Кодирование от…

Кодирование от…

(2 голоса5.0 из 5)

С пози­ций Пра­во­сла­вия в цели­тель­стве все­му име­ет­ся свое закон­ное место: и муд­ро­сти вра­че­ва­те­ля, сми­рен­но зна­ю­ще­го свое зем­ное слу­же­ние, и пол­но­те Божи­ей бла­го­дат­ной исце­ля­ю­щей силы. При лече­нии гип­но­зом, коди­ро­ва­ни­ем пси­хо­те­ра­певт ста­но­вит­ся на место Божие: сво­ей силой и сво­ей энер­ги­ей он воз­дей­ству­ет на чело­ве­че­ское есте­ство. К чему это ведет, с точ­ки зре­ния пси­хо­ло­гии и психиатрии?

Как часто совре­мен­ные люди, дале­кие от пра­во­слав­но­го миро­ощу­ще­ния, пыта­ясь разо­брать­ся в сво­их внут­рен­них про­ти­во­ре­чи­ях и кон­флик­тах, упо­ва­ют на мастер­ство пси­хо­те­ра­пев­та. Раз­рыв с Богом и Цер­ко­вью не толь­ко усу­гу­бил внут­рен­нее гре­хов­ное состо­я­ние чело­ве­ка, но и лишил воз­мож­но­сти, сил и средств изме­нить кар­ди­наль­ным обра­зом это состо­я­ние. В свя­зи с этим выдви­га­ют­ся повы­шен­ные тре­бо­ва­ния к пси­хо­те­ра­пии, необос­но­ван­ные ожи­да­ния, надеж­да на ее эффек­тив­ность. К вра­чу обра­ща­ют­ся не толь­ко те, кто име­ет душев­ный недуг, но и те, кто оза­бо­чен смыс­лом и цен­но­стью сво­ей жиз­ни, перед кем сто­ят про­бле­мы нрав­ствен­ные, про­бле­мы внут­рен­не­го само­опре­де­ле­ния. Не вся­кий лич­ный кон­фликт нев­ро­ти­чен по сво­ей при­ро­де, есть внут­рен­ние кон­флик­ты нор­маль­ные и здо­ро­вые, не тре­бу­ю­щие лече­ния. Поэто­му перед пси­хо­те­ра­пев­том неред­ко сто­ят про­бле­мы не пси­хи­че­ско­го здо­ро­вья, а фило­соф­ские, мировоззренческие.

Мно­гие совре­мен­ные пси­хо­те­ра­пев­ты и пси­хи­ат­ры под­чер­ки­ва­ют, что им при­хо­дит­ся выпол­нять те функ­ции, кото­рые рань­ше испол­ня­ли священники.

Ору­дие пси­хо­те­ра­пев­та – сло­во, кото­рое может быть направ­ле­но, как на бла­го, так и на усу­губ­ле­ние пато­ло­ги­че­ское состо­я­ние пациента.

Архи­епи­скоп Лука (Вой­но-Ясе­нец­кий) писал о том, что пси­хо­те­ра­пия – это воз­дей­ствие боль­ше духов­ное, чем про­сто сло­вес­ное. Сло­во, не ове­ян­ное живи­тель­ной силой Духа, ско­рее повре­дит, чем помо­жет. Пси­хо­те­ра­пия – одна из тех сфер чело­ве­че­ской дея­тель­но­сти, сущ­ность кото­рой во мно­гом опре­де­ля­ет­ся внут­рен­ним состо­я­ни­ем и миро­воз­зре­ни­ем пси­хо­те­ра­пев­та. Поэто­му к вра­чу, как и к пси­хо­ло­гу, и к педа­го­гу, долж­ны предъ­яв­лять­ся преж­де все­го духов­ные тре­бо­ва­ния. Как мож­но помочь страж­ду­ще­му душой, не имея соб­ствен­ных духов­ных цен­но­стей? “Может ли сле­пой водить сле­по­го, не оба ли упа­дут в яму” (Лк.6:39). Вме­сте с тем отож­деств­лять пси­хо­те­ра­пев­ти­че­ское воз­дей­ствие и рели­ги­оз­ное нель­зя. Рели­ги­оз­ная жизнь все­объ­ем­лю­ща, она опре­де­ля­ет смысл суще­ство­ва­ния чело­ве­ка, каче­ство его жиз­ни. Кате­го­рии же пси­хо­те­ра­пии – это “здо­ро­вье” и “болезнь,” дей­ствие ее огра­ни­чи­ва­ет­ся пси­хи­че­ской (душев­ной) сфе­рой чело­ве­ка. Она не обла­да­ет сред­ства­ми и воз­мож­но­стя­ми зани­мать­ся душев­ной и духов­ной реаль­но­стью в ее цель­но­сти и полноте.

