бы меч­той любо­го инкви­зи­то­ра. Если бы в эпо­ху Воз­рож­де­ния и в Новое вре­мя, с XIV по XVI в.,  в руках соот­вет­ству­ю­щих спе­ци­а­ли­стов были подоб­но­го рода зако­но­да­тель­ные акты, то так лег­ко было бы оправ­дывать сожже­ние ведьм борь­бой за соблю­де­ние прав тех, кто забо­лел яко­бы в резуль­та­те их вре­до­нос­ной деятельно­сти. Доста­точ­но лишь опре­де­лить кол­дов­ство как фор­му «энер­го­ин­фор­ма­ци­он­но­го воз­дей­ствия» на чело­ве­ка. Если тер­ми­но­ло­гию авто­ров зако­но­про­ек­та пере­ве­сти на более понят­ный язык, то излюб­лен­ное ими «воз­дей­ствие на че­ловека» посред­ством «физи­че­ски не фик­си­ру­е­мых полей» есть то, что в наро­де все­гда назы­ва­лось маги­ей. Так что этот зако­но­про­ект лега­ли­зу­ет, то есть при­зна­ет, тако­го рода — маги­че­ское — воз­дей­ствие. Подоб­ная ситу­а­ция не пер­вый раз встре­ча­ет­ся в пост­со­вет­ской исто­рии: некое явле­ние, по сути, лега­ли­зу­ет­ся под видом борь­бы с ним. Ска­жем, при­нимается закон о борь­бе с про­сти­ту­ци­ей или о борь­бе с неле­галь­ным обо­ро­том нар­ко­ти­ков и тем самым в право­вом про­стран­стве полу­ча­ет про­пис­ку неиз­вест­ный ранее фено­мен. Вер­ши­ной все­го это­го явля­ет­ся дан­ный закон, кото­рый гово­рит, что, если кол­до­вать по-хоро­ше­му, с доб­рыми наме­ре­ни­я­ми, то, в прин­ци­пе, это не пло­хо. Но ко­нечно, если вы буде­те пор­чу на Пре­зи­ден­та насы­лать, то тогда, пожа­луй, мы созда­дим спец­от­дел Гос­бе­зо­пас­но­сти, кото­рый будет вас с ваши­ми экс­тра­сен­сор­ны­ми возможно­стями и энер­ге­ти­че­ски­ми поля­ми отлавливать.

Более все­го пора­жа­ет в этой ситу­а­ции, что авто­ры слов­но игра­ют в какую-то стран­ную игру. Напри­мер, вме­сто того, что­бы ска­зать: «экс­тра­сен­сор­ные спо­соб­но­сти»,— они эти сло­ва, набив­шие оско­ми­ну, заме­ня­ют на иные — «вне­сен­си­тив­ные» или «вне­сен­сор­ные спо­соб­но­сти». Конеч­но, при жела­нии, если на секун­ду заду­мать­ся над смыс­лом этих слов, ста­но­вит­ся понят­но, что они име­ют в виду. Перед нами кру­жок экс­тра­сен­сов, кото­рые очень хотят, что­бы им дали уче­ные сте­пе­ни и зва­ния. Об этом в зако­но­про­ек­те про­филь­но­го Коми­те­та пря­мо гово­рит­ся, — что долж­ны госу­дар­ствен­но при­знан­ные уче­ные сте­пе­ни и зва­ния. Перед нами уди­ви­тель­ная попыт­ка лега­ли­зо­вать колдов­скую деятельность.

– То есть, фак­ти­че­ски, это закон о защи­те оккульт­ных наук?

– Это закон о защи­те пара­на­ук. Зако­но­про­ект создавал­ся с целью лега­ли­за­ции пара­на­у­ки. Все осталь­ное не более чем при­кры­тие. К при­ме­ру, мы с вами можем сей­час созвать кон­фе­рен­цию, про­ду­мать и потре­бо­вать при­нять законо­проект «О защи­те людей от вред­ных аст­ро­ло­ги­че­ских вли­яний». И наши с вами экс­пер­ты дока­жут, что про­хож­де­ние Юпи­те­ра через созвез­дие Овна созда­ет гло­баль­ную угро­зу, спа­сти от кото­рой смо­жет лишь осо­бая и доро­го­сто­я­щая защи­та. Открыв эту страш­ную угро­зу, мы далее успо­ко­им: «Мы зна­ем осо­бую мето­ди­ку и, если вы нам дади­те еще пару мил­ли­о­нов дол­ла­ров, то мы дове­дем эту мето­ди­ку до кон­ца и наша мето­ди­ка смо­жет вас от это­го защитить».

 

– Прин­ци­пи­аль­ное раз­ли­чие есть меж­ду эти­ми тре­мя проектами? 

