Пословицы и поговорки русского народа

Пословицы и поговорки русского народа

(2 голоса3.0 из 5)

Посло­ви­цы и пого­вор­ки о суе­ве­ри­ях и при­ме­тах из кни­ги В.И. Даля.

Арши­на на кро­вать не класть – покой­ник будет.
Баба воро­жи­ла – голо­вой нало­жи­ла (т. е. дело голо­вы сто­ит, по заклятию).
Баба-яга костя­ная нога: в сту­пе едет, пестом пого­ня­ет (упи­ра­ет), поме­лом след заметает.
Бара­бан­ной пал­ки негде выре­зать; пар­ня нечем высечь (без­ле­сье).
Бла­гая муха уку­си­ла (когда губа или щека вспух­нет во вре­мя сна).
Бог уда­рил крем­нем о кре­мень – посы­па­лись анге­лы, архан­ге­лы, херу­ви­мы, серафимы.
Божий огонь (пожар от гро­зы) греш­но гасить.
Боль­шой иней во всю зиму – тяже­лое лето для здоровья.
Боль­шой уро­жай ряби­ны – к тяж­ко­му году, к оспе (к морозу).
Бровь чешет­ся – к покло­ну, к сви­да­нию, к слезам,
Бро­сать каме­нья в воду: коли забур­чит, то муж будет воркотун.
Бро­са­ют горсть зем­ли в моги­лу, чтоб не боять­ся покойника.
Будь не к ночи помя­ну­то (о злом, страшном).
Булав­ку на себя кон­цом не подымай.
В день рож­де­ства Хри­сто­ва хозя­и­ну не годит­ся со дво­ра идти: овцы заблудятся.
В доб­рый час мол­вить, в худой помолчать.
В крас­ную гор­ку (втор­ник на фоми­ной – помин­ки) роди­те­ли из моги­лы теп­лом дохнут.
В нежи­лом доме нечисто.
В нежи­лом доме одна нежить.
В ново­лу­ние дере­ва не валя­ют (не рубят).
В носу свер­бит – к радост­ной вести.
В одной избе раз­ны­ми вени­ка­ми не мети: разой­дет­ся по углам богатство.
В покое, где лежит покой­ник, не метут до выно­са его.
В поле не в дуб­ро­ве: за сук не зацепишь.
В пол­но­лу­ние соле­ни не солить, ниче­го впрок не готовить.
В пра­вом ухе зве­нит – доб­рый помин; в левом – худой.
В пра­вом ухе зве­нит – к доб­рым вестям, в левом – к худым.
В сво­ей зем­ле (избе) нико­му про­ро­ком не быть.
В чох, да в жох, да в чет не боль­но верь.
В чужом доме поперх­нешь­ся – через год опять там будешь.
Вави­ло, не руби мото­ви­ла: хозяй­ка помрет (из побас­ки, где хозяй­ка, от лени, застра­ща­ла мужа, чтоб не делал мотовила).
Ведь­ма в сту­пе выси­де­ла. Ведь­ма тот же оборотень.
Ведь­ма ребен­ка унес­ла. Его ведь­ма заела. Ведь­ма коро­ву выдо­и­ла, испор­ти­ла (кро­вью доится).
Во вре­мя мора дев­ка ночью бьет спо­лох (набат), чтоб напу­гать ведь­му (Ниж. Лук. уез.).
Во вре­мя ново­лу­ния не кажи луне пустой мош­ны: век пуста будет.
Вода свое возь­мет. У воды нос остер.
Вол­ки воют под жильем – к моро­зу или к войне.
Воль­но бабе ворожить.
Вор вору­ет – сте­ны поки­да­ет, а огонь все пожирает.
Ворож­ба не молоть­ба: не крас­на ей изба.
Ворож­би­ту грош, а боль­но­му тож (т.е. Не легче).
Ворон кар­ка­ет – к покойнику.
Ворон кар­ка­ет на церк­ви – к покой­ни­ку на селе; кар­ка­ет на избе – к покой­ни­ку во дворе.
Ворон кар­кал, да и докар­кал­ся (да и голо­ву прокаркал).
Воры обкра­дут, сте­ны оста­нут­ся, а огонь в разор разорит.
Воры побу­дут (обша­рят), сте­ны оста­вят, а огонь все приберет.
Воры сон­но­го рукою мерт­ве­ца (мерт­вою рукою) обво­дят, на мерт­вый сон.
Встре­чи да при­ме­ты до добра не доведут.
Вся­кая нежить бес­сло­вес­на (домо­вой, леший, водя­ной и пр.).
Вся­кую посу­ду покры­вать, хоть лучин­кой, чтоб бес не вселился.
Гавк­ни, гавк­ни, собач­ка, где мой суже­ный (гада­ют дев­ки о свят­ках, сту­ча лож­кою в ворота).
Гал­ки и воро­ны, сидя­щие с кри­ком перед домом, осо­бен­но утром, к худу.
Где по зарям пер­вый пар (туман) ложит­ся, там копай колодезь.
Глаз не чист, не хорош, черен.
Гнез­до ласточ­ки разо­рять грех.
Голо­ва чешет­ся – брань на себя слышать.
Голубь и ласточ­ка люби­мые богом птицы.
Горы­ня коп­ком горы копа­ет (ногою, пинком).
