О спиритах, колдунах, ведунах

О спиритах, колдунах, ведунах

(2 голоса5.0 из 5)

Оригинал

А.З. Лобанова (составитель)

Вашему вниманию предлагается сборник статей о спиритах, ведунах и колдунах. Книга раскрывает, как обилие рекламы и предложений «помощи» от различных магов, колдунов и экстрасенсов парализует волю человека и наносит ему огромный духовный и физический урон. Другая часть книги посвящена пути преодоления этой духовной опасности и способе избавления от нее путём покаяния.


 

Желающие, чтобы мёртвые приходили оттуда, требуют излишнего…

… Бог заключил двери Вечности и не позволяет никому
из отшедших приходить сюда и рассказывать о тамошнем,
дабы демон, воспользовавшись этим, не добавил
нечестивое от себя… и устроил бы бесчисленные козни
и ввел бы в нашу жизнь великий обман.

Святитель Иоанн Златоуст

Спиритизм – мерзость пред Господом

Архиепископ Никон (Рождественский)

Что такое спиритизм?

[Журнал “Троицкое слово”, № 241–247, 1914 год]

I

5_002О спиритах, ведунах, колдунах«287» />Допотопный мир погиб от грехов плоти: современное нам человечество гибнет от сатанинской гордыни. – “Премьер-министр” в области гордыни – сам сатана. – Его хитрости в уловлении душ. – Удаление от Церкви. – Начало погибели для христианина. – Спиритизм – древняя прелесть. – Спиритизм в Вавилонии, Индии, Греции в древнейшие времена [В тексте издатели сохранили авторскую стилистику и орфографию ХХ века].

Говорит Священное Писание о допотопном мире: и виде Господь Бог землю, и бе растленна, яко растли всяка плоть путь свой на земли… И рече Господь Бог: не имать Дух Мой пребывати в человецех сих во век, зане суть плоть (Быт. 6, 12, 3). Люди стали плотью – только плотью – вот причина грозного приговора Божия над тогдашним человечеством! Когда читаешь этот приговор, то невольно мысль обращается к современному человечеству, не гремит ли уже подобный приговор и над ним, как некогда возгремел над допотопными людьми? Не стали ли и нынешние люди плотью, не обращены ли все их мысли, все желания в сторону служения плоти, не заняты ли их ум, их сердце только одною плотью?.. Западные государства утопают в разврате: и наш русский народ хотят затопить в этом омуте, с усердием, достойным лучшего дела, распространяя в его среде безбожные и развратные книжонки; семена порока скоро дают свои ростки: говорить ли о том, что можно читать каждый день в любой газете?..

А величающие себя “интеллигентами” плотские грехи и за грех уже не считают… Впрочем: да и что считают они за грех?!..

Ужасное зло – разврат во всех его видах: гибелью грозит он целым народам. От этого зла погиб допотопный мир, от него погибли семь городов во главе с Содомом и Гоморрою. И если языческие народы, забывшие истинного Бога, не были пощажены и погибли – одни в волнах потопа, другие – в пламени гнева Божия, то чего ждать народам, просвещенным некогда верою Христовою? Прочтите грозные строки в Послании Апостола Павла к Евреям, (гл. 6, ст. 4–8). – Но есть зло, еще более ужасное, есть грех еще более богопротивный, грех, за который благодать Божия наипаче отступает от людей и предает их на поругание сатане в служении плоти и ее похотям. Это грех самого сатаны, грех гордыни, который заражает человека незаметно для него самого, вкрадывается в его сердце и начинает властно повелевать им. Одержимый гордынею человек воображает, что он и умнее всех, и опытнее, и дальновиднее: никто его не может обмануть, знает он больше всех, не нуждается он ни в чьем совете: напротив, он способен каждому дать совет, его должны все спрашивать, он выше всех на целую голову. Ни о каких недостатках в нем самом нечего и говорить: он их не имеет, весь он – одно совершенство. Он обладает самыми “последними словами” науки во всех областях знания: для него нет никаких авторитетов, кроме разве этих “последних слов”. Так растет, под влиянием духа гордыни, самоцен гордого человека. А на деле – его духовный рост останавливается, сердце сохнет, делается неспособным к тому, для чего оно главным образом и создано – к смиренной любви, ум гаснет и становится слепым орудием злой воли в служении все той же гордыне. Состоя на послугах у грешного сердца ум подыскивает и сочиняет разные теории, посредством коих можно было бы усыпить совесть, хотя слабо, но все же заявляющую свои права, напоминающую о Боге и Его святом законе, заставить ее хотя на время замолчать посредством того или другого лживого софизма, той или другой теории, льстящей чувственности… Вот где первоисточник всяких антихристианских лжеучений, всяких сектантских мудрований, начиная с древних еретиков и кончая нынешними. Всею этой внутреннею, так сказать, политикой руководит своего рода Премьер-министр – князь тьмы, сатана. Когда он имеет дело с душою твердо верующею в бытие духовного мира, то заходит к ней с правой стороны, подставляя ей свою теорию духовного мира в виде какого-нибудь спиритизма, увлекая ее в это гибельное заблуждение до богохульства. Если же вера в душе не особенно тверда, если она коренится только на воззрениях ума, слегка коснулась поверхности сердца, а не залегла глубоко в нем, то он просто вырывает эту веру с корнем посредством материалистических отрицательных лжеучений, превращая человека в какое-то бездушное существо, хуже животного, в ходячую машину…

Есть и еще разряд людей, верующих в Бога, искренно ищущих общения с Ним, но зараженных тем же духом гордыни: таковых он увлекает в ереси мистические. Общее наблюдение говорит, что кто больше живет умом, того легче врагу склонить в рационализм, а кто живет больше сердцем, тот скорее подвергается опасности спиритизма. В основе же всех заблуждений лежит гордыня, тот исконный грех сатаны. Гордынею заражены были решительно все еретики, все сектанты и раскольники от времен апостольских и до наших времен.

Отличительный признак этой гордыни – отрицание авторитета Церкви. Свое мудрование такие люди ставят всегда выше церковного учения, утвержденного от веков древних, начиная с Апостолов, раскрытого святыми отцами на Вселенских и Поместных Соборах, истолкованного в писаниях богомудрых отцов и учителей Церкви. Еретическая гордыня в своем самопревозношении не станет никогда справляться, как относительно того или другого предмета учила древняя Церковь, что писали отцы и учители Церкви, Богом прославленные; еретик не заглянет в историю Церкви, даже во всеобщую историю человечества, чтобы проверить себя: да не было ли раньше меня когда-нибудь такого учения, какое мне пришло в голову, и почему оно не привилось, не стало общепризнанною истиною?

И вот за такую гордыню, за такую самоуверенность, за такое презрение к Церкви, ко всему прошлому опыту человечества благодать Божия, не выносящая смрада гордыни бесовской, отступает от человека, и он предается на поругание сатане. Тогда сатана толкает его в ту бездну лжемудрований, в которой он уже загубил многие тысячи еретичествующих как в христианстве, так и вне христианства.

Одним из таких погибельных мудрований должно считать спиритизм.Этим богохульным учением в наше время увлекаются многие тысячи людей, даже верующих во Христа; его считают как бы новым откровением, тогда как оно старо, как вся цивилизация, которою так хвалится Европа.

Последователи спиритизма дерзко объявляют, что “спиритуалистический догматизм олицетворяет собою Царство Божие на земле и пропаганда его обновит человечество, уничтожит племенную и религиозную рознь и неприязнь”. “Спиритуализм, – амбициозно утверждают ярые апологеты его – нужно широко пропагандировать среди власть имущих, среди царей и священников… Всякий, выступающий против догматического спиритуализма, выступает против Христа”…

Вот до какой дерзости доходит лжеучение спиритов! Долг пастырей Церкви и всех верных ее чад обличать эту богохульную ересь, предостерегать от нее верующих, раскрывать всю ложь ее хитросплетенных мудрований и разоблачать того, кто руководит ею, прикрываясь чужим именем и преображаясь во Ангела светла. Не напрасно один исследователь этой прелести говорит: “Кто не знает спиритизма, для того он кажется смешным, кто с ним познакомится, для того он представляется таинственным, а кто всмотрится в него детально, пред тем он предстает явлением грозным, страшным”.

Довольно заглянуть в историю, чтобы убедиться, что это вовсе не “новое откровение”, а древняя прелесть сатаны. А для верующего довольно принять во внимание, что это лжеучение всегда распространялось там, где преобладало или язычество и идолопоклонство, или же еретические мудрования, хотя и на почве искаженного учения христианского. Как будто есть нечто, препятствующее развитию спиритизма там, где господствует святая православная вера. И это следует сказать не только о времени после явления на земле Христа Спасителя, но и о ветхозаветных временах.

То, что мы теперь называем спиритизмом, было в особом почете и входило в религиозный культ язычества, и строго было запрещено в среде правоверующего народа еврейского. Уже этого одного достаточно для послушного сына Церкви, чтобы отшатнуться от ереси спиритизма как погибельного лжеучения. В самом деле: знаменитые ученые, даже предубежденные против всего сверхъестественного, неопровержимо свидетельствуют о таинственном действии в явлениях спиритизма какой-то невидимой разумной силы, совершенно посторонней для лиц, присутствующих на сеансах. Никакими естественными способами нельзя объяснить таких, например, явлений, когда переносятся из другой комнаты в ту, где происходит сеанс, разные вещи, притом сквозь запертые двери; когда появляются во мраке, в две-три минуты, акварельные рисунки с невысохшими красками; когда льется таинственная музыка из-под пола, с потолка, из статуи, из сундука в то время, как нет никакого музыкального инструмента не только в доме, но и в целом квартале по соседству; когда сообщаются факты, происходящие в данную минуту за сотни и тысячи верст от медиума, и проверка их убеждает, что они происходили именно так, как описывает их медиум; когда “духи” пишут теми почерками, какими писали лица, коих вызывают; когда появляются писанные ответы на листах белой бумаги, запираемой в ящик или на помещаемых между двумя стеклами; когда слышатся голоса, говорящие, поющие, передразнивающие, кощунствующие, раздающиеся из разных мест комнаты; когда, наконец, являются призраки, запечатлеваемые фотографическими пластинками…

Все это, повторяю, факты, засвидетельствованные даже теми, кто отрицает бытие духовного мира. Справедливо говорит профессор Лаппони: “Странное и удивительное явление, и исключительное унижение гордости человеческой небесным правосудием: те, которые так настойчиво боролись с сверхъестественным в его прекрасной и благородной оболочке – религии, вынуждены одними из первых признать его в наиболее грубой и низкой форме – в явлениях спиритизма!”

Для нашего времени, когда теории материализма имеют такую силу в умах образованного общества, все это, действительно, страшно.

Тем не менее, еще древним вавилонянам были известны факты материализации духов, являющихся в дыму жертвенного огня. Халдейские маги или волхвы – это и были медиумы древнего Вавилона. Вызывание духов практиковалось у древних египтян. То же самое и доныне входит в состав богослужения индийских браминов. А в древней Греции постоянно спрашивали советов у умерших, для чего существовал особый класс некромантов.Даже такой великий мудрец, как Сократ, сносился со своим таинственным гением и верил его сообщениям. От греков спиритизм перешел к римлянам. Известно, что император Тиверий занимался им. Анастасий Никейский свидетельствует, что упоминаемый в книге Деяний Апостольских Симон-волхв заставлял двигаться статуи, бросался в пламя и не горел, летал по воздуху, превращался в змея, мебель в его доме двигалась сама собою.

Насколько занятия чародейством или спиритизмом были распространены среди язычников во времена апостольские, показывает та же книга Деяний Апостольских: после исцеления служанки, одержимой духом прорицания, в Ефесе верующие, и именно – из занимавшихся чародейством, собрав книги свои, сожгли пред всеми и сложили цены их, и оказалось их на пятьдесят тысяч драхм (Деян. 19, 19). Уже в мистериях мы находим оракула в виде “бога-стола”. Китайцы знают столоверчение уже давно. Оно существует у индийцев в пустынях Явы. О цепи из рук и прорицающих столах упоминается в третьем столетии у Тертуллиана, а его комментатор, рассказывая, что столы с помощью демонов “говорят”, намекает, по-видимому, на стуки в столах. Минуций Феликс говорит о таинственном движении неодушевленных предметов как о примере демонического прорицания. Медиумическая сторона этого явления упоминается еще у Гомера, где золотые триподы (столы на 3-х ножках, на которые идолопоклонники ставили кадильный сосуд с ароматами) Гефеста в собрании богов сами собою двигались туда и обратно.

Если бы добросовестные исследователи подобных явлений доверчиво относились к несомненным для нас сказаниям житий святых, то в истории мучеников и подвижников нашли бы и не такие “дивеса”, какие творят спириты. Бывало и так, что иной волхв, смущенный безуспешностью своих чар против христианина, пробовал средство, употребляемое против его же чарований христианами, и тут же убеждался в диавольском характере своих чародейств. Прочтите, например, историю священномученика Киприана и Иустины.


 II

Закон Моисеев о спиритизме. – Предостережения Господа и Апостола Павла о ложных чудотворцах и о лжеучителях. – Самообман спиритов. – Их “опыты” – это дело “опытного семитысячелетнего старца”. – Святители Филарет Московский и Никанор Херсонский о спиритизме.

Так, спиритизм как сношение с загробным миром, неизвестный по своему имени древним, был хорошо известен им по своим явлениям и даже входил в культ язычества как его составная часть. Зато, как я сказал выше, там, где сохранялось истинное богопочитание в народе еврейском, он был запрещен под угрозой смертной казни.

Вот что говорит слово Божие избранному народу: “И если какая душа обратится к вызывающим мертвых и к волшебникам, чтобы блудно ходить в след их, то Я обращу лице Мое на ту душу и истреблю из народа ее… Мужчина ли или женщина, если будут вызывать мертвых или волхвовать, да будут преданы смерти: камнями должно побить их, кровь их на них (Лев. 20, 6, 27).

Не должен находиться у тебя проводящий сына своего или дочь свою чрез огонь, прорицатель, гадатель, ворожей, чародей, обаятель, вызыва ющий духов, волшеб ник и во прошающий мертвых, ибо мерзок пред Господом всякий делающий это (Втор. 18, 10–12). И когда скажут вам: обратитесь к вызывателям умерших и к чародеям, к шептунам и чревовещателям, тогда отвечайте: не должен ли народ обращаться к своему Богу? Спрашивают ли мертвых о живых? Обращайтесь к закону и откровению.

Мои законы исполняйте и Мои постановления соблюдайте, поступая по ним. Я Господь Ваш”.

Всем известен рассказ из Ветхого Завета о том, как Аэндорская волшебница вызывала тень пророка Самуила для Саула (1 Цар. 28, 7-25). Из сего рассказа видно, что Саул тогда обратился к волшебнице, когда увидел, что Бог оставил его: очевидно, только отчаяние побудило его к тому, и сам он сознавал, что в сем случае тяжко согрешает.

В книгах Моисеевых не раз Сам Бог свидетельствует, что племена Хананейские были осуждены Им на истребление, между прочим, за вызывание мертвых, причем, эти занятия называются “мерзостью”.

Если так решительно отрицается спиритизм как богопротивное учение в Ветхом Завете, то можно ли думать, что допустит такое учение Завет Новый, учение Христа Спасителя – всесовершенное? Не богохульно ли считать учение спиритов каким-то новым откровением, как будто учение Христово уже стало недостаточным для спасения, устарело, потребовало обновления, дополнения? Спириты забыли или намеренно замалчивают пророческие предостережения Господа нашего Иисуса Христа: восстанут лжехристы и лжепророки, и дадут великие знамения и чудеса, чтобы прельстить, если возможно, и избранных. Вот, Я наперед сказал вам (Мф. 24, 24–25). Они не хотят знать, а может быть, и не читали никогда грозного слова Апостола Павла в его Послании к Галатам: если бы даже мы – сами мы – или Ангел с неба стал благовествовать вам не то, что мы благовествовали, да будет анафема (Гал. 1, 8). Сколько крепкой веры и непоколебимого убеждения слышится в этих пламенеющих ревностью словах великого Апостола, готового за проповедуемую им истину каждую минуту положить и – действительно, положившего душу свою!

Пусть спириты рассуждают, что “знание не может быть без веры и вера без знания”, пусть представляют нам тысячи самых поразительных фактов, не объяснимых физическими законами: в этом, может быть, с ними будут спорить материалисты, вовсе не признающие мира духовного, – но они совсем забывают другой разряд людей, которые во имя того же самого начала потребуют от них самих веры в откровенное слово Божие, в свидетельство Самой Воплощенной Истины и, в свою очередь, не отрицая вовсе тех “сильных, доказательных, убедительных явлений”, о которых они свидетельствуют, дадут им объяснение неизмеримо высшее, чем их мудрования, объяснение вполне согласное как с учением веры христианской, так и с требованиями здравого разума.

Спириты, кажется, думают, что только и есть противников у спиритизма, что материалисты, что христианство не противоречит основным положениям спиритизма. Они прочитали в Евангелии одну строчку: “люби Бога, люби ближнего, в этом – весь закон и пророки” и воображают, что поняли всю сущность христианства. А так как и столы, и карандаши медиумов, и даже вызываемые ими тени якобы умерших проповедуют то же самое, то нечего-де сомневаться в “истинной духовности” самого спиритизма. По крайней мере, ревностный спирит профессор Вагнер так и говорит, что “медиумизм снял туман с его глаз, для него теперь нет противоречий ни в религии (какой только?), ни в науке”. Но напрасно, совершенно напрасно он так кощунственно вплетает в свои рассуждения святые слова Господа нашего Иисуса Христа, которые можно обратить к Вагнеру самому и всем спиритам, подобным ему: “имеют они очи и не видят (потому что не хотят видеть), имеют уши и не слышат” (потому что не хотят слышать). Им важны паче всего “опыты”, им дела нет до того, что в этих опытах, запрещенных под страхом смертной казни в Ветхом Завете, отверженных христианством наравне с прочими “мерзостями” язычества, они сами могут попасть в “опытные” руки врага Божия, который вот уже восьмую тысячу лет делает свои “опыты” над легкомысленным человечеством, увлекая его в свои сети…

Пусть спириты назовут нам хоть одного из представителей богословской науки, излагаемой в духе Православной Церкви, который стал бы на их сторону.

