Кто завяжет нам шнурки? Немного об околоцерковных суевериях

Кто завяжет нам шнурки? Немного об околоцерковных суевериях

(1 голос5.0 из 5)

Мало инте­ре­су­ясь соб­ствен­но духов­ной и цер­ков­ной жиз­нью, народ у нас про­яв­ля­ет уди­ви­тель­ную актив­ность и изощ­рен­ность в при­ду­мы­ва­нии все­воз­мож­ных тра­ди­ций, при­мет и пра­вил, яко­бы отно­ся­щих­ся к духов­ной жиз­ни, а на деле не толь­ко не соглас­ных с ней, но и про­тив­ных цер­ков­но­му уче­нию и здра­во­му смыс­лу, слу­жа­щих выра­же­ни­ем смут­но­го стра­ха перед «иной жиз­нью» и суе­вер­ным жела­ни­ем с этим миром как-то «пола­дить». И ни в какой, кажет­ся, сфе­ре не суще­ству­ет тако­го мно­же­ство совер­шен­но бес­смыс­лен­ных и необъ­яс­ни­мых суе­ве­рий, как в сфе­ре про­во­дов покой­но­го «в иной мир». При­чем пора­жа­ет одна общая чер­та: все эти суе­ве­рия (по сути сво­ей инту­и­тив­но-язы­че­ские и не име­ю­щие ника­ко­го отно­ше­ния к Церк­ви) люди имен­но счи­та­ют чем-то обя­за­тель­ным и тес­но свя­зан­ным с цер­ков­ным обря­дом, так что порой ста­вят свя­щен­ни­ка в тупик совер­шен­но бес­смыс­лен­ны­ми с точ­ки зре­ния цер­ков­ной жиз­ни вопросами:

– Батюш­ка, а когда порог про­ти­рать после выно­са тела?

– Табу­рет­ки когда переворачивать?

– А бухан­ку хле­ба на крыш­ку гро­ба кто дол­жен класть?

– Плат­ки на какую руку повязывать?

– Живые цве­ты когда доста­вать из гроба?

– Зав­трак на могил­ку когда приносить?

– Зер­ка­ла до како­го дня долж­ны быть завешены?

– А «запе­ча­ты­вать зем­лю» когда будете?..

Здесь я немно­го задер­жусь, пото­му что это «запе­ча­ты­ва­ние», вошед­шее уже проч­но в обще­ствен­ное созна­ние как необ­хо­ди­мый цер­ков­ный обряд, тре­бу­ет отдель­но­го рас­смот­ре­ния. Итак, что такое «запе­ча­ты­ва­ние зем­ли»? По сви­де­тель­ству ста­рых людей, во вре­мя Вели­кой Оте­че­ствен­ной вой­ны, когда остан­ки пав­ших вои­нов бук­валь­но усе­я­ли рус­скую зем­лю, а места их упо­ко­е­ния зача­стую были неиз­вест­ны, мате­ри и жены сол­дат ста­ли при­но­сить в хра­мы узель­цы с зем­лей, над кото­рой свя­щен­ник совер­шал заоч­но обряд отпе­ва­ния или «после­до­ва­ние погре­бе­ния мир­ских тел» с поми­наль­ной молит­вой об усоп­шем. Свя­щен­ник эту зем­лю осе­нял кре­стом («запе­ча­ты­вал»), а потом род­ные нес­ли ее на клад­би­ще и кре­сто­об­раз­но рас­сы­па­ли на могиль­ных хол­ми­ках бли­жай­ших род­ствен­ни­ков со сло­ва­ми: «Во имя Отца, и Сына, и Свя­то­го Духа».