Греш­но обу­вать левую ногу напе­ред правой.
Гро­за – милость божья (в пря­мом и пере­нос­ном смысле).
Губы зудят – к поцелуям.
Гул в тру­бе – душа покой­ни­ка при­шла (запад. ).
Дав­но ль ты ста­ла воро­жить? – А как нече­го ста­ло в рот положить.
Дво­им одним руко­тер­ни­ком ути­рать­ся, на том све­те разодраться.
Дву­жиль­ную лошадь зары­вай на дво­ре, не то выпа­дет за нею еще две­на­дцать лошадей.
Дев­ка локоть уши­бет – холо­стой парень вспоминает.
Дев­ка палец иглой уко­лет – похва­лу слышать.
Дев­ка с пол­ны­ми вед­ра­ми, жид, волк, мед­ведь – доб­рая встре­ча, пустые вед­ра, поп, монах, лиса, заяц, бел­ка – к худу.
Дедуш­ка домо­вой! Про­шу твою милость с нами на ново­жи­тье; при­ми нашу хлеб-соль, мы тебе рады, толь­ко мы пой­дем доро­гой, а ты сто­ро­ной (при пере­хо­де в новую избу хозя­ин гово­рит это, дер­жа в одной руке ико­ну, в дру­гой ломоть хле­ба с солью).
Дер­жать в исправ­но­сти пожар­ные сна­ря­ды – иску­шать бога (поче­му пожар­ная боч­ка и сто­ит без обручей).
До гро­зы лягуш­ка не квак­нет (т. е. до пер­вой грозы).
До утрен­ней зари не гля­ди в окно.
Доб­ром, так вспом­ни, а злом, так пол­но (гово­рят икнувши).
Домо­во­го мож­но уви­дать во вре­мя свет­лой заут­ре­ни, в хле­ву, в зад­нем углу.
Домо­вой (дедуш­ка, сусед­ко) лоша­ди гри­ву завил.
Домо­вой (постен, постень) душит по ночам, садясь на грудь.
Домо­вой (Сусед­ко) не полю­бит (т. е. ско­ти­ну), не что возьмешь.
Домо­вой леше­му ворог, а поле­вой зна­ет­ся и с домо­вым и с лешим.
Домо­вой лошадь изло­мал, кре­стец над­са­дил, в под­во­рот­ню протащил.
Домо­вой по ночам сту­чит и возит­ся, выжи­вая хозяина.
Домо­вой сту­чит, возит­ся. Его домо­вой душит.
Домо­вой теп­лою и мох­на­тою рукою гла­дит по лицу – к доб­ру; голою и холод­ною – к худу.
Домо­вой тешит­ся, леший заво­дит, а водя­ной топит.
Доста­вать каме­нья из про­ру­би (воро­жить и гадать о святках).
Дро­ва, лес, хво­рост рубить в пол­но­лу­ние – сгни­ет, червь поточит.
Дуп­ло в сру­бе – не к добру.
Дятел мох дол­бит в избе – к покойнику.
Ерш в пер­вом зало­ве – к неудач­но­му промыслу.
Если баба пере­шаг­нет через хомут или оглоб­лю, то тяже­ло будет лошади.
Если бело­го голу­бя бро­сить на пожар, погаснет.
Если боль­ной бре­дит доро­гой (о доро­ге, о конях), то умрет.
Если бра­гу шубой при­кро­ешь, шум в доме будет.
Если вкруг пожа­ра стать доб­рым людям по углам с ико­на­ми, то даль­ше не пойдет.
Если гроб не в меру велик – быть еще покой­ни­ку в доме.
Если дев­ка нави­ва­ет поча­ток туго и ров­но, то хоро­шо будет жить с мужем.
Если к дому, где боль­ной лежит, бабы про­то­рят доро­гу, то ему умереть.
Если кого обма­нут име­нем уез­же­го, то он при­е­дет сердитый.
Если коро­ва вым­не­ет с зад­них вымей – при­не­сет быч­ка, с перед­них – телку.
Если кош­ка съест варе­но­го горо­ху, то оглохнет.
Если кро­вью воро­на выма­зать дуло ружья, не будет промаха.
Если мла­де­нец не кре­ще­ный умрет, то раз­дать бед­ным сорок тель­ных крестов.
Если мыши поедят неуб­ран­ные остат­ки ужи­на, будут у хозя­и­на болеть зубы.
Если мышь попа­дет за пазу­ху, то быть боль­шой беде.
Если мышь съест что-либо в церк­ви, то обра­тит­ся в нетопыря.
Если най­ден­ная булав­ка лежит к тебе голо­вой, вспом­нил при­я­тель; если остри­ем к тебе, замыш­ля­ет враг.
Если нака­нуне веш­не­го Его­рья не сту­пить боси­ком на пол, то летом ни одной змеи не будет.
Если неве­ста под вен­цом уро­нит пла­ток, а жених под­ни­мет, то ско­ро умрет.
Если ночью куры с насести сле­та­ют, то быть беде.
Если ожи­да­ют к уми­ра­ю­ще­му свя­щен­ни­ка с дара­ми, то кла­дут нож на стол, для остраст­ки смер­ти (аст­рах.).
Если пер­вый гром с полу­дня (с юга), то гроз­ное лето будет.
Если пету­хи в селе­нии не вовре­мя рас­по­ют­ся – к покойнику.