В. Фран­кл, срав­ни­вая зада­чи пси­хо­те­ра­пии и рели­гии, писал: “Цель пси­хо­те­ра­пии – лечить душу, делать ее здо­ро­вой, цель рели­гии – нечто суще­ствен­но отли­ча­ю­ще­е­ся – спа­сать душу. Рели­гия дает чело­ве­ку духов­ный якорь спа­се­ния с таким чув­ством уве­рен­но­сти, кото­рый он не может най­ти нигде больше.”

Одна­ко имен­но пси­хо­те­ра­пия – та область вра­чеб­ной дея­тель­но­сти, кото­рая наи­бо­лее близ­ко сто­ит к пас­тыр­ству. В послед­нее вре­мя сфор­ми­ро­вал­ся тер­мин “пас­тыр­ская психиатрия.”

Архи­манд­рит Кипри­ан (“Пра­во­слав­ное пас­тыр­ское слу­же­ние,” Париж, 1957 г.) писал, что суще­ству­ют такие состо­я­ния души, кото­рые труд­но опре­де­лить кате­го­ри­я­ми нрав­ствен­но­го Бого­сло­вия, не вхо­дя­щие в поня­тия добра и зла. Они ско­рее при­над­ле­жат обла­сти не аске­ти­че­ской, а пси­хо­па­то­ло­ги­че­ской и раз­ви­ва­ют­ся от пло­ти и есте­ства. Это, напри­мер, тре­во­га, избы­точ­ная мни­тель­ность, фобия, асте­ния. Эти состо­я­ния могут “под­тал­ки­вать” к совер­ше­нию гре­ха. Пси­хо­те­ра­певт может помочь устра­нить пси­хо­па­то­ло­ги­че­ские при­чи­ны, обу­слов­лен­ные пора­же­ни­ем цен­траль­ной нерв­ной систе­мы, а свя­щен­ник – помочь пре­одо­леть нрав­ствен­ные кон­флик­ты и неустро­ен­ность. Поэто­му пси­хо­те­ра­пев­ти­че­ское лече­ние может стать вспо­мо­га­тель­ным, допол­ня­ю­щим в деле душе­по­пе­че­ния. Фор­мы меди­ко-пси­хо­ло­ги­че­ско­го пра­во­слав­но­го душе­по­пе­че­ния могут быть раз­лич­ны­ми: бесе­да, встре­ча с духо­вен­ством, пси­хо­ло­ги­че­ская под­го­тов­ка к испо­ве­ди, сов­мест­ные молит­во­сло­вия, палом­ни­че­ские поезд­ки и мно­гое другое.

Такая пси­хо­те­ра­пия пред­по­ла­га­ет иерар­хию целей: от бли­жай­ших (устра­нить симп­то­мы забо­ле­ва­ния) до глав­ных (внут­рен­ний рост и раз­ви­тие, обра­ще­ние к непре­хо­дя­щим цен­но­стям). Это совсем иной под­ход, чем стрем­ле­ние раз­ре­шить толь­ко част­ные про­бле­мы и достичь сию­ми­нут­но­го, непо­сред­ствен­но­го эффек­та. Если в таком аспек­те рас­смат­ри­вать пси­хо­те­ра­пию, то мож­но ска­зать, что она долж­на стать “мости­ком” к вере, шагом к Все­мо­гу­ще­му Цели­те­лю – Гос­по­ду Иису­су Хри­сту. В отли­чие от пси­хо­те­ра­пии, имен­но в Церк­ви Хри­сто­вой фор­ми­ру­ет­ся цель­ное миро­воз­зре­ние, кото­рое спо­соб­ству­ет раз­ре­ше­нию и част­ных про­блем. Всё вели­кое мно­го­об­ра­зие внут­рен­них состо­я­ний чело­ве­че­ской души изу­че­но, про­жи­то, про­чув­ство­ва­но, опи­са­но подвиж­ни­ка­ми бла­го­че­стия. Ими созда­но строй­ное уче­ние о борь­бе со стра­стя­ми, право­та кото­ро­го дока­за­на всей исто­ри­ей Пра­во­слав­ной Церк­ви. В Церк­ви даны все сред­ства для пре­об­ра­же­ния чело­ве­ка.

К сожа­ле­нию, то духов­ное богат­ство, кото­рым обла­да­ет Пра­во­слав­ная Цер­ковь, ока­за­лось невос­тре­бо­ван­ным боль­шин­ством совре­мен­ных пси­хи­ат­ров и пси­хо­ло­гов. По выра­же­нию наше­го совре­мен­ни­ка, пси­хо­те­ра­пия ока­за­лась в поло­же­нии чело­ве­ка, сидя­ще­го на меш­ке с золо­том и про­тя­ги­ва­ю­ще­го руку за милостыней.