В хру­щев­скую пору, когда гоне­ния на Цер­ковь при­об­ре­ли иезу­ит­ский харак­тер, этот обряд ещё более рас­про­стра­нил­ся. Свя­щен­ни­ков уже не рас­стре­ли­ва­ли и не сажа­ли в тюрь­мы, но при­ход­скую жизнь стре­ми­лись уни­что­жить адми­ни­стра­тив­ны­ми мера­ми. И вот одно из тре­бо­ва­ний вла­стей заклю­ча­лось в том, что­бы свя­щен­ник не совер­шал бого­слу­же­ний вне хра­ма – с одной сто­ро­ны, а с дру­гой – что­бы люди не при­но­си­ли покой­ных в храм для отпе­ва­ния. За этим сле­ди­ли стро­го и мог­ли нака­зать людей, если узна­ва­ли, что они сво­е­го покой­но­го род­ствен­ни­ка при­во­зи­ли в храм для отпе­ва­ния. Так что люди всё нес­ли и нес­ли в храм узел­ки с зем­лей… И сей­час еще в слу­чае, если пра­во­слав­но­го чело­ве­ка по той или иной при­чине не уда­лось похо­ро­нить по-хри­сти­ан­ски, род­ствен­ни­ки при­но­сят зем­лю в храм, и свя­щен­ник, рас­спро­сив об обсто­я­тель­ствах дела, при отсут­ствии к тому кано­ни­че­ских пре­пят­ствий совер­ша­ет обряд отпе­ва­ния заоч­но. Но и в слу­чае с отпе­ва­ни­ем «очным» эта тра­ди­ция «запе­ча­ты­ва­ния» так проч­но вошла в цер­ков­ный оби­ход, что по край­ней мере в Кры­му до сих пор при­ня­то в гроб покой­но­го класть узе­лок с зем­лей и горя­щей све­чой, а в кон­це отпе­ва­ния три­жды осе­нять эту зем­лю кре­стом со сло­ва­ми: «Гос­под­ня зем­ля, и испол­не­ние ея, все­лен­ная и вси живу­щи на ней». Затем эту зем­лю рас­сы­па­ют кре­сто­об­раз­но в гроб или в моги­лу поверх гро­ба. И хоть пря­мой нуж­ды в этом «узел­ке с зем­лей» в дан­ном слу­чае нет, но здесь по край­ней мере про­сле­жи­ва­ет­ся здра­вый цер­ков­ный смысл и сло­ва псал­ма напо­ми­на­ют нам о том, что зем­ля, как часть сотво­рен­но­го мира, при­над­ле­жит Гос­по­ду и мы все­це­ло вве­ря­ем забо­ту о теле и душе ближ­не­го в Божии руки с надеж­дой и упо­ва­ни­ем на Его милость.

Ино­гда, если отпе­ва­ние про­ис­хо­дит в доме усоп­ше­го, а свя­щен­ник не участ­ву­ет в похо­рон­ной про­цес­сии, он про­сит кого-нибудь эту зем­лю рас­сы­пать по при­бы­тии на клад­би­ще. И вот тут непре­мен­но най­дет­ся «зна­ю­щая сосед­ка», кото­рая отстра­нит род­ствен­ни­ка усоп­ше­го от это­го дей­ства со сло­ва­ми, испол­нен­ны­ми свя­щен­но­го ужа­са: «Тебе нель­зя!» То есть близ­ко­му род­ствен­ни­ку поче­му-то нель­зя совер­шать это дей­ствие, как и мно­гое дру­гое, отно­ся­ще­е­ся к похо­ро­нам. И вот этот совер­шен­но бес­смыс­лен­ный страх, обле­чен­ный во мно­же­ство столь же необъ­яс­ни­мых пра­вил, омра­ча­ет, запу­ги­ва­ет людей, лишая их про­сто­ты люб­ви и дове­рия Богу. И это еще раз гово­рит о том, что «вой­на с древним зми­ем», то есть брань пра­во­слав­ной веры с тем­ным язы­че­ством, – это не пре­да­ние ста­ри­ны глу­бо­кой, а суще­ствен­ная реаль­ность наших дней.

Конеч­но, смерть – это напо­ми­на­ние о тра­ги­че­ском отпа­де­нии чело­ве­ка от Бога, напо­ми­на­ние о горь­ких пло­дах гре­ха. Смерть воис­ти­ну страш­на и про­тив­на нашей при­ро­де. И вели­кие свя­тые боя­лись смер­ти, но это иной страх, сопря­жен­ный с бла­го­го­ве­ни­ем и осо­зна­ни­ем вели­чия Божи­его, страх, испол­нен­ный вели­ко­го сми­ре­ния и люб­ви, а пото­му и бла­го­да­ти, даро­ван­ной от Гос­по­да. И смерть свя­ты­ми людь­ми осо­зна­ва­лась как вели­кий и таин­ствен­ный пере­ход в иной мир, где хри­сти­а­ни­на ожи­да­ет неиз­ре­чен­ная радость встре­чи с Пода­те­лем жиз­ни. Радость – вот глав­ное сло­во, хоть и сопря­жен­ное с трез­ве­ни­ем, стра­хом Божи­им и благоговением.