Если под печью лежит голик или сидит лягуш­ка, то хле­бы испортятся.
Если при собо­ро­ва­нии све­чи упа­дут ком­лем к поро­гу, то боль­ной умрет.
Если раз­ры­ва-тра­вы в куз­ни­цу бро­сить, то куз­нец не может работать.
Если ружье на празд­ник заря­же­но, то испортится.
Если соба­ка, стоя на ногах, кача­ет­ся, то хозя­и­ну выпа­дет дорога.
Если сон­ный отпы­хи­ва­ет, то умрет.
Если сту­пить на то место, где вед­ро недав­но сто­я­ло, то по телу пой­дут лишаи.
Если труд­но­боль­ной чих­нет, будет жив.
Если у дев­ки часто подол мок­рый либо в гря­зи, то муж будет пьяница.
Если у одно­го из сидя­щих за кутьей нет тени, то он ско­ро умрет.
Если у покой­ни­ка талое (не окреп­лое) тело, то дру­гой ско­ро будет из того же дома.
Если у попа рас­по­я­шет­ся пояс, то жен­щи­на в селе­нии ско­ро родит.
Если хво­рый на бок к стене ложит­ся – умрет.
Если хозяй­ка опрят­но дер­жит шесток, то ее дети не будут возгрявы.
Если щука плес­нет плес­ком (хво­стом) перед рыба­ком, то ему недол­го жить.
Если яйцо, коим кто впер­вые у заут­ре­ни похри­сто­со­вал­ся, пере­ки­нуть через пожар, то он погаснет.
Если, выхо­дя из дому, заце­пишь­ся,- ско­ро опять там быть.
Есть домо­вые оди­ноч­ки, есть сдруж­ли­вые, пус­ка­ю­щие во двор гумен­ни­ка, сарай­ни­ка, конюш­ни­ка и пр.
За ужи­ном хле­ба не почи­нать, не спор будет.
Завить (заты­лок) чешет­ся – к печали.
Заго­во­рил на свою алую, горя­чую кровь, на свой чистый, под­ло­жеч­ный пот, на сли­ну тощую.
Заго­ре­лось от мило­сти божьей (от грозы).
Зажи­гать куде­лю. Под­слу­ши­вать на перекрестке.
Замо­ра­жи­ва­ют к Ново­му году воду в лож­ке: пузы­ри – к дол­го­веч­но­сти, ямка свер­ху – к смер­ти и пр.
Застав­ли­вая (закла­ды­вая) избу, кла­дут под угол день­ги для богат­ства, шерсть – для теп­ла, ладан – для святости.
Заяц доро­гу пере­бе­жал – неуда­ча стрелку.
Заяц по селе­нию бега­ет – к пожару.
Зеле­на тра­ва – неда­ле­че (не глу­бо­ко) вода.
Зем­ли­ца с семи могил доб­рых людей спа­са­ет от всех бед.
Зем­ля из-под пер­вой весен­ней сохи, тай­но поло­жен­ная в избу, изго­ня­ет клопов.
Зер­ка­ла в доме, где покой­ник, заве­ши­ва­ют­ся, чтоб он не мог в них смотреться.
Зер­ка­ло раз­бить – к худу.
Злую муху осе­нью зако­пать в зем­лю – про­чие не будут кусать.
Змеи отто­го не куса­ют­ся, что Стень­ка Разин их заго­во­рил (в Аст­ра­ха­ни, где боль­шей частью змеи водя­ные, не ядовитые).
Зна­ха­ри-то гово­рят (заго­ва­ри­ва­ют), как город городят.
И богат мужик, да без хле­ба – не крестьянин.
И в одной бане, да не одни приметы.
Из поло­вин­но­го при­пло­да хоро­шо давать, да нехо­ро­шо брать (т. е. за при­пуск живот­ных, или брать взай­мы семена).
Ико­на упа­дет – к покойнику.
Как в воду гля­дишь, так и кажется.
Как оси­на задро­жит, так и скот, в поле сыт.
Кали­ка пале­ни­на (стран­ник палом­ник) пор­чи не боится.
Кара­вай хле­ба начи­най резать с голо­вы (с края, кото­рый несколь­ко повыдался).
Каша из горш­ка выле­зет из печи – к худу, в печь – к добру.
Кащей сам с ноготь, боро­да с локоть, пуга (бич) с семь сажен.
Кинь, тет­ка, боба­ми, не будет ли за нами?
Кир­пич выпал из печи – к худу.
Клад про­су­ши­ва­ет­ся (т. е. выхо­дит ино­гда нару­жу огоньком).
Класть гре­бень в голо­вы (для гада­ния). Лить воск, олово.
Клю­чи на сто­ле – к ссоре.
Когда один хлеб вынут рань­ше про­чих и раз­ре­жут, то все хле­бы испортятся.
Когда петух к ночи поет не по вре­ме­ни, то видит некош­но­го и гонит его.
Когда соба­ка пере­бе­жит доро­гу, то беды нет, но и боль­шо­го успе­ха в лесу не будет.
Когда солн­це зака­ти­лось, не бро­сай сор на ули­цу: пробросаешься.
Когда сол­ныш­ко зака­ти­лось, новой коври­ги не почи­на­ют, нище­та одолеет.
