О суевериях и предрассудках

О суевериях и предрассудках

(2 голоса5.0 из 5)

Уди­ви­тель­но, но факт: для Церк­ви, кото­рая обя­за­на бороть­ся с пред­рас­суд­ка­ми, эти самые пред­рас­суд­ки явля­ют­ся одной из самых серьез­ных про­блем, и свя­за­ны они ни с чем иным, как с цер­ков­ным пре­да­ни­ем. Со вре­мен кня­зя Вла­ди­ми­ра Цер­ковь обли­ча­ет суе­ве­рия, пишут­ся кни­ги, но, к сожа­ле­нию, мно­гим из при­хо­жан боль­ше нра­вит­ся дове­рять уст­ным источ­ни­кам инфор­ма­ции – нашим неза­бвен­ным бабуш­кам, и что при­ме­ча­тель­но: “духов­ны­ми чада­ми” этих бабу­шек ста­но­вят­ся люди обра­зо­ван­ные, интел­ли­гент­ные. Зна­чит, любовь наших людей к суе­ве­ри­ям про­сто без­гра­мот­но­стью не объ­яс­нить, здесь всё гораз­до слож­нее. Так что же у нас в Церк­ви рели­гия, а что миф? И чем рели­гия и миф отли­ча­ют­ся друг от друга?

Для чело­ве­ка харак­тер­но стрем­ле­ние к духов­ной жиз­ни, жаж­да бого­об­ще­ния есть у каж­до­го, неза­ви­си­мо от наци­о­наль­но­сти, воз­рас­та или про­фес­сии. Но если чело­век лишён зна­ния о бого­от­кро­вен­ной рели­гии, то его дух начи­на­ет рабо­тать “в авто­ном­ном режи­ме”, и есте­ствен­ное рели­ги­оз­ное чув­ство начи­на­ет син­те­зи­ро­вать свою рели­гию. Ино­гда это быва­ет мас­со­во, ино­гда инди­ви­ду­аль­но, про­дол­жи­тель­но или крат­ко­вре­мен­но. Бог же не утес­ня­ет сво­бо­ду. Но истин­ную рели­гию при­ду­мать невоз­мож­но – она даёт­ся непо­сред­ствен­но Богом в откро­ве­нии. В дохри­сти­ан­ский пери­од такой рели­ги­ей было вет­хо­за­вет­ное иудей­ство, но суе­ве­рия пред­рас­суд­ки встре­ча­лись и там: это посто­ян­ное стрем­ле­ние впасть в идо­ло­по­клон­ство, и дру­гая край­ность – часто осуж­да­е­мые Хри­стом пре­да­ния стар­цев. (Мк. 7:3, Мф 15:3).

Если чело­век лишён веры в Истин­но­го Бога, то во что­бы он не верил – он языч­ник, язы­че­ство про­ни­зы­ва­ет все сфе­ры его жиз­ни, его миро­воз­зре­ние, осо­бен­но на уроне быта. Лишён­ное рели­ги­оз­ной состав­ля­ю­щей, язы­че­ство транс­фор­ми­ру­ет­ся в идео­ло­ги­че­ские и соци­аль­ные фор­мы, вспом­ним хотя бы совет­ское вре­мя: рели­гии, в обыч­ном пони­ма­нии это­го сло­ва, не было, а культ остал­ся: вера в “свет­лое буду­щее” заме­ни­ла чая­ние жиз­ни буду­ще­го века. Язы­че­ство – это пси­хо­ло­гия, это когда духов­ность под­ме­ня­ет­ся душев­но­стью, это и есть состо­я­ние души без Бога. Такое, как не стран­но, часто мож­но наблю­дать в цер­ков­ной ограде.

Род­ная сест­ра язы­че­ства – магия, т.е. стрем­ле­ние чело­ве­ка под­чи­нить себе духов­ный мир, быть как Бог (Быт. 3:5). Вот что об этом пишет о. Алек­сандр Мень: “Для мага радо­сти мисти­че­ско­го бого­об­ще­ния – пустой звук. Он ищет толь­ко дости­же­ния могу­ще­ства в повсе­днев­ной жиз­ни – на охо­те, зем­ле­де­лии, в борь­бе с вра­га­ми этот анта­го­низм оста­вал­ся даже тогда, когда магия ста­ла пере­пле­тать­ся с рели­ги­ей. Магизм ждёт от Неба толь­ко даров, при­ро­ду он хочет пора­бо­тить, в чело­ве­че­ском обще­стве он воца­ря­ет наси­лие. Пле­мя и власть ста­но­вят­ся над духом. Чело­век, сли­ва­ясь с родом, попа­да­ет под гип­ноз кол­лек­тив­ных представлений”.