– Есть, конеч­но. Зако­но­про­ект Вик­то­ра Илю­хи­на как раз лишен этих стран­но­стей. В дру­гих же зако­но­про­ек­тах име­ет место игра сло­ва­ми. Напри­мер, нынеш­ние неоязы­ческие сек­ты совер­шен­но созна­тель­но обыг­ры­ва­ют дву­значность сло­ва «кос­мос». Они заяв­ля­ют: «Мы живем в эпо­ху кос­мо­са и кос­ми­че­ских поле­тов, и поэто­му все, что свя­зано с кос­мо­сом, долж­но иссле­до­вать­ся — в том чис­ле и наша кос­ми­че­ская фило­со­фия». И чело­век, кото­рый не зна­ет внут­рен­ней тер­ми­но­ло­гии этих сект, дума­ет, буд­то повстре­чал­ся с круж­ком люби­те­лей аст­ро­но­мии. На деле же под сло­вом «кос­мос» сек­тан­ты име­ют в виду совсем не тот кос­мос, кото­рый иссле­ду­ет­ся теле­ско­па­ми или космо­навтами, а «кос­мос духов», живу­щих, по их мне­нию, на Вене­ре или в созвез­дии Ори­он и обща­ю­щих­ся с зем­ля­на­ми через какую-нибудь «Шам­ба­лу» (как, напри­мер, в рери­хов­ских кружках).

Столь же дву­смыс­лен­но и упо­ми­на­ние оккуль­ти­ста­ми «кос­ми­че­ских энер­гий». Кто будет спо­рить, что все­воз­мож­ные токи и энер­гии про­ни­за­ют нас и влия­ют на нас! Конеч­но же, ряд из них может ока­зы­вать отри­цательное воз­дей­ствие. Понят­но, что жить под лини­ей высо­ко­го напря­же­ния непо­лез­но. Но в зако­но­про­ек­тах речь идет совер­шен­но о дру­гих вещах. Здесь предполага­ется энер­гия мыс­ли, чувств, пара­пси­хо­ло­гия и «пор­ча». И толь­ко зако­но­про­ект, кото­рый пред­ла­га­ет депу­тат Илю­хин, оста­ет­ся в рам­ках нор­маль­ной нау­ки. Он гово­рит о том, о чем гово­рить дей­стви­тель­но надо: суще­ству­ет инфор­мационное воз­дей­ствие на чело­ве­ка, то есть воз­дей­ствие рекла­мы, воз­дей­ствие про­па­ган­ды и идео­ло­гии. Но если есть чело­век и есть попыт­ка втор­же­ния в его жизнь, то долж­ны быть и ясные кри­те­рии того, насколь­ко допусти­мо это втор­же­ние. Нуж­но ли защи­щать чело­ве­ка от про­мывки моз­гов? Да, нуж­но. Зако­но­про­ект Илю­хи­на это про­бует делать. Осталь­ные же лишь про­дол­жа­ют затянувший­ся сеанс «оккуль­ти­ро­ва­ния» населения.

Вопрос по пово­ду зако­но­про­ек­та Феде­раль­но­го за­кона «Об инфор­ма­ци­он­но-пси­хо­ло­ги­че­ской безопаснос­ти», авто­ра­ми кото­ро­го явля­ют­ся депу­та­ты Гос­ду­мы Вла­димир Лопа­тин и Алек­сандр Гуров. Я попы­тал­ся про­чи­тать его гла­за­ми свет­ско­го чело­ве­ка и я не понял, что авто­ры име­ют в виду под сло­ва­ми «инфор­ма­ци­он­но-пси­хо­ло­ги­чес­кая безопасность»?

– По тем кри­те­ри­ям, кото­рые име­ют­ся в законопроек­те, Рус­ская Пра­во­слав­ная Цер­ковь может быть постав­ле­на вне зако­на. Напри­мер, пред­ла­га­ет­ся пре­сле­до­вать людей, винов­ных в «бло­ки­ро­ва­нии на неосо­зна­ва­е­мом уровне сво­боды воле­изъ­яв­ле­ния чело­ве­ка, искус­ствен­ном при­ви­тии ему син­дро­ма зави­си­мо­сти» (ст. 5.1). Но ведь в любом (даже в школь­но-свет­ском) вос­пи­та­нии есть эле­мент суг­ге­стии. Мы зна­ем, что и в пра­во­слав­ном мона­сты­ре про­по­ведь и вос­пи­та­ние направ­ле­ны на то, что­бы чело­век ощу­тил себя имен­но послуш­ни­ком у сво­е­го духов­но­го руководителя.

Но ведь име­ет­ся в виду совсем другое?

