Проблема соотношения христианского и языческого в восприятии русской традиционной культуры на примере масленичной обрядности

Проблема соотношения христианского и языческого в восприятии русской традиционной культуры на примере масленичной обрядности

(2 голоса5.0 из 5)

Ана­лиз мас­ле­нич­ной обряд­но­сти, выяв­ле­ние мифо­ло­ге­мы празд­ни­ка через фольк­лор­ные тек­сты и его кален­дар­ная при­вяз­ка к Пасхе не под­твер­жда­ют рас­про­стра­нён­ное пред­став­ле­ние о Мас­ле­ни­це как об исклю­чи­тель­но язы­че­ском насле­дии. Несмот­ря на то, что в тра­ди­ци­ях Мас­ле­ни­цы про­сле­жи­ва­ет­ся обще­ин­до­ев­ро­пей­ское про­шлое, есть все осно­ва­ния видеть в этом празд­ни­ке глу­бо­кие хри­сти­ан­ские смыс­лы, рас­кры­ва­е­мые через раз­лич­ные вер­баль­ные, визу­аль­ные и дра­ма­тур­ги­че­ские обра­зы. В усло­ви­ях повтор­ной хри­сти­а­ни­за­ции (воцер­ко­в­ле­ния) Рос­сии и поис­ка корен­ных осно­ва­ний для раз­ви­тия совре­мен­ных соци­о­куль­тур­ных прак­тик ана­лиз смыс­ло­во­го напол­не­ния Мас­ле­ни­цы и дру­гих тра­ди­ци­он­ных празд­ни­ков может дать эффек­тив­ные инстру­мен­ты для кон­стру­и­ро­ва­ния идентичности.

Сего­дня повсе­мест­но мож­но услы­шать, что рус­ская куль­ту­ра — это про­дукт син­кре­ти­че­ско­го син­те­за хри­сти­ан­ско­го и язы­че­ско­го, рели­ги­оз­ную кан­ву кото­ро­го пра­виль­но назвать «двое­ве­ри­ем». При­чём такое заяв­ле­ние ста­ло общим местом как для обы­ва­те­ля, так и для про­фес­си­о­наль­но­го этно­гра­фа. Пер­вым и глав­ным дока­за­тель­ством тако­го тези­са слу­жит ука­за­ние на Мас­ле­ни­цу как на клю­че­вой празд­ник рус­ско­го кален­да­ря, клю­че­вой для пони­ма­ния само­быт­но­сти рус­ской куль­ту­ры и сла­вян­ско­го язы­че­ства в част­но­сти. Как для пра­во­слав­но­го кален­да­ря Пас­ха явля­ет­ся «Празд­ни­ков празд­ни­ком» и «тор­же­ством из тор­жеств», так и вос­при­я­тие Мас­ле­ни­цы в обы­ден­ном созна­нии и рабо­тах мно­гих иссле­до­ва­те­лей явля­ет­ся клю­чом в вос­при­я­тии рус­ской куль­ту­ры как двое­вер­ной, син­кре­тич­ной или вовсе язы­че­ской. Дан­ное поло­же­ние вещей явля­ет­ся гос­под­ству­ю­щей точ­кой зре­ния в иссле­до­ва­тель­ской лите­ра­ту­ре на про­тя­же­нии все­го ХХ века, а кор­ня­ми ухо­дит ещё в рабо­ты века ХІХ.

Одна­ко хоте­лось бы рас­смот­реть осно­ва­ния для тако­го утвер­жде­ния. Чем боль­ше погру­жа­ешь­ся в кон­крет­ное содер­жа­ние мас­ле­нич­ных гуля­ний, тем боль­ше пони­ма­ешь неспра­вед­ли­вость подоб­ных утверждений.

98604d7370611fe5e2db6bb1d1836446 300x200 - Проблема соотношения христианского и языческого в восприятии русской традиционной культуры на примере масленичной обрядности

Пер­спек­тив­ным пред­став­ля­ет­ся обра­ще­ние к живой этно­гра­фи­че­ской тра­ди­ции в опи­са­нии мас­ле­нич­ной обряд­но­сти. Такой под­ход скло­ня­ет к хри­сти­ан­ско­му вос­при­я­тию празд­ни­ка через содер­жа­ние бого­слу­жеб­ных тек­стов и при­вле­че­ние биб­лей­ско­го кон­тек­ста как осно­ва­ния целост­но­го миро­воз­зре­ния жите­лей рус­ской дерев­ни и впи­сы­ва­ния в него эле­мен­тов тра­ди­ци­он­ной Мас­ле­ни­цы и совре­мен­ных прак­тик, оце­ни­ва­е­мых как пред­ста­ви­те­ля­ми духо­вен­ства, так и про­фес­си­о­наль­ны­ми работ­ни­ка­ми сфе­ры куль­ту­ры исклю­чи­тель­но через идею двое­ве­рия. Бога­тый этно­гра­фи­че­ский мате­ри­ал, зафик­си­ро­ван­ный в про­шлом сто­ле­тии, а так­же иссле­до­ва­ния ХІХ века дают фак­то­ло­ги­че­ский мате­ри­ал для рекон­струк­ции мас­ле­нич­ной мифло­ге­мы в хри­сти­ан­ском клю­че. С дру­гой сто­ро­ны, сего­дня есть сооб­ще­ства, стре­мя­щи­е­ся про­честь или хотя бы интер­пре­ти­ро­вать эле­мен­ты Мас­ле­ни­цы с пози­ций «дохри­сти­ан­ско­го сла­вян­ско­го язы­че­ства» или даже «ведиз­ма». Эта дис­кус­сия носит явно анта­го­ни­сти­че­ский харак­тер и явля­ет­ся сви­де­тель­ством стрем­ле­ния само­опре­де­лить­ся и скон­стру­и­ро­вать соб­ствен­ную иден­тич­ность в кон­тек­сте кол­лек­тив­ной идентичности.