А мы назовем им одно великое имя, которое для нас, православных, имеет авторитет больший, чем целая сотня имен западных мудрецов всякого рода. Наш приснопамятный мудрец святитель Московский Филарет говорит, что занятие стологаданием, или, что то же, спиритизмом, есть дело неблагородное, непозволительное, преступное, что это есть только старое языческое суеверие. “Представим себе, – пишет он, – что сын в доме отца, имея свободу пользоваться всем, что ему нужно, и многим, что приятно, не довольствуется сим и, встретив хранилище, от которого ему не дано ключа, подделывает ключ и отпирает оное, положим, не для того, чтобы украсть, а только чтобы посмотреть, что там скрыто. Не есть ли это неблагородно? Не должно ли быть совестно сыну? Не должно ли быть неприятно отцу? Вот суд о всяком гадании, в том числе и о стологадании по самому простому взгляду на сие дело.

Но если внимательнее посмотрим на опыты, суд должен сделаться строже… Спрашивается: действительно ли стологадателям отвечают души умерших, которых имена им объявляются, или имена сии употребляются ложно и под ними скрываются некие неизвестные? В сем последнем случае сии неизвестные суть лжецы, приписывающие себе чужие имена, но ложь никогда не принадлежит чистым существам: отец лжи есть дьавол.

Итак, стологадатели должны осторожно размыслить: с кем имеют дело? Здесь можно вспомнить наставление преподобного Антония Великого относительно демонов: если выдают они себя за предсказателей, никто да не прилепляется к ним. Но если отвечающие суть действительно умершие, то суд о сем деле давно произнесен Самим Богом чрез пророка Моисея: да не навыкнеши творити по мерзостем языков тех (народов Ханаанских), да не обрящется в тебе… вопрошаяй мертвых: есть бо мерзость Господеви Богу твоему всяк творяй сия, сих бо ради мерзостей потребит я Господь Бог твой от лица твоего (Втор. 18, 9-12). Знают ли сей суд столоволхвователи (или, что то же – спириты), вопрошающие мертвых? Помышляют ли, какому строгому осуждению подлежит дело их? Оно причисляется к мерзостям, за которые Хананейские народы Бог осудил на истребление.

Пророк Осия упоминает два вида гадания: деревом (деревянными идолами) и жезлом, и оба эти вида называет изменою Господу Богу истинному (Ос. 4, 12).

От сего обвинения не может увернуться стологадание, как бы ни старалось оно изъяснить себя легким и благовидным образом. Для тех, которые смотрят на стологадание как на новое открытие, небесполезно заметить, что их делу не принадлежит честь не только разумного, но и случайного нового открытия в природе: они только каким-то образом пробрались в область старого языческого суеверия. Тертуллиан в 23 главе своей Апологии христианства, обличая мечты языческой магии и приписывая их действию демонов, говорит: чрез них и козы и столы обыкновенно производят гадания. Он только не объясняет, какие приемы употреблялись, чтобы столы способствовали гаданиям”. Вот мнение о спиритизме великого учителя богослова Русской Церкви.

Если русские спириты – люди верующие и православные, то они не могут отнестись пренебрежительно к такому авторитету богословия, как сей святитель. Нужны ли еще авторитеты?

Пожалуй, вот еще мнение великого философа-богослова нашей Церкви, Херсонского святителя Никанора. Он также называет спиритизм “старым, на многие века забытым суеверием”. Он прямо говорит, что это учение враждебно Христову учению. “Не выбрасывают ли над собою, – говорит он, – целые миллионы европейских и северо-американских спиритов (число всех спиритов достигает до 30 миллионов) знамя надежды и решимости ниспровергнуть христианство и водворить чистейший материализм? Не надеются ли ученые мужи из спиритов в самой материализации вызванных мертвецов уловить не более как высшую, тончайшую материю, в которой сохраняется невидимо для обыденного зрения не только существо, но и самосознание отшедших душ, но материю, заменяющую и отрицающую Бога как беспредельно совершенное самосознание?.. Не надеются ли они водворить на месте всякого общечеловеческого здравомыслия настоящее сумасшествие, но сумасшествие научное? А всячески, в конце концов, этим новым, в сущности же подновленным, наидревнейшим чернокнижием вызывания мертвых не устраняются ли не только христианство, но и здравая вера в Бога и в бессмертие?” Вот мнение автора “Позитивной философии”, к философским и религиозным воззрениям которого с уважением относятся не только у нас в России, но и за границей.


III

Законы духовного мира суть законы нравственного порядка, а в спиритизме сего нет. – Способы общения спиритов с духовным миром недостойны Бога, оскорбительны для разума человеческого и кощунственны. – Преступно вторгаться в область духовного земными способами. Господь и Апостолы отвергали злого духа и тогда, когда он говорил истину. – Спиритизм – общение со злыми духами, занятие богопротивное.

Если уж говорить о таких вопросах, то будем говорить до конца откровенно; если признавать бытие мира духовного, то необходимо признавать и законы этого мира, а эти законы – прежде всего, суть законы нравственного порядка. Мы знаем из Священного Писания о многократных явлениях Ангелов человеческому роду, которые все, по словам Апостола Павла, суть служебные духи, посылаемые на служение тем, которые наследуют спасение (Евр. 1, 14); но они являются в видимых образах и возвещают волю Божию языком человеческим, как достойное словесного творения, а не каким-либо бездушным стуком стола, из которого надобно отгадывать буквы, или странными письменами пишущего карандаша.

В противоположность ангельским явлениям мы слышим также предостережение Апостола Петра, который говорит, чтобы мы бодрствовали, ибо противник наш диавол ходит, как рыкающий лев, ища кого поглотить (1 Пет. 5, 8). И Апостол Павел также предостерегает: наша брань не против крови и плоти, но против мироправителей тьмы века сего, против духов злобы поднебесных (Ефес. 6, 12). Но никто из Апостолов ни слова не говорит нам о каком-либо общении с душами умерших, которое могло бы служить нам руководством в этой жизни. Да и как смешно думать, как унизительно для разума человеческого предполагать, будто мир духовный не может иначе открывать себя нам, как только чрез посредство каких-то ходящих столов, самопишущих карандашей, выступающих из полумрака рук, мелькающих огоньков и т. п.

Ужели у Господа нет более прямых, более простых средств, чтобы открыть нам, если сие Ему благоугодно, бытие мира духовного и общение с ним?

Ужели, с другой стороны, столы и карандаши помогут нам открыть завесу, которою угодно было Богу закрыть от нас тайны мира загробного, для нашего же блага? Как глупы ребячески наивны и грубы все эти “опыты” спиритов в сравнении с чудесными явлениями духовного мира, известными нам из Святого Писания и житий святых Божиих!

Да, мы, православные, признаем благодатное явление и Ангелов и святых – людям, удостоенным сего от Бога; но никак не можем верить, чтобы каждый человек, или, по крайней мере, каждый медиум мог бы по произволу, как бы по звуку колокольчика, известной формулой вызывать кого ему угодно из царства мертвых, злых и добрых, и даже святых, и те должны непременно являться, как бы под влиянием какого-то чародейства… Это недостойно ни святых, ни Самого Бога.

Вот почему, читая описания спиритических сеансов, просто недоумеваешь: как это люди умные, ученые, не стыдятся заниматься такими “опытами”? Как они не поймут, что невозможно же, недостойно Господа Бога, оскорбительно для разума человеческого верить, будто до столоверчения не было полного откровения Божия, будто миллионы людей, умерших прежде нас, все умерли в заблуждении, тогда как так просто было узнать истину: сел за стол, вопросил духа, и – готово! И почему это Христос Спаситель не открыл нам такого простого способа? Зачем Он страдал и умер? Сказал бы просто: вот вам средство познавать истину – и конец! Нет! И тысячу раз – нет! Не может быть и нет никакого общения света со тьмою и Христа с велиаром, с медиумизмом, спиритизмом или как хотите там называйте это лжеучение!

Если спириты становятся как бы под крыло учения христианского, то мы, православно верующие, должны громко и открыто протестовать против такого оскорбительного, богохульного соприкосновения. Профессор Вагнер говорит: “Мы ничего не знаем и не можем знать без веры”. Мы ему скажем больше: сама вера-то в своей сущности есть только приобщение, посредством смирения, человеческого разума Божественному всеведению. Но ужели в пределы этого Божественного всеведения из узких рамок нашего ограниченного ведения открывается путь только чрез столоверчение и сеансы медиумов?.. Ужели для сего не нужно нравственного самоочищения при помощи Божией благодати, подвига чистоты, молитвы и приближения к Существу Божию чрез то обновление благодатное, какое дается нам в таинствах Церкви? В том-то и дело, что спириты смотрят на духовный мир глазами вещественными, мерят его меркою вещественных явлений, а не меркою нравственною. Но мир духовный не подлежит такому измерению. Они ищут способа сноситься с этим миром так же, как сносятся друг с другом по средством телеграфа, телефона, которые для них заменяют столы и медиумы, а Христос сказал: никтоже приидет ко Отцу токмо Мною (Ин. 14, 6). Им хочется войти в рай так же легко, как они входят в увеселительное заведение, а слово Божие учит, что туда без креста не пускают: многими скорбьми подобает нам внити в Царствие Божие (Деян. 14, 22).

Они полагают, что “в сообщениях их духов следует строго различать две стороны: положительную и отрицательную, добрую и злую, темную или нечистую и светозарную или благую”.

А мы полагаем, что никакой такой “светозарной или благой стороны” в них и быть не может. Пусть они докажут нам из слова Божия, из истории и учения Церкви Христовой, где бы было дозволено по произволу вторгаться каким-нибудь земным способом в область мира духовного, удовлетворяя своему преступному любопытству входить в общение с духами при посредстве столов или каких-либо машин, которые, кажется, уже и придуманы спиритами? А мы докажем им, что и злой дух может являться во образе Ангела светлого, что и он может обманывать так, что его принимали некоторые за Самого Господа Иисуса Христа: что же мудреного, что он проповедует якобы о любви и другие истины? Кричали же духи нечистые Господу: Знаем Тебя, Кто Ты – Святый Божий! (Мк. 1, 24). И, однако же, Господь запрещал им изрекать нечистыми устами даже то, что было истинно. Дух пытливый в отроковице города Филиппы взывал к народу об Апостолах Павле и Силе, по-видимому достойное приятия: сии человеки – рабы Бога Всевышнего, которые возвещают нам путь спасения (Деян. 16, 17).

Казалось бы, что могло быть благоговейнее такого свидетельства истины пред язычниками? Можно ли было ожидать, чтобы не добрый, а пытливый, лживый дух говорил устами девицы? Нынешние спириты непременно приняли бы это за откровение доброго духа. Но не так отнесся к сему Апостол Павел: с негодованием обратился он к нечистому духу и сказал: именем Иисуса Христа повелеваю тебе выйти из нее! И злой дух тотчас вышел из отроковицы (Деян. 16, 18).

Вот как следует относиться к спиритическим “откровениям”: не только не искать их, а гнать от себя именем Господа Иисуса. Спириты говорят, что дух зла не может сам себе противоречить, что он не может проповедовать и добро, и зло, иначе это было бы то разделение царства, о котором Господь сказал, что оно погибнет, если разделится в самом себе. Не беспокойтесь: это так, но у духа-то зла, по-преимуществу, “цель оправдывает средства”. Что удивительного, если дух лжи скажет: “люби Бога, люби ближнего”, чтобы этими словами увлечь в обман, замаскироваться, а потом внушить, что нет вечных мучений, что Христос не был Богом в собственном смысле и подобное? У него все средства хороши. Нигде так тонко не действует сатана, как в спиритизме.

Он и в храмы Божии посылает запутываемого им человека служить панихиды, акафисты, приобщаться даже святых Христовых Таин, и в то же время удаляет от Бога, от Церкви. Говорят: “Все спириты проповедуют нравственность, что, конечно, не может ни в каком случае повредить человечеству. Важно-де то, что большинство образованных людей нашего материалистического века, верящего только фактам, потеряло веру в бессмертие, и вместе с нею и нравственное сознание, а спиритизм научно обследованными фактами возвратит им то и другое”.

На это отвечаем – трудно сказать, какая лесть горше, кому больше грозит вечная погибель: тому ли, кто совершенно потерял веру в Бога, в бессмертие и вечную жизнь, или тому, кто верует во все это, но в своей вере руководствуется внушениями тех, о коих Священное Писание говорит, что они не только “веруют, но и трепещут”?

“Семитысячелетний старец” имеет довольно опытности, чтобы, уловив человека в свои сети неверия, обратив его к своей вере в бессмертие, удержать его потом в этих сетях, в гибельной ереси спиритизма, а чрез него увлечь туда же и из верующих, но легкомысленных чад Церкви. Поэтому напрасно один почтенный профессор-богослов говорит, будто спиритизм, “защищая дорогие верования в сверхчувственное бытие и личное бессмертие души, до некоторой степени искупает пред христианством свои заблуждения и суеверия”. Нет, нимало не искупает, а только подкупает маловерных и недалеких из среды верующих. Если бы спиритизм и мог быть средством борьбы с материализмом, то, по меткому замечанию Вебера, “лекарство здесь стало бы хуже самой болезни”.

Мне скажут: итак, вы хотите все объяснить действием злых духов? Отвечаю: да, и иначе, с точки зрения христианского учения, объяснять все серьезные, не объяснимые фокусом и обманом явления спиритизма невозможно. И это – не мое личное мнение. Святитель Феофан Затворник пишет: “Спиритизм – прямая бесовщина, ничем не покрытая. Тут осязательная нечистая сила. Кто тут действует – можно судить по явлениям. Да они и сами не скрывают, что суть бесы”.

Таково же мнение, как мы видели выше, и других авторитетнейших наших святителей-богословов – митро полита Филарета и архиепископа Ни канора Херсонского и Одесского. Известный старец Амвросий Оптин ский писал о спиритизме: “Спиритизм есть не что иное, как новая прелесть вражес кая. Это учение есть общение людей с духами, но, разумеется, с духами не света, а с духами тьмы.

Апостол Павел пишет, аще и Ангел с небесе благовестит вам паче, еже благовестихом вам, анафема да будет (Гал. 1, 8). Апостол упоминает это не об Ангелах благих, потому что благие Ангелы не будут благовестить ничего противного учению евангельскому и апостольскому; явно он, что говорит это об ангелах тьмы, сверженных с неба, которые принимают на себя вид Ангелов света для обольщения нерассудных.”

И это мнение, что не души умерших говорят чрез медиумов, а духи нечистые, вполне согласуется с учением древних отцов Церкви. Во времена святителя Златоуста, как и во времена апостольские (Деян. 16, 16–18), медиумами являлись бесноватые, которые говорили от имени душ умерших. “Что значит, – спрашивает святитель Златоуст, – что демоны говорят: я – душа такого-то монаха? – Ты скажешь, – говорит святитель, – что бесноватые взывают: “Я душа такого-то человека”. Но и это есть хитрость и обман диавола. По-моему, не душа кого-либо умершего вопиет, но демон, скрывающийся под сим для обольщения слушателей… Невозможно здесь блуждать душе, уже отделившейся от тела”.

Одним словом, спиритизм есть волшебство, чародейство, говоря народным языком – колдовство. Его таинственные деятели – это бесы. Это учение есть модное антихристианство, тем более опасное, что оно выставляет себя якобы философски обоснованным… Это замаскированная ложь, это, по выражению одного исследователя, труп, обильно украшенный ароматными красивыми цветами мысли, поэзии, искусства, покрытый венками с громкими словами: прогресс, разумность, справедливость и свобода.

Спиритизм отрицает Божество Иисуса Христа, считает Его за одного из высших духов, взявшего на Себя миссию открыть людям истину. Спиритизм отрицает Божество и Духа Святого, разумея под Ним понятие собирательное в смысле указания на духов высших, открывающих человеку истину и чрез это способствующих освящению человека… Спиритизм отрицает догмат искупления человечества смертью Богочеловека, проповедуя самоискупление. В самой сущности он стремится ниспровергнуть все христианство. Можно ли после сего допустить мысль, будто он заменил Христа так же, как Христос заменил Моисея?

Вот почему и отношение к нему со стороны Православной Церкви вполне определенное: это – мерзость пред Господом и потому – страшный грех (Втор. 18, 10–12).

Это – волшебство, колдовство, общение с бесами. Церковь безусловно осуждает эти занятия, как дело душепагубное, как область деятельности демонов. Это – не мнение отдельных лиц: это постановление Шестого Вселенского Собора (правило 61). Следовательно, это – выражение непреложной истины. Разница между волшебством, чародейством, колдовством и спиритизмом не в существе дела, а лишь в постановке: спиритизм в современном смысле есть лженаучное отношение к явлению, известному и раньше, во все времена.