– Мы же гово­рим о том, как этот зако­но­про­ект будет вос­при­нят свет­ски­ми людь­ми — если он ста­нет Зако­ном. Пото­му что даль­ше в нем пред­по­ла­га­ет­ся создать соответ­ствующую поли­цию. И с точ­ки зре­ния этой поли­ции, име­ющей в руках такой Закон с таки­ми кри­те­ри­я­ми, вне зако­на со вре­ме­нем ока­жет­ся и Рус­ская Пра­во­слав­ная Цер­ковь, и вооб­ще любая серьез­ная рели­гия, в кото­рой есть иерар­хия и отно­ше­ния «учи­тель — ученик».

Вот еще одна дву­смыс­лен­ность это­го зако­но­про­ек­та — вво­димая им спец­по­ли­ция будет бороть­ся с теми, кто, по их мне­нию, несет «утра­ту спо­соб­но­сти к поли­ти­че­ской, куль­тур­ной, нрав­ствен­ной само­иден­ти­фи­ка­ции чело­ве­ка». Я уже сей­час пред­став­ляю, что ска­жут рус­ские нео­фа­ши­сты. Они ска­жут: «Посколь­ку пра­во­слав­ные при­нес­ли нам не то гре­че­скую, не то еврей­скую рели­гию, имен­но они пре­пят­ству­ют куль­тур­ной само­иден­ти­фи­ка­ции чело­ве­ка»… А что зна­чит «мани­пу­ля­ция обще­ствен­ным созна­ни­ем»? Про любо­го про­по­вед­ни­ка и те­леведущего мож­но при жела­нии ска­зать, что раз он пуб­лич­но гово­рит про­по­ведь, то он мани­пу­ли­ру­ет обще­ствен­ным созна­нием. Еще один перл: «Раз­ру­ше­ние еди­но­го инфор­ма­ци­он­но-духов­но­го про­стран­ства Рос­сий­ской Феде­ра­ции». Что это оз­начает? Это — если в Татар­стане отклю­ча­ют пере­да­чи из Мос­квы? Или если какая-нибудь реги­о­наль­ная поч­та берет очень боль­шие день­ги за достав­ку феде­раль­ных газет? Или про­тест про­тив любой госу­дар­ствен­ной мифо­ло­ге­мы? Меж­ду про­чим, рос­сий­ские ново­му­че­ни­ки тоже раз­ре­ша­ли «еди­ное инфор­ма­­ци­он­но-духов­ное про­стран­ство» СССР — когда это «простран­ство» пред­став­ля­ло собой ледя­ной каток атеизма…

– Зна­чит, если читать закон гла­за­ми свет­ско­го челове­ка, то инфор­ма­ци­он­но-пси­хо­ло­ги­че­ское воз­дей­ствие сле­дует пони­мать как воз­дей­ствие средств мас­со­вой инфор­мации, а вовсе не оккульт­ное?

— Да, если гово­рить о пер­вич­ном про­чте­нии. Может быть, на это и рас­счи­та­но. Но я вновь и вновь повто­ряю, что даже в этом зако­но­про­ек­те есть такие выра­же­ния, кото­рые показы­вают, что на самом деле его авто­ры гово­рят вовсе не о мире прес­сы, но речь идет имен­но о гип­но­ти­че­ски-кол­дов­ском воз­действии на созна­ние чело­ве­ка. Еще в этом зако­но­про­ек­те есть очень страш­ная вещь: это — ста­тья 15 («Исклю­чи­тель­ные слу­чаи при­ме­не­ния спе­ци­аль­ных средств и мето­дов инфор­ма­ци­­он­но-пси­хо­ло­ги­че­ско­го воз­дей­ствия»). Этой ста­тьей предпо­лагается про­ве­де­ние экс­пе­ри­мен­тов над людь­ми. Мож­но зом­бировать людей «в чрез­вы­чай­ных ситу­а­ци­ях, воз­ни­ка­ю­щих во вре­мя ката­строф при­род­но­го, тех­но­ген­но­го и антропогенно­го про­ис­хож­де­ния с целью лока­ли­за­ции и лик­ви­да­ции послед­ствий чрез­вы­чай­ных ситуаций»
(ст. 15.1). И тут у вла­сти мо­жет появить­ся иску­ше­ние объ­явить: «Прав­ле­ние про­шло­го Пре­зи­ден­та — это была ката­стро­фа антро­по­ген­но­го происхож­дения, и для того, что­бы пре­одо­леть ее страш­ные послед­ствия, давай­те мы всем сей­час про­мо­ем мозги».

Во всех трех зако­но­про­ек­тах ни сло­ва не ска­за­но об уча­стии Пра­во­слав­ной Церк­ви в кон­тро­ле над подобны­ми веща­ми. Что Вы може­те об этом сказать?