Таким обра­зом, в осно­ве магиз­ма лежит прин­цип: “ты – мне, я – тебе”. Такое отно­ше­ние к Богу зача­стую мож­но наблю­дать у наших совре­мен­ни­ков, помни­те посло­ви­цу: “гром не гря­нет – мужик не пере­кре­стит­ся”. Ох, как часто мы ведём себя имен­но так, а в като­ли­че­ской церк­ви это вооб­ще нор­ма. Люди бегут в храм ста­вить самые тол­стые све­чи, как буд­то Бог в них нуж­да­ет­ся в пол­ной уве­рен­но­сти в том, что все про­бле­мы в жиз­ни про­ис­хо­дят из-за того, что их “испор­тил” сосед­ский кол­дун. С тем же успе­хом такие това­ри­щи обра­ща­ют­ся ко все­воз­мож­ным “баб­кам” и экс­тра­сен­сам. Дру­гая край­ность это когда риту­ал явля­ет­ся не рели­ги­оз­ным, а чисто пси­хо­ло­ги­че­ским поня­ти­ем без глу­бо­кой духов­ной состав­ля­ю­щей. Таки люди ходят в цер­ковь “попла­кать”. При­хо­ди­лось видеть как какая-нибудь дама после слез­ной “молит­вы” и воз­де­ва­ния рук горе совер­шен­но ниче­го не мог­ла ска­зать на испо­ве­ди, аргу­мен­ти­руя это тем, что у неё “нет гре­хов”. А когда я отка­зал­ся её при­ча­щать, всё её “бла­го­че­стие” уле­ту­чи­лось, и на меня обру­шил­ся целый поток него­до­ва­ния. Для неё свя­щен­ник и цер­ков­ные пра­ви­ла – ничто. Она при­шла в храм “потреб­лять” бла­го­дать, ниче­го не давая взамен.

5_002Воз­вра­ща­ясь к теме “свеч­но­го бла­го­че­стия”, не могу не заме­тить, что для мно­гих людей эле­мен­тар­ней­ший акт воз­жи­га­ния све­чей в хра­ме явля­ет­ся, чуть ли не самым основ­ным в их духов­ной жиз­ни. ( Это всё рав­но , если бы чело­век, жела­ю­щий купить юве­лир­ное изде­лие, огра­ни­чил­ся бы толь­ко тем, что выкру­тил бы в юве­лир­но мага­зине двер­ную руч­ку и, по уши доволь­ный, даже не захо­дя в мага­зин, отпра­вил­ся бы домой, гор­дясь при­об­ре­те­ни­ем). Боже упа­си кого-нибудь пере­дать свеч­ку левой рукой, или пере­ста­вить ранее постав­лен­ные кем-нибудь све­чи. Это момен­таль­но вызо­вет бурю гне­ва, и посяг­нув­ший на чужую све­чу может быть даже обви­нён в колдовстве.

Мно­гих при­хо­жан надо про­сто “купать” во вре­мя водо­свят­но­го молеб­на, сло­ва “кап­ля освя­ща­ет море” не для них – дескать, меня водой обли­ли – теперь и здо­ро­вье будет, и гре­хи простятся.

К сожа­ле­нию, несво­бод­ны от суе­ве­рий и пред­рас­суд­ков неко­то­рые пред­ста­ви­те­ли духо­вен­ства. Так, извест­но, что в неко­то­рых сёлах суще­ству­ет обы­чай: когда насту­па­ет вре­мя какой-нибудь одно­сель­чан­ке рожать – свя­щен­ник спе­шит в храм отвер­зать Цар­ские Вра­та, кощун­ствен­но ассо­ци­и­руя их с жен­ским лоном, что­бы обес­пе­чить удач­ные роды, Это так назы­ва­е­мая гомео­па­ти­че­ская (под­ра­жа­тель­ная) магия, Так у кол­ду­нов Вуду тря­пич­ная или гли­ня­ная кук­ла ассо­ци­и­ру­ет­ся с самим чело­ве­ком, на кото­ро­го рас­про­сра­ня­ет­ся вред, нане­сён­ный кукле.