Пра­во­слав­ная Цер­ковь рас­смат­ри­вая чело­ве­ка с духов­ной точ­ки зре­ния, в един­стве его бытия, начи­ная с сотво­ре­ния его Богом, через гре­хо­па­де­ние, смерть, вос­кре­се­ние и бес­смер­тие, не огра­ни­чи­ва­ет­ся его вре­мен­ным пре­бы­ва­ни­ем на зем­ле в пад­шем состо­я­нии осуж­де­ния и греха.

Боль­шин­ство пси­хо­те­ра­пев­тов рас­смат­ри­ва­ет чело­ве­ка как про­дукт гене­ти­ки и соци­аль­ной сре­ды, поэто­му их мето­ды учи­ты­ва­ют лишь телес­но-душев­ную орга­ни­за­цию чело­ве­ка, игно­ри­руя духов­ную. А саму рели­гию рас­смат­ри­ва­ют как некое тера­пев­ти­че­ское сред­ство, име­ю­щее успо­ка­и­ва­ю­щий эффект. Чело­век и мир в миро­воз­зрен­че­ских схе­мах пси­хо­те­ра­пев­тов рас­смат­ри­ва­ет­ся сквозь узкую щель сво­е­го огра­ни­чен­но­го виде­ния. Цель пси­хо­те­ра­пев­ти­че­ских сеан­сов и раз­лич­но­го рода пси­хо­тре­нин­гов – пре­успе­я­ние в мире сем, избе­га­ние боли, стра­да­ний, удо­вле­тво­ре­ние стра­стей, дости­же­ние ком­фор­та. “Хри­сти­ан­ское поня­тие спа­се­ния под­ме­ня­ет­ся мате­ри­а­ли­сти­че­ским выжи­ва­ни­ем, грех – болез­нью, а такое таин­ство, как испо­ведь, ста­ло заме­нять­ся инди­ви­ду­аль­ной или груп­по­вой пси­хо­те­ра­пи­ей. Про­ис­хо­дит сни­же­ние мораль­ных стан­дар­тов во имя избе­жа­ния “стрес­са” и оправ­да­ние упад­ка лич­ной ответ­ствен­но­сти “пси­хо­ло­ги­че­ски­ми трав­ма­ми” (Буд­зи­ло­вич П. Н. “Область меди­ци­ны или новая рели­гия?”). Один из авто­ров Бри­тан­ской Энцик­ло­пе­дии в 70‑х годах писал: “Бед­ная, бед­ная пси­хо­ло­гия, спер­ва она утра­ти­ла душу, затем пси­хи­ку, затем созна­ние и теперь испы­ты­ва­ет тре­во­гу по пово­ду поведения.”

Д. Грин­дер и Р. Бенд­лер, осно­во­по­лож­ни­ки ней­ро­линг­ви­сти­че­ско­го про­грам­ми­ро­ва­ния, пишут о том, что каж­дая кон­цеп­ция лич­но­сти (а их в совре­мен­ной пси­хо­ло­гии око­ло 20) по сво­ей сути есть не что иное, как “пси­хо­тео­ло­гия” или “пси­хо­ре­ли­гия.” Каж­дый из созда­те­лей оче­ред­но­го уче­ния, кон­цеп­ции, тео­рии счи­та­ет един­ствен­но пра­виль­ной свою точ­ку зре­ния, отста­и­ва­ет свои взгля­ды, ста­ра­ясь пере­убе­дить сво­их оппонентов.

Такой неустой­чи­вый миро­воз­зрен­че­ский фун­да­мент совре­мен­ной пси­хо­те­ра­пии порож­да­ет пест­рую мас­су совре­мен­ных пси­хо­те­ра­пев­ти­че­ских мето­дов. По заме­ча­нию В. Франк­ла, такая пси­хо­те­ра­пия ока­жет­ся ско­рее симп­то­мом мас­со­во­го нев­ро­за, неже­ли сред­ством для его лечения.