Не таков страх, вну­ша­е­мый демо­на­ми и ввер­га­ю­щий чело­ве­ка в мрач­ное мало­ду­шие и уны­ние, лишая его воз­мож­но­сти быть при­част­ни­ком Боже­ствен­ной кра­со­ты и правды.

И опять же изум­ля­ешь­ся, как живу­чи эти тем­ные язы­че­ские поня­тия, как они ста­ра­ют­ся настой­чи­во при­пле­стись к поня­ти­ям и пра­ви­лам жиз­ни церковной.

При­ме­ров – тьма.

Недав­но один чело­век позво­нил мне для того, что­бы уточ­нить: а прав­да ли, что оград­ку на могил­ке надо непре­мен­но делать с «калит­кой», что­бы душа, «кото­рая выле­та­ет вре­мя от вре­ме­ни», мог­ла потом «бла­го­по­луч­но воз­вра­щать­ся». И это ему посо­ве­то­ва­ла не какая-то «бабуш­ка», а работ­ни­ца цер­ков­ной лав­ки. Ужа­са­юсь, но верю – пожа­луй, хотя бы уже пото­му, что не нахо­жу резо­нов это­му чело­ве­ку не доверять.

В дру­гой раз мне дове­лось отпе­вать муж­чи­ну на клад­би­ще. И вот отпе­ва­ние закон­чи­лось, я соби­раю свой треб­ный чемо­дан­чик, и вдруг воз­ни­ка­ет пере­до мной потре­пан­ная жиз­нью физио­но­мия одно­го из тех, кого назы­ва­ют «копа­ча­ми». Моло­дой парень с оза­да­чен­ным видом и в ботин­ках с раз­вя­зан­ны­ми бол­та­ю­щи­ми­ся шнурками.

– Батюш­ка, – спро­сил он со стра­даль­че­ским видом, – ска­жи­те, а прав­да, что копа­чам нель­зя с завя­зан­ны­ми шнур­ка­ми рабо­тать? Изму­чил­ся совсем. Дру­гих боти­нок нет, а с раз­вя­зан­ны­ми шнур­ка­ми так неудоб­но, того гля­ди, сам запу­та­ешь­ся и в моги­лу свалишься…

Ну что тут ска­зать!.. И смех и грех. Может быть, над моло­дым това­ри­щем под­шу­ти­ли его собра­тья-копа­чи, я не знаю, но сам по себе этот слу­чай весь­ма при­ме­ча­те­лен. Конеч­но, я это­го парень­ка успо­ко­ил, и он тут же с нескры­ва­е­мым облег­че­ни­ем при­нял­ся завя­зы­вать свои бол­та­ю­щи­е­ся и пере­пач­кан­ные гря­зью шнурки.

Но и это еще так… цве­точ­ки. Послед­нее собы­тие, послу­жив­шее пово­дом к напи­са­нию это­го тек­ста, слу­чи­лось с месяц назад. На отпе­ва­ние в даль­нюю дере­вень­ку меня при­вез паре­нек – внук усоп­шей бабуш­ки. С ним же мы дого­во­ри­лись, что он отве­зет меня обрат­но. И вот, уже во вре­мя отпе­ва­ния сво­им энер­гич­но-рас­по­ря­ди­тель­ным видом при­влек­ла вни­ма­ние такая «зна­ю­щая» жен­щи­на, кото­рая, с одной сто­ро­ны, и пра­виль­ные вещи гово­ри­ла и дела­ла, вро­де раз­да­чи све­чей, обер­ну­тых в сал­фет­ки, и пред­ло­же­ния свя­щен­ни­ку чисто­го поло­тен­ца под крест и Еван­ге­лие, но тут же и «вво­ра­чи­ва­ла» какие-то неле­пи­цы. Напри­мер, после отпе­ва­ния, когда ста­ли соби­рать огар­ки, остав­ши­е­ся у людей, и кто-то стал раз­ма­ты­вать сал­фет­ку, она бук­валь­но вскрик­ну­ла с ужа­сом: «Что вы дела­е­те? Не раз­ма­ты­вай­те!» К сло­ву, сал­фет­ки эти нуж­ны, что­бы воск от горя­чей све­чи не капал на руки. И всё. Ника­ко­го мисти­че­ско­го смыс­ла это зама­ты­ва­ние не имеет.