Быва­ют свя­щен­ни­ки, кото­рые запре­ща­ют при­хо­жа­нам при­ча­щать­ся в дву­на­де­ся­тые празд­ни­ки без осо­бой моти­ва­ции – все вы, мол, недо­стой­ны сего­дня, забы­вая о том, что Евха­ри­стия – центр хри­сти­ан­ской жизни.

В спис­ке цер­ков­ных суе­ве­рий на осо­бое место надо поста­вить герон­то­ма­нию – поиск стар­цев, а если быть точ­нее – вещу­нов и волх­вов, кото­рые удо­вле­тво­ри­ли бы жаж­ду духов­но­го раб­ства, взяв на себя забо­ту о чужом спа­се­нии. Тем более, что сей­час мы пере­жи­ва­ем вре­мя оче­ред­но­го эсха­то­ло­ги­че­ско­го пси­хо­за в виде ИННе­низ­ма и авто­ри­тет т. н. “стар­цев”, кото­рые про­ти­во­по­став­ля­ют себя и свою док­три­ну Церк­ви и её уче­нию. Сюда же мож­но отне­сти и тех­но­фо­бию – страх перед прогрессом.

По мне­нию тех­но­фо­бов ком­пью­те­ры, бан­ко­ма­ты, сото­вые теле­фо­ны и т. п. суть бесов­щи­на. “Ста­рец”, боязнь тех­ни­ки и отож­деств­ле­ние ИНН с “печа­тью” анти­хри­ста обыч­но идут рука об руку.

Сто­ит упо­мя­нуть ещё т.н. цер­ков­ный наци­о­на­лизм. Напри­мер, неко­то­рые счи­та­ют, что нель­зя читать кни­ги неко­то­рых пра­во­слав­ных бого­сло­вов толь­ко под пред­ло­гом того, что у них нерус­ские фами­лии (Керн, Мей­ен­дорф, Шме­ман, Блюм), во всём непо­нят­ном видят­ся про­ис­ки вра­гов пра­во­сла­вия, загнан­но­го в рам­ки одной помест­ной церк­ви. Таким обра­зом пси­хо­ло­гия “мел­ко­го лавоч­ни­ка” заме­ня­ет собор­ное созна­ние. Не при­ем­лют­ся даже ничтож­ные отли­чия в тра­ди­ци­ях меж­ду раз­ны­ми при­хо­да­ми: “…а вот в нашей церк­ви все­гда выно­сят обе­ден­ные запис­ки на молебен!”.

Мне, как свя­щен­ни­ку, чрез­вы­чай­но часто при­хо­дит­ся стал­ки­вать­ся с целым ком­плек­сом суе­ве­рий, кото­рые мож­но объ­еди­нить под назва­ни­ем некро­фо­бии – бояз­ни покой­ни­ков и все­го, что с ними свя­за­но. Этот пер­во­быт­ный маги­че­ский страх не име­ет ниче­го обще­го с хри­сти­ан­ским отно­ше­ни­ем к смер­ти. Люди, зани­ма­ю­щи­е­ся кол­дов­ством, ста­ра­ют­ся запо­лу­чить воду, кото­рой обмы­ва­ли покой­ни­ка, или тряп­ки, кото­ры­ми ему свя­зы­ва­ли ноги и руки, в тщет­ной надеж­да, что эти пред­ме­ты помо­гут им в бого­про­тив­ных делах. Не отста­ёт от кол­ду­нов и род­ня покой­но­го. После под­ня­тия гро­ба они пере­во­ра­чи­ва­ют табу­рет­ки, на кото­рых гроб сто­ял, что­бы никто из живых не сел на них. Зер­ка­ла и дру­гие отра­жа­ю­щие поверх­но­сти заве­ши­ва­ют, но не для того, что­бы в день тра­у­ра не при­хо­ра­ши­вать­ся, а что­бы не уви­деть в зер­ка­ле душу покой­но­го, а зем­лю после заоч­но­го отпе­ва­ния боят­ся нести домой. Зато никто не боит­ся пре­вра­щать поми­наль­ный обед в вакханалию.