Бур­ным пото­ком в пси­хо­те­ра­пию устре­ми­лись пси­хо­тех­но­ло­гии, осно­ван­ные на пси­хо­ре­ли­ги­оз­ных куль­тах, мисти­че­ских уче­ни­ях, магии и т. д. Про­дол­жая счи­тать себя нау­ка­ми, пси­хо­ло­гия и пси­хо­те­ра­пия при­об­ре­та­ют род­ство с пара­пси­хо­ло­ги­ей и оккуль­тиз­мом. Мож­но при­ве­сти печаль­ный при­мер про­грам­мы обу­че­ния пси­хо­те­ра­пев­тов одно­го из ВУЗов Санкт-Петер­бур­га, где наря­ду с пси­ходра­мой, гештальт-тера­пи­ей вра­чи на седь­мой сту­пе­ни обу­че­ния изу­ча­ли при­е­мы шама­нов Даль­не­го Восто­ка. Име­ют­ся при­ме­ры, когда сами пси­хо­те­ра­пев­ты, под­верг­нув­шись тако­му пси­хо­ми­сти­че­ско­му воз­дей­ствию, теря­ли душев­ное и телес­ное здоровье.

Созда­ют­ся целые пси­хо­те­ра­пев­ти­че­ские, так назы­ва­е­мые нетра­ди­ци­он­ные, инсти­ту­ты, име­ю­щие неред­ко меж­ду­на­род­ный ста­тус; их кури­ру­ют “веду­щие спе­ци­а­ли­сты” евро­пей­ских стран. В лите­ра­ту­ре под­чер­ки­ва­ет­ся род­ство этих пси­хо­те­ра­пев­ти­че­ских инсти­ту­тов с тео­соф­ским дви­же­ни­ем по 4 направ­ле­ни­ям: в идео­ло­гии – уче­ние о един­стве всех рели­гий; в зада­чах – рас­кры­тие неких “резерв­ных воз­мож­но­стей”; в псев­до­на­уч­ной мас­ки­ров­ке и в мето­дах дости­же­ния целей – оккульт­ные и гно­сти­че­ские обряды.

Раци­о­наль­ная пси­хо­те­ра­пия, тра­ди­ци­он­ная для оте­че­ствен­ной меди­ци­ны, сме­ня­ет­ся раз­лич­ны­ми при­е­ма­ми, свя­зан­ны­ми с изме­нен­ным состо­я­ни­ем сознания.

Гип­но­ти­че­ские мето­ды ста­но­вят­ся не толь­ко неотъ­ем­ле­мы­ми на при­е­мах у пси­хо­те­ра­пев­тов, но и актив­но исполь­зу­ют­ся в про­мыш­лен­ной рекла­ме и поли­ти­че­ской про­па­ган­де, начи­ная от под­по­ро­го­вых (эффект 25-го кад­ра) до таких, как посто­ян­ное повто­ре­ние фраз (мантр) или отвле­че­ние от раци­о­наль­но­го мыш­ле­ния при­зы­ва­ми к наслаждениям.

При­ро­ду гип­но­за совре­мен­ная меди­ци­на объ­яс­нить до кон­ца не может. Суще­ству­ют неко­то­рые гипо­те­зы о его ней­ро­фи­зио­ло­ги­че­ской осно­ве. Одна­ко они не все­гда убе­ди­тель­ны. В про­цес­се гип­но­ти­че­ско­го сеан­са дея­тель­ность моз­га изме­ня­ет­ся таким обра­зом, что из все­го внеш­не­го мира не вос­при­ни­ма­ют­ся ника­кие раз­дра­жи­те­ли (ося­за­тель­ные, зву­ко­вые, обо­ня­тель­ные, в том чис­ле и боле­вые, но, как извест­но, боль тес­но сопря­же­на с инстинк­том само­со­хра­не­ния, боль сви­де­тель­ству­ет о небла­го­по­лу­чии в орга­низ­ме или внеш­ней опас­но­сти). Внеш­ний мир сужа­ет­ся до голо­са гип­но­ти­зе­ра, его уста­но­вок и т.д. Зало­жен­ная в таком состо­я­нии про­грам­ма пове­де­ния, как пра­ви­ло, реа­ли­зу­ет­ся. При этом над лич­но­стью совер­ша­ет­ся некое наси­лие, так как зало­жен­ные уста­нов­ки могут дей­ство­вать про­тив воли чело­ве­ка, зало­жен­ная инфор­ма­ция обла­да­ет побуж­де­ни­ем к дей­ствию. Но навя­зан­ное насиль­но, не согла­со­ван­ное с его внут­рен­ни­ми цен­ност­ны­ми ори­ен­ти­ра­ми, нрав­ствен­ным стро­ем души, подоб­ное про­грам­ми­ро­ва­ние часто явля­ет­ся для чело­ве­ка про­ти­во­есте­ствен­ным и может уси­лить глу­бин­ные про­ти­во­ре­чия личности.