Без­услов­но, рубеж зимы и лета, более того, день весен­не­го рав­но­ден­ствия мог и, ско­рее все­го, был каким-то обра­зом отме­чен у наших пред­ков, сла­вян в дохри­сти­ан­ский пери­од раз­ви­тия их куль­ту­ры. И глав­ный тезис в поль­зу язы­че­ско­го про­ис­хож­де­ния Мас­ле­ни­цы поче­му-то сво­дит­ся имен­но к его рубеж­ной зимне-весен­ней дате празд­но­ва­ния. Одна­ко хочет­ся обра­тить вни­ма­ние на то, что празд­но­ва­ние Мас­ле­ни­цы всё же при­хо­дит­ся имен­но на зим­ний пери­од и порой отсто­ит от дня весен­не­го рав­но­ден­ствия весь­ма зна­чи­тель­но. По ста­ро­му сти­лю (юли­ан­ский кален­дарь) Мас­ле­ни­ца празд­ну­ет­ся исклю­чи­тель­но зимой и зача­стую даже в янва­ре. О каких «про­во­дах зимы» может идти речь в таком слу­чае? Одна­ко, по поряд­ку. Сама заме­на назва­ния «Мас­ле­ни­ца» на «про­во­ды рус­ской зимы» про­ис­хо­дит уже в совет­ское вре­мя и про­ис­хо­дит целе­на­прав­лен­но. На стра­ни­цах жур­на­ла «Анти­ре­ли­ги­оз­ник» в 20–30‑е годы ХХ века обсуж­да­лись тех­но­ло­ги заме­ны тра­ди­ци­он­ных форм обряд­но­сти рус­ской куль­ту­ры новы­ми совет­ски­ми, и поче­му-то сто лет назад Мас­ле­нич­ное гуля­ние вызы­ва­ло у «воин­ству­ю­щих без­бож­ни­ков» не мень­шее раз­дра­же­ние, чем обря­до­вая и смыс­ло­вая сто­ро­на пра­во­слав­но­го вен­ча­ния или отпевания.

В свою оче­редь, мас­ле­нич­ные тек­сты, тек­сты песен, при­уро­чен­ных к Мас­ле­ни­це, не содер­жат упо­ми­на­ния зимы или вес­ны. Напро­тив, есть все осно­ва­ния отно­сить Мас­ле­ни­цу имен­но к зим­не­му цик­лу празд­ни­ков. Мас­ле­нич­ные стра­да­ния увя­зы­ва­ют Мас­ле­ни­цу со Свят­ка­ми, так как она при­хо­дит им на сме­ну, напри­мер: «Про­шли Свят­ки даль рас­стать­ся, при­шла Мас­лен­ка катать­ся». Так же и в обря­до­вой части Свят­ки свя­зы­ва­ют­ся с Мас­ле­ни­цей: на Васи­льев вечер в неко­то­рых местах хозя­ин дома гото­вил сви­ное коль­цо (вырез­ка с шеи сви­ньи из сала), назы­ва­е­мое по местам Тау­сень. На эту вырез­ку он при­гла­шал тёщу и уго­щал — в знак ува­же­ния к роду жены. А затем уже в Мас­ле­ни­цу она отве­том при­гла­ша­ла зятя на бли­ны. Таким обра­зом, гово­рить о про­ща­нии с зимой, её про­во­да­ми в свя­зи с Мас­ле­ни­цей нет оснований.

dc7ca5761b4e10220382618f16e48605 300x206 - Проблема соотношения христианского и языческого в восприятии русской традиционной культуры на примере масленичной обрядности

Ана­лиз мас­ле­нич­ной обряд­но­сти и содер­жа­ния тек­стов мас­ле­нич­но­го фольк­ло­ра совер­шен­но не поз­во­ля­ет гово­рить о свя­зи мас­ле­нич­ной обряд­но­сти с сол­неч­ным рав­но­ден­стви­ем. Более веро­ят­ной пред­став­ля­ет­ся связь имен­но пас­халь­ной обряд­но­сти с весен­ним рав­но­ден­стви­ем. Понят­но, что Пас­ха отсто­ит от рав­но­ден­ствия немно­го, но всё же даль­ше, чем Мас­ле­ни­ца, одна­ко пас­халь­ная обря­до­вая кули­на­рия свя­зы­ва­ет совре­мен­ных рус­ских с совре­мен­ны­ми иран­ца­ми как наслед­ни­ка­ми древ­них пер­сов. Общий гене­зис с пер­сид­ски­ми этно­са­ми у сла­вян имел место в весь­ма отда­лён­ном про­шлом, поэто­му нали­чие сход­ства сви­де­тель­ству­ет о древ­но­сти сохра­нив­ших­ся тра­ди­ций. В совре­мен­ном Иране, осо­бен­но в север­ной его части, груп­пы, иден­ти­фи­ци­ру­ю­щие своё про­ис­хож­де­ние с пер­сид­ской этнич­но­стью, в день весен­не­го рав­но­ден­ствия кра­сят яйца в раз­ные цве­та и укла­ды­ва­ют их на тра­ву или, точ­нее, на про­ро­щен­ные зёр­на зла­ко­вых, точ­но так же как мы можем это наблю­дать на открыт­ках и рисун­ках из Рос­сии XIX века или в прак­ти­ке совре­мен­ных верующих.