Я отпел бабуш­ку в доме, собрал чемо­дан, вышел во двор, нашел маши­ну, сел в нее (внук меня уже ждал) и… опе­шил. Все зер­ка­ла – боко­вые и зад­не­го вида – были тща­тель­но замо­та­ны носо­вы­ми плат­ка­ми. Тут уж у меня про­сто вырвалось:

– Они тебя, что, вслед за бабуш­кой реши­ли отправить?!

Ну в самом деле, как же мож­но не понять, что таки­ми дей­стви­я­ми ты под­вер­га­ешь жизнь чело­ве­ка реаль­ной опас­но­сти?! Вот уж воис­ти­ну нет пре­де­лов суе­вер­ной бессмысленности.

Конеч­но, эти плат­ки мы с парень­ком отмо­та­ли и сло­жи­ли акку­рат­но, что­бы води­тель отдал их потом той, кто с таким раче­ни­ем их повя­за­ла, – пусть дела­ет с ними что хочет. И я тогда в кото­рый раз поду­мал: пора нам всем миром реши­тель­но завя­зы­вать эти «бол­та­ю­щи­е­ся шнур­ки» все­воз­мож­ных язы­че­ских суе­ве­рий, опа­се­ний, стра­хов, дога­док и мне­ний. А глав­ное – сно­ва и сно­ва бороть­ся с ужас­ным и кос­ным неже­ла­ни­ем вни­кать в под­лин­ную духов­ную жизнь. Тер­пе­ли­во убеж­дать людей в необ­хо­ди­мо­сти при­об­ще­ния высо­кой и осмыс­лен­ной пре­муд­ро­сти цер­ков­ной жизни.

Пото­му что основ­ная при­чи­на воз­ник­но­ве­ния и живу­че­сти всех этих бес­ко­неч­ных и бес­смыс­лен­ных тем­ных суе­ве­рий, обря­дов и стра­хо­ва­ний – это поваль­ное неве­же­ство в вопро­сах цер­ков­ной жиз­ни. Когда вме­сто чисто­ты свя­той пра­во­слав­ной веры люди погру­жа­ют­ся во тьму суе­вер­ных пере­жи­ва­ний, тре­вог и стра­хов. И дай Бог нам понять нако­нец, что нет ино­го пути избав­ле­ния от всей этой ужас­ной мни­тель­но­сти, тре­вож­но­сти и стра­хо­ва­ний кро­ме все­це­ло­го пре­да­ния себя в руки Божии, кро­ме сто­я­ния в пра­вой вере и жиз­ни, соглас­ной с ней.

Часто при­хо­дит­ся слы­шать о такой чер­те рус­ско­го чело­ве­ка, как довер­чи­вость. Отча­сти это прав­да, но если при­гля­деть­ся вни­ма­тель­нее, то мож­но заме­тить, что «сред­не­ста­ти­сти­че­ский» рус­ский чело­век может быть очень даже осто­рож­ным и подо­зри­тель­ным в обра­ще­нии с ближ­ни­ми, но про­сто до изум­ле­ния довер­чи­вым и наив­ным в отно­ше­нии каких-то «духов­ных» идей, мани­пу­ля­ций и пред­ло­же­ний. И когда солид­но­го вида при­лич­но оде­тый муж­чи­на рас­те­рян­ным голо­сом объ­яв­ля­ет вдруг: «Батюш­ка… я… это… вче­ра на клад­би­ще кукол­ки зако­пал!», то в пер­вый миг про­сто неме­ешь и дума­ешь, что ослы­шал­ся. Но нет. И ока­зы­ва­ет­ся, что муж­чи­на для реше­ния каких-то сво­их житей­ских про­блем обра­тил­ся к «духов­ным спе­ци­а­ли­стам», а те, замо­ро­чив несчаст­но­му голо­ву и опу­сто­шив его кар­ма­ны, оста­ви­ли на пору­га­ние бесам. И толь­ко совер­шив оче­вид­но неадек­ват­ный посту­пок, этот чело­век осо­знал нако­нец, что дела­ет «что-то не так».