Когда сядешь есть, не закрыв кни­гу, заешь память.
Когда ты, бабуш­ка, воро­жить ста­ла? – Да когда хле­ба не стало.
Когда хлеб печет­ся, не мети избы: спо­ры­нью выметешь.
Когда цве­тет чере­му­ха, тогда улов на лещей (пенз.).
Коли белый хлеб печет­ся с голо­вою – к без­го­ло­вью (т. е. коли сбо­ку выле­зет ком).
Коли дедуш­ку не пере­зы­вать с собой в новую избу, то ста­нет прокудить.
Коли домо­вой душит, то спра­ши­вай: к доб­ру аль к худу? Замест отве­та ста­нет лег­ко либо тяжело.
Коли жечь щепу от гро­ба, то жар­ко быва­ет покойнику.
Коли звез­ди­сто и Сто­жар (созвез­дие Пле­яд) горит – иди сме­ло на медведей.
Коли про­ез­дом уви­дишь в окно, что бабы пря­дут,- воротись.
Коли соба­ка крох не ест после боль­но­го, то он ско­ро умрет.
Коли соба­ка ночью воет, то пере­вер­нуть под голо­ва­ми подуш­ку, ска­зав: “На свою голо­ву!” – и она замолкнет.
Коли сту­пишь на чужой след, то будут болеть ноги.
Коли ты спро­ста, и я спро­ста; коли ты с хит­ро­сти, и я с хит­ро­сти (гово­рит зна­харь, раз­во­дя или сни­мая залом, закрут­ку хлеба).
Коли уби­то­го ужа (или: змею) пове­сить на осине, то очнет­ся и ужа­лит сво­е­го убийцу.
Ком могиль­ной зем­ли к серд­цу – скорбь отляжет.
Кому вынет­ся, тому сбу­дет­ся, хоро­ше­му не мину­ет­ся (с при­пе­ва под­блюд­ной песни).
Кони ржут – к добру.
Конь вои­на обню­хи­ва­ет – уби­тым быть.
Конь ко дво­ру при­шел­ся: сусед­ко кол­тун сколтунил.
Коса в поро­ге охра­ня­ет от злых людей (воло­год. обы­чай вде­лы­вать в порог ста­рую косу).
Кош­ка моет­ся – гостей замы­ва­ет (зазы­ва­ет).
Кош­ка на чело­ве­ка тянет­ся – к обнове.
Крик фили­на побли­зо­сти селе­ния – к боль­шой беде, к пожару.
Крош­ки изо рту валят­ся – к смерти.
Кто бел-горюч камень ала­тырь изгло­жет, тот мой заго­вор переможет.
Кто боси­ком по гри­бы пой­дет, тому одни ста­рые гри­бы дадутся.
Кто в лесу поет и уви­дит воро­на, тому наткнуть­ся на волка.
Кто вер­бу поса­дит – сам на себя заступ гото­вит (умрет, когда из вер­бы мож­но будет выте­сать лопа­ту. Западн.).
Кто воро­жит, на того голо­вою наложить.
Кто воро­жит, себе воло­жит (т. е. маслит).
Кто неча­ян­но зави­дит свет в сво­ем доме, жди счастья.
Кто носит в коше­ле орех-двой­чат­ку – богат будет.
Кто обми­рал и был на том све­те, тому, под боль­шим стра­хом, запре­ще­но гово­рить три сло­ва (неиз­вест­но какие).
Кто плес­не­вой хлеб ест, хоро­шо пла­вать будет и не ста­нет боять­ся грозы.
Кто при пер­вой ласточ­ке умо­ет­ся моло­ком, бел будет.
Кто при пер­вом соло­вье ски­нет руба­ху, того бло­хи не будут кусать.
Кто разо­рит гнез­до ласточ­ки, у того будут веснушки.
Кто родит­ся в ново­лу­ние – живуч, долговечен.
Кто спит с кош­кой, у того лягуш­ки в голо­ве заводятся.
Кто умрет на пас­ху – яич­ко в руку (твер.).
Кто, идучи домой, спо­ткнет­ся, у того дома ссо­ра готова.
Кудью да куде­сью воло­сти не изой­дешь (арх.).
Кукуш­ка куку­ет на сухом дере­ве, – к морозу.
Кукуш­ка лета­ет по деревне – к пожару.
Кукуш­ки, голу­буш­ки, куми­те­ся, люби­те­ся, дари­те­ся (при­го­ва­ри­ва­ют дев­ки, когда кстят кукуш­ку и кумятся).
Кум дарит крест, кума риз­ки (или: на кре­стик, на ризки).
Куры дерут­ся – к гостям.
Куры кри­чат на насести – к домаш­ней ссоре.
Ласточ­ка в окно вле­тит – к покойнику.
Левый глаз к сле­зам свер­бит, пра­вый – на любо­го глядеть.
Леший бы тебя зада­вил! Его леший обошел.
Леший живет ост­ро­го­ло­вый, мохнатый.
Лист на дубу раз­ви­ва­ет­ся – улов щук (пенз.).
Лоб свер­бит – челом бить; с пра­вой сто­ро­ны – муж­чине, с левой – женщине.
Ложить­ся спать в чулочке.
Лож­ка, забы­тая на сто­ле, – к гостю.
Локоть чешет­ся – к горю.
Лоша­ди фыр­ка­ют в доро­ге – к радост­ной встрече.