Далее, сле­ду­ет обра­тить вни­ма­ние на назва­ние празд­ни­ка. Мас­ле­ни­ца — назва­ние, оче­вид­но, хри­сти­ан­ское и свя­за­но с пище­вым огра­ни­че­ни­ем послед­ней неде­ли перед Вели­ким постом. Связь Мас­ле­ни­цы с четы­ре­де­сят­ни­цой про­сле­жи­ва­ет­ся уже в самой дате празд­но­ва­ния, чёт­ко при­вя­зан­ной к Пасхе — глав­но­му хри­сти­ан­ско­му празд­ни­ку. Если допу­стить, что в дохри­сти­ан­ском празд­ни­ке, пред­ше­ству­ю­щем Мас­ле­ни­це, клю­че­вым содер­жа­ни­ем была смыс­ло­вая и сим­во­ли­че­ская связь с рав­но­ден­стви­ем, то поче­му имен­но этот момент утра­чи­ва­ет­ся с при­ня­ти­ем хри­сти­ан­ства? В мас­ле­нич­ных пес­нях, в огром­ном чис­ле сохра­нив­ших­ся в живом фольк­лор­ном быто­ва­нии до сере­ди­ны 20 века, солн­це не упо­ми­на­ет­ся, в отли­чие, ска­жем, от свя­точ­ных колядок.

Кро­ме того, усто­яв­ше­е­ся мне­ние, соглас­но кото­ро­му хри­сти­ан­ская цер­ковь при­спо­со­би­ла, при­уро­чи­ла свои празд­ни­ки к сла­вян­ским язы­че­ским, весь­ма спор­но и неубе­ди­тель­но, так как при его досто­вер­но­сти даты празд­ни­ков в раз­лич­ных помест­ных церк­вях раз­ли­ча­лись бы. Одна­ко тако­го раз­ли­чия мы не видим меж­ду, ска­жем, Гру­зин­ской, Румын­ской, Албан­ской и Рус­ской пра­во­слав­ны­ми церк­вя­ми, а допу­стить, что при вклю­че­ния язы­че­ско­го празд­ни­ка сла­вян в бого­слу­жеб­ный празд­нич­ный цикл Рус­ской церк­ви свои цер­ков­ные кален­да­ри поме­ня­ли все помест­ные церк­ви, вряд ли возможно.

f1895 300x213 - Проблема соотношения христианского и языческого в восприятии русской традиционной культуры на примере масленичной обрядности

Весь­ма рас­про­стра­нён­ные назва­ния дней празд­но­ва­ния Мас­ле­ни­цы гене­ти­че­ски свя­зан­ны с цер­ков­ной тра­ди­ци­ей, но всё же не тож­де­ствен­ны бого­слу­жеб­ной прак­ти­ке: «неде­ля сыр­ная», «сыр­ная сед­ми­ца», «неде­ля сыро­пуст­ная». В бого­слу­жеб­ной прак­ти­ке эти дни назы­ва­ют­ся «неде­лей о Страш­ном суде», «Вос­по­ми­на­ние изгна­ния Ада­ма из Рая». А широ­ко рас­про­стра­нён­ные назва­ния, в кото­рых ука­зы­ва­ет­ся на сыр как одно из блюд мас­ле­нич­ной неде­ли, сви­де­тель­ству­ют имен­но о хри­сти­ан­ском про­ис­хож­де­нии кули­нар­ных осо­бен­но­стей Мас­ле­ни­цы. Дело в том, что, по мне­нию неко­то­рых иссле­до­ва­те­лей, сыр сла­вяне узна­ли после хри­сти­а­ни­за­ции, после кон­так­тов с греками.

Инте­рес пред­став­ля­ет и упо­ми­на­ние сыра наравне с дру­ги­ми куша­нья­ми в мас­ле­нич­ных пес­нях. Но при этом в огром­ном чис­ле фольк­лор­ных тек­стов не при­сут­ству­ет ещё один эле­мент, став­ший сего­дня сим­во­лом Мас­ле­ни­цы. Это — бли­ны. Мас­ле­ни­цу встре­ча­ют с сыром, с хле­бом, с мёдом, с мас­лом. В мас­ле­нич­ных пес­нях мас­лом поли­ва­ют и усти­ла­ют горы, едят курьи яйца. При этом мас­ле­нич­ные пес­ни, чёт­ко при­уро­чен­ные к Мас­ле­ни­це, в кото­рых упо­ми­на­ют­ся бли­ны, най­ти очень слож­но. Кро­ме того, сами по себе бли­ны в этно­гра­фи­че­ских запи­сях не явля­ют­ся исклю­чи­тель­но мас­ле­нич­ным гастро­но­ми­че­ским эле­мен­том. Да, инфор­ма­то­ры гово­рят, что на Мас­ле­ни­цу пек­ли бли­ны, но точ­но так же, как и на дру­гие празд­ни­ки, напри­мер, на Васи­льев вечер в сибир­ской ста­ро­жиль­че­ской тра­ди­ции. Бли­ны так­же были повсе­днев­ным блю­дом, их зача­стую пек­ли в буд­ни. Каких-то осо­бых рецеп­тов имен­но мас­ле­нич­ных бли­нов так­же не существует.