IV

Невероятность явления душ умерших на спиритических сеансах. – Занятие спиритизмом есть недоверие к Божественному откровению, вере, богоотступничество. – Оно ведет к помешательству и самоубийству. – Хитрость сатаны. – Как искушать и обличать духов? – Рассказы графа Д. Н. Толстого и графа М. В. Толстого. – Дух-клеветник. – Рассказы Л. С. Стурдзы и Д. В. П-ты. – Несчастный иеромонах. – “Сокрытое принадлежит Господу”. – Кто не слушает Священного Писания, тот не послушает и воскресшего из мертвых. – Златое слово святителя Златоуста.

Мы видели, что всякая попытка вызывания умерших в Ветхом Завете подлежала смертной казни по определению Божию.

Новый Завет не может противоречить Ветхому, и что запрещено в Ветхом, то сугубо недопустимо в Новом, который шире и глубже раскрывает основные начала Божия откровения. А что запрещено живым, то запрещено, конечно, и душам умерших. Никогда спириты не докажут, что имеют дело с душами умерших, а не с кем-то другим. Если на их сеансах являются в самом деле души разных времен и разных народов, современники и участники великих событий, то почему они нам не сообщили ни одного ценного для науки исторического сведения?

А ведь казалось бы, чего проще: вместо того, чтобы рыться в архивах, копаться в земле, бесплодно спорить для выяснения какого-либо спорного исторического события, – вместо всего этого вызвать дух какого-либо авторитетного современника выясняемого факта и спросить его: как дело было? “Но попробуйте, – говорит один исследователь спиритизма, – вызовите, и кроме тягучих логических умозаключений да всем известных сведений ничего нового от него не узнаете. Ясно, что тут подлог, неправда”.

Затем и спириты признают, что смерть не изменяет нравственной личности человека, что любившие нас здесь, на земле, не перестают любить нас и по смерти.

Итак, если открыто средство для них вступать с нами в общение, то судите, какое волнение должно было бы произвести это открытие среди обитателей загробного мира! Любящие существа, разлученные смертью, друзья, матери, оторванные от детей, мужья – от жен, благодетели человечества – разве все они не устремились бы воспользоваться сим открытием и вступить с нами в общение? И, однако, очень часто бывает, что сидят-сидят спириты за столом, призывают-призывают духов, а духи иногда и совсем не являются, а если и являются, и даже заявляют, что могут говорить то или говорят крайне расплывчато, или же вовсе не говорят… Почему? Если это – души наших родных, знакомых, страстно нами любимых людей, то этого быть бы не могло.

Религиозное учение спиритизма, в сопоставлении с христианским учением, как уже сказано выше, представляет самое опасное заблуждение, более ужасное, чем совершенное неверие. Это – дерзкое и страшное глумление над всем священным и спасительным, это учение богохульное и богопротивное. Оно – одних обольщает якобы ревностью о благе людей, других – будущею безнаказанностью за грехи, иных – обещанием высших откровений о загадочной области потустороннего бытия, чем соблазнялись даже просвещенные умы.

Такая доктрина заслуживает не опровержения, а осуждения. “Самое занятие спиритизмом, – говорит один его исследователь, – при наличности Божественного откровения, есть как бы недоверие к этому высшему источнику знания, есть вероломное нарушение обета верности своей вере и Церкви, есть отрасль волхвования, а вместе и нарушение первых заповедей закона Божия, запрещающих служение иным богам.

А общение с падшими духами в спиритических сеансах, по слову Игнатия епископа Кавказского, есть прямое отступление от Бога. Вызывание духов святых Божиих есть грубое и дерзкое кощунство над христианством. А стремление спиритов исправлять (якобы) и очищать христианское учение ясно свидетельствует, что они осуетились умствованиями своими и, называя себя мудрыми, обезумели (Рим. 1, 21–22). Над ними исполняется апостольское изречение: пошлет им Бог действие заблуждения, так что они будут верить лжи (2 Фес. 2, 11).

Вообще, невозможно в одно и то же время быть верным христианином и заниматься спиритизмом. Сами спириты не скрывают того, что их “духи” могут побуждать людей к преступлениям и мистифицировать тех, кто вызывает их из пустого любопытства. Ясно, что сами же спириты предостерегают своих последователей от возможности получить сообщение от злых духов, от демонов. Возможно ли признать такое откровение божественным? Они говорят, что Бог открывает им только сущность учения, а обработка принадлежит уже людям – их учителям: иной ведь так разработает учение, что от божественного-то ничего и не останется.

Затем, занятия спиритизмом, расстраивая нервную систему, изнуряют здоровье, ведут к помешательству и самоубийствам. Ясно, что есть пути к знанию, на которых лежит свыше запрет, а тем дерзновенным, которые пытаются поднять таинственную завесу, грозит умопомрачение, болезни и смерть. И поделом: не изменяйте Христу Спасителю, не идите за Его и вашим врагом – диаволом.

Святые отцы, изучившие все козни диавола так, как никогда не придется изучить их современным мудрецам, говорят, что враг никогда не предлагает человеку прямо согрешить, ибо знает, что тот не пойдет на это, – а сначала увлекает якобы невинными мыслями, предлагает то, от чего не откажется грешный человек, даже доброе, лишь бы усыпить неопытного, а потом, когда тот доверится ему, делает из него что хочет и притом нагло смеется над ним. Так поступает он и в спиритизме. Спириты никогда не свидетельствуют, что им известно множество случаев самоубийства медиумов.

А вот авторитетный знаток спиритизма В.П. Быков, сам бывший спирит, заявляет, что ему как раз известно множество случаев самоубийств медиумов.

Известно также, что самые знаменитые медиумы были в жизни самыми несчастными людьми. Юм был всю жизнь страдальцем телесно, жертвою внушения “духов”. Форстербыл распутнейшим пьяницей и кончил жизнь в сумасшедшем доме. Следгрешил всеми пороками Содома и Гоморры и всю жизнь был эпилептиком. Кэт Фокс спилась в Лондоне и до того безобразничала, что ее едино мышленники-спириты силой отправили в Америку… (См. Кудрявцев. “Что такое теософия?”).

Сторонники спиритизма соблазняют и смущают истинно верующую душу тем, что будто бы в их учении проповедуется любовь. Ах, как много, особенно в наше время, проповедников любви, которые хотят привлечь в свои сети простецов веры, чтобы потом напоить их ядом ненависти к Церкви и к ее поставленным Богом пастырям! И здесь благопотребно напомнить слово Апостола: искушайте духи, аще от Бога суть. В наше время, а как искушать духов, учит тот же Апостол Иоанн, Христу Богу возлюбленный: всяк дух, иже исповедует Иисуса Христа во плоти пришедша от Бога есть, и всяк дух, иже не исповедует Иисуса Христа во плоти пришедша, от Бога несть, сей есть антихристов (1 Ин. 4, 1–3).

Вот православные русские люди, которым встречались любители спиритических опытов, так и поступали: покойный граф Дмитрий Николаевич Толстой, например, сам рассказывал пишущему эти строки, что в бытность его губернатором в Калуге была особая мода заниматься спиритизмом или стологаданием. Раз ему предложили участники этого занятия задать мысленно какой-нибудь вопрос гадателю. Следуя наставлению святого Апостола Иоанна Богослова, граф задумал вопрос: был ли Христос Спаситель Истинный Бог или только человек? Если, рассуждал граф, дух не исповедует Иисуса Христа воплотившимся Богом, то сей дух не от Бога, а если не от Бога, то от врага Божия.

“Долго ходил карандаш в руке медиума, – рассказывал граф, – много начертил он кривых линий, пока, наконец, выпал из руки медиума. Стали тщательно разбирать, что написано, но никто ничего не мог прочитать: были все какие-то росчерки и каракули. Наконец, – говорил граф, – подошел я и издали, чрез несколько человек, окружавших стол, стал всматриваться в то, что написано было на листе. Сначала я не понял ничего, потом вдруг меня как бы осенила какая-то мысль: я стал обращать внимание не на самые черты, сделанные карандашом, а на белые промежутки между этими чертами. И что же я прочитал? – «Если мне не веришь, зачем меня спрашиваешь?»… И больше ничего. Я был поражен адскою хитростью ответа. С того дня я не позволял уже ни под каким видом заниматься стологаданием в своем доме”, – заключил граф.

Вот как настоящий православный верующий “испытывает духов”, когда есть необходимость такого испытания.

Подобный же опыт сделал и другой граф, Михаил Владимирович Толстой, как он сам рассказывает об этом в “Душеполезном Чтении”: “Основываясь на словах Апостола Иоанна Богослова, я просил вступивших в общение с духом спросить его: исповедует ли он Сына Божия во плоти пришедшего? Этот вопрос остался без ответа, а когда повторили его, то тяжелый ореховый стол с треском сдвинулся почти на аршин вперед”.

Замечательно, что такие люди без всякого колебания совершенно прямолинейно рассуждают, что если происходит явление чудесного характера, обнаруживающее присутствие и действие духовной разумной силы, то непременно одно из двух: или тут действует сила добрая, ангельская, лучше сказать – Божия, или же Божиим попущением действует сила вражья, диавольская. Именно диавольская, с диавольскою же и целью, например, чтобы внести путем лжи и клеветы вражду.

Вот что рассказывает тот же граф М.В. Толстой.

“Однажды мы сидели в доме тещи моей, княгини Волконской. Накануне она с младшей дочерью, тогда еще девицей, была где-то на бале. Стали искать бриллиантовых серег, которые накануне надевала молодая княжна, но нигде не могли найти их. Нам предложили, в виде шутки, погадать о них на тарелке. Вышел следующий довольно длинный ряд вопросов и ответов.

Вопрос: Куда девались серьги?

Ответ: Украдены.

Вопрос: Кто украл?

Ответ: Дуняша.

Нужно заметить, что в числе прислуги было несколько женщин с именем Авдотья; одну из них, няню детей некиих Грязевых, всегда звали по отчеству Савельевной и почти не помнили имени, данного ей при крещении. Мы продолжали опыт.

Вопрос: Какая Дуняша?

Ответ: Савельевна.

Вопрос: Куда спрятала?

Ответ: Отдала племяннику.

Все почитали старуху-няню за честную женщину, но из любопытства справились и узнали, что часа за два пред тем приходил к ней мальчик, племянник, пробыл недолго и ушел в большом смущении. Невольно возбудилось подозрение против Савельевны.

Между тем воротилась домой уезжавшая на целый день старшая сестра жены моей, А.П. Грязева.

– О чем вы тут хлопочете? Чего ищете? – спросила она.

Мы рассказали ей историю о серьгах.

– Oни у меня в шкатулке, – сказала она, засмеявшись. – Я увидала их по утру на столе и нарочно заперла, чтобы не смахнули.

Действительно, серьги оказались в шкатулке. Мы все были поражены искусно сплетенною клеветой, в которой не забыт и мальчик, поспешивший уйти от строгого выговора тетки за какую-то шалость.

С того дня такая забава нам опротивела, и мы ее бросили”.

Известный в свое время А. С. Стурдза, живший в 50-х годах в Одессе, в своем письме к одной высокопоставленной особе писал вот что: “Раз на сеансе я предложил духу, с которым корреспондировал, три вопроса, написан ных на бумажке, потребовав ответа именем Христа:

1) Веруешь ли ты в Иисуса Христа?

2) Боишься ли Его?

3) Любишь ли Его?

Ответы были такие: на первый вопрос: «Верую», на второй: «Трепещу», и на третий: «Не люблю».

– Кто же ты?

– Сатана, – был ответ.

Письмо это читал Д.В. П-та, занимавшийся тогда еще спиритизмом, и пожелал сам повторить опыт Стурдзы.

На одном из ближайших сеансов он положил на стол перед медиумом свернутую в трубочку бумажку с теми же тремя вопросами. Руку медиума стала коробить какая-то сила, как бы стараясь сбросить досадливую бумагу. “Держите крепче руку!” – вскричал П-та. Тогда дух стал выражать жалобы на листе, лежавшем пред медиумом: “Какой ты жестокий! Зачем меня мучаешь? Возьми бумажку прочь!” Когда бумага взята была прочь, дух стал выражать свое удовольствие: “Как мне теперь легко! Как хорошо!” Затем бумага была опять положена – прежние жалобы возобновились.

П-та потребовал теперь ответа на свои вопросы. Ответы были даны те же, как и Стурдзе: “верую”, “трепещу”, “не люблю”. Спрашивают: кто ты? Ответ: “сатана” и при этом прибавлено (разговор был на французском языке): “Я всегда близ вас, я хотел бы победить вас, но есть НЕКТО, защищающий вас”. Слово НЕКТО написано было очень крупными буквами.

На другой день П-та, проводивший спиритические сеансы в своем кабинете, решился бросить заниматься спиритизмом, пригласил в свой дом священника: отслужен был молебен с водосвятием, комнаты, в том числе и кабинет, окроплены были святою водою. Несколько часов спустя, П-та, войдя в свой кабинет, увидел круглый стол, за которым обыкновенно происходили у него спиритические сеансы, перевернутый вверх искореженными ножками (можно предположить, что на стол тоже упало несколько капель святой воды).

Рассказ этот слышал я в 1886 году из уст самого действующего лица и тогда же записал его почти буквально.

Достойно замечания, что чем ближе верующий в Бога человек стоит к Церкви, тем опаснее и гибельнее для него занятие спиритизмом. Как будто диавол, овладев волею такого человека, мстит ему за эту близость, издеваясь над ним.

Был у нас в Сергиевой Лавре иеромонах П., из священников, сильно тосковавший временами по своей покойной жене. Назначенный в Петербург на чреду служения на митрополичьем подворье, он здесь познакомился со спиритами, которые предложили ему вызвать покойную его жену на свидание. Некоторые, более благоразумные из них же, удерживали его от этого опыта, говоря, что для духовных лиц это особенно опасно, но покойный о. П. не послушал их и, действительно, он увидел свою жену… Но вслед затем он совершенно утратил свою волю и предался пьянству, вследствие которого и скончался прежде времени…

“Сокрытое принадлежит Господу Богу нашему, говорит Священное Писание, а открытое – нам и сынам нашим до века” (Втор. 29, 29). Всякое посягательство наше на сокрытое, всякая попытка приоткрыть завесу, которая точно и определенно отделяет от нас то, что Господу угодно было закрыть от людей, и крайне грешно, и безумно, и крайне опасно. Грешно, ибо это будет дерзновенная попытка похитить у Господа Бога ведение того, что Ему было угодно до времени сокрыть от нас для нашего же блага; безумно, ибо возможно ли, мыслимо ли, вопреки воле Божией, открыть сокрытое Богом? Опасно, ибо там, где человек выходит из повиновения Богу, его подстерегает враг – диавол и готовит ему свои сети. Наконец, ведь давно сказано Господом об упорных грешниках: аще Моисея и пророков не послушают, аще кто и от мертвых воскреснет – не имут веры. Заметьте: не имеют веры не только каким-то духам или душам, незримо говорящим чрез блюдечки и карандаши, но даже людям, если бы они встали из гробов своих: таково свойство грешного сердца человеческого, когда оно, поработившись греху, ослепнет и упорствует против истины Божией.

Святой Златоуст говорит: “Истину того, что не слушающий Писания не послушает и воскресших из мертвых, доказали иудеи: так как они не послушали Моисея и пророков, то не уверовали и тогда, когда видели мертвых воскресшими, но то искали убить Лазаря, то нападали на Апостолов, хотя и многие восстали из мертвых во время креста. Чтобы тебе убедиться в том, что учение пророков более заслуживает веры, нежели рассказ умерших, обрати внимание на то, что каждый из умерших есть раб, а то, о чем говорит Писание, изрек Владыка. Поэтому, хотя бы мертвый воскрес, хотя бы Ангел сошел с неба, более всего должны верить Писанию, ибо его дал в закон Владыка Ангелов и Господь мертвых и живых. Желающие, чтобы мертвые приходили оттуда, требуют излишнего… Не будем желать услышать от мертвых то, чему каждодневно учит нас Писание. Если бы Бог знал, что воскресшие из мертвых могут принести пользу живым, то Он, устрояющий все на пользу нашу, не оставил бы и не опустил бы столь полезной вещи. Притом, если бы мертвые постоянно воскресали (или, скажем от себя, что в сущности то же, постоянно имели с нами общение чрез медиумов) и извещали нас обо всем тамошнем, то и это опять, с течением времени, было бы пренебрежено.

Кроме того, и диавол весьма удобно ввел бы нечестивые догматы: он часто мог бы или показывать призраки, или, показывая некоторых притворно умерших и погребенных опять как бы восставшими из мертвых, чрез них уверять обольщаемых во всем, в чем бы ни захотел. Если ныне, когда нет ничего такого, нередко вводят в обман и обольщают многих ночные призраки, представляющиеся в образе умерших, тем более, если бы это было на самом деле и если бы в людях утвердилась мысль, что многие из умерших опять приходят сюда, злой демон устроил бы бесчисленные козни и ввел бы в нашу жизнь великий обман.

Поэтому Бог заключил двери вечности и не позволяет никому из отшедших приходить сюда и рассказывать о тамошнем, дабы демон, воспользовавшись этим, не ввел чего от себя. Если бы это случилось, он под это старался бы подделаться чрез свои орудия, не на самом деле воскрешая мертвых, но, обольщая зрителей какими-нибудь призраками и обманами или, как я уже сказал, представляя некоторых как бы умершими, и таким образом все поворотил бы вверх дном и привел в беспорядок. Но Бог, предвидя все это, преградил ему путь к таким козням и, щадя нас, не дозволил, чтобы кто-либо приходил оттуда и рассказывал живущим о тамошнем, научая нас веровать более всего Божественному Писанию”.

Эти слова великого святителя, полторы тысячи лет тому назад написанные, как будто изречены для нашего времени: так поразительно применимы они к спиритам.

