Православная мифология конца XX века

Православная мифология конца XX века

(3 голоса5.0 из 5)

Цер­ков­ное пре­да­ние долж­но быть досто­вер­но и в сво­ей сущ­но­сти и по сво­е­му духу не может про­ти­во­ре­чить тому, что мы нахо­дим в Свя­щен­ном Писа­нии. Если пре­да­ние не досто­вер­но, то оно и не цер­ков­но! Мифо­твор­че­ство, непро­ве­рен­ные фак­ты из исто­рии Церк­ви и жиз­не­опи­са­ний подвиж­ни­ков нару­ша­ют цер­ков­ность и вно­сят эле­мен­ты язы­че­ства, окра­шен­ные псевд­обла­го­че­сти­ем и псевдоправославием.

I. О современных «пророчествах» Авеля-прозорливца

Цер­ков­ное пре­да­ние — свое­об­раз­ная живо­нос­ная арте­рия Бла­го­да­ти Божи­ей, про­ни­зы­ва­ю­щая Свя­тым Духом исто­рию Церк­ви. На цер­ков­ном пре­да­нии как на бла­го­дат­ных при­ме­рах дей­ствия Боже­ствен­но­го Про­мыс­ла в исто­рии как отдель­ных свя­тых, так и все­го цер­ков­но­го орга­низ­ма, в част­но­сти, стро­ят­ся и бого­слов­ские посту­ла­ты. Так, напри­мер, на пре­да­нии Церк­ви о прис­но­дев­стве Марии осно­ва­но дог­ма­ти­че­ское уче­ние о Бого­ро­ди­це, хра­ни­мое Пра­во­сла­ви­ем в отли­чие от несто­ри­ан­ских, а позд­нее — про­те­стант­ских ере­ти­че­ских взгля­дов на Божию Матерь.

Цер­ков­ное пре­да­ние, одна­ко, долж­но быть досто­вер­но и в сво­ей сущ­но­сти и по сво­е­му духу не может про­ти­во­ре­чить тому, что мы нахо­дим в Свя­щен­ном Писа­нии. Если пре­да­ние не досто­вер­но, то оно и не цер­ков­но! Мифо­твор­че­ство, непро­ве­рен­ные фак­ты из исто­рии Церк­ви и жиз­не­опи­са­ний подвиж­ни­ков нару­ша­ют цер­ков­ность и вно­сят эле­мен­ты язы­че­ства, окра­шен­ные псевд­обла­го­че­сти­ем и псевдоправославием.

«Не буди ми лга­ти на свя­та­го…» — сло­ва свя­ти­те­ля Димит­рия Ростов­ско­го наи­луч­шим обра­зом предо­сте­ре­га­ют рев­ни­те­лей не по разу­му сочи­нять псевд­обла­го­че­сти­вые мифы. Эти «рев­ни­те­ли» или не пони­ма­ют, или же, наобо­рот, пре­крас­но осве­дом­ле­ны, к каким пагуб­ным послед­стви­ям и соблаз­нам для цер­ков­но­го созна­ния может при­ве­сти воль­ное обра­ще­ние с цер­ков­но-исто­ри­че­ски­ми фак­та­ми. Не сле­ду­ет забы­вать, что мифо­твор­че­ство в цер­ков­ной сфе­ре спо­соб­но увлечь людей в про­тив­ле­ние Церк­ви, в нестро­е­ния и расколы.

Вели­кий свя­ти­тель ХХ века архи­епи­скоп Никон (Рож­де­ствен­ский) писал в 1914 году в сво­их днев­ни­ках: «Рас­ска­зы­вать о том, что мог­ло быть, но было толь­ко в вооб­ра­же­нии авто­ра, не зна­чит ли “лга­ти” на про­мыш­ле­ние Божие… что это-де — во сла­ву Божию, для вос­пи­та­ния чув­ства веры и люб­ви — это уж будет рас­суж­де­ние в духе тех, кто учит, что цель оправ­ды­ва­ет сред­ства. Мифы нам не нуж­ны. Исто­рия Церк­ви пол­на фак­та­ми столь поучи­тель­ны­ми, что ника­кая фан­та­зия сочи­ни­те­лей мифов до них не додумается».

Жур­на­лы «Москва» и «Бла­го­дат­ный Огонь» не раз при­во­ди­ли при­ме­ры сле­по­го дове­рия к непро­ве­рен­ным выска­зы­ва­ни­ям преп. Сера­фи­ма Саров­ско­го, Н.А. Мото­ви­ло­ва и др. (см. пуб­ли­ка­ции А.Н. Стри­же­ва). Несколь­ко ранее в наших жур­на­лах ули­ча­лись лука­вые «рев­ни­те­ли» ско­ро­го кон­ца све­та в под­та­сов­ках про­ро­че­ства архи­епи­ско­па Фео­фа­на (Быст­ро­ва) и в сочи­не­нии т.н. «Виде­ния Иоан­на Крон­штадт­ско­го» о воца­ре­нии анти­хри­ста, состав­лен­но­го ката­комб­ни­ка­ми-имя­бож­ни­ка­ми спу­стя два­дцать лет (!) после кон­чи­ны свя­то­го пра­вед­но­го о. Иоан­на (см.: Прот. Петр Анд­ри­ев­ский. Рос­сия перед Вто­рым при­ше­стви­ем… Несбыв­ши­е­ся пред­ска­за­ния // Бла­го­дат­ный Огонь. № 7). Жизнь и дея­тель­ность послед­не­го рус­ско­го Импе­ра­то­ра — Царя-стра­сто­терп­ца Нико­лая II в послед­нее вре­мя так­же обрас­та­ет пре­крас­но­душ­ны­ми мифа­ми, что пре­пят­ству­ет ино­гда объ­ек­тив­ной цер­ков­но-исто­ри­че­ской оцен­ке вре­ме­ни его прав­ле­ния. Вот такие «кон­фет­ки-бара­ноч­ки»!