Сам по себе тезис о свя­зи Мас­ле­ни­цы с весен­ним рав­но­ден­стви­ем, а тем более с куль­том солн­ца, спо­рен, как и вос­при­я­тие бли­на в каче­стве неотъ­ем­ле­мо­го, более того, глав­но­го атри­бу­та мас­ле­нич­но­го сто­ла. Одна­ко сего­дня повсе­мест­но и мно­го­крат­но транс­ли­ру­ет­ся пред­став­ле­ние о том, что блин — это сим­вол солн­ца у сла­вян, и имен­но поэто­му он глав­ный эле­мент Мас­ле­ни­цы, при­уро­чен­ной к весен­не­му рав­но­ден­ствию. А. Куп­рин, воз­мож­но, не без вли­я­ния мифо­ло­ги­че­ской шко­лы с её куль­том при­ро­ды, срав­ни­ва­ет блин с солн­цем, но всё же алле­го­ри­че­ски, исполь­зуя худо­же­ствен­ный при­ём: «Тыся­че­лет­ний блин, внук Даж­бо­га. Блин кругл, как насто­я­щее щед­рое солн­це. Блин кра­сен и горяч, как горя­чее все­со­гре­ва­ю­шее солн­це, блин полит рас­топ­лен­ным мас­лом, — это вос­по­ми­на­ние о жерт­вах, при­но­си­мых могу­ще­ствен­ным камен­ным идо­лам. Блин — сим­вол солн­ца, крас­ных дней, хоро­ших уро­жа­ев, лад­ных бра­ков и здо­ро­вых детей» [Куп­рин 2007]. Б. А. Рыба­ков уже совер­шен­но серьёз­но опре­де­ля­ет при­над­леж­ность бли­на к сол­неч­но­му куль­ту и окон­ча­тель­но усва­и­ва­ет бли­ны Мас­ле­ни­це и солн­цу: «Мас­ле­нич­ное обря­до­вое пече­нье — бли­ны — удер­жа­лось в рус­ском быту до наших дней. Дав­но уже выска­за­но мне­ние, что бли­ны явля­ют­ся сим­во­лом солн­ца и их изго­тов­ле­ние и кол­лек­тив­ное поеда­ние отме­ча­ло побе­ду дня над ночью, све­та над тьмой. В рус­ских дерев­нях IX‑X вв. извест­ны круг­лые гли­ня­ные ско­во­род­ки с зуб­ча­ты­ми кра­я­ми и с про­чер­чен­ным ещё по сырой глине кре­стом, зна­ком солн­ца. Веро­ят­но, они дела­лись для выпеч­ки мас­ле­нич­ных бли­нов. Вся неболь­шая ско­во­ро­да (диа­метр 20 см) с её лучи­сты­ми кра­я­ми явля­лась как бы моде­лью солн­ца» [Рыба­ков 1987]. Одна­ко обос­но­ван­ность мне­ния, на кото­рое ссы­ла­ет­ся ака­де­мик, не под­вер­га­ет­ся сколь бы то ни было тща­тель­но­му рас­смот­ре­нию. Кста­ти, так же не про­из­ве­дён ана­лиз досто­вер­но­сти сим­воль­ной свя­зи кре­ста и солн­ца у наших предков.

5c0904bf19938 300x200 - Проблема соотношения христианского и языческого в восприятии русской традиционной культуры на примере масленичной обрядности

Таким обра­зом, утвер­жде­ние, буд­то бы Мас­ле­ни­ца явля­ет­ся исклю­чи­тель­ным при­ме­ром и дока­за­тель­ством двое­ве­рия Руси, рус­ско­го наро­да и син­кре­тиз­ма рус­ской куль­ту­ры, явля­ет­ся весь­ма без­до­ка­за­тель­ным. При­вяз­ка Мас­ле­ни­цы к весен­не­му рав­но­ден­ствию и усво­е­ние её, а вме­сте с ней бли­нов, сол­неч­но­му куль­ту необос­но­ван­но. Сами бли­ны не явля­ют­ся исклю­чи­тель­но мас­ле­нич­ным атри­бу­том, как и не свя­за­ны с куль­том солн­ца. Празд­но­ва­ние Мас­ле­ни­цы зави­сит от глав­но­го хри­сти­ан­ско­го празд­ни­ка — Пас­хи, и при­спо­соб­ле­ние, под­стра­и­ва­ние цер­ков­ной Пас­ха­лии спе­ци­аль­но к сла­вян­ско­му кален­да­рю неве­ро­ят­но. Назва­ние «Мас­ле­ни­ца» и иные широ­ко рас­про­стра­нён­ные в народ­ной сре­де наиме­но­ва­ния мас­ле­нич­ных дней отсы­ла­ют ско­рее к хри­сти­ан­ско­му содер­жа­нию мас­ле­нич­ной обряд­но­сти, если не вовсе к исклю­чи­тель­но хри­сти­ан­ско­му происхождению.