Советуем в дополнение к ним прочитать одно из «Слов» нашего русского злато уста, Иннокентия, архиепископа Херсон ского, сказан ное им при служении на кладбище.


V

Из записок господина Рускова: ответы духа лжи. – Мудрость простеца-христианина, изобличившего духа лжи. – Когда у духа “отнята сила”, он боится молитвы Святому Кресту. – Допрос духа с заклинанием именем Божиим. – Мое доброе слово спиритам.

В заключение рассказов о спиритах и спиритических невидимых исполнителей, приведу выписки из записок простого русского человека, вовлеченного в спиритизм и потом покаявшегося, господина Рускова.

Записки эти мною были напечатаны еще в 1885 году в духовном журнале “Странник”.

Он рассказывает, что в его присутствии и при его участии в сеансе одной его знакомой, которая, кстати сказать, вовсе не считала себя и медиумом, стол отвечал на все вопросы стуками, отвечал верно, точно, сколько кому лет, что стоит та или другая вещь, и т.п., – некто перемещался по комнате, взлезал на диван, на стулья, на стол, даже возил по комнате в ящике без колес восьмимесячную дочь рассказчика, причем ящик с ребенком привязывали к ножке стола веревочкой.

“Все эти явления, приводили нас, – говорит господин Русков, – в решительное недоумение, чему приписать их? Недоумения эти скоро рассеялись. Из одной петербургской газеты мы узнали, что непонятные для нас явления называются спиритическими и производятся они не электричеством или магнетизмом, но душами умерших, которые сообщаются с живыми посредством стола”. После этого автор стал усерднее заниматься этими явлениями, приспособил азбучный алфавит и стал вести с духами самые разнообразные разговоры, пред началом коих всегда спрашивал: кто будет с ним говорить? Большею частью получались ответы, что говорят души его умерших детей и родственников. Замечательно, что в этих ответах звучат те же самые ноты, как и в сообщениях духов, о коих говорит Вагнер. – “Я прошу вас, – говорит, например, дух ребенка – ради Христа, чтобы вы любили друг друга”. – “Будьте добры, милостивы и любите друг друга”, – говорит другой ребенок. Но как только вопросы касались не таких общих понятий, как только была опасность для отвечающего духа обличить себя самого, то он молчал или отвечал уклончиво, двусмысленно. На вопрос: «Что тому будет, кто добр и милосерд?» – он еще отвечает: “Того ожидает рай Христа”. – «А кто этого не исполняет?» – на этот вопрос уже молчит. На вопрос: «В чем ты одета?» – отвечает: “Мы бестелесны”. А на вопрос: «Когда мы поминаем вас в церкви, что вам бывает?» – отвечает: “Христос не велел об этом говорить”… Уже в этом ответе слышится противоречие учению Церкви, противоречие учению о любви христианской. Церковь ясно учит, что великая бывает польза от поминовения умерших и скрывать этого нет надобности, а Христос Спаситель, конечно, желает, чтобы мы молились за усопших, поминали бы их, и Ему нет причин скрывать от нас пользы такого поминовения.

Для кого желательно скрыть эту пользу – понятно…

Но собеседник из загробного мира изобличил себя тем, что забыл, с кем он беседует. Имей он дело с каким-либо интеллигентом, вроде господина Вагнера, он мог бы безопасно продолжать свои обманы: ученому мужу не пришло бы в голову, а если бы и пришло, то он счел бы это суеверием и устыдился бы того, чего не устыдился, а счел своим христианским долгом сделать простой русский человек, как только явилось у него сомнение в истинности сообщений со стороны умерших. А явилось оно так: в Великий Четверток на Страстной неделе 1883 года приходит к нему его знакомый М. И. и говорит, что он сделал открытие: стоит только взять в руки карандаш, и он будет писать на вопросы все ответы. И тут же стал писать под диктовку “духа”.

– Мне, – говорит господин Русков, – показалось это обыкновенным писанием, а не тем, что происходило под влиянием посторонней, невидимой силы. Поэтому я просил М. И. дать мне ответ посредством карандаша: могу ли я писать так же?

На этот вопрос карандаш, бывший в руке М.И., написал: «Ему (то есть мне) нельзя: он принимал сегодня Святые Таинства, а чрез три дня можно будет».

Никто из нас в то время не обратил внимания на то, почему принятие мною Святых Таинств могли служить препятствием “душам умерших” для сношения с нами.

Прошло три дня. На первый день Пасхи, после обеда, я взял карандаш и бумагу и сел к столу, чтобы испытать: будет ли и у меня писать карандаш сам? Не прошло и пяти минут, как я почувствовал, что указательный палец правой руки как будто слегка нажимается на карандаш, который и начал писать… С изумлением смотрел я на пишущий карандаш и думал: да неужели он пишет сам, без участия моей воли? Убеждаюсь, что карандаш, действительно, пишет сам!

А написал он тогда вот что: «Родные тебя скоро оставят, я буду твоим постоянным собеседником, каждый вечер буду писать и говорить, а теперь оставь».

Я спросил мысленно: «Кто ты такой?»

Карандаш написал: «Оставь, теперь ничего не скажу».

На другой день карандаш писал от имени моего знакомого, но не обнаружил желания писать много”.

Дня через три господина Рускова просили спросить о чем-то духа; он взял карандаш, который написал: “После отдания Пасхи я буду писать и говорить с тобою, а теперь у меня отнята сила”.

“Я спросил, – рассказывает господин Русков, – почему же на первый день Пасхи писал, а теперь нельзя?” – Тот одинок, я не знаю, как он осмелился писать, – ответил мне карандаш.

Я опять спросил:

– Напиши, кто отнял у тебя силу и кто ты такой…

На это карандаш ответил:

– Ты требуешь невозможного и потому и не стоишь доверия.

– Ты написал: «Тот одинок». Кто такой одинок?

– Отстань, – написал карандаш.

Я опять повторил вопрос, на который карандаш опять написал: «Не напишу».

Тут только мне пришла мысль, что значит написанное карандашом: «После отдания Пасхи… Теперь отнята сила». А ранее писал, что я не могу получать ответы по случаю принятия Святых Таин?.. Тут что-то нечисто, подумал я: нужно еще испытать.

Придя домой, я тотчас взял бумагу и карандаш и сел к столу. Одной минуты не прошло, как карандаш начал писать: «Ты опять пристаешь, прошу тебя…».

Карандаш вдруг остановился, потому что в это время я начал мысленно читать молитву Да воскреснет Бог. Перестав читать молитву, я спросил: «Что же ты остановился?»

Карандаш начал было писать: «Я писал тебе, чтоб…», но опять остановился. Я в этот момент опять начал читать ту же молитву.

– Что же ты не пишешь? – спросил я, – или боишься молитвы?

Ответа не последовало…

– Напиши, кто ты такой? Если ты боишься молитвы, то, значит, ты не кто другой, как тот, кто искушал Бога в пустыне?

И на этот вопрос ответа не было.

Тогда я сказал: «Именем Бога всемогущего требую написать: кто ты?»

Карандаш начал тихо наклоняться к бумаге и медленно написал: «Да, я тот, кто искушал Бога в пустыне».

Это неожиданное открытие меня так поразило, что я вскочил из-за стола и бросил карандаш.

Жена спросила: «Что такое случилось?»

Я сказал ей, кто нам писал карандашом, который опять тут же взял и требовал написать: «Кто именно производил стуки в столе, приводил его в движение и отвечал на вопросы?»

Карандаш написал: «Я, злой дух».

– Требую, – сказал я, – чтобы ты оставил нас. С этого времени мы прекращаем занятия со столом и карандашом.

Карандаш медленно и как бы удаляясь, написал: «Не приду…»

Первую букву большую, вторую меньше и т.д.; последняя буква «у» была написана очень маленькою».

Любопытен рассказ господина П. Е. Рускова о том, как он пришел сообщить своему знакомому М. И. о своем открытии. Он застал его за столом с карандашом в руках. «После того, как я рассказал ему, что было», – пишет господин Русков, – карандаш в его руках немедленно написал: “А ты не верь Петру Евлампиевичу, что он тебе говорит».

– Кто искушал Бога в пустыне? – спросил М.И.

Карандаш написал: «Возьми Евангелие да прочитай».

– Мы знаем, что сказано в Евангелии, а ты сам напиши.

«Дьявол», – написал карандаш.

– Ты знаешь молитву: Да воскреснет Бог?

– Знаю.

– Напиши.

Карандаш стал писать, но вместо слов: тако да погибнут беси от лица Божия, написал: тако да погибнут грешницы от лица Божия».

Наконец, чтобы раз навсегда покон чить с незримым корреспондентом, господин Русков предложил ему ряд вопросов с заклинанием: “Во имя Господа Бога и Спаса нашего Иисуса Христа требую: напиши, кто именно писал мне: «буду твоим постоянным собеседником?»

– Я, злой дух.

– Ты писал: «Родные скоро тебя оставят», разъясни эти слова.

– Люди в разных затруднениях прибегают к тому, что обращаются к дьяволу и просят у него сведений. Кончил!

– Нет, не кончил: напиши ответ на мой прежний вопрос.

– После.

– Не после, а теперь напиши.

– Кончил.

– Не кончил, а пиши ответ на мой вопрос.

– Прошу, пусти.

– Я тебя не держу. Отвечай, для чего ты так писал?

– Для того, чтобы скорее погубить.

– О каких родных ты писал?

– О каких – мне неизвестно.

– Если ты писал, значит тебе известно?

– Я прошу, пусти.

– Пишущий эти слова сейчас – дьявол?

– Дьявол.

– А когда мы задавали вопросы столу, кто давал ответы?

– Опять пристаешь!

– Не отстану, пока не напишешь.

– Черт.

– Значит, ты ложно назывался именами моих детей и знакомых?

– Оставь.

– Не оставлю, пока не напишешь.

– Ложно.

– Для чего ты это делал?

– Гордость моя погубила меня, и я хотел, чтобы и вас погубить, а потому оставь меня одного.

– Значит, ты увлекал для того, чтобы мы во всех случаях обращались к тебе чрез посредство стола и карандаша, а не к Богу, создавшему нас и весь мир?

– Да.

– Верно?

– Верно.

– Кто производит разные явления на земле, которые некоторые люди называют спиритическими, как-то: поднятие столов, явление рук, теней и прочее?

Карандаш начертил такую фигуру:

– Требую не рисования, а написать ответ на вопрос!

– После объясню.image

– Не после, а теперь же!

– После.

– Теперь же пиши!

– После объясню.

– Пиши сейчас!

– Отстань!

– Не отстану, пока не напишешь.

– Не напишу.

– Не сам я, но именем Господа Бога требую: ты должен написать.

– Дьявол.

– Для чего производишь эти явления?

– Для искушения людей, и простираю свои дела на весь мир для того, чтоб… отпусти!

– Напиши же, для чего?

– Для погубления рода человеческого.

– Значит, все спиритические явления производит дьявол?

– Да.

Так простой русский человек (господин Русков не из ученых людей, которым не приходит на ум, приступая к опытам спиритическим, оградить себя крестным знамением и прочитать молитву Да воскреснет Бог) изобличил того, кто производит спиритические явления.

Предлагаем защитникам спиритизма личным опытом проверить то, что сделал этот неученый человек, проверить с верой не в силу самой веры, как какой-то силы духовной, понимаемой не по-христиански, а скорее – метафизически или просто – психологически: (они говорят, что вера есть сама по себе сила, а мы говорим, что вера есть смирение ума человеческого пред Божиим всеведением и премудростью; а это не есть сила, а только условие со стороны самого человека к проявлению силы Божией), а с истинной верой в Бога, в Его бесконечную благость и всемогущество, Его премудрость и святость, и тогда они сами увидят, что все эти “медиумические явления”, (если в них нет намеренного чисто человеческого обмана, что доказано не раз), суть только обман злого духа, дьявола, исконного врага рода человеческого.

Вместо того чтобы прятаться и отделываться полусловами, полунамеками, пусть спириты прямо, без околичностей, откроют всему миру: веруют ли они в Иисуса Христа, яко воплощеннаго Бога?Согласны ли они признать авторитет Церкви, которую создал Христос и повелел ей повиноваться под угрозою отлучения? Принимают ли они слово Божие так и в том смысле, как его содержит Церковь Христова? Тогда и им виднее будет, что скажет на это сама Церковь, сей столп и утверждение истины Христовой на земле, и сами увидят, имеют ли они право при нападках на них со стороны материалистов становиться как бы под защиту церковного учения.

Ведь вот что особенно удивительно: на то, что я сейчас говорю, например, они с высокомерием ответят: “Какое мракобесие! Какая нетерпимость, узость взглядов, односторонность, невежество! Уж слишком просто все, по-вашему, объясняется: бесовщина, и конец. Мы вам выставляем на вид «опыты многих лет», факты, а вы твердите одно: бесовщина, и только! Это не научно, это не заслуживает даже опровержения – известное мировоззрение!” и т. п.

Так, может быть, будут нам отвечать, если только “удостоят” ответа. А сами сознаются, что “в огромном большинстве случаев, в начале развития, явления спиритизма носят бессмысленный, детский характер”, что “интеллигентный, этический (!) характер этих явлений можно подметить в том, что вызванный дух, как правило, вежливо обходится с людьми верующими (т.е. со спиритами) и грубо со скептиками: Я был свидетелем, – говорит господин Вагнер, – как он (невидимый “собеседник”) щипал, толкал и бил таких скептиков. На одном из сеансов он надел на головы двум из них легкие плетеные стулья”.

Хорошие признаки “этики” духов! И это говорится серьезно, как подобает ученому!

А вот ему приводят не менее серьезные факты из той же области спиритических явлений, и он будет их отрицать или просто замолчит, потому-де, что “меня там не было, они научно не проверены!”… Но ведь вам никто не мешает повторить все эти опыты самим: оградите себя крестным знамением, помолитесь поусерднее Господу Богу, чтобы Он избавил вас от искушения вражьего, открыл бы вам путь к познанию истины, и, приступая к беседе с “духами”, прочтите молитву Да воскреснет Бог.Если нужно будет во имя истины, не ради “научной” истины, а ради спасения ваших душ, можете с благоговением произнести и то заклинание, какое произносил господин Русков. Кто вам мешает, господа спириты? Разве только гордость и ложный стыд? Но во имя истины надо и то и другое отринуть с мужеством, подобающим христианину и даже просто всякому уважающему себя человеку.

Истина одна: если не стыдитесь научно исследовать “бессмысленные явления”, то почему не употребить средство, заповеданное Апостолом? Ужели исполнить совет Апостола для вас стыдно? Тогда какие же вы христиане? Только помните при этом, что имя Господа Иисуса Христа надобно произносить с верою и смирением: иначе и с вами может случиться то же, что случилось с сыновьями одного первосвященника иудейского, которые дерзнули призывать имя Господа без веры в Его Божество.

Евангелист-дееписатель Лука повествует, что во время пребывания Апостола Павла в Коринфе эти заклинатели стали употреблять над имеющими злых духов имя Господа Иисуса, говоря: заклинаем вас Иисусом, Которого Павел проповедует. Но злой дух сказал в ответ: Иисуса знаю, и Павел мне известен, а вы кто? И бросился на них человек, в котором был злой дух, и, одолев их, взял над ними такую силу, что они, нагие и избитые, выбежали из того дома (Деян. 19, 13–16).

Мы просим, мы требуем, чтобы спириты не прятались, а открыто исповедовали свое учение, доказывали его, сличали с учением христианским и спокойно выслушивали то, что скажет им Церковь в лице своих пастырей и учителей. Тогда, Бог даст, спадет пелена заблуждений с их очей, и они ясно увидят, куда их завлек дух лжи и лести, дух противления Христу, нашему Спасителю.


VI

Две новых книги о духовном мире. – Мнения и предостережения увлекавшихся спиритизмом оккультистов и теософов. – Три силы, действующие в спиритизме. – Наиболее страшная из них – сатанинская. – Гипноз сатаны над учеными исследователями спиритизма. – “Дивеса” спиритизма. – Спиритическая теория “любви”.

Мои дневники о спиритизме были уже набраны и сверстаны, когда я получил две весьма интересные книги, касающиеся духовного мира: “Темная сила” М.В. Лодыженского и “Спиритизм перед судом науки, общества и религии. Лекции-беседы” В.П. Быкова.

В первой книге спиритизму уделена одна глава, в которой почтенный автор приравнивает это занятие к колдовству. Явления спиритизма, по его убеждению, когда они не являются обманом, суть действия той темной силы, о которой трактует его книга. Достойно особенного внимания приводимое им мнение известного оккультиста доктора Розье о спиритизме: “Вызыватель духов, – говорит Розье, – должен быть все время в напряжении, никогда не изменять твердой воле и быть недоступным страху. Он имеет дело со слугами очень упрямыми и всегда готовыми к возмущению. Его положение подобно положению укротителя диких зверей в клетке. Поэтому существует поговорка, что “дьявол рано или поздно свернет шею колдуну”.

В той же книге мы читаем мнение о спиритизме известного оккультиста Франца Гартмана. “При занятиях спиритизмом, – пишет он, – неосторожному экспериментатору угрожает потеря рассудка и свободной воли или нечто еще худшее: ужасная перспектива вступления на путь “черной магии”. Ибо скотские бесовские влияния астрального мира стоят гораздо ближе к среднему человеку, чем влияния, исходящие от обитателей мира небесного. А тот, кто открывает доступ таким дурным силам, не будучи в состоянии сам подчинить их себе, тот, в конце концов, сам подпадает под их господство. Ему тогда уже не избавиться от вызванных им духов”.

