Протоиерей Максим Козлов. Осторожно: православная ярмарка

Протоиерей Максим Козлов. Осторожно: православная ярмарка

(5 голосов5.0 из 5)

– Отец Мак­сим, в одном из сво­их выступ­ле­ний Вы упо­тре­би­ли поня­тие “пра­во­слав­ный лубок”. Что это такое?

– Напри­мер, это может быть рас­сказ в СМИ о том, как наше веру­ю­щее насе­ле­ние справ­ля­ет рели­ги­оз­ный празд­ник: показ бла­го­слов­ля­ю­ще­го всех архи­ерея, пою­ще­го хора, бабуш­ки со свеч­кой в руках – и всё. Или о Кре­ще­нии: как наби­ра­ют свя­тую воду, где она “дей­стви­тель­но свя­тая”, а где нет, а потом еще о гада­ни­ях рас­ска­жут: как гадать пра­виль­но, как непра­виль­но… В обще­ствен­ном созна­нии, к сожа­ле­нию, пони­ма­ние нашей пра­во­слав­ной куль­ту­ры сво­дит­ся к набо­ру общих мест, часто вуль­га­ри­зи­ро­ван­ных и сути не отра­жа­ю­щих. Это и есть лубок.

– Еще один аспект “пра­во­сла­вия-лайт”, по мне­нию мно­гих, – это пра­во­слав­ные ярмар­ки. Как Вы отно­си­тесь к это­му явлению?

– Сей­час мы наблю­да­ем почти лави­но­об­раз­ный рост чис­ла все­воз­мож­ных пра­во­слав­ных ярма­рок. Рань­ше они были Рож­де­ствен­ские и Пас­халь­ные, теперь уже и свя­точ­ные, и мас­ле­нич­ные, и кре­сто­по­клон­ные, и ярмар­ки на Свет­лой неде­ле… Это не может не насто­ра­жи­вать. Пото­му что в целом эти ярмар­ки (за исклю­че­ни­ем неко­то­рых, где доволь­но пра­виль­но рас­став­ле­ны акцен­ты – как, напри­мер, цен­траль­ная ярмар­ка “Пра­во­слав­ная Русь”) фак­ти­че­ски ничем не отли­ча­ют­ся от ана­ло­гич­ных свет­ских меро­при­я­тий. Они низ­во­дят жизнь в Церк­ви до уров­ня отно­ше­ний рыноч­ной эко­но­ми­ки: то, что в дру­гих местах не про­даст­ся, в боль­ших коли­че­ствах сво­зит­ся сюда, оптом, в роз­ни­цу и со скид­ка­ми. Мне кажет­ся, совер­шен­но недо­пу­сти­мо сов­ме­щать рас­про­стра­не­ние пра­во­слав­ной про­дук­ции (книг, обла­че­ний, сель­ско­хо­зяй­ствен­ной про­дук­ции мона­сты­рей) с предо­став­ле­ни­ем рели­ги­оз­ных услуг – я спе­ци­аль­но поль­зу­юсь этой совет­ской терминологией.

Во-пер­вых, это “отцы-пома­зу­ны”, кото­рые сто­ят воз­ле икон с кисточ­ка­ми и сосу­да­ми с неким рас­тво­ром, у всех эти ико­ны миро­то­чат или, по край­ней мере, миро­то­чи­ли совсем недав­но, все они гово­рят о чрез­вы­чай­но чудо­твор­ных воз­дей­стви­ях этих икон… И все они соби­ра­ют пожерт­во­ва­ния на уда­лен­ные мона­сты­ри, хотя в 2000 году было спе­ци­аль­ное реше­ние Архи­ерей­ско­го Собо­ра о том, что кли­ри­ки име­ют пра­во соби­рать пожерт­во­ва­ния не в сво­ей епар­хии толь­ко с раз­ре­ше­ния пра­вя­ще­го архи­ерея этой епар­хии и архи­ерея сво­ей епар­хии. А в пуб­лич­ных местах они вооб­ще не долж­ны соби­рать пожерт­во­ва­ния – это дело мирян.

Прот. Максим КозловВо-вто­рых, это абсо­лют­но пара­док­саль­ная прак­ти­ка при­ня­тия поми­наль­ных запи­сок в мона­стырь за три­де­вять земель, то на Укра­и­ну, то в Сибирь. Непо­нят­но: неуже­ли там поми­но­ве­ние каче­ствен­нее будет, чем в мос­ков­ских мона­сты­рях и хра­мах? Неуже­ли там евха­ри­стия дру­гая совер­ша­ет­ся, де люкс, выс­шей кате­го­рии? Ведь в любом пра­во­слав­ном хра­ме евха­ри­стия совер­ша­ет­ся оди­на­ко­во. Поми­но­ве­ние, кото­рое тво­рит­ся перед Пре­сто­лом Божи­им в любом хра­ме – это поми­но­ве­ние всей Церк­ви. Мож­но понять, когда чело­век нахо­дит­ся в каких-то осо­бых отно­ше­ни­ях с уда­лен­ным мона­сты­рем – бла­го­го­ве­ет перед тамош­ней свя­ты­ней, бывал там или, напро­тив, хочет побы­вать, но не име­ет воз­мож­но­сти. И вот тогда он вме­сто себя посы­ла­ет как весточ­ку эту запис­ку – прось­бу о молит­ве. Но бес­смыс­лен­ное умно­же­ние про­ше­ний нико­му поль­зы не даст – ни нам, ни тому, за кого молимся.