Во вре­мя сеан­сов изме­ня­ют­ся сома­ти­че­ские, веге­та­тив­ные и даже био­хи­ми­че­ские пара­мет­ры орга­низ­ма, не все­гда адек­ват­ные дей­ству­ю­щим раз­дра­жи­те­лям. Напри­мер, при вну­ше­нии того, что паци­ент ест слад­кие соч­ные фрук­ты, а при этом ему дает­ся редь­ка, в кро­ви досто­вер­но повы­ша­ет­ся кон­цен­тра­ция глю­ко­зы. Это вхо­дит в кон­фликт с зако­на­ми физио­ло­гии. Реаль­ная дей­стви­тель­ность под­ме­ня­ет­ся иллю­зор­ным вос­при­я­ти­ем. Таким обра­зом, мы не можем толь­ко с пози­ций эмпи­ри­че­ско­го опы­та объ­яс­нить это явле­ние. Объ­яс­не­ние выхо­дит за его рам­ки. Несо­мнен­ным явля­ет­ся одно, что лишен­ный кри­ти­че­ско­го вос­при­я­тия и воли паци­ент во вре­мя сеан­са гип­но­за ста­но­вит­ся откры­тым воз­дей­ствию демо­ни­че­ско­го мира. 

Прот. Гри­го­рий Дья­чен­ко, рас­смат­ри­вая исто­ки суг­ге­стив­ных тех­ник, в кни­ге “Из обла­сти таин­ствен­но­го” писал: “В древ­но­сти, в сред­ние века, в про­шлом сто­ле­тии, гип­но­тиз­мом часто поль­зо­ва­лись маги и кол­ду­ны.” Не слу­чай­но извест­ный оккуль­тист Папюс в кни­ге по “Чер­ной и белой магии” (М., 1991, кн.1, с.19) при­от­кры­ва­ет зана­вес над оккульт­ным зна­че­ни­ем гип­но­за как мето­да кон­тро­ля над созна­ни­ем: “…здесь мы стал­ки­ва­ем­ся впер­вые с чудес­ным дина­ми­че­ским сим­во­лом идеи: делая вну­ше­ние на срок, мы закла­ды­ва­ем в импуль­сив­ный центр субъ­ек­та зер­но неко­е­го дина­ми­че­ско­го суще­ства, точ­ный момент появ­ле­ния кото­ро­го на свет мы опре­де­ля­ем тек­стом вну­ше­ния. Это дина­ми­че­ское суще­ство будет в свое вре­мя дей­ство­вать изнут­ри нару­жу, сле­до­ва­тель­но, оно – не чув­ство, ибо суще­ствен­ной осо­бен­но­стью чув­ства явля­ет­ся дей­ствие сна­ру­жи внутрь. Это идея, кото­рую воля гип­но­ти­зе­ра ода­ря­ет спе­ци­аль­ным дина­миз­мом и в виде заро­ды­ша вкла­ды­ва­ет в импуль­сив­ное суще­ство субъ­ек­та, что­бы она в опре­де­лен­ный день актив­но про­яви­ла заклю­чен­ную в ней энер­гию, при­ве­дя в дей­ствие соот­вет­ству­ю­щий центр.” Это уже род одержимости.

Оккуль­ти­сты и маги назы­ва­ют эти эфе­мер­ные дина­ми­че­ские суще­ства, созда­ва­е­мые чело­ве­че­ской волей, – “эле­мен­тар­ны­ми суще­ства­ми или эле­мен­та­ла­ми” (а по уче­нию Пра­во­слав­ной Церк­ви – свя­зью с беса­ми). В “Энцик­ло­пе­дии оккуль­тиз­ма (М., 1992 г., том 2, стр. 99) пря­мо об этом гово­рит­ся: “Поста­нов­ка паци­ен­та в непо­сред­ствен­ное обще­ние с миро­вым Бафо­ме­том дости­га­ет­ся рядом чисто гип­но­ти­че­ских приемов.”

Мно­гие “цели­те­ли” исполь­зу­ют “гип­но­ти­за­цию без вра­ча,” когда вли­я­ние на чело­ве­ка ока­зы­ва­ет не пси­хо­те­ра­певт, а его фото­гра­фии, пись­ма, маг­ни­то­фон­ные запи­си его голо­са. Гип­но­ти­зе­ра нет, а гип­ноз есть. Кто же вли­я­ет на чело­ве­ка? Без­услов­но, та страш­ная сила, глав­ная зада­ча кото­рой – поги­бель чело­ве­че­ской души.

Таким обра­зом, вопрос о целе­со­об­раз­но­сти исполь­зо­ва­ния гип­но­ти­че­ских тех­ник, даже с “лечеб­ной” целью, для пра­во­слав­но­го хри­сти­а­ни­на исключается.