К вели­ко­му сожа­ле­нию, все эти выду­ман­ные «про­ро­че­ства», «пред­ска­за­ния стар­цев», «виде­ния» и мно­же­ство непро­ве­рен­ных выска­зы­ва­ний свя­тых пере­пе­ча­ты­ва­ют­ся и пре­под­но­сят­ся неис­ку­шен­но­му чита­те­лю как несо­мнен­ные откро­ве­ния о послед­них вре­ме­нах и сро­ках, знать кото­рые, кста­ти, запре­тил Сам Хри­стос (Деян.1:6, 7).

Одним из глав­ней­ших посту­ла­тов воз­ник­шей у нас за послед­ние 10–15 лет ере­си царе­бо­жия явля­ет­ся лже­уче­ние о «царе-иску­пи­те­ле».

Апо­ло­ге­ты это­го лже­уче­ния ссы­ла­ют­ся преж­де все­го на яко­бы имев­шие место выска­зы­ва­ния мона­ха Аве­ля (Васи­лий Васи­льев; 1757(55?)–1841), кото­рый пер­вым «про­ро­че­ство­вал», что послед­ний Рос­сий­ский Импе­ра­тор Нико­лай II «иску­пи­тель будет, иску­пит собой народ свой — бес­кров­ной жерт­ве подоб­но» (Житие пре­по­доб­но­го Аве­ля про­ри­ца­те­ля. Изд. Свя­то-Тро­иц­ко­го Ново-Голутви­на мона­сты­ря, 1995, с. 42). «Про­ро­че­ство» это кочу­ет посто­ян­но из одной кни­ги в дру­гую, хотя в кон­це «Жития пре­по­доб­но­го Аве­ля про­ри­ца­те­ля» поме­щен спи­сок лите­ра­ту­ры, на осно­ве кото­ро­го и было состав­ле­но «житие», где ука­за­ны четы­ре доре­во­лю­ци­он­ные пуб­ли­ка­ции о мона­хе Аве­ле (преж­де все­го, это изда­ния «Рус­ская ста­ри­на», СПб., 1875, фев­раль, с. 414–435 и «Рус­ский архив», М., 1878, № 7, с. 353–365) и пять пуб­ли­ка­ций, появив­ших­ся в свет во вто­рой поло­вине ХХ века — глав­ным обра­зом, в нача­ле 90‑х годов, чуть более деся­ти лет назад.

Изу­чив все доре­во­лю­ци­он­ные пуб­ли­ка­ции об Аве­ле, мы не нахо­дим ника­ких его пред­ска­за­ний о цар­ство­ва­нии послед­не­го царя Нико­лая II, а гово­рит­ся в них лишь о цар­ство­ва­нии Импе­ра­то­ров Пав­ла Пет­ро­ви­ча и Алек­сандра Пав­ло­ви­ча (в част­но­сти, Авель пред­ска­зал непро­дол­жи­тель­ность прав­ле­ния и уби­е­ние Пав­лу I, а Алек­сан­дру I пред­ска­зал сожже­ние Моск­вы фран­цу­за­ми). После про­чте­ния этих пуб­ли­ка­ций XIX века созда­ет­ся впе­чат­ле­ние об Аве­ле как свое­об­раз­ном «пра­во­слав­ном Нострадамусе».

Эти под­лин­ные све­де­ния о мона­хе Аве­ле, опуб­ли­ко­ван­ные до рево­лю­ции, запи­сал в соб­ствен­ном изло­же­нии так­же Сер­гей Алек­сан­дро­вич Нилус, несколь­ко отре­дак­ти­ро­вав их, в сво­ей кни­ге «На бере­гу Божьей реки» (от 26 июня 1909 года) (М., 2002, с. 316–321). Ника­ких про­ро­честв о цар­ство­вав­шем в это вре­мя Импе­ра­то­ре Нико­лае II у С.А. Нилу­са нет (вряд ли оста­лись бы без вни­ма­ния пред­ска­за­ния Аве­ля о совре­мен­ни­ке С.А. Нилу­са Импе­ра­то­ре Нико­лае Алек­сан­дро­ви­че, зная горя­чую склон­ность Нилу­са к пуб­ли­ка­ции все­воз­мож­ных про­ро­честв и таин­ствен­ных предсказаний).

