Кафедра научного суеверия

Кафедра научного суеверия

(3 голоса5.0 из 5)

Пол­то­ра десят­ка лет назад некий пожи­лой муж­чи­на спро­сил меня, дей­стви­тель­но ли я верю в то, что после смер­ти душа не уми­ра­ет и что с наступ­ле­ни­ем физи­че­ской смер­ти жизнь не закан­чи­ва­ет­ся. А полу­чив мой утвер­ди­тель­ный ответ, он про­из­нес тихо: «А я вот не верю. Для меня смерть – это конец все­му. И так мне от это­го пло­хо…». В его голо­се было столь­ко тос­ки, а во взгля­де – такая бес­пре­дель­ная мука, что серд­це сжа­лось от боли за него.

Этот чело­век про­жил бога­тую собы­ти­я­ми, дела­ми и мир­ски­ми бла­га­ми жизнь – жизнь пест­рую, раз­но­об­раз­ную, куда более инте­рес­ную внеш­ни­ми собы­ти­я­ми, чем моя; жизнь, про кото­рую при­ня­то гово­рить, что она уда­лась. Но на момент наше­го раз­го­во­ра он был болен раком, а перед этим диа­гно­зом рав­ны все – он оди­на­ко­во слеп и бес­по­ща­ден к веру­ю­щим и к ате­и­стам. Тот муж­чи­на скон­чал­ся через два года от сво­ей болез­ни, и я, вспо­ми­ная его, думаю: что же ощу­щал он в послед­ние мину­ты перед смер­тью? О чем думал? Что сопро­вож­да­ло его в послед­ний зем­ной путь? Ведь он твер­до был убеж­ден, что с момен­том физи­че­ской смер­ти закан­чи­ва­ет­ся всё.

Одна­ко это для меня слу­чай уни­каль­ный. Мой собе­сед­ник, по край­ней мере, был абсо­лют­но цель­ным в сво­их убеж­де­ни­ях. Он назы­вал себя ате­и­стом, и он тако­вым был. Зна­чи­тель­ная же часть людей, кото­рые гор­до заяв­ля­ли мне, что не верят в Бога, в даль­ней­шей бесе­де бор­мо­та­ла ско­ро­го­вор­кой: «Нет, ну что-то там такое есть… Но в Бога я не верю и в цер­ковь не пойду!».

«У нас сво­бод­ная стра­на, и каж­дый дела­ет, что хочет», — часто повто­ря­ет в шут­ку мой муж. Я ниче­го не могу на это воз­ра­зить: стра­на дей­стви­тель­но сво­бод­ная. Меня инте­ре­су­ет дру­гой момент: а во что имен­но верят люди, кото­рые не верят в Бога, но при этом не отри­ца­ют суще­ство­ва­ние «чего-то там».

Я сей­час созна­тель­но не соби­ра­юсь затра­ги­вать тему оккуль­тиз­ма в Пра­во­сла­вии – тема эта настоль­ко вели­ка, что напи­ши отец Андрей Кура­ев еще деся­ток столь же вели­ко­леп­ных книг, исчер­па­на тема все рав­но не будет. Образ тетуш­ки, кото­рая в газет­ном ларь­ке поку­па­ет сон­ник, книж­ку Еле­ны Рерих и кален­дарь с чудо­твор­ны­ми ико­на­ми, вечен, к сожа­ле­нию. Он при­шел к нам из рус­ских ска­зок, запи­сан­ных Афа­на­сье­вым (помни­те, как бабуш­ка ста­ла ста­вить две свеч­ки – одну для Геор­гия Побе­до­нос­ца и одну для змия, «на вся­кий слу­чай»), и ока­зал­ся очень жиз­нен­ным. Мож­но воз­му­щать­ся этим, и, подоб­но Сигиз­мун­ду фон Гер­бер­штей­ну, сомне­вать­ся, в доста­точ­ной ли мере рус­ские — хри­сти­ане. И тут же в два­дца­тый раз зада­вать на сай­те вопрос насто­я­те­лю Тати­а­нин­ско­го хра­ма, что делать, если коль­цо упа­ло на пол и как убе­речь мла­ден­ца от сглаза.

Немно­го отвле­кусь от основ­ной темы. Наи­боль­шее чело­ве­че­ское уча­стие во мне вызы­ва­ют две обла­сти чело­ве­че­ской дея­тель­но­сти: вра­чеб­ное дело и свя­щен­ни­че­ское слу­же­ние. Не столь­ко даже подвиж­ни­че­ством и само­от­ре­че­ни­ем, сколь­ко пони­ма­ни­ем, что имен­но цели­те­лям наших тел и цели­те­лям наших душ при­хо­дит­ся видеть посто­ян­но, еже­днев­но и бес­ко­неч­но. И как они сно­ва и сно­ва дают нам рецепт на лекар­ство исце­ле­ния, а мы сно­ва и сно­ва этот рецепт то теря­ем, то выбра­сы­ва­ем, то само лекар­ство выпле­вы­ва­ем, пото­му что оно горь­кое и невкус­ное, пото­му что для исце­ле­ния себя надо в чем-то огра­ни­чить… Две самые тяже­лые и самые бла­го­род­ные про­фес­сии на земле.