Кро­ме того, иссле­до­ва­ни­я­ми уста­нов­ле­но, что меж­ду эффек­тив­но­стью при тера­пии сло­вом и гип­но­зом нет абсо­лют­но ника­кой вза­и­мо­свя­зи, т.е. в нем нет какой-либо осо­бой необ­хо­ди­мо­сти при лече­нии пациента.

В спе­ци­аль­ной лите­ра­ту­ре в послед­ние годы появи­лись пуб­ли­ка­ции, сви­де­тель­ству­ю­щие о дез­ор­га­ни­за­ции пси­хи­че­ской дея­тель­но­сти после часто­го воз­дей­ствия глу­бо­ким гип­но­зом. Одна­ко социо­ло­ги­че­ские опро­сы пока­за­ли, что в целеб­ные свой­ства гип­но­за верят 63–89 про­цен­тов населения.

Доста­точ­но попу­ляр­ным стал метод коди­ро­ва­ния по мето­ду Дов­жен­ко и его вари­а­ции. Коди­ру­ют от все­го: алко­го­лиз­ма, таба­ко­ку­ре­ния, ожи­ре­ния, сек­су­аль­ных нару­ше­ний. Гаран­ти­ру­ет­ся уди­ви­тель­ный эффект – поло­жи­тель­ные резуль­та­ты у 96% под­верг­ших­ся коди­ро­ва­нию. Пора­жа­ют маги­че­ские свой­ства кода: его мож­но нало­жить и, по жела­нию, снять, он дей­ству­ет прак­ти­че­ски безотказно.

При этом воля паци­ен­та ста­но­вит­ся поме­хой при коди­ро­ва­нии. Пси­хо­те­ра­певт доби­ва­ет­ся пол­но­го рас­слаб­ле­ния паци­ен­та, соче­та­ю­ще­го­ся с повы­ше­ни­ем уров­ня восприятия.

Подав­ле­нию воли слу­жит и культ лич­но­сти вра­ча, его высо­кий авто­ри­тет в гла­зах паци­ен­та. Это­му спо­соб­ству­ет пси­хо­ло­ги­че­ски тон­ко про­во­ди­мая само­ре­кла­ма. Таким обра­зом, чем без­воль­ней паци­ент, тем устой­чи­вей и пора­зи­тель­нее эффект кодирования.

Види­мо, этим и объ­яс­ня­ет­ся тот пара­докс, что более зна­чи­мый эффект от коди­ро­ва­ния про­сле­жи­ва­ет­ся в более тяже­лых фор­мах болез­ни, чем при ее лег­ких вари­ан­тах. Сво­бод­ная воля страж­ду­ще­го не помо­га­ет, а меша­ет гип­но­ти­зе­ру. Во вре­мя сеан­са реа­ли­зу­ет­ся фор­му­ла: “Не твоя воля (боль­но­го), а моя (пси­хо­те­ра­пев­та) воля избав­ля­ет тебя от болез­ни.” Неред­ко до сеан­са паци­ен­там вво­дят­ся пси­хо­троп­ные пре­па­ра­ты, спо­соб­ству­ю­щие рас­слаб­ле­нию. До сеан­сов коди­ро­ва­ния от пол­но­ты пред­ла­га­ет­ся три дня пол­но­го голо­да и бес­сон­ная ночь нака­нуне “лече­ния.” Это суще­ствен­ным обра­зом изме­ня­ет физио­ло­ги­че­ское состо­я­ние орга­низ­ма до сеан­сов кодирования.

Ужа­са­ет почти без­гра­нич­ная власть вра­ча над пациентом.

Во вре­мя само­го коди­ро­ва­ния орга­низм испы­ты­ва­ет силь­ней­ший стресс. Изме­ня­ют­ся физио­ло­ги­че­ские пара­мет­ры: тем­пе­ра­ту­ра тела, часто­та пуль­са и дыха­ния, арте­ри­аль­ное дав­ле­ние. Име­ют­ся све­де­ния о раз­ви­тии на сеан­се судо­рож­ных при­пад­ков, о субъ­ек­тив­ном ухуд­ше­нии состо­я­ния, глу­бо­ких депрес­си­ях после “лече­ния,” пора­же­ни­ях опор­но-дви­га­тель­но­го аппа­ра­та (жур­нал “Вест­ник гип­но­ло­гии и пси­хо­те­ра­пии,” 1991, N1). При “закла­ды­ва­нии клю­ча” может раз­вить­ся ретро­град­ная амне­зия (вре­мен­ная утра­та памяти).