Конеч­но же я пере­чис­лил не все суе­ве­рия и пред­рас­суд­ки, кото­рые надёж­но про­пи­са­лись в цер­ков­ном быту. Я не упо­мя­нул ещё суе­ве­рия свя­зан­ные с При­ча­сти­ем, то что оно луч­шее сред­ство от болез­ней желуд­ка и повы­ша­ет гемо­гло­бин. А то как “надо” при­ча­щать­ся и что делать до и после это­го – тема для отдель­ной статьи.

Важ­но дру­гое: люди ищут в хри­сти­ан­стве магию, житей­скую поль­зу, не стре­мясь очи­стить свою душу и посвя­тить свою жизнь Богу, как того тре­бу­ет Пра­во­слав­ная Цер­ковь. Конеч­но, в этом есть доля пас­тыр­ской вины. Свя­щен­ни­ки сами часто недо­ста­точ­но хоро­шо объ­яс­ня­ют при­хо­жа­нам осно­вы Пра­во­слав­ной веры. Но я уве­рен, что если чело­век верит во Хри­ста, то он стре­мить­ся как мож­но глуб­же и подроб­нее узнать о сво­ей вере, как истин­но любя­щий чело­век жела­ет знать всё о пред­ме­те сво­ей люб­ви. Поэто­му луч­шее лекар­ство от лжи и заблуж­де­ний – это любовь к Богу, к Его свя­то­му зако­ну и к Церк­ви как вме­сти­ли­щу Боже­ствен­ной бла­го­да­ти, а любовь эта дости­га­ет­ся через пока­я­ние, осо­зна­ние соб­ствен­но гре­хов­но­сти. Каж­до­му веру­ю­ще­му необ­хо­ди­мо понять, что он сам в силу сво­ей гре­хов­но­сти явля­ет­ся при­чи­ной сво­их духов­ных и житей­ских про­блем, а не кол­ду­нья, живу­щая по сосед­ству. Вот осо­зна­ние сво­ей гре­хов­ность – самое непри­ят­ное, но и самое необ­хо­ди­мое в жиз­ни хри­сти­а­ни­на. Имен­но этой непри­ят­но­сти мно­гие бега­ют как огня. Несо­мнен­но, вели­ко иску­ше­ние пре­вра­тить хри­сти­ан­ство в мисти­че­ский быто­вой при­да­ток, но хри­сти­ан­ство – это рели­гия спа­се­ния. Об этом забы­вать нель­зя. Сон духа спо­со­бен поро­дить ещё боль­ших чудо­вищ, чем сон разума.

свя­щен­ник Алек­сандр Пикалев 

Источ­ник: Жур­нал “Сам­из­дат”

Оставить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.

3 комментария

  • Аноним, 03.03.2011

    Для меня играль­ные кар­ты, преж­де все­го, сим­во­ли­зи­ру­ют азарт­ные игры и гада­ние — вполне бесов­ские занятия.

    Ответить »
  • Аноним, 03.03.2011

    Исто­рию воз­ник­но­ве­ния празд­но­ва­ния ново­го года никто и не скры­ва­ет: http://azbyka.ru/dictionary/13/novyj_god.shtml

    Бла­го­че­сти­вые сказ­ки — это лишь доб­рые сказ­ки для детей, что тут стран­но­го? Или детей нуж­но после Бого­во­пло­ще­ния про­дол­жать учить язы­че­ским басням? 🙂 

    Про сим­во­ли­ку играль­ных карт есть отдель­ные мне­ния, но общим счи­та­ет­ся лишь то, что это вре­мя­про­вож­де­ние сомни­тель­но­го содержания.

    Ответить »
  • Аноним, 03.03.2011

    Мне инте­рес­но, что у пра­во­слав­ных стран­ное отно­ше­ние к сим­во­ли­ке — напри­мер, исто­рия воз­ник­но­ве­ния язы­че­ско­го празд­ни­ка Ново­го года пере­де­ла­на под хри­сти­ан­ский манер, чтоб не трав­ми­ро­вать душу детей (я про исто­рию о малень­кой скром­ной елоч­ке, что хоте­ла поздра­вить Хри­ста). Но в то же вре­мя играль­ным кар­там при­пи­сы­ва­ет­ся бесов­ский сим­во­лизм, хотя они могут озна­чать то, что захо­чет чело­век — любая сим­во­ли­ка доволь­но спор­ный вопрос.

    Ответить »
Размер шрифта: A- 16 A+
Цвет темы:
Цвет полей:
Шрифт: Arial Times Georgia
Текст: По левому краю По ширине
Боковая панель: Свернуть
Сбросить настройки