Но вер­нем­ся к пред­ме­ту раз­го­во­ра – к вере «во что-то там». Все же при­ве­ден­ные ранее при­ме­ры – это при­чуд­ли­вая смесь веры в Бога и накла­ды­ва­ю­щих­ся на нее суе­ве­рий. При­ме­ры совер­шен­но ино­го свой­ства, о кото­рых я и хочу сего­дня пого­во­рить – это люди, кото­рые в Бога не верят, но суще­ство­ва­ние «чего-то там» не отри­ца­ют. Их нель­зя назвать в стро­гом смыс­ле сло­ва ни агно­сти­ка­ми, ни ате­и­ста­ми. Про­сто и гру­бо выра­жа­ясь, мож­но ска­зать так: в Бога не верят, но чер­та боятся.

Как такое может быть – вопрос не празд­ный. При­ме­ры, встре­чав­ши­е­ся мне в жиз­ни, пора­жа­ют вооб­ра­же­ние сво­ей при­чуд­ли­во­стью. Ска­жем, несколь­ко лет назад мой зна­ко­мый, назы­вав­ший себя ате­и­стом, вдруг попро­сил меня подать запис­ки о здра­вии его детей на Литур­гию. Я, есте­ствен­но, поин­те­ре­со­ва­лась, кре­ще­ны ли дети. Полу­чив отри­ца­тель­ный ответ, объ­яс­ни­ла, что подать запис­ки не могу, так как за некре­ще­ных молить­ся на Литур­гии нель­зя. Ответ това­ри­ща ате­и­ста потряс мое вооб­ра­же­ние: «Ты не захо­те­ла молить­ся за моих детей, пото­му что имен­но ты наве­ла на них пор­чу! Ты ведь­ма, вот мои дети сей­час и боле­ют!». Ска­зать, что я была удив­ле­на – ниче­го не ска­зать. Гре­хов у меня хва­та­ет. «Да меня за мои гре­хи к раю-то и близ­ко не под­пу­стят», — как гово­рил Гор­кин у Шме­лё­ва. Но вот обви­нять меня в кол­дов­стве столь же неле­по, как в том, что я еха­ла на мото­цик­ле и сби­ла чело­ве­ка. По одной про­стой при­чине: я не умею водить мото­цикл, и пото­му у меня его нет. Так же и в кол­дов­стве я не раз­би­ра­юсь, пото­му что в силу его не верю. Об этом и заяви­ла обви­ни­те­лю. «Ах, гово­ришь, что не веришь? Зна­чит, точ­но ведь­ма!». И лад­но бы, такое ска­зал полу­гра­мот­ный дед пре­клон­ных годов. Нет, чело­век с выс­шим тех­ни­че­ским (что осо­бо забав­но) обра­зо­ва­ни­ем, зани­ма­ю­щий­ся раз­ра­бот­кой систем спут­ни­ко­вой свя­зи. Инже­нер. Житель одно­го из круп­ней­ших рос­сий­ских горо­дов. И при этом твер­до убеж­ден­ный, что мож­но наслать болезнь на ребен­ка, нико­гда это­го ребен­ка не видя и живя от него в тыся­че кило­мет­ров. Какое, милые, у нас тыся­че­ле­тье на дворе?