Лукань­ка хво­стом накрыл (вещь, про­пав­шая под руками).
Лукань­ка, поиг­рай, поиг­рай, да опять отдай!
Мер­ку с покой­ни­ка кла­дут с ним в моги­лу (ниж. арз:).
Мла­ден­цам не давать цело­вать­ся: дол­го немы будут.
Мно­го лет (жить) кукуш­ка бабе наку­ко­ва­ла, да обманула.
Мно­го раков – к хоро­ше­му уло­ву рыбы.
Мура­ши в доме – к счастью.
Муха в питье или в еду – к подарку.
Мухи зимою в избе – к покойнику.
Мыло за пазу­хой спа­са­ет от порчи.
Мыши изгры­зут одеж­ду (пла­тье) – к смерти.
На кого, кор­ми­лец, поки­да­ешь, кому при­ка­зы­ва­ешь, остав­ля­ешь? (Плач по покойнике. )
На кото­рой тра­ве коса пере­ло­мит­ся в Ива­но­ву ночь, та и разрыв-трава.
На моло­дом меся­це рыба клюет.
На небе стук­нет – на зем­ле слышно.
На невод не сту­пать и не пле­вать: рыба не будет ловиться.
На него насла­но, по вет­ру насла­ли, изу­ро­чен, испор­чен, изгла­жен, сглажен.
На ночь избу под­па­хать, чтоб анге­лам чисто прохаживаться.
На пере­крест­ке чер­ти яйца ката­ют, в свай­ку играют.
На пустой лес, на боль­шую (полую) воду (закли­на­ние от порчи).
На себе пла­тье заши­вать, пугов­ку при­ши­вать – при­шьешь память.
На сколь­ко голов клад поло­жен, столь­ко и кидай (кла­ды кла­дут­ся с закля­ти­ем и дают­ся толь­ко тому, кто испол­нит зарок).
На сухой лес будь помя­ну­то (что­бы нико­му не попритчилось).
На чужой след насту­пил (ломо­та в ногах).
Наш про­рок (Такой про­рок, что) на печи промок.
Не воро­жит, а шепчет.
Не играй ножом – ссо­ра будет.
Не кла­ди пряс­ли­цы на стол – сорок гре­хов наживешь.
Не назы­вать, лас­кая, котят мыша­та­ми: мать загры­зет их.
Не пей из чужо­го колод­ца – своя не поте­чет (вода).
Не плюй напра­во – там ангел-хра­ни­тель, плюй нале­во – там диавол.
Не поки­дай ножа на ночь на сто­ле – лука­вый зарежет.
Не поки­дать ниток на вере­тене к вос­крес­но­му и празд­нич­но­му дню, что­бы не рвались.
Не ходи воро­жить­ся, ходи богу молиться.
Не шагай через коро­мыс­ло – кор­ча потянет.
Недоб­рый глаз погля­дел на нас (не гля­ди на нас).
Нет про­ро­ка без порока.
Нето­пырь зале­та­ет в дом – к беде.
Неча­ян­но све­чу пога­сить – к гостям.
Нече­го и костьми метать, коли нече­го искать.
Ни днем, ни ночью, ни по утрен­ней заре, ни по вечер­ней, ни в обы­ден (нико­гда).
Ни мужик, ни баба, ни моло­дец, ни деви­ца, ни вдо­вец, ни вдо­ви­ца, ни пожи­лой, ни ста­рый, ни сере­до­вой, ни малый, ни ведун, ни веду­нья, ни кол­дун с кол­ду­ньей, ни киев­ская ведьма.
Ни на нов­це, ни на вет­ху, ни на пере­крое, ни в пол­ный месяц (заго­вор).
Нит­ку пер­во­учен­ку пря­ха долж­на сжечь и съесть.
Нога­ми под лав­кой качать – чер­та тешить.
Ног­ти цве­тут – к обно­ве, гостин­цу, к пере­мене жизни.
Ногу при­це­пить (задеть за что) – кто-то торопится.
Нозд­ря чешет­ся – к родинам.
Нос чешет­ся – в рюм­ку гля­деть. Нос чешется‑к старости.
Носи­лок с пого­ста в день похо­рон не воз­вра­ща­ют (твер.).
Обе­рег внаи бере­жет (арх. очень, весьма).
Обо­знать­ся в чело­ве­ке – к сва­дьбе или к покойнику.
Обо­рот­нем (зло­ве­щим) попе­рек доро­ги мечется.
Обу­вать преж­де пра­вую ногу – зубы будут болеть (ниже­гор.).
Огонь да вода – нуж­да да беда.
Огонь не вода – охва­тит, не выплывешь.
Огонь не вода – пожит­ки не всплывают.
Огонь силен, вода силь­нее огня, зем­ля силь­нее воды, чело­век силь­нее земли.
Оде­жа наизнан­ку – либо пьян, либо бит будешь.
Остри­гая ног­ти, скла­ды­вать и хра­нить при себе обрез­ки, чтоб было чем взлезть в цар­ство небес­ное (на Сион­скую гору).
От вора вокруг дво­ра обно­сят чело­ве­че­ский череп.
От вора остат­ки быва­ют, а от огня – одно пепелище.
От гро­зы пожар зали­вай моло­ком от чер­ной коровы.