Таким обра­зом, оста­ют­ся лишь после­ре­во­лю­ци­он­ные пуб­ли­ка­ции об Аве­ле, кото­рые, есте­ствен­но, не могут содер­жать ника­ких про­ро­честв о послед­нем Госу­да­ре Рос­сий­ской Импе­рии: очень лег­ко сочи­нять «про­ро­че­ства» об уже совер­шив­ших­ся событиях*.

Так, офи­цер рус­ской Импе­ра­тор­ской армии, монар­хист, участ­ник Пер­вой миро­вой вой­ны Петр Нико­ла­е­вич Шабель­ский-Борк (1896–1952) в нача­ле 30‑х годов ХХ века напе­ча­тал в эми­гра­ции в жур­на­ле «Хлеб небес­ный» (Хар­бин, 1931, № 5, с. 28–30) под псев­до­ни­мом Кири­бе­е­вич «исто­ри­че­ское ска­за­ние» об Аве­ле «Вещий инок», в кото­ром (не будем гадать, из каких эми­грант­ских источ­ни­ков) автор, не огра­ни­чи­ва­ясь извест­ны­ми выска­зы­ва­ни­я­ми Аве­ля об Импе­ра­то­рах Пав­ле I и Алек­сан­дре I, дово­дит «про­ро­че­ства» Аве­ля до цар­ство­ва­ния Нико­лая II. Ско­рее все­го, эти допол­ни­тель­ные «про­ро­че­ства» были сочи­не­ны post factum в самих эми­грант­ских кру­гах в 20–30‑е годы ХХ века. Под­черк­нем еще раз, что ни в одном доре­во­лю­ци­он­ном изда­нии об Аве­ле, кото­рые выхо­ди­ли в Рос­сии, не содер­жит­ся ни сло­ва о послед­нем рус­ском царе Нико­лае II. Прав­да, нам могут воз­ра­зить, что в изда­ни­ях XIX века об Аве­ле и не мог­ли содер­жать­ся про­ро­че­ства о судь­бе послед­не­го Рос­сий­ско­го Импе­ра­то­ра Нико­лая II, так как еще Импе­ра­тор Павел I, соглас­но Кири­бе­е­ви­чу, «вло­жив пред­став­лен­ное писа­ние Аве­ле­во в кон­верт, на оном соб­ствен­но­руч­но начер­тать соиз­во­лил: “Вскрыть Потом­ку Наше­му в сто­лет­ний день Моей кон­чи­ны”». Суще­ству­ет и пре­да­ние о том, как 11 мар­та 1901 года, в сто­лет­нюю годов­щи­ну муче­ни­че­ской кон­чи­ны Импе­ра­то­ра Пав­ла Пет­ро­ви­ча, Госу­дарь Импе­ра­тор Нико­лай Алек­сан­дро­вич вскрыл ларец с пись­мом и про­чи­тал «ска­за­ние Аве­ля Веща­го о судь­бе Сво­ей и Рос­сии». Одна­ко ука­за­ния на какие-либо архив­ные дан­ные это­го пре­да­ния отсутствуют.

Но глав­ное — в дру­гом. Если срав­нить текст Кири­бе­е­ви­ча (Хар­бин, 1931), пред­по­ло­жив даже на миг, что это — под­лин­ное про­ро­че­ство и каким-то обра­зом попа­ло после рево­лю­ции из лич­но­го архи­ва Нико­лая II за гра­ни­цу, и текст изда­ния Свя­то-Тро­иц­ко­го Ново-Голутви­на мона­сты­ря (1995 год), то в послед­нем изда­нии мы с удив­ле­ни­ем обна­ру­жи­ва­ем новые встав­ки. Так, напри­мер, в хар­бин­ском изда­нии 1931 года читаем:

«— Кому пере­даст он (Алек­сандр III. — Н.К.) насле­дие царское?

— Нико­лаю Вто­ро­му — Свя­то­му Царю, Иову Мно­го­стра­даль­но­му подоб­но­му. На венец тер­но­вый сме­нит он коро­ну цар­скую, пре­дан будет наро­дом сво­им; как неко­гда Сын Божий. Вой­на будет, вели­кая вой­на, мировая…»

В изда­нии же Свя­то-Тро­иц­ко­го Ново-Голутви­на мона­сты­ря (1995 г.) чита­ем несколь­ко изме­нен­ный текст (добав­ле­ния выде­ле­ны полу­жир­ным шрифтом):

«— Кому пере­даст он (Алек­сандр III. — Н.К.) насле­дие Царское?

— Нико­лаю Вто­ро­му — Свя­то­му Царю, Иову Мно­го­стра­даль­но­му подоб­но­му. Будет иметь разум Хри­стов, дол­го­тер­пе­ние и чисто­ту голу­би­ную. О нем сви­де­тель­ству­ет Писа­ние: Псал­мы 90, 10 и 20 откры­ли мне всю судь­бу его. На венец тер­но­вый сме­нит он коро­ну цар­скую, пре­дан будет наро­дом сво­им; как неко­гда Сын Божий. Иску­пи­тель будет, иску­пит собой народ свой — бес­кров­ной жерт­ве подоб­но. Вой­на будет, вели­кая вой­на миро­вая…» (с. 42).

