Страх перед вещами покойного

Страх перед вещами покойного

(23 голоса5.0 из 5)

Сре­ди молитв пра­во­слав­ных веру­ю­щих есть прось­ба о «хри­сти­ан­ской кон­чине живо­та наше­го, без­бо­лез­нен­ной, непо­стыд­ной, мир­ной…»  Чело­век умер сво­ей смер­тью, в окру­же­нии близ­ких – достой­ная кон­чи­на. Как посту­пить с веща­ми, пред­ме­та­ми быта усоп­ше­го, не вызы­ва­ет сомне­ний – что-то остав­ля­ют себе на память, что-то дарят зна­ко­мым, отда­ют в храм. А что делать, если попа­ли вещи само­убий­цы или чело­ве­ка, скон­чав­ше­го­ся тяже­лой смер­тью? Мы попро­си­ли про­то­и­е­рея Иго­ря Пре­ку­па, насто­я­те­ля хра­ма в честь прп. Сер­гия Радо­неж­ско­го г. Пал­дис­ки (Эсто­ния) помочь разо­брать­ся, най­ти грань меж­ду суе­вер­ным стра­хом и здо­ро­вым чув­ством осторожности.

Что при­ня­то делать с одеж­дой, дру­ги­ми веща­ми чело­ве­ка, умер­ше­го сво­ей смертью?

Есть тра­ди­ция раз­да­вать вещи покой­но­го на помин души. Понят­но, что не обнос­ки, что­бы при­няв­ший мог с бла­го­дар­но­стью помя­нуть того, кому они при­над­ле­жа­ли. Быва­ет так, что на помин души раз­да­ют вещи не само­го покой­но­го, а новые, купленные.

В наше вре­мя к это­му люди могут немно­го ина­че отно­сить­ся, чем преж­де. У меня такое чув­ство, что все стра­хи перед одеж­дой не из глу­би­ны язы­че­ства идут, а свя­за­ны имен­но с нашим совре­мен­ным бытом. Мы при­вык­ли, что нор­маль­но, когда чело­век оде­ва­ет­ся «с иго­лоч­ки», в новое. Назо­вём это при­выч­кой два­дца­то­го века. Рань­ше всё было намно­го про­ще. Не гово­рю уже о том, что какие-то пред­ме­ты покой­но­го насле­до­вать было честью. Но мы живём в сего­дняш­нем вре­ме­ни и нуж­но исхо­дить, в том чис­ле, и из того, что и как чело­век вос­при­ни­ма­ет. Для кого-то полу­чить в пода­рок место на клад­би­ще – цен­ное под­но­ше­ние, а кого-то это может страш­но оскор­бить. Так же и с вещами.

А если пред­ме­ты при­над­ле­жа­ли само­убий­це или чело­ве­ку, умер­ше­му насиль­ствен­ной смер­тью? Страх перед таки­ми веща­ми – суе­ве­рие, с кото­рым надо бороть­ся и в кото­ром надо каять­ся, или здо­ро­вая опаска?

Нель­зя ска­зать: все эти стра­хи, свя­зан­ные с веща­ми покой­но­го, тем более само­убий­цы, несут на себе чёр­ную энер­гию – это глу­по­сти, как мож­но такое вооб­ще мож­но слу­шать. Я не уве­рен, что в преж­ние вре­ме­на к это­му вопро­су отнес­лись бы рав­но­душ­но. Пред­кам было не всё рав­но, какие вещи они при­ни­ма­ют, какой у них был хозя­ин: хоро­ший чело­век или не очень, здо­ро­вый или боль­ной. Раз­ни­ца была. Я не счи­таю, что вещи чело­ве­ка мораль­но гряз­но­го, тяже­ло болев­ше­го тол­ка­ют на дур­ные поступ­ки – это было бы черес­чур и стран­но с моей сто­ро­ны, но я не могу ска­зать, что сам без­раз­лич­но к это­му отношусь.

Мы чита­ем в Дея­ни­ях, что эле­мен­ты одеж­ды Апо­сто­ла Пав­ла обла­да­ли целеб­ным свой­ством. Какую-то часть оде­я­ния воз­ла­га­ли на боля­ще­го, и он исце­лял­ся. На самом деле, любая мате­рия может вос­при­ни­мать на себя дей­ствие бла­го­да­ти, а будучи носи­те­лем бла­го­да­ти, ста­но­вит­ся пред­ме­том для почи­та­ния. В Пра­во­сла­вии при­ня­то с почте­ни­ем отно­сить­ся к вещам, при­над­ле­жав­шим свя­тым людям, и это может выра­жать­ся и в таком бла­го­го­вей­ном при­кла­ды­ва­нии. Конеч­но, когда это ста­но­вит­ся чем-то цен­траль­ным и как буд­то само­до­ста­точ­ным, не почи­та­ни­ем Бога Все­ми­ло­сти­во­го, даю­ще­го бла­го­дать людям, то это тоже напо­ми­на­ет идо­ло­по­клон­ство. Мы почи­та­ем свя­тых, как носи­те­лей свя­то­сти Божьей, как людей, реа­ли­зо­вав­ших своё хри­сти­ан­ство достой­но-пока­за­тель­ным и подо­ба­ю­щим обра­зом. Для чего кано­ни­за­ция суще­ству­ет? Свя­тые – это «наши мая­ки». В широ­ком смыс­ле мы все свя­ты. Мы все полу­ча­ем залог спа­се­ния при Таин­стве кре­ще­ния, за кото­рый с нас спро­сит­ся по исхо­де жиз­ни. Свя­тые угод­ни­ки – это те хри­сти­ане, кото­рые стя­жа­ли бла­го­дать Божью с избыт­ком, и этот избы­ток изли­ва­ет­ся и почи­ва­ет на всём, что свя­за­но с их жиз­нью, в том чис­ле и на пред­ме­тах, кото­рые были им близ­ки. Если такое воз­мож­но с бла­го­да­тью Духа Свя­то­го, поче­му же ана­ло­гич­ное, но в точ­но­сти наобо­рот, невоз­мож­но с пред­ме­та­ми, при­над­ле­жав­ши­ми, упо­треб­ляв­ши­ми­ся чело­ве­ком, кото­рый не по мело­чи гре­шил, а жил этой тьмой, посто­ян­но делал выбор в эту сто­ро­ну, про­пи­тал­ся этим? Раз­ве мож­но ска­зать, что это никак не отра­жа­ет­ся на его вещах? Навер­ное, вещи явля­ют­ся носи­те­ля­ми бесов­ской силы, кото­рая чело­ве­ка себе под­чи­ни­ла, и кото­рой он слу­жил, может, даже сам не ведая это­го. Не исклю­че­но, что такой чело­век счи­тал себя бла­го­че­сти­вым, чем усу­губ­лял эту бесов­щи­ну в себе – тем, что кощун­ство­вал, думая, что он заме­ча­тель­ный. Сде­лал одно доб­рое дело, а даль­ше мож­но рас­сла­бить­ся и жить в преж­нем духе, отку­па­ясь от Бога каки­ми-то еди­нич­ны­ми акта­ми бла­го­тво­ри­тель­но­сти. Но содер­жа­ние его жиз­ни, сам дух его, под­ход к жиз­ни, её цен­но­стям – в клю­че бесов­ском, демо­ни­че­ском. И что – это никак не отра­зит­ся на всём, к чему он при­ка­са­ет­ся? Думаю, вполне возможно.

А так­же насчёт шубы с бар­ско­го пле­ча. Вовсе не надо дожи­дать­ся смер­ти чело­ве­ка, что­бы с опас­кой отно­сить­ся к таким подаркам.

Если пере­да­ли или пода­ри­ли вещи покой­но­го. Как он умер, допу­стим, неиз­вест­но, а вещи хоро­шие, жал­ко выбра­сы­вать, с дру­гой сто­ро­ны – как-то страшно…

Возь­ми­те и окро­пи­те свя­той водой. И носи­те на здо­ро­вье. Если есть дело до состо­я­ния души хозя­и­на – умер ли, жив ли, но каким-то обра­зом одеж­да, обувь ока­за­лись в рас­по­ря­же­нии, почи­тай­те молит­ву на освя­ще­ние вся­кой вещи и окро­пи­те свя­той водой.

Всё начи­нать надо с бла­го­сло­ве­ния, освя­ще­ния, осо­бен­но, если мы име­ем дело с б/у сред­ством. Мно­гие хихи­ка­ют по пово­ду освя­ще­ния колес­ни­цы. А что смеш­но­го? Во-пер­вых, это “не рос­кошь, а сред­ство пере­дви­же­ния”, при­чём повы­шен­ной опас­но­сти, как для само­го води­те­ля, так и для его пас­са­жи­ров и окру­жа­ю­щих. Есть о чём молить­ся и что бла­го­слов­лять. Во-вто­рых, кто зна­ет, кто на ней путе­ше­ство­вал до тебя и чего там пона­бра­лось. Может, регу­ляр­но сто­я­ла нецен­зур­ная брань и непро­ни­ца­е­мой заве­сой до сих пор висит. А то, что грех име­ет осо­бен­ность при­тя­ги­вать беду – вооб­ще азбу­ка. Это каса­ет­ся не толь­ко подер­жан­ных машин, но и новых.

Если же пере­да­ют вещи само­убий­цы, как поступить?

Если не хоти­те при­ни­мать, если про­тив сове­сти или чего-то бои­тесь, отка­жи­тесь. Как объ­яс­нить при­чи­ну – это зави­сит от того, кому буде­те гово­рить. Близ­ко­му само­убий­цы? Дело не в том, что чело­век может воз­му­тить­ся, а в том, что его мож­но оби­деть. Ему и так тош­но, а ты ещё ранишь его сво­ей брезг­ли­во­стью, тем самым уяз­вишь в самое боль­ное место, кото­рое и так уже рас­трав­ле­но. Чело­век и сам пере­жи­ва­ет: како­во на том све­те пусть и мер­зав­цу, но люби­мо­му мер­зав­цу. Если про­тив сове­сти взять эти вещи, то это дело тво­ей сове­сти. А мож­но всё-таки при­нять, что­бы не нано­сить трав­му, но не поль­зо­вать­ся ими, а отне­си в пункт гума­ни­тар­ной помо­щи. Да, это хло­пот­но. Но на край­ний слу­чай – мож­но акку­рат­но сло­жить в мешок и поста­вить рядом с мусор­ны­ми кон­тей­не­ра­ми. Кому надо, найдёт.

У меня слу­чай был. Мно­го­дет­ная мать скон­ча­лась, и оста­лись непло­хие вещи. Дело в том, что надо было сроч­но осво­бож­дать квар­ти­ру от лиш­не­го, наве­сти поря­док, ина­че пред­ста­ви­те­ли юве­наль­ной юсти­ции гото­ви­лись забрать детей. (Их всё рав­но забра­ли, но поз­же мы отво­е­ва­ли). Сил и вре­ме­ни, что­бы куда-то носить, раз­да­вать не было. Мы упа­ко­ва­ли одеж­ду, обувь в боль­шие чёр­ные меш­ки и выста­ви­ли рядом с улич­ны­ми бака­ми. Люди загля­ды­ва­ли, раз­би­ра­ли и, наде­юсь, были бла­го­дар­ны. Такой вари­ант тоже возможен.

Глав­ное, не надо себе голо­ву моро­чить. Не хочешь – не бери. Нра­вит­ся – поль­зуй­ся. Ника­кой печа­ти дья­воль­ской на них нет, ниче­го неис­тре­би­мо­го не содер­жат, что­бы ска­зать­ся на жизни.

Есть кон­крет­ный слу­чай. Жен­щине дали вещи само­убий­цы. Так как одеж­да была в отлич­ном состо­я­нии, она пода­ри­ла людям. При этом не рас­ска­за­ла о тра­ге­дии преж­не­го вла­дель­ца. Сей­час она пере­жи­ва­ет и не зна­ет, как посту­пить. Батюш­ка, что мож­но ей посоветовать? 

Сове­ты давать заоч­но невоз­мож­но. Надо знать чело­ве­ка, что­бы что-то гово­рить. Кому-то это услы­шать будет «в тональ­ность», если такой же чело­век, как и жен­щи­на, кото­рая пере­да­ла вещи. А дру­гой – ино­го скла­да, и ему надо услы­шать нечто отличное.

По сове­сти посту­пить, как она сама чув­ству­ет. Не думаю, что мно­го тех людей, кото­рым она раз­да­ла одеж­ду, и они рас­тво­ри­лись в тол­пе. Ско­рее все­го, речь идёт о зна­ко­мых. Если чув­ству­ет пони­ма­ние того, что надо ска­зать, зна­чит, надо сказать.

Ниче­го роко­во­го в этих вещах нет. Покон­чил чело­век с собой – очень пло­хо сде­лал, тяж­кий грех совер­шил, не сове­то­вал бы те вещи, в кото­рых он непо­сред­ствен­но покон­чил с собой, носить или дарить. Дело не в том, что такая одеж­да про­кля­тая и её надо сжечь или в зем­лю зако­пать. Конеч­но, нет. Про­сто неэтич­но, дать чело­ве­ку свёр­ток и ска­зать: «Вот, дарю, в этом муж­чи­на нало­жил на себя руки».

А так – это был зло­дей жут­кий, бес­но­ва­тый, сума­сшед­ший, болезнь ска­зы­ва­лась на всём его состо­я­нии, в том чис­ле и на душев­ном? Если она чув­ству­ет, что чело­век был таким, что сво­им посто­ян­ным состо­я­ни­ем мог про­пи­тать всё, что его окру­жа­ло, чест­нее было бы ска­зать людям. Напри­мер: «Изви­ни­те, сна­ча­ла я не поду­ма­ла, что это может иметь какое-то зна­че­ние, а потом зад­ним умом доду­ма­ла, может, для вас это важно».