Если посмот­реть на про­бле­му шире, то нуж­но ска­зать вот о чем. Дур­но пони­ма­е­мая сво­бо­да рас­про­стра­ни­ла свое вли­я­ние на область нашей нрав­ствен­ной и духов­ной жиз­ни. Так что каж­дый чело­век «ветер сво­ей голо­вы» или пер­вое при­гля­нув­ше­е­ся уче­ние, льстя­щее тем или иным стра­стям, готов при­знать за исти­ну. Гибель­ное мне­ние, что истин мно­го, раз­вра­ща­ет духов­ную и нрав­ствен­ную жизнь каж­до­го чело­ве­ка и наро­да в целом. В резуль­та­те люди всё менее спо­соб­ны отли­чить прав­ду от лжи, насто­я­щее от под­дел­ки, бла­го­сло­ве­ние от про­кля­тия. В стране раз­ве­лось пуга­ю­щее мно­же­ство шар­ла­та­нов, магов, аст­ро­ло­гов, гада­те­лей, воро­жей, кол­ду­нов и вол­шеб­ни­ков, начи­ная от явно одер­жи­мых, боль­ных духов­но и закан­чи­вая афе­ри­ста­ми и жули­ка­ми всех мастей, под видом «духов­ных экс­пер­тов» поль­зу­ю­щих­ся поваль­ным неве­же­ством и довер­чи­во­стью людей. Повсю­ду мы видим про­яв­ле­ние шар­ла­тан­ства: с одной сто­ро­ны, тех, кто сами верят во всю ту око­ле­си­цу, кото­рую несут, а с дру­гой – тех, кто толь­ко напус­ка­ет на себя вид, стре­мясь извлечь корысть и нажи­ву. Но в любом слу­чае этот раз­гул раз­ру­ши­тель­но­го зло­ве­рия достиг уже таких раз­ме­ров, что, чест­ное сло­во, пора наво­дить поря­док. Здесь, навер­ное, свое сло­во долж­но ска­зать госу­дар­ство, но и самим людям необ­хо­ди­мо понять, что духов­ная жизнь тре­бу­ет пра­виль­ной орга­ни­за­ции, то есть при­ве­де­ния ее в согла­сие с зако­ном Божи­им. В отно­ше­нии жиз­ни душев­но-телес­ной эти пра­ви­ла про­сты и понят­ны: тру­дись, не обма­ны­вай, будь мило­сер­ден, заботь­ся о семье, учись доволь­ство­вать­ся малым. Но и в духов­ной жиз­ни такие пра­ви­ла суще­ству­ют. И глав­ное из них – пре­бы­ва­ние в Церк­ви, цер­ков­ная жизнь. Пото­му что Гос­по­дом имен­но опре­де­ле­но дости­гать нам позна­ния исти­ны в Церк­ви, кото­рую Он Сам создал для нас и кото­рая есть «столп и утвер­жде­ние исти­ны» (1Тим.3:15).

И всё то недоб­рое раз­но­мыс­лие, всю ту оккульт­но-эзо­те­ри­че­скую, маги­че­скую пута­ни­цу, о кото­рой мы гово­рим, мож­но пре­одо­ле­вать, толь­ко дер­жась здра­во­го уче­ния Церк­ви, кото­рое дару­ет нам дей­стви­тель­ную, а не при­зрач­ную сво­бо­ду. Сво­бо­ду от лжи, омра­че­ния, заблуж­де­ния и гре­ха. И толь­ко сво­бо­да во Хри­сте может научить нас жить общей достой­ной жиз­нью и дви­гать­ся к общей цели. «А цель-то какая?» – спро­сит кто-нибудь. Да всё та же, выс­шая и еди­ная как для отдель­но­го чело­ве­ка, так и для Оте­че­ства в целом. И обо­зна­че­на она в Свя­щен­ном Писа­нии про­сты­ми сло­ва­ми: «Вой­ти в радость Гос­по­да сво­е­го» (ср.: Мф. 25: 21). Дру­гой, более важ­ной цели у нас нет, как нет и иной, высо­чай­шей радости.

Свя­щен­ник Димит­рий Шишкин

23 мая 2017 г.

Источ­ник: Православие.ру

Оставить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.

Размер шрифта: A- 16 A+
Цвет темы:
Цвет полей:
Шрифт: Arial Times Georgia
Текст: По левому краю По ширине
Боковая панель: Свернуть
Сбросить настройки