А вот что писала известная основательница теософического общества г. Блаватская о спиритизме, которому она долгое время предавалась сама с большим увлечением: “Если бы спириты видели, что я часто видела, как уродливое бесплотное создание иногда набрасывается на кого-либо из присутствующих на этих волхвованиях спиритов! Оно окутывает человека будто черным саваном и медленно исчезает в нем, словно втянутое в тело его каждой порой”…

Все это голоса людей, когда-то преданных учению спиритизма, изучавших его до тонкости, а следовательно, познавших опытом весь вред, всю опасность этого увлечения. И в этих свидетельствах нельзя не видеть участия злой, темной силы в явлениях спиритизма, хотя те, которые свидетельствуют об этом, сами не свободны были и остались под этой темной силой. Блаватская, как известно, отреклась от Христа и перешла в буддизм, который в духовном отношении представляет собою царство сатаны.

Другая книга, полученная мною, всецело посвящена учению спиритизма, его разбору, обличению и опровержению. Обозрев историю этого заблуждения с первых дней бытия мира, автор указывает три силы, действующие в спиритизме: естественную психофизиологическую силу самого человека, затем силу корыстных побуждений человека (обман, подделки, симуляция) и, наконец, главную силу – силу сатаны.

Первые две силы не имели бы тех печальных последствий, к каким приводит занятие спиритизмом, если бы не овладевала теми силами третья сила – сатана. “На почве маленького человеческого обмана, – говорит автор, – на почве самовнушения, галлюцинаций, гипнотических внушений, на почве коллективной психической заразительности, даже на почве научных исследований проявляет себя эта темная сила и, развиваясь и расцветая до самых пышных форм, дает яркую картину мировой борьбы в охваченных этой силой людях, борьбы с Богом и со Cвятою Церковью, и в этой борьбе губит обманутых ею и обманывающих других ее невольных служителей”.

Участием темных сил автор объясняет необычайность и необъяснимость некоторых явлений, которые, действительно, находились вне возможности какой-либо подделки: всевозможные противоречия; шутки, насмешки, имеющие определенною целью подорвать у человека веру во все святое; предсказания, которые, большею частью, не сбываются, но в результате своем приводят человека к страшным последствиям отчаяния и депрессии; поразительные факты захватывания какой-то неотразимой силой человеческих душ, в виде гипноза тех лиц, которые подходили с самочинным и смелым желанием открыть обман в спиритизме и, как будто по какой-то злой насмешке, оставались там навсегда, делались приверженцами учения, носителями его, даже апологетами. И чем больше такие люди отдавались спиритизму, тем в большей степени развивалось в них какое-то ужасное упорство, так что, когда многие из друзей этих ученых людей (Бутлерова, Вагнера, Цельнера, Вебера, Араго, Фарадея, Тиндаля, Фламмариона и др.) выступали с попыткой вызвать в них просветление, они становились на почву ярой защиты того учения. А что более всего убеждает в том, что главным деятелем в спиритизме является сатана, – это постепенное, не всякому заметное, но неуклонное, с неотступной последовательностью методичностью, проводимое стремление подорвать веру во Христа Спасителя как истинного Бога и подменить религию христианскую спиритизмом, который представляет собою не что иное, как религию сатаны.

Участие злых духов в явлениях спиритизма признавали даже сторонники спиритизма, такие ученые, как профессора Фехнер, Перти, наш Бутлеров и другие.

В.П. Быков приводит множество фактов, как из своей практики, так и из жизни спиритов, фактов, строго проверенных, показывающих участие злых духов в сеансах спиритов. Не говоря уже о разных “дивесах”, вроде возвращения в целом виде письма, предварительно разорванного и выброшенного из окна поезда, или истечения воды из обыкновенной двери.

Час в час, минута в минуту на сеансе спиритов было объявлено начало Японской войны в виде точного изображения картины предательского нападения на наш флот в Порт-Артуре. Когда, говорит Быков, на другой день в 12 часов дня появились телеграммы об этом событии, у читающих их участников вчерашнего сеанса, как говорится, волос вставал дыбом от потрясшего очевидцев точного совпадения между переданного медиумом и этою роковою телеграммой.

За несколько месяцев до убийства покойного министра внутренних дел В. К. Плеве на одном из сеансов медиумом в ярких и точных чертах была воспроизведена картина этого убийства без указания имени и общественного положения личностей.

И тысячи других, подобных сему примеров.

Доходило дело до того, что мы, говорит В.П. Быков, о результатах некоторых сеансов боялись говорить за пределами своего кружка из опасения, чтобы нас не сочли в иных случаях не только лжецами, а даже сумасшедшими, а в других – из простого опасения навлечь на себя самые неожиданные общественные обвинения.

Одною из тонких хитростей сатаны в спиритизме является какое-то обывательски сострадательное сетование на недостатки духовенства. “Не правда ли, – замечает г. Быков, – какая тонкая сатанинская политика?”… А цель ее, конечно, – дискредитировать Церковь, чтобы разочаровать и удалить от нее увлекающихся спиритизмом, а потом сделать из них – убежденных врагов ее, врагов христианства…

Должно обратить особенное внимание на проповедуемую “духами” сатанинскую теорию любви. “Любовь, – говорят они, – какая бы она ни была и на какой бы почве ни созидалась, – самый лучший фактор для проявления феноменов самого высокого порядка. И плотская любовь (читай: похоть) даже лучше, ибо в сфере ее находится наибольшее количество «предсуществующих» душ, которые с нетерпением ждут, теснясь около друг друга, слияния двух любящих сердец, как давно ожидаемого момента для своего нового воплощения и желанного появления на земле”…

Понимаете ли вы, читатель, к чему клонит эта теория? Чем больше будет плотских совокуплений, тем это приятнее для “духов”, жаждущих “перевоплощения”, стало быть» блуд, прелюбодеяние – вовсе не грехи: это – служение “духам”… “Эти духи похожи на тот длинный хвост людей, выпущенных из тюрьмы, которые стоят у выходной калитки, в беспорядке толпятся, сбиваются с очереди, стремясь опередить один другого в тот момент, когда властная рука любящих сердец “ключом любви” откроет им заветные двери перевоплощения”…

Страшно становится за спиритов, читая эти откровения: как мерно и верно ведет их сатана в объятия разврата! И в таких именно кружках, по свидетельству г. Быкова, особенно обаятельны чудеса и феномены, ибо эти самые духи находятся в состоянии полной готовности, полного подчинения обращающихся к ним их “телесных друзей”, в свою очередь готовых на всякие мерзости разврата…

Само собою понятно, что все это тщательно замалчивается спиритами.


VII

Хитрость сатаны

В заключение позволяю себе привести еще один факт, подробно описанный в книге господина Быкова. Случай этот поразительно раскрывает самый метод сатанинского подхода к человеческой душе, способ вовлечения в его когти и коварный прием сталкивания человека в пучину гибели.

“Довольно известный финансист М., уже в преклонном возрасте, около 62–63 лет, теряет свою подругу жизни – жену. Не имея детей, привязавшись за время 35-летнего совместного жительства к этой хорошей женщине всеми силами своей души, М., несмотря на всю свою религиозность, на глубокую веру в Божественный Промысл, впал в страшное отчаяние.

Он ни на одно мгновение не хотел и мысли допускать о том, чтобы его сердечный друг так-таки навсегда покинул его.

Нужно было быть такому греху, что когда еще покойная была на столе, один из сострадавших М. в его утрате, желая впасть в тон основной мысли М., сказал ему, что он совершенно прав, его Екатерина Александровна не умерла, она только перешла в новую форму бытия и находится и всегда будет находиться около своего осиротевшего мужа. Если же он, М., пожелал бы убедиться в этом, он может представить ему возможность попасть в круг таких людей, которые называются спиритами и которые знают способы общения с нашими умершими друзьями. Они вызовут осиротевшему М. его дорогую жену, и он будет иметь возможность беседовать с ней.

Сыгравшему, вне всякого сомнения, в этом случае бессознательно, роль помощника сатаны, добросердечному советчику удалось сразу захватить внимание М., и осиротевший супруг на следующий же после похорон вечер был уже на спиритическом сеансе одного из крупных спиритических кружков.

Появилась покойная жена, говорила потерявшему нервное равновесие мужу, конечно, через медиума, красивые слова; напомнила два-три интимных момента из их совместной жизни и сказала ему, что с сегодняшнего дня она будет регулярно посещать его, и, если он запасется карандашом, планшеткою или блюдечком, она даже может вести с ним беседу.

На следующий же день М. в восемь часов вечера окурил всю комнату ладаном, конечно, по совету своих новых друзей, “опытных спиритов”; положил на стол лист бумаги, на него планшетку, на планшетку свою руку и стал с благоговением ожидать обещанного духовного свидания.

Через короткий промежуток времени планшетка задвигалась, и, хотя М. старался держать на ней свою руку возможно легче, дабы так или иначе не оказывать своего личного влияния на этот бездушный аппарат, на листе оказалось написанным: “Это я – Катя”.

Наученный опытными спиритами, М. торжественно встал и, не снимая с планшетки руки, громко спросил: “Исповедуешь ли ты и признаешь ли Господа нашего Иисуса Христа, пришедшего во плоти?”

Получился утвердительный ответ: “Да”.

Почти все спириты поголовно верят в то, что для различения на спиритических сеансах низменного, шаловливого, неверующего духа от духа покровителя, достаточно предложить духу указанный выше вопрос о признании Господа Иисуса Христа Сыном Божиим, чтобы по полученному ответу судить, кто именно находится посреди них из незримых посетителей: высокий дух или дух заблуждения.

Считаю нужным остановиться на этих словах почтенного В.П. Быкова. Он называет “такой способ контроля над духами совершенно неумным пониманием” слов Апостола Иоанна Богослова, который именно этот способ указывает к “различению духов” в своем послании.

Из всего, что говорит книга господина Быкова о спиритах, а равно, что приходилось читать о них в других сочинениях, можно заключить, что спириты относятся к слову Божию слишком легкомысленно и формально, понимают его поверхностно, по букве, не вникая во внутренний глубокий его смысл. А в таком случае и задаваемый ими духу “контрольный” вопрос, хотя и берут из творений Иоанна Богослова, но произносят подобно язычникам как заученные слова ритуального заклинания, заранее предрешая, что их “духи” ответят на вопрос утвердительно. В этом случае они делают то же, что иные христиане, когда творят крестное знамение и молитву небрежно, – без глубокой веры и должного благоговения: об этом давно сказано, что такому “маханию беси радуются”.

Но мы видели выше, что когда слова Апостола произносились для подобного же “контроля духов” верующими сынами Церкви (оба графа Толстых, А.С. Стурдза, П-та), приводились во исполнение заповеди Апостола, с должным благоговением и верою, то “духи” уклонялись от прямого ответа. Справедливо, что бесы “веруют и трепещут”, что и в Евангелии они многократно исповедали Господа Иисуса Христа Сыном Божиим, а потому они могут и теперь, для сокрытия своей хитрости, отвечать на “контрольный” вопрос спиритов утвердительно, тем более, что сами спириты, в сущности, кажется, не придают большего значения такому контролю.

И это, конечно, нельзя назвать “умным пониманием” текста послания святого Апостола. Слова Священного Писания даны нам не для каких-то мистических, чтобы не сказать – волшебных опытов, и употреблять их в качестве формулы для контроля над какими-то неведомыми существами, с коими Церковь не позволяет иметь общения, – то же, что призывать имя Пресвятой Троицы или творить крестное знамение при суеверных обрядах.

Недавно в Священный Синод была прислана с Дальнего Востока целая тетрадь протоколов заседаний какого-то спиритического кружка, где на каждой странице, при каждом вопросе духу упоминалось многократно крестное знамение и разные молитвенные слова; тем не менее, такое смешение святого с грешным, с волшебством, каким мы признаем спиритизм, – есть тяжкий грех, и только. А где грех, там и благодатные средства, недостойно и без благоговения, так сказать механически употребляемые, служат не во спасение, а к сугубому осуждению.

Что касается замечания В.П. Быкова о том, будто слова святого Апостола Иоанна о различении “духов” относятся только к людям – учителям и не могут относиться в собственном смысле к духам, то такое толкование без всякой нужды только суживает смысл слов Евангелиста: мы видели, что с верою заданный его вопрос ставил и духов в однозначное затруднение…

Но возвращаемся к продолжению рассказа господина Быкова о беседе М. с духами.

“Очевидно, М. с первого раза, несмотря на поставленный им контрольный вопрос, мало доверял полученному ответу на него и сомневался, чтобы около него сейчас находилась Катя, так как вслед за вышеуказанным вопросом поставил новый: «Если ты действительно Катя, то ты дай мне, для подтверждения этого, более яркое доказательство».

Дух Кати отвечал: «Ну, вот и отлично. Кстати, я и пришла для этого. Ведь ты не знаешь, что находится в моих комодах?.. А я тебе скажу вот что: не сегодня-завтра начнутся дожди и холода (дело было в середине осени). У тебя простужены ноги. Так ты сейчас же прерви эту беседу со мной, пойди в мой комод, отодвинь второй от сверху ящик, и налево, внизу, на самом дне найдешь три пары загодя связанных мною тебе шерстяных чулок, серых с синими полосками. И с завтрашнего дня начинай носить их».

Прерывается беседа с планшеткою. М. со всех ног бросается к указанному комоду жены; открывает указанный ящик, находит на своем месте те чулки, о которых только что говорила ему умершая жена, о существовании которых он, действительно, никогда не знал.

И он не только поверил, что с ним говорит именно его жена; а даже пришел в какое-то благоговение, в какой-то невыразимый восторг.

С этого момента для М. сомнения в достоверности беседующей с ним жены не существовало. Сеансы с последней вошли в обычный строй жизни осиротевшего мужа.

Сначала он беседовал со своей умершей женой два раза в неделю. Потом стал беседовать три раза. Потом через день; наконец, каждый день. И эти последние беседы, начиная с семи часов вечера, продолжались до семи, восьми часов утра. Так что он, незаметно для себя, перевел ночь на день, а день на ночь; и жил только лишь ожиданием каждой следующей беседы.

Много в это время было переговорено. Много было вспомянуто. И при этом большая часть бесед отводилась на обсуждение вопросов о религии, о необходимости частого посещения храмов Божиих, о необходимости выполнения всех церковных обрядов. Так что, по выражению самого М., в эту счастливую для него пору, он чувствовал, как религиозно “возрастал”, как он одухотворялся.

А уж о каких-либо сомнениях с того дня у М. не было и речи.

Но вот вдруг, совершенно неожиданно для него, однажды, вместо жены, к нему появляется дух… “преподобного Сергия”.

М. было оторопел, но “угодник” объяснил ему, что он за последнее время, зная давнишнюю любовь М. к себе, то есть Сергию, довольно часто приходит на его беседы с женой, с наслаждением слушает их и умиляется. И все это, наконец, побудило его самого вступить в беседу с М. Появившаяся вслед за преподобным Сергием Екатерина Александровна, так сказать, удостоверила личность “преподобного Сергия”, и М. получил нового собеседника.

“Преподобный” так увлек М., что совершенно вытеснил из беседы с ним его жену, и М. даже как будто довольно легко примирился с тем, что в дальнейшем она отсутствовала при беседах.

Необходимо заметить, что М. был очень состоятельный человек. Одно время он был биржевым маклером, потом довольно долгое время очень удачно спекулировал на биржевой игре, но уже лет за десять до этого эпизода все это забросил и жил на свой личный капитал.

Не имея, как я сказал выше, детей, будучи человеком религиозным, ведя такую скромную жизнь, которая лишала его возможности даже проживать проценты с капитала, он очень часто делал довольно крупные пожертвования в бедные монастыри, приходы.

Беседы с “преподобным Сергием”, открывая ему все новые и новые горизонты в области духовного тайноведения, так захватили М., что он приканчивал эти беседы иногда далеко за полдень.

Но вдруг, в один из вечеров, вместо обычной темы разговоров, “преподобный Сергий” говорит М.: “Купи завтрашний день на 38 тысяч акций Рыбинско-Бологовской железной дороги, через 23 дня продай их, и ты на эту сумму наживёшь 21456 руб. 84 копейки”…

М. с ужасом отбросил планшетку и осенил себя крестным знамением.

“Преподобный Сергий” и… биржевой ажиотаж!..

Впервые, за всю свою спиритическую практику, М. столкнулся с мыслью, что “здесь что-то неладно”.

Но спустя час или полтора он вдруг успокаивается и снова усаживается за планшетку и получает приблизительно такую отповедь от “преподобного Сергия”:

– Как тебе не стыдно иметь такую слабую веру? Ведь, если бы с тобою говорил какой-либо другой дух, то он, несомненно, огорченный тобою, ушел бы и никогда не вернулся к тебе вновь и даже мог лишить тебя навсегда сладости общения с потусторонним миром… Но я понимаю твою верующую душу и спешу придти к тебе на помощь. Выслушай меня терпеливо. Я предложил тебе эту комбинацию не для тебя – нет, а для того, чтобы исполнить просьбу обращающихся ко мне насельниц С-кого женского монастыря. Ты выиграешь эти деньги и все их отошлешь от “неизвестного” этому монастырю. К тебе же я обратился с этим потому, что, во-первых, мне, благодаря продолжительным нашим беседам, легко поручить это дело тебе, а во-вторых, потому, что ты знаком с вашими мирскими биржевыми, на этот предмет, распорядками…

Услышав это, М., залился слезами раскаяния, и, конечно, “преподобный Сергий” простил его.

В указанное время бумаги были куплены и проданы. Точь-в-точь до копейки получилась такая прибыль, какая была указана “преподобным Сергием”, и деньги были отправлены по назначению.