– Ну и сла­ва Богу, что ниче­го не ска­за­но. Пото­му что если бы еще и на нас воз­ло­жи­ли функ­ции тако­го рода, фун­кции инкви­зи­то­ров XXI в., в этом бы было мало чести.

Ведь необ­хо­ди­мо же каким-то обра­зом охра­нять наш народ, наше насе­ле­ние от воз­дей­ствий так назы­ва­е­мых целителей?

– Долж­ны быть соот­вет­ству­ю­щие зако­ны, в кото­рых бы все эти вещи были бы назва­ны сво­и­ми именами.

– Что это значит?

– Шар­ла­тан­ство, напри­мер. На самом деле, я убеж­ден, что в зако­но­да­тель­стве такие нор­мы уже есть. Дру­гое дело, что их не спе­шат при­ме­нять. Это такие атро­фи­ро­вав­ши­е­ся ста­тьи: ста­тьи, кото­рые не име­ют судеб­ных послед­ствий. А во­прос о том, при­ни­ма­ют или нет суды какие-то дела к рассмот­рению, в зна­чи­тель­ней­шей сте­пе­ни вопрос политический.

В одном из выпус­ков теле­пе­ре­да­чи «Тема» Вы сказа­ли экс­тра­сен­сам, при­сут­ство­вав­шим в зале: «Если бы вы были шар­ла­та­на­ми, я бы покло­нил­ся вам в ноги». Вы гово­рили, что они обла­да­ют реаль­ной спо­соб­но­стью причи­нять вред, и я знаю, из раз­го­во­ров с быв­ши­ми оккультис­тами, кото­рые рас­ка­я­лись и нахо­дят­ся сей­час в лоне Пра­вославной Церк­ви, что вред может быть страш­ный: когда чело­век вве­ря­ет себя тако­му цели­те­лю, он даже может покон­чить с собой, напри­мер. То есть, оче­вид­но, речь идет не толь­ко о шарлатанстве?

– Нет, не в ноги… Моя фра­за была: «Если вы шарлата­ны, то я ниче­го про­тив вас не имею: от фоку­сов еще никто не уми­рал. Но вот если вы дей­стви­тель­но тво­ри­те чуде­са, — вот тогда мы с вами по раз­ные сто­ро­ны бар­ри­кад». А если гово­рить о законе, то ведь такой анти­ма­ги­че­ский закон дол­жен бы был начи­нать­ся со слов: «Во имя Бога Еди­но­го, Все­мо­гу­ще­го, во имя Гос­по­да наше­го Иису­са Хри­ста мы поста­нов­ля­ем: это­го, это­го и это­го в нашей дер­жа­ве быть не долж­но». Тут же долж­на быть цита­та из Вто­ро­за­ко­ния: не дол­жен нахо­дить­ся у тебя… про­ри­ца­тель, гада­тель, воро­жея, чаро­дей, оба­я­тель, вызы­ва­ю­щий духов, вол­шеб­ник и вопро­ша­ю­щий мерт­вых; ибо мер­зок пред Гос­по­дом вся­кий, дела­ю­щий это (Втор.18, 10–12). Такой закон дол­жен был бы бази­ро­вать­ся на при­зна­нии фун­да­мен­таль­ных основ пра­во­слав­но­го хри­сти­ан­ско­го веро­уче­ния: есть Еди­ный Бла­гой Бог, есть сата­на, меж­ду зем­лей и небом вой­на, на этой войне быва­ют шпи­о­ны, пре­да­те­ли, и быва­ют подран­ки. Но в свет­ском госу­дар­стве до сей поры кол­дов­ство счи­та­лось «мни­мым преступлением».

– То есть Вы счи­та­е­те, что свет­ский чинов­ник не мо­жет создать тако­го зако­на при всем сво­ем доброжелательстве?

– Я думаю, что нет. Мак­си­мум, чего бы мы мог­ли про­сить у госу­дар­ства,— это под­держ­ки и раз­ви­тия традицион­ных средств защи­ты. 

– Что это значит?

– Речь не идет о выра­бот­ке новых при­бо­ров. Речь идет о Церк­ви. Она и суще­ству­ет для того, что­бы защи­щать от «не­гативного энер­го­ин­фор­ма­ци­он­но­го воз­дей­ствия». Поэто­му стран­но было бы эту фун­да­мен­таль­ную функ­цию Церк­ви — защи­ту и спа­се­ние имен­но от это­го зла — пере­до­ве­рять госу­дарству. Защи­та — это наши цер­ков­ные Таин­ства, это бла­го­дать Хри­сто­ва. Госу­дар­ствен­ная спец­по­ли­ция не может это­го дать. Един­ствен­ное, что мог­ло бы здесь сде­лать госу­дар­ство,— оно мог­ло бы предо­ста­вить свою помощь в воз­рож­де­нии хра­мов и свои воз­мож­но­сти в инфор­ма­ци­он­ной сфе­ре в при­выч­ном пони­ма­нии этих слов. Речь идет о теле­эфи­ре, о систе­ме обра­зо­ва­ния, о сред­ствах мас­со­вой информации.

