Суеверие.нет

Настройки
• Цвет полей:

• Цвет фона:


• Шрифт: Book Antiqua Arial Times
• Размер: 14pt 12pt 11pt 10pt
• Выравнивание: по левому краю по ширине
 
Суеверие.net » Что такое суеверие? » Суеверия и предрассудки

Суеверия и предрассудки

 
(2 голоса: 5 из 5)

Протоиерей Георгий Чернышов, настоятель Никольского храма села Секиотово Рязанского района, директор Православной гимназии во имя свт. Василия Рязанского. Программа «Мир и клир». Суеверия и предрассудки (Рязань, 2013). Телеканал «Союз».

— Отец Георгий, здравствуйте. У нас с Вами сегодня тема «суеверия и предрассудки». Эту тему предложили Вы мне и сказали, что вот это дело — суеверия и предрассудки, можно назвать ракушками. Это очень интересный момент. Объясните, почему.

— Я объясню почему, и почему я предложил. Потому что всё чаще и чаще приходится слышать какие-то, знаете, возлецерковные учения, которые никакого отношения к учению Церкви православной вообще абсолютно не имеют. Почему ракушки? Всё-таки храм — это корабль. Корабль который помогает человеку идти по этому житейскому морю, помогает преодолевать шторм, помогает штиль преодолевать, потому что штиль тоже разный бывает. Так вот днище настоящего корабля имеет свойство обрастать ракушками, и если корабль не чистить от этих ракушек, в конце концов, он замедляет ход, причём очень серьезно. И, к сожалению, вот это явление все чаще и чаще видно в лоне нашей Церкви, или в отдельных приходах, в каких-то отдельных местах, даже, я бы сказал, в отдельных областях, есть эти ракушки, которые обрастают на днище церковного корабля и замедляют ход. Но мало того замедляют ход — ведь ещё и такая страшная опасность — вообще в другую сторону заворачивают этот корабль. Саму Церковь завернуть невозможно в другую сторону никак. Потому что Церковь всё-таки управляется Духом Святым и кормчий — Христос, никак не завернешь. Но вот членов Церкви, экипаж этой Церкви можно, конечно, увести в сторону. Что такое ракушки — около церковный фольклор, суеверия, которых очень много, которые мутируют даже.

— Отец Георгий, вот самые популярные, которые встречаются на Вашем пути, с которыми, может быть, Вам приходилось встречаться?

— Не могу сказать, что я знаю какие-то самые популярные, их правда, на самом деле, очень много. Яркий пример, может, последний, который я так могу вспомнить — он не очень корректный в одном месте, но тем не менее. Праздник Крещения — освящение воды. Есть такое — не то что поверие, суждение, — но не беспочвенное, что вода в этот день меняет «естества чин», свойства свои, вода становится святой. И вот в одной местности есть такой момент — причём учат этому с раннего детства. То есть в течение трех дней нельзя мыться. Почему? Потому что вода, которой ты моешься — святая, и она попадает в канализационные трубы, этим самым она оскверняется. Нельзя мыть посуду, или нужно приготовить заранее для этого воду, в которой мыть посуду. Хотя, опять же, это противоречие — ту воду, которую вы заранее приготовили, все равно эта вода же стояла, поэтому она тоже логически становится святой. Мне просто человек вот это всё рассказывал, я говорю: вот интересный очень момент — мыться нельзя, посуду мыть нельзя, — я, говорю, прошу прощения — а что делать человеку в течение трех дней для естественных надобностей и нужд. Ведь водопровод-то один?

— Ну да, три дня терпеть.

— Да, получается три дня терпеть. Я к чему всё это говорю. Вот та молодежь, которая сегодня приходит в Церковь, очень часто сталкивается как раз в начале своего пути вот именно со всем этим. Вокруг Причастия, смотрите, сколько суеверий

— Да, я тоже как раз хотела спросить, потому что многие говорят, что после Причастия нельзя мыться, нельзя зубы чистить.

— Нельзя рыбу есть.

Да, семечки грызть, а то благодать куда-то уйдет.