Снова начались обычные духовные беседы на обычные духовные темы.

Спустя некоторый промежуток времени, М. было дано опять поручение такого же характера. Все было исполнено. И опять с тою же математической точностью во времени и в сумме. Потом опять обычные беседы. Потом снова заказы. И все это последовательно, “по-хорошему”, как говорит простой русский народ.

Наконец, дух “преподобного” рекомендует М. для того, чтобы иметь постоянно наготове на случай экстренной помощи и благотворительности определенный капитал, так как-де “бывают случаи, что острая нужда не может подолгу ждать помощи”, необходимо, с тем, чтобы вся прибыль от спекуляции ценными бумагами являла собой фонд для помощи нуждающимся.

И… понемногу М. втянулся в биржевой ажиотаж и уже вел жизнь так: день на бирже, а вечер в беседе с духами. Биржевая игра носила необычайный, по верности исполнения и счастью, характер.

Через три года состояние М. в два с половиной миллиона удвоилось. Играли на русских и на иностранных бумагах; играл на гарантированных и на негарантированных. И на всем выигрывал.

Но в одно прекрасное время дух рекомендует на все имеющиеся у М. деньги купить каких-то бумаг американского фондового рынка, на которых он мог еще удвоить свое состояние.

Само собою разумеется, с трогательной пунктуальностью было выполнено и это поручение «угодника»; а через полгода все это предприятие, бумаги которого были куплены М., вылетело в трубу, и у него от многомиллионного состояния осталось что-то немногим более 150 тысяч.

Когда же М. сел за планшетку с просьбой объяснить, как должно отнестись к этому факту, планшетка беспрерывно писала только лишь два слова: “Ха-ха… ха-ха… ха-ха!”

М. вполне правильно рассмотрел в этом начертании сатанинский хохот.

Минуту спустя он услышал этот хохот в своей собственной душе, в своем собственном сердце. Затем вокруг себя, во всей своей комнате, во всей своей квартире.

И если бы случайно не вошла в его кабинет утром его прислуга, М. не сообщил бы нам этого эпизода лично, унеся его с собой в тот мир, с которым он так добросовестно, с такой верой вступал в общение, так как его нашли повесившимся на шнуре в своем кабинете.

Конечно, немедленно вытащили старика из петли и привели в чувство.

Шесть лет пролежал он после этого в параличе; теперь поправился, жив и посейчас, но к спиритизму относится так: если кто желает получить от него оскорбление действием, то такому любителю нужно только в присутствии М. произнести слово «спиритизм».

Послепись. Некто, подписавшийся “простец” (а из письма видно, что писал вовсе не простец, а человек образованный), хочет уверить меня, что “спиритизма, по сутти дела, не существует, что это – одни лишь фокусы шарлатанов” и пр.

Жаль, что автор прячется за аноним и не сообщает своего адреса: можно было бы ответить ему подробнее письмом, а писать особую статью для печати не стоит – будет повторением этой.

Неужели автор думает, что сатана так прост, что вот так и откроет себя “ученой комиссии”, исследовавшей спиритизм? Разумеется, это не в его интересах. Я в свое время следил за работами этой комиссии и заранее предсказывал, что сатана проведет ее отлично, спрятавшись за понятие – «шарлатанство».

Писал я тогда проф. Вагнеру по сему поводу, но, увы – по обычаю наших “ученых” – не удостоился ответа. Пусть автор письма без предубеждения прочтет две указанные мною выше книги – Лодыженского и Быкова – они освобождают меня от личного ответа на его письмо.

Не могу не заметить, что писать анонимно мне, подписывающему свое имя под статьёй, по меньшей мере, неблагородно… Зачем прятаться, когда имеешь дело с человеком, открыто выступающим в печати? Неужели автор подозревает меня – архиерея – в чем-либо для него, автора, неблагоприятном?.. Не учит ли и его все тот же адский фокусник так поступать, чтоб сего фокусника не вывели на чистую воду?..


Ответы на вопросы приходящих в каливу

Старец Паисий Святогорец

 Вызывающие диавола отрекаются от господа

114– Геронда, что Вы сказали школьникам, которые приходили сегодня и рассказывали Вам, что они вызывали духа?

– Что им было говорить? Первым делом я задал им хорошую взбучку! Ведь все то, что они сделали, было отречением от христианской веры. В тот самый момент, когда люди вызывают диавола и принимают его, они отрекаются от Бога. Поэтому я посоветовал им прежде всего покаяться, искренне поисповедоваться и в будущем быть внимательными: ходить в церковь, с благословения своего духовника, причащаться, для того чтобы уцеломудриться. Но у этих школьников – поскольку они дети – есть смягчающие вину обстоятельства – они занимались этим так, словно это была игра. Если бы это были взрослые, то такое занятие нанесло бы им огромный вред: диавол приобрел бы над ними немалую власть. Но и этих детей он уже всех издергал.

– Геронда, а чем конкретно они занимались?

– Тем, чем занимаются многие… Они ставят на стол стакан с водой, вокруг чертят круг с алфавитом: альфа, вита, гамма и так далее. Потом погружают в воду пальцы рук и вызывают духа, то есть диавола. Стакан начинает ездить по столу, останавливается перед буквами и таким образом образуются слова. Дети, приходившие сегодня, вызвали духа и, когда он пришел, спросили: “Есть ли Бог?” – “Бога нет!” – ответил им диавол. “А ты кто такой?” – спросили дети. “Сатана!” – ответил он им. “А сатана есть?” – спросили дети. “Есть!” – ответил он им. То есть такая дурь, что ни в какие ворота не лезет! Бога нет, а диавол есть! А когда они снова спросили его, есть ли Бог, он ответил им: “Да, есть”. То да, то нет. Так что и сами дети не знали, что подумать. Так устроил Бог, чтобы им помочь. А потом одна девушка из их компании взяла и разбила этот стакан. Она разбила его по Промыслу Божиему, чтобы остальные ребята тоже пришли в чувство.

Сегодня многие, желая сделать кому-то зло, прибегают к помощи колдунов, которые используют восковых кукол. Восковые куклы – это все равно что игрушка, хобби колдунов.

– Геронда, а что они делают с куклой?

– Они делают из воска куклу, похожую на человека. Когда к ним приходят и просят, чтобы, например, их враг ослеп, то они втыкают иголку в глаза куклы и при этом произносят имя человека, которого хотят ослепить. Они совершают и другие бесовские действия. И если человек, на которого таким образом наводят порчу, живет греховной жизнью и не исповедуется, то бесовское воздействие поражает его глаза. От боли они словно выходят из орбит! Человек обследуется у врачей, но врачи ничего не находят.

А какое зло делают людям медиумы, экстрасенсы, “ясновидящие” и подобные им! Мало того, что они выкачивают из людей деньги, они еще и разрушают семьи. К примеру, человек идет к “ясновидящему” и говорит ему о своих проблемах. “Гляди, – отвечает ему “ясновидящий”, – одна твоя родственница, немного смугловатая, роста чуть выше среднего, навела на тебя порчу”. Человек начинает искать, кто из его родни имеет такие характерные признаки. Не может быть, чтобы никто из его родни хоть немножко не был похож на ту, которую описал ему колдун.

“А-а, – говорит человек, найдя “виновницу” своих страданий. – Так это, значит, она навела на меня порчу!” И им овладевает ненависть к этой женщине. А сама эта бедняжка совсем не знает причины его ненависти. Бывает, что она оказала ему какое-нибудь благодеяние, но он кипит по отношению к ней ненавистью и не хочет даже видеть ее! Потом он снова идет к колдуну и тот говорит: “Ну что ж, теперь надо с тебя эту порчу снять. Для этого тебе придется заплатить мне кое-какие деньги”. – “Ну что же, – говорит запутавшийся человек, – раз он нашел, кто навел на меня порчу, я должен его вознаградить!” И раскошеливается.

Видишь, что творит диавол? Он создает соблазны. Тогда как человек добрый – даже если он в действительности точно знает, что кто-то сделал кому-то что-то плохое, – никогда не скажет этого пострадавшему: “Такой-то сделал тебе зло”. Нет, он постарается помочь несчастному. “Послушай-ка, – скажет он ему, – не принимай ты разные помыслы. Пойди поисповедуйся и ничего не бойся”. Таким образом он помогает и одному и другому. Ведь тот, кто нанес своему ближнему вред, видя, как тот ведет себя по отношению к нему с добротой, задумывается – в хорошем смысле этого слова – и кается.


Диавол никогда не может сделать добра

– Геронда, а может ли колдун исцелить больного?

– Чтобы колдун исцелил больного? Человека, которого мучает бес, колдун может “исцелить” – посылая этого беса к другому человеку. Ведь колдун и диавол – это друзья-товарищи. Колдун говорит диаволу: “Выйди из этого человека и войди в того”. То есть, изгоняя беса из человека, который находится под бесовским воздействием, колдун обычно посылает его в того из его родственников или знакомых, кто дал диаволу права над собой. Потом человек, имевший в себе беса, говорит: “Я страдал, а такой-то целитель меня исцелил”. Вот колдуну и создается реклама. Но в конечном итоге вышедший из человека бес кружится по его родственникам и знакомым. Предположим, попав под бесовское воздействие, человек стал горбатым. Колдун может изгнать из этого человека беса и послать его в другого человека. Таким образом, горбатый человек выпрямится. Однако, если он стал горбатым в результате несчастного случая, колдун не может его исцелить.

Как-то мне рассказали, что одна женщина “исцеляет” больных, используя различные священные символы и предметы. Услышав о том, что она делает, я был поражен выдумкой, “искусством” диавола. Во время своих сеансов колдунья берет в руки крест и поет различные церковные песнопения. К примеру, она поет “Богородице Дево” и, дойдя до слов “Благословен Плод чрева Твоего”, плюет рядом с крестом, то есть таким образом хулит Христа, и поэтому тангалашка (бес) ей помогает.

Таким образом она “исцеляет” – например, от душевной подавленности – некоторых людей, заболевших из-за бесовского воздействия. Врачи не могут вылечить этих людей, а она их “исцеляет”, потому что изгоняет из них беса, который давит на их души. А потом посылает этого беса к другому человеку. А многие из больных считают эту колдунью святой! Они советуются с ней, а она потихоньку вредит их душам, губит их.

Необходимо внимание. Надо держаться подальше от колдунов, от колдовства, подобно тому как человек держится подальше от огня или змей. Не надо смешивать разные вещи. Диавол никогда не может сделать ничего доброго. Он может создать видимость облегчения в тех болезнях, которые вызывает сам.

Я знаю такой случай. Один юноша связался с колдуном и стал заниматься колдовством сам. Потом он повредился, заболел, и в конце концов его положили в больницу. Он лежал в больнице несколько месяцев, и его отец потратил очень много денег, потому что в то время не было страховок и тому подобного. Врачи старались найти причину его болезни, но ничего не находили. Юноша дошел до ужасного состояния. И что же тогда сделал диавол? Он явился к этому юноше в виде Честного Предтечи – покровителя их местности. Этот «честной предтеча» сказал больному: “Я исцелю тебя, если твой отец построит церковь”. Юноша рассказал о видении своему отцу, и несчастный отец сказал: “Ведь это мой ребенок. Я отдам все, что у меня есть, лишь бы он стал здоров”. И отец больного дал обет построить церковь в честь Иоанна Предтечи. Диавол вышел из больного, и юноша стал здоров. Диавол сотворил… “чудо”! После исцеления отец юноши сказал: “Я дал обет построить церковь, а теперь пришло время этот обет исполнить”. Лишних денег у этих людей не было, и, чтобы построить храм, они продали все свои земельные участки. Отец юноши разорился, и все его дети остались под открытым небом. “Да чтоб ему пусто было, этому Православию!” – сказали они в гневе и стали иеговистами. Видишь, что творит диавол? По всей вероятности, в той местности раньше не было иеговистов, и бес придумал способ посеять иеговистские сорняки и там!


В каком случае колдовство имеет силу

– Геронда, в каком случае колдовство имеет силу?

– Раз колдовство подействовало, значит, человек дал диаволу права над собой. То есть он дал диаволу какой-то серьезный повод. К тому же этот человек не упорядочил себя с помощью покаяния и исповеди. Если человек исповедуется, то порча – даже если ее подгребают под него лопатой – не причиняет ему вреда. Это происходит, потому что, когда человек исповедуется и имеет чистое сердце, колдуны не могут “сработаться” с диаволом, чтобы этому человеку повредить. Однажды ко мне в каливу пришел человек средних лет. Он пришел с наглым и бесцеремонным видом. Увидев его еще издалека, я понял, что он находится под бесовским воздействием. “Я пришел, чтобы ты мне помог, – сказал он мне. – Помолись за меня, потому что я уже долгое время мучаюсь страшными головными болями и врачи ничего не находят”. – “В тебе бес, – ответил я ему. – Он вошел в тебя, потому что ты дал диаволу права над собой”. – “Да нет, ничего я такого не сделал”, – стал он уверять меня. “Ничего “такого” не сделал? – говорю. – А о том, как ты обманул ту девушку. Что, забыл? Ну так вот, она пошла к колдуну и навела на тебя порчу. Теперь иди проси у обманутой девушки прощения, потом поисповедуйся. Кроме того, над тобой надо прочитать и заклина-тельные молитвы, чтобы ты стал здоров. Но если ты не поймешь, не осознаешь своего греха и не покаешься в нем, то даже если все духовники со всего мира соберутся и будут молиться за тебя, бес все равно из тебя не выйдет”. Когда ко мне приходят люди с таким бесстыдством, я говорю с ними без обиняков, называя вещи своими именами.

Еще один человек рассказывал мне о том, что его жена одержима нечистым духом, она устраивает дома страшные скандалы, вскакивает ночью, будит всю семью и переворачивает все вверх дном. “А ты исповедуешься?” – спросил я его. “Нет”, – ответил он мне. “Должно быть, – сказал я ему, – вы дали диаволу права над собой. Такие вещи ни с того ни с сего не происходят”. Этот человек начал рассказывать мне о себе, и наконец мы нашли причину того, что происходило с его женой. Он, оказывается, посетил одного ходжу, который “на счастье” дал ему какую-то воду, чтобы тот окропил свой дом. Этот человек не придавал этому бесовскому окроплению никакого значения. А потом диавол разгулялся в его доме не на шутку.


 Каким образом может быть разрушено колдовство

– Геронда, если колдовство подействовало на человека, возымело над ним силу, то как от него освободиться?

– Освободиться от колдовства можно с помощью покаяния и исповеди. Потому что прежде всего должна быть найдена причина, по которой колдовство подействовало на человека. Он должен признать свой грех, покаяться и поисповедоваться. Сколько же людей, измученных наведенной на них порчей, приходят ко мне в каливу и просят: “Помолись за меня, чтобы я освободился от этой муки!” Они просят моей помощи, но при этом не вглядываются в себя, не пытаются понять, с чего началось происходящее с ними зло, – для того чтобы устранить эту причину. То есть эти люди должны понять, в чем была их вина и почему колдовство возымело над ними силу. Они должны покаяться и поисповедоваться, для того чтобы их мучения прекратились.

– Геронда, а если человек, на которого навели порчу, доходит до такого состояния, что уже не может помочь себе сам? То есть если он уже не может пойти поисповедоваться, побеседовать со священником? Могут ли другие ему помочь?

– Его близкие могут пригласить в дом священника, чтобы он совершил над несчастным Таинство Елеосвящения или отслужил водосвятный молебен. Человеку, находящемуся в таком состоянии, надо давать пить святую воду, чтобы зло хоть немножко отступило и в него хоть немного вошел Христос. Одна женщина, ребенок которой находился в состоянии, о котором вы говорите, поступала таким образом, и от этого ребенок получил помощь. Она рассказала мне, что ее сын очень страдал, потому что на него навели порчу. “Ему надо пойти поисповедоваться”, – посоветовал я ей. “Отче, – воскликнула она, – да как же он может пойти поисповедоваться в том состоянии?” – “Тогда, – сказал я ей, – попроси своего духовника прийти к вам в дом, чтобы совершить водосвятный молебен, и дай своему сыну выпить этой святой воды. Однако будет ли он ее пить?” – “Будет”, – ответила она. “Ну что же, – говорю, – начни с водосвятного молебна, а потом постарайся, чтобы твой ребенок поговорил со священником. Если он поисповедуется, то сможет далеко отбросить от себя диавола”. И действительно: эта женщина послушалась меня и ее сын получил пользу. Прошло немного времени, и он смог поисповедоваться и стал здоров.

А знаете, что придумала другая несчастная женщина? Ее муж спутался с колдунами и не хотел даже надевать на себя нательный крестик. Для того чтобы хоть немножко ему помочь, она вшила маленький крестик в воротник его пиджака. Однажды ее мужу надо было пройти по мосту на другую сторону реки. Поднявшись на мост, он услышал, как некий голос внушает ему: “Анастасий! Анастасий! Сними-ка ты свой пиджачок, чтобы мы вместе с тобой прошли по мосту”. К счастью, погода стояла холодная, и он ответил: “Куда там снимать? Холод собачий!” – “Сними, – уговаривал его тот же голос, – сними, чтобы мы прошли по мостику”. Диавол хотел сбросить этого человека с моста в реку, однако не мог этого сделать, потому что на нем был крестик. И в конце концов диавол смог отшвырнуть несчастного только к краю моста. Родные искали всю ночь и наконец нашли его лежащим рядом с мостом. Если бы не было холодно, он снял бы свой пиджак, и тогда диавол сбросил бы его в реку. Этого человека спас вшитый в его одежду крест. Его несчастная жена была верующая. Ведь если бы у нее не было веры, разве она стала бы вшивать крестик в его одежду?