– То есть дать воз­мож­ность Церк­ви боль­ше гово­рить в сред­ствах мас­со­вой информации?

– Совер­шен­но вер­но. Пото­му что стро­и­тель­ство хра­ма в любом новом мик­ро­рай­оне защи­ти­ло бы гораз­до луч­ше, чем эти дум­ские стра­шил­ки. А вооб­ще, при чте­нии Еван­гелия нель­зя не заме­тить, что Хри­стос неод­но­крат­но пред­сте­ре­га­ет Сво­их уче­ни­ков: вы буде­те гони­мы во имя Мое (ср.: Мф. 24,9; Ин. 15, 20). Но Он нигде не гово­рит, что вы, мол, ста­не­те гони­те­ля­ми во имя Мое. Он гово­рит: Я посы­лаю вас, как овец посре­ди вол­ков (Мф. 10,16), но не гово­рит, что овцы долж­ны обза­ве­стись встав­ны­ми вол­чьи­ми челюстями.

Одно дело знать, что Бог есть. О том, что «что-то там есть», все зна­ют. А как на это реа­ги­ру­ют? Никак. Веру­ю­щий — это тот, кто сво­ей судь­бой сре­а­ги­ро­вал на зна­ние о Боге. Муд­рый епи­скоп в романе Сай­ма­ка гово­рит, что «вера — весь­ма разум­ное осно­ва­ние для поступ­ка» (Сай­мак К. Палом­ни­че­ство в вол­шеб­ство. С. 89.).

– А чем пло­ха астрология?

– Сра­зу ска­жу, я отнюдь не мно­го раз­мыш­лял над этой темой. Вооб­ще счи­таю ее недо­стой­ной серьез­но­го размыш­ления. Это же совер­шен­но вир­ту­аль­ная реаль­ность. Ника­ких объ­ек­тив­ных наблю­де­ний в аст­ро­ло­гии не суще­ству­ет, а есть субъ­ек­тив­ная — с точ­ки зре­ния место­на­хож­де­ния на­блюдателя — ком­по­нов­ка тех или иных звезд в созвездия.

Реаль­но же звез­ды, кото­рые чис­лят­ся в одном созвез­дий, меж­ду собой могут нахо­дить­ся на более даль­нем рас­стоянии, чем те, что зна­чат­ся в разных.

Поня­тен инте­рес к аст­ро­ло­гии со сто­ро­ны людей, ис­поведующих язы­че­ство. С их точ­ки зре­ния, как ска­зал Арис­тотель, кос­мос — это город, насе­лен­ный бога­ми и людьми.

Пла­не­ты и звез­ды — это боги. У каж­до­го бога свой харак­тер, свой нрав. Отсю­да — пред­став­ле­ние, что душа, рож­ден­ная под опре­де­лен­ной звез­дой, от соот­вет­ству­ю­ще­го бога наде­лена каки­ми-то талан­та­ми или изъ­я­на­ми. Миро­воз­зре­ние древ­них языч­ни­ков было целост­ным: они звез­ды наде­ля­ли душа­ми и пото­му допус­ка­ли обрат­ное вли­я­ние звезд на души людей. Но нынеш­ние обы­ва­те­ли теле­тру­щоб дар логи­че­ско­го мыш­ле­ния, увы, дав­но зары­ли на «поле чудес». Спро­си их — суще­ству­ет ли бог Марс, и они отве­тят, — что нет! Спро­си их — обла­да­ет ли разу­мом и чув­ства­ми пла­не­та по име­ни Марс — и тут они тоже воз­му­тят­ся. Но при этом они верят во вли­я­ние Мар­са на харак­тер и судь­бу землян!