Если так назы­ва­е­мые «про­ро­че­ства» Аве­ля-про­зор­лив­ца в хар­бин­ском изда­нии Кири­бе­е­ви­ча не име­ют под собой ника­кой доку­мен­таль­ной осно­вы, а пред­став­ля­ют лишь весь­ма бла­го­че­сти­вый миф, то встав­ки в голутвин­ское изда­ние 1995 года выда­ют уже ере­ти­че­ское царе­бо­же­ское муд­ро­ва­ние, воз­ник­шее в 90‑е годы ХХ века, не име­ю­щее к мона­ху Аве­лю ника­ко­го отно­ше­ния. Нико­гда монах Авель не доду­мал­ся бы изречь такую ересь: «Царь-иску­пи­тель», име­ю­щий «разум Хри­стов» (!). Это — яркий при­мер царе­бож­ни­че­ско­го бого­хуль­ства с анти­хри­сти­ан­ским хлы­стов­ским под­тек­стом, за кото­рым царе­бож­ни­ка­ми выстра­и­ва­ет­ся свое­об­раз­ная псев­до­бо­го­слов­ская док­три­на, соглас­но кото­рой и само­го анти­хри­ста в кон­це вре­мен убьет не Хри­стос-Бог духом уст Сво­их (2Фес. 2, 8), а буду­щий «Царь-побе­ди­тель».

Если Откро­ве­ние св. Иоан­на Бого­сло­ва закан­чи­ва­ет­ся ожи­да­ни­ем Вто­ро­го Слав­но­го при­ше­ствия Гос­по­да наше­го Иису­са Хри­ста: Ей, гря­ди, Гос­по­ди Иису­се! (22, 20), то царе­бож­ни­ки, подоб­но древним иуде­ям, ожи­да­ют при­ше­ствия во сла­ве зем­но­го царя для устро­е­ния в кон­це вре­мен несо­кру­ши­мо­го зем­но­го «пра­во­слав­но­го» цар­ства, когда все вра­ги «пра­во­сла­вия», вклю­чая само­го анти­хри­ста, будут раз­би­ты. Такое уче­ние уже осуж­да­лось Цер­ко­вью как ересь хили­аз­ма… Хри­стос Спа­си­тель, Цар­ство Кото­ро­го не от мiра сего, им, по сути, и не нужен. 

II. «Православные» мифы о Великой Отечественной войне

5_002В свя­зи с 60-лети­ем Вели­кой Побе­ды рус­ско­го наро­да в Вели­кой Оте­че­ствен­ной войне невоз­мож­но не отме­тить ряд пуб­ли­ку­е­мых в цер­ков­ных изда­ни­ях мифов, свя­зан­ных с этой эпо­хой. Эта мифо­ло­гия, не под­креп­лен­ная ника­ки­ми ссыл­ка­ми на цер­ков­ные или архив­ные источ­ни­ки, кочу­ет из кни­ги в книгу.

Авто­ром боль­шин­ства этих мифов явля­ет­ся про­то­и­е­рей Васи­лий Швец. Наи­бо­лее пол­но его сочи­не­ния были пред­став­ле­ны в кни­ге «Рос­сия перед вто­рым при­ше­стви­ем» (М., 1993, 1994 и т.д.) — свое­об­раз­ной энцик­ло­пе­дии пра­во­слав­но­го мифо­твор­че­ства, соста­ви­те­лем кото­рой явля­ет­ся Сер­гей Фомин. Вошли эти мифы так­же и в кни­гу иеро­мо­на­ха Фила­дель­фа (Мои­се­е­ва) «Заступ­ни­ца Усерд­ная» (М., 1992).

Повест­во­ва­ния прот. Васи­лия Шве­ца (без ссы­лок на какие-либо источ­ни­ки!) могут пред­став­лять­ся весь­ма бла­го­че­сти­вы­ми, ибо свя­за­ны они с глу­бо­ко почи­та­е­мым веру­ю­щим рус­ским наро­дом Казан­ским обра­зом Божи­ей Мате­ри — Заступ­ни­цей Усерд­ной рода хри­сти­ан­ско­го. Одна­ко необ­хо­ди­мо предо­сте­речь лег­ко­вер­но­го чита­те­ля не дове­рять сле­по все­му тому, что вышло из-под пера прот. Васи­лия Шве­ца и затем вошло в раз­лич­ные сбор­ни­ки о войне.

Не будем раз­би­рать все опи­сы­ва­е­мые о. Васи­ли­ем собы­тия, отме­тим лишь крат­ко то, что никак не может соот­вет­ство­вать исто­ри­че­ской правде.