Сотрудничество колдунов и бесов

– Геронда, а разве человек, имеющий святость, не может помочь колдуну бросить богомерзкие занятия?

– Да как же он ему поможет? Тут вон говоришь человеку, у которого есть немного страха Божиего, чтобы он был внимателен потому что, живя так, он идет по ложному пути, – и такой человек, даже имея страх Божий, все равно продолжает дуть в свою дуду. А уж что говорить о колдуне, который сотрудничает с диаволом! Как можно помочь такому человеку? Ты станешь говорить ему духовные вещи, а он все равно будет оставаться с диаволом. Колдуну не поможешь ничем. Только в случае, если творишь Иисусову молитву, когда он находится перед тобой – тогда бес может смешаться и колдун будет не в состоянии сделать свое дело.

Один человек был нездоров. И вот колдун – шарлатан такой что поискать – пришел к нему в дом, чтобы “помочь”. А больной творил Иисусову молитву. Он был очень простой человек и не знал, что пришедший к нему – колдун. Поэтому Бог и вмешался в происходящее. И посмотрите, что попустил Бог, для того чтобы несчастный понял, с кем он имеет дело! Больной творил Иисусову молитву, и бесы начали бить колдуна, так что колдун сам стал просить помощи у человека, в дом которого он пришел, чтобы его “исцелить”!

– Геронда, больной, что, видел беса своими глазами?

– Он не видел беса, он видел, что происходит нечто невообразимое. Колдун кричал: “На помощь!” – кувыркался по полу, падал, закрывался руками от ударов невидимых врагов. Так что не думайте, что у колдунов сладкая жизнь и бесы всякий раз делают для них все, что только попросишь. Бесам достаточно уже того, что колдуны один раз отреклись от Христа. Вначале колдуны заключают с бесами договор, чтобы те им помогали, и на несколько лет бесы подчиняются их приказаниям. Однако проходит немного времени, и бесы говорят колдунам: “С какой стати мы будем с вами церемониться?” А если колдуны не справляются с заданиями бесов, то знаете, как им потом достается?

Помню, мы разговаривали во дворе кали-вы с тем юным колдуном с Тибета, о котором я рассказывал вам раньше. Внезапно он вскочил, схватил меня за руки и заломил их за спину. “Пусть придет сейчас Хаджефенди [3 — То есть Святой Арсений Каппадокийский] и освободит тебя!” – вызывающе сказал он мне. “Ах ты, диавол! – вскипел я. – А ну пошел отсюда!” Я толкнул богохульника, и он упал на землю. А что, слушать, как он хулит Святого?! Потом он вскочил и хотел ударить меня ногой, однако и этого сделать не смог: его нога остановилась прямо возле моих губ. Меня сохранил Бог. Я оставил его стоять во дворе и вошел в келью. Проходит какое-то время, и смотрю: он – весь в колючках, в каких-то ветках – выходит из находившегося возле моей каливы заросшего бурьяном оврага. “Сатана наказал меня, – сказал он мне, – потому что я не смог тебя победить. Это он затащил меня в эту чащу”.

Черные силы тьмы бессильны. Сами люди, удаляясь от Бога, делают их сильными, потому что, удаляясь от Бога, люди дают диаволу права над собой.


ВОЗВРАЩЕНИЕ КО ГОСПОДУ БОГУ

Как сильный ветер гонит пыль,
так же и диавол прогоняется гласом
славословия Бога, молитвами и слезами.
Посему никто не ленись и не бойся.

Преподобный Ефрем Сирин

Чин отречения от занятий оккультизмом

[Собрание молитв об охранении от сатанинских сил смотрите на стр. 323–428.]

Исповедь обращавшихся к услугам оккультистов

В наше время всеобщей бездуховности темные силы действуют особенно решительно и открыто. Широко распространились оккультные, сатанинские учения. Они имеют разные названия: экстрасенсорика, биоэнергетика, астрология, нетрадиционная медицина, кодирование, магия, колдовство, парапсихология, телекинез, контактирование с “высшим разумом”, гипноз, целительство, йога, медитация и т.д. – но, несмотря на внешние различия между собой, все они связаны общим источником и общей целью – отдалением человека от Бога и вовлечением в общение с сатаной.

Отступление от истины, хранимой Церковью Христовой, привело к потере духовных ориентиров и забвению элементарных духовных знаний, вследствие этого большинство начинающих оккультистов искренне уверены в том, что оккультные знания приближают к Бoгy.

Более того, оккультисты часто посылают своих пациентов и учеников в церковь принимать крещение и причащаться.

Следует помнить, что существуют два вида магии: черная и белая.

Черная магия откровенно творит зло человеку, причиняет ему несчастья, приносит болезни и смерть. Черная магия подобна убийце с топором в руках, забрызганных кровью, – ее легко узнать. Белая же магия – иная, она скрывается, маскируется под видом добра. Люди, занимающиеся ею, часто пытаются сослаться на авторитет Церкви, говорят о каких-то исцеляющих силах, которыми владеют. Эта магия прикрывается порой внешней церковностью, как и убийца может иной раз прийти не с топором в руках, а под видом лучшего друга, для того чтобы, замаскировавшись, еще легче сделать свое черное дело”.

Мощный поток литературы по оккультной тематике и восточным религиям захлестнул книжный рынок. Телепередачи с участием астрологов и экстрасенсов собирают многомиллионные аудитории. К услугам желающих заняться оккультизмом – целая сеть школ разнообразного профиля, обучение в некоторых гарантирует за достаточно короткий срок овладение “сверхчеловеческими способностями”… Да вот беда, платой за эти “способности” являются бессмертные души обучающихся. Сатана есть “человекоубийца искони”; обращение к нему за приобретением временных благ и особых возможностей оборачивается разрушением личности и общением с темными злыми духами здесь, в этой жизни, и мучением вместе с ними в жизни будущей.

Добровольное обращение к падшим духам неизбежно приводит к мучительному рабству. Демон, овладев личностью хотя бы раз, уже не оставляет предавшегося ему до тех пор, пока либо не уподобит себе, либо не доведет до самоубийства. Обычными последствиями занятий оккультизмом явля ются расстройства воли и психики, разного рода одержимости, изнурительные видения, мани акально-депрессивный психоз, истоще ние организма в результате “энергетического подключения” к более сильному экстрасенсу – “вампиру” и многое другое.

Подобные явления возникают у тех, кто обращался к экстрасенсам за помощью, а порой у тех, кто из любопыт ства вызывал духов на спиритических сеансах, гадал или бывал на выступлениях эстрадных колдунов. Испытав на себе отрицатель ные последствия бесообщения, ужаснувшись сво его поведения, такие люди часто обращаются в церковь за помощью и, наконец, действительно приходят к Богу. Бывшие колдуны на исповеди – теперь явление очень частое. Но освободиться от власти тьмы им непросто. Сатана всеми силами пытается удержать ускользающую добычу.

К сожалению, даже искреннее покаяние в грехе занятия оккультизмом не освобождает от последствий этих занятий сразу. Человек еще долго может испытывать на себе воздействие демонов, которое выражается в периодическом усилении страстей, нашествии богохульных помыслов, обострении нервно-психических расстройств, тяге к самоубийству, возобновлении видений, сохранении “энергетических подключений”, а то и в прямом чувственном нападении бесов во сне или наяву.

Как показывает опыт, для пресечения этих последствий необходимо совершение отречения от оккультных занятий. Отречение совершается непременно в рамках Таинства Исповеди, во время которой рекомендуется подробно исповедовать кающегося не только в грехе занятий оккультизмом, но и во всех грехах, содеянных им с семилетнего возраста.

Чин отречения совершается следующим образом.

134По принятии подробной исповеди священник не читает разрешительной молитвы, а вопрошает кающегося:

– Желаешь ли отречься от пагубных для души и тела занятий оккультизмом?

– От всего ли сердца желаешь?

– Признаешь ли, что занятие различными видами оккультизма, такими, как экстрасенсорика, биоэнергетика, бесконтактный массаж, гипноз, “народное” целительство, нетрадиционная медицина, кодирование, снятие порчи и сглаза, колдовство, чародейство и ворожба, гадание, спиритизм, астрология, контактирование с духами, вызывающими полтергейст, контактирование с “высшим разумом”, с НЛО, подключение к “космическим энергиям”, парапсихология, телепатия, “глубинная” психология, йога и другие восточные культуры, медитация, а также иные виды оккультизма приводят к углубленному общению с падшими духами? Признаешь ли?..

– Раскаиваешься ли в этих занятиях?

– Раскаиваешься ли в приобретении, хранении, изучении и распространении литературы по оккультной тематике, в посещении лекций и занятий, в просмотре кино– и фотоматериалов по оккультизму, а также в пропаганде и распространении оккультных знаний? Раскаиваешься ли?

– От всего ли сердца раскаиваешься? Обещаешь ли уничтожить всю имеющуюся у тебя в пользовании литературу, посвященную оккультным наукам?

– Раскаиваешься ли в тяжком грехе привлечения ближних к занятиям оккультизмом?

– Искренне ли раскаиваешься? Обещаешь ли приложить все усилия для того, чтобы вымолить или убедить соблазненных тобою оставить эти богопротивные занятия?

– Признаешь ли, что нестандартные “способности” и “дарования”, приобретенные в результате занятий оккультизмом, имеют источником сатанинскую силу? Отказываешься ли от этих “способностей”?

– Признаешь ли, что не Податель всякого блага Бог, а падшие духи являются источником твоих “сверхчеловеческих способностей”? Признаешь ли, что пользование ими есть служение сатане и аггелам его?

– Обещаешь ли впредь ни при каких обстоятельствах не прибегать к этим “способностям”?

– Отрекаешься ли от сатаны и сатанинских занятий оккультизмом?

– Обещаешь ли не заниматься оккультизмом впредь?

– Обещаешь ли пребывать в послушании церковному священноначалию и пастырям Русской Православной Церкви?

Кающийся целует крест и Евангелие.

– Отрекаешься ли от сатаны и всех дел его, и всех аггел его, и всей гордыни его, и всего служения ему посредством занятий… (называется конкретный вид оккультизма).

Отречение повторяется трижды.Далее священник читает над ним обычную разрешительную молитву.

Аналогичным образом строится исповедь тех, кто целенаправленно оккультными науками не занимался, но обращался к оккультистам за помощью.

Без преувеличения можно сказать, что оккультному воздействию подвергалась большая часть населения нашей страны. По крайней мере, почти каждый смотрел телепередачи с участием Кашпировского или “заряжал” воду во время сеансов Чумака. По приблизительным данным, в таком крупном городе, как Санкт-Петербург, примерно 25% прихожан православных храмов до своего обращения в Православие прибегали к услугам оккультистов. Чаще всего обращаются в надежде на исцеление от тех или иных недугов к экстрасенсам, целителям, представителям нетрадиционной медицины, биоэнергетикам. Обращаются также к колдунам и ворожеям для снятия порчи и сглаза, привораживания любимых возвращения ушедших мужей, избавления от пьянства, курения, ожирения, исправления дефектов в воспитании детей. Огромное количество людей посещают выступления эстрадных колдунов и шаманов во Дворцах культуры и на стадионах, порой даже без конкретной цели, а просто из любопытства и “чтобы было лучше”.

Исповедь таких людей мы рекомендуем построить следующим образом.

По принятии подробной исповеди священник не читает разрешительной молитвы, а вопрошает кающегося:

– Признаешь ли, что обращение к экстрасенсам, биоэнергетикам, “народным” целителям и представителям нетрадиционной медицины, гипнотизерам, кодировщикам, астрологам, колдунам, чародеям, ворожеям, “бабкам”, спиритам, бесконтактным массажистам, парапсихологам, а также посещение выступлений колдунов, целителей и астрологов, просмотр и прослушивание теле– и радиопередач с их участием является пагубным для души и тела, приводит к углубленному бесообщению и делает повинным тебя в смертном грехе прямого общения с демонами? Признаешь ли?

– Раскаиваешься ли в этом грехе от всего сердца?

– Не советовал ли ближним своим и знакомым обращаться за помощью к оккультистам? Если да, то каешься ли в этом грехе?

– Обещаешь ли приложить все усилия для того, чтобы привести соблазненных твоими советами к покаянию?

– Раскаиваешься ли в приобретении, хранении, изучении и распространении литературы по магии, в посещении лекций, пропаганде и распространении оккультных знаний?

– Обещаешь ли всю имеющуюся у тебя в пользовании литературу по оккультным наукам уничтожить?

– Обещаешь ли впредь ни при каких обстоятельствах не обращаться к оккультистам?

– Отрекаешься ли от сатаны, и всех дел его, и всех аггел его, и всей гордыни его, и всего служения ему через обращение к оккультистам? (Отречение повторяется трижды.)

Кающийся целует крест и Евангелие. Далее священник читает над ним обычную разрешительную молитву.

Священник Анатолий Гармаев

 

(Уфимские епархиальные ведомости. №№ 7–8, 1999 г.)


Молитвы об обращении заблудших

 

Молитва ко Господу

Всевышний Боже, Владыко и Содетелю всея твари, наполняяй вся величеством Твоим и содержай силою Твоею! Тебе, Вседаровитому Господу нашему, мы, недостойнии, благодарение приносим, яко не отвращаешися нас беззаконий ради наших, но паче предваряеши ны щедротами Твоими. Ты ко избавлению нашему послал еси Единароднаго Твоего Сына и благовестил безмерное Твое к роду человеческому снисхождение: яко хотением хощеши, и ожидаеши, еже обратитися нам к Тебе и спасенным быти. Ты снисходя к немощи нашего естества, укрепляеши нас всесильною Святаго Твоего Духа благодатию утешаеши спасительною верою и совершенною надеждою вечных благ, и руководствуя избранных Твоих в горний Сион, соблюдаеши яко зеницу ока. Исповедуем, Господи, великое Твое и безприкладное человеколюбие и милосердие. Но, видяще многих поползновения, прилежно Тя, Всеблагий Господи, молим: призри на Церковь Твою, и виждь, яко Твое спасительное благовестие аще и радостно прияхом, но терние суеты и страстей творит оное в некиих малоплодно, в некиих же и безплодно, и по умножению беззаконий овии ересьми, овии расколом противящеся Евангельской Твоей Истине, отступают от достояния Твоего, отревают Твою благодать и повергают себе суду Твоего Пресвятаго Слова. Премилосердный и Всесильный, не до конца гневаяйся, Господи! Буди милостив, молит Тя Твоя Церковь, представляющи Тебе начальника и совершителя спасения нашего, Иисуса Христа, буди милостив нам, укрепи нас в правоверии силою Твоею, заблуждающим же просвети разумныя очи светом Твоим Божественным, да уразумеют Твою истину: умягчи их ожесточение и отверзи слухи, да познают глас Твой и обратятся к Тебе, Спасителю нашему. Исправи, Господи, иных развращение и жизнь несогласную христианскому благочестию. Сотвори, да вси свято и непорочно поживем, и тако спасительная вера укоренится и плодоносна в сердцах наших пребудет. Не отврати лица Твоего от нас, Господи, воздаждь нам радость спасения Твоего. Подаждь Господи, и пастырем Церкве Твоея святую ревность и попечение их о спасении и обращении заблуждающих, Духом Евангельским раствори: да тако вси руководими достигнем идеже совершение веры, исполнение надежды и истинная любви. И тамо с лики честнейших Небесных Сил прославим Тебе, Господа нашего, Отца, и Сына, и Святаго Духа, во веки веков. Аминь.


Молитвы, когда согрешишь

Псалом 50

Помилуй мя, Боже, по велицей милости Твоей, и по множеству щедрот Твоих очисти беззаконие мое. Наипаче омый мя от беззакония моего и от греха моего очисти мя. Яко беззаконие мое аз знаю, и грех мой предо мною есть выну. Тебе Единому согреших и лукавое пред Тобою сотворих; яко да оправдишися во славесех Твоих, и победиши внегда судити Ти. Се бо в без закониих зачат есмь, и во гресех роди мя мати моя. Се бо истину возлюбил еси, безвестная и тайная премудрости Твоея явил ми еси. Окропиши мя иссопом, и очищуся, омыеши мя, и паче снега убелюся. Слуху моему даси радость и веселие, возрадуются кости смиренныя. Отврати лице Твое от грех моих и вся беззакония моя очисти. Сердце чисто созижди во мне, Боже, и дух прав обнови во утробе моей. Не отвержи мене от лица Твоего и Духа Твоего Святаго не отъими от мене. Воздаждь ми радость спасения Твоего и Духом Владычним утверди мя. Научу беззаконныя путем Твоим, и нечестивии к Тебе обратятся. Избави мя от кровей, Боже, Боже спасения моего, возраду ется язык мой правде Твоей. Господи, устне мои от верзе ши, и уста моя возвестят хвалу Твою. Яко аще бы восхотел еси жертвы, дал бых убо: все сожжения не благоволиши. Жертва Богу дух сокрушен: сердце сокрушенно и смиренно Бог не уничижит. Ублажи, Господи, благо волением Твоим Сиона, и да созиждутся стены Иерусалимския. Тогда благо воли ши жертву правды, воз ношение и все сожега емая; тогда воз ложат на олтарь Твой тельцы.

Молитва покаянная

Ослаби, остави, прости, Боже, прегрешения наша, вольная и невольная, яже в слове и в деле, яже в ведении и не в ведении, яже во дни и в нощи, яже во уме и в помышлении: вся нам прости, яко Благ и Человеколюбец. Аминь.