При этом вста­ёт вопрос: если допу­стить, что до хри­сти­а­ни­за­ции восточ­ных сла­вян на пери­од близ­кий вре­ме­ни празд­но­ва­ния Мас­ле­ни­цы всё же выпа­дал какой-то празд­ник, то мог­ло ли его нали­чие отра­зить­ся в более позд­ней тра­ди­ции? Без­услов­но, такой празд­ник мог быть и, ско­рее все­го, был. Веро­ят­но, на пери­од весен­не­го рав­но­ден­ствия при­хо­дил­ся сла­вян­ский Новый год, по вре­ме­ни празд­но­ва­ния созвуч­ный рим­ским дням Мар­са и Ново­му году иран­ских наслед­ни­ков пер­сов. Кро­ме того, мы зна­ем, что изна­чаль­но на Руси был мар­тов­ский год, не позд­нее 1492 года сме­нив­ший­ся на год сен­тябрь­ский гре­ко-визан­тий­ской тра­ди­ции. С лёг­ко­стью мож­но было бы пред­по­ло­жить, что Мас­ле­ни­ца отра­жа­ет дохри­сти­ан­ский ново­год­ний культ с его чело­ве­че­ским жерт­во­при­но­ше­ни­ем. Так, разыг­ры­ва­е­мая на Мас­ле­ни­цу народ­ная дра­ма «Лод­ка» и появ­ле­ние мас­ле­нич­но­го поез­да «на лод­ке», в кото­рой въез­жа­ла Мас­ле­ни­ца (её антро­по­морф­ное вопло­ще­ние или чуче­ло), — это отго­ло­сок тех самых обря­дов похо­рон­но­го жерт­во­при­но­ше­ния русов, что опи­са­ны Ибн Фад­ла­ном. В мас­ле­нич­ном чуче­ле мож­но было бы уви­деть заме­ще­ние чело­ве­че­ско­го жерт­во­при­но­ше­ния через сожже­ние, о суще­ство­ва­нии кото­ро­го упо­ми­на­ет­ся за несколь­ко лет до Кре­ще­ния Руси. Одна­ко для таких пред­по­ло­же­ний и утвер­жде­ний у нас нет ника­ких оснований.

Обра­ща­ет на себя вни­ма­ние, что сосед­ние с рус­ски­ми наро­ды вме­сте с Пра­во­сла­ви­ем при­ни­ма­ли и часть народ­ных обы­ча­ев. В част­но­сти, Мас­ле­ни­ца была заим­ство­ва­на фин­но­языч­ным наро­дом сето вме­сте с при­ня­ти­ем хри­сти­ан­ства. Из это­го сле­ду­ет, что в пери­од хри­сти­а­ни­за­ции сето Мас­ле­ни­ца вос­при­ни­ма­лась как состав­ная часть хри­сти­ан­ской жиз­ни русских.

1 43 300x245 - Проблема соотношения христианского и языческого в восприятии русской традиционной культуры на примере масленичной обрядности

Как назва­ние Мас­ле­ни­цы, так и вре­мя её празд­но­ва­ния ука­зы­ва­ют на нераз­рыв­ную связь с Пас­хой и всем цик­лом празд­ни­ков, вхо­дя­щих в Пост­ную Три­одь. Дей­стви­тель­но, ана­лиз мас­ле­нич­ных песен пока­зы­ва­ет, что семь дней Мас­ле­ни­цы как бы явля­ют­ся зер­ка­лом семи недель Вели­ко­го поста и даже сле­ду­ю­щих семи недель Три­о­ди Цвет­ной: «про­тя­ни­ся ты хоть до Духа», «нас Мас­ле­ни­ца под­ма­ни­ла, на Вели­кий пост поса­ди­ла», «А мас­ля­на, мас­ля­на, воро­ти­ся, до само­го Вели­ко­го дня про­тя­ни­ся!» — и так далее во мно­же­стве вари­ан­тов по всем реги­о­нам Рос­сии. Сле­до­ва­тель­но, всё же есть осно­ва­ния рас­смот­реть Мас­ле­ни­цу в свя­зи с бого­слу­жеб­ным цик­лом Три­о­ди. Конеч­но, вряд ли сле­ду­ет искать непо­сред­ствен­но цер­ков­ные осно­ва­ния Мас­ле­ни­цы, но ана­лиз мас­ле­нич­ных дей­ствий, обря­дов как пре­лом­ле­ния народ­ным созна­ни­ем тра­ди­ции Церк­ви вполне возможно.

Дело в том, что сего­дня в рас­по­ря­же­нии иссле­до­ва­те­лей есть целый ряд поло­же­ний, соглас­но кото­рым сред­не­ве­ко­вый зри­тель вос­при­ни­мал тео­ре­ти­че­ские поло­же­ния через приз­му визу­а­ли­за­ции и сим­во­ли­че­ско­го отоб­ра­же­ния. Так, Г. М. Про­хо­ров пре­крас­но пока­зал, что суще­ство­ва­ла нераз­рыв­ная связь меж­ду вос­при­я­ти­ем тек­стов и про­чте­ни­ем обра­зов ико­но­пис­но­го искус­ства. Исто­ри­че­ский кон­текст визу­а­ли­за­ция мифо­ло­ге­мы Мас­ле­ни­цы объ­яс­ним исхо­дя из зна­ния спе­ци­фи­ки вос­при­я­тия сло­ва и обра­за жите­ля­ми сред­не­ве­ко­вой Руси, обо­зна­чен­ной Г. М. Про­хо­ро­вым [Про­хо­ров 1987, 20, 24]. С дру­гой сто­ро­ны, в иссле­до­ва­нии рус­ской народ­ной веры по духов­ным сти­хам Г. П. Федо­то­ва отчет­ли­во вид­на кано­нич­ность народ­ной веры [Федо­тов 1991]. В то же вре­мя, А. В. Часов­ни­ко­ва на при­ме­ре ана­ли­за народ­ной обряд­но­сти, свя­зан­ной с рас­ти­тель­ным миром, пока­зы­ва­ет воз­мож­ность про­чи­ты­ва­ния того, что обыч­но усва­и­ва­ют язы­че­ско­му, исклю­чи­тель­но в кон­тек­сте хри­сти­ан­ско­го миро­воз­зре­ния [Часов­ни­ко­ва 2013].