От мора и болез­ней хозя­ин опа­хи­ва­ет двор сохою на жене, а бабы на себе опа­хи­ва­ют дерев­ни, раз­дев­шись донага.
Паль­цы меж паль­цев накрест не складывать.
Пер­вый блин в сочель­ник овцам (от мора).
Пер­вый блин за упо­кой (на маслене).
Перед­ний угол, или мати­ца, тре­щит – к худу (несдоб­ро­вать хозяину).
Пере­но­сье чешет­ся – к покой­ни­ку, нозд­ря – к кре­сти­нам, сбо­ку – к вестям, кон­чик носа – к вину.
Пер­чат­ку поте­рять – к несчастью.
Пет­ров крест, ада­мо­ва голо­ва (тра­вы) от всех скорбей.
Петух голо­вой тря­сет – к беде в доме.
Пету­хи во всю ночь поют – не к добру.
Пету­хи не в пору поют – новые ука­зы будут.
Пету­хи рас­пе­лись не вовре­мя – к вестям.
Печь класть на ново­лу­ние – теп­лее будет.
Плач или вздо­хи домо­во­го – к смер­ти хозяина.
Пле­вать на воду – все рав­но что мате­ри в глаза.
По зака­те солн­ца денег не счи­тать, рас­че­тов не сводить.
По зака­те солн­ца хле­бом и день­га­ми не ссужают.
Под кото­рой кров­лей голу­би водят­ся, та не горит.
Под­ко­лен­ки чешут­ся – доро­гу слышать.
Подол загнул­ся – к корысти.
Подош­вы чешут­ся – к доро­ге. Подош­вы заче­са­лись – быть сапо­гам за пле­ча­ми (бол­тать­ся сапо­гам на посохе).
Под­слу­ши­вать у зам­ка жит­ни­цы. Смот­реть на месяц.
Пожар от гро­зы гасят ква­сом, пивом, моло­ком, яйцами.
Пожа­ры обхо­дят (с) ико­на­ми или ста­но­вят­ся по углам с иконами.
Покой­ник гля­дит одним гла­зом – высмат­ри­ва­ет другого.
Покой­ник еще кого-то выгля­ды­ва­ет (умер с откры­ты­ми глазами).
Покой­ник один из дому вон (гово­рят, выно­ся его и запи­рая за собою в доме, на вре­мя, жиль­цов. Шадр.).
Покой­ни­ка вез­ти со дво­ра вскачь (пото­му что он в послед­ний раз здесь весе­лит­ся, а так­же что­бы это­го боль­ше не было в доме. Род­ствен­ник садит­ся вер­хом на гроб. Уфа).
Покой­ни­ку в руки дают косы­ню (поло­тен­це. Твер.).
Покой­ни­ку в руки пла­ток, чтоб было чем пот с лица сте­реть во вре­мя страш­но­го суда (Ниже­гор. Лук. уезд.).
Поко­ле хлеб в печи, не садись на печь, испортится.
Поле­вой пуще на межах проказит.
Поле­но из бере­ме­ни выпа­дет – к гостям.
Поле­но из напыль­ни­ка пада­ет – к гостям.
Поне­во­ле ста­нешь воро­жить, коли нече­го на зуб положить.
Поп, да дев­ка, да порож­ние вед­ра – дур­ная встреча.
Поперх­ну­лось за обе­дом – гость спешит.
Пор­чу отха­жи­ва­ют назад пята­ми (идучи задом).
После покой­ни­ка сорок дней хмель­но­го не берут в рот.
После покой­ни­ка шесть недель сто­ит на окне ста­кан воды, а на углу избы, сна­ру­жи, выве­ше­но поло­тен­це (душа шесть недель вита­ет на зем­ле, до поми­нок, купа­ет­ся и утирается).
После похо­рон закла­ды­ва­ют в печь, чтоб не бояться.
Постель покой­ни­ка на три дня выно­сят в курят­ник на опе­ва­ние пету­хам (чтоб пету­хи опели).
Пра­вая бровь свер­бит – хва­лят, левая – бранят.
Пра­вая бровь чешет­ся – к сви­да­нию с дру­гом, левая – с лицемером.
Пра­вая бровь чешет­ся – кла­нять­ся муж­чине, левая – женщине.
Пра­вая ладонь зудит – полу­чать, левая – отда­вать деньги.
Пра­вая ладонь чешет­ся к при­бы­ли, левая – к убытку.
Пра­вая нога в доро­ге озяб­нет преж­де левой – к добру.
При кон­чине чело­ве­ка ста­вят воду на окно, чтоб душа обмылась.
При отво­зе покой­ни­ка лошадь на клад­би­ще пере­пря­га­ет­ся сызнова.
При пер­вой кукуш­ке бряк­ни день­га­ми, чтоб водились.
При пере­хо­де в новый дом напе­ред пус­ка­ют ноче­вать кош­ку и петуха.
При смерт­но­сти от поваль­ных и зара­зи­тель­ных болез­ней покой­ни­ка выно­сят впе­ред голо­вою (Ниж. Лук. уезд.).
При язвах (чуме, море) пере­се­кать мерт­ве­цу путь (перед шестви­ем рубят коса­рем попе­рек дороги).
При­ле­те­ла на свою голо­ву (о пти­це, зале­тев­шей в избу, если успе­ют пой­мать ее и сорвать голову).