Так, напри­мер, соглас­но прот. В. Шве­цу, по сове­ту мит­ро­по­ли­та гор Ливан­ских Илии (Кара­ме) (Антио­хий­ский Пат­ри­ар­хат), кото­рый сра­зу после нача­ла Вели­кой Оте­че­ствен­ной вой­ны горя­чо молил­ся за спа­се­ние Рос­сии от вра­же­ско­го наше­ствия*, И.В. Ста­лин во вре­мя бло­ка­ды Ленин­гра­да встре­тил­ся с мит­ро­по­ли­та­ми Алек­си­ем (Симан­ским) и Сер­ги­ем (Стра­го­род­ским) (с. 273).

Одна­ко ника­ких исто­ри­че­ских све­де­ний о подоб­ной встре­че не обна­ру­жи­ва­ет­ся и, как мы уви­дим ниже, ее и не мог­ло быть. Да и вооб­ще очень сомни­тель­но, что­бы Ста­лин мог сове­то­вать­ся в 1941 году с архи­ере­ем Антио­хий­ской Церк­ви, тогда как рус­ских архи­ере­ев Ста­лин при­нял у себя лишь в 1943 году.

то срод­ни дру­го­му мифу, при­ве­ден­но­му в кни­ге «Рос­сия перед вто­рым при­ше­стви­ем»: «Бес­спор­ным фак­том явля­ет­ся при­езд к бла­жен­ной Мат­роне в Цари­цы­но в октяб­ре 1941 г. И.В. Ста­ли­на» (с. 271). Пер­вая исто­ри­че­ская встре­ча Ста­ли­на с тре­мя мит­ро­по­ли­та­ми Рус­ской Пра­во­слав­ной Церк­ви Сер­ги­ем (Стра­го­род­ским), Алек­си­ем (Симан­ским) и Нико­ла­ем (Яру­ше­ви­чем), ради­каль­но изме­нив­шая отно­ше­ние совет­ско­го госу­дар­ства к Церк­ви, про­изо­шла, как извест­но, 4 сен­тяб­ря 1943 года. Ста­лин тогда высо­ко ото­звал­ся о пат­ри­о­ти­че­ской дея­тель­но­сти Пра­во­слав­ной Церк­ви, отме­тил и тот факт, что с фрон­та посту­па­ет нема­ло писем с одоб­ре­ни­ем такой пози­ции духо­вен­ства и веру­ю­щих, дал согла­сие на созыв Собо­ра и избра­ние Пат­ри­ар­ха, пред­ло­жил открыть духов­ные ака­де­мии и учи­ли­ща для обу­че­ния свя­щен­но­слу­жи­те­лей, раз­ре­шил изда­ние еже­ме­сяч­но­го цер­ков­но­го жур­на­ла (Жур­нал Мос­ков­ской Пат­ри­ар­хии) и рас­по­ря­дил­ся занять­ся про­бле­мой осво­бож­де­ния архи­ере­ев и духо­вен­ства, нахо­дя­щих­ся в ссыл­ках, лаге­рях и тюрь­мах. Имен­но с сен­тяб­ря 1943 года ста­ли повсе­мест­но откры­вать­ся тыся­чи хра­мов, закры­тых ранее в годы без­бож­ных пятилеток.

Но вер­нем­ся к сочи­не­ни­ям прот. Васи­лия Шве­ца. Не пред­став­ля­ют­ся прав­до­по­доб­ны­ми его сооб­ще­ния о крест­ном ходе с Казан­ской ико­ной Божи­ей Мате­ри вокруг бло­кад­но­го Ленин­гра­да, опять же по ука­за­нию мит­ро­по­ли­та гор Ливан­ских Илии, пере­дан­но­му им совет­ско­му пра­ви­тель­ству (с. 273).

Что пред­став­лял собой бло­кад­ный Ленин­град? Непре­рыв­ные бом­беж­ки и арт­об­стре­лы, голод и отсут­ствие воды, кро­меш­ная тьма и лютые моро­зы зимой — вот реаль­ная ситу­а­ция в горо­де на Неве, свя­зан­ном толь­ко «доро­гой жиз­ни» через Ладож­ское озе­ро с осталь­ной, неок­ку­пи­ро­ван­ной тер­ри­то­ри­ей стра­ны. Во вре­мя бло­ка­ды, длив­шей­ся с 8 сен­тяб­ря 1941 года по 18 янва­ря 1943 года, мит­ро­по­лит Алек­сий (Симан­ский) посто­ян­но пре­бы­вал в оса­жден­ном Ленин­гра­де, так что ни о какой его встре­че со Ста­ли­ным, как бы это­го ни хоте­лось прот. Васи­лию Шве­цу и соста­ви­те­лю кни­ги «Рос­сия перед вто­рым при­ше­стви­ем», не мог­ло быть и речи. Вла­ды­ка Алек­сий посто­ян­но совер­шал бого­слу­же­ния в кафед­раль­ном собо­ре, раз­де­ляя с вве­рен­ной его окорм­ле­нию паст­вой геро­и­че­ское сто­я­ние в оса­жден­ном горо­де. Слу­жил вла­ды­ка один, без диа­ко­на, сам читал помян­ник о «всех от гла­да и язв скон­чав­ших­ся» и каж­дый вечер слу­жил моле­бен свя­ти­те­лю Нико­лаю, обхо­дя с чудо­твор­ной ико­ной собор, в кото­ром в то вре­мя и жил.