Что каса­ет­ся хри­сти­ан­ских обра­зов в мас­ле­нич­ной обряд­но­сти, то пре­крас­ный при­мер вклю­че­ния Мас­ле­ни­цы в кон­текст Три­о­ди пост­ной дал Д. Кули­гин. Дей­стви­тель­но, есть все осно­ва­ния рас­смат­ри­вать Мас­ле­нич­ную неде­лю в кон­тек­сте послед­ней сед­ми­цы перед Вели­ким постом: «Вели­кий пост — это жизнь чело­ве­че­ства на зем­ле после гре­хо­па­де­ния. Соот­вет­ствен­но, до того жизнь про­те­ка­ла в раю» [Кули­гин 2004]. Таким обра­зом, Мас­ле­ни­цу необ­хо­ди­мо про­ана­ли­зи­ро­вать в кон­тек­сте рай­ской жиз­ни, гра­ни­цей кото­рой явля­ет­ся «Изгна­ние Ада­ма из Рая» (такое назва­ние име­ет и послед­ний день мас­ле­нич­ной неде­ли). В мас­ле­нич­ных пес­нях, в кото­рых обо­зна­ча­ют­ся семь день­ков Мас­ле­ни­цы, все­гда идёт ука­за­ние на то, что им на сме­ну при­хо­дят семь недель поста. Так­же инте­рес­но то, что гре­хо­па­де­ние совер­ша­ет­ся в резуль­та­те обма­на. И в мас­ле­нич­ных пес­нях неред­ко мож­но услы­шать, что «Мас­ле­ни­ца под­ма­ни­ла, на вели­кий пост посадила».

1103981490 300x209 - Проблема соотношения христианского и языческого в восприятии русской традиционной культуры на примере масленичной обрядности

Что мы зна­ем о рай­ской жиз­ни? Во-пер­вых, вспо­ми­на­ет­ся наго­та его оби­та­те­лей. Так и в мас­ле­нич­ной обряд­но­сти, ска­жем, в дра­ме «Мас­ле­ни­ца и Вое­во­да», про­ис­хо­дит обна­же­ние глав­ных геро­ев. В свою оче­редь, пожи­лые инфор­ма­то­ры рас­ска­зы­ва­ют, что в мас­ле­нич­ном поез­де муж­чи­ны часто были обна­жён­ны­ми. Кро­ме того, обя­за­тель­ным атри­бу­том Мас­ле­ни­цы явля­ет­ся мас­ле­нич­ный столб. Одна­ко, что­бы на него взо­брать­ся, необ­хо­ди­мо обна­жить­ся, так как он ледя­ной и при нали­чии одеж­ды чело­век все­гда соскаль­зы­ва­ет вниз, каким бы лов­ким он ни был. Так, сама спе­ци­фи­ка мас­ле­нич­но­го стол­ба обя­зы­ва­ет обна­жить­ся, что и про­ис­хо­дит повсе­мест­но вплоть до сего дня на Масленицу.

Одна­ко что же обо­зна­ча­ет сам мас­ле­нич­ный столб? Совер­шен­но необос­но­ван­ны­ми и при­тя­ну­ты­ми выгля­дят попыт­ки неоязыч­ни­ков уви­деть инду­ист­ские кор­ни сла­вян или фал­ли­че­ский культ в мас­ле­нич­ной обряд­но­сти, свя­зан­ной со стол­бом[1]. С дру­гой сто­ро­ны, в экс­пе­ди­ци­ях инфор­ма­то­ры ука­зы­ва­ют на то, что Мас­ле­ни­цу гуля­ли на горе, при­гор­ке, хол­ме. Там же уста­нав­ли­ва­ли столб. Инте­рес­но и то, что приз, кото­рый под­ве­ши­вал­ся на вер­шине стол­ба, назвал­ся «петух». Так и гово­ри­ли: «На Мас­ле­ни­цу лази­ли за пету­хом». Даже в не столь далё­ком совет­ском про­шлом, по рас­ска­зам стар­ших совре­мен­ни­ков, на мас­ле­нич­ных гуля­ни­ях на столб водру­жа­ли сет­ку с живым пету­хом. Пету­хом назы­ва­ли любой приз, кото­рый висел на вер­шине мас­ле­нич­но­го стол­ба; отсю­да выра­же­ние «снять петуха».

Зна­че­ние пету­ха в хри­сти­ан­ской сим­во­ли­ке, сохра­нив­ше­е­ся в рус­ской тра­ди­ци­он­ной куль­ту­ре, поз­во­ля­ет по-ино­му взгля­нуть на рас­смат­ри­ва­е­мый вопрос. Имен­но, петух был сим­во­лом вос­кре­се­ния со вре­мён ран­не­го хри­сти­ан­ства [БЭ 1990, 417; Ува­ров 2001, 197, 201]. Но это сви­де­тель­ства о древ­не­хри­сти­ан­ской исто­рии, кото­рая зна­чи­тель­но отсто­ит от рас­смат­ри­ва­е­мо­го пери­о­да, и, несмот­ря на утвер­жде­ния гра­фа Ува­ро­ва о пре­ем­ствен­но­сти в про­чте­нии сим­во­лов, всё же с сомне­ни­ем может быть отне­се­на к кон­цу вто­ро­го тыся­че­ле­тия. Вме­сте с тем, на запре­столь­ных рас­пя­ти­ях вплоть до совсем недав­них пор изоб­ра­жал­ся холм (гора) со стол­бом и пету­хом на вер­шине стол­ба. Такие рас­пя­тия мож­но наблю­дать в хра­ме Жен Миро­но­сиц в Пско­ве, в хра­ме Успе­ния при родо­вой усы­паль­ни­це Мура­вьё­вых в Пого­сте Батец­ко­го рай­о­на Нов­го­род­ской обла­сти и дру­гих. Сего­дня на этом месте, на обо­рот­ной сто­роне запре­столь­но­го кре­ста, изоб­ра­жа­ет­ся Вос­кре­се­ние Хри­сто­во в запад­ном, като­ли­че­ском изво­де это­го обра­за. Кро­ме того, столб с пету­хом на вер­шине изоб­ра­жа­ет­ся на бого­слу­жеб­ных анти­мин­сах с левой сто­ро­ны, напро­тив ору­дий каз­ни Хри­сто­вой. Эти фак­ты поз­во­ля­ют всё же допу­стить пре­ем­ствен­ную связь рус­ской цер­ков­ной и народ­ной куль­ту­ры с биб­лей­ски­ми мета­фо­ра­ми. Таким обра­зом, интер­пре­ти­руя образ мас­ле­нич­но­го стол­ба, можем пред­по­ло­жить, что смель­ча­ки, сбро­сив с себя одеж­ду, то есть «обна­жив­шись вет­хо­сти», стре­мят­ся достиг­нуть Вос­кре­се­ния, про­об­ра­зуя буду­щую пас­халь­ную радость.