При­хо­ди вче­ра (заго­вор от лихо­рад­ки; так­же мыс­лен­ный ответ домо­во­му, коли почу­дит­ся, что кто-то зовет по имени).
Про­рок не про­рок, а что ска­жет, то и сбу­дет­ся (то и будет).
Про­тив серд­ца две иглы накрест сохра­ня­ют от порчи.
Пус­кай Костро­му в Вол­гу (т. е. идо­ла; стар.).
Пустить гал­ку (под­жечь). Поса­дить крас­но­го пету­ха на крышу.
Раз­би­рать встре­чи – не сле­зать с печи.
Раз­би­рать встре­чи да при­ме­ты – с печи не слезать.
Раз­рыв-тра­ва цве­тет в пол­ночь на Ива­нов день (24 июня) и дер­жит цвет не долее, сколь­ко нуж­но, чтоб про­чи­тать “Отче наш”, “Бого­ро­ди­цу” и “Верую”.
Ран­няя кукуш­ка (преж­де листа на дере­ве) – ворам неудача.
Ребен­ку до году руба­хи из ново­го хол­ста не шить.
Ребен­ку Не пока­зы­вать зер­ка­ла, чтоб не был пуглив.
Родин­ка на таком месте, что само­му вид­но – к худу, а не вид­но – к добру.
Родит­ся Пахом с боль­шим косты­лем (пред­ска­за­ние юро­ди­во­го о рож­де­нии Пет­ра I).
Родит­ся Тит широ­кий ум (пред­ска­за­ние о рож­де­нии Ив. Вас. Грозного).
Род­ным не нести покой­ни­ка, чтоб не поду­ма­ли, что они рады смер­ти его.
Руки, ноги, голо­ва ломят, паль­цы горят, мозо­ли болят – к ненастью.
Русал­ки его заще­ко­та­ли, уто­пи­ли. Лоба­ста (лопа­с­та) утопила.
С плот­ни­ка­ми, кото­рые избу рубят, надо чест­но обра­щать­ся, что­бы не заго­во­ри­ли избы на голо­ву хозяина.
С похо­рон домой, так руки к печи. С про­во­дов покой­ни­ка надо руки погреть (чтоб не зане­сти домой смерти).
Сад позд­но зацве­та­ет – к смер­ти хозяина.
Сажая хле­бы в печь, поды­май подол, при­го­ва­ри­вая: “Поды­май­ся выше!”
Сам себя опле­вал – либо пья­ну, либо биту быть.
Сам себя оплю­ешь – обно­ва будет.
Свер­чок по избе лета­ет – к смер­ти либо к пожару.
Све­ча на ико­ну, день­ги на цер­ковь, а мука про­свирне (обы­чай при похо­ро­нах. Ниж. губ.).
Сво­им про­ро­кам не верим, а чужие к нам не жалуют.
Свят дух по зем­ле, диа­вол сквозь зем­ли (гово­рят при кри­ке петуха).
Ска­тер­тью руки ути­рать – заусе­ни­цы будут.
Смо­ла выто­пи­лась из избы на ули­цу – к худу.
Со вся­кой новой мель­ни­цы водя­ной подать возь­мет (т. е. уто­пит человека).
Соба­ка воет кни­зу (к зем­ле) – к покой­ни­ку; квер­ху – к пожару.
Соба­ка жмет­ся к хозя­и­ну – к несчастию.
Соба­чий вой – на веч­ный покой. Ноч­ной соба­чий вой – к покойнику.
Сова близ дома кри­чит – к новорожденному.
Сова не при­не­сет добра. Совуш­ка вдо­вуш­ка бедокурная.
Соло­ми­на К хво­сту кури­цы при­ста­ла – покой­ник будет.
Соло­му, на кото­рой лежит покой­ник, сожи­га­ют за воротами.
Соль про­сы­пать неча­ян­но – к ссо­ре (при­чем, что­бы ссо­ры не было, посы­па­ют про­сы­пан­ною солью голову).
Сор при покой­ни­ке выме­сти – всех из дому выносить.
Соро­ка даром не щеко­чет (либо к гостям, либо к вестям).
Соро­ка ска­чет на дому боль­но­го – к выздоровлению.
Спо­ри­на (Спо­ры­нья) в кваш­ню! (При­вет бабе, кото­рая месит хлебы).
Спо­тык­нуть­ся – кто-то бра­нью помянул.
Ста­рые про­ро­ки помер­ли, а новые прав­ды не сказывают.
Ствол ружья обмы­вать в кро­ви уби­то­го зве­ря (пермск.).
Стень­ка по день­ге с души про­сил от кома­ров заго­во­рить, да не дали.
Стро­е­вой лес руби в ново­лу­ние: выруб­лен­ный на ущер­бе сгнивает.
Стро­ить колод­цы из лучин. Вты­кать соло­му в потолок.
Струж­ки от гро­ба не жгут, а пус­ка­ют на воду (твер.).
Стук в доме, от неиз­вест­ной при­чи­ны, ко чьей-либо смерти.
Сын на мать похо­дит, дочь на отца – к сча­стью, и наоборот.
Сыч хозя­и­на выжи­ва­ет (если кри­чит на дому).
Такой лес, что в небо дыра.
Тара­ка­ны (или: мыши) из дому пол­зут – перед пожаром.