— Ну, допустим, такой простой пример. После Причастия нельзя кушать рыбу. Почему — потому что достаём оттуда косточки, кладем их на стол, а во рту было Причастие. И тоже — беседую с человеком, и ему задаю такой вопрос: простите, вы когда причащаетесь, после Причастия что делаете с посудой — вообще, с вилками, с ложками, которыми вы кушаете. Знаете, он в штопор впал. Кость — понятно, но что делать с вилкой и ложкой, которая также побывала во рту, и которую тоже тогда получается, надо мыть? Вот это проблема. Человек серьезно этой проблемой задумался, что же теперь, говорит, их сжигать и закапывать? Ну, если просто поменять всю посуду дома на случай Причастия и сделать ее пластмассовой, тогда да. То есть, понимаете, такие вещи — они на самом деле смешные. Допустим, нельзя ни в коем случае полоскать рот перед Причастием. То есть человек внешне и внутренне готовится к Причастию, а рот боится прополоскать, потому что, вот как я слышал — или пары воды могут в желудок попасть, или, не дай Бог, сама капля попадет. Но многие есть люди, которые всё-таки соблюдают гигиену рта, они знают, что просто так проглотить воду нельзя, тем более, если даже мы чистим зубы. Если у нас там паста зубная, как-то мало кто-то глотает. Но зато идти, я прошу прощения, на исповедь, даже не подготовившись — вот об этом и не думают. Христос обращает на это внимание очень сильно, я сказал бы, говоря, что вот вы учите учениям человеческим. Что такое «учениям человеческим»? Смотрите, сколько энергии люди тратят на соблюдение этих каких-то таких обрядов — необоснованных, неканонических обрядов. Рыбу есть нельзя, а из храма выйти, тут же опять же осудить кого-то — вот это не страшно. Страшна косточка, а не страшно осудить. Ведь Христос нас учит чему? Он говорит: берегитесь закваски фарисейской. Что такое «закваска фарисейская» — известно, что фарисеи даже считали шаги в субботние дни, чтобы не сделать лишнего шага, чтобы не переработать, соблюдая субботу. Они всё чётко исполняли. Вот учение человеческое — не Божие, а человеческое же. Но Христа они не приняли.

— Отец Георгий, получается корни вот этих ракушек, так называемых, они именно в фарисейском учении, получается? Откуда они берутся.

— Корни этих ракушек всегда имеют одну и ту же природу — дьявольскую. Бес даже внутри Церкви, успокаивая ее, пытается сделать всё, чтобы внутри Церкви не шли люди ко Христу. Самое главное, что человеку нужно — это стать человеком, и Христос объясняет, кто такой человек. Милосердие, сострадание, терпение, любовь к ближнему. Какая любовь к ближнему? — нам некогда этим заниматься. Тут нужно поклоны посчитать, сколько обязательно нужно поклонов сделать, иначе не засчитается. У меня был такой случай, я прошу прощения, но вот 350 раз бабушке благословили прочитать «Богородицу» — 350 раз. И вот когда она пришла на исповедь, она пришла, бедная с таким знаете со страхом: батюшка, я не помню, сколько я прочитала, я сбилась, то ли 348, но где то сбилась, теперь что же — мне не засчитается? То есть люди, которые вот это распространяют — они как вообще себе Бога понимают, как вообще себе это представляют? Господь сверху считает: 285 — это не считается, а вот 300 — это считается. Но это глупо, конечно, и от этого нужно убегать, и с этим нужно бороться. Причем бороться нужно более решительно. Откуда это бывает ещё? Бывает от того, что люди ленятся читать Евангелие, люди ленятся читать сами, самообразовываться, ленятся читать святых отцов. Вот это явление — тоже бич сегодняшний. А если мы это не читаем, то конечно, у нас очень много становится учителей, которые начинают учить на свой лад. Отсюда мы и душу провожаем в православной Церкви, и форточку открываем, чтобы «душа вылетела». Ей же обязательно нужно форточку открыть, она так никак не может выйти. А если форточку ветром задуло нечаянно в 12:00 ночи, то душа не вышла, вот отсюда-то в квартире всякие разные «постукалочки». Поэтому хотелось обратить внимание всех наших прихожан: мы ведь ещё и ответственность несем. Если мы показываем Церковь вот такой обросшей «ракушками» — таким «учением человеческим», то конечно же, она становится непривлекательной. Даже во многих местах не Церковь, а люди, которые этому учат, но представляют себя от имени Церкви, они становятся смешными.

— Отец Георгий, интересный момент: ведь эти люди не священники, не пастыри — чаще всего это обычные прихожане какие-то рядовые, которым вдруг там что-то вот такое взбрело в голову, они решили, что надо там душу вот таким образом провожать, или что-то еще. Но дело в том, что вот эти предрассудки приживаются, и им действительно верят очень многие люди, и в том числе новоначальные, приходящие в Церковь. Они под это так подпадают, что действительно боятся — лишний раз «Богородицу» не дочитать, или лишний раз там почистить зубы после Причастия. Почему так это внушаемо?