733 300x225 - Проблема соотношения христианского и языческого в восприятии русской традиционной культуры на примере масленичной обрядности

Дру­гим не менее зна­чи­мым эле­мен­том мас­ле­нич­ных гуля­ний явля­ет­ся вели­ча­ние моло­до­жё­нов. Вокруг них постро­е­на вся мас­ле­нич­ная обряд­ность. Это так­же отсы­ла­ет зри­те­ля к пер­вой семье, пре­бы­вав­шей в Раю, а так­же к запо­ве­ди, дан­ной людям тогда же: «Пло­ди­тесь и раз­мно­жай­тесь». Вели­ча­ние моло­до­жё­нов и обрат­ная сто­ро­на — коре­ние, руга­ние неже­на­тых и неза­муж­них — в кон­тек­сте надви­га­ю­ще­го­ся Вели­ко­го поста понят­но. Кори­ли имен­но тех, кто достиг брач­но­го воз­рас­та, но не испол­нил запо­ведь: «Оста­ли­ся наши дев­ки до лета».

Зна­чи­мым атри­бу­том мас­ле­ни­цы явля­ет­ся ряже­ние, при­сут­ствие мед­ве­дя, козы и дру­гих живот­ных, что напо­ми­на­ет о рай­ском состо­я­нии, когда чело­век давал име­на живот­ным и пре­бы­вал вме­сте с ними.

Одна­ко самым боль­шим соблаз­ном уви­деть в мас­ле­нич­ной атри­бу­ти­ке имен­но язы­че­ские кор­ни явля­ет­ся чуче­ло, кото­рое более все­го дру­го­го сму­ща­ет совесть пра­во­слав­ных хри­сти­ан, мало зна­ко­мых с народ­ной куль­ту­рой, целе­на­прав­лен­но уни­что­жав­шей­ся в совет­ский пери­од нашей исто­рии. Обра­ща­ет на себя вни­ма­ние то, что чуче­ло не было повсе­мест­ным атри­бу­том Мас­ле­ни­цы. Дале­ко не вез­де оно при­сут­ство­ва­ло, и не во всех местах, где оно было, его сжи­га­ли. Дей­стви­тель­но, где оно было, там под­чёр­ки­ва­лась его несу­раз­ность, пре­не­бре­же­ние им. Оно сим­во­ли­зи­ро­ва­ло вет­хость, как и сам мате­ри­ал, из кото­ро­го его изго­тав­ли­ва­ли, — сено, соло­ма, камыш.

Но повсе­мест­но, неза­ви­си­мо от нали­чия или отсут­ствия чуче­ла, в фина­ле мас­ле­нич­ных гуля­ний, перед нача­лом чина про­ще­ния, перед дей­ством Про­щё­но­го Вос­кре­се­нья жгли мас­ле­нич­ный костёр. Мас­ле­нич­ный костёр — это сжи­га­ние мусо­ра, вет­хо­сти. Бес­чис­лен­ное мно­же­ство экс­пе­ди­ци­он­ных запи­сей гово­рит о том, что Мас­ле­ни­цей назы­ва­ли кучу мусо­ра, собран­ную детьми и под­рост­ка­ми по всей деревне. Дети бега­ли по селе­нию с при­зы­вом «подать на Мас­ле­ни­цу». И в фина­ле гуля­ний под­жи­га­ли эту кучу на высо­ком хол­ме, где до это­го про­хо­ди­ло ката­ние с горы. Таким обра­зом, мас­ле­нич­ное чуче­ло или более рас­про­стра­нён­ный вари­ант Мас­ле­ни­цы, куча мусо­ра — это сим­вол вет­хо­сти и страст­но­сти того, от чего необ­хо­ди­мо отка­зать­ся с наступ­ле­ни­ем Вели­ко­го поста. В поль­зу имен­но тако­го вос­при­я­тия это­го эле­мен­та тра­ди­ции гово­рит и сви­де­тель­ство внеш­них. Уже упо­мя­ну­тые сето счи­та­ли, что в этом огне сжи­га­ли гре­хи: «В неко­то­рых дерев­нях сето жгли мас­ле­нич­ные кост­ры, но боль­шин­ство уве­ря­ют, что у них это не было при­ня­то: “Мама гово­ри­ла: жечь костёр у сету счи­та­ет­ся гре­хом, а рус­ские жгут кост­ры — они, наобо­рот, свои гре­хи сжи­га­ют”»[2].