Фор­му­ла вну­ше­ния закан­чи­ва­ет­ся пря­мы­ми угро­за­ми. Нару­ше­ние кода чре­ва­то “тра­ги­че­ски­ми послед­стви­я­ми: пол­ным пара­ли­чем рук, ног, язы­ка; оте­ком моз­га, лег­ких, пол­ной сле­по­той, судо­ро­га­ми, смер­тью” (“Сме­на,” 1993, N155-156). Отныне зако­ди­ро­ван­ный чув­ству­ет страх, посто­ян­ную угро­зу сво­ей жиз­ни со сто­ро­ны кода.

Мас­шта­бы коди­ро­ва­ния впе­чат­ля­ют. За послед­ние несколь­ко лет осно­ва­тель мето­да А. В. Дов­жен­ко “исце­лил” 100000 чело­век. Ано­ним­ность коди­ро­ва­ния поз­во­ля­ет скрыть под­лин­ные результаты.

С пози­ций Пра­во­сла­вия в цели­тель­стве все­му име­ет­ся свое закон­ное место: и муд­ро­сти вра­че­ва­те­ля, сми­рен­но зна­ю­ще­го свое зем­ное слу­же­ние, и пол­но­те Божи­ей бла­го­дат­ной исце­ля­ю­щей силы. При лече­нии гип­но­зом, коди­ро­ва­ни­ем пси­хо­те­ра­певт ста­но­вит­ся на место Божие: сво­ей силой и сво­ей энер­ги­ей он воз­дей­ству­ет на чело­ве­че­ское есте­ство. Гип­ноз осу­дил Жур­нал Мос­ков­ской Пат­ри­ар­хии, как явле­ние, “раз­ру­ша­ю­щее дух чело­ве­ка,” назвал его “созна­тель­ным слу­же­ни­ем злу,” ука­зал, что в гип­но­зе “исполь­зу­ют­ся тем­ные силы духов­но­го мира” (ЖМП, 1989, N12, с.45–46). Таким обра­зом, гип­ноз в Пра­во­слав­ной тер­ми­но­ло­гии мож­но назвать одним из видов кол­дов­ства и чаро­дей­ства, при­рав­нять его к магии. Свя­тая Цер­ковь не раз­де­ля­ет гип­ноз на “пло­хой” и “хоро­ший,” но счи­та­ет, что вся­кое втор­же­ние в под­со­зна­ние чело­ве­ка опас­но и потен­ци­аль­но ста­вит его под воз­дей­ствие поту­сто­рон­них духов, кото­рые ста­ра­ют­ся туда про­ник­нуть. При коди­ро­ван­ных исце­ле­ни­ях, энер­гия гре­хом повре­жден­ной чело­ве­че­ской воли соче­та­ясь с бесов­ской энер­ги­ей, про­из­во­дит лож­ное “чудо исце­ле­ния.” Жур­нал Мос­ков­ской Пат­ри­ар­хии с тре­во­гой сооб­ща­ет: “Не может не вызвать само­го серьез­но­го бес­по­кой­ства тот факт, что десят­ки мил­ли­о­нов наших сооте­че­ствен­ни­ков откры­ва­ют себя для совер­шен­но неиз­вест­но­го им воз­дей­ствия. Даль­ней­шие послед­ствия таких воз­дей­ствий – био­ро­бо­ты и пси­хо­ло­ги­че­ски зако­ди­ро­ван­ные народы.”

Несо­мнен­но, что нар­ко­ма­ния, пьян­ство, рас­пут­ство, куре­ние, необуз­дан­ное чре­во­уго­дие явля­ют­ся гре­хов­ны­ми поро­ка­ми. Они – резуль­тат рас­слаб­ле­ния воли, пото­му и борь­ба с ними долж­на быть созна­тель­ной, осно­ван­ной на сво­бод­ном выбо­ре лич­но­сти при соеди­не­нии соб­ствен­ных уси­лий с укреп­ля­ю­щей бла­го­да­тью Свя­то­го Духа. При­ме­ром может стать создан­ное про­то­и­е­ре­ем А. Рож­де­ствен­ским в Санкт-Петер­бур­ге в 1898 году пра­во­слав­ное брат­ство. Алко­го­лизм там иско­ре­нял­ся в целе­устрем­лен­ной цер­ков­ной жиз­ни: домаш­ней молит­вой, усерд­ным посе­ще­ни­ем бого­слу­же­ний брат­ской церк­ви, пока­я­ни­ем на испо­ве­ди, при­ча­сти­ем Свя­тых Хри­сто­вых Тайн, а в каче­стве осо­бых мер исполь­зо­ва­лось при­не­се­ние обе­тов перед св. кре­стом и Еван­ге­ли­ем, слу­же­ние молеб­нов об исце­ле­нии пьющих.