Молитва покаянная из канона покаянного ко Господу нашему Иисусу Христу

Владыко Христе Боже, Иже Страстьми Своими страсти моя исцеливый и язвами Своими язвы моя уврачевавый, даруй мне, много Тебе прегрешившему, слезы умиления; страствори моему телу от обоняния Животворящаго Тела Твоего, и наслади душу мою Твоею Честною Кровию от горести, еюже мя сопротивник напои; возвыси мой ум к Тебе, долу поникший, и возведи от пропасти погибели: яко не имам покаяния, не имам умиления, не имам слезы утешительныя, возводящия чада ко своему наследию. Омрачихся умом в житейских страстех, не могу воззрети к Тебе в болезни, не могу согретися слезами, яже к Тебе любве. Но, Владыко Господи Иисусе Христе, сокровище благих, даруй мне покаяние всецелое и сердце люботрудное во взыскание Твое, даруй мне благодать Твою и обнови во мне зраки Твоего образа. Оставих Тя, не остави мене, изыди на взыскание мое, возведи к пажити Твоей и сопричти мя овцам избраннаго Твоего стада, воспитай мя с ними от злака Божественных Твоих Таинств, молитвами Пречистыя Твоея Матере и всех святых Твоих. Аминь.


Молитвы в прославление Бога за особенное хранение верующего

Псалом Давида, 22

Господь пасет мя, и ничтоже мя лишит. На месте злачне, тамо всели мя, на воде покой-не воспита мя. Душу мою обрати, настави мя на стези правды, имене ради Своего. Аще бо и пойду посреде сени смертныя, не убоюся зла, яко Ты со мною еси, жезл Твой и палица Твоя, та мя утешиста. Уготовал еси предо мною трапезу сопротив стужающим мне, умастил еси елеом главу мою, и чаша Твоя упоявающи мя, яко державна.

И милость Твоя поженет мя вся дни живота моего, и еже вселити ми ся в дом Господень, в долготу дний.


Молитвы в надежде на промысел Божий о верующем и избрании его к жизни вечной 

Псалом Давида, 138

Господи, искусил мя еси и познал мя еси. Ты познал еси седание мое и востание мое. Ты разумел еси промышления моя издалеча: стезю мою и уже мое Ты еси изследовал, и вся пути моя провидел еси. Яко несть льсти в языце моем: се, Господи, Ты познал еси. Вся последняя и древняя: Ты создал еси мя, и положил еси на мне руку Твою. Удивися разум Твой от мене, утвердися, не возмогу к нему. Камо пойду от Духа Твоего? И от лица Твоего камо бежу? Аще взыду на небо – Ты тамо еси, аще сниду во ад – тамо еси. Аще возму криле мои рано и вселюся в последних моря – и тамо бо рука Твоя наставит мя и удержит мя десница Твоя. И рех: еда тьма поперет мя, и нощь просвещение в сладости моей? Яко тьма не помрачится от Тебе, и нощь, яко день, просветится, яко тьма ея, тако и свет ея. Яко Ты создал еси утробы моя, восприял мя еси из чрева матере моея. Исповемся Тебе, яко страшно удивился еси: чудна дела Твоя, и душа моя знает зело. Не утаися кость моя от Тебе, юже сотворил еси в тайне, и состав мой в преисподних земли. Несоделанное мое видесте очи Твои, и в книзе Твоей вси напишутся, во днех созиждутся и никтоже в них. Мне же зело честни быша друзи Твои, Боже, зело утвердишася владычествия их. Изочту их, и паче песка умножатся, востах, и аще есмь с Тобою. Аще избиеши грешники, Боже, мужие кровей, уклонитеся от мене. Яко ревниви есте в помышлениих, приимут в суету грады Твоя. Не ненавидящия ли Тя, Господи, возненавидех, и о вразех Твоих истаях? Совершенною ненавистию возненавидех я, во враги быша ми. Искуси мя, Боже, и увеждь сердце мое, истяжи мя и разумей стези моя, и виждь, аще путь беззакония во мне, и настави мя на путь вечен.


ПОЛТЕРГЕЙСТ – ПРИШЕЛЕЦ ИЗ ЦАРСТВА ТЬМЫ

Если бы человек не давал повода сатане,
то сатана не смог бы господствовать над ним насильно.

 Преподобный Макарий Египетский

Истории о «шумном духе»

Марина Кравцова

[Из книги “Загадки тьмы”.]

Обыкновенный полтергейст

В некоторых домах ни с того ни с сего начинает происходить что-то странное. Их вдруг наполняют шорохи, звяки и бряки, стуки и перестуки. Поначалу этой какофонией дело вроде бы ограничивается. А потом начинается… стулья летают, шторы самовозгораются, утюги норовят впечататься в лбы ошеломленных хозяев. А порой этих хозяев даже побивают невидимые руки.

Что это такое? Вернее, кто такой? В старину его называли домовой. Сейчас величают непонятным словом “полтергейст”. Но полтергейст – слово вовсе не загадочное, оно имеет немецкое происхождение и означает “шумный дух”. Впервые это слово было употреблено в 1714 году – тогда в Дортмунде на дом Бертольда Герстмана неожиданно из соседского сада сами собой полетели камни.

Так что же это такое? В наши дни насчитывается уже более двадцати гипотез происхождения полтергейста. Полтергейст – это нечто неопределенное, невидимое, стран ное и порой страшное, и, в отличие от “космических пришельцев”, встречалось это нечто и в давние времена. Кстати, название ему на Руси нашлось вполне определенное – домовой. Хотя порой люди в старину называли его и настоящим именем – бес. Понятно, что, как и бес, полтергейст очень стар. Самым ранним зафиксированным случаем его проявления считается приключение в немецком городке Бингеме-на-Рейне в 355 году, когда камни произвольно летали по воздуху, спящих выбрасывало из постелей, “прокатывались по улицам грохочущие и трещащие шумы”. Упомянут этот странный феномен в древнем немецком манускрипте “Annales Fuldenses”.

В 1570 году в книге “Jardin de las Floras Curiosas” испанский писатель Туррекремата рассказал о том, как в Саламанке две прекрасные девицы жили в одном доме с полтергейстом. Выставить духа из дома приехал даже сам мэр с двадцатью помощниками, но некто невидимый обрушил на них град камней. И подобным образом этот невидимка поступал не однажды. Наконец один из тех, кого “шумный дух” счел недругом, подобрал булыжник и обратился к невидимке: “Диавол, если это ты, то пусть этот камень вернется сюда!” И камень прилетел назад…

В 1579 году Джироламо Менги поведал о том, что в Болонье дух сильно досаждал одной служанке, подшучивая над ней и создавая громкий шум.

В 1612 году в Бургундии приключилась следующая история. В Макон вернулся домой священник-гугенот Франсуа Перро и узнал от жены и горничной, что в его доме происходит нечто невообразимое: кто-то дергает полог кровати, шумит, разбрасывает посуду… Женщины были сильно взволнованы. Перро поспешил поставить в известность церковное начальство и адвоката. Когда те прибыли в дом священника, у “призрака” прорезался голос, и он принялся безобразничать, как истинный бесенок, – выбалтывал семейные тайны Перро, пел непристойные песни, производил над присутствующими всяческие шутки. Выходки полтергейста продолжались три месяца. В последние две недели он развлекался тем, что с утра до вечера обстреливал дом камнями. За время пребывания в доме он успел найти общий язык с горничной, которая общалась с духом как со “своим парнем” и поддразнивала его в ответ на шуточки. Перро задумался – а не зря ли молва называет эту женщину ведьмой? Припомнил он и обстоятельства, при которых был приобретен злополучный дом. Дочь умерших владельцев выселили из него силой, и, покидая дом по распоряжению суда, она произносила в адрес новых жителей страшные угрозы.

Кстати, давно известно по наблюдениям в течение многих веков, что темных духов притягивают так же верно, как магнит – железо, злоба, проклятья, гневные и нечистые слова.

Еще одной семье в Стратфорде (штат Коннектикут) в 1860 году пришлось несладко из-за шуточек полтергейста. Все развивалось классически – предметы принялись сами собой двигаться и летать, причем видели это соседи и знакомые, и продолжалось это удивительное действо в течение нескольких месяцев.

В 1876 году полтергейст расхулиганился на улицах Китая, отрезая у китайцев традиционные косички и тем самым вводя бедняг в панику. Истерия распространилась на Шанхай, потом на другие города страны и продолжалась три года, вызывая недоверие и насмешку у европейцев. Тем не менее, в 1922 году нечто похожее произошло и в Лондоне, когда невидимая рука хватала на улицах девушек за волосы и безжалостно их отрезала…

Буянила нечисть и в России. Сергей Максимов, знаменитый фольклорист и этнограф XIX века описывает подобное явление, имевшее место в деревенском доме в Вятской губернии. Хозяева дома “как ни сядут за стол… начнет некто швырять с печи шубами или с полатей бросаться подушками. Так и выжила кикимора хозяев из дома”. Комментируя эти события, С. Максимов пишет: “Точно так же нельзя было жить в одной избе в Скопинском уезде Рязанской губернии по той причине, что как только сядет семья за стол, так и летят чашки с печи или с полатей лапти…

В Петербурге на нашей памяти на Фонтанке, близ Калинина моста, существовал беспокойный дом… Лет десять-пятнадцать назад на такой же дом на Литейном (в том же городе) указывали все газеты, и толпы любопытных собирались к нему в таком множестве, что вмешалась полиция”.

По словам священника П. Н. Цветкова, в 1873 году в селе Барашеве, Ардатовского уезда Симбирской губернии, в доме священника с 23 декабря по 28 декабря наблюдалось “разнообразное самодвижение и самолетание предметов”. “Самовар с кипятком поднялся с пола и отлетел аршина на два; из русской кухонной печи вырывало и разбивало вдребезги кирпичи; домашняя посуда и утварь летали в разные стороны и разбивались. Момент поднятия какой бы то вещи с известного места и перелета ее при внимательном наблюдении моем ни разу не был замечен, а только ее падение”.

А корреспондент газеты “Сибирский вестник” поведал о таком случае: “В 1887 году в Сибири, в Томской губернии, возле города Марийского, на кожевенном заводе купца Савельева в ночь на 1 сентября случился полный погром: почти во всех окнах двухэтажного флигеля, где жили хозяева, перебиты стекла и множество всякой посуды. Прибыли следователь, товарищ прокурора, воинский начальник; хозяева и 40 заводских рабочих показали, что видели, как вещи, лежавшие спокойно, внезапно поднимались с места и стремительно летели в окна и разбивали их. Никто не мог уловить момента поднятия, но все ясно видели полет вещи”.

О двух приведенных выше случаях упоминает А. Горбовский (“Полтергейст против всех и вся, или История полтергейста в России”), известный исследователь аномальных явлений. В этой статье он прямо отмечает “несоотносимость полтергейста с реальностью и логикой нашего мира”. В качестве одного из примеров такой несоотносимости Горбовский приводит рассказ помещика Василия Шапова, чья семья имела несчастье познакомиться с полтергейстом лично:

“Как ни тяжело и опасно было оставлять в такое время своих семейных – двух старух и жену с ребенком, но я по одному безотлагательному делу должен был на один день поехать в город, а чтобы семейным не было страшно оставаться одним… я попросил одного юношу, соседа нашего А. И. Портнова, остаться с ними. Вернувшись через день, застаю всю семью в сборах с уложенными уже на воз вещами; мне объясняют, что оставаться долее никак нельзя, потому что начались самовозгорания в доме разных вещей и дошло до того, что вчерашним вечером на самой хозяйке дома (то есть моей жене) воспламенилось само собою платье, и Порт нов, бросившийся тушить его на ней, обжег себе все руки, которые у него оказались действительно забинтованными и сплошь почти покрытыми пузырями.

Жена же рассказала следующее. Только что вышла она за дверь в сени, как под ней вдруг затрясся весь пол, раздался оглушительный шум, и в то же время из-под пола с треском вылетела точно такая же синеватая искра, какую мы прежде видели вылетавшею из-под умывального шкафчика, и только что успела она вскрикнуть от испуга, как внезапно очутилась вся в огне и потеряла память. При этом весьма замечательно то, что она не получила ни малейшего ожога, тогда как бывшее на ней тоненькое жигонетовое платье кругом обгорело выше колен, а на ногах не оказалось ни одного обожженного пятнышка.

Что же действительно оставалось делать? Передо мною был с искалеченными от ожогов руками Портнов, обгорелое платье, на тонкой материи которого не было ни малейших следов какого-либо горючего материала, – ясно, что оставалось бежать! Это мы и сделали в тот же день, переехавши в соседний поселок в квартиру казака, где и прожили все время половодья без всяких уже тревог. Не было никакого повторения и по возвращении нашем в дом, который я, однако, тем же летом распорядился сломать”.

Горбовский, рассматривая этот случай, отмечает, что “огонь, который обугливал и сжигал предметы, оказавшиеся в его зоне, на людей оказывал весьма избирательное действие”. При этом он отмечает, что подобные случаи известны и в наше время. “Второпях люди бросаются гасить загоревшиеся вещи руками, не чувствуя при этом пламени и не получая ни малейших ожогов. Так происходило и при загораниях, вызванных полтергейстом, в городе Сыктывкаре на Севере и в Москве, в квартире на улице Молдагуловой, когда загорелась шуба, ее стали гасить руками”.

Такое странное поведение полтергейста ставит исследователя в тупик. Он спрашивает себя: возможно ли говорить, что предмет – шар, оговаривая при этом, что одновременно он есть и куб, утверждать, что он черный, но в то же время и белый?

“Впрочем, опыт подобного противоречивого описания явлений известен, – продолжает А. Горбовский. – Это антиномия: объект характеризуется набором качеств, исключающих друг друга. Антиномия с некоторых пор применяется в науке и тысячелетия известна в мистической практике, где некая полнота реальности может быть описана только таким образом.

В науке антиномия служит для описания явлений, лежащих за пределами обыденного, повседневного опыта, в мистике – для описания объектов, расположенных за чертой реальности этого мира (обратите внимание! – М.К.).Следует ли из того, что и полтергейст, который может быть описан только таким образом, тоже лежит за пределами этой черты, как за пределами ее, по другую сторону, пребывают те сущности, которые, как считают некоторые, сопутствуют этому явлению и даже порождают его?” При этом А. Горбовский задает обычный вопрос современного исследователя аномальных явлений: где именно пребывают эти сущности? Может быть, они пришельцы из каких-то параллельных, иных миров и иных вселенных? Но для нас важно то, что человек, не ставящий перед собой задач связать полтергейст с религиозными представлениями о подобных вещах, тем не менее приходит к важному для нас выводу:

“Первое –это то, что действия полтергейста явно лишены логики, цели и смысла. Следует уточнить – той логики и того смысла, которые доступны нам.

Другое,что констатируют исследователи, – это то, что явления, сопровождающие феномен, необъяснимы и совершенно невозможны с точки зрения физических законов нашего мира (характер полета предметов, прохождение их сквозь стены и другие твердые преграды, феноменальная “информированность” полтергейста о присутствующих и т. д.).

Третьяособенность: каждому качеству полтергейста соответствует как бы исключающее его противоположное качество”.

Интересно и еще одно наблюдение – в Горьком подросток из семьи, где наблюдался полтергейст, был подвергнут гипнозу. В этом состоянии, рассказывает А. Горбовский, он описал те сущности, которые воздействовали на предметы. Однако после того как это было им сделано, повторно ответить на этот же вопрос он уже не мог: он уже “не видел”, он не знал и не помнил даже того, что только что говорил. Это состояние очень похоже на поступки людей, которые под гипнозом “вспоминали” подробности своего пребывания в плену у “инопланетян”?

Собственно, искать особых доказательств того, что полтергейст – злая сила родом из нематериального мира, не нужно – все и так на виду. Это в отношении “снежного человека” не сразу скажешь, откуда он взялся. Но приведем все-таки случай, который явно говорит о бесовской природе такого явления, как полтергейст. Человек по имени Владимир из Мытищ познакомился с ним, когда женился во второй раз. Оказалось, что супруга его с пятнадцати лет знакома с “домовым”, который сопровождает ее постоянно. Супруга сменили три квартиры за четыре года, и везде их ждало одно и то же – стуки, скрипы, визг, вибрация стекол.

И вот однажды Владимир увидел собственными глазами того, кто производил все этo безобразие, и считает, что чудом остался жив… Продолжалось это примерно полминуты. “Его взгляд парализует. Дышать, двигаться невозможно. Оставалась одна защита – кто кого пересмотрит. Взгляд у него пронзительный, яростный, прожигающий. Он растаял, поспешно пятясь к стенке, ушел в нее, а глаза исчезли в последнюю очередь. Владимир успел разглядеть его хорошо до пояса. Рост около полутора метров. Лицо продолговатое, сухощавое, глаза небольшие, нос тонкий, продолговатый, длиной, наверное, восемь-десять сантиметров. Уши круглые, правильные, ширина плеч примерно 30 сантиметров. Весь покрыт коричневой шерстью. В последний год совместной жизни он стучал неистово. Жена говорила Владимиру, что ничего хорошего ждать не приходится. Вскоре они разошлись, возненавидев друг друга. Потом, когда Владимир жил уже без жены, он приходил один раз и исчез. Вместе с женой пропали чудеса”.

Этот рассказ цитирует священник Родион к книге “Люди и демоны”.


Еще истории о кознях лукавых духов

Приведем несколько историй, показывающих разнообразие дел полтергейста и множество его личин, в которые любят обряжаться бесы, чтобы обманывать легковерных. Странно, что во множестве сообщений мы не найдем и намека на то, что человека посетил демон. Легкомыслие людей в том случае, если “