Несмот­ря на голод и бом­беж­ки, обес­си­лен­ные от голо­да люди шли в собор, где слу­жил их люби­мый архи­пас­тырь оса­жден­но­го горо­да. Сво­им пас­тыр­ским сло­вом вла­ды­ка Алек­сий в самое труд­ное вре­мя под­дер­жи­вал и уте­шал сво­их пасо­мых надеж­дой на ско­рую побе­ду, упо­ва­ни­ем на Покров Божи­ей Мате­ри и небес­ное пред­ста­тель­ство покро­ви­те­ля Ленин­гра­да — свя­то­го Алек­сандра Невского.

При этих обсто­я­тель­ствах ни усло­вий, ни воз­мож­но­сти, ни сил, ни духо­вен­ства для обне­се­ния крест­ным ходом ико­ны Божи­ей Мате­ри вокруг окру­жен­но­го фаши­ста­ми горо­да про­сто не было.

Как вспо­ми­нал ленин­град­ский бла­го­чин­ный про­то­и­е­рей Нико­лай Лома­кин, кото­рый за все вре­мя бло­ка­ды был в посто­ян­ном обще­нии с мит­ро­по­ли­том Алек­си­ем, «Вла­ды­ка мит­ро­по­лит бес­страш­но, часто пеш­ком, посе­щал ленин­град­ские хра­мы, совер­шал в них бого­слу­же­ния, бесе­до­вал с духо­вен­ством и миря­на­ми, всю­ду вно­ся бод­рость, веру в побе­ду, хри­сти­ан­скую радость и молит­вен­ное уте­ше­ние в скор­бях. Сам, ино­гда боль­ной, Вла­ды­ка в любое вре­мя дня при­ни­мал при­хо­див­ших к нему мирян и духо­вен­ство. Со все­ми ров­ный, при­вет­ли­вый — для каж­до­го он нахо­дил лас­ку, умел обод­рить мало­душ­ных и под­кре­пить сла­бых. Никто от наше­го Вла­ды­ки не ухо­дил опе­ча­лен­ным, не окры­лен­ным духов­но. Очень мно­гим Вла­ды­ка из лич­ных средств ока­зы­вал мате­ри­аль­ную помощь; лишая себя, по-хри­сти­ан­ски делил­ся пищей. Желая молит­вен­но уте­шить и духов­но обод­рить пасо­мых в тяж­кие дни бло­ка­ды Ленин­гра­да, Вла­ды­ка Алек­сий неред­ко сам отпе­вал усоп­ших от голод­но­го исто­ще­ния мирян, невзи­рая на лица и обстав­ляя эти погре­бе­ния осо­бо тор­же­ствен­но» (Жур­нал Мос­ков­ской Пат­ри­ар­хии, 1945, № 4, с. 26–27).

Толь­ко про­рыв бло­ка­ды в янва­ре 1943 года поз­во­лил мит­ро­по­ли­ту Алек­сию в труд­ней­ших усло­ви­ях пред­при­нять путе­ше­ствие для встре­чи и сове­ща­ния с Пат­ри­ар­шим Место­блю­сти­те­лем Сер­ги­ем (Стра­го­род­ским). После Архи­ерей­ско­го Собо­ра 1943 года мит­ро­по­лит Алек­сий воз­вра­тил­ся в свой страж­ду­щий город. 11 нояб­ря 1943 года ему была вру­че­на пра­ви­тель­ствен­ная медаль «За обо­ро­ну Ленинграда».

После выхо­да в свет кни­ги «Рос­сия перед вто­рым при­ше­стви­ем» посто­ян­но повто­ря­ет­ся бла­го­че­сти­вая леген­да об обле­те в декаб­ре 1941 года Моск­вы с Тих­вин­ской ико­ной Божи­ей Мате­ри (с. 275). Напом­ним еще раз, что до исто­ри­че­ской встре­чи Ста­ли­на с тре­мя мит­ро­по­ли­та­ми Рус­ской Пра­во­слав­ной Церк­ви в сен­тяб­ре 1943 года ни о какой рели­ги­оз­ной про­па­ган­де, а тем более в вой­сках, не мог­ло быть и речи. Нуж­но ясно пред­став­лять себе слож­ность и тра­гич­ность ситу­а­ции обо­ро­ны Моск­вы в октяб­ре-декаб­ре 1941 года, что­бы понять, что за подоб­ный «облет с ико­ной», когда нем­цы уже были на под­сту­пах к сто­ли­це, лет­чи­ка, посмев­ше­го совер­шить подоб­ное, ожи­дал бы бес­по­щад­ный при­го­вор воен­но­го трибунала.