Воз­ни­ка­ет вопрос: поче­му раз­лич­ные фор­мы меди­та­ций, гип­но­за, тран­со­вых состо­я­ний послед­ние годы так широ­ко вхо­дят в повсе­днев­ную жизнь людей, в прак­ти­ку меди­цин­ской нау­ки? На это отве­ча­ет Свя­щен­ное Писа­ние: “Они не при­ня­ли люб­ви исти­ны для сво­е­го спа­се­ния. И за сие пошлет им Бог дей­ствие заблуж­де­ния, так что они будут верить лжи” (2 Фес. 2:10–11). Ины­ми сло­ва­ми, отвер­нув­шись от Боже­ствен­ной помо­щи, люди ста­ли полу­чать эту “помощь” от духов лжи (демо­нов), кото­рые обо­льща­ют их лож­ны­ми надеждами.

Послед­ствия этих “услуг” самые раз­ру­ши­тель­ные. На осно­ва­нии иссле­до­ва­ний и кли­ни­че­ских наблю­де­ний вра­чи выде­ля­ют син­дро­мы так назы­ва­е­мой оккульт­ной болез­ни – итог насиль­ствен­но­го вме­ша­тель­ства в дея­тель­ность организма:

  • стра­хи, депрес­сив­ные состо­я­ния, ощу­ще­ние откры­то­сти сво­е­го внут­рен­не­го мира, воз­мож­ны слу­хо­вые и зри­тель­ные галлюцинации;
  • имму­но­ло­ги­че­ские нару­ше­ния с повы­ше­ни­ем чис­ла онко­ло­ги­че­ских заболеваний;
  • соци­аль­ная дез­адап­та­ция, рас­пад семей, повы­шен­ная кон­фликт­ность, самоубийства.Еще одним след­стви­ем мас­со­во­го увле­че­ния тран­со­вы­ми состо­я­ни­я­ми явля­ет­ся повы­ше­ние гип­но­ти­че­ской вну­ша­е­мо­сти насе­ле­ния. Как быст­ро в обще­стве под­хва­ты­ва­ют вся­кие мод­ные уче­ния, люди дове­ря­ют раз­лич­ным аст­ро­ло­ги­че­ским пред­ска­за­ни­ям, верят восточ­ным уче­ни­ям, дове­ря­ют себя води­тель­ству лиде­ров куль­тов и вся­ких супер­лич­но­стей. Это ука­зы­ва­ет на симп­том фор­ми­ро­ва­ния без­воль­но­го, управ­ля­е­мо­го обще­ства. При­ме­ром могут слу­жить быст­рые пси­хи­че­ские моди­фи­ка­ции целых наро­дов под вли­я­ни­ем лиде­ров типа Гит­ле­ра и Ста­ли­на (иеро­мо­нах Ана­то­лий /Берестов/, “Чис­ло зверя”).

В наше вре­мя такие струк­ту­ры уже появ­ля­ют­ся в Рос­сии в виде тота­ли­тар­ных сект. При­ме­ча­тель­но, что уче­ный, дале­кий от хри­сти­ан­ско­го миро­ощу­ще­ния, осно­ва­тель неофрей­диз­ма Э. Фромм так­же под­чер­ки­вал, что спе­ци­фи­че­ский резуль­тат воз­дей­ствия суг­ге­стив­ных мето­дов состо­ит в том, что они созда­ют атмо­сфе­ру полу­за­бы­тья, это “наступ­ле­ние на разум и чув­ство реальности.”

Гип­но­ти­че­ские мето­ды, исполь­зу­е­мые, напри­мер, в рекла­ме, “пред­став­ля­ют угро­зу пси­хи­че­ско­му здо­ро­вью, осо­бен­но ясно­му и кри­ти­че­ско­му мыш­ле­нию и эмо­ци­о­наль­ной неза­ви­си­мо­сти” (Э. Фромм, “Иметь или быть”).

Таким обра­зом, без­дум­ное заиг­ры­ва­ние с попу­ляр­ны­ми ныне пси­хо-воз­дей­ству­ю­щи­ми мето­да­ми лече­ния и улуч­ше­ния здо­ро­вья могут при­ве­сти к губи­тель­ным обще­ствен­ным резуль­та­там, пре­вос­хо­дя­щим по мас­шта­бам эко­ло­ги­че­скую катастрофу.

Калаш­ни­ко­ва Т.П.

Отры­вок из кни­ги Исце­ле­ния истин­ные и ложные

Оставить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.

Размер шрифта: A- 16 A+
Цвет темы:
Цвет полей:
Шрифт: Arial Times Georgia
Текст: По левому краю По ширине
Боковая панель: Свернуть
Сбросить настройки