Хри­сти­ан­ство про­тив аст­ро­ло­гии по той при­чине, что аст­ро­ло­гия про­кла­ми­ру­ет слиш­ком малое достоин­ство чело­ве­ка. Увле­че­ние горо­ско­па­ми было естествен­но для язы­че­ско­го мира, в кото­ром закон судь­бы (фату­ма, рока, кар­мы) воз­но­сил­ся над всем сущим, под­чи­няя себе даже богов. Но хри­сти­ан­ство при­нес­ло в мир весть о сво­бо­де чело­ве­ка. На небе­сах — не сле­пые зако­ны кар­мы или аст­ро­ло­гии, но Любя­щий Отец, в воле Кото­ро­го вся все­лен­ная и чело­ве­че­ский волос. Чело­век в любой момент («во еди­ном часе», как поет одно цер­ков­ное пес­нопение) может изме­нить свою жизнь. Не от звезд зави­село пока­я­ние раз­бой­ни­ка на кре­сте, а от подви­га его веры. Не горо­скоп при­вел к пока­я­нию Пет­ра или Марию Маг­да­ли­ну, но их любовь ко Хри­сту. И поэто­му пер­вая язы­че­ская идея, в поле­ми­ку с кото­рой немед­лен­но всту­пило моло­дое хри­сти­ан­ство,— это идея «судь­бы». Вера в горо­ско­пы может вновь пара­ли­зо­вы­вать чело­ве­че­скую волю, ско­вы­вать сво­бо­ду чело­ве­ка и чув­ство соб­ствен­ной ответственности.

Язы­че­ские боги — это оли­це­тво­ре­ние раз­лич­ных сти­хий. Чело­век в таком кос­мо­се — не более чем пес­чин­ка, мик­рокосмос — малень­кий мир, поме­щен­ный в мир большой.

Но хри­сти­ан­ство воз­ве­сти­ло совер­шен­но иной взгляд на людей. По сло­ву свя­ти­те­ля Гри­го­рия Бого­сло­ва, чело­век — это мак­ро­кос­мос, поме­щен­ный в мик­ро­кос­мос. Боль­шой мир — в мире малень­ком*.

– По сути, все наоборот?
– Дело в том, что Бог, Кото­ро­го испо­ве­ду­ет христиан­ство, — над­кос­ми­че­ский. Он дал миру зако­ны, создал их. И пото­му Сам ника­ки­ми зако­на­ми не связан.

И из сво­е­го вне­кос­мич­но­го гос­под­ства Бог дает Свой об­раз чело­ве­ку. Поэто­му чело­век хотя и живет в этом мире, но не явля­ет­ся плен­ни­ком мира. И у хри­сти­а­ни­на нет ника­кой нуж­ды верить в то, что его судь­ба, а тем более какие-то нрав­ственные поступ­ки зави­сят от вли­я­ния кос­ми­че­ских стихий.

При раз­го­во­ре с эко­но­ми­ста­ми, физио­ло­га­ми, психо­логами, социо­ло­га­ми мы гово­рим: да, чело­век может уча­ствовать во вза­и­мо­свя­зях, кото­рые изу­ча­ют эти специали­сты. Но все­це­ло он ими не опре­де­ля­ет­ся. И толь­ко когда оско­ти­ни­ва­ет­ся, забы­ва­ет о сво­ем выс­шем при­зва­нии, в нем начи­на­ют дей­ство­вать зако­ны гре­ха. В том чис­ле и те, кото­рые про­пи­са­ны в эко­но­ми­ке, физио­ло­гии, психоло­гии, социо­ло­гии и про­чем. Но у чело­ве­ка, как его мыс­лит хри­сти­ан­ство, все­гда есть воз­мож­ность воз­вы­сить­ся над эти­ми зако­на­ми и жить по веле­нию Бога, а не по веле­нию пад­ше­го естества.

Но аст­ро­ло­гия — все-таки не то же самое, что социоло­гия или физио­ло­гия. Это мифо­ло­гия. Поэто­му у нас есть при­чи­на, что­бы ни пяди зем­ли не отда­вать тако­го рода ве­рованиям. То есть мы не согла­сим­ся не толь­ко с фор­му­лой: «Звез­ды пра­вят миром»,— но и с более мяг­ки­ми формули­ровками («звез­ды под­ска­зы­ва­ют, звез­ды влияют…»).

Не будем забы­вать: мир, куль­ту­ра доста­точ­но органич­ны. Аст­ро­ло­гия все­гда суще­ство­ва­ла в тес­ней­шем сою­зе с раз­лич­ны­ми оккульт­ны­ми воз­зре­ни­я­ми. И если чело­век слег­ка увле­ка­ет­ся ею, то потом начи­на­ет серьез­но «загру­жать» свою душу оккульт­но-язы­че­ски­ми мифа­ми. А это уже духов­но опасно.

Вооб­ще-то пора­жа­ет, что люди сами не слы­шат, что го­ворят о себе. Хри­сти­ан­ство не соглас­но с аст­ро­ло­ги­ей, по­тому что аст­ро­ло­гия несет ересь о чело­ве­ке, ибо слиш­ком низ­ко дума­ет о нем. Встре­ча­ют­ся двое. Зна­ко­мят­ся. «Ты кто?».— «Я Телец. А ты?».— «Я — Скор­пи­он». Пом­ню, в жур­нале «Нау­ка и рели­гия» несколь­ко лет назад была опубли­кована ста­тья под назва­ни­ем «Какое ты дере­во?». Чест­но гово­ря, я сра­зу дога­дал­ся, какое дере­во автор.