Прот. В.Швец пишет, что во вре­мя обо­ро­ны Ста­лин­гра­да Казан­ская ико­на сто­я­ла сре­ди наших войск на пра­вом бере­гу Вол­ги, и поэто­му нем­цам не уда­лось раз­бить наши войска:

«Зна­ме­ни­тая Ста­лин­град­ская бит­ва нача­лась с молеб­на перед этой ико­ной, и толь­ко после это­го был дан сиг­нал к наступ­ле­нию. Ико­ну при­во­зи­ли на самые труд­ные участ­ки фрон­та, где были кри­ти­че­ские поло­же­ния, в места, где гото­ви­лись наступ­ле­ния. Свя­щен­ство слу­жи­ло молеб­ны, сол­дат кро­пи­ли свя­той водой…» (с. 275) Опи­сы­вая такую неправ­до­по­доб­ную идил­лию (огром­ная часть рус­ско­го свя­щен­ства в это вре­мя нахо­ди­лась в тюрь­мах и лаге­рях), прот. В.Швец, веро­ят­но, спу­тал Ста­лин­град­скую бит­ву с Боро­дин­ской*. Все опи­сан­ное про­то­и­е­ре­ем Васи­ли­ем про­сто не име­ло места, как бы это кра­си­во и бла­го­че­сти­во ни читалось.

По сви­де­тель­ству участ­ни­ков Ста­лин­град­ской бит­вы (отец пишу­ще­го эти стро­ки вое­вал с пер­во­го до послед­не­го дня в соста­ве дей­ству­ю­щей Крас­ной Армии и в зва­нии офи­це­ра участ­во­вал в Ста­лин­град­ской бит­ве), ника­ко­го молеб­на перед при­ве­зен­ной Казан­ской ико­ной перед нача­лом бит­вы, да и самой ико­ны, не было. Фрон­то­ви­ки лишь сви­де­тель­ство­ва­ли, что во всех сохра­нив­ших­ся пра­во­слав­ных хра­мах духо­вен­ство воз­но­си­ло молит­вы о побе­де нашей армии. Еще раз напом­ним, что Ста­лин­град­ская бит­ва про­ис­хо­ди­ла за семь меся­цев до судь­бо­нос­ной для Церк­ви встре­чи Ста­ли­на и трех выс­ших иерар­хов РПЦ в Кремле.

Непо­сред­ствен­ных участ­ни­ков бит­вы за Ста­лин­град и сви­де­те­лей тех собы­тий с каж­дым годом ста­но­вит­ся все мень­ше, а неудер­жи­мая фан­та­зия цер­ков­ных мифо­твор­цев гото­ва сочи­нять самые неле­пые небы­ли­цы, пред­став­ляя их как «пре­да­ния» и истин­ные чуде­са. И кочу­ют подоб­ные «пре­да­ния» и «чуде­са» из одной кни­ги в дру­гую, иска­жая исто­рию Рус­ской Пра­во­слав­ной Церк­ви и ума­ляя подвиг рус­ско­го вои­на на полях Вели­кой Оте­че­ствен­ной войны.

Кто из пра­во­слав­ных может сомне­вать­ся, что по молит­вам Заступ­ни­цы Усерд­ной рода хри­сти­ан­ско­го были одер­жа­ны побе­ды и под Моск­вой, и под Ста­лин­гра­дом, и про­изо­шел про­рыв Ленин­град­ской бло­ка­ды. Помощь Божия и молит­вы Пре­свя­той Бого­ро­ди­цы, Кото­рой моли­лась вся Рос­сия, помог­ли сло­мить вра­га и при­ве­ли к слав­ной побе­де наше­го наро­да в день свя­то­го Геор­гия Побе­до­нос­ца на Пас­ху 1945 года.

Но когда чита­ешь в той же кни­ге «Рос­сия перед вто­рым при­ше­стви­ем» о бит­ве за Кенигсберг такие сло­ва: «Перед самым рус­ским штур­мом “в небе появи­лась Мадон­на” (так они (нем­цы) назы­ва­ют Бого­ро­ди­цу), кото­рая была вид­на всей немец­кой армии, и абсо­лют­но у всех (нем­цев) отка­за­ло ору­жие — они не смог­ли сде­лать ни одно­го выстре­ла… Во вре­мя это­го явле­ния нем­цы пада­ли на коле­ни, и очень мно­гие поня­ли, в чем здесь дело и Кто помо­га­ет рус­ским» (с. 276), — то поис­ти­не геро­и­че­ский подвиг и муже­ство рус­ско­го сол­да­та пре­вра­ща­ют­ся в деше­вые и глу­по сре­жис­си­ро­ван­ные эпи­зо­ды из кино­филь­ма «Паде­ние Берлина»…

И, нако­нец, отме­тим, что вид­ный иерарх нашей Церк­ви мит­ро­по­лит Ленин­град­ский Анто­ний (Мель­ни­ков; †1986) крайне отри­ца­тель­но отно­сил­ся к сочи­не­ни­ям прот. Васи­лия Швеца.

Мы попро­си­ли игу­ме­на Сер­гия (Рыб­ко), насто­я­те­ля хра­ма Соше­ствия Свя­та­го Духа на апо­сто­лов, что на Лаза­рев­ском клад­би­ще, выска­зать свое суж­де­ние о собы­ти­ях Вели­кой Оте­че­ствен­ной вой­ны в изло­же­нии про­то­и­е­рея Васи­лия Швеца.