03 maslenica v suzdale21 1024x681 300x200 - Проблема соотношения христианского и языческого в восприятии русской традиционной культуры на примере масленичной обрядности

При тща­тель­ном рас­смот­ре­нии мас­ле­нич­ной обряд­но­сти, вслед за Г. П. Федо­то­вым или М. М. Гро­мы­ко [Федо­тов 1991; Гро­мы­ко, Буга­нов 2007], мож­но при­знать, что суще­ству­ют все осно­ва­ния наблю­дать глу­бо­кие хри­сти­ан­ские исто­ки в празд­нич­ной куль­ту­ре рус­ско­го наро­да. Сего­дня с осо­бой акту­аль­но­стью вста­ёт про­бле­ма поис­ка хри­сти­ан­ских начал рус­ской тра­ди­ци­он­ной куль­ту­ры. Велик соблазн огуль­но вслед за совет­ской про­па­ган­дой назвать всё народ­ное на Руси язы­че­ским или двое­вер­ным. Этим актив­но сего­дня поль­зу­ют­ся неоязыч­ни­ки, так как утра­та исто­ри­че­ской и наци­о­наль­ной иден­тич­но­сти ост­ро ска­зы­ва­ет­ся на миро­воз­зрен­че­ских поис­ках наших сооте­че­ствен­ни­ков и поэто­му вме­сте с глу­бо­чай­шим неве­же­ством в обла­сти исто­рии куль­ту­ры поиск тра­ди­ции при­во­дит мно­гих жите­лей совре­мен­ной Рос­сии, а в осо­бен­но­сти моло­дое поко­ле­ние, в орга­ни­за­ции неоязы­че­ско­го направления.

Кро­ме того, для самих хри­сти­ан очень важ­на смыс­ло­вая напол­нен­ность вне­бо­го­слу­жеб­ных прак­тик повсе­днев­но­сти и празд­ни­ков. Пас­ты­ри зача­стую повто­ря­ют сте­рео­ти­пы свет­ских иссле­до­ва­те­лей и рас­хо­жее мне­ние о язы­че­ских осно­ва­ни­ях всей народ­ной куль­ту­ры, гос­под­ству­ю­щие уже мно­гие деся­ти­ле­тия. Но чело­ве­че­ское суще­ство не исчер­пы­ва­ет­ся духов­ной жиз­нью, и за поро­гом хра­ма жизнь про­дол­жа­ет­ся. На пони­ма­нии это­го актив­но игра­ют как про­те­стан­ты и неоха­риз­ма­ты, так и неоязыч­ни­ки. У рус­ско­го наро­да, сфор­ми­ро­вав­ше­го­ся под води­тель­ством Церк­ви, есть свой глу­бо­чай­ший куль­тур­ный ресурс, кото­рый мог бы защи­тить сооте­че­ствен­ни­ков от вся­че­ских спе­ку­ля­ций на этой почве.

При­ме­ча­ния

[1] См., напр.: http://hel1ch.blogspot.ru/2013/03/le-mythe-de-leternel-retour.html.

[2] См.: http://www.finnougoria.ru/community/folk/section.php?SECTION_ID=356&ELEMENT_ID=2454

 

Биб­лио­гра­фия

БЭ 1990 — Биб­лей­ская энцик­ло­пе­дия. Москва, 1990.

Гро­мы­ко, Буга­нов 2007 — Гро­мы­ко М. М., Буга­нов А. В. О воз­зре­ни­ях рус­ско­го наро­да. Санкт-Петер­бург, 2007.

Кули­гин 2004 — Кули­гин Д. Хри­сти­ан­ский или язы­че­ский празд­ник — мас­ле­ни­ца? // Цер­ков­ный вест­ник. 2004. № 1–2. [Элек­трон­ный ресурс]. Режим досту­па: http://www.k‑istine.ru/base_faith/fast/fast_great_kuligin.htm (дата обра­ще­ния: 25.05.2015).

Куп­рин 2007 — Куп­рин А. И. Юнке­ра. Москва, 2007.

Про­хо­ров 1987 — Про­хо­ров Г. М. Памят­ни­ки пере­вод­ной и рус­ской лите­ра­ту­ры XIV-XV вв. Ленин­град, 1987.

Рыба­ков 1987 — Рыба­ков Б. А. Язы­че­ство древ­ней Руси. Москва, 1987. Ува­ров 2001 — Ува­ров А. С. Хри­сти­ан­ская сим­во­ли­ка. Сим­во­ли­ка древ­не­хри­сти­ан­ско­го пери­о­да. Москва, 2001.

Федо­тов 1991 — Федо­тов Г. П. Сти­хи духов­ные. Рус­ская народ­ная вера поду­хов­ным сти­хам. Москва, 1991.

Часов­ни­ко­ва 2013 — Часов­ни­ко­ва А. В. Хри­сти­ан­ские обра­зы рас­ти­тель­но­го мира в народ­ной куль­ту­ре: Пет­ров крест, Ада­мо­ва голо­ва, Свя­тая вер­ба. Москва, 2013.

Дани­ил Крапчунов

Наци­о­наль­ный иссле­до­ва­тель­ский Том­ский поли­тех­ни­че­ский университет

Оставить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.

Размер шрифта: A- 16 A+
Цвет темы:
Цвет полей:
Шрифт: Arial Times Georgia
Текст: По левому краю По ширине
Боковая панель: Свернуть
Сбросить настройки