Уди­ви­тель­но, как глу­хи быва­ют люди, вро­де бы уже при­выкшие бороть­ся за пра­ва и досто­ин­ство чело­ве­ка! Когда речь идет не о поли­ти­ке, а о мифо­ло­ги­че­ской сто­роне жиз­ни, они вдруг ста­но­вят­ся сми­рен­ны (недо­пу­сти­мо смирен­ны!) и уни­чи­жа­ют себя до уров­ня мари­о­не­ток, кото­ры­ми управ­ля­ют какие-то неви­ди­мые кос­ми­че­ские пото­ки, и рас­крыв рты слу­ша­ют, что им там «пред­ска­за­мус настра­дал»*!

Аст­ро­ло­гия нам неин­те­рес­на не толь­ко по религиоз­ным моти­вам, но и по мис­си­о­нер­ским. Ведь аст­ро­ло­гия на­ходится вне нау­ки. А нау­ка для нас — и дитя, и традицион­ный кри­тик и помощник.

Дитя — пото­му что имен­но хри­сти­ан­ство созда­ло куль­туру, в кото­рой мог­ла родить­ся нау­ка. Науч­ная рево­лю­ция — это дитя хри­сти­ан­ской Евро­пы, а не Сау­дов­ской Ара­вии, Китая или Индии.

Кри­тик — пото­му что анти­цер­ков­ная про­па­ган­да обви­няет Цер­ковь в анти­на­уч­но­сти. Нам уже несколь­ко столе­тий при­хо­дит­ся жить в агрес­сив­ной сре­де, кото­рая ищет любой повод для того, что­бы напасть на Цер­ковь. И одно из люби­мых копыт, кото­рым нас ляга­ют, это как раз обви­нение в антинаучности.

В этих усло­ви­ях цер­ков­ные люди научи­лись оце­ни­вать те или иные свои утвер­жде­ния в соот­вет­ствии со стан­дартами науч­но­го мыш­ле­ния. Поэто­му мы пред­по­чтем быть в сою­зе с нау­кой, а не с астрологией.

– Но ведь в Еван­ге­лии имен­но аст­ро­ло­ги, волх­вы, при­шли пер­вы­ми покло­нить­ся Христу!

Цер­ковь пом­нит о волх­вах, при­шед­ших покло­нить­ся ко Хри­сту. Но она пом­нит о том сове­те, кото­рый дал волх­вам Гос­подь: и, полу­чив во сне откро­ве­ние не воз­вра­щать­ся к Иро­ду, иным путем ото­шли в стра­ну свою (ср.: Мф. 2, 12). Иной путь был открыт для них после встре­чи со Спасите­лем. Иной, отлич­ный от преж­не­го: ука­зы­вая волх­вам дру­гую доро­гу для воз­вра­ще­ния домой, Бог тем самым пове­ле­вал им оста­вить дур­ное ремес­ло (см.: Тер­тул­ли­ан. Об идо­лах. 9).

Гос­подь при­во­дит аст­ро­ло­гов к при­ня­тию Еван­ге­лия через их же соб­ствен­ную лже­муд­рость. Вы дове­ря­е­те толь­ко зна­кам небес? вы счи­та­е­те, что через иссле­до­ва­ние пла­нетных путей про­ще понять Бога, чем через голос сове­сти и души? вы счи­та­е­те, что не в чело­ве­ке, а в звезд­ном небе Богу подо­ба­ет про­яв­лять Себя? Что ж, звез­да и при­ве­дет вас к Богу, Кото­рый стал чело­ве­ком (чело­ве­ком, а не звездой).

В Рож­де­ствен­ском тро­па­ре (цер­ков­ном пес­но­пе­нии) об этом ска­за­но, что в Рож­де­ство Хри­сто­во «слу­жив­шие звез­дам были звез­дой науче­ны покло­нять­ся Тебе, Солн­цу прав­ды». Сама же виф­ле­ем­ская звез­да в цер­ков­ной тра­ди­ции обыч­но пони­ма­ет­ся как Ангел, при­няв­ший вид более по­нятный для язы­че­ских мудрецов.