5_002Один при­мер не пока­за­те­лен, я думаю. При­ве­ду еще. Быв­ший пар­тий­ный работ­ник, пре­по­да­ва­тель науч­но­го ате­из­ма в горо­де, круп­ном про­мыш­лен­ном цен­тре, начи­на­ет постить­ся Вели­ким постом. Узнав об этом, я раду­юсь: может, он при­шел в цер­ков­ную огра­ду. Если бы… «Пост – это полез­но для здо­ро­вья». Подоб­ную интер­пре­та­цию мы слиш­ком часто слы­шим послед­ние два­дцать лет. Вот, пого­ди­те, нач­нет­ся Вели­кий пост – газе­ты сно­ва запест­ре­ют опи­са­ни­я­ми пост­но­го меню в гла­мур­ных ресто­ра­нах. Но тут речь о дру­гом. Пост поле­зен для здо­ро­вья, никто не спо­рит, но если он нужен толь­ко в каче­стве дие­ты, то не все ли рав­но, в какое вре­мя дие­ту соблю­дать? Как раз конец зимы и нача­ло вес­ны – для дие­ты вре­мя тяже­лое. И так зим­ний ави­та­ми­ноз дает о себе знать. Поче­му бы тогда не попо­стить­ся летом, когда огра­ни­че­ний в мясе и не чув­ству­ешь, при изоби­лии све­жих фрук­тов, ово­щей, зеле­ни, да и сол­неч­но­го излу­че­ния? Поче­му для дие­ты нуж­но выбрать самое с точ­ки зре­ния физио­ло­гии непод­хо­дя­щее вре­мя в году? «Ну, как ска­зать… Все же постят­ся, может, что-то там есть…». Опять это нена­зван­ное что-то. Но не Бог, ни в коем слу­чае. Спро­сишь: а может, все же ты уве­ро­вал в Бога, зачем это скры­вать? Нет, ни за что. Злят­ся. Нерв­ни­ча­ют. Начи­на­ют дока­зы­вать язы­ком бро­шю­рок обще­ства «Зна­ние», что вера в Бога – это при­знак тем­но­ты и отста­ло­сти. Пре­сло­ву­тых «попов на мер­се­де­сах» тоже поми­на­ют – эту «духов­ную пищу» СМИ в изоби­лии скарм­ли­ва­ют сво­ей пастве. Стиль и аргу­мен­ты цитат из СМИ похо­жи на цита­ты из бро­шю­рок обще­ства «Зна­ние», как два кры­сён­ка в одном помё­те. Да и неуди­ви­тель­но: после паде­ния совет­ской вла­сти не всем уда­лось пере­ква­ли­фи­ци­ро­вать­ся в управ­до­мы, при­хо­дит­ся как-то при­ме­нять свои зна­ния, полу­чен­ные на кафед­рах раз­но­об­раз­ных марк­сиз­мов с лени­низ­ма­ми. То есть, что угод­но, толь­ко не мысль о Боге. Поче­му? Поче­му так боят­ся? У меня нет одно­знач­но­го отве­та на этот вопрос.

3На про­шлую Пас­ху некая блоггер­ша воз­му­ща­лась у себя в жур­на­ле: да что, мол, такое, что это за моду взя­ли – Пас­ху празд­но­вать, небось, при совет­ской вла­сти и знать не зна­ли тако­го. (Ну, кто не знал, а кто и знал. Ей бы отучить­ся гово­рить за всех). И что это за при­ми­тив­ность такая, — исхо­ди­лась она, — хри­сто­су­ют­ся, буд­то куп­чи­хи у Ост­ров­ско­го. (Здрав­ствуй­те, ува­жа­е­мые, меня зовут Фёк­ла Дор­ми­дон­тов­на, и я куп­чи­ха из пьес Ост­ров­ско­го). «Как бесов от бла­го­ве­ста-то кор­чит», — со свой­ствен­ной мне нето­ле­рант­но­стью напи­са­ла я тогда. А потом с удив­ле­ни­ем про­чла рас­суж­де­ния этой же блоггер­ши о душе и еще чем-то таком же нема­те­ри­аль­ном. Сно­ва – Бога для них нет, а «что-то там» вполне суще­ству­ет. Очень я люб­лю анек­дот, при­ве­ден­ный отцом Андре­ем Кура­е­вым, о пра­во­слав­ном мис­си­о­не­ре в интел­ли­гент­ской ауди­то­рии: лек­тор, боясь про­из­не­сти сло­во «бес» как непод­хо­дя­щее для обра­зо­ван­ных людей, назы­ва­ет его транс­цен­дент­ным злом или еще чем-то в этом роде. На это бес высо­вы­ва­ет­ся из-за кафед­ры и спра­ши­ва­ет воз­му­щен­но: «Как-как ты меня назвал?».

Все это было бы забав­ным, если бы не одно обсто­я­тель­ство. Да, у нас сво­бод­ная стра­на. И никто не запре­ща­ет верить в то, во что ты хочешь. Толь­ко если ты объ­яв­ля­ешь ex cathedra неве­рие в Бога, но при этом при­зна­ешь «что-то там», задай себе вопрос: а что же это за сила, в кото­рую ты веришь в отсут­ствие Бога?

Еле­на Костандис

Источ­ник: Татья­нин день

Оставить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.

2 комментария

  • Аноним, 20.12.2011

    А я нао­обо­рот в пол­ном ужа­се что после смер­ти ещё что-то может быть. Раз­ве мало это­го ада, мне не нужен сле­ду­ю­щий уро­вень адской игры запу­щен­ной богом, хочу небы­тия ибо щно совер­шен­но. А чело­век создан по обра­зу и подо­бию, посмот­ри­те на чело­ве­ков и уви­ди­те ужас­ный лик творца.

    Ответить »
    • лариса Хома, 01.03.2017

      Как ваши мыс­ли созвуч­ны с моими,просто мистика!!!!

      Ответить »
Размер шрифта: A- 16 A+
Цвет темы:
Цвет полей:
Шрифт: Arial Times Georgia
Текст: По левому краю По ширине
Боковая панель: Свернуть
Сбросить настройки