Я счи­таю, что рас­ска­зы о. Васи­лия о Вели­кой Оте­че­ствен­ной войне, обна­ро­до­ван­ные им в кон­це 80‑х, не совсем прав­до­по­доб­ны. Я бы ска­зал даже, что нездо­ро­вые вещи пишет или рас­ска­зы­ва­ет о. Васи­лий. Конеч­но, может быть, он «зри­тель Божи­их откро­ве­ний» и ему одно­му это было откры­то, но дело в том, что фак­ты, о кото­рых он гово­рит, исто­ри­че­ски не под­твер­жде­ны. Никто из совре­мен­ни­ков о. Васи­лия не под­твер­жда­ет све­де­ний, им при­во­ди­мых, о молеб­нах и крест­ных ходах под Моск­вой и Ста­лин­гра­дом. Была совер­шен­но дру­гая эпо­ха, и, на мой взгляд, это было про­сто невоз­мож­но в то вре­мя. Если было бы воз­мож­но то, что опи­сы­ва­ет о. Васи­лий, то «пере­строй­ка» и вто­рое «кре­ще­ние Руси» нача­лись бы гораз­до рань­ше, еще при Ста­лине! Но в том-то и дело, что мы зна­ем: после исто­ри­че­ской встре­чи 1943 года в Крем­ле были репрес­сии духо­вен­ства 1949 года, вновь сажа­ли свя­щен­ни­ков и вооб­ще веру­ю­щих людей. И поэто­му рас­ска­зы о. Васи­лия боль­ше похо­жи на какие-то сказ­ки, бла­го­че­сти­вые апокрифы.

Я знал одно­го свя­щен­ни­ка, при­няв­ше­го сан в семь­де­сят лет, кото­рый про­вел всю вой­ну в Москве. Это был бла­го­че­сти­вый чело­век от юно­сти сво­ей, посе­щав­ший храм Божий. И когда ему при мне рас­ска­за­ли всю эту «исто­рию» с Казан­ской ико­ной Божи­ей Мате­ри, с крест­ным ходом, бла­го­да­ря чему яко­бы было оста­нов­ле­но наступ­ле­ние фаши­стов под Моск­вой, он выслу­шал, помол­чал и ска­зал: «Силь­но слад­ко ска­за­но… не жили вы тогда и не зна­е­те». Так что и по его мне­нию это­го быть не мог­ло, он пря­мо выска­зал недо­ве­рие и непри­я­тие по отно­ше­нию к «фак­там», при­во­ди­мым о. Василием.

Сей­час эти рас­ска­зы о. Васи­лия про обо­ро­ну Моск­вы и Ста­лин­гра­да напе­ча­та­ны во мно­гих кни­гах, но «сви­де­те­лем» их был поче­му-то толь­ко он один. Дру­гих сви­де­те­лей нет! А для цер­ков­ной исто­рии это­го мало. Факт дол­жен быть под­твер­жден еще кем-нибудь, кто видел то же самое. Ведь эти собы­тия «не в углу про­ис­хо­ди­ли» (Деян. 26, 26).

Здо­ро­вый скеп­сис в Церк­ви необ­хо­дим. Ина­че любой жулик будет нас про­сто обма­ны­вать, выду­мы­вать какие-то «бла­го­че­сти­вые» исто­рии. Пра­во­слав­ная вера все-таки отли­ча­ет­ся рас­суж­де­ни­ем, и Свя­той Дух есть «Дух пре­муд­ро­сти, Дух разу­ма», как поет Цер­ковь в день Пятидесятницы.

Свя­ти­тель Игна­тий Брян­ча­ни­нов гово­рит, что любое уче­ние, сло­во любо­го про­по­вед­ни­ка, учи­те­ля, духов­ни­ка необ­хо­ди­мо пове­рять свя­ты­ми Отца­ми. Если сочи­не­ния о. Васи­лия Шве­ца пове­рять св. Отца­ми, осо­бен­но уче­ни­ем свят. Игна­тия Брян­ча­ни­но­ва (вспом­ним его сло­во «О чуде­сах и зна­ме­ни­ях»), то повест­во­ва­ния о. Васи­лия ско­рее под­хо­дят к лже­чу­де­сам, неже­ли к чуде­сам Божиим.

То, что писал и гово­рил о. Васи­лий, — про­сто бла­го­че­сти­вые сказ­ки, не име­ю­щие ника­ко­го духов­но­го смыс­ла. Я счи­таю, что грех верить подоб­ным вещам, никем и ничем не подтвержденным.

Без­услов­но, Божия Матерь участ­во­ва­ла в судь­бах нашей Роди­ны, были Ее явле­ния во вре­мя Вели­кой Оте­че­ствен­ной вой­ны, одна­ко то, о чем повест­ву­ет о. Васи­лий, у меня вызы­ва­ет очень боль­шие сомнения.

Нико­лай Каверин

Источ­ник: https://vera.mipt.ru/vera/chist/mifologiya.html

Оставить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.

Размер шрифта: A- 16 A+
Цвет темы:
Цвет полей:
Шрифт: Arial Times Georgia
Текст: По левому краю По ширине
Боковая панель: Свернуть
Сбросить настройки