Пожа­луй, в послед­ний раз в свя­щен­ной исто­рии чело­вечества Бог обра­ща­ет­ся к людям через зна­ме­ние в небе­сах, откры­вая таким обра­зом Свою волю. Затем Хри­стос будет гово­рить тем, кто в поис­ках послед­ней исти­ны за­сматривается на небе­са, но не вгля­ды­ва­ет­ся в свою душу: лице­ме­ры! раз­ли­чать лице неба вы уме­е­те, а зна­ме­ний вре­мен не може­те. Род лука­вый и пре­лю­бо­дей­ный зна­ме­ния ищет, и знаме­ние не даст­ся ему, кро­ме зна­ме­ния Ионы про­ро­ка. И, оста­вив их, ото­шел (Мф. 16, 3–4).

Отныне лишь один рели­ги­оз­ный смысл мож­но вычи­тать в небе: тот, что небо не само­чин­но, что у него есть Тво­рец. «А что же такое этот Бог? Я спро­сил зем­лю, и она ска­за­ла: “Это не я”; и все, живу­щее на ней, исповеда­ло то же. Я спро­сил море, без­дны и пре­смы­ка­ю­щих­ся… и они отве­ти­ли: “Мы не бог твой; ищи над нами”. Я спро­сил у вею­щих вет­ров, и все воз­душ­ное про­стран­ство с оби­та­те­ля­ми сво­и­ми заго­во­ри­ло: “Оши­ба­ет­ся Анак­си­мен: я не бог”. Я спра­ши­вал небо, солн­це, луну и звез­ды. “Мы не бог, кото­ро­го ты ищешь”,— гово­ри­ли они. И я ска­зал все­му, что обсту­па­ет две­ри пло­ти моей: “Ска­жи­те мне о Боге моем — вы ведь не бог,— ска­жи­те мне что-ни­­будь о Нем”. И они вскри­ча­ли гром­ким голо­сом: “Тво­рец наш, вот кто Он”. Мое созер­ца­ние было моим вопро­сом; их отве­том — их кра­со­та» (Бла­жен­ный Авгу­стин. Испо­ведь. 10, 6, 9).

Итак, кни­га при­ро­ды может пыт­ли­во­му уму пове­дать, что у нее есть Тво­рец. А для рас­по­зна­ния воли Твор­ца нуж­но обра­щать­ся к дру­гой Кни­ге. Об этом будут века спу­стя гово­рить пре­ем­ни­ки еван­гель­ских волх­вов — Гали­лео Гали­лей и Нико­лай Копер­ник, Иоганн Кеплер*, Иса­ак Нью­тон, Миха­ил Ломоносов…


** См.: Фрэ­зер Дж. Золо­тая ветвь: Иссле­до­ва­ние магии и рели­гии. М., 1980; Мали­нов­ский Б. Магия, нау­ка, рели­гия. М., 1998.

*** Алма­зов А. Апо­кри­фи­че­ские молит­вы, закли­на­ния и заго­во­ры: К исто­рии визан­тий­ской отре­чен­ной пись­мен­но­сти. Одес­са, 1901. С. 20.

* См.: Свя­ти­тель Игна­тий Брян­ча­ни­нов. Аске­ти­че­ские опы­ты. М., 1993. Т. 1. С. 239.

* См.: Свя­ти­тель Гри­го­рий Бого­слов. О сми­рен­но­муд­рии, целомуд­рии и воз­дер­жа­нии // Собр. тво­ре­ний. Репр. Свя­то-Тро­иц­кая Сер­ги­е­ва Лав­ра, 1994. Т. 2. С. 179.

* Выра­же­ние бар­да Тиму­ра Шао­ва из «Аст­ро­ло­ги­че­ской песни».

* «Я хотел быть слу­жи­те­лем Бога и мно­го тру­дил­ся для того, что­бы стать им; и вот в кон­це кон­цов я стал сла­вить Бога мои­ми рабо­тами по аст­ро­но­мии… Я пока­зал людям, кото­рые будут читать эту кни­гу, сла­ву Тво­их дел; во вся­ком слу­чае, в той мере, в какой мой ог­раниченный разум смог постичь нечто от Тво­е­го без­гра­нич­но­го ве­личия» (Иоганн Кеплер [цит. по: Фило­со­фия эпо­хи ран­них буржуаз­ных рево­лю­ций. М., 1983. С. 85]).

Из кни­ги: Кура­ев, А. В. Поче­му пра­во­слав­ные такие?.. / А. В. Кура­ев. – М: Мос­ков­ское подво­рье Свя­то-Тро­иц­кой Сер­ги­е­вой Лав­ры, 2007. – 528 с. – ISBN 5–7789-0208–5.

Оставить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.

Размер шрифта: A- 16 A+
Цвет темы:
Цвет полей:
Шрифт: Arial Times Georgia
Текст: По левому краю По ширине
Боковая панель: Свернуть
Сбросить настройки