На этих ярмар­ках есть и еще один момент, нуж­да­ю­щий­ся в ско­рей­шем исправ­ле­нии. Часто при­хо­ди­лось видеть, что люди выда­ют себя не за тех, кто они есть на самом деле. Нахо­дясь не в сво­ей епар­хии, свя­щен­ник име­ет пра­во сослу­жить на бого­слу­же­нии, предъ­явив свя­щен­ни­че­скую гра­мо­ту: что он закон­ный свя­щен­ник и что он по пра­ву нахо­дит­ся не в сво­ем при­хо­де. Так поче­му никто не спра­ши­ва­ет соот­вет­ству­ю­щих доку­мен­тов у людей, кото­рые, по их сло­вам, пред­став­ля­ют мона­стырь, при­ход, цер­ков­ную организацию?

Есть сомне­ния и насчет идей, кото­рые пред­став­ле­ны на ярма­роч­ных лот­ках. В каж­дой деся­той лав­ке мы видим кни­ги о Рас­пу­тине, об Иване Гроз­ном, о чрез­вы­чай­ной душе­па­губ­но­сти нало­го­вых доку­мен­тов, пас­пор­та… Но если мы име­ем в виду ярмар­ку под эги­дой Мос­ков­ско­го пат­ри­ар­ха­та, то там долж­ны при­ме­нять­ся такие же нор­мы, как и по отно­ше­нию к цер­ков­ным и книж­ным лав­кам при храмах.

Хоте­лось бы, конеч­но, что­бы нево­цер­ко­в­лен­ный чело­век состав­лял себе впе­чат­ле­ние о Пра­во­сла­вии не по ярмар­ке. Тот, кто хоть немно­го зна­ком с Еван­ге­ли­ем, зна­ет, что и Хри­стос, и Апо­сто­лы про­по­ве­до­ва­ли не на рыноч­ной пло­ща­ди, не на восточ­ном база­ре. Поэто­му если чело­век хочет узнать что-то о Пра­во­сла­вии, пусть решит­ся пере­шаг­нуть порог имен­но хра­ма или мона­сты­ря, а не око­ло­цер­ков­ной организации.

Не нуж­но зани­мать­ся на ярмар­ке испо­ве­дью и про­по­ве­дью, рас­про­стра­не­ни­ем запи­сок и выстав­ле­ни­ем чудо­твор­ных икон. Духов­ные сове­ты на рын­ке не дают. Место свя­ты­ни – в хра­ме. Место для молит­вы – наше серд­це, келья или храм Божий. А ярмар­ка – это спо­соб непо­стыд­но­го, негре­хов­но­го про­ве­де­ния сво­бод­но­го времени.

 Есть люди, кото­рым посе­ще­ние такой выстав­ки дает очень мно­гое и в духов­ном плане: к столь­ким ико­нам при­ло­жи­лись, как буд­то в палом­ни­че­стве по всей Рос­сии побывали!

– Если есть жела­ние при­вез­ти свя­ты­ню, то поче­му бы не най­ти в горо­де храм или мона­стырь, кото­рый согла­сил­ся бы эту свя­ты­ню при­нять? Поча­ев­скую ико­ну Божи­ей Мате­ри выстав­ля­ли в Свя­то-Дани­ло­вом мона­сты­ре, мощи свя­то­го апо­сто­ла Андрея Пер­во­зван­но­го – на Афон­ском подво­рье. И люди шли, бес­ко­неч­ной вере­ни­цей, моли­лись, зака­зы­ва­ли молеб­ны… Нико­му не при­шло ведь в голо­ву мощи свя­тых пре­по­доб­но­му­че­ни­цы Ели­са­ве­ты и ино­ки­ни Вар­ва­ры возить по выстав­кам и ярмар­кам, их вози­ли по хра­мам и мона­сты­рям. Нуж­но как-то раз­де­лять в нашей жиз­ни быто­вое и свя­щен­ное. Свя­ты­ни место в свя­том месте, а не на рынке.

– Видя, что про­ис­хо­дит на таких вот ярмар­ках, кто-то поду­ма­ет: навер­ное, и в хра­ме то же самое, а я туда соби­рал­ся зай­ти… Как избе­жать соблазна?

– В раз­ных сто­ро­нах цер­ков­ной жиз­ни, не толь­ко на ярмар­ках, есть и осно­ва, и шелу­ха. Если чув­ству­е­те, что на шелу­ху ухо­дит боль­ше вни­ма­ния, напо­ми­най­те себе, зачем вы иде­те в цер­ковь. Навер­ное, не для того, что­бы при­ят­но пооб­щать­ся или открыть для себя дру­гую поро­ду людей. Хоро­шо, конеч­но, если это при­ло­жит­ся. Но ведь это не цель. В храм при­хо­дят для того, что­бы пере­жить встре­чу с Богом. Если внут­ренне себе напо­ми­нать, что при­шел сюда един­ствен­но для того, что­бы до кон­ца опре­де­лить свое миро­воз­зре­ние, попы­тать­ся понять, Кто есть Бог и что это зна­чит для моей жиз­ни, как я могу пере­жить эту встре­чу, – тогда вся шелу­ха не то что отсе­ет­ся, но уже не будет непре­одо­ли­мым пре­пят­стви­ем. Тогда Гос­подь посы­ла­ет и встре­чу с людь­ми, и опыт обще­ния, кото­ро­го до сих пор не было.

Бесе­до­ва­ла Алла Митрофанова.

Источ­ник: Пра­во­слав­ный апо­ло­ге­ти­че­ский центр «Став­рос»

Оставить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.

2 комментария

  • Александр, 25.01.2019

    Все точ­но и вер­но сказано.

    Ответить »
  • Людмила, 09.12.2016

    Соглас­на с каж­дым словом

    Ответить »
Размер шрифта: A- 16 A+
Цвет темы:
Цвет полей:
Шрифт: Arial Times Georgia
Текст: По левому краю По ширине
Боковая панель: Свернуть
Сбросить настройки