Три­на­дца­тый за стол не садится.
Тро­и­ца тро­и­цей, а трех све­чей на стол не ставят.
У кого дом горит, того в жилой дом не пус­кать (тверск.).
У кого ухо горит, про того гово­рят: пра­вое – прав­ду, левое – ложь.
У нежи­ти сво­е­го обли­чия нет, она ходит в личинах.
Убив змею, надо пове­сить ее на осине.
Уви­дать домо­во­го – к беде, к смерти.
Уго­лек из кади­ла выпал при каж­де­нии око­ло покой­ни­ка, ско­ро дру­гой будет.
Уго­лья, искры, голов­ня из печи – к гостям.
Умер от воли божьей (от грозы).
Уро­ки, при­зе­ры, прочь отойдите.
Ус чешет­ся – перед гостин­цем (гостин­цы есть).
Усы чешут­ся – к сви­да­нью, к цело­ва­нью, к гостин­цам, к лакомству.
Уши свер­бят – по ново­рож­ден­ном у зна­ко­мых людей.
Уши чешут­ся к вестям, к дождю.
Хлеб – батюш­ка, кор­ми­лец; кро­ху наземь уро­нить грешно.
Хлеб в печи раз­дво­ил­ся – к отлуч­ке одно­го из семьян.
Хлеб или лож­ка за обе­дом выпа­дет – гость спешит.
Хмель в сапо­ге спа­са­ет от порчи.
Хозя­ин, стань пере­до мной, как лист перед тра­вой: ни черен, ни зелен, а‑таким, каков я; я при­нес тебе крас­но яич­ко (закли­на­ние для вызо­ва домо­во­го, в пол­ночь, и он является).
Хоро­ши в батра­ках огонь да вода, а не дай им бог сво­им умом жить.
Чело­век не ско­ти­на – недол­го испортить.
Чело­ве­ка не поща­жу, а тебя доста­ну (гово­рит бог диа­во­лу, пора­жая его гро­мо­вой стрелой).
Через кото­рый двор ворон пере­ле­тел кар­кая, там будет покойник.
Через поме­ло шагать – тяже­ло детей родить.
Через порог не здо­ро­вать­ся, не беседовать.
Чер­ная соба­ка, чер­ная кош­ка и чер­ный петух в доме спа­са­ют от гро­зы и от вора (и наобо­рот, они опас­ны во вре­мя гро­зы. Нижегор.).
Чер­ный глаз опас­ный. Бой­ся чер­но­го да каре­го глаза.
Черт уда­рил кре­мень о кре­мень – посы­па­лись лешие, домо­вые, русал­ки, яги-бабы.
Черт, черт, поиг­рай, да опять отдай (когда что поте­ря­но, то пере­вя­зы­ва­ют чер­ту боро­ду: зави­ва­ют нож­ку сто­ла платком).
Чесать локоть – спать на новом месте.
Чих­нешь в поне­дель­ник нато­щак – к подар­ку, во втор­ник – к при­ез­жим, в сре­ду – к вестям, в чет­верг – к похва­ле, в пятницу‑к сви­да­нию, в суб­бо­ту – к испол­не­нию жела­ний, в вос­кре­се­нье – к гостям.
Что ска­жут под­слу­хи, то и будет (то же, под окном слушать).
Что ты так зла, аль дав­но на мед­вед­ских дубах не была? (У Мещов­ска, Кал. губ; при селе Мед­веж­ках два сухих дуба, где, по пре­да­нию, соби­ра­ют­ся ведьмы).
Что услы­шишь под окном, того и жди (гада­нье о святках).
Чтоб леший не обо­шел (не сбить­ся с доро­ги), вывер­нуть на себе руба­ху наизнанку.
Чтоб не слиш­ком тос­ко­вать по покой­ни­ке., нати­рать­ся про­тив серд­ца зем­лей из могилы.
Что­бы кики­мо­ра кур не воро­вал, веша­ют над насе­стью, на лыке, отби­тое гор­ло кувшина.
Что­бы не боять­ся покой­ни­ка, хва­та­ют его за ноги.
Что­бы тара­ка­ны про­па­ли: взять их столь­ко, сколь­ко жиль­цов в доме, и в лап­те пере­во­лочь через порог и дорогу.
Чу, кики­мо­ра пря­жу пря­дет! Спи, кики­мо­ра спря­дет за тебя.
Шел, нашел, поте­рял (пого­вор­ка леше­го, изда­ли; но сошед­шись с чело­ве­ком, он бессловесен).
Шесть недель покой­ник умы­ва­ет­ся, шесть недель утирается.
Шея чешет­ся к пируш­ке либо к побоям.
Щеки чешут­ся или горят – к слезам.
Щепу от гро­ба выво­зить дочи­ста вон со двора.
Язык уку­сить – кто-то бранит.

Оставить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.

1 Комментарий

  • TT, 02.04.2015

    Пого­вор­ка о Труде.
    “С одной сто­ро­ны — мож­но СЛОВОМ, с ДРУГОЙ сто­ро­ны — нуж­но делом!”

    Ответить »
Размер шрифта: A- 16 A+
Цвет темы:
Цвет полей:
Шрифт: Arial Times Georgia
Текст: По левому краю По ширине
Боковая панель: Свернуть
Сбросить настройки