Конеч­но, если жен­щи­на веру­ю­щая, то в сво­ей глу­по­сти и без­от­вет­ствен­но­сти долж­на пока­ять­ся на испо­ве­ди. Всё-таки надо серьёз­но отно­сить­ся, опять же дело не в том, что энер­гия или не энер­гия, а в том, что чело­век впра­ве знать, есть ли какие-то осо­бен­но­сти, какая-то исто­рия у быв­ше­го хозя­и­на одеж­ды. Она этим пра­вом пре­не­брег­ла. Вот в чём про­бле­ма, а не в том, что рубаш­ка или пиджак – носи­те­ли чего-то жут­ко­го. Ещё хоро­шо доба­вить при раз­го­во­ре, что луч­ше свя­той водой окро­пить и молит­вы почитать.

Мож­но ли в храм отне­сти вещи самоубийцы?

Это как день­ги отмыть, сквозь банк про­кру­тить. Рас­чёт на то, что если через Цер­ковь прой­дёт, то и очи­стит­ся. Сомни­тель­ный под­ход. Гово­рить, чьи вещи были, надо неза­ви­си­мо от того, отда­ёшь чело­ве­ку, кото­рый будет сам носить или в пункт при­ё­ма. В Церк­ви тем более надо пре­ду­пре­дить, пото­му что это общин­ное дело, рас­пре­де­ле­ние средств. Это в гума­ни­тар­ном пунк­те нико­го не вол­ну­ет исто­рия, там как бы по умол­ча­нию ясно, что вещи могут быть самых раз­ных людей, в том чис­ле и само­убийц. А если дело цер­ков­ное – то есть смысл ска­зать, и батюш­ку мож­но попро­сить окро­пить и бла­го­сло­вить, если примет.

Всё рав­но надо смот­реть, не в каж­дом хра­ме рады сбо­ру вещей, но по раз­ным при­чи­нам. Одно дело, если бы люди при­но­си­ли каче­ствен­ное, что не стыд­но пред­ло­жить, а иное – что реаль­но часто при­но­сят. Если чело­век босой, то он любой обу­ви будет рад. Но если кому-то есть что носить, то такое пред­ла­гать непри­лич­но. Сда­вая подоб­ное хра­му, ста­вят в неудоб­ное поло­же­ние само­го свя­щен­ни­ка и тех, кто ему помо­га­ет. Теперь батюш­ка и при­хо­жане долж­ны оза­бо­тить­ся, куда эти короб­ки, меш­ки при­стро­ить. Преж­де чем нести в храм, сна­ча­ла узнай­те, при­ни­ма­ют ли вещи, а не так: вот мы при­нес­ли. При­ни­ма­ют – заме­ча­тель­но, нет – ищи­те, где возь­мут. Ино­гда хра­мы рас­смат­ри­ва­ют в каче­стве фили­а­ла собе­са: там долж­ны кор­мить, полу­чать и рас­пре­де­лять «гума­ни­тар­ку». Конеч­но, при­хо­ды этим могут зани­мать­ся и зани­ма­ют­ся, сла­ва Богу. Но не долж­ны, а у неко­то­рых отно­ше­ние, как буд­то долж­ны. «Я пожерт­во­вал (на самом деле, хотел изба­вить­ся от ненуж­но­го), а у меня не берут», –оскорб­ля­ют­ся до глу­би­ны души. Напе­рёд надо думать, и это неза­ви­си­мо от того, кому рань­ше при­над­ле­жа­ли вещи.

Мы гово­рим о стра­хе перед веща­ми. Мож­но спро­сить о про­ти­во­по­лож­ном чув­стве: у мно­гих наро­дов есть тра­ди­ция пере­да­вать коль­цо пра­ба­буш­ки, часы дедуш­ки. Как най­ти грань меж­ду памя­тью и поклонением?

Зави­сит от само­го чело­ве­ка. Не делать из это­го культ. Не наде­лять в сво­ём созна­нии вещь какой-то энер­ги­ей, счи­тать её талис­ма­ном, при­но­ся­щим уда­чу, и так далее. Если же для чело­ве­ка это память, связь с исто­ри­ей его рода, с кон­крет­ной лич­но­стью, к кото­рой он с почте­ни­ем отно­сит­ся, то поче­му нет? Такая тра­ди­ция, такое отно­ше­ние обла­го­ра­жи­ва­ет чело­ве­ка, ска­жу боль­ше – дела­ет его куль­тур­ным. Пре­ем­ствен­ность, осмыс­ле­ние жиз­ни род­ствен­ни­ка или близ­ко­го дру­га, его лич­ност­ных осо­бен­но­стей: такая память – бла­го­дар­ная. Подоб­ная тра­ди­ция не про­ти­во­ре­чит вере, уче­ни­ям Церкви.

Бесе­до­ва­ла Алек­сандра Грипас

Оставить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.

Размер шрифта: A- 16 A+
Цвет темы:
Цвет полей:
Шрифт: Arial Times Georgia
Текст: По левому краю По ширине
Боковая панель: Свернуть
Сбросить настройки