— Потому что жажда мистики. Во-первых, труд. Христос говорит о труде. Чтобы стать человеком, чтобы стать христианином, это не внешний, а внутренний, прежде всего, труд титанический — смирить себя, быть с миром с Богом. Что значит быть с миром с Богом? — Это принимать все то, что Бог посылает Это трудно, это тяжело. Тяжело молиться по-настоящему, и часто тоже бывает так: мы вечерние молитвы, вычитываем, перечисляем грехи. Как-то раз спросила одна, достаточно ещё молодая, бабушка — она с такой гордостью объясняла, как она вычитывает правило, обратите внимание: вычитывает правило. Надо Богу, чтобы мы их вычитывали? Или всё-таки Господь говорит в Евангелии: Сын (или дщерь) дай Мне сердце свое — то есть открой Мне сердце свое! Так вот, она как бы очень рада была, что она правильно все вычитывает. Я говорю: смотрите, вы вечернее молитвенное правило внимательно прочитали? — Внимательно прочитала. Всё перечислили, что там написано о ваших грехах? — Батюшка, всё досконально. — А теперь остановитесь на минутку и вспомните: в тот день вы эти грехи совершили? — А вот этого не помню, совершила или нет. Я говорю: какие грехи вы в тот день совершили, вы об этом подумали? — Ну, я же прочитала…. И получается, что человек, прочитав, не знает: он это делал в сегодняшний день, или нет. И то, что он в сегодняшний день сделал, он тоже это Богу не принес.

— Отец Георгий, касательно вот этого случая. Если, например, люди молятся всей семьей читают, то как?

— Если люди молятся всей семьей — это уже молитвенное правило не келейное, это правило общее. Всё равно, в любом случае наши отцы святые, мудрые отцы, предписывали даже на общей молитве в кельях — и монахи так поступают, расходясь в кельи после общей молитвы, всё равно задумаются каждый лично о себе. Общая молитва сподвигает подумать об этом, она напоминает нам, что невозможно человеку день прожить и не согрешить — просто такого не бывает. Но человек должен принести Богу свое. А если я читаю один вечернее правило, и вот в этом месте я должен остановиться — я должен действительно подумать, как я прожил этот день. Вот это важно Богу. Богу важно, чтобы человек понимал себя.

А то, что касается ещё вот этого мистицизма — простой пример приведу. Смотрите, если кто-то где-то услышал, что батюшка начал отчитывать — туда же целыми автобусами ездят, и даже не разбирают: а батюшка, может быть, просто в прелести, просто в обольщении бесовском. И бес попускает покукарекать, попрыгать, покрутиться только с одной лишь целью: чтобы священник где-то там, в глубине души — ну так, кротко-кротко, аккуратно, но о себе подумал, что, да вот, смотрите, у меня кукарекают, всё, батюшка может так погибнуть. Люди об этом же не думают. Ещё тоже вот такой момент интересный. Знаете, я замечал просто по жизни. Ну, мало кто разбирается, скажем в электронике, мало кто разбирается в медицине по-настоящему, в тактике военной по-настоящему. Но посмотрите: у нас все разбираются в церковной практике, все абсолютно! Я даже такой вопрос задаю иногда сам себе: зачем вообще священники учатся всю жизнь — зачем, когда и так всё всем понятно. Все люди знают: как там освящен храм или не освящен; там можно там крестить или нельзя там крестить; можно там служить или нельзя там служить Литургию, если он не освящен — хотя Литургия служится нас и на улице, и крестим мы и в поле, в ручье. Люди вообще падки на это.

Поэтому я бы хотел бы просто всех нас предостеречь. Есть Церковь. Она святая и непорочная, она светлая, она очень понятная, она описана святыми отцами — действительно святыми отцами. И нужно всё-таки к святоотеческой практике больше прибегать, а не к практике тех людей, которые в принципе о Церкви ничего не знают. Ведь можно сорок лет проходить в храм и так и не понять смысл христианской веры — она прекрасна. Так вот, я всем бы нам пожелал, чтобы всё-таки каждый человек — это тоже корабль, и если человек оброс ракушками, вот этими суевериями всякими, которые вообще никакого отношения не имеют к духовной жизни. Если человек тратит время на то, чтобы думать, сколько ему съесть и как ему съесть; чистить зубы или не чистить зубы; косточку вынуть, или ее сжечь; что с ложками теперь делать, куда их теперь девать — вы ведь смотрите, как грешим — после Причастия едим и ложками, и вилками, и ножиком, что делать? Если человек оброс этими ракушками, то этот человек духовно не развивается, он не плывет.

— Отец Георгий, значит, мы должны тогда вот этому человеку помочь, то есть наша задача как-то его развернуть; но чаще всего люди, которые проповедуют эти предрассудки — они очень самоуверенны, и что-то им говорить практически бесполезно?

— Ну, что делать… Я бы так еще сказал. Спасение утопающих — прежде всего дело рук самих утопающих. Церковь принуждать ни к чему не может и не принуждает. Предупрежденный — почти уже спасенный. Предупреждать и учить нужно, и на приходах на это внимание нужно обращать. Здесь, конечно, и наша священническая проповедь должна быть на это хотя бы местами целенаправленно сориентирована. Особенно, что касается двунадесятых праздников, которые тоже обрастают какими-то суевериями и народными повериями.

— Спасибо большое, отец Георгий, что ответили на наши вопросы. Надеюсь, что хоть немножко мы эту тему раскрыли для наших телезрителей, до свидания.

Дата публикации: 28.04.2013

Метки 
  • Нет Меток
 0  3876
